Глава 6. Поиски разума.

       После обычного завтрака, как правило, состоящего из некого подобия нормальной еды, членов экипажа с неумолимой силой, просто невероятным образом потянуло в сон, который неотступно и верно наступал по всем фронтам, следуя за их проведенными манипуляциями буквально по пятам, так сказать, совершенно полным порядком, подчиняя естественному своему влиянию каждую клеточку мозга, каждый нерв и мускул всех, без какого-то ни было исключения, этих собратьев по несчастью, без того уже сильно измученных и опустошенных, не разбирая в действительности, кому и для каких целей данное воздействие предписывается. Вероятно, таким немыслимым способом ликвидировалась скопившаяся за проведенный прошлый период времени страшная усталость, буквально заполнившая вокруг своим неописуемым угнетающим эффектом, точно густой туман, распространяясь, расползаясь в воздухе бледной мягкой массой, окутывая и вбирая в себя всех людей, собравшихся в столовой, как вязкий фруктовый кисель, хорошо сваренный заботливой хозяйкой, обволакивал язык, небо и горло человека, его потреблявшего.

       Очень кстати будет уточнить, что погружение в состояние анабиоза, отнюдь, не приносило каких-либо исключительно положительных эмоций, прилива физических, душевных сил, как могло показаться изначально наблюдающим за данным непомерным процессом со стороны. Скорее наоборот, он начисто изматывал и подавлял весь человеческий организм, превращая в некое подобие абсолютно безвольного существа, совершенно слабого и болезненного. Неизвестно, куда только девалась из людей вся существующая в них энергия. Конечно, насчет других созданий, представление имелось не очень достоверное, вернее не полностью известное по данному аспекту, исключительно поверхностное, ведь устройство их организма, взять хотя бы тех же сатанов, казалось совершенно иным, несколько отличным от обыкновенного человеческого индивидуума. Здесь же, состояние здоровья членов команды определенно оставляло желать лучшего. Несомненно, что плохое самочувствие, какое обычно наступает после проведенной бессонной ночи, было во многом сравнимо с данным ощущением, когда нарушается должная координация движений, мысли в голове протекают вяло и сумбурно, словно ища там необходимого пристанища и никак, должным образом его не обретая. Сознание постепенно уходило из-под вразумительного контроля, абсолютно не желая подчиняться их истинным владельцам, теряя контакты со связывающим командным центром мозга, то и дело, на незначительные мгновения, пропадая из видимости реально происходящих событий, как картинка монитора камер наружного наблюдения съезжает, то вправо, то влево от нужного правильного ее расположения по центру.

       Александр, первым не выдержавший такого явственного снотворного давления, буквально растянулся, весь, целиком и полностью, на первом же свободном столике брюхом вниз, свешивая с него внезапно переставшие повиноваться, бесполезные руки и ноги, захрапев при этом так, как то позволяла вся его система естественной вентиляции легких. Владимир еще долго сопротивлялся, на что хватало сил, тер слезящиеся глаза, тряс головой, словно пытаясь сбросить с себя внезапно возникшее оцепенение. Но, несмотря на предпринимаемые меры, он и сам вскорости свалился тут же, полностью опустошенный и беспомощный, однако, по всей видимости, в числе самых последних. Остальных он уже совершенно не видел и не слышал, пребывая, таким образом, бестелесной бессвязной куклой на полу, наклонив голову для удобства на сидение стула.

