Глава 7. Высадка.

       Несколько часов спустя весь экипаж, без исключений, собрался непосредственно в шлюзовой камере, как члены посадочной группы, одетые в скафандры-комбинезоны ослепительно белого цвета, так и их провожающие, те, кто намеривался остаться на корабле наблюдать за всеми возможными перемещениями своих коллег, также попутно анализируя события, непосредственно происходящими вокруг них уже напрямую сверху, прямо со стационарной орбиты, благо позволяемый данный способ контроля имеющимися средствами слежения, чтобы в случае непредвиденной ситуации сразу и незамедлительно придти на помощь. Капитан Владимир, как и положено в таких случаях, перед началом операции высказался относительно такого мероприятия самым решительным образом в несколько не очень свойственной для него манере общения, наставительно и полушутливо, в то же время необычайно сосредоточенно, с полной уверенностью в голосе, прибавив для верности слова, сказанные еще в момент зарождения мира.

       — Ну что, все готовы сегодня к выполнению боевых задач. Правда наша форменная одежда несколько не соответствует возложенной на нас миссии. Возможно, даже распугаем жителей планеты своим присутствием. Но все равно, в данный момент времени, мы вместе с вами творим историю. Возрождаем, так сказать, былое величие человечества, его могущество и уверенность в завтрашнем дне, — его речь зазвучала несколько пафосно. — Чего нам дожидаться, милости судьбы? Или кто-то прилетит из ниоткуда решать все проблемы за нас? Несомненно, действовать нужно самим, тут и сейчас, как бы опасно такое мероприятие не казалось. Так что, как говориться, в путь-дорогу!

       Посадочный модуль, в который они готовились внедриться, представлял собой некое подобие большой двояковыпуклой тарелки, характерного светло-металлического цвета с вмонтированными по ее краям полос еле различимых габаритных огней, заметными исключительно в небесной темноте, притом еще вращающихся несколько необычным образом — навстречу друг другу. Но сейчас эта посудина естественно стояла неподвижной и вся вышеупомянутая иллюминация была выключена.

       — Нужно бы их как-нибудь погасить при спуске, — предусмотрительно отметил Алексей, припоминая мимоходом всю работу данного устройства, в тот момент, когда они все вчетвером забирались внутрь этого технического чуда инопланетной мысли. — То с земли нас будет легко распознать. Пока что, это совершенно не желательно.

       — И ты даже знаешь, как такое можно сделать? — спросил Владимир, совершенно не заботясь о значении сказанных слов. — В страшном сне не могло присниться, что когда-нибудь мы будем скрываться от существ себе подобных. Да и конструкторами данного агрегата этот аспект вряд ли был предусмотрен. Что-то я не припомню необходимого описания требуемой процедуры в инструкции по ее управлению.

       — Не пишут, потому что сами не знают, — высказался на этот счет Урлок, несколько мрачновато и недовольно, наверняка еще полностью не забыв недавнюю обиду, нанесенную не совсем доброжелательным к нему отношением со стороны землян. — Ведь вся подобная техника вероломно заимствовалась непосредственно у нас, истинных ее создателей.

       — Так уж и создателей? — в свою очередь постарался отреагировать соответствующим образом, задетый за живое и несколько возмущенный Владимир. — Насколько я слышал, подобные летательные аппараты использовались задолго до вашего появления. Никого из сатанской расы там уж никак не наблюдалось.

       — Тем не менее, мы все-таки знаем такие тонкости, а вы нет, — прохрипел несколько раздраженно, поскрипывая зубами, консул, вероятно разозленный оказанным противодействием. — Все изученные нами навыки и знания передаются каждому индивидууму в абсолютной точности, можно сказать прямо с момента рождения, совершенно не искажаясь, не переплетаясь фантазиями и вымыслом, как у вас, землян.

       — Ну, вот и сам проговорился, — резко высказался тот в ответ на данное замечание. — Отключишь эту елочную гирлянду при взлете, если знаешь, как это сделать?

