Глава 21. Практика — лучший учитель

Проснувшись утром до сигнала Колокола Академии, я обнаружил рядом с кроватью комплект новенькой формы боевого факультета и огорчился. Нет, все-таки я непозволительно расслабляюсь в последнее время, раз даже не заметил утреннего гостя, принесшего мне шмотки. А если бы он надумал в меня запустить чем-нибудь смертоносным? Успела бы меня поднять интуиция? В этом я не был уверен на все сто, так что одевался в мрачных раздумьях по поводу моей паранойи. Что-то она просыпается не вовремя, как, например, сейчас. Лучше бы посоветовала мне вчера вечером повесить на дверь простенькую незаметную сигналку!

Едва я успел посетить неприметную комнатку рядом с палатой и привести себя в порядок, как явилась Велисса и милостиво разрешила мне валить на все четыре стороны. Ведомый зовом желудка, я направился в столовую, надеясь спокойно позавтракать. Ага, не тут-то было! Как только я появился в этом наполненном аппетитными запахами помещении, меня окружила оживленная толпа моих одногруппников, желавших услышать из первых уст рассказ о героическом подвиге дежурного. Остальные адепты только поглядывали на меня с любопытством, но пробиваться сквозь тесное кольцо моих приятелей не спешили. В общем, мое настроение, и так не отличавшееся особой приподнятостью, скатилось куда-то в район плинтуса и подниматься решительно отказывалось.

К сожалению, шуточками отделаться не удалось, придумать гарантированную отмазку тоже не вышло, а послать всех подальше у меня просто язык не повернулся, так что пришлось согласиться на рассказ, потребовав взамен доступ к вожделенной пище. Изложение вчерашних событий получилось вялым и неинтересным, ведь я не знал подробностей легенды, выданной адептам ректором, и опасался случайно ее разрушить. Несмотря на острое желание приятелей узнать все детали происшествия, я на большую часть вопросов предпочел отмалчиваться, чем лишь укрепил свой образ героя-скромника, не желающего хвастать своими подвигами. Разумеется, меня это не устраивало, но поделать я ничего не мог, кроме как отмечать перемены в поведении остальных, вызванные новым всплеском моей популярности.

Все парни моей группы во главе с Вахом поздравляли меня, хвалили за то, что я «не посрамил честь факультета», «не дрогнул» и так далее. И если раньше некоторые сокурсники предпочитали держаться в стороне от нашей компании, то теперь абсолютно вся моя группа резко захотела дружить с героем. Некоторые даже откровенно гордились близким знакомством со мной, изредка бросая снисходительные взгляды на адептов других факультетов, наблюдавших за нашим разговором. А другие напоказ выставляли панибратское отношение, хлопали меня по плечу, пожимали руку и всячески выражали любовь до гроба. Кстати, о любви. Судя по томным вздохам адепток и прицельным выстрелам их очаровательных глаз, новая волна женского наступления на мое неприступное сердце была не за горами.

В общем, завтрак оказался безнадежно испорченным. И даже Киса с Хором, стоявшие в давно облюбованном нами углу, до которого я так и не сумел добраться, не спешили избавлять меня от надоедливых собеседников, несмотря на все умоляющие взгляды в их сторону. Друзья называется! Подошли бы, рявкнули на малолеток и забрали героя в личное пользование, так ведь нет — стояли и преспокойно наблюдали за моими мучениями, периодически ехидно ухмыляясь. Одно слово — нелюди!

Эта пытка закончилась, когда подошло время занятий. Первой по расписанию стояла лекция мастера Глода, на которую мне пришлось отправиться вместе со всеми. Однако, несмотря на то что я морально приготовился к худшему, в этот раз Глод не стал проверять наши знания, не стал в бешенстве кричать, брызгать слюной, награждать нас оскорблениями, а вместо этого начал новую лекцию. Причем без ехидных комментариев, без намеков на куриные мозги присутствующих и всего прочего — только сухой текст с необходимыми пояснениями.

На мастера это было совсем не похоже, поэтому добрую четверть лекции адепты недоуменно переглядывались. А я сделал вывод, что либо Керисан всерьез решил «залечь на дно», раз приказал своим друзьям держаться в рамках приличия и не бросать на него ни малейшей тени, либо старательно демонстрировал это ректору. В любом случае какое-то время мне можно было его не опасаться. Вот после этого вывода мое настроение с отметки «отвратительное» поднялось до «жить можно», а к началу второго занятия вообще взлетело до небес.

Оно проводилось Велиссой, которая разрешила мне самостоятельно поработать в лаборатории, пока она читала лекцию остальным. Ну, что сказать, оторвался я там по полной программе. В лаборатории оказались всего три адептки с лекарского факультета, но они были очень заняты и не мешали мне экспериментировать. С небывалым энтузиазмом я постарался воспроизвести на практике все наиболее употребительные лечебные составы, закрепив знания, почерпнутые из книг, а также успел состряпать порцию лимэля (разумеется, лайт-версии), слил его в небольшую флягу и спрятал ее во внутреннем кармане, решив уже сегодня отблагодарить хранителя библиотеки. Ведь я никогда не любил быть кому-то должным, а его помощь оказалась весьма кстати.

