Глава 19. Привратник

Отсмеявшись, я вновь активировал полог тишины, а Хор присел на свою кровать и сказал:

— Ну, один разок мы все-таки успели, значит, день не прошел зря.

— Хор, а что ты вообще в ней нашел? — спросила все еще ухмыляющаяся Киса. — Неужели тебя привлекают толстушки? Вот уж не думала!

— Ну, Лавичка не такая толстая. Пышная — да, но жирной я ее назвать не могу. А на твой вопрос есть весьма простой ответ. Вернее, два ответа.

Подняв руки, демон наглядно продемонстрировал величину этих самых ответов. Четвертый размер, не меньше, машинально отметил я. Нет, такие формы мне точно не нравятся, поэтому поддержать Хора я не могу.

— Все вы, мужики, одинаковые! — укоризненно заявила Киса, подтвердив этой фразой тот факт, что женщины обоих миров также немногим отличаются друг от друга.

— Да ладно тебе! Если завидно, то так и говори, а род мужской не обижай… Нет, Алекс, ты бы видел, какие у нее…

— Хор! — перебил я демона. — Мне совершенно неинтересны детали твоих любовных похождений. Нашел свое счастье — радуйся втихомолку, но не спеши делиться им с окружающими.

— А ты, Алекс, если пребываешь в плохом настроении, то не старайся подарить его остальным! — парировал сосед.

— С чего ты взял? Настроение у меня просто отличное, так что даже не хочется его портить книгами по конструкторству.

Я кивнул на стопки, возвышавшиеся на столе. Проследив за моим взглядом, демон удивленно спросил:

— Так что, ты еще не знаешь?

— О чем? — не понял я.

— Ты ему не говорила? — повернулся Хор к Кисе.

— Нет, решила тебя дождаться.

— Вы меня просветите, в чем дело, или желаете, чтобы я от любопытства помер? — возмутился я.

Вместо ответа демон встал с кровати и принялся искать что-то на столе, бормоча: «Да где же оно?» Наконец, отодвинув одну из моих стопок, он вытащил небольшой листок бумаги, торжественно вручил его мне и ехидно сказал:

— Поздравляю тебя, Алекс! Завтра ты будешь дежурить на воротах Академии!

Оглядев листочек, я обнаружил на нем отпечатанный текст, где витиевато сообщалось, что адепт Алекс Дракон (имя было вписано обычной магической ручкой) должен завтра с рассветом заступить на пост у ворот Академии и исполнять обязанности дежурного, тщательно соблюдая все предписания, проявляя должное усердие, внимание… бла-бла-бла… до самого отбоя. Завершала все это подпись Фалиано и скромная печать с магической составляющей. Посмотрев на довольного собой демона, я перевел взгляд на серьезную вампиршу и уточнил:

— Думаешь, Керисан постарался?

— Больше некому, — кивнула девушка.

Демон сразу прекратил выеживаться и обеспокоенно спросил:

— То есть это новая попытка? Но ведь распределением общественных обязанностей занимается ректор, а не мастер, и наверняка это просто Фалиано отчего-то решил поставить завтра тебя на ворота.

Киса посмотрела на него с ехидной гримасой и принялась объяснять, словно маленькому ребенку:

— Да, существует очень небольшая вероятность, что данная идея пришла в голову именно ректору, но я бы не поставила на этот вариант и пары медяков. Смотри сам, нарушается вся очередность жеребьевки, так как сперва должны были отдежурить стихийники и целители. Кроме того, Алекс, хоть и обучается на втором цикле, все равно является новичком и наверняка не обязан был в этом участвовать. Ведь он не посетил ни одного обзорного занятия, поэтому не может знать инструкций дежурного. Вывод очевиден — очередная подстава!

— Но если это дежурство было организовано Керисаном с такими нарушениями, почему же тогда ректор подписал назначение? — возразил демон.

На это ответил я, переняв наставительный тон вампирши:

— Потому что Фалиано прекрасно понимает всю подоплеку ситуации и надеется на то, что я смогу избежать расставленной мастером ловушки.

Переводя взгляд с меня на Кису и обратно, словно пытаясь обнаружить определенное количество отличий, демон ехидно осведомился:

— А если вы все такие умные и расчетливые, то почему вообще умудрились оказаться в этой выгребной яме?

