Глава 6. В поисках родного пристанища.

       — Вот такие дела, господа хорошие, должен вам признаться, здесь происходят, — произнес свое заключительное высказывание Виктор Павлович, явно надеясь на некоторое понимание окружающих. — Даже и не знаю, обрадовал я вас этим рассказом, или наоборот, огорчил, но я постарался изложить его настолько, насколько сам ощущал подобные события. Да и знания, переданные мне Системой, несомненно, очень пригодились, чтобы обосновать здесь некое подобие научного центра по изучению временных технологических просторов совершенно иного порядка. Уж, для каких целей все это было сделано, я понятия совершенного, конечно, не имею, но наверняка, надеюсь не зря. Возможно, что Система осознала ту ошибку, которую сама же и допустила, переправив человечество за пределы дальнейшего развития и совершенствования отдельных индивидуумов, а исправлять, предоставила возможность нам с вами. Но прежде всего не следует пренебрегать той былой, реальной угрозой для существования остальных людей и их предшествующих поколений, так явственно представленной в отчете данной самоуправной машины.

       — Действительно, на борту нашего корабля имеется некий враждебный консул, который, кстати сказать, там без нас непонятно чем занимается, — определенно с некоторым негодованием в голосе проговорил Владимир, резко отодвигая от себя тарелку куда-то далеко на середину стола. — Как я уловил для себя из рассказа, это ведь именно он и должен был осуществить весь тот зловещий план преобразования людских ресурсов, переправку душ в чуждую среду обитания? Или я Вас не так понимаю?

       — Да нет, Вы вполне все правильно понимаете, — не спеша отвечал ему загадочный ученый. — Именно ваш корабль и вез на планету то оборудование, стоящее дорогого для всей земной цивилизации. И если бы его идеи и помыслы обрели здесь материальное подкрепление, то мы сейчас с вами не разговаривали, а возможно уже находились совершенно в другом месте, абсолютно не свойственном истинной человеческой сущности.

       — Нужно его поскорее увидеть и обеспокоить нашим вопросом, пока он чего-нибудь не натворил от безысходности собственного положения, — злорадно высказался Владимир, потирая руки от нетерпения. — Тут ведь имеются средства переправить нас на корабль для осуществления этих замыслов. Я полагаю, что сейчас такое будет как раз кстати. Медлить не нужно ни в коем случае. Следует консула допросить по всей форме, а то у меня в его адрес давно имеется масса нареканий. Хотя он может нам крайне пригодиться с его знаниями и опытностью…

       — Вот-вот, нужно отнестись к нему со всей осторожностью и присущим хладнокровием, а то он ничего нам рассказывать не будет, — поддержал капитана Алексей, чуть даже привставая со своего стула от переизбытка чувств. — Тем более его ценнейшая аппаратура находится в грузовом отсеке корабля, а мы совершенно не знаем, как ею можно воспользоваться.

       — А какая польза будет в этом. Портал ведь для перемещений все равно закрыт, — удивился такому категоричному рвению обоих астронавтов, Виктор Павлович. — Или вы думаете каким-нибудь образом реанимировать возможность выхода к другим мирам? Но если хотите, мы можем отправиться на корабль прямо сейчас, только настройку оборудования нужно будет перенаправить повыше в космос, да и энергии больше аккумулировать для такого скачка. Павел у нас тут на все дела — единственный специалист, так что ему и выполнять данное поручение. Пускай занимается, не в обиду, конечно, будет это сказано.

       Ученый посмотрел на своего коллегу особо пристальным взглядом, несколько более требовательным для такого понимания, чем в обычное время, хотя и тот в свою очередь созерцал Виктора с чувством бесконечной усталости и тоски так, что некоторым членам команды даже его стало немного жаль. Но все равно, как бы такой момент не казался умилительным, Павел, не сказав не слова, отправился выполнять данное настойчивое предписание, как было ему положено в силу определенных профессиональных обязанностей. Виктор Павлович же предпочел предложить всем оставшимся кофе, чтобы хоть как-нибудь скоротать возникшее томительное ожидание, пока подготавливался необходимый переход в портал, ставя собственноручно на стол большой прибор для заваривания этого напитка вручную.