       В процессе увлечения происходящими событиями никто из присутствующих совсем не принял во внимание поистине действенный обратный эффект возвращения времени, проявляющийся в некотором полном обездвиживании организмов, испытавших анабиоз на самих себе, спустя определенный период после этого, в зависимости от продолжительности данного вида сна и состоянием выносливости его принимавших. Чем дольше продолжалось забвение, тем быстрее наступал момент возникновения такой неподвижности, хотя временной промежуток вышеописанного состояния всегда неизменно оставался по какой-то неизвестной причине абсолютно одинаковым для всех ее участников. Но на обычный сон он походил мало. В голове происходила полная бессмыслица. Возникали образы и видения совершенно не свойственные всей подобной природе вещей, будто бы вырывая живое и еще мыслящее сознание из бесполезного тела, отправляя путешествовать назад в прошлое, во все пережитые ранее моменты своей жизни одновременно, но уже, однако, в несколько другом качестве, не больше не меньше, только как наблюдателя со стороны. Беспамятство продолжалось довольно долго, буквально около часа. Ситуация на корабле могла выйти из-под контроля, но ничего уже нельзя было сделать, противопоставить этой явной неизбежности и непредсказуемости бытия. Оставалось лишь только ждать окончания такого необратимого для всех процесса.

       Ощущения уходили далеко за пределы реальности, словно открывая этим свойством некоторые имеющиеся представления о происходящих событиях уже другого, ранее неведомого качества, той плотной и четкой информации, собранной воедино в один пучок чистой энергии, как само собой разумеющееся явление, действующее в природе уже давно, везде, где только это возможно, существующее в виде неких данных в каком-то неведомом цифровом формате, применяемых не только к ним одним, а ко всей протекающей истории в целом, к каждому кусочку материи, молекуле, атому, с определенным единственным предназначением. Как из ничего рождается все. Из простейших микроорганизмов создаются более сложные и универсальные виды, приспособленные к жизни практически при различных условиях, в любой среде обитания с выражающимися только для этого вида особенностями. Как бывает с неорганическими веществами, преобразующимися в более сложные из элементарных частиц путем синтеза созданных природных условий, так и обратно распадающиеся в ходе эволюции на первичные составляющие. Все перерождается, изменяется, в бесконечном процессе круговорота некого общего соединения и одновременно проходящего разложения всего сущего, даже самой истории, свершающейся в мире, так или иначе, никуда не исчезающего бесследно, будь то маленький камушек, лежащий возле дороги, или высокоразвитое существо, подобное человеку или уже совершенно другому созданию.

       Капитан пришел в себя, с изумлением обнаружив, что его усиленно трясет за плечо администратор Илья, упорно выговаривая на ухо всякую бессмыслицу.

       — Просыпайся, черт тебя побери, будто не слышишь, как сирена во всю матушку орет. Алексей убежал на командный мостик выявлять причину этой неразберихи.

       Казалось, что тот и сам не понимал с момента своего пробуждения, что говорит и делает не совсем адекватные вещи.

       — Ты же знаешь, что раньше положенного времени я все равно не отойду, так зачем же тогда так кричать? — спросил удивленно Владимир, отрывая пропечатавшуюся голову от кожаного сидения стула. — Сейчас пойдем все вместе и разберемся, что тут к чему обстоит. Должно быть, система слежения корабля нашла чего-нибудь необычное в окрестностях близлежащего космоса, сработало оповещение, как ему и положено было в таком случае действовать.

       Когда они уже собирались проследовать к командному мостику, им навстречу выскочил сам Алексей с некой довольной улыбкой на лице, редко когда, так или иначе, вообще появляющуюся на его физиономии.

       — Обнаружилась наконец, — поведал он торжественно с большим воодушевлением всей своей обозримой сущности и глаза его блеснули непередаваемым восторгом.

       — Что обнаружилось? — подозрительно поинтересовался Илья, стараясь говорить как можно спокойнее и сдержаннее.

       — Разумная жизнь на одном из спутников Сатурна. Хотя я еще со всей своей радости не определил, на каком именно.

       Алексей потирал от нетерпения руки ладонью о ладонь так долго и тщательно, что казалось, будто хотел истереть их до самых дыр. Он совсем позабыл о таком естественном собственном действии, увлеченный до основания определенно умной идеей, полностью поглотившей его без остатка.