Вампирша фыркнула, а я вздохнул и признал:

— Ну, это только моя вина. Знать бы раньше, я бы десятой дорогой обошел трактир с осведомителями Керисана или не стал бы осторожничать и прикончил обоих… Ладно, не будем сожалеть о прошлом, это бесполезно. Лучше объясни, почему мое назначение попало к тебе?

— Ризак дал, — пожал плечами Хор и устроился на своей кровати, машинально приобняв рукой Кису. — Не волнуйся, здесь нет никаких нарушений, ответственность за адептов, отправляющихся на дежурство, несут деканы факультетов. И нет ничего удивительного в том, что магистр решил отдать его мне, заодно попросив объяснить тебе основы работы привратника.

Вампирша кивнула, подтвердив мои предположения о том, что Ризак к подлянке не причастен, и я заявил:

— Тогда я — само внимание. Излагай.

Демон на этот раз постарался не отвлекаться от сути и рассказал мне о дежурстве на воротах все, что знал сам. Пару раз его дополняла Киса, раскрывая некоторые специфические тонкости, так что уже через полчаса я был в курсе предстоящей работы. В принципе, ничего особо сложного. Дежурный обязан отстоять свою вахту, выполняя одновременно роль стражника у городских ворот, секретарши в приемной и таможенника на границе. Он встречал посетителей Академии, расспрашивая их о цели визита, принимал телеги с продовольствием и различными предметами быта, поставляемые городом, следил за их разгрузкой, выпускал адептов с «увольнительными» и впускал уже отгулявших свое увольнение в Кальсоте, тщательно фиксируя момент их ухода-возвращения.

К слову, эти разрешения на проведение законного выходного вне стен Академии среди адептов именовались вольницами и выдавались примерно раз в две десятицы. Вольница разрешала на сутки покинуть стены родной Академии и не была привязана ни ко времени, ни к дате. Адепт сам решал, когда ей воспользоваться, поэтому вольницы были весьма популярным способом поощрения. Ну и, разумеется, наказания, так как провинившимся грозило долго не увидеть разрешений со своим именем.

Однако не все было так радужно, как казалось на первый взгляд. Нашлись несколько подводных камней, придающих работе привратника неприятный аспект. Так, например, он должен следить за тем, чтобы в Академию не попало что-нибудь из запрещенного списка, обязан сверять все накладные на поставляемые для столовой продукты, проверять предназначенные для хозяйственников товары, не пускать опоздавших адептов… И выполнять еще много чего, превращавшего дежурство в настоящую повинность. Нет, разумеется, некоторые осторожные адепты умудрялись оборачивать все обнаруженные ими нарушения в свою пользу, зарабатывая на этом деньги, но далеко не всем это удавалось.

Вспомнить хотя бы того бедолагу, который повстречался мне. Мало того, что ректор отобрал у него мои деньги, так еще и направил на общественные работы, лишив вольниц на неопределенный срок. Так что дежурные должны были делать непростой выбор — либо закрывать глаза на шероховатости (а в случае большой наглости и готовности рискнуть лишать нарушителей некоторой суммы денег), либо педантично все это фиксировать, превращаясь в глазах остальных в законченных сволочей. Именно поэтому для Хора дежурство на воротах представлялось чем-то вроде наказания. Как и для меня, собственно, ведь я догадывался — Керисан обязательно устроит несколько подставных нарушений, причем с таким расчетом, чтобы я либо не сумел их обнаружить, либо не смог избежать.

В общем, судя по всему, книги по конструкторству меня сегодня не дождутся, так как я должен хорошенько выспаться, чтобы завтра весь день быть предельно собранным и внимательным. Но прежде нужно узнать все предписания дежурного. Советы бывалых адептов — это, конечно, хорошо, но четко сформулированные правила действий в любой возможной ситуации были бы куда полезнее.

— Правила? — переспросил Хор, услышав мою просьбу. — А зачем? Я же тебе подробно объяснил, что нужно делать.

Я переглянулся с понимающей меня Кисой. Вампирша вздохнула и сказала демону:

— Хор, ты местами как дите малое! Неужели ты не понимаешь, что все мелкие нарушения Керисану неинтересны? Нет, он не будет ловить Алекса на невнимательности к «несунам», ведь это даст ему возможность назначить лишь десятицу работы на кухне, и это в самом серьезном случае. Он постарается поймать его на серьезном нарушении какого-нибудь правила, за которое гарантированно полагается исключение. Так что вместо того, чтобы меня щупать, ты бы лучше нашел свои старые записи с первого цикла.

