Глава восемьдесят пятая

Томми стянул одеяло с головы и огляделся, не имея представления, где он. Чтобы забраться сюда, у него ушло не больше десяти минут, но он не знал, куда они отправились, выехав из своего квартала.

Он сменил свою пижаму на тренировочные штаны и свитер. А еще надел носки и фиолетовую шапку для сноуборда, которая осталась после зимних каникул в Аспене, потому что было холодно. И пока его родители спорили, он взял одеяло и пробрался вниз, а потом выскользнул из дома. Он забрался на заднее сиденье машины своего отца и устроился на полу, накрывшись с головой.

Прошло немного времени, как отец сел в машину и поехал.

Когда машина остановилась, Томми подождал и сосчитал до ста, пока отец выйдет из машины.

Машина была припаркована в переулке старой части города, где росло много деревьев. Было тихо и очень темно.

Томми не думал о том, что ему может стать страшно. Он не думал о том, что будет делать, когда отец выйдет из машины. Он не придумал ничего лучше, чем пойти за отцом. Томми не хотелось оставаться с матерью после очередной ссоры. Они с отцом были партнерами, приятелями, героями, когда они вместе. Они спасли мисс Наварре. Кто знает, на что они еще способны?

Только бы поскорее отец вернулся к машине.

И тут из-за зарослей олеандра, который при лунном свете, казалось, серебрился, неожиданно возникла темная фигура. Страх мгновенно поразил Томми, когда фигура направилась к машине. Высокая, зловещая, темная фигура, которая что-то несла… что-то крупное.

У Томми сердце ушло в пятки. Он нагнулся и натянул на голову темное одеяло, его глаза следили из укрытия, глядя на привидение, которое неумолимо приближалось. Он слышал, как его собственный пульс отдается в ушах, когда призрак оказался совсем рядом.

Как же он хотел, чтобы отец пришел сейчас. А что, если призрак решил украсть машину? Вместе с ним?!

Дверцы закрыты, напомнил он себе. Но вдруг Призрак напал на его отца и отнял ключи? Томми должен спасти положение. Но он же всего лишь ребенок, а дети не должны быть героями-одиночками.

Темная пелена начала понемногу спадать с глаз Энн. Наверное, он ее душил. Ей казалось, что она до сих пор ощущает его пальцы на своем горле, хотя он уже давно нес ее на плече.

Когда сознание вернулось к ней, ее захлестнул поток адреналина, словно вода, прорвавшая дамбу. Ее тело прыгало в его руках, будто ее били током, чтобы вернуть к жизни, и инстинктивно Энн начала бороться, как могла. Он каким-то образом связал ей руки по швам, но ноги были свободны, и она принялась брыкаться.

Она подпрыгивала и извивалась, словно оглушенная рыба, и Крейн, застигнутый врасплох, не смог ее удержать. Энн выскользнула из его рук и, не имея возможности предотвратить свое падение, рухнула наземь, больно ударившись плечом. Свернувшись в калачик, когда оказалась на земле, она попыталась встать на колени. А с колен она попыталась встать на ноги.

Крейн ударил ее коленом в спину, и она упала лицом на стекло заднего пассажирского сиденья его машины. Ее голова отскочила от стекла, и черная пелена снова надвинулась на глаза. С другой стороны стекла на нее смотрели глаза — широкие, полные страха.

Томми.

Он узнал ее мгновенно. Шок, отразившийся в глазах мальчика, был безграничным.

Потом Крейн схватил ее одной рукой за волосы, а другой за ремень, который затянул на ней потуже, бросил ее в багажник машины и закрыл дверь, будто она была не чем иным, как мешком с клюшками для гольфа.

Томми чувствовал себя так, словно в его груди взорвалась бомба. Он не мог дышать, не мог двигаться. Он не знал, что делать. У него болел желудок. Он подумал, что сейчас его вырвет.

Призрак захватил мисс Наварре! Бросил ее в багажник!

И тут он увидел, что кровожадное лицо монстра обращено к нему — темные и холодные глаза, открытый рот, обнажающий клыки. Ему показалось, что они смотрели друг на друга целый час.

— Томми!

Призрак знал его имя! Он открыл дверцу машины и протянул к нему когтистые руки.

— Томми!

— Нет!!! — закричал Томми изо всех сил.

Перебирая руками и ногами, мальчик пополз назад, как краб, и оказался в другой стороне машины, схватился за ручку и упал через открытую дверцу. Его ноги коснулись асфальта, и он побежал.

Он бежал со всех ног. Он бежал так, словно был в кошмарном сне, — его ноги летели, но никуда его не несли. Этот быстрый призрак держал его, подняв в воздух, словно коршун кролика, и понес.

— Неет!!! — кричал Томми, брыкаясь и вырываясь.

Призрак бегом вернулся к машине его отца, бросил его на заднее сиденье, захлопнул дверцу и сел за руль. Дверные замки защелкнулись. Он оказался в ловушке.

Оглавление

Обращение к пользователям