ГЛАВА 59

Мероприятие, которое проводилось сегодня, было относительно неформальным — отварные крабы Мэриленда для штатных сотрудников средней категории и их семей. Это означало пиджаки без галстука. Перед самым ужином вице-президент снял пиджак, и мужчины последовали его примеру.

Агент Корморан, однако, пиджака не снял, поскольку у него под правой рукой находился пистолет. Хотя уровень опасности на подобных мероприятиях был очень низким, Корморан ничего не принимал на веру, особенно в последние дни.

Секретная служба прикрывала большое поместье в викторианском стиле с 1972 года. Рокфеллеры сюда так и не въехали, но Мондейлы, Буши, Горы и Чейни жили здесь до Тиллмана. Каждый уголок здания был запротоколирован, и Корморан знал этот дом куда лучше, чем свою квартиру с двумя спальнями.

Поэтому, когда ему было нужно перекинуться парой слов с вице-президентом, он автоматически добирался до библиотеки через заднюю гостиную, чтобы никто из гостей не заметил его передвижений.

Тиллман налил себе виски со льдом и стоял у камина, пока Корморан закрывал и запирал на задвижки двери в обоих концах комнаты.

— Из-за чего такая спешка, Дэн? — спросил он.

— Сразу предупрежу вас, сэр, что мне придется превысить мои полномочия, — сказал Корморан.

Тиллман отпил глоток виски.

— Это что-то новенькое. Я имею в виду предупреждение.

Они были друзьями, насколько это позволяли занимаемые ими должности. Не исключено, что когда-нибудь они вместе съездят на рыбалку или в отпуск, но в данный момент это были вице-президент и агент Корморан — защитник и его подопечный.

— Сэр, полагаю, пора доложить президенту о Зевсе. Тем более что убийцей может оказаться кто-то связанный с Белым домом или правительством.

Тиллман поставил стакан на стол.

— Президент многое знает. Я позаботился об этом. Но нам нужны факты. Нужно имя. — Тиллману уже доложили о рейде ФБР в Виргинии, но о последних событиях он еще не знал. Корморан быстро сообщил ему последние данные, особо отметив камеры, спрятанные по всему секс-клубу.

— Пока никто не говорит конкретно о Зевсе, но если найдутся записи, уже не будет иметь значения, как он себя называет.

— Когда это все стало известно? — спросил Тиллман.

— Сегодня. Днем.

— И откуда ты так быстро об этом узнал?

Агент не сводил глаз с вице-президента, храня почтительное молчание.

— Ладно, — сказал Тиллман. — Продолжай, пожалуйста. Прости, что перебил.

— Здесь только министр юстиции может что-то сделать. Если были какие-либо признаки того, что расследование пытались направить в сторону или замедлить его…

— Подожди. Ты хочешь, чтобы президент оказал давление на министра юстиции? Ты осознал, что предлагаешь? В этом ведь может быть замешан член правительства.

— Дело не в том, чего хочу я, сэр. Моя основная цель — защитить президента и администрацию.

Из-за двери в фойе послышался взрыв смеха. Корморан не двинулся с места, только немного понизил голос.

— Я не предлагаю замять этот скандал, но мне нужно немного свободы, чтобы выяснить, кто такой Зевс. Если это удастся, Белому дому будет легче контролировать информацию, поступающую в средства массовой информации, — а это произойдет обязательно, сэр, рано или поздно.

— Что думает об этом Риз? — спросил Тиллман. — Ты спрашивал его? Он знает про камеры?

— Я поставил в известность начальника штаба сегодня днем, но мы не говорили о том, следует ли докладывать президенту. Я хотел сначала обсудить это с вами.

— Не сталкивай меня ни с ним, ни с президентом. Президент Вэнс может рассчитывать на мою преданность.

— Я и не пытаюсь, сэр…

— Нет? Ладно. Теперь вот что мы сделаем. — Тиллман часто переходил от расспросов к решению. — Потолкуй об этом с Гейбом и откровенно скажи ему, что обо всем этом думаешь. Если он захочет обсудить это со мной, так и сделаем. Если нет, значит, у нас с тобой этого разговора не было.

Вице-президент был уже на полпути к двери, когда Корморан окликнул его:

— Уолтер! — Столь неслыханное нарушение протокола могло стремительно понизить агента в ранге. — Я найду Зевса. Дайте мне время на это.

Тиллман остановился.

— Поговори с Гейбом. — С этими словами он вышел из комнаты. Корморан последовал за ним.

Разговор был окончен, а в соседней комнате остывали крабы.

Оглавление