       — Лучше обходиться по возможности без синтезатора пищи, — высказал он собственные мысли вслух. — Андрей, ты как истинный деревенский житель, должно быть правильно оцениваешь возможные риски употребления синтезированных продуктов.

       — Да они попросту по вкусу кажутся пресными и неестественными, — отозвался тот с нескрываемым чувством заинтересованности к своей персоне, словно полностью ведал и осознавал всю сущность данного занятия. — Но откуда я могу знать, как они производятся? Неужели совершенно из ничего? Каким образом осуществлялось действие в городской столовой, например, можете припомнить?

       — Да и меня на их посудине эти космонавты тоже потчивовали такой провизией, — тут Николай Петрович не преминул вставить свою реплику, махая рукой в сторону крайне ошарашенного данным высказыванием экипажа космического корабля, явно не ожидавшего от него эдакой дерзости. — Еда словно из воздуха на столе появлялась, какую ни попросишь. Прямо истинно — сказка про скатерть-самобранку. Как такое может быть, позвольте полюбопытствовать?

       — Ну не совсем из воздуха, конечно, — попробовал ответить на его вопрос Алексей. — И совершенно не на открытом пространстве, как Вы это преподнести изволите, а в специальной камере для синтеза пищи посредством запаса определенного биоматериала, а попросту говоря концентрата с использованием энергии перерождения. В общем, сложные процессы внутри происходят, в двух словах не объяснить, да зачем это знать? Работает, и хорошо, что работает. Не наша технология, хотя продукты производит земные. Принцип действия ведь один и тот же, как запрограммировать, то и будет выдавать.

       — Одним словом, чудеса, да и только, — сказала Оксана, взмахивая руками, также пожелавшая поучаствовать в разговоре. — Простым смертным не разобраться во всех таких премудростях.

       — Ха, да и им самим, данный факт также кажется в диковинку, — лишь только посмеялся над этим высказыванием загадочный ученый. — То есть я хочу донести, что о самом процессе данной переработки они определенно знают не больше вашего. Вы же не задумываетесь, к примеру, над тем, что собственно происходит с куском мяса, который поджаривается на углях, какие именно действия приводят его в необходимую конечную форму готовности к употреблению. А тот момент преобразования концентратов на самом деле оказывается гораздо более простым и универсальным в действительности, не требующим определенных затрат физических, а следовательно, что самое печальное, потере его некоторых вкусовых и питательных преимуществ. Но не будем уж такими непримиримыми эстетами. Данная технология во многом решила проблему питания на осваиваемых планетах, где превращение любой биологической материи в концентрат, а затем в свою очередь в то, что душе угодно и потребно, казалось несказанным благом для всех жителей таких территорий.

       — Так именно для подобных целей мы старались заполнить приходящий железнодорожный состав из Города всяческой трупной массой, совершенно не подозревая об этой чудовищной провокации? — возмущенно проговорил Николай Петрович, нервно перекладывая свои столовые приборы с места на место. — Именно этакий состав пищи, да и всех остальных продуктов синтеза мы получали взамен? Каково же будет мое несказанное недовольство услышанным. Да я более ни в жизнь не притронусь к такому виду провизии.

       — Не нужно драматизировать по данному поводу, — покачивая головой, возразил ему Виктор Павлович. — Ведь все производные, в обычных условиях получаемые естественным путем, также являются своего рода продуктом жизнедеятельности других организмов. Неужели и от них Вы будете отказываться?

