Глава 22. Адепты на свободе

Первым, что я почувствовал, когда проснулся, было ощущение необычайной мягкости постели и нежное прикосновение тонкого одеяла к моему телу. Подозревая неладное, я открыл глаза и увидел знакомую обстановку лекарского кабинета.

— Он очнулся! — раздался знакомый голос.

Повернув голову, я обнаружил Хора с разговорником в руке, сидевшего на соседней кровати. Блин, похоже, я слегка перестарался с тренировкой и совсем потерял счет времени. Для меня там прошло несколько суток, а в реальности, судя по лучам солнца, бившего в окно, дело близилось к обеду. Видимо, демон, обнаружив, что я не думаю просыпаться и даже не реагирую на Колокол Академии, который и мертвого поднимет, не стал мешкать и вызвал Велиссу. Ладно, с этим ясно, но теперь нужно придумать достойное объяснение своей отключке.

— Алекс, ты как? — спросил Хор, не дождавшись ответа из разговорника.

— Весьма неплохо, — ответил я и сел на кровати. — Долго я здесь валяюсь?

— С самого утра, — пояснил демон и осторожно поинтересовался: — А ты не расскажешь, что с тобой было?

— Перезанимался вчера, — нашел я логичное объяснение.

И только тогда почувствовал какое-то непонятное давление на голове. Ощупав лоб, я обнаружил какой-то кожаный обруч, снял его и принялся рассматривать. В нем находилось небольшое, но весьма сложное плетение, которое не имело собственного запаса силы. Назначение его я так и не сумел определить, хотя вроде бы уже знал все основные типы лечебных амулетов, и спросил у Хора:

— Это что за ерунда?

— Велисса сказала, что этот амулет поможет тебе прийти в себя, так как особым способом перенаправляет силу из окружающего пространства прямо в тело, активизируя работу сознания.

— Ясненько, — пробормотал я и на всякий случай запомнил структуру плетения.

Что ж, теперь мое оправдание по поводу переутомления не пройдет. Наверняка этот амулет способен каким-то способом пробуждать сознание, так что я, по идее, должен был очнуться уже давно. Значит, нужно найти иное толкование моей временной комы, иначе можно потерять доверие целительницы. Откинув одеяло, я встал с кровати и протянул руку за одеждой, лежавшей на другой кровати. Но тут в лекарском кабинете возник портал, из которого вышла Велисса с диагностическим амулетом высшего типа в одной руке и небольшой кружкой в другой. Оглядев голого меня, она недовольно приказала:

— Быстро лег обратно!

Я подчинился и снова натянул одеяло, а магистр сунула мне в руки кружку:

— Пей.

Жидкость в кружке по вкусу немногим уступала ослиной моче. И хотя я последнюю никогда не пробовал, но был абсолютно уверен в том, что не ошибаюсь. Мужественно проглотив эту дрянь, которая оставила на языке неприятный привкус, и подавив острое желание извергнуть ее обратно, я замер и позволил Велиссе применить диагност. Амулет работал как часы, быстро проверил весь мой организм, но результаты, судя по хмурому лицу целительницы, ее не обнадежили. Отложив амулет, она строго спросила:

— Ты можешь объяснить, что с тобой было? Я за несколько часов перепробовала все известные мне способы, но так и не смогла привести тебя в сознание. Ты ни на что не реагировал, включая боль, но вместе с этим в твоем теле я не нашла никаких отклонений или повреждений.

Пожав плечами, я как можно невозмутимее ответил:

— Возможно, это побочный эффект моего вчерашнего «слабительного».

— Но ведь ты избавился от всех последствий его действия. Я сама видела!