Демон отдернул руку, в процессе рассказа неосознанно переместившуюся с талии девушки слегка пониже и вот уже минут десять нежно поглаживающую ее бедро. Нет, все-таки инстинкт бабника — сильная штука!

— Э-э-э… Извини. Я не специально.

Киса улыбнулась, глядя на виноватую морду демона, и ехидно заметила:

— Спасибо, что хоть раздевать не принялся. И хватит уже пялиться, доставай конспекты!

Хор вскочил с кровати и принялся рыться на полках, а я задумался о некоторых нюансах в поведении Кисы. Сперва ее странные вопросы по поводу моих вкусов, потом неосознанная ревность, благосклонное принятие незатейливых знаков внимания… Похоже, она сильно истосковалась по мужскому обществу. Это понять можно, ведь в демоне девушек привлекает его необычность, поэтому в выборе партнерш для любовных утех он не ограничен, а вот вампирша своими клыками отпугивает всех потенциальных ухажеров.

Интересно, сколько она уже обходится без секса? Понимаю, звучит грубовато, да и не мое это дело, вот только его регулярность весьма сказывается на физиологическом и психологическом состоянии разумного, а недостаток может привести к нарушению гормонального баланса, повышению раздражительности, нервным срывам и прочим нехорошим вещам. Может, предложить свои услуги? Тем более Киса наверняка догадается, что это будет всего лишь рабочим моментом, не подразумевающим каких-либо обязательств. Да и внешне она весьма привлекательна… М-да… Надо будет поговорить с ней об этом при случае. Только аккуратно, чтобы ненароком не обидеть.

— Нашел! — радостно воскликнул Хор, отвлекая меня от размышлений на тему взаимоотношений полов. — Держи!

Демон протянул мне потрепанную записную книжку, раскрытую где-то посередине. Поглядев на текст, я хмыкнул:

— Знаешь, Хор, тебе нужно работать разведчиком и записывать сверхсекретные сведения. Я уверен, в этой сфере твой талант раскроется в полной мере, оставив всех шифровальщиков без работы.

— Это еще почему?

— Да просто даже если написанные тобой документы попадут в руки вражеских шпионов, те все равно не сумеют их прочитать! Нет, это же надо! Ты, вообще, чем обычно карандаш держишь, ногой или хвостом?

— Рукой, как все, — буркнул демон, возвращаясь под бок к Кисе.

— Не верю! — заявил я. — Нет, признайся, может, ты эти каракули вслепую выводил?

— Не нравится — не читай! — огрызнулся Хор. — Нет чтобы спасибо сказать, он еще возмущается!

— Конечно, спасибо тебе огромное… Но все-таки интересно, ты хоть сам в своих записях разбираешься или просишь других помочь?

Я хихикнул, припомнив одного своего сокурсника, который страдал похожей проблемой. Нет, у него был приличный почерк, вот только писал он очень и очень медленно. Естественно, преподаватели не могли ждать, пока трудолюбивый студент зафиксирует в тетради все их слова, поэтому парню постоянно приходилось пользоваться сокращениями. А потом начинался цирк, потому что уже на следующий день он подходил к сокурсникам с грустным выражением лица и стандартной просьбой подсказать, что означает таинственная фраза «Х-ка пр. и пр. рег. об. о-й».

— Если совсем плохо, могу свой вариант принести, — сказала Киса.

— Пока не нужно, попробую разобраться, — ответил я и приступил к чтению, однако уже спустя несколько минут был вынужден признать: — Это совсем не то. Здесь лекция по основам безопасности с объяснениями и подробной расшифровкой действий дежурного, а мне нужны правила и четкие инструкции, желательно закрепленные в виде незыблемых норм.

Хор, пожав плечами, пояснил:

— Здесь все, что говорил на занятиях Керисан.

— Кроме дополнительной литературы, — добавила Киса. — Ее все равно никто из нас не читал, так как никакого экзамена по данному предмету не было.

— Придется отправиться в библиотеку, — вздохнул я и протянул демону его записи.

— Если, конечно успеешь, — с сомнением сказала вампирша.

— …! — выругался я.