       — Да я и не скрывал своих навыков, — начал внезапно оправдываться Урлок, как будто читая мысли Владимира. — Не знаю, почему во всех смертных грехах вы обвиняете именно нас. То, что хотели подчинить своей воле? Так сатанская цивилизация всех и каждого порабощает, эксплуатирует слабых, менее приспособленных, как и, кстати будет отметить, вся ваша земная система ценностей ни на мгновение не уступает нашей по данному вопросу. Только в отличие от нас, вы, на протяжении многих веков эксплуатировали свой же собственный народ, а мы — абсолютно иных, низших и недоразвитых существ, способных к естественному подчинению. Однако ваша раса показала свою истинную способность на самостоятельное развитие и возможность общаться с нами на равных.

       «Да кем же вы себя возомнили, богами, что ли, в самом деле? — хотел уже было крикнуть Владимир, но благоразумно сдержался, ухваченный вовремя за плечи стоявшим за его спиной, Алексеем».

       — Мы не боги, но все-таки намного совершеннее вас, — тем не менее, продолжал консул. — Напридумывали все себе опять. В принципе, так же, как и сатанская цивилизация, вы являетесь неким высшим разумом во вселенной по отношению к другим, менее развитым существам, способные проделывать некоторые подобные манипуляции. Я все-таки хочу заметить, что наша разумная история, в отличие от земной, намного продолжительнее будет. Из пеленок еще вылезти не успели, а все туда же, к звездам.

       — Довольно вам препираться, — сказала молчавшая до сего момента Ольга, — Тем более, нам разрешение дают на вылет. Вон, Илья давно маячит из своей кабинки.

       Действительно, взволнованный администратор уже вовсю размахивал руками в разные стороны со своего навигационного мостика, пытаясь жестами объяснить, что вполне возможно осуществлять старт, или на худой конец хотел привлечь взгляды участников команды, чтобы на него обратили все-таки хоть какое-нибудь должное внимание.

       — А почему бы это словами не сказать. Разве радио не работает? — осведомился Владимир у стоящего рядом Алексея и, не задавая больше лишних вопросов, уже сам нажал на пульте управления нужную кнопочку. — Чего ты там маячишь? Взлетать можно? — крикнул он во все горло.

       — Так до вас не достучишься. Сами же и обесточили тарелку, невыносимо связью далее управлять, — высказался Илья из динамика прямо перед носом капитана. — Отстыковывайтесь, ей богу. Все к полету готово. И счастливого пути. Передавайте потомкам привет от нас всех.

       — И вам тоже не болеть. Постараемся вернуться как можно скорее. Без нас тут не безобразничайте. То я вас с Шуриком знаю отлично. Как положено, держите связь.

       С этими словами, Владимир, нажав еще некоторые возможные кнопочки, попутно попавшиеся на глаза, уже несколько ощутимо больше, чем в прошлый раз, и как подобает опытному пилоту, занял положенное место непосредственно перед штурвалом летательного аппарата. Хотя все маневры осуществлялись, безусловно, в автоматическом режиме, независимо от следившего за ними, находящегося рядом человека, все же, несомненно, там требовалось и его присутствие. Мало ли, что пойдет не так, не по намеченному плану, да и в силу некоторой привычки, надлежащего порядка, контроль со стороны людей должен был все-таки вестись нормальным образом.

       Спины расположившихся по примеру Владимира, членов посадочной группы впечатало в спинки кресел все более нарастающим ускорением, ощущением перегрузки, сразу навалившимся на все их части тел своим неотвратимым давлением, меняя естественно весь выдаваемый вид иллюминаторов взмывающего модуля со светло-белых очертаний стенок и перегородок ангара корабля на обезображивающую пугающую темноту, буквально заполонившую собой все имеющееся в распоряжении пространство. Также, бесспорно, души наших странников заполнились этой страшной черной пустотой, по крайней мере, некоторые из них — точно. Тарелка резко замедлила скорость, словно наткнувшись на какое-то невидимое препятствие, подаваясь инерции, как большая мощная птица, уставшая махать крыльями, ложилась на гребни ветра, полностью покоряясь его дуновению. Так и искусственный модуль, подчиняясь неведомым законам гравитации, плыл по течению вселенной дальше, в подходящем только для него, поступательном двигающем ритме. Ночной космос окутывал, обволакивал путешественников, сковывая одновременно ледяным всепроникающим дыханием так, что от данного его прикосновения переворачивало внутренности, которые и без того, в буквальном смысле слова, повисли у них в воздухе, увлекаемые и подгоняемые внезапным отсутствием гравитации кверху.

