ГЛАВА 39

Кто это? Бандиты Сопрано? С позиции Николсона, именно так все и выглядело.

Их было двое. Второй, смахивающий на бандита, встал в свете фар и направил ему в лицо пистолет. Толстяк открыл Николсону дверцу машины и отступил. Рот у него был слегка приоткрыт, дешевая рубашка, заправленная в брюки, облегала внушительный живот. Невозможно вообразить, чтобы кто-то столь неряшливый работал на Зевса. Отсюда закономерный вопрос.

— Кто вы такие, черт побери? — спросил Николсон. — Что вам от меня нужно?

— Мы работаем на мистера Мартино. — Выговор был нью-йоркский или бостонский.

Николсон медленно вылез из машины, держа руки на виду.

— Ладно, тогда кто, черт побери, такой этот мистер Мартино?

— Хватит глупых вопросов. — Толстый бандит жестом приказал Николсону двигаться к дому. — Пошли в дом. Мы — за тобой.

Николсон подумал, что был бы уже мертв, если бы они пришли убить его. Значит, им нужно что-то еще. «Что именно?»

Едва они вошли, как сверху послышался высокий, очень раздраженный голос Шарлотты:

— Малыш? Кто там с тобой? Не поздновато для гостей?

— Все нормально. Не твоя забота. Ложись спать, Шарлотта.

Даже сейчас Николсон готов был придушить ее за то, что она находится там, где ей совсем не место.

Голые кривые ноги Шарлотты мелькнули в холле, и она сделала шаг вниз.

— Что происходит? — крикнула она.

— Ты что, не слышала меня? Уходи! Немедленно! — Похоже, она уловила его тон и ретировалась. — Я зайду за тобой потом. Ложись спать.

Николсон провел двух незваных гостей в большую комнату в задней части дома, чтобы им никто не мешал. К тому же там имелся бар, и Николсон направился прямиком к нему.

— Не знаю, как вы, ребята, а я бы с радостью выпил, — сказал он, но тут же упал на колени от резкого удара по голове.

— Решил, что это светский визит? — крикнул толстый бандит.

Николсон попытался возразить, но, оценив ситуацию, с трудом поднялся и сел на диван.

— Так какого черта вам нужно в четыре утра?

Толстяк наклонился над ним.

— Мы ищем одного из наших парней. Он приехал сюда примерно полторы недели назад, и с той поры от него ни слуха ни духа.

Господи, как же хотелось Николсону уложить эту жирную скотину, но это было невозможно, по крайней мере сейчас. Но когда-нибудь… где-нибудь.

— Мне нужно больше информации. Что за парень? Хоть намекните.

— Его зовут Джонни Туччи, — сказал толстяк.

— Как? Никогда не слышал о нем. Туччи? Он приходил в мой клуб? Кто он такой?

— Не морочь нам голову, парень. — Бандит поменьше подошел поближе, обдав Николсона запахом дешевых сигарет и пота. — Мы знаем все насчет твоего уютного гнездышка за городом, понял?

Николсон выпрямился. Значит, это все-таки связано с Зевсом? Или с его бизнесом на стороне?

— Понял, нет? — продолжил парень. — Думаешь, мистер Мартино послал туда своих людей на каникулы?

— Послушайте, я до сих пор понятия не имею, о чем вы толкуете. — Отчасти это было правдой.

Толстяк плюхнулся на кофейный столик и опустил пистолет. Это внушило бы надежду, если бы второй мордоворот не находился так близко.

— Тогда я тебе все разобъясню. Один из наших парней пропал. Того, кто связывался с нашим боссом, затруднительно сыскать. Так что у нас пока нет никого, кроме тебя. Это означает, что наша проблема стала твоей проблемой. Ясно?

— Что вы от меня ждете по поводу… нашей проблемы?

Пожав плечами, бандит почесал небритый подбородок дулом пистолета.

— Вывод такой: нам нужно приволочь кого-то к мистеру Мартино. Поэтому поспрашивай везде, выясни, что сможешь, иначе тащить к нему придется тебя.

— Или маленькую леди со второго этажа, — добавил толстяк.

— Забирайте маленькую леди, — предложил Николсон, — и будем в расчете.

Толстяк улыбнулся и встал. Видимо, на сегодня они закончили.

— Я выпью, пожалуй, на дорожку. Ты сиди и не дергайся.

Толстяк направился к бару, где его напарник уже нахватал столько бутылок, сколько мог унести в обеих руках.

Когда бандиты удалились, Николсон наконец выпил. Взяв лед, чтобы приложить к голове, он заметил, что они выбрали у него все виски «Джонни Уокер» и оставили «Далмор 62». Такая бутылка стоила четыре сотни долларов, и это показалось ему зловещим знаком.

Если этим двум недоноскам действительно нужен он, значит, события развиваются куда быстрее, чем он предполагал.

И еще: «Кто такой, черт бы его побрал, этот Джонни Туччи?»

Оглавление