Времени хватило даже на то, чтобы сделать свой экспериментальный состав, который, по идее, должен был действовать на человека как мощный стимулятор. Вроде лимэля, но без лечебного эффекта. Я давно составил рецепт этой гадости на основе анализа нескольких рекомендованных магистром книг и собственных знаний, но возможности ее приготовить все никак не находилось. Да и целительница не поощряла напрасную трату ценных ингредиентов, поэтому, пользуясь ее отсутствием, я нахально порылся в шкафчике с запасами и принялся химичить. В итоге всех необходимых, по моему мнению, манипуляций получилась коричневая жидкость с отвратительным запахом, которую я с гордостью продемонстрировал Велиссе, когда она заглянула в лабораторию. Магистр отнеслась к моему «шедевру» скептически и долго уточняла состав зелья, но после моих объяснений заявила:

— Если оно будет работать, как ты задумал, можно сразу оформлять заявку на соревнование. Уверена, шансы на победу будут весьма неплохими. Ну а сейчас нужно проверить действие на живом материале. Пошли к конструкторам! Насколько я знаю, у них в питомнике еще осталась пара-тройка собак.

Идти к конструкторам мне было лень, да и азарт экспериментатора горел в груди, поэтому я плюнул на осторожность и, несмотря на предостерегающий возглас Велиссы, решительно сделал большой глоток стимулятора. По горлу прокатилась горячая струя и ухнула в желудок, разразившись там весьма знакомым взрывом. Я сразу почувствовал мощнейший всплеск жизненной энергии, вскруживший голову и породивший ощущение невесомости и всесильности. Улыбаясь как идиот, я осторожно пошевелил руками, ощущая, что в данный момент могу горы своротить без особых усилий, и попробовал поднять стоявший рядом кувшин литров на пять. Хотя тот был доверху наполнен водой, мне показалось, что весит он не больше гусиного перышка.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась целительница, наблюдая за мной вместе с тремя испуганными адептками.

Ну да, ведь первое правило зельеварения — не пробовать экспериментальные составы на себе — было мной только что наглым образом проигнорировано.

— Превосходно! — воскликнул я и сунул палец в магический огонь, на котором доходили до нужной кондиции эликсиры девушек.

Как я и думал, не было никаких неприятных ощущений, но на пальце быстро появился ожог. Тогда я убрал руку и констатировал:

— Как и предполагалось, состав полностью блокирует болевые ощущения, усиливает работу мышц, вызывает чувство эйфории (ага, штырит прямо не по-детски!), но при этом не ускоряет жизненные процессы тела, как это делает настойка Даоля.

Велисса подошла поближе, взяла меня за запястье и пощупала пульс, который оставался вполне обычным. К сожалению, этого прикосновения я совсем не ощутил, поэтому понял, что мой составчик нуждается в серьезной доработке, хотя уже в таком виде представляет огромную ценность. Дай его любому обычному воину — и тот мгновенно превратится во всемогущего, не ведающего страха берсерка, которому начхать и на количество врагов, и на полученные раны. Ну а армия таких бойцов способна сломить любое сопротивление. Разумеется, не магическое.

Так что мое зелье — довольно страшное оружие, причем без побочных эффектов известного имперского аналога. Ведь классическая настойка за авторством Даоля, идею которой я взял за основу, хотя и превращала людей в неутомимый механизм, не ведающий боли и усталости, но при этом сильно изнашивала их организм. Прямо как мое плетение для лошадей. Если тело изначально было вполне здоровым и крепким, то человек за возможность один час чувствовать себя несокрушимым отдавал пятнадцать-двадцать лет своей жизни, а если организм был слабым — сердце отказывало уже после нескольких минут запредельных нагрузок. Я же сумел избавиться от этого и теперь мог заслуженно собой гордиться.

— На первый взгляд все в порядке, — сделала вывод магистр, закончив меня ощупывать и осматривать. — Осталось только выяснить срок действия и посмотреть, что будет с тобой после того, как эффект эликсира пройдет. В общем, сегодня ты снова весь день пробудешь в лекарском кабинете, и если… Что с тобой?

— Ничего, продолжайте, — ответил я, прислушиваясь к себе.

Несмотря на захлестнувшую меня эйфорию, я начал ощущать некий дискомфорт в желудке, который отчего-то стремительно увеличивался.

— Так вот, если действие окажется продолжительным, а побочные эффекты… Ты куда?

Но я не стал отвечать целительнице, а, стиснув зубы, пулей вылетел из лаборатории.

Никогда раньше не замечал, что коридоры в этом здании такие длинные. Они же просто не имели конца! Пока я добежал до нужной комнатки, успел не раз помянуть добрым словом козлов-архитекторов, которые устраивали туалеты так далеко от аудиторий. Ведь адепты просто могут не успеть до них добежать! Нет, я-то успел, хотя с дверью получился небольшой конфуз — схватившись за ручку, я упустил из виду действие своего зелья и попросту оторвал ее. Разозлившись и чувствуя, что тают последние секунды, отпущенные мне экспериментальным эликсиром, я пробил кулаком нехилого размера дыру и все-таки сумел открыть последнюю преграду.

Дальнейшее в подробном описании не нуждается, так как следующие несколько минут я сперва радовался, что успел-таки снять штаны, а потом вдохновенно ругал себя за этот глупый эксперимент, за наплевательское отношение к правилам, которые придумали явно не дураки, за «гениальную» идею использовать себя в качестве подопытного кролика…

Когда матерные выражения начали повторяться, меня обнаружила Велисса. Деликатно постучав в дверь, она спросила, судя по сдавленному голосу, едва сдерживая смех:

— И как ты себя теперь чувствуешь, Алекс?

— Великолепно, — недовольно буркнул я. — Неужели не слышно?