       Да, они совершенно позабыли о такой коварной вещи, как значительная потеря веса, наступающая в момент остановки двигателей, которые давали мощный первоначальный толчок данному летательному аппарату изначально. Они, конечно, не пристегнули ремней безопасности для сохранности своих сущностей в неподвижном состоянии, делающие их абсолютно неотрывными от сидений, теперь же болтающихся беспомощно в воздухе, перебирая от неожиданности руками и ногами. Хотя консул же напротив, оставался вполне неподвижным, каким и был, вцепившись намертво в ручки кресла, каким-то чудом удерживаясь на одном месте, перемещаясь только чуть вправо или влево от истинно правильного положения.

       — Искусственной гравитации тут явно не наблюдается, так что, придется немного потерпеть, — поделился мыслями Владимир, медленно, стараясь как можно точнее опуститься обратно на свое место, чтобы закрепить злосчастный ремень. — Как-то мы все дружно позабыли об этих мерах предосторожности. Хоть бы сатанский консул мог вспомнить и подсказать такой момент.

       — На наших тарелках давно стабилизаторы стоят. Не думал я, что эдакое невежество еще возможно при высоком развитии техники.

       Тут он казался удивленным не меньше землян.

       — Упадок ощущается во всем, с чем приходилось непосредственно сталкиваться. Я это давно подметил, а говорить вам — только расстраивать, не хотелось, если честно.

       — Наверное, так, — неожиданно согласился с ним капитан, однако не без доли ехидства в голосе. — Зачем что-то придумывать новое, когда все и так хорошо складывается в жизни. Я думаю, Алексей меня поддержит в данном вопросе.

       — Об чем речь, конечно, — согласился тот, сверкая глазами, в свою очередь, застегивая на животе ремень безопасности. — Ведь я уже давно все разговоры свожу только к этому. Полнейшая катастрофа наблюдается последнее время во всем дальнейшем общественном развитии. Достижения настигли, наконец, своих границ, и никто даже не пытается сделать что-нибудь стоящего. Движение же напротив, безусловно, продолжается, будь оно направлено в одну или другую сторону, по пути явного прогресса или, как не прискорбно отметить — регресса и деградации общества, что уже точно необратимо произошло, и давайте не будем тешить себя призрачными надеждами на светлое будущее. Хотя сейчас все такие разговоры абсолютно уже ни к чему не приведут, пока мы не найдем хоть какое ни было маломальское подобие человеческой цивилизации.

       — И с чем же нам предстоит столкнуться? — задалась вопросами Ольга, несколько взволнованная рассуждениями Алексея. — Какой мир нам откроется там, внизу?

       — Вероятно, нечто подобное человекообразным обезьянам, совершенно изменившимся внешне вследствие потребляемой радиации, — предположил Владимир, морща свой нос от невольно вызванного чувства неприязни к ним. — Или вообще, к всеобщему сожалению, мы там людей не увидим.

       — Но, но. Не будем забывать про данные о составе биосферы, количестве существ, населяющей эту планету, — возмущенно возразил Алексей. — Девяносто восемь процентов содержат именно человеческую энергетику, а значит и имеющиеся в них какие-то разумные способности, отличные ото всех иных особей, именуемыми просто животными. И таковых довольно много, как вы сами знаете, даже несколько больше, чем ранее, вероятно, с руками и ногами, как и положено для людей, дабы более не возникало различных вопросов на этот счет.

       — Вы доверяете своему оборудованию в полной мере? — изумленно спросил консул. — Ведь такое навряд ли возможно при нынешних условиях.