       Петрович несколько замялся в ответ и далее уже не сказал больше ни слова, чтобы как-нибудь опротестовать это уточнение, хотя возразить ему все же очень хотелось. Возможно, ему помешал Павел, который точно умалишенный ворвался в комнату и своими словами буквально взбаламутил всех присутствующих вокруг себя.

       — Не получается мне настроить телепортационный луч на их корабль, как не старайся, — воскликнул он прямо с ходу. — Я найти его не могу на планетарной орбите. Он словно сквозь землю куда-то провалился. То есть, вернее будет сказать, затерялся где-то в глубинах космоса. Определенно точно, поблизости его не наблюдается, а если уж дальше смотреть, то возможности не позволяют никак такое проделать. Могу только проложить туннель к посадочному модулю, если это, конечно, что-то даст.

       Собравшиеся быстро соскочили со своих мест, ошарашенные предоставленным известием. Никто из присутствующих даже в мыслях не мог предположить, что такое громадное средство перемещения буквально уплывет у них из под носа. Вряд ли, конечно, далеко уплывет, ведь выхода из Солнечной системы все равно в ближайшем времени не предвидится. Однако данный факт оказался довольно неприятной констатацией, да и судьба оставшихся на корабле других членов экипажа оставалась совершенно неопределенной, чем крайне обеспокоило естественно всех.

       — Что же собственно делать? — взволновано произнес Владимир, прохаживаясь по комнате из угла в угол. — А это точное определение, или можно надеяться на какую-нибудь очередную неисправность в вашей системе?

       — Ну, уж не знаю, — отвечал ему недовольно Павел. — По крайней мере, отслеживание я производил со всей положенной тщательностью, вполне осознавая важность такого возложенного на меня задания.

       — Все равно нужно убедится собственными глазами, да и тарелочка наша еще на многое способна, на путешествие, например, в околопланетарном масштабе и даже больше, если конечно ее Илья в порядок приведет, как положено. Будем надеяться на лучшее и не терять присутствия духа.

       — Правильно мыслишь, — подбодрил капитана Алексей. — Только нужно бы нам поскорее отправляться на поиски звездолета, то, что там с оставшимися на борту может случиться. Да и корабль нам не лишним будет, пригодится еще для последующих путешествий по просторам Вселенной. Кто с нами, пожалуйста, присоединяйтесь, но в целях безопасности, попрошу, все же, некоторых остаться здесь.

       — Ты Володя как хочешь, но я с тобой пойду. Это однозначно, даже можешь не возражать, — категорично высказалась Ольга, глядя тому прямо в глаза. — Хватит уже с меня, терять родных людей. Если что и случиться, то будем вместе воспринимать любую существующую реальность, какова уж она бы там не была.

       — Я также приму участие в этом занимательном мероприятии, волею судеб выпавшем на мою скромную долю, хотя, честно признаться, работа с грызунами будет несколько привычнее. Я все-таки несколько побаиваюсь вашего сатанского представителя, после таких ошеломляющих рассказов моего хорошего друга Виктора Павловича, об истинном предназначении которого до сегодняшнего момента я абсолютно не догадывался, — изрек Андрей, по обыкновению ощупывая у себя на поясе нож и немного косясь на соплеменников. — А Николая Петровича и Оксану я действительно попрошу, так или иначе, остаться здесь на попечение нового нашего приятеля Павла. Так будет всем спокойнее. Да и между делом познакомитесь поближе.

       — А как же, гори оно все огнем. Нечистей ваших я насмотрелся уже досыта, ей богу. Спину аж до мурашек пробирает. Да и вы там сами, осторожнее будьте. И за Андрюшей моим приглядывайте, то благоверная его половина мне потом голову отвернет, если узнает, что я того без должного дозволения отпустил, — пытаясь развеять скопившееся напряжение, пошутил Петрович, натянуто улыбаясь только кончиками губ. — Оксана так же, как и я, надеюсь, думает тут остаться?

       Оксана только кивнула головой в ответ, подтверждая дяди Колины предположения, относительно дальнейшей собственной участи, определенно пребывая в неком несколько отрешенном от всего земного состоянии.