Процесс вывода отравы из моего организма был весьма шумным и все еще продолжался, совсем не желая ослабевать. Дождавшись хоть какой-то паузы, я сказал целительнице:

— Похоже, я где-то ошибся в расчетах, но одно знаю точно — заявку на соревнования можно оформлять смело. В тех книгах, которые вы мне рекомендовали, я не нашел слабительного с таким потрясающим эффектом, так что победа мне гарантирована!

Велисса за дверью расхохоталась, а я улыбнулся и, поставив полог тишины, подумал, что наверняка еще ни одно средство от запора не приносило столько радости. Надо же, сидишь на унитазе и сильно рискуешь в скором времени полностью утечь в лабиринты канализации, а при этом испытываешь только счастье! Желающим сбросить лишний вес мое изобретение точно должно понравиться.

Магистр, отсмеявшись, удалилась, но спустя несколько минут вернулась с бутыльком прозрачной жидкости, которая помогла мне угомонить взбунтовавшийся желудок, превратившийся в реактивную трубу. Вопрос о фиксации состояния и расчетах времени действия уже не ставился, поэтому я, подстегнув восстановительные процессы, вскоре избавился от эйфории и вернул телу нормальную чувствительность. Однако, вернувшись в лабораторию, выслушал не один ироничный вопрос о моем самочувствии от Велиссы и адепток, ставших невольными свидетелями эксперимента.

С целительницей мы еще некоторое время обсуждали основы зельеварения, причем говорила только Велисса, а я лишь принимал виноватый вид и печально вздыхал. И только после того, как клятвенно пообещал, что правила больше нарушать не буду, декан проверила другие плоды моей работы и парочку забраковала, объяснив допущенные мной ошибки. Как я и предполагал, у имперских магов тоже имелись свои секреты и далеко не каждый рецепт, содержащийся в книгах, после воспроизведения на практике давал необходимый результат. Были мелкие нюансы, известные лишь специалистам, которые могли свести на нет все усилия по приготовлению определенного лечебного эликсира.

Обед пришлось пропустить, так как мой желудок все еще приходил в себя, а на третьем занятии не было ничего интересного. Я лишь пополнил свой арсенал бытовых плетений, после чего отправился в библиотеку. Там отдал флягу с лимэлем хранителю, объяснил, как лучше его употреблять, и пару часов потратил на изучение защитных структур. Их оказалось необычайно много, и буквально все имели авторство. Такое их разнообразие объяснялось очень просто — в каждой защите имелись свои сильные и слабые стороны, а магам приходилось делать выбор, исходя лишь из собственных предпочтений.

Ведь если мастер-боевик привык оперировать энергонасыщенными плетениями, то ему точно не подойдет защита Лоскиша, которая потребляет очень много силы, а если он любит тонкую работу, то наверняка выберет кокон Маривса, который хоть и тратит уйму энергии, зато не вынуждает постоянно отвлекаться на его восстановление. В общем, я понял, что работы у меня еще непочатый край, со вздохом сдал литературу и пошел к Ризаку. Декан боевого факультета сразу перешел к делу и принялся закидывать меня вопросами, выясняя, догнал ли я теоретический уровень знаний адептов третьего цикла. Под конец этого экзамена магистр сделал неутешительный вывод:

— Алекс, к групповой практике переходить тебе еще рано.

— Но почему? — удивился я, так как только что продемонстрировал отличную подготовку.

— Потому что ты лишь выучил все теоретические знания, но еще в полной мере не осознал их. Наверное, во всем виновата скорость твоего обучения, так как твоя память усваивает сведения быстрее, чем ты их успеваешь понимать. Ты прекрасно помнишь все инструкции, все правила, применимые к конкретным случаям. Ты описываешь все необходимые действия для определенной ситуации и наборы плетений, использующиеся в них. Ты можешь без запинки перечислить и сформировать все атакующие структуры первого и второго уровней, но все равно я вижу, что ты еще не готов доверять опыту выдающихся боевых магов. Может быть, даже не понимаешь необходимости всех этих знаний, а значит, существует большая вероятность, что и не станешь применять их на практике.

Я почесал свой короткий ежик и задумался. Почему Ризак не хочет пускать меня к адептам? Боится, что я перебью всех в группе? В то, что я не готов к занятиям, я не верил ни на грош. Теоретические знания из всего списка литературы, который выдал мне магистр, прочно улеглись в глубинах моей памяти, что и показал сегодняшний экзамен, а по поводу практического применения… На ком же мне их применять? Вот потому-то мне и нужны противники, так как с Ризаком мы до сих пор занимались одной только теорией и практической отработкой связок — определенных наборов атакующих и защитных плетений.

— Вижу, ты еще не понял, — сказал магистр. — Наверное, мне будет проще показать, чем убеждать тебя на словах. Подожди меня здесь.

Ризак покинул тренировочный зал и через пару минут вернулся с деревянным ящичком, в котором лежали сотни небольших амулетов с иллюзиями. Активировав защитное плетение зала, магистр сказал:

— Сейчас я буду демонстрировать тебе определенные ситуации, а ты действуй, как сочтешь необходимым.

Он взял один из амулетов, и рядом со мной возникла иллюзия двух адептов, которые сразу же начали окутываться мощной защитой. Я понял, что это еще один способ проверки знаний, быстро перебрал в памяти рекомендации, выбрал наиболее подходящую, отпрыгнул назад, увеличивая дистанцию между мной и противниками, и также активировал защитный кокон. Иллюзия адептов исчезла, а Ризак, никак не прокомментировав мои действия, бросил амулет в коробку и сжал в руке следующий. Сбоку возникла фигура адепта, стоявшего ко мне спиной, видно, из-за неправильного положения амулета. Он начал формировать какое-то плетение, но мне не удавалось рассмотреть какое, поэтому я, согласно рекомендациям из книги, швырнул в незащищенную спину противника разрывом.