       — Вот прилетим и разберемся, что там возможно и невозможно, — отвечал Владимир. — Неспроста это происходит, я чувствую. Ведь разумного ответа на наши запросы от населения мы так и не дождались.

       — Действительно, там уже точно, все станет ясно, — согласилась Ольга, несколько уже пожалевшая, что заинтересовалась таким противоречивым моментом.

       Наступила тишина. Каждый думал о чем-то своем, перебирая в голове всевозможные варианты дальнейшего развития событий. Посадочный модуль, между тем продолжал свой полет, пока в конечном итоге не подлетел к планете довольно близко, начав незамедлительно уже входить в ее атмосферу, пытаясь совершить требуемую посадку. Экипаж внутри тарелки опять вдавило в кресла со страшной силой. Такое состояние продолжалось порядка десяти минут, после чего все окончательно успокоилось. Раздался завершающий толчок о требуемую поверхность.

       — Ну вот, кажется, мы приземлились, — с нескрываемым облегчением проговорил Владимир. — А то я уже грешным делом начал сомневаться в необходимых автоматических способностях нашей посадочной капсулы.

       — С чего это вдруг ты разуверился в технике? — несколько изыскано поинтересовался у того Алексей, между тем поглядывая краем глаза и на остальных членов экипажа.

       — При твоем удручающем настроении на самом деле перестаешь чему то ни было доверять.

       Тут капитан отстегнул ремень, поднялся с кресла, намереваясь определенно далее следовать намеченной цели.

       — Идемте же, друзья со мной, я буду вашим проводником на этой грешной земле. Или вы так и будете здесь сидеть. Ольга останется на тарелке и за всеми нами присмотрит, пока мы соблаговолим изучать близлежащие окрестности. Так ведь, Оля?

       Он посмотрел на нее таким умиротворяющим взглядом в надежде, что на сей раз она не будет проявлять характер и упорствовать. Ей ничего не оставалось сделать, как согласиться.

       — Да, и не забудьте надеть свои головные уборы, а то, кто его знает, какой там, на поверхности воздух. Датчики показывают, что он вполне пригоден для дыхания, однако же, рисковать, совершенно не стоит…

       Владимир еще раз взглянул на монитор, закрепленный непосредственно на приборной доске пульта управления, чтобы в очередной раз удостовериться в показаниях. Дальше, они уже втроем устремились напрямую к выходу, а именно — к небольшой шлюзовой камере, герметично отделяющую их жизнеобеспечивающую атмосферную среду от всего имеющегося снаружи враждебного внешнего мира, способного нанести непоправимый вред их драгоценному здоровью.

       Перед входом друзья застегнули все положенные крючки, молнии своих белоснежных воздухонепроницаемых комбинезонов, изготовленных из необычного, практически ничем не пробиваемого материала, в котором можно было даже безбоязненно совершать всевозможные вылазки в открытый космос, хотя такое вряд ли требовалось при нынешних условиях. Также они облекли на себя, или проще говоря, надели на голову абсолютно прозрачные, со всех сторон исполненные неким неизвестным материалом шлемы, совсем незаметные и неразличимые издали, дабы сохранить внутри скафандра должную атмосферу. Только некое подобие желтого образного кольца сверху, присутствовавшее над ними, несомненно, для чего-то особо важного, возможно именно для мгновенной подпространственной связи друг с другом, явно выдавало наличие такого купола. Даже неповоротливый Урлок смог справиться со всеми имевшимися тонкостями и специфическими особенностями человеческого костюма, хотя и не без некоторых проблем. Толстые и безобразные пальцы, окаймленные еще вдобавок когтеобразными отростами, никоим образом не хотели ему повиноваться и консулу даже потребовалась в данном вопросе некоторая помощь.

       Когда все неприятности были устранены, избранная группа, наконец, смогла зайти в желанную дверь шлюзовой камеры для несомненного последующего выхода на поверхность незнакомой планеты. Камера герметично плотно за ними захлопнулась, намертво забирая всех собравшихся в свои объятья. Посредством выравнивания атмосфер после довольно непродолжительного времени, автоматически открылась уже вторая дверь, непосредственно ведущая наружу.