— Да, я устранил последствия, но все равно встряска от эйфории сильно повлияла на мой разум, заметно ускорив его работу. Я это понял только к вечеру, когда обнаружил, что могу быстро анализировать сложную боевую теорию. Разумеется, я решил тщательно проверить этот аспект моего эксперимента и отправился на тренировочную площадку, где несколько часов занимался боевой магией. Могу отметить, результаты просто поразительны — за это время я сумел в полной мере усвоить знания, которые остальные адепты изучают месяца три. Ну а когда Хор силой заставил меня прервать тренировку, чтобы у меня не наступило магическое истощение, я почувствовал, что такая интенсивная работа весьма утомляет сознание. Наверное, именно это и привело к тому, что я так долго не просыпался, — просто моему разуму срочно нужен был полноценный отдых, который он и получил, невзирая на все ваши попытки его пробудить.

Магистр задумалась, а потом пробормотала:

— Это может сойти за объяснение…

— Другого я не вижу, — снова пожал я плечами. — Так что моя экспериментальная настойка еще может оказаться полезной. Надо лишь исключить все ненужные ингредиенты и выяснить, что же дало такой эффект. К сожалению, это можно узнать только на практике, так что придется приготовить пару сотен различный вариантов и…

— Нет! — отрезала Велисса. — Никакой практики без теоретического обоснования! Сможешь предположить, какие вещества активизируют работу разума, сможешь убедить меня, что прав, — будешь готовить эликсир, а без предварительных вычислений не надейся, что я тебя подпущу к лаборатории!

Ну да, сразу встала на защиту своих запасов, на что я, собственно, и рассчитывал, так как никаких «активизирующих» веществ мой состав уж точно не содержал. Но теперь у меня появилась законная отмазка на тот случай, если целительница вновь заведет разговор на эту тему — я просто не смог подвести теоретическую базу! Да и никто не сможет, как бы ни старался, а без нее переходить к практике нельзя.

Вздохнув, я печально произнес:

— Как скажете… А долго мне еще здесь находиться?

— Я должна проверить, что этот случай отключения разума не повторится, поэтому сутки тебе необходимо побыть под моим наблюдением.

Вот только ее тон не был категоричным, и я решил воспользоваться лазейкой:

— Ручаюсь, подобного больше не повторится! Действие моего эликсира уже давно прекратилось, а побочные эффекты прошли, иначе я бы сейчас это чувствовал. Поэтому разрешите мне отсюда сбежать? — Я перешел на жалобный тон, видя сомнение на лице магистра: — Ну пожалуйста! Я ведь сейчас от голода помру!

По счастливой случайности мой желудок в этот момент издал сдавленный квак, вызвав улыбку Велиссы. Декан колебалась недолго.

— Ладно, можешь идти, но если почувствуешь что-нибудь странное, сразу обращайся ко мне. Как ты уже знаешь, некоторые настои тяжело выводятся из тела и действуют десятицами… Хорсак, присмотри за ним, а если это выключение повторится, тут же сообщи. Мой разговорник пусть останется у тебя.

— Хорошо, госпожа магистр, — покладисто ответил демон.

— Алекс, я жду тебя завтра утром. Раз уж ты затронул эту тему, нужно будет поговорить об эликсирах, воздействующих на сознание.

— Буду рад, только не утром.

— У тебя уже запланировано занятие с Массвишем? — уточнила целительница.

— Нет, у меня запланировано похмелье, — усмехнулся я и пояснил: — Мы с Хором хотим после обеда отправиться в Кальсот.

Велисса хмыкнула и пробормотала:

— Действительно, отдых тебе не помешает… Тогда жду тебя завтра после ужина.

— Приду обязательно, — пообещал я и проводил взглядом целительницу до двери, поскольку магистр в этот раз не стала тратить силу на формирование портала.

Быстро одевшись, рассовав амулеты и другую мелочь по карманам, я вместе с демоном покинул лекарский кабинет и отправился в столовую. Хор за это время не проронил ни слова, но по его удивленно-задумчивому лицу я понял, что у него назрело множество вопросов, которые, помня наш вчерашний разговор, сосед задавать не осмелится. И мне это совсем не нравилось, ведь я прекрасно понимал, что чрезмерное количество секретов может разрушить начавшие зарождаться дружеские отношения. Притормозив перед дверями в рай для желудка, я осмотрелся. Второе занятие еще не кончилось, и вокруг было пусто. Убедившись, что нас никто не услышит, я тихо спросил:

— О чем ты хотел узнать?