Иллюзия вновь пропала. Следующая показала мне трех адептов, два из которых формировали нечто сложное, а третий держал впереди них мощный щит. Такой ситуации в прочитанных книгах точно не было, потому мне пришлось быстро подыскивать подходящие хотя бы по нескольким условиям рекомендации. Активировав защиту, поглощавшую плетения, я швырнул в крайнего тремя структурами, способными пробить его кокон, кинул во второго сетью, предназначенной для его уже сформированного плетения, а в щит последнего направил огненный шар — пусть потеряет меня из вида. Все мои структуры врезались в защиту тренировочной площадки, а Ризак достал еще один амулет.

Эта бессмысленная тренировка продолжалась недолго. После двух десятков самых разнообразных иллюзий магистр сказал:

— Достаточно. Ты что-нибудь понял?

Я только пожал плечами. Магистр же, разочарованно вздохнув, поставил на пол ящик с амулетами и сказал:

— Тогда приготовься к бою.

И сразу швырнул в меня огненной сетью. Ее я, как по учебнику, остановил щитом, отскочил в сторону и окутался средней защитой, которая тут же поплыла от удара мощного плетения. А это не по правилам, блин! Ведь первое плетение было уровнем пониже. Обеспечивая себе фору, я сформировал несколько атакующих структур и активировал мощный кокон. Мои плетения не нанесли никакого вреда магистру, а кокон спустя секунду оказался взломанным. Раздумывая, откуда последует удар, я формировал растянутый щит, но не заметил обычный магический захват. Тот захлестнул мои ноги и мощным рывком опрокинул на спину.

Стараясь не приложиться затылком об пол, я пропустил воздушный кулак, который выбил воздух из легких. Причем я даже не понял, как магистр смог сформировать его прямо в нескольких сантиметрах от меня. Сформировав кокон, который поглощал энергию, я толкнул свой щит на Ризака, вынудив того на несколько мгновений отвлечься, чтобы не допустить взаимодействия моей магической структуры со своим плетением защиты. Однако это не помещало магистру наградить меня двумя атакующими плетениями, которые были наполнены большим количеством силы и сразу перегрузили мой кокон, вынудив его развеяться. А в следующий момент еще один воздушный кулак заставил меня отправиться в полет, закончившийся встречей с ближайшей стеной.

Мне удалось не хряпнуться головой о камни и ничего себе не сломать, но поединок продолжать было бессмысленно, поэтому я слегка подстегнул процессы восстановления и убрал боль из отбитого плеча. Ризак тем временем деактивировал защиту и подошел ко мне. Поднявшись с пола, я молча застыл перед ним, ожидая объяснений.

— Что, и сейчас не догадался? — удивился магистр.

— О том, что не могу противостоять вам на равных, я знал всегда. Но наверняка вы совсем не это хотели мне продемонстрировать, — ответил я, огромным усилием сдерживая зарождавшееся раздражение.

— Очень жаль, но это также доказывает, что ты еще не готов к занятиям с адептами третьего цикла. На сегодня закончим, а через три дня вновь займемся отработкой связок. Можешь идти.

Ризак развернулся и пошел за своими амулетами, но я не собирался так просто сдаваться и решительно заявил:

— Нет, сперва я хочу получить объяснения.

Подняв коробку, магистр посмотрел на меня и улыбнулся краешками губ. Сочтя это разрешением, я уточнил:

— Мне необходимо знать, почему я не готов к занятиям с третьим циклом. Причем ответ «потому, что я так сказал» меня не устроит.

Эх, наглеть так наглеть!

— Я уже ответил — потому что ты еще не осознал все новые знания.

— Но ведь я их использую, а значит…

— Нет, это ничего не значит! — резко оборвал меня магистр. — Еще при устной проверке я понял, что ты неоправданно много времени тратишь на выбор нужного действия в конкретной ситуации, а тренировка с иллюзиями это лишь подтвердила. Чтобы определиться с правильным вариантом, тебе нужно перебрать в своей памяти множество случаев и выбрать из них наиболее подходящий. Но даже тогда ты действуешь, четко придерживаясь указаний и не корректируя их в соответствии с особенностями частного случая. А в тренировке со мной ты вообще не смог грамотно действовать, поскольку не успевал подобрать необходимые рекомендации. Так нельзя. Да, ты способен быстро думать и потому в скорости реакции не будешь уступать любому адепту третьего цикла, но это изначально неправильный подход к задаче. Ты должен сразу видеть правильное решение, а не перебирать десятки шаблонов, надеясь на то, что один из них подойдет… Вижу в твоих глазах проблеск понимания, поэтому напоследок скажу вот что. Сейчас ты ЗНАЕШЬ все, что необходимо каждому адепту третьего цикла, но чтобы обучаться вместе с ними, тебе нужно УМЕТЬ этим пользоваться.

— Ясно, — сказал я, опустив взгляд. — Спасибо, что разъяснили.

— Пожалуйста, — спокойно произнес Ризак. — До скорой встречи!