       — Ну и ладненько. Не будем задерживаться, — похлопывая ладонями, вымолвил Виктор Павлович, предлагая друзьям следовать за собой. — Пойдемте же скорее, Паша нас переправит, куда следует. Да и я живьем, так сказать, посмотрю на вашу чудесную технику, поучаствую в допросе, если придется. То-то сатанский консул будет удивлен данным обстоятельством, ведь он, таких существ, каким я сейчас определенно являюсь, совершенно на дух не переваривает.

       — А что в биоргах такого особенного, что сатаны шарахаются от них, будто от прокаженных, — следуя за Палычем, по пути поинтересовался Алексей. — Тем более сейчас, когда Система сделала практически невозможное, то, что никому и никогда еще не удавалось совершить. Ведь физически Вы являетесь явно представителем искусственного класса существ, по сути дела просто элементарно сменив свое старое биологическое тело на воссозданное новое, оставаясь в душе тем же самым человеком. Не удивляйтесь, что я выспрашиваю об этом во всех подробностях. Мне просто самому крайне интересна данная тема исследования, как истинному научному деятелю для изучения ее и в дальнейшем, в целях усовершенствования и противостояния реальной угрозе со стороны других инопланетных форм жизни.

       — Ну, ну. Догадываюсь я, о чем здесь речь идет. Знаю я вас, всех представителей элитной верхушки. Хотите опять начать экспериментировать с природными механизмами развития? — не без иронии подметил ученый. — Переместить все существующие души в заранее подготовленные бессмертные тела, тем самым упрочить позиции человека, как индивидуума. Вот он — путь к вечной и счастливой жизни. Только навряд ли это у вас получится, да и нужно ли. Сойдете с ума от постоянного единообразия в собственном внутреннем мире, не так, как происходит в истинно правильном порядке. Тут Вы можете однажды выступить в роли, некого влиятельного политика, держащего в своих руках судьбы мира, или нищего-бедолаги, еле-еле сводящего концы с концами. Возможно, станете каким-нибудь важным ученым, припомнив подсознательно изученные знания, делая на благо людей необходимые нужные исследования, простым служащим в конторе, рабочим на заводе или, на худой конец, бездельником-философом, что будет тоже немаловажно для развития вашей же духовной составляющей. Однако не дай вам бог совершить какое-нибудь злодеяние в отношении себе подобных, доставить иным существам боль и страдания, тогда уж ответственности не избежать. Все в конечном итоге воздается по заслугам. Бессмертие же, особо следует отметить, не доведет до добра никого. Принятие оного в любом случае, и определенно точно, грозит уничтожением всему образованию людскому, так как дальнейшего развития души происходить уже не будет. Уж поверьте этому истинному здравому смыслу.

       — Странные речи вы, тем не менее, произносите, Виктор Павлович, — подключился тут к разговору и Владимир. — Насчет данного можно спорить довольно долго. Ей богу, не понимаю до конца, что именно Вы имеете в виду, ведь люди всегда стремились к увеличению срока своей жизни, излечению болезней, телесному совершенству и тому подобным вещам. Что именно Вы хотите все-таки донести до нашего сознания.

       — Ладно, после уясните для себя такую простую, даже элементарную суть происходящих вещей, — махнул тот рукой в его сторону, после совершенно беззаботно продолжив свою речь далее. — А боятся они биоргов потому, что не чувствуют в них подчинения себе, способности удовлетворять желания и прихоти в угоду низменным инстинктам, тем проявлениям настоящего животного происхождения, подобие которых заложено в их самих. Они изыскивают в людских сущностях способности к общему единению, близости по духу, с этими без сомнения коварными существами, и как следствие данному — искажение, перерождение и полное порабощение всей человеческой энергетической составляющей истинно на службу лишь только себе любимым. Ведь сатаны действуют исходя из совершенно других ценностей и принципов, руководствуясь единственным твердым желанием искоренить людское сообщество, а биорги изначально созданы в целях облегчения существования человека в мире, а соответственно и необходимой защиты от внешних вмешательств. Хотя сами люди полностью до конца и не осознают, кого они в действительности создали в лице искусственной формы жизни, но вам-то, я полагаю, общее их предназначение вполне понятно.