Демон в ответ лишь пренебрежительно фыркнул, на что я иронично заметил:

— Вот только не нужно заявлять, что мне просто показалась твоя задумчивая морда, уже несколько минут упрямо мозолящая мне глаза.

Хор немного помолчал, и заметил:

— Но вчера ты не хотел ничего объяснять.

— Так то было вчера, а сегодня у тебя появились новые вопросы. На них я ответить могу… — Видя, что демон еще колеблется, я добавил: — Хор, будь человеком, соображай быстрее, я есть хочу!

— Хорошо. Объясни мне, что с тобой было ночью?

— Очень крепкий и здоровый сон.

— Но ведь он был вызван не твоим эликсиром?

— А что тебя смущает в этом объяснении? — поинтересовался я.

— Алекс, уж насколько малы мои познания в области целительства, но и я понимаю, что амулет Жихонра должен был привести тебя в чувство уже после пяти минут работы. А ты пролежал с ним несколько часов. Поэтому я могу предположить, что это было все, что угодно, только не сон.

Я усмехнулся и возразил:

— Ты ошибаешься. Это был именно сон, только совсем иного типа, обучающего. И не нужно смотреть на меня как на полоумного. Я знаю, что говорю. Дело в том, что во время этого сна я умудрился проанализировать и испытать на практике почти всю теорию боевой магии за первый и второй циклы… Только время слегка не рассчитал, поэтому и заставил тебя понервничать. Ты уж меня прости, увлекся, в следующий раз буду аккуратнее.

— Обучающий сон… — пробормотал демон. — Это тебе Киса помогла?

— А при чем тут она? — не понял я.

— Ты разве не знаешь, что в магии вампиров существуют свои характерные приемы воздействия на сознание?

— Впервые слышу, — признался я, так как в прочитанной литературе об этом действительно не упоминалось, а от вампирши откровенностей на тему их расы хрен добьешься.

— Тогда как тебе это удалось? — удивился демон.

— Специфические особенности организма, — пожал я плечами. — Если честно, я впервые попытался использовать их подобным образом, поэтому и вышел казус, но больше таких ошибок допускать не буду. А ты, если вдруг обнаружишь, что я не желаю подниматься ни свет ни заря, не спеши бить тревогу, ладно?

Демон смерил меня внимательным взглядом, а потом кивнул:

— Договорились. А ты расскажешь о своих успехах Ризаку?

Я задумался. Хор задал весьма правильный вопрос, ведь магистр, узнав о том, что его адепт за одну ночь вырос на целый курс, наверняка захочет узнать, каким способом он этого добился, а достойного объяснения я еще не заготовил.

— Пока нет, — покачал я головой. — Я использовал этот метод лишь для того, чтобы поскорее перейти к практике, а теперь, когда выяснилось, что без нее можно прекрасно обойтись, не буду спешить. В индивидуальных занятиях больше пользы, а делиться своим секретом обучения с магистром я не буду… Ты закончил с вопросами?

— Да, пошли обедать.

В столовой находилась всего пара адептов, увлеченно поглощавших пищу. Сегодня в меню большого разнообразия не наблюдалось, пришлось обойтись жареной рыбой и ароматной ухой. Мой желудок, активизировавшись после долгой спячки, два раза гонял меня за добавкой и заставлял глядевшего на мое обжорство Хора укоризненно вздыхать. Судя по виду демона, ему хотелось поскорее отправиться в Кальсот, но он, быстро справившись со своим обедом, терпеливо ждал, когда я закончу насыщаться.

