ГЛАВА 45

Дорогая дверь из орехового дерева разлетелась в щепки. Спецназовцы вошли без всяких препятствий. Я держал в руке свой «глок», желая, чтобы не пришлось им воспользоваться. Когда мы с Недом в последний раз работали вместе, нас обоих подстрелили.

Я надеялся, что сейчас обойдется без ранений. Это же беловоротничковое преступление, верно? Получив сигнал от спецназа «Все чисто», Нед оставил двоих у дверей и разрешил всем войти.

Мое первое впечатление — деньги.

Холл с трехметровыми потолками, мраморным полом в шахматную клетку и огромными люстрами, сверкавшими как бриллианты. Мебель антикварная, свет — странный. Все здесь выглядело золотым.

Второе впечатление: множество потрясающе красивых женщин; одни в вечерних платьях, другие — полураздетые. Три — совсем нагие, ничуть не смущались. Они стояли, подбоченившись, будто мы ворвались без спроса в их квартиру.

Девушки по вызову, элитные. От типичных американок до экзотических представительниц Среднего Востока.

Из холла я прошел направо мимо другого агента, который подталкивал к выходу двух темнокожих мужчин, говорящих по-арабски, и высокую темную женщину. Все трое были голыми и ругали агентов так, будто они были домашней прислугой.

Миновав открытые двери в гостиные, я наткнулся на курительную, где пахло сигарами и сексом, но никого не было. Неожиданно я услышал крики возле входа. Кому-то не нравилось наше присутствие.

— Убери от меня руки! Не смей меня трогать, мерзавец! — Высокий блондин с английским акцентом пытался спуститься по главной лестнице, а два агента ФБР удерживали его.

— Это незаконный обыск, черт бы все побрал! — Англичанин был не робкого десятка, как я заметил. Посадив его на пол на мраморной лестничной площадке, агенты надели на него наручники.

Я поднялся по лестнице, перепрыгивая через ступеньку, туда, где Маони допрашивал блондина.

— Вы тут главный? Николсон, не так ли?

— Отвали! Я уже позвонил моему адвокату. Вы вторглись на частную территорию. — Англичанин, более шести футов ростом, еще не выпустил пар. — Ваше присутствие здесь незаконно. Это частная собственность! Пустите, дайте мне встать. Возмутительно! Это частная вечеринка в частном доме.

— Держите его отдельно от других, — распорядился Маони. — Не допускайте, чтобы мистер Николсон с кем-нибудь разговаривал.

Мы быстро подготовили пару мест для задержанных на первом этаже и занялись домом, отделяя платных гостей от прислуги и записывая имена.

— Да, мое имя Николсон — и ты не забудешь его! — донеслось до меня. — Николсон, как у кинозвезды.

Оглавление