Сейчас уже ночь, библиотека может оказаться закрытой, а завтра до дежурства мне в нее точно не удастся заглянуть. Но шанс еще оставался, поэтому я, не теряя времени, развеял защитный амулет на окне и снова выпрыгнул в него прямо с кровати. Пятки я отбивать не хотел и воспользовался левитацией, замедлив падение, а как только достиг земли, во весь опор побежал по безлюдной темной улице к знакомому зданию.

Несмотря на опасения, успел я вовремя. Хранитель как раз собирался уходить домой, когда я ворвался в его владения с просьбой предоставить мне устав привратника. Такого, разумеется, не обнаружилось, но, как выяснилось, существовала книга с законами Академии в расширенном варианте, где подробнейшим образом, по параграфам и пунктам, определялись все отношения между любыми индивидами в этих стенах. В ней не содержалось никаких пояснений, никаких наглядных примеров, как в ознакомительной версии, приобретенной мной при поступлении. Это были только сухие строчки правил и норм поведения, составленные давным-давно, еще во времена основателей, и действующие поныне. Как раз то, что я искал.

На радостях я едва не расцеловал хранителя, а тот, с улыбкой понаблюдав за моей реакцией, даже разрешил взять книгу с собой. Эх, все-таки не зря я старался и тратился на вино, устанавливая с ним нормальные отношения! Надо будет обязательно повторить опыт, но на этот раз принести обычный лимэль. Думаю, Велисса разрешит мне поработать в ее лаборатории, тем более у нас наметились интересные практические занятия по алхимии… В общем, подхватив свой трофей, я вернулся в общагу и обнаружил, что Хор и Киса снова затеяли спор. Не став им мешать, я приступил к повторному изучению законов Академии, надеясь, что их знание завтра позволит мне избежать подготовленных Керисаном сюрпризов.

Несмотря на мои планы хорошенько выспаться, провозился я полночи, вникая во все нормативные тонкости наследия основателей Академии. Сперва, конечно, пришлось вызубрить все то, что непосредственно относилось к моему дежурству, а потом я решил не терять времени и изучить остальную часть «Законов». М-да, все-таки зря я потратил свои кровно… э-э… отнятые золотые на популяризированный вариант. В нем не оказалось и половины всех уложений, выброшенных в угоду понятным практическим примерам и подробным объяснениям необходимости выполнения законов. Как будто для детей писали, ей-богу! Но это так, к слову.

Как и ожидалось, в законах присутствовали несколько параграфов о действиях привратника, за нарушение которых гарантированно следовало исключение, но все они были, мягко говоря, устаревшими. Вот, к примеру, я бы точно не смог выполнить все предписания, касавшиеся ситуации, когда на Академию совершает нападение армия мертвых слуг. И сильно сомневаюсь, что их хоть кто-нибудь мог выполнить, так как изначально они рассчитаны на пятерку дежурных, а не на одного. А про действия во время атаки драконов «в количестве от трех особей и больше» я вообще молчу, так как не верю, что ректор каждый день приходит заряжать «запас стрел Улоха либо других равноценных им по действию артефактов», которые всегда должны находиться под рукой у дежурного.

В общем, изучив законы, я ощутил себя гораздо увереннее и вернулся к разбору каракулей сладко спящего Хора. Все-таки инструкции и четкие правила — это одно, а понятное описание способа фиксации нарушений или механизма контроля посетителей — совсем иное. В процессе чтения становилось понятным, на что рассчитывал Керисан, организовывая для меня дежурство. Ведь его лекции, излагавшиеся на первом цикле, содержали именно эти простые объяснения необходимых рутинных действий привратника, без знания которых я мог так накосячить, что гарантированно загремел бы на общественные работы аж до конца года. А вот там организовывать хитрые подставы для мастера было бы проще простого.

Закончив листать записи демона, я мысленно завел свой будильник и разрешил себе поспать часика три, но, как только закрыл глаза, кто-то весьма наглым образом схватил меня за плечо и принялся немилосердно трясти. Спросонья я махнул рукой, куда-то попав и прекратив эту тряску. Но не успел вновь вернуться в ласковые объятия Темноты, как получил весьма болезненный удар в бок. Тело среагировало, как всегда, вперед мозгов, и я с рычанием вскочил, готовясь прикончить всякого, кто попадется мне на глаза. Но, увидев перед собой одетого демона, замер и окончательно проснулся.

Потирая бок, я присел на кровать и недовольно осведомился:

— Хор, что за шуточки? За такое можно и по морде получить!

— Уже! — не менее недовольным тоном произнес сосед и принялся ощупывать свой нос.