Однако когда я взял третью порцию, его терпение подошло к концу:

— Алекс! Может, уже хватит? Ты же лопнешь!

— А ты отойди подальше, — усмехнулся я.

Каюсь, эту порцию я взял исключительно для проверки выдержки Хора, так как уже чувствовал, что наелся. Но все равно загружал нежную восхитительно прожаренную рыбку в желудок. Про запас, чтобы потом сэкономить время в городе.

— И куда это все влезает? — вздохнул демон, глядя на меня. — У тебя случайно внутри не бездонный колодец?

— Завидуешь, так и скажи, — ответил я с набитым ртом. — И вообще, если тебе так не терпится покинуть Академию, сходил бы за моей вольницей.

— А она что, у тебя не с собой? — удивился Хор.

— Нет, все еще на столе валяется.

Коротко выругавшись на своем языке, демон отправился в нашу комнату, а я, оставшись в одиночестве, смог подвести итоги размышлениям, которыми не прекращал заниматься все время, пока работал челюстями. А подумать было над чем. Во-первых, я проанализировал недавний разговор с Хором и понял, что не зря его затеял. Демон никому болтать не будет, а если вдруг я снова не рассчитаю время, Велиссу звать не станет. Так что раскрытие моего секрета было весьма необходимым, но обеспечивало не только вариант подстраховки. В общем-то, Хору от этого знания ни горячо ни холодно, зато он смог убедиться, что я могу ему доверять, поэтому впечатления от разговора после вчерашней тренировки слегка сгладятся в его памяти. Это было хорошо, так как его доверие я потерять совсем не хотел.

Во-вторых, я понял, что Велисса, как это ни парадоксально, преследовала те же цели по отношению ко мне. Ведь если вспомнить, что даже Хор, который изучал только общий курс целительства, не поверил в мое объяснение, то магистр должна была просто расхохотаться мне в лицо, когда я невозмутимо выкладывал ей свою версию случившегося. Но вместо этого она не только сделала вид, что поверила, но и отпустила с миром «больного», выздоровевшего по неизвестным причинам. Размышляя об этом, я находил все больше странностей в ее поведении, которые имели лишь одно объяснение — она давала мне понять, что ей можно верить, на нее можно положиться, а в сложной ситуации я вполне могу рассчитывать на ее помощь. Отсюда следует…

— Так и знала, что ты уже здесь! — раздался голос Кисы, прервав мои мысли.

— Привет! — отозвался я, глядя, как вампирша расставляет тарелки на нашем столике.

— Судя по твоему аппетиту, с тобой уже все в порядке, — полувопросительно сказала девушка.

— Судя по твоему замечанию, ты в курсе, что со мной что-то было, — иронично заметил я. — Что, неужели Хор растрепал на всю Академию?

— Не переживай, знают только преподаватели из числа друзей ректора. Мне же нужно было как-то объяснить отсутствие хвостатого на занятиях. Алекс, не расскажешь мне, что вчера произошло? А то Хор лишь сообщил в двух словах, что ты ночью перенапрягся, а потом убежал к Велиссе. Но никаких следов магического истощения я у тебя не наблюдаю, а так быстро оно не проходит, по себе знаю. Так что же с тобой было?

— Обучающий сон, — тихо ответил я.

Судя по реакции Кисы, это понятие ей знакомо. Что ж, теперь я прекрасно могу объяснить, как вампирша смогла не только догнать уровень знаний адептов-имперцев, но и выбиться в отличницы. Видимо, у клыкастых подобный способ обучения весьма распространен.

— Но как?.. Ты знаком с нашей магией? — удивленно прошептала девушка.

— К сожалению, нет, — ответил я. — Но у меня весьма разносторонний талант, а если ты вдруг захочешь на досуге обменяться кое-какими магическими секретами и преподать мне основы вашего мастерства, буду только рад.

Да уж, знание вампирской методики магического воздействия на сознание мне не повредит!