Он покинул тренировочный зал, а я остался переваривать услышанное. М-да, декан ясно показал, что может просчитывать мои действия на несколько шагов вперед, поэтому зря я сорвался, поведясь на простейший психологический трюк. Но еще магистр ткнул меня мордой в лужу как нашкодившего котенка, от чего становилось очень обидно. А ведь мог открытым текстом сообщить о моей проблеме сразу после экзамена… Хотя в тот момент у меня вряд ли бы появилась мотивация к ее решению. Ведь я был твердо уверен, что все знаю, поэтому пропустил бы слова Ризака мимо ушей, а сейчас четко понимаю — знать еще недостаточно.

Да, я давно уяснил это правило, но отчего-то не пытался его применить к нынешней ситуации. Наверное, изначально ошибся с подходом к усвоению новой информации. Ведь я считал ее чистой воды теорией и загружал в память, даже не тратя времени на обработку. Правила действий, принципы атак, расчеты соотношений энергетических затрат, типы связок и многое, многое другое лежит сейчас в моей голове мертвым грузом, а вместо этого должно активно работать. Это как если бы я прочитал книгу о рассветной школе с описанием всех ее приемов, а потом нахально заявил Лину, что мое обучение закончено. Нет, знать прием еще полдела — нужно уметь его применить.

А теперь подумаем: как же теоретическую базу перевести в навыки? Ризак еще на первом занятии советовал вживаться в книжный текст, осмысливать каждую ситуацию с позиции любого участника, но на это у меня нет времени. Если начать этим заниматься, можно отбросить мысли о факультативах. Нужно отыскать решение получше. Ведь как это происходит у адептов моей группы? Да, на изучение всех необходимых знаний у них уходит год, но они сразу закрепляют все пройденное на практике, а у меня такой возможности нет. Какой-то замкнутый круг получается: чтобы выработать умения, мне нужно практиковаться, но к занятиям меня допустят только тогда, когда я эти умения продемонстрирую.

Я тяжело вздохнул и отправился в общагу, понимая, что никакого выхода из ситуации не обнаружу. Да, есть вариантик — потрясти Фаррада по поводу магического спарринга, но это полумеры. Опытному конструктору я не противник, да и продемонстрировать ему что-то интересное пока не в силах. Можно Хора с Кисой припахать, но как-то стыдно. Мои занятия займут не один день, а у них и своих дел хватает.

По поводу последнего я нисколько не ошибся, так как демон с вампиршей обнаружились в нашей комнате, занятые любимым спором. Поприветствовав их, я лег на кровать и уставился в потолок.

— Что-то случилось? — спросила Киса, оставив попытки доказать демону, какой он идиот.

— Нет, — ответил я.

— Почему же тогда ты сам на себя не похож? Неужели приятели все соки выжали из героя-адепта? — иронично поинтересовался Хор. — Ничего, терпи, это побочный эффект славы, от которого никуда не деться. Можешь утешиться тем, что теперь любая девушка Академии тебе не откажет.

— А тебе только и остается, что от зависти зубами скрипеть, — ехидно заметила вампирша, активируя полог тишины, после чего снова обратилась ко мне: — Нет, все-таки объясни, что произошло? Опять зашевелился Керисан?

— Нет. Просто я сегодня облажался перед Велиссой, да еще и Ризак разнос устроил… В общем, день явно не мой.

Демон улыбнулся и заявил:

— Тогда я знаю, что может поднять тебе настроение, — посмотри на стол.

Скептически глянув на Хора, я со вздохом поднялся с кровати. Искать сюрприз не пришлось — на краешке стола лежал аккуратный листок бумаги с печатным текстом и моим именем. Взяв его в руки, я разочарованно хмыкнул:

— А вот и обещанная благодарность от ректора. М-да, я рассчитывал на нечто большее.

Положив листок обратно, я снова лег на кровать и принялся изучать рельеф потолка.

— Алекс, ты что, не рад вольнице? — удивленно спросил демон.

Поглядев на его вытянувшуюся морду, я не смог сдержать улыбки:

— А чему тут радоваться? Я все равно не собираюсь ее использовать.

— Но почему?

Я полагал, что еще комичнее Хор выглядеть не сможет. Смог, однако! Насладившись зрелищем на пару с Кисой, я ответил:

— Потому что не планирую потерять еще один день занятий.

— Но разве ты не хочешь сходить в город, развеяться, провести ночь с красивой девушкой или даже двумя?

— Хор, тебе что, сегодня ничего не обломилось, раз ты постоянно съезжаешь на тему любовных утех? — с усмешкой поинтересовался я. — И в чем причина? Марва грудью встала на защиту порядка в женском доме или с Лавичкой разругался?

— Алекс, не уклоняйся от ответа. Почему ты не хочешь воспользоваться правом на отдых? — решительно спросил демон.

— Потому что мне совсем не нужен этот отдых.

— Нет, Алекс, ты это брось! — не сдавался Хор. — После нескольких десятиц упорной учебы просто необходимо хорошенько отдохнуть, так что завтра мы с тобой отправимся в Кальсот и хорошо проведем там время.

— Мы? — уточнил я.

— Да, именно «мы», потому что Ризак сегодня и мне выписал вольницу как твоей «няньке». А я, в отличие от тебя, очень хочу вырваться на свободу и хотя бы денек не вспоминать о теории Дежискоша, — демон с раздражением захлопнул книгу, лежавшую у него на коленях.

— Так что тебе мешает? Иди, погуляй, проветрись, я-то тут при чем? Или тебе обязательно нужна компания, иначе вино в горло не полезет?