Поняв, что мое сонное махание было на редкость удачным, я слегка смутился и сказал:

— Извини, я не специально. Но и ты тоже хорош! Зачем меня надо было поднимать в такую рань? — я кивнул на окно, небо за которым только-только начало светлеть.

— Да вот, хотел, чтобы ты не опоздал на свое первое дежурство, а вместо благодарности получил кулаком по лицу, — иронично ответил Хор, оставив в покое нос. — Где вообще твои манеры, Алекс? Как будто в лесу родился — никакого воспитания!

— А нефиг было меня будить! Спросонок я опасен для окружающих. Так ты скажешь наконец, зачем поднял меня до рассвета?

— Одевайся! — решительно заявил Хор. — Пойдем пост принимать!

Несмотря на остатки сонливости, мои мозги уже начали соображать, поэтому я мигом ухватил всю важность момента, который вчера отчего-то обделил вниманием. Ведь принятие поста также является очень ответственным мероприятием и его не нужно пускать на самотек. Мне вполне могут перейти «по наследству» от ночного вахтенного различные недостачи или же, наоборот, — опасные сюрпризы, которые сегодня днем может обнаружить Керисан. И тогда никакие мои отговорки типа «это не мое, оно тут валялось еще до меня» уже не прокатят — принял пост, значит, несешь всю ответственность.

Я быстро оделся, а вернее, только обулся, так как в последнее время предпочитал экономить время и спать в изрядно поистрепавшейся форме, и последовал за демоном, в этот раз покинув комнату через дверь, как все цивилизованные люди. На улице было достаточно светло, но Академия еще крепко спала, созерцая прекрасные сны, и лишь мы, двое «жаворонков», целенаправленно топали к воротам. Точнее, не к ним, а к небольшой постройке, располагавшейся рядом с воротами, — типа караулки. Издали в ней можно было рассмотреть сосредоточие амулетов разного назначения и ауру адепта, который, судя по его позе, наглым образом дрых, вместо того чтобы охранять покой остальных, как положено по инструкции.

Подойдя к караулке, Хор решительно саданул по двери кулаком. Внутри что-то упало с металлическим лязгом, послышался приглушенный мат, а потом дверца приоткрылась, явив заспанного адепта в форме конструкторского факультета. Оглядев нас, он недовольно поинтересовался:

— И чего это вам в такую рань не спится? Ладно, не стойте столбами, давайте вольницы!

— Разуй глаза, соня! Смена пришла, — весело заявил демон, а я протянул адепту направление.

Тот взял его, всеми силами стараясь не зевнуть, и вернулся в недра караулки. Мы с Хором вошли следом. Помещение внутри оказалось меньше, чем я предполагал. По сравнению с ним наша комната в общаге выглядела огромным залом, а все потому, что в караулке оказалось много шкафов, упиравшихся в потолок и набитых всякой дрянью, начиная от больших амбарных книг и заканчивая какими-то тряпками и железками непонятного назначения. Судя по налету пыли на всем этом хламе, его не трогали самое меньшее лет десять, так что можно сделать вывод: караулка постепенно превратилась в банальную кладовку, в которой годами скапливалось все то, что было жалко выбросить.

Пятачок свободного пространства в этой конуре занимал стол с раскрытой книгой, комплектом разговорников, амулетом, похожим на тот, который я видел в библиотеке, и часами с большим циферблатом. Эти часы, в отличие от тех, что висели рядом с расписанием, в колбах содержали песок вместо воды и позволяли рассмотреть свой весьма простой шестереночный механизм, приводящийся в движение магической составляющей. Пока я все это рассматривал, адепт что-то быстро черкнул в книге на столе и сказал мне:

— Давай свой знак.

— Эй, не так быстро! — заявил я, разобрав запись, гласившую, что Алекс Дракон заступил на дежурство. — Сперва проверим, все ли в порядке на посту.

Хотя изначально я предполагал, что мы должны будем дождаться появления Керисана, дабы проверить пост под его надзором, но сейчас мысленно напомнил себе, что это не армия и смена караула вполне может происходить без присутствия разводящего. Именно поэтому, кивнув Хору, я приступил к внимательному осмотру помещения. Конструктор сперва удивился, но потом пожал плечами и все-таки зевнул, не проявляя особого интереса к нашим действиям. Наблюдая краем глаза за его реакцией, я пришел к выводу, что либо ночной дежурный — хороший актер, либо мастер действительно с ним ни о чем не договаривался и подлянок с его стороны можно было не ожидать.