Заметив, что Киса задумалась, я оглядел увеличивающуюся толпу адептов в столовой и вспомнил об одной важной мелочи, которую упустил из виду. Ведь в недавно изученном полном варианте законов Академии отчего-то не уделялось внимания пребыванию адептов вне ее стен, а скудной информации из «Правил» я доверять не хотел.

— Киса, ты не могла бы мне помочь?

— Чем?

— Расскажи, во что мы можем вляпаться в Кальсоте.

— Ты думаешь, Керисан попытается устроить тебе неприятности вне стен Академии? — сразу ухватила суть девушка.

— Ему ничего не мешает, а времени на подготовку было предостаточно. Так что мне нужно срочно узнать, какие проступки считаются действительно серьезными.

Кивнув, вампирша начала рассказывать обо всем, что, по ее мнению, было важно. К моему удивлению, проступков было не так много, да и наказывались они не так строго. Самым опасным для нас было рассердить Гильдию магов и уничтожить значительную часть города. Ни того, ни другого в моих планах не значилось, а остальное вполне можно было урегулировать, заплатив штраф в городскую казну. Так что к моменту возвращения Хора с моей вольницей я был уверен в том, что наш выходной вполне может пройти без осложнений.

Поблагодарив Кису и уточнив еще раз, не желает ли она к нам присоединиться, я покинул столовую и вместе с демоном направился к воротам. Там мы отметились у дежурного и получили зеленый свет и долгожданную свободу на целые сутки. Причем я-то этой свободы совсем не ощутил, но вот Хор стал необычайно весел и всю дорогу до Кальсота рассказывал мне разные истории из демонского фольклора. Я также порадовал хвостатого несколькими дивными перлами, поэтому время пролетело незаметно.

У городских ворот я сделал небольшое открытие — оказывается, маги и адепты могут входить в город бесплатно, так что мне даже не потребовалось предъявлять свой охотничий перстень. Необычайно вежливые стражи не только поздоровались с нами, но и пропустили без очереди, а вдогонку пожелали приятно провести время. Судя по их поведению, конфликты, вызванные неподобающим отношением к одаренным, случались тут неоднократно, и не нужно было обладать большим воображением, чтобы представить, чем они заканчивались. Пока я решал, куда направиться в первую очередь — к травницам или на рынок, Хор заговорщицки мне подмигнул и целенаправленно потащил в известном только ему направлении.

— И куда мы идем? — поинтересовался я.

— Доверься мне, Алекс, не пожалеешь! — ответил демон, не сбавляя ход.

— Ты хоть намекни.

— По чистой случайности мне стало известно расположение сосредоточия необычайного наслаждения и божественного удовольствия. Вот сейчас мы с тобой в него и заглянем.

— Намекнул, блин, — пробормотал я, стараясь не отставать.

Интересно, что это? Трактир или наркоманский притон? Если первое, то я сильно разочаруюсь, а вот во второе загляну непременно. Просто в ознакомительных целях, так как хочется узнать, чем же травит себе имперский люд.

В одном месте нам пришлось притормозить, потому что на улице образовалась небольшая пробка. Протискиваясь между каретами, я увидел, что именно вызвало затор. Из поперечного проулка выходила погребальная процессия, возглавляемая священником, за которым четверо стражников несли на носилках замотанное в тряпки тело. Хор хотел было рвануть наперерез, игнорируя все нормы приличия, но я удержал его, схватив за руку, и принялся рассматривать это странное шествие. Почему странное? Да потому: данный обряд был мне знаком и вообще-то должен был проводиться после заката, после службы в церкви, с непременным присутствием толпы родственников и друзей-знакомых с факелами и свечками в руках. Но за носилками никто не шел, хотя все прохожие на улице останавливались и провожали процессию внимательным взглядом.

— Ты чего? — удивленно спросил Хор, не понимавший причин задержки.