— Алекс, хватит издеваться! Неужели ты не понимаешь, что я весь цикл обязан за тобой присматривать? А если в мое отсутствие ты вдруг рискнешь здесь что-нибудь учинить, мне придется отвечать перед Фалиано по всей строгости. Потому что не был рядом, потому что не уследил! Такого мне и даром не нужно.

Бедняга! Как же ему хочется на волю. Даже о своих обязанностях вспомнил, не поленился, еще немножко — и начнет давить на жалость. Ладно, уважу друга, пойду ему навстречу, тем более сам не так давно хотел купить себе нормальную подушку взамен этого недоразумения под головой. Да и по лавкам травниц походить не помешает, чтобы не выслушивать упреки Велиссы каждый раз, когда захочу использовать ее запасы. Ну а кроме этого, можно заглянуть…

— Алекс, он от тебя не отстанет, — предупредила Киса, отвлекая меня от размышлений.

— Не отстану, — подтвердил Хор.

— Ладно, перетрудившийся ты наш, я согласен на выходной. Киса, ты с нами?

Вампирша фыркнула:

— Делать мне больше нечего, как по кабакам и борделям шляться! Сами справитесь.

— Жаль, — разочарованно сказал я и обратился к повеселевшему демону: — Значит, завтра рванем в город.

— После обеда, — с довольным видом уточнил Хор.

Вспомнив помятые лица адептов, возвращавшихся в Академию, я только кивнул, понимая, что демон хочет устроить себе очень большой загул.

После моего согласия нелюди опять принялись обсуждать подробности теории, а мне вскоре надоело рассматривать потолок. Полистав ради разнообразия книгу по конструкторству, я так и не смог отделаться от одолевавших меня мыслей о боевой магии. Как ни крути, мне нужна практика, иначе я не смогу перевести свои знания в разряд навыков. Ризак правильно заметил, что я очень много думаю. Для воина это непростительно, ведь в схватке даже секунда промедления может стоить очень дорого. Так что нужно каким-то образом все правила и советы перевести на уровень инстинктов.

Решительно встав с кровати, я сказал:

— Хор, пошли со мной, активируешь защиту на тренировочной площадке.

— Какой клоп тебя укусил? — удивился демон.

— Ты же хочешь, чтобы я ради тебя потерял день, так что сейчас должен мне помочь. Не волнуйся, после активации можешь спокойно возвращаться назад и дальше спорить с Кисой о том, кто из вас умнее.

Экономя время, я воспользовался коротким путем и ловко выпрыгнул в окно, слегка замедлив падение левитацией. Дождавшись приземления недовольного Хора и мельком оглядев трех адептов-стихийников у входа, обративших внимание на наши выкрутасы и продемонстрировавших снисходительные гримасы, я решительно направился к тренировочной площадке. Там было пусто, никто не тренировался, никто не организовывал магические дуэли, так что мне осталось только войти в круг и дождаться, пока демон активирует плетение защиты. К сожалению, воздействовать на эту магическую структуру изнутри было невозможно, поэтому-то я и взял с собой помощника.

— Все, Хор, можешь быть свободен, — сказал я замершему у края площадки демону.

— Нет, я подожду, пока ты закончишь.

— Лучше иди к Кисе, я здесь планирую серьезно позаниматься, — улыбнулся я.

— Ладно, тогда я вернусь через пару часов… но смотри, не вздумай свалиться от магического истощения!

— Слушаюсь, нянюшка! — бодро ответил я, вытянувшись в струночку.

Демон фыркнул и потопал обратно, а я перешел к делу. Вспомнив первую простейшую ситуацию, описанную в учебнике, я представил перед собой фигуру мага и, согласно рекомендациям, окутался средней защитой и запустил в него связкой плетений. Так, что за халтура? Почему плетения не наполнены достаточным количеством силы? Почему защита появилась так медленно? А если маг за это время успеет выпустить простейшую магическую стрелу? Еще разок! Появляется фигура, активируется защита, пошла связка… Вроде бы прилично, а теперь подумаем, что же будет делать противник, на меня глядя. Ну не стоять же столбом? Наверняка активирует свою защиту, а тогда связка должна поменяться и первым плетением будет что-нибудь мощное… А если защита против физического воздействия? Как там советует учебник…

Неожиданно я увлекся тренировкой и даже начал получать удовольствие от анализа своих действий и реакции на них воображаемого противника. Ризак был абсолютно прав, сейчас я видел, что все мои знания нужно срочно перевести в сферу навыков, причем именно так, путем долгих самостоятельных тренировок. Я прорабатывал каждую мелочь стандартных расположений, оценивал каждую деталь описанных в книгах ситуаций, а взамен приобретал уверенность в своих действиях. Именно этого мне так не хватало сегодня на занятии с магистром. Я распылялся на несколько возможных решений, выбирая из них то, что лучше подходило, а сейчас, после тщательного анализа, учился сразу видеть нужное.

Отвлек меня от тренировки голос Хора:

— Алекс, тебе еще не надоело?

Открыв глаза, я обнаружил, что на Академию опустилась ночь. Надо же, не заметил, как время пролетело, настолько погрузился в тренировку.

— Хватит заниматься, спать пора!