Методично мы с демоном извлекли из ящиков, груд мусора и с полок все, что представляло хоть какой-то интерес в магическом плане. Амулеты, артефакты и накопители, среди которых несколько были совсем пустыми (разумеется, сафрусами в них и не пахло), были разложены на столе и внимательно осмотрены. Больше десятка оказались исключительно бытового назначения, и их я опознал сам, а по поводу остальных меня просветил Хор. Выяснилось, что палка с железным набалдашником и скрывавшимся в нем простеньким плетением является своего рода тревожной кнопкой, которая должна активироваться при нападении на Академию, большой белый камень может быстро сформировать мощную индивидуальную защиту, а небольшая медная бляха на веревке способна впитывать силу из окружающего пространства и направлять ее хозяину амулета.

Но больше всего меня заинтересовал невзрачный камешек, наполненный большим количеством энергии, с несложным плетением, в котором угадывались отдельные элементы разговорника.

— Не скажешь, что это? — спросил я у демона, разглядывая занятный амулет.

— Понятия не имею, — ответил Хор. — На первый взгляд обычный накопитель, но какой-то не совсем правильный. Как будто был сделан недоучкой.

— Твоя вещица? — поинтересовался я, продемонстрировав камешек дежурному.

— Нет, — ответил тот, презрительно фыркнув.

Ой, вы поглядите на него, какой обидчивый! Всего второй цикл, а гонору-то…

— Понятненько… — пробормотал я. — Вот и первый подарочек для меня.

— Почему ты так решил? — спросил демон. — Ведь этот накопитель мог валяться здесь очень долго.

— А ты посмотри на остальные амулеты — все они заполнены энергией едва на четверть, кроме нескольких разговорников, а некоторые даже успели развеяться, так что следов плетений не осталось. Да и правильно — их ведь давно не заряжали, а этот — полнехонек, как будто создан только вчера.

Демон взял странный накопитель и внимательно его рассмотрел.

— Но ведь он не боевой. Какой от него может быть вред?

— А это ты мне скажи. Я так понял, что в него специально вставили элементы, позволяющие производить активацию на расстоянии, поэтому в любой момент сила из него может вырваться на свободу. Как думаешь, что тогда произойдет?

— Максимум — яркая вспышка и небольшой хлопок, ведь энергия-то не будет оформлена, — уверенно сказал Хор.

— А вот и нет, — улыбнулся я. — Зря ты в свое время не слушал магистра Перисада, поэтому не знаешь элементарных вещей. При большом всплеске силы некоторые простые амулеты, находящиеся поблизости, могут развеиваться, если только их структура изначально не была изменена, для придания плетениям большей устойчивости. Иными словами, при активации данного «сюрприза» разговорникам точно настанет кирдык.

Демон задумчиво почесал подбородок, а потом заметил:

— Какая-то мелкая пакость получается. Ты уверен, что это не дело рук адептов?

Об этом я подумал в первую очередь. На подставу Керисана было явно непохоже. Утраченные разговорники легко восстановить, а это такое незначительное нарушение, что даже назначением на кухню не пахнет.

— Хрен его знает, — честно ответил я. — Но для большего спокойствия…

Я сформировал канал к странному накопителю, перекачал всю его силу в себя и развеял плетение.

— Вы еще долго будете возиться? — недовольно спросил забытый нами конструктор.

— Осталось проверить сами ворота, — решительно сказал я и вышел из караулки.

Хор объяснил мне, как они открываются (засов все-таки был магическим и требовал специального ключа), а потом я настоятельно попросил его рассказать, как же активируется защита стены. Демон весьма удивился моей просьбе, даже ехидно поинтересовался, уж не ожидаю ли я, что Керисан специально для меня организует нападение толпы вражеских магов. Да, разумеется, это выглядело смешным, но я хотел предусмотреть все, так как большинство инструкций дежурного при внештатных ситуациях начиналось словами «незамедлительно активировать защиту Академии».

Разумеется, Хор не стал активировать защитное плетение, сказав, что на его памяти таких случаев не было, но показал управляющие элементы, которые находились на стене возле ворот. Разобраться в них было несложно, так как структура этого плетения во многом походила на защитный контур тренировочной площадки. Вот только накопителей мне отыскать не удалось, хотя я понимал — они точно где-то есть. Иначе как такая огромная магическая структура не развеивается от времени? Нет, на поддержание ее в рабочем состоянии тоже требуется энергия, запас которой наверняка был спрятан под землей, потому что являлся одним из слабых мест защиты.