       — Пойдемте быстрее, я покажу. Вся планета так и кишит ими. Человеческая энергетика, ей богу. Я уже не надеялся на такой исход.

       — И много там людей? — спросил взволновано Владимир, убирая рукой выступивший пот со лба. — Количество определилось точно, или это только твои фантазии.

       — Когда я еще ошибался? — отвечал он, в свою очередь, взвинчивая себя пуще прежнего. — Даже если судить по спектральному анализу планеты — картина прорисовывается довольно ясная. Миллиардов тридцать, не меньше.

       — Ого! Это почти в два раза больше населения всей Солнечной системы вместе взятой, вообще в совокупности, так сказать, — упоенно проговорил Илья, явно путаясь в словах и нервно доставая для солидности свои квадратные очки из наружного кармана пиджака. — Еще расстраивались, что все человечество вымрет. Как же, возьми нас попробуй, паразитов. Пойду, посмотрю на это собственными глазами.

       Алексей и Владимир на несколько секунд встретились друг с другом крайне бессмысленными обескураженными взглядами, абсолютно недоумевающее, буквально сызнова оглядывая себя с головы до ног. После чего, сразу, без промедления устремились на командный мостик вслед за Ильей, попутно поражаясь его непредсказуемой наглости и некоторой проявившейся в данный момент простоватой беспечности, определенно вызванной некоторой степенью вседозволенности, однако вполне позволительной в силу сложившейся ситуации.

       Александр, также очухавшийся от своего беспамятства, но значительно позже остальных, только сейчас подошедший разумом к данному месту действия, поплелся вслед за всеми, подгоняемый некоторыми чувствами крайней заинтересованности происходящим, но уже далеко не с такой крайней степенью восторженного участия, как у его коллег. Это для него все было несколько надуманно и неправдоподобно. Может быть, он до сих пор еще полностью не осознавал происходящих событий должным образом, находясь далеко за пределами общего разума и которому нужно было непосредственно воочию, своими глазами убедиться в правдивости всех мыслимых предположений и догадок.

       — Сигнал исходит только из одного места — с планеты, название которой я чего-то несколько затрудняюсь определить, — вымолвил немного замешкавшись Владимир, всматриваясь в экраны мониторов, то в один, то в другой, следующий, идущий по порядку, явно не находя нужных ответов на задаваемые вопросы. — Эта планета мне точно незнакома, хотя и находится тут. Опознать же Сатурн явно не составляет никакого труда. Ты Алексей, что скажешь по этому поводу?

       — В своей массе, объему, а также и очертанию материков этот спутник явственно напоминает Землю, но так ли это на самом деле, не представляется возможности проверить. По крайней мере, находясь здесь, на корабле, — пояснил тот, попутно вырубая всеобщую систему оповещения неким небольшим рычажком, имевшимся на пульте, так до сих пор никем не отключенную и продолжавшую все время без умолку гудеть совершенно без какой-либо надобности. — Возможно это и так, но кто ее смог перетащить на орбиту этого гиганта? У нас ведь не было таких глобальных технологий даже в проекте, и вряд ли могло быть и в будущем. И почему никто до сих пор не ответил на наши позывные, если там столько народу собралось?

       — Нужно высадиться и посмотреть своими глазами, — внезапно подсказал Александр, почесывая голову чуть пониже затылка.

       — Ага, ты будешь высаживаться, а мы тебя тут подождем, — пошутил Илья, разворачиваясь к нему в пол-оборота. — Спустишься на поверхность, разведаешь, как положено, что там и как, и нам сообщишь.

       — А что, я вполне способен такое сделать. Все равно мы здесь долго не протянем, — бесшабашно ответил Александр.