       — Да тут ночь, хоть глаз выколи. И это даже к лучшему. Никого особо не обеспокоим, — высказал свое мнение Владимир, спускаясь по выставленным ступенькам вниз.

       — Да как знать, как знать. Может сейчас все необходимые события совершаются именно в это время суток, — важно возразил ему Алексей, спрыгивая на траву, примятую силовым полем тарелки. — Кто-нибудь захватил с собой анализатор местности?

       — Даже три штуки, — деловито заметил Владимир, раздавая своим коллегам оставшиеся два. — Давайте разойдемся в разные стороны для более детального изучения поверхности. Так картинка будет намного яснее и четче. Запись сделаем в трехмерной плоскости. После отдадим Илье на обработку.

       — Ваш мир довольно красив и привлекателен, — неожиданно отметил вставший рядом Урлок.

       — Ты уверен, что этот мир наш? Смотри вон, повсюду растительность произрастает чрезмерно. Еще фауна, неизвестно какая здесь встретится, дьявол бы ее всю побрал, — внезапно выругался Владимир, совершенно не следя за своей речью.

       — Не нужно так выражаться, — несколько сурово проговорил Урлок, тряся от недовольства головой. — Да и вообще, ты сам знаешь, чего сейчас сказал?

       — Прости любезнейший, я не хотел никого обидеть, — Владимир несколько сконфузился, понимая, что своими неразумными словами мог спровоцировать нежелательный конфликт со стороны аж всей сатанской цивилизации. — Абсолютно не понимаю, как у меня могло так получиться.

       — Ну, так-то оно лучше будет. Ваши извинения приняты вполне, — проговорил консул, уже довольно мягче. — Ты же сам знаешь, как болезненно мы относимся к такого рода подобным замечаниям.

       — Хватит спорить, давайте лучше быстрее закончим со всем этим мероприятием, — начал их подгонять подошедший Алексей. — То совсем не дело находиться здесь, хотя бы и посреди ночи, привлекая ненужное внимание.

       — Будто и так мы здесь кверху дном все не перевернули? — попытался возразить ему Владимир, тем не менее, уходя в сторону от корабля.

       Необходимо отметить, что члены команды обменивались между собой репликами через вмонтированные в их комбинезоны устройства связи, поэтому проблем с передачей данных на расстоянии совершенно никоим образом не ощущалось. Помимо прочего, у каждого имелась в наличии некая визуальная картинка происходящего абсолютно всех участников группы. Так что один из них мог слышать и видеть все то, что слышал и видел непосредственно другой, третий и так далее, если бы таковые еще имелись в наличии. Тем не менее, они отдалялись друг от друга все дальше и дальше, пока не стали терять свои реальные очертания из вида, давно выйдя за пределы окружности обожженной травы и кустарников, отмеченной двигателями посадочного модуля. Неожиданно, как гром среди ясного неба, прозвучал, резавший слух, крик консула Урлока, разнесшийся в динамиках остальных так, словно тот случайно наступил на что-то совершенно из ряда вон выходящее, абсолютно не вписывающееся в обыденный ход вещей.

       — Тут какое-то существо явно с недружелюбными намерениями пытается на меня напасть, — поделился тот неприятными ощущениями с остальными товарищами, необычно волнуясь, совершенно небезосновательно опасаясь за свою жизнь. — Он пытается мне что-то сказать, но в любом случае я не могу ничего разобрать. На мониторах всем видно? Индивидуум довольно грязно выглядит, хотя и одет во вполне человеческую одежду. Кажется, он не особо лестно отзывается о наших собратьях.

       — Да видим мы, видим, — отвечал Владимир, несколько настораживаясь. — Попробуй забрать у него арбалет.

       — Чего забрать? — переспросил Урлок.