После осмотра я вернулся в караулку, где под изумленными взглядами Хора и конструктора принялся письменно перечислять отсутствующие амулеты, которые, судя по законам Академии, были необходимы каждому дежурному. Я упомянул все, что мне встречалось на страницах с инструкциями, не забыв о запасе «стрел Улоха или равноценных им по действию артефактов», которыми тут и близко не пахло. И только после этого я поставил свою подпись, точное время и магический оттиск моего знака адепта, который появился на бумаге благодаря специальному амулету, тем самым подтвердив прием поста.

Ночной дежурный, не прощаясь и находясь в полной уверенности, что моя крыша капитально потекла, пошел к себе досыпать. Хор же, пожелав напоследок удачи, отправился в столовую, надеясь добыть там что-нибудь съестное, но, судя по задумчивой морде демона, в его голове ворочались похожие мысли. Ну и ладно! Пусть считают меня параноиком, пусть думают что хотят, зато теперь меня никто не мог обвинить в утере весьма ценного артефакта.

И потянулось дежурство. Первый час прошел скучно, Академия еще спала, и никто из посетителей не собирался тревожить ее сон. Быстро подыскав себе занятие, я проанализировал новую защиту из амулета и признал ее эффективной, но весьма неэкономной. Если применять ее в схватке, велика вероятность, что на атакующие плетения может банально не хватить энергии. Однако структуру плетения я запомнил, чтобы в будущем основательно в ней поковыряться. Два блока были интересными и необычными, а общая схема навевала кое-какие мысли. Я подумал, что если ее немного преобразовать и попытаться «скрестить» с обычным коконом, то вполне можно добиться уменьшения расхода силы. Но этим нужно было заниматься только после основательного изучения соответствующей литературы, чтобы не изобретать велосипед.

Отложив в сторону амулет, я принялся рассматривать защиту на стенах Академии и пришел к выводу, что это плетение создавал талантливый мастер-конструктор. Мало того, что оно могло укрывать непроницаемым для вражеских плетений коконом всю территорию, так еще и было способно растягивать и сокращать свою поверхность по желанию того, кто им управляет. Для этого было достаточно сформировать несколько дополнительных энергетических каналов или, наоборот, — сократить похожие блоки, то есть привязка магической структуры к стене существовала только в неактивном состоянии.

Однако я нашел весьма существенные отличия от уже знакомого плетения. Так, например, его структура была гораздо плотнее, а значит, вряд ли ограничивалась только высасыванием силы из атакующих плетений. Судя по отдельным элементам, физическое воздействие оно также блокировало. То есть если кто-то очень «умный» захочет обстрелять Академию крупногабаритными камешками, защита с легкостью должна это выдержать. И только одно мне было непонятным — можно ли защитникам выходить из-под ее действия или же плетение одинаково работает в обе стороны? Ведь находясь под такой защитой, не сильно-то повоюешь, так как ее структура непременно будет мешать формированию атакующих плетений, а если создавать их за ее пределами, будут теряться и скорость, и сила ответа подлым агрессорам. Но в данный момент меня это волновало лишь гипотетически. Гораздо интересней было, какую же подлянку задумал Керисан.

Спустя некоторое время, стоя на своем посту у ворот Академии, я мог наблюдать за ее неторопливым пробуждением. Сперва на улице появились отдельные сонные адепты, спешащие еще до завтрака успеть завершить вчерашние эксперименты, затем повалил ручеек «жаворонков» из общаг, а к тому времени, как в моей голове тихо зазвенел колокольчик, жизнь в Академии била ключом. Вскоре и мне пришлось выполнять свои обязанности. Открыв калитку, я выпустил на свободу двух стихийников, предварительно проверив их вольницы и сделав соответствующие отметки в книге. Потом это же действие пришлось проделать для девушки с моего факультета, которая на выходе игриво улыбнулась и подарила мне воздушный поцелуй.

