ГЛАВА 77

Президент держалась совсем иначе, чем Риз. Она почти дружески пожала мне руку и села на мягкий диван, а не за письменный стол. Тем не менее я чувствовал себя не в своей тарелке.

— Я читала вашу книгу, — сказала она мне. — Много лет назад, но хорошо помню ее. Очень интересно. И очень пугает, потому что все — правда.

— Благодарю вас, мадам президент.

Мне нравилась Маргарет Вэнс. Она много сделала для процесса переговоров. Она и ее муж Теодор Вэнс были влиятельными фигурами не только в Вашингтоне, но и во всем мире. В обычной ситуации я бы с удовольствием работал с ней. Но сейчас ситуация была далека от нормальной.

— Хочу попросить вас о любезности, детектив Кросс. — Она кивком отослала сопровождавшего ее агента.

— Это связано с расследованием?

— Совершенно верно. Полагаю, вы согласитесь, что расследование не должно ставить под подозрение невинных людей, национальную безопасность или ежедневную работу нашего правительства. Подозрения порой не менее опасны, чем обвинения, если представить их в неправильном свете. Вы, разумеется, знаете это.

— Да, у меня есть подобный опыт.

— Тогда вы оцените деликатность вопроса и в этом случае. — Маргарет Вэнс не обращалась непосредственно ко мне, а словно говорила в моем присутствии, считая, что вопрос уже утрясен. — Я попросила бы вас встретиться с нашим ведущим агентом, Дэном Кормораном. Введите его в курс и передайте дело ему.

— Не уверен, что располагаю такими полномочиями. По нескольким причинам.

— Проблем не возникнет. Подразделение секретной службы имеет законную власть над муниципальной полицией.

Я кивнул.

— В пределах города это так.

Она продолжала так, будто я ничего не сказал.

— И конечно, секретная служба располагает всеми ресурсами, необходимыми при любом расследовании. У нас все самое лучшее в мире. — Она посмотрела на меня поверх очков. — Разумеется, включая присутствующих.

Необыкновенное ощущение, когда твою задницу целует лидер свободного мира. Жаль, что я испытывал его лишь несколько секунд. Интуиция подсказывала мне, что меня подталкивают к краю, откуда возврата нет.

— Президент Вэнс, я хотел бы принять все это к сведению и дать ответ в ближайшие двадцать четыре часа — в письменном виде или лично, как вы предпочтете.

— Я пришла сюда не торговаться, детектив Кросс. Наша встреча — проявление вежливости, весьма необычное, кстати сказать. Я полагала, что такому человеку, как вы, не понравится, если начнут действовать через его голову. Я ошиблась. — Она встала. Поднялся и я. — Признаться, я удивлена. Мне говорили, что вы — человек разумный и патриот.

— Сейчас очень трудно быть патриотом, мадам президент.

После этого Вэнс даже не взглянула на меня. Последний раз я услышал ее голос, когда она сказала агенту по другую сторону двери:

— Проводите детектива Кросса. Мы закончили.

Оглавление