Я уже открыл рот, чтобы попросить демона вернуться утром, но передумал, поскольку понял, что успел тщательнейшим образом проанализировать около тридцати стандартных ситуаций. По поводу них можно утверждать, что нужные навыки прочно закрепились в моей голове. Но ведь это капля в море! Я пока разобрался с ситуациями первого уровня, когда противник уступает в силе, и с десятком второго, когда противник равен мне по возможностям. А там ведь их насчитывалось куда больше, и был еще третий уровень, где можно попросту закопаться! Но ведь и это еще не все. Подобным образом мне нужно было пройти парные взаимодействия и групповые, где работы — непочатый край. А я еще не приступал к теории энергетического расчета, к законам границ способностей, к правилам целесообразности затрачиваемых усилий…

В общем, мне потребуется месяца два, если не больше, чтобы все это должным образом осмыслить. Этот вывод моментально спустил меня с небес на землю и погасил желание тренироваться дальше. Вздохнув, я сказал демону:

— Ты прав, снимай защиту.

Прикоснувшись к камням, Хор свернул магическую структуру и с удивлением посмотрел на меня.

— Что такое?

— Алекс, а как ты себя чувствуешь? — вместо ответа спросил демон.

— Нормально, — ответил я и не смог удержать смешок, так как вопрос был весьма знакомым. — А почему ты спрашиваешь?

— Потому что, по идее, ты давно должен был наглядно демонстрировать мне все признаки полного магического истощения.

— С чего бы это?

— А ты взгляни — накопители в защите почти полные, но когда я ее ставил, там была лишь капля силы.

Поглядев на сафрусы в камнях, я убедился, что демон прав — постарался я на славу. И вовремя Хор подошел, иначе неизвестно, что произошло бы — защита просто распалась бы или перед этим сделала большой «бабах!».

— Алекс, я тебе больше скажу, такого количества энергии не может высвободить один одаренный. Стараниями Глода я хорошо изучил магическую теорию, поэтому могу уверенно заявить — сила не появляется из пустоты! Признайся, мимо площадки проходили Фалиано с Ризаком и решили устроить с тобой дуэль? Или еще какие магистры заглянули на огонек? Тогда почему они не забрали свою силу обратно?

Вместо ответа я сформировал каналы к накопителям и начал перекачивать отданную мной энергию, выкроив тем самым время для раздумий. Демон прав, это было весьма странным и подозрительным. Недаром в первый день все удивлялись, как это я смог выдержать три магических поединка. Но объяснений данному факту я не видел, так как хорошо знал, что моя аура была самой обычной и имела ограниченный запас силы. Тогда откуда же я взял эту энергию? Ее объем был весьма немаленьким, и на его перекачку ушло секунд десять, за которые я так и не нашел ответа на свой вопрос, зато придумал оправдание для Хора:

— Ничего странного, у меня был с собой накопитель.

— Накопитель? — иронично переспросил Хор. — Ладно, если оставить тот факт, что я не заметил его у тебя по дороге сюда. Тогда объясни, куда сейчас подевалась вся сила, которую ты вобрал? Ведь в твоей ауре я что-то никаких изменений не наблюдаю.

— …! — выругался я. — Хор, ты сегодня какой-то чересчур любопытный. Пошли спать, если завтра хочешь использовать вольницу!

Я направился к общаге, надеясь, что демон не станет требовать ответа, признавая за мной право на личные секреты. Так и случилось, Хор пошел рядом и до самой комнаты не проронил ни слова, давая мне возможность спокойно все обдумать. Единственным разумным объяснением всем странностям с энергией было то, что я каким-то образом могу пользоваться связью со своим истинным телом. И когда мне нужна сила, я извлекаю ее из пространственного кармана, а не из своей ауры одаренного. И хорошо еще, что это заметил именно Хор, а не кто-нибудь посторонний.

Кстати, я как-то резко с ним обошелся. С друзьями так поступать не годится! Сформировав полог тишины, я сказал устраивавшемуся на кровати демону:

— Прости за грубость, но я не могу тебе всего объяснить. Во всяком случае, сейчас.

— Не нужно извиняться, Алекс. У каждого свои тайны, — сказал Хор и добавил с усмешкой: — Только ты в дальнейшем постарайся не выдавать за один раз количество силы, равное энергетическому запасу трех магистров.

— Постараюсь. Спасибо за совет, — смущенно пробормотал я и, сбросив сапоги, вытянулся на кровати.

Итак, о тренировках можно забыть, хотя они оказались весьма результативными. Жаль, я рассчитывал, что на них мне удастся не только догнать третий цикл, но и замахнуться на дальнейшее развитие. А теперь придется тратить кучу времени на обдумывание выученной информации, надеясь на то, что в будущем Ризак допустит меня к занятиям с группой. Эх, почему в этом мире дни такие короткие? Вот были бы они раза в два длиннее, можно… Стоп! Какая-то догадка мелькнула на краю сознания, но не спешила проявляться, поэтому я принялся дальше размышлять в том же ключе. Нет времени… Растянуть бы сутки слегка… Или, наоборот, самому ускориться… Так вот же оно! Решение оказалось весьма простым!

Удовлетворенно улыбнувшись, я расслабился, постаравшись поскорее достигнуть пограничного состояния между сном и реальностью, а когда рядом появилась темная фигура, сосредоточился и превратил окружавшую меня дымку в сумрачный таинственный лес. Присев на поваленное дерево, обросшее мхом, я сказал Темноте:

— Привет, подруга. Что-то в последнее время я непростительно увлекся обучением и даже перестал с тобой общаться. Ты уж прости заучку, ладно?

Темнота усмехнулась и заметила с легкой иронией, подхватив мой тон:

— Что-то вежливость у тебя просыпается только тогда, когда появляются вопросы.

— От тебя ничего не скрыть, — повинился я. — Но если настроения нет, я не стану наглеть.

— А вот в последнее мне что-то слабо верится… Ладно, о чем ты хочешь узнать?