       — Однако хватит рассуждать. Энергия перемещения у нас совсем не бесконечна. Все готово для телепортации давно, — категорично резко оборвал ученого обеспокоившийся Павел, и после несколько по-философски прибавил. — Остается только сделать один единственный шаг навстречу своему будущему, оставив ненадолго, здесь в прошлом эти неразрешимые проблемы.

       Действительно, сами того не замечая, друзья остановились прямо перед знакомой сине-зеленой туманностью, пред этим пуховым воздушным одеялом, так явственно манящим погрузиться в него, заставляя тем действием забыть о существовании какой-либо иной, другой реальности, кроме этой, так необычно тут представленной. Она заметно пульсировала, то медленно разрастаясь в объеме, то обратно сжимаясь, словно понуждая, таким образом, окружающих считаться с нею, невольно обращать на себя некоторое особое внимание, как на капризную барышню в шелках и кружевах приехавшую на бал, так искусно одетую и определенно мечтающую непременно в этот же вечер выйти замуж. Исследователи, молча, переглянулись, будто собираясь с мыслями, накануне такого, определено решающего в их жизни поступка — познакомиться с нею поближе, очень даже всеобъемлюще и проникновенно. Невольно закрывая глаза руками, чтобы не видеть безусловного ее великолепия, какое было здесь им уготовано, они проследовали друг за другом в этот обволакивающий с ног до головы густой кисель, увлекаемые затягивающим эффектом все дальше, связанные воедино цельным потоком движения, пока совсем, наконец, не пропали из виду в полном материальном понимании данного явления. Проявление же их на другом конце туннеля в реальной действительности произошло совсем внезапно, словно это было элементарной подменой существующей картинки изображения, ловко проведенной в жизнь, да еще с таким успехом, что дежурившие возле посадочного модуля охранники оказались совершенно обескураженными, абсолютно не понимая каким образом они могли пропустить мимо глаз аж целую группу данных странных созданий, состоящую, ни больше ни меньше, а из пяти человек сразу. Но увидев знакомые лица, соглядатаи сразу успокоились и даже сделали вид, что ничего страшного не происходило вовсе, абсолютно не задав ни единого вопроса по этому поводу, ни одного слова не произнеся в ответ на такое необычное непредвиденное деяние. Они лишь просто, и в то же время довольно загадочно улыбнулись вслед заходящим в тарелку друзьям.

       Находясь внутри космического аппарата, они определенно задались только единственным вопросом, так особо ревностно беспокоивших всех пришедших сюда. И совсем напрасно Владимир сказал его вслух, так как оный напрашивался уже сам собой, даже у не имеющего к этому моменту отношения, Виктора Павловича, который и то, был крайне удивлен тому печальному положению дел, какое невольно предстало пред его взором.

       — Ну и где же наш Илья, инженер-программист, оставленный тут для ремонта систем навигации? Что же он нас не встречает? — не без доли иронии в голосе изрек капитан, пытаясь осмотреть помещение. — Интересно, сделал он свое задание, или нет? Да и свет тут почему-то не загорается совсем. Нужно нам здесь в полумраке ползать. Модуль находится совершенно без присмотра, мало ли, что может случиться, кто им захочет воспользоваться, а его на месте нет. Разве только у охранников спросить, куда он мог подеваться.

       — Совсем не нужно беспокоиться. Я вижу его, определенно точно. Вон он, под приборной доской спит, — порадовал всех таким известием Алексей, пробираясь к необычному месту отдыха их коллеги. — Сейчас я его растолкаю. Ой, да он же чертовски пьян, хоть на стену приколачивай. Не скоро должно быть в норму придет. Есть у кого-нибудь отрезвляющие таблетки?