       — Кстати сказать, он, вполне, прав, как это не прискорбно звучит. Запасов жизнеобеспечения хватит ненадолго, — сказал Алексей, сочувственно загрустив, начав, в раздумье, для какой-то цели поглаживать себя по подбородку и перебирать там пальцами несуществующие волосы. — Так что, волей-неволей придется нам посетить загадочную планету. С другой стороны, чего там стоит ожидать здесь? Наверняка некое сообщество, если оно вообще существует, как таковое, уже изменилось до предельной неузнаваемости под палящей радиацией сверхактивного солнечного светила, полностью переродившись в нечто абсолютно иное, еще никому доселе неведомое. Так или иначе, нам предстоит все это выяснить.

       — Еще бы не стоило, деваться некуда, — продолжал расходиться в разговорах Александр, пытаясь на своем лице изобразить некую сосредоточенность. — Оставаться здесь немыслимо. А если освоиться впоследствии на данной территории, то можно будет продержаться еще какое-то время.

       — Ты не забывай, что Солнце вот-вот должно обратиться в сверхновую. Тогда былой жизни уже никогда ни у кого не будет, — подчеркнул в свою очередь Алексей. — Если она еще возможна при данных условиях, быть вообще.

       — Да уж, загадками говорить изволим, — задумчиво произнес Владимир, что-то обдумывая у себя в голове. — На какое время назначим высадку?

       — Я думаю, чем раньше, тем лучше, — отозвался Алексей, понижая голос и стараясь как можно теснее приблизиться к капитану. — Да, и консула Урлока нужно не забыть в экспедицию пригласить. Он-то окажется как раз незаменимым экспертом по данной области. За одним используем его, как прикрытие, в случае, если твои предположения насчет сатанов окажутся верными. Хотя вряд ли такое поможет. Ты же отлично знаешь их отношение друг к другу. По меньшей мере, это может поначалу сбить их с толку.

       — Оружие я ему не дам, ни при каких условиях, можешь не надеяться, — категорически, но уже сравнительно громким голосом высказался Владимир, отстраняясь от того по возможности на более значимое расстояние.

       — Разумеется, разве об этом может идти речь. Объясним ему все. Он ведь поймет, не дурак.

       — А где же находятся наши дамы? — внезапно вмешался в разговор Илья, крадучись осматриваясь по сторонам, словно кот, собравшийся напакостить в самый неподходящий момент. — Все же вместе уходили. Бродят неизвестно где. Что-то я за их безопасность несколько опасаюсь.

       — По своим каютам разошлись, наверное, как обычно, себя в порядок приводить после недавней отключки, — предположил Александр, непроизвольно зевая, выставляя тем самым вперед желтые зубы. — Да и нам всем, если честно тоже не мешало бы выспаться, как следует, перед посадкой. То хочется выглядеть довольно бодренькими перед возможными найденными на поверхности планеты потомками.

       — Размечтался. Ты-то как раз на корабле останешься вместе с Надеждой и Ильей. Должен кто-нибудь командовать во время нашего отсутствия. Как ты думаешь? — надменно выдал капитан, заглядывая тому прямо в глаза.

       — Да мне все равно, если об этом говорить честно.

       Александр не стал с ним спорить по такому поводу, хотя ему и очень хотелось.

       — Вот и отлично. А Илья, может быть, будет возражать, интересно узнать? А то, зная его характер, я чего-то засомневался, — неожиданно для себя сыронизировал Владимир, поворачиваясь прямо к тому, о ком только что явственно высказывался.

       — Еще бы я был против, — хохотнул Илья в ответ на шутку. — Нужно мне больно лезть прямо к чертям в пекло.

       — Ну, я так и думал, — подытожил капитан, загадочно улыбнувшись при этом аж всем своим выражением лица сразу. — Сейчас, правда, действительно, необходимо разойтись по своим каютам, привести себя в какой-никакой надлежащий порядок. Завтра уже будем решать, что к чему. Планета, я думаю, никуда от нас не денется. Корабль в автоматическом режиме находится, напичкан различными всевозможными датчиками, в случае непредвиденных обстоятельств, даст нам знать или поступит как ему положено по своему усмотрению. Слава богу, мы все живы с вами, по крайней мере, уже и на том спасибо.