Радуясь представившейся возможности, я спросил:

— Почему так получается, что я не использую силу созданного тела?

— Нет, Алекс, ты пользуешься именно энергией своей ауры.

— Но отчего она при этом не изменяется?

— Потому что между твоим истинным телом и созданной оболочкой сохраняется связь, которая представляет собой своеобразный энергетический канал между двумя накопителями. Когда в твоей ауре одаренного наступает недостаток силы, та поступает по каналу, насыщая ее до нормального состояния, а когда наоборот — канал отправляет энергию основному телу.

— Но ведь мое тело сейчас находится в пространственном кармане.

— А ты что, думаешь, он абсолютно автономен? Нет, любой карман такого типа нуждается в подпитке, иначе помещенный в него предмет либо исчезнет, превратившись в энергию, либо вернется в обычное пространство. Поэтому он должен содержать подобные каналы, которые в твоем случае оказались привязанными к аурам.

Ага, теперь ясно, как можно обнаруживать пространственные карманы — достаточно найти место, где энергия уходит в никуда. Кстати, об этом…

— Не волнуйся, никто из магов не сможет обнаружить твой секрет, — предвосхитила мой вопрос Темнота. — Они полагают, что карманам подобной структуры нужна четкая привязка к пространству.

Замечательно. Тогда действительно все становится понятным. Две мои ауры — словно сообщающиеся сосуды, только разного объема. Когда один из них пуст — второй щедро делится жидкостью. Главное только не забывать следить за расходом силы и бережливее относиться к потраченной энергии, чтобы не выделяться из толпы.

— Спасибо, — сказал я подруге. — А теперь ты не будешь против, если я немного поразмышляю?

Сосредоточившись, я начал копаться в памяти, извлекая из ее глубин и анализируя все знания боевой теории. Согласно советам Ризака, я тщательно обдумывал каждую ситуацию, каждый совет опытных магов-боевиков, просчитывал действия с точки зрения оптимальности, пытался подобрать лучший выход из положения… Когда, по моим подсчетам, истекли третьи сутки пребывания в этом состоянии, а моя голова категорически отказывалась соображать, я внял настойчивым просьбам Темноты и разрешил ей укрыть мое тело черным одеялом, напоследок попросив:

— Подари мне сон. Пожалуйста.

Уже угасающим сознанием я уловил тихий шепот:

— Как пожелаешь…

В следующий миг я осознал себя на зеленой лужайке посреди березовой рощи. Трава пружинила под ногами, издалека доносился шум ручейка, а листва тихо шелестела от легкого ветерка, приятно обдувающего лицо. Но не успел я толком оглядеться, как передо мной из портала появился маг и без промедления швырнул в меня плетением огненной сети. Я подставил щит и атаковал сам. Спустя минуту схватки мне удалось взломать защиту противника и обычным плетением разрыва поставить точку в бою, украсив зеленую траву ярко-алыми пятнами. Тотчас открылся еще один портал и появился другой маг, который оказался противником посерьезнее…

Маги все появлялись и появлялись, давая мне возможность оттачивать на практике свои навыки в этом красочном сне. Сейчас мне не нужно было сдерживать свои возможности, не нужно было следить за соответствием действий моей легенде, я просто тренировался, не беспокоясь за последствия и даже не волнуясь за возможное поражение. Ведь все вокруг было лишь сном. Однако вскоре я убедился, что это не совсем так. Когда я пропустил одно из плетений, то осознал, что боль от него вполне реальна и весьма неприятна. Данное обстоятельство заставило меня удвоить старания, но ошибок полностью избегать не удавалось, так что приходилось отвлекаться еще и на формирование лечебных плетений. Что, к слову, придало еще большую реалистичность тренировке. А через какое-то время я выяснил, что моя смерть означает лишь смену обстановки.

Я сражался на скалистом уступе и на чавкающем под ногами болоте, в пустыне под палящим солнцем и среди развалин какого-то замка, в пещере и в десятках других мест. Моими противниками были маги, бездарные и умелые, слабые и сильные, причем далеко не всегда человеческой расы. Весьма интересно было посоревноваться в технике с каким-то мелким зеленым уродцем, который ловко отражал мои атаки. Но в бою с ангелом мне с трудом удавалось сдерживать смех, глядя на то, как этот маг двигал своими белыми крыльями. Неудивительно, что эту схватку я проиграл, а следующая началась в геенне огненной, где моим противником оказался черный волосатый черт с рожками и копытцами. Я по достоинству оценил юмор подруги и постарался сосредоточиться…

Не знаю, когда в тренировке наступил переломный момент, но через какое-то время я осознал, что уже не обращаюсь к своим знаниям, а вижу, как именно нужно действовать. Да, разумеется, мой запас атакующих плетений был еще невелик, а про защитные вообще молчу, но даже таким набором я научился пользоваться со всей эффективностью. После того как я это понял, схватки стали доставлять мне удовольствие. Я уже не старался придерживаться определенной тактики, а пытался экспериментировать, искать свою систему боя, старался просчитывать действия противников на многие шаги вперед…

Но так не могло продолжаться бесконечно. Спустя какое-то время даже возбуждение от схваток оказалось не способно справиться с зарождавшейся во мне усталостью. Когда же в тяжелейшей борьбе меня одолели трое кентавров, лишив по очереди всех конечностей, что было чертовски неприятно, я понял — пора заканчивать с развлечениями, а в следующий миг окунулся в черноту, которая дала долгожданный отдых моему сознанию.

Оглавление

Обращение к пользователям