ГЛАВА 37

Разглядывая двух девушек через узкую прорезь в маске, Зевс решил, что обе они сногсшибательны, глаз не оторвать. Одна — высокая, с длинными темными волосами и алебастровой кожей. Вторая — маленькая брюнетка, скорее всего мексиканка.

Их явно научили не спрашивать про маску, о том, кто он такой, и вообще не задавать никаких вопросов личного характера. Это хорошо — настроение его оставляло желать лучшего.

— Думаю, мы сегодня прекрасно проведем время, — сказал он. Пока им больше ничего не нужно знать, да и он сам, пожалуй, еще не определился с тем, как пройдет сегодняшняя ночь, понимал только, что все под его контролем. Ведь он — Зевс, что ни говори.

Они представились — Кэтрин и Рената.

— Можно взять ваше пальто? — спросила соблазнительная Кэтрин. — Хотите что-нибудь выпить? Что именно? У нас есть все.

— Спасибо, ничего не надо. — Зевс говорил вежливо, но со странной сдержанностью. Он никогда не касался ничего вне спальни. Его люди знали об этом и вели себя соответственно.

— Давайте войдем. — Зевс пошел впереди. — Вы самые прекрасные девушки из всех, кого я тут видел. Я даже не могу сказать, которая из вас краше.

В спальне все уже было подготовлено: окна задернуты шторами, на столике — бутылка водки «Серый гусь», новая коробка латексных перчаток и больше ничего — ни безделушек, ни ковров, ни белья на кровати. Матрас покрывала только резиновая простыня.

— Интересно! — Кэтрин села и провела ладонью по резине. — Интерьер в стиле «Раббермейд»?

Зевс, не ответив Кэтрин, велел девушкам раздеться, затем разделся сам. Маску не снял. Все свои вещи аккуратно сложил на комоде, чтобы покинуть клуб в таком же виде, в каком приехал.

Наконец он открыл свой кейс.

— Я собираюсь связать вас, девушки, — сказал он. — Ничего страшного. Вас ведь предупреждали? Отлично. Вам когда-нибудь надевали наручники?

Застенчивая Рената отрицательно покачала головой. Кэтрин, призывно посмотрев на него, кивнула.

— Раз или два, — ответила она. — И знаете что? Я так и не научилась быть хорошей девочкой.

— Не делай этого, Кэтрин, — произнес Зевс. Она посмотрела на него так, будто не понимала, о чем он толкует. — Не изображай ничего. Пожалуйста. Будь самой собой. Для меня это важно.

Он бросил пару наручников на кровать.

— Наденьте их. Мне хотелось бы, чтобы вы поделились. Один наручник на каждую.

Пока девушки застегивали наручники, Зевс натянул перчатки и вынул из кейса все остальное: еще пару наручников, моток веревки, два красных резиновых кляпа с черными кожаными ремешками.

— Теперь ложитесь на спину, — распорядился он и приблизился сначала к Ренате. Теперь Зевс уже видел нечто интересное: растущее беспокойство в ее глазах, первые признаки страха.

— Дай мне свою свободную руку. — Он закрепил руку наручником за спинку кровати. — Спасибо, Рената. Ты очень мила. Люблю сговорчивых женщин. Это мой недостаток.

Зевс подошел к другой стороне кровати. Кэтрин немного выгнула спину и расширила глаза, но страха в них он не заметил.

— Пожалуйста, не обижайте нас. Мы сделаем все, что вы захотите. Обещаю, — сказала Кэтрин.

Она злила его — уже. Словно идиотка-жена, выполнявшая свою обязанность по соитию. Прикрепив ее руку к стойке кровати последним наручником, Зевс запихнул ей в рот кляп. Иначе она скажет что-то еще и испортит весь вечер.

— Ты все еще играешь роль и делаешь это плохо, — проговорил он. — Уж извини, ты меня немного злишь. Я себе не нравлюсь, когда злюсь. Тебе тоже не понравится.

Зевс с силой затянул ремешок от кляпа у Кэтрин на затылке, а он был мужчиной мощным. Девушка пыталась что-то сказать, но издала только нечленораздельные звуки. Он причинил ей боль. Отлично! Она это заслужила.

Отступив и посмотрев на нее, Зевс увидел, что выражение ее лица изменилось. Теперь она боялась его. Это невозможно сыграть.

— Уже лучше, — похвалил он ее. — А теперь я придумаю что-то еще, и ты станешь играть еще лучше. Например, попробуем вот это. Что ты об этом думаешь?

Сунув руку в кейс, Зевс достал оттуда электрошокер и щипцы.

— Кэтрин, ты делаешь успехи. Твои достижения великолепны, все видно по глазам.

Оглавление