       — Ты прав, мозги расплавляются совершенно. Так по страшному еще никогда не бывало, — поделился своими чувствами Алексей, хватаясь за голову. — Нужно пойти действительно вздремнуть, хотя бы пару часиков.

       К большому удивлению, на сей раз команда, все-таки приняла благоразумный совет капитана, и вскорости соизволила разойтись по каютам. Не послушаться этого было явным издевательством над своим измотанным организмом, да и над всей предстоящей процедурой высадки на обнаруженную неизвестную планету, требующую необходимой концентрации и естественного чувства должной ответственности, дабы невольно не совершить нежелательных просчетов. Алексей это знал и незамедлительно направился именно к себе в отсек, чтобы иметь возможность немного расслабиться, да и проанализировать все произошедшие события за одним. Ведь полагаться на капитана полностью в данном случае, по его мнению, все-таки не стоило, так как тот явно знал не больше остальных членов экипажа. Сложные составляющие и многочисленные тонкости такого положения, сформировавшегося именно сейчас, на данный момент времени, вырвав их небольшую группу из обширного пространства реальности и всевозможных временных рамок, поставили исследователей перед страшным фактом неизвестности и пугающего предела существования. Возможно, что сама судьба, как некое проведение, решило сыграть перед ними непонятное и загадочное представление, выставляя полными неудачниками в общей массе сложившихся обстоятельств, а также, несомненно, давая шанс и на спасение, некоторую надежду на возрождение всей их былой сущности и величия.

       Многого ли они могли сделать при данных сложившихся условиях? Хотя, как говориться, из любой ситуации, есть выход, но неопределенность все равно страшила своей решающей простотой и безысходностью, сводила с ума абсолютно полным образом, не давая ясных четких мыслей относительно того, что же вообще следует делать дальше. А выход, вне всякого сомнения, был один. Посетить эту планету и разведывать обстановку непосредственно уже на месте. Ведь людских особей там наблюдалось довольно изрядное количество, даже несколько больше, чем существовало на всех освоенных планетах бывшей Солнечной системы вместе взятых. Чем же это можно было объяснить? Размножение естественным путем в процессе эволюции, либо — результат мутации организма человека от действия разрушительной радиации, незримой и проникающей, как, впрочем, и все в этом мире. Возможно, существовали еще и какие-то иные факторы, весомые причины, существенно повлиявшие на такое увеличение популяции населения.

       Но каким образом здесь, на орбите Сатурна, само собой как можно дальше от поглощающего светила, оказался еще один его спутник, таким неестественным образом напомнивший Землю. Неужели людям хватило знаний и сил проделать данную трудоемкую операцию самим. Может быть с некоторой помощью извне, хотя даже в такое стечение обстоятельств поверить было чрезвычайно сложно. Ведь это ни какой-нибудь астероид, сравнительно небольших размеров, а целая планета со всей сложившейся на ней природной и техногенной инфраструктурой, для которой даже незначительное потрясение, подобное небольшой вспышки на поверхности Солнца могло закончиться неминуемой катастрофой, грозящей для всего человечества гибелью, не говоря уже о сопутствующем ему животном мире и растительности, от которой, честно сказать уже тогда, в прошлом былом мире, мало чего оставалось полноценного. Как на Земле, так и на иных планетах земной группы давно повсеместно использовались так называемые некие искусственные агрегаты, преобразующие углекислый газ, да и вообще, все другие вредные нечистоты в пригодный для дыхания воздух, тем самым поддерживая необходимый нужный атмосферный баланс. Бесспорно, оставшимся на поверхности существам беспокоиться было нечего.