— Нам только скандала с церковниками не хватает для полного счастья! — ответил я. — Подожди, пусть пройдут. Никуда твое сосредоточие не убежит.

— Не знал, что ты боишься служителей Единого.

— Не боюсь, а опасаюсь, — поправил я демона, наблюдая за толпой.

Недовольные, а иногда даже презрительные гримасы некоторых горожан явно говорили о том, что умерший большой популярностью в Кальсоте не пользовался. Когда неторопливая процессия миновала перекресток, прохожие пошли дальше, кучера защелкали кнутами, и кареты тронулись с места, а Хор снова направился по дороге к удовольствию и иже с ним. Но меня распирало любопытство. Бросив демону: «Подожди!», я остановил одного из прохожих, презрительно сплюнувшего на мостовую, когда процессия с ним поравнялась.

— Прошу прощения, — обратился я к мужичку и кивнул в сторону тела. — Вы знали умершего?

Прохожий, увидев мою форму, сделался таким же вежливым, как стражи на воротах, и ответил:

— Это Сровин Скряга, господин маг. Позавчера помер.

М-да, все оказалось весьма банально, но я, нервируя нетерпеливо размахивавшего хвостом друга, уточнил:

— А чем же он заслужил это прозвище и такое отношение к себе?

— Так ведь жадным был просто до безобразия! — воскликнул горожанин. — Сорок лет прослужил в городской страже, а в трактирах не гулял, по бабам не шлялся и каждую монетку копил. Все в Кальсоте знают поговорку о том, что… прошу прощения, легче магом стать, чем у Сровина золотой выпросить. У него ведь даже одежки нормальной не было, в доспехах ходил, что на службе выдали, а ел всякое гнилье, что за бесценок в торговых рядах добывал. Был нечист на руку, взяточничал, мелких воришек тряс и даже, ходили слухи, краденым втихомолку приторговывал, а как испустил дух, оказалось, что его хоронить не на что! В доме-то у него ни медяка не нашлось, да и родичей ни одного не осталось, вот и хоронят Сровина не по-людски, без службы да без молитв, на Северном кладбище, где всяких насильников и убийц закапывают. Да и поделом ему! Гнилой человек был, прости Единый! Всю жизнь золото собирал, а что вышло-то?

Поблагодарив мужичка, я не стал нервировать Хора еще больше и последовал за ним, размышляя о местном Плюшкине. Мне приходилось встречать в своей жизни людей подобного типа, которые старательно копили деньги. Нет, не на новую квартиру, машину или холодильник, а просто на «черный день», который может когда-нибудь настать, но чаще всего вообще не приходит. Нет, я не осуждаю их, но вижу четкую грань, достигнув которой их бережливость может лишиться тормозов и принять вот такие угрожающие размеры. А что потом? Сбережения на тот свет ведь не унесешь. И хорошо, если они достанутся потомкам, а не исчезнут бесследно, как в данном случае. Кстати, наверняка после похорон в Кальсоте появится много историй о таинственном кладе Скряги, которые будут привлекать всевозможных ловцов удачи. Так что одного Сровин добился — горожане о нем не скоро забудут.

— Пришли! — радостно сказал Хор, оторвав меня от философствования.

Оглядев трехэтажное строение, я увидел весьма знакомые характерные особенности и разочарованно уточнил:

— Это и есть твое… сосредоточие?

Демон кивнул, открыл дверь, родив мелодичный звон колокольчика, и решительно вошел в «сосредоточие», на поверку оказавшееся обычным борделем. Хотя нет, не обычным. Осмотревшись, я не почувствовал характерного затхлого запаха и раздражающей, лезущей в глаза атрибутики подобных мест. Нет, в помещении присутствовал аромат женских духов, который, однако, не вызывал ощущения, что пахучую жидкость разливали по полу флаконами, было уютно и весьма комфортно. А резная мебель, предназначенная для посетителей, изысканная отделка помещения говорили о том, что этот бордель был явно не из дешевых.

— Ты что