96

Спустя полтора часа команды пленных под надзором наемников закончили стаскивать в кучи тела погибших в бою партизан, которых набралось почти четыре сотни.

Пехотинцы отделались двумя десятками погибших, среди которых были два танкиста из подожженного «туарега». Они получили два заряда из огнемета, и шансов спастись у них не было.

Вокруг догорающего танка ходил Джон Саблин. Это была первая потеря в наземном бою, и Джон никак не мог успокоиться.

Раненых среди наемников набралось около полусотни, и их сразу же отправили под охраной в порт.

Туда же увезли и лейтенанта Голана, и пулеметчика Реймса.

– Подумать только, – произнес Бакстер, оглядывая тела ополченцев. – Подумать только, за что эти ребята так бились?

Он сидел на валуне, который еще недавно был его позицией, и смотрел на высокого человека с красивым и немного грустным лицом. Несколько пленных указали на него как на своего командира, и теперь Бакстер намеревался выяснить кое-какие подробности.

– Итак, дружок, кто ты такой и зачем повел на смерть столько людей?

– Моя фамилия Аткинс. Я здешний бюаввиль – Главный Хозяин. И я вел их на справедливую битву. Мы защищали свои поля и свои дома, – ответил предводитель.

Бакстер еще раз смерил его взглядом, отметив про себя, что по выправке этого человека чувствуется, что он военный или бывший военный.

– А с чего это ты решил, что нам нужны ваши вонючие сараи и скользкая брюква на полях?

– У нас… у нас были сведения… – Предводитель хотел сказать что-то еще, но передумал и, сжав челюсти, замолчал.

– Не запирайся, парень. Ты угробил этих несчастных фермеров, бросив их против подразделений, обученных для борьбы с партизанами. Это было самоубийство – сравни потери, и все станет ясно.

– Нам сообщили, что вы работаете на Треугольник и собираетесь отторгнуть Чоббер в их пользу. Чтобы они и здесь выращивали свои поганые грибки и плесень…

– Наверное, вам обещали помощь, да? Говорили: продержитесь немного, до подхода главных сил, правильно?

– Откуда вы знаете? – быстро спросил Аткинс. На его лице читалось удивление.

– Я не знаю, я только предполагаю… Думаешь небось, что для тупого сержанта я слишком много говорю. Я угадал?

– Ну… в общем-то да…

– Ты прав. Это мой генерал научил меня рассуждать и все такое прочее… Ты с ним скоро познакомишься. Он должен знать, что тут у вас происходит и что вы за народные вожди. Бю… Бюаввили…

– Гринберг! – позвал сержант одного из пехотинцев. – Отведи пленного в грузовик, нужно показать его начальству. Хотя, если б спросили меня, дружок, я бы тебя шлепнул…

Оглавление