       — С собой, к сожалению, не взяли ничего. Все осталось на корабле, — сочувственно сказала Ольга, тщательно осматривая Илью при помощи света, исходящего от дежурного фонарика. — И нужно было ему так травиться. Где же он умудряется находить эту гадость все время?

       — Точно, наверное, охранники плеснули. Видели их хитрые рожи, когда мы проходили мимо, — недовольно выговорил Владимир, качая головой. — Хоть бы сказали чего в свое оправдание, прежде чем нашего специалиста спаивать. Как вот сейчас мы в воздух поднимемся без навигационных систем слежения? И тот тоже, нет, чтоб отказаться, так как же, будем пить до потери сознания. Ладно, держитесь. Попробую уже я его разбудить.

       Тут Владимир принялся тормошить Илью, да так, что казалось, будто неимоверное давление от его действия распространяется по всему модулю, способное поднять на ноги даже мертвого. Но предпринимаемые меры оказались безуспешными. Тот только лишь что-то несвязное бормотал спросонья, продолжая находиться в состоянии, определенно очень близком к умственному помешательству.

       — Бесполезно, нам его в сознание возвращать, по крайней мере, сейчас. Нужно подождать хотя бы некоторое время.

       — Может быть самим питание подключить? В процессе и увидим, что, за чем следует, — неожиданно предложил Виктор Павлович, указывая на генераторный блок в углу. — Вот там вероятно у вас контакты подсоединяются для общей подачи напряжения к управлению всем аппаратом.

       — А Вы знаете? Верните уж нас к жизни, будьте любезны. То мы, к своему совершенному невежеству даже этого не в состоянии проделать. Все манипуляции подобного рода свершались совершенно автоматически, — обескуражено молвил Алексей, скребя от досады затылок. — Вероятно, Илья обесточил питание для ручной отладки модуля и не включал его, ожидая нашего прихода, чтобы сэкономить энергию.

       — Ладно, давайте попробуем. Не зря уж, наверное, Система передала мне уйму всяческой, нужной и ненужной информации абсолютно во всех областях изученных человечеством научных знаний, даже тех, в которых я мало чего понимал ранее. Оля мне, конечно, посветит для приличия, чтобы я там чего-нибудь не напутал.

       — Естественно, Виктор Павлович, как скажете, — охотно отвечала ему Ольга, направляя фонарь тому прямо в лицо. — Всегда рада помочь в благом деле.

       Он подошел к генератору и принялся что-то подсоединять, подключать, громко щелкая при этом имеющимися кнопками и рычагами. Спустя пару минут загорелся свет, да такой яркий, что присутствующие невольно зажмурились от неожиданности. Андрей внезапно, рефлекторно следуя привычке, быстро пригнулся, став от такого неприятного сюрприза почти параллельным полу, закрывая голову руками и группируясь всем телом. После, конечно, он сообразил, в чем дело, что ничего страшного в этом явлении далее не предвидится, неспешно поднялся и, сконфужено улыбаясь, только развел руками в стороны.

       — Никак не привыкну к данным премудростям, — попытался оправдаться он. — Инстинкт самосохранения, должно быть, крепко во мне сидит, в частности реакция на яркий свет, прямо-таки выше моих умственных анализирующих способностей.

       Но никто практически даже не обратил на него необходимого внимания. Экипаж вплотную занялся осмотром систем посадочного модуля, чтобы как-нибудь поскорее вывести тот на орбиту планеты.

       — Однако, совсем зря мы в нем сомневались. Системы работают вполне нормально, в том числе и навигация, — восхитился Владимир, проводя один за другим тесты оборудования. — Верно, говорили мне, что лучшего специалиста, чем Илья не найти. Только бы не это его пристрастие, которое портит изначально все его самые лучшие начинания.