       Тем не менее, данный факт оставался неизученным и требовал подробного рассмотрения, ведь люди, в основной своей массе оставались далеко отсталыми существами, и последние сто лет, или даже больше, и понятия не имели, какие события происходили вокруг них. Высший разум поддерживался только в основном незначительной группой людей, из всего, так скажем, разумного человечества, о сообществе которого эта масса народа также имела лишь далеко поверхностные понятия, определенно не совпадающие с истинным положением вещей. Проделывать такие манипуляции с планетой, да еще и оставив на своем месте абсолютно нетронутую инфраструктуру и численную популяцию, более того, значительно ее приумножив, представлялось совсем уж нереальным событием.

       Все же видимая действительность подтверждала именно данный факт. Но отчего, же никто из жителей новой загадочной планеты так и не смог выйти на связь? Вокруг не существовало ни души, кроме этого сгустка чистой энергии людского пребывания. Спасательных модулей, снующих ранее в прошлом, везде и всюду вокруг также не наблюдалось. Корабль, хоть и казался несколько устаревшим, но все равно, смог бы определить их перемещения в пространстве, по крайней мере, в пределах видимого сектора. Такие патрульные крейсеры использовались повсеместно, оборудованные необходимыми датчиками и профессиональным экипажем, состоящим из высококлассных специалистов полностью представленными биологически организованными гражданами, или проще говоря, некими организмами, специально созданными для таких целей, в помощь людскому населению, чтобы примитивно выполнять за них всю грязную работу.

       Отличить же вышеуказанных созданий от обычных граждан по внешним признакам было абсолютно невозможно. Состояли они, как и все люди, вполне полностью из плоти и крови, были продуктом генной инженерии, дабы настоящие человеческие особи особо не беспокоились из-за столь явно бросающихся в глаза, отличий, да и также, чтобы избежать, естественно возникающих на этот счет, всевозможных дискриминаций. Биорги присутствовали везде во всевозможных качествах, начиная от уборщиков на улицах городов и заканчивая даже командирами межзвездных кораблей. Специальной информационной программой, охватывающей целиком и полностью все населенные планеты Солнечной системы, а также и прилегающую к ним территорию, им сбрасывались некие командные распоряжения, относительно должного поведения, некоторых необходимых действий в той, либо иной сложившейся ситуации. Обмен информацией происходил по мере надобности, в зависимости от важности индивидуума и был абсолютно автономным и обоюдным. Данный способ манипулирования в основном предрешил весь исход большой войны за независимость человеческой расы с сатанскими племенами захватчиков. В основном благодаря этому факту, так понравившемуся правительству, оно распространилось глобально, охватив созданной системой слежения всех и каждого от головы до пят.

       Для самих же биологических граждан данный метод управления не вызывал особых неудобств или каких-либо определенных противодействий, ведь другого образа жизни они не ведали, и даже были незабвенно рады выполнять возложенные на них обязанности. По сути происходящего, они являлись вполне обычными людьми, если не сказать более, однако созданные в некой искусственной среде с заранее заданными параметрами изначальных характеристик, отличительных признаков, с активизированными в их мозг, устройств внешнего управления. Независимо от специализации, также, как и остальные, они могли иметь полноценное, независимое от описанного выше влияния потомство, как от себе подобных, так и от настоящих людей. Биорги казались даже несколько правильнее, человечнее и гуманнее самих истинных представителей человекообразных, ведь все изъяны, плохая наследственность, либо преступные наклонности у них были полностью исключены по самой природе создания. Более того, они поддерживали постоянную связь с неким общим, независимом центром, который подсказывал им необходимо верные, правильные решения всевозможных проблем, выходы из сложившихся многочисленных ситуаций, так или иначе, естественно возникающих в процессе взаимодействия с окружающим миром. В общем, эти создания человеческой мысли, даже казались для правительственных личностей, в той или иной степени, некоторым эволюционным продолжением прежней людской расы, более организованной и правильно выстроенной жизненной субстанцией.

             

Оглавление

Обращение к пользователям