       — Да то, что находится у него в руках, — возмущенно выкрикнул тот. — Это — оружие, своего рода, использовавшееся людьми в древности, если я не ошибаюсь, конечно, еще в каменном веке. Да это сейчас не главное. Такое оружие, как не странно сможет проделать в тебе небольшое отверстие. Так что постарайся как-нибудь его не злить. Я пока с Ольгой свяжусь для некого усмирения оного создания.

       — Однако я все вижу, — внезапно донесся из динамика ее голос. — Их четверо. Один стоит, направив арбалет прямо на Урлока, трое других залегли в траве, вероятно ожидая своего часа.

       — Приготовь, пожалуйста, на всякий случай парализующий луч, — несколько возбужденно сказал Владимир, также не находя себе места. — Помнишь, как это делается.

       — Ну, естественно, еще не успела позабыть. Он уже давно стоит на субъекте, — проговорила она торжественно. — Обездвижить его сейчас, или еще пока рановато?

       — Действуй на свое усмотрение.

       Тем временем консул все-таки, не выдержав созданного напряжения, попытался собственными силами разобраться с разозлившим его недругом, сделав безуспешную попытку изъятия у того экземпляра нежелательного вооружения, за что в ответ естественно получил стрелу, которая благо все же не смогла пробить его защитный комбинезон как следует, должным образом. После чего Ольга не стала долго раздумывать над произошедшим событием и выпустила по неизвестному существу пару зарядов энергетического лазера, дающего эффект полного обездвиживания организма, хотя и относительно ненадолго целиком выключающее сознание.

       — Осторожно, Урлок, он ведь тут не один находится, — прогремел взволнованно в динамике голос Алексея. — У другого — пистолет, так что моментально падай на землю, иначе тебе точно несдобровать. Этот уж однозначно продырявит тебя во всех нужных местах так, что и сообразить ничего не успеешь.

       Консул, как ему и посоветовали, полностью распластался на земле.

       — Там еще двое, помимо прочих, — проинформировала Ольга. — Кто знает, что у них на уме. Я безапелляционно вырубаю каждого по очереди. Разберемся после, какие у кого были намерения и пожелания относительно происходящего.

       С этими словами, она, как и обещала, обездвижила остальных неизвестных существ — того, у которого имелось огнестрельное оружие в первую очередь, после и тех двоих находившихся в траве, уже собирающихся спешно ретироваться с поля боя. Урлок устало поднялся с земли, отряхнулся, затем обратно сел на нее, совершенно не понимая, что делает. Он с радостью бы обтер со своего лба выступивший холодный пот, если бы ему представилась такая возможность. Все-таки, что ни говори, хоть люди, хоть сатаны, определенно боялись смерти, пусть даже абсолютно ничего не меняющей в их жизни. Этот естественный животный страх всегда присутствовал во всех, хоть немного уразумевших его созданиях.

       — Ну и что мы будем с ними делать? — озабочено спросила Ольга. — Как-то не очень хорошо оставлять их прямо здесь, на открытой местности. Действие луча закончится совсем не скоро.

       — Не знаю, ты оных настреляла — ты и должна нести ответственность за их дальнейшую судьбу, — заявил ей Владимир, пытаясь, однако на глаз определить по ее настрою к какому мнению она все-таки больше склоняется.

       — Иного выхода я не вижу, как перетащить их на корабль, — сказала она свой довольно предполагаемый ответ.

       — На этот, или уже прямиком на орбиту? — спросил с насмешкой в голосе Алексей. — Вы вообще понимаете, чем мы рискуем?

       — Зато будет возможность изучить их как следует, — отвечала она, нисколько не смутившись. — На тарелке это навряд ли получится сделать, зато в медотсеке основного корабля найдутся доступные средства с излишком.

       — Ха, однако, неплохо придумано, — восхитился Алексей. — В таком случае мы, определенно точно выясним причину всех изменений с планетой, да и возможно с ними пообщаемся за одним, если получится. Оля, ты сможешь прямо сейчас снять с них биометрические показания. Безопасно ли вообще затаскивать этих существ к нам на корабль?