       — Данная проблема вполне разрешима, если вы только подобные моменты имеете в виду, — неожиданно для всех сказал Виктор Павлович, совершенно не отрывая пристального взгляда от приборной доски. — Это чисто психологическая проблема, непосредственно связанная с состоянием его духовной составляющей. Устраняется довольно легко, погружением страдающей души в определенную энергетическую субстанцию. Если хотите, я лишу его такого чувства неустроенности раз и навсегда. Хотя при всем развитии ваших знаний и технологий до сих пор не удавалось устранить проблему вредных людских привычек надолго, как неосознанное стремление человека к чему-то более возвышенному и светлому, возможно даже к смерти в совершено ином представлении данного противоречивого явления. В этой субстанции он испытает необходимое ощущение значимости, совершенства, блаженства, если хотите, и действие таких раздражающих внешних факторов, как алкоголь не будет вызывать абсолютно никакого привыкания, подсознательно памятуя о былых проведенных в ней моментах. К сожалению, в отдельных случаях подобная процедура крайне необходима в силу неординарных свойств некоторых человеческих личностей, а также и их внутренних сущностей.

       — Хорошо бы и нам такие знания, как Вы истинно говорите, поставить себе на службу, — поражаясь сказанным словам, восхитилась Ольга. — То, до сих пор имеется много нехороших злоупотреблений данными средствами расслабления души и тела.

       — Изучите сами еще такие способности, — подпитывая ее надежды, молвил Виктор Павлович, хитро прищуриваясь. — Сейчас наступает совершенно другое время. Возможности становятся обширнее, доступнее. Видели бы вы своими глазами, какие планы стоит реализовать в действительности, так были бы искренне удивлены существующим положением дел. Пускай все вокруг разрушено и грозит полным окончательным исчезновением из бытия вселенной, но данный факт больше всего и подталкивает к кардинальным решительным действиям.

       — Хорошо-то хорошо, но я чего-то подлинно не ощущаю присутствие нашего корабля на орбите, — внезапно сменил тему разговора Владимир, указывая на пульт управления. — Ваш Павел оказался прав насчет того предположения, что поблизости в окрестностях планеты нет ни единого космического судна. Мало того, оказывается, что оных средств передвижения нет и по всей Солнечной системе, что кажется, по меньшей мере, довольно подозрительным и исключительно неправдоподобным. Может быть, кто-нибудь случайно активировал маскировочное силовое поле корабля, чтобы не быть обнаруженным локационным оборудованием. Необходимо просто вылететь на орбиту и осмотреть все своими глазами. Угрозы этот маневр никакой не представляет, так как наш дипломатический корабль не был оснащен изначально оружием для проведения атаки, а также и серьезными средствами захвата транспортных челноков.

       — Ну, так полетели, чего же ты ждешь? — воодушевленно воскликнул Алексей, так или иначе, подзадоривая его для большей уверенности. — Давай, быстрее поднимайся в воздух.

       — Придется запустить программу выхода в открытый космос, какую ранее даже и не использовали никогда за ненадобностью, — задумчиво проговорил Владимир, тяжело выдыхая и нажимая на кнопку пуска. — Ладно, поехали с богом!

       Тарелка, чуть заметно содрогнувшись корпусом, легонько отделилась от удерживающей ее земли, пропуская через себя ту неведомую силу гравитации, которая так быстро и мгновенно притягивала все предметы без исключения к любому массивному небесному телу, минуя какие-либо лишние церемонии. В данный период эта сила влияла на посадочный модуль абсолютно с противоположным эффектом, без малейших перегрузок или иных неприятных моментов, обычно действующих на такой хрупкий человеческий экипаж. Спустя некоторое незначительное время он находился уже на ощутимо дальнем расстоянии от затмевающего взгляд атмосферного воздуха, чтобы простыми визуальными средствами рассмотреть близлежащие окрестности, так проблемно изученные с помощью локационного оборудования непосредственно с поверхности планеты, пока наконец не остановился совсем, в неком заданном программой определенном квадранте небесного пространства.