Через некоторое время пустой желудок начал напоминать о себе тихим кваканьем. Однако не успел я задуматься над тем, не отлучиться ли мне в столовую, нарушив тем самым одну из инструкций привратника, или все же не рисковать и целый день стоять голодным, как явился адепт-первак с лекарского факультета — ему сегодня не повезло отрабатывать какое-то мелкое нарушение на кухне. Он принес мне легкий завтрак, который я быстро умял, радуясь организованному здесь порядку. На такой комфорт я даже не рассчитывал и, поблагодарив адепта за заботу, продолжил изображать стойкого оловянного солдатика.

Спустя еще час раздался мелодичный звонок, и мне пришлось расспрашивать первого посетителя, зачем он пожаловал к нам в Академию. Упитанный мужичок лет сорока, в приличной одежде, требовал проводить его к главному целителю, мол, у него имеется очень выгодный заказ. Я, согласно записям Хора, отвечал, что в Кальсоте расположено представительство Гильдии магов, да и целителей практикующих хватает, отчего бы не обратиться к ним? Но мужик оказался стойким и от своих требований не отказывался, хотя никаких подробностей о заказе сообщать почему-то не хотел. Препирательство длилось минут пять, после чего мне пришлось идти в караулку, находить нужный разговорник, благо все они оказались с прикрепленными табличками, на которых были выгравированы имена, и вызывать к воротам Велиссу.

Декан явилась сразу же, уточнила, что надобно просителю, а после послала его… далеко-далеко, так как совсем не собиралась изготавливать средство для повышения потенции в промышленных объемах. Мужик пытался спорить, жаловался, что местные травники не желают иметь с ним дела, но после появления небольшого огнешара, сформированного магистром, простился и быстро скрылся с глаз. Велисса же мрачно посмотрела на мою виноватую физиономию, посоветовала больше по пустякам ее не отвлекать и удалилась на занятия. Ну а я мысленно вычеркнул из инструкций привратника совсем не обязательный пунктик о «вежливости и доброжелательности к посетителям». Хрен вам! Больше я краснеть не собираюсь!

До обеда мне пришлось отвадить еще двух подобных просителей, которые были простовато одеты и, по-видимому, являлись обычными горожанами. Они искали встречи с мастером по изготовлению амулетов, сильно удивлялись, когда я отвечал, что такого в Академии не существует, после чего убирались восвояси. И не лень им было сапоги стаптывать, шагая в Академию? Хотя понятно, местные берут дорого, а сэкономить хочется. Вот только я не мог даже предположить, занимаются наши преподаватели подобными халтурками или же соблюдают законы, установленные Гильдией. Меня-то, понятное дело, об этих тонкостях никто не предупреждал, поэтому просителям я давал от ворот поворот.

К полудню число желающих покинуть территорию Академии резко увеличилось. Поодиночке и небольшими группками они устремлялись в Кальсот, чтобы весело провести там время, ненадолго отвлекшись от учебы, а навстречу им без особого энтузиазма брели адепты, возвращавшиеся в родные пенаты. Вид последних был весьма далек от совершенства. Заспанные, со следами похмелья на лицах и потухшим взглядом, они ничем не напоминали радостных балагуров, только-только вырвавшихся на волю, хотя вчера, зуб даю, точно так же улыбались и веселились в предвкушении законного выходного. Сверяя их вольницы и фиксируя время возвращения, я вспоминал известную народную мудрость: «Если сегодня тебе плохо, значит, вчера было хорошо».

В обед меня навестил Керисан. Причем неизвестно по какой причине — то ли просто обходил все посты, то ли решил проверить именно привратника. Бодрый и чем-то весьма довольный, он соизволил поприветствовать меня, осведомился о нарушениях, полистал книгу и долго рассматривал мою первую запись, после чего осведомился с недовольной миной:

— Это что за ерунда?

Я четко отрапортовал безопаснику:

— Согласно инструкциям, изложенным в законах Академии, я письменно зафиксировал отсутствие необходимого для дежурства магического инвентаря. Желаете проверить?

Мастер долго меня рассматривал, словно размышляя, это была издевка или я на самом деле не в себе, а потом пробормотал:

— Согласно инструкциям, значит… Ну-ну.

Развернувшись, он вышел из караулки, видимо решив больше не тратить на меня свое драгоценное время, и быстро удалился восвояси. Жаль, по его реакции я так и не смог определить, заметил ли он пропажу странного накопителя и был ли вообще тот амулет его рук делом. Но одно я понял: появление Керисана на посту сулило мне скорые неприятности.

Оглавление

Обращение к пользователям