       — Не знаю, но попробовать можно. Даже напрямую отсюда. Они относительно недалеко лежат, — тут Ольга начала процедуру захвата с помощью специальных биоэнергетических приборов. — А вы пока продолжайте сканировать планету, хотя бы еще несколько минут. Не помешает для полного представления.

       — Как скажете, командир, — высказался в свой черед Владимир, несколько меняя интонацию голоса. — Только поставь уж нас в известность, когда закончишь свои процедуры. Получилось или нет.

       — Обязательно, — ответила Ольга, продолжая работать.

       Алексей и Владимир походили еще немного вокруг в основном для большой видимости дела, скорее для успокоения совести, облучая имеющимися сканирующими приборами все, что, так или иначе, встречалось у них на пути. Но уже минут через пять друзья, совершенно не сговариваясь друг с другом, оказались возле сидящего на траве Урлока и мирно лежавших возле него четырех незнакомых существ, которые впрочем, вполне сносно напоминали людей. Естественно выглядели те какими-то по внешнему виду совершенно грязными, с неестественного цвета смугловатой кожей и вовсе необычном одеянии, представлявшемся определенно какой-то кучей рваных лохмотьев, но абсолютно точно способных хоть как-нибудь мыслить и совершать действия, вполне соизмеримые с проявлением в них разума.

       — Оля, скоро ты закончишь, то мне не терпится пообщаться с ними, — обеспокоился капитан, рассматривая обездвиженных существ прямо перед собой. — Тут даже одна женщина имеется, как мне, по крайней мере, это кажется.

       — Ишь ты какой, интересный. Такое уж навряд ли получится при всем моем к тебе расположении. А если серьезно, то можете уже сейчас перетаскивать их на корабль, — ответила Ольга. — Ничего необычного я не нашла. Хотя есть один момент, совершенно не свойственный большинству данных существ, но он совсем не опасен. Пообщаться же ты с ними сможешь нескоро, пока не перестанет действовать парализующий эффект.

       — Какой момент, Оля? — заинтересовался Алексей. — Ты чего-то явно недоговариваешь.

       — Об этом нужно не здесь рассуждать и тщательно все досконально проверять. Однако довольно, тащите их всех поскорее на корабль, то мы так до утра ничего и не выясним, — она неожиданно чем-то щелкнула по приборной доске так, что динамики на несколько секунд должным образом перестали функционировать.

       Алексей и Владимир, соглашаясь с ней, взяли за ноги и за руки одного индивидуума, и понести его к летающей тарелке. Расстояние оказалось довольно приличным, и они даже несколько раз останавливались, чтобы передохнуть. Урлок же один поднял свою ношу, как пушинку, пользуясь громадной силой, дарованной ему природой сполна и, с единственного раза доставил ее, не останавливаясь, прямо к месту назначения. Когда же они все вместе втроем вернулись обратно, чтобы сделать повторный рейс, то с изумлением обнаружили бесследную пропажу одного из тел, которого как будто вовсе здесь не бывало, хотя пресловутый арбалет так и оставался лежать в траве, напоминая своим видом о недавно исчезнувшем субъекте.

       — Оля, один из них все-таки смог удрать, — беспокойно сообщил Владимир, обшаривая взглядом близлежащие кусты.

       — Я так и думала, что он уйдет, хотя и всадила ему аж два заряда сразу, — отвечала она с сожалением. — Ну и пусть себе бежит на здоровье. Догонять его я вам не советую, то кто знает, в кого они могли здесь переродиться. Несите последнего. С ним у вас проблем точно не будет.

       Они все втроем подхватили на руки какого-то бесчувственного старика, подобрав попутно даже его очки с необычно толстыми стеклами, валявшиеся на земле рядом и на удивление быстро донесли того до посадочного модуля. Двери тарелки закрылись, унося ее обладателей внутрь себя, как и попутно увлекая вслед доселе невиданных гостей в обширные неизученные глубины имеющегося у нее пространства, определенно скрывающие много тайн и загадок, совершенно неведомые и непознанные обычными обитателями планеты Земля.

          

Оглавление

Обращение к пользователям