       — Давай, включай свой телескоп, — спустя уже несколько секунд после остановки модуля, выкрикнул Алексей, направляясь прямиком к окну иллюминатора. — Будем метр за метром разглядывать существующее тут звездное небо, пока не найдем что-нибудь подозрительное, каким-нибудь образом похожее на наш космический корабль. Черт побери, да я его и так, без телескопа вижу. Вон он целехонький стоит неподвижно рядом, всем своим видом заслоняя свет звезд. Программа в самый раз, сама того не ведая, вывела нас на него по старой памяти. Но почему оказалась включенной маскировка? Попробуй Володя связаться с ним по радио. Есть там кто живой? Наверняка что-то неприятное случилось.

       — Уже выполняю, но никаких положительных результатов пока это не дает, — отвечал Владимир. — Нужно рискнуть принудительно войти в ангар, используя внешний доступ к системам контроля корабля.

       — Неужели на нашем звездолете, как и здесь, оставшиеся члены экипажа также отключились за ненадобностью, наслаждаясь собственной свободой действий, — высказала свои предположения Ольга. — Но такого безобразия я за ними определенно не замечала. Надя и Саша люди вполне адекватные. Хотя, наверное, хотела бы я, чтобы это было именно так.

       — У вас еще консул Урлок имеется, который наверняка не будет сидеть, сложа руки, — предположил Андрей, до всего этого момента лишь молча слушавший их разговоры. — Возможно, он попытается захватить управление кораблем в свои руки, если считает, конечно, себя таким всемогущим. На его месте я бы сделал именно так.

       — А куда же ему бежать, ты можешь мне ответить? — насмешливо отозвался Владимир, набирая между делом свой капитанский пароль прямой команды для отдания кораблю приказа на приемку посадочного модуля внутрь. — Уж если нет необходимой заинтересованности в данных действиях, то сатаны ни в жизнь не пойдут на риск, погружаясь в неизвестность. Тем более его соплеменники не очень-то будут рады принять Урлока обратно, как предателя их интересов, не выполнившего приказ, хотя такие изменения и не находились в его полной прямой зависимости. Так что, навряд ли он, во вред себе, решится на подобную акцию.

       — Все равно, нужно привести оружие в боевую готовность, — спешно позаботился о безопасности Алексей. — Тем более, мы еще совсем не знаем, чем эти затруднения вызваны в действительности. Может статься, что судно захватили какие-нибудь другие инопланетные гости или чужеродные фантомные существа.

       — Шутить изволите, товарищ научный работник? — посмеялся Виктор Павлович, не без иронии относясь к такому высказыванию, хотя в выражении этого и чувствовалась некая настороженность услышанным. — Помилуйте, дорогой друг, какие у нас здесь могут быть иные сущности, о которых мы еще не знаем? Сейчас воистину увидим, чего тут происходит. Не будем прежде времени по данному поводу беспокоиться.

       Посадочный модуль на удивление всех членов экипажа совершенно безо всяких преград не спеша и очень аккуратно зашел в док, опустившись после, как ему и было положено, на металлический пол ангара в привычном для такого действия месте, приняв даже необходимый трап для выхода. Такие маневры оказались в подобной ситуации крайне подозрительными для взволнованных не на шутку внутри людей. Все без исключения участники данных происходящих событий выглядели крайне напряженными и сосредоточенными, быстро доставая и приводя в порядок имеющееся у них оружие. Резко распахнув двери челнока настежь, небольшой авангард, состоящий непосредственно из капитана Владимира и научного работника Алексея быстро проследовал на палубу посадочной площадки, расчищая дорогу остальным членам этой необычной десантной группы.

       

Оглавление

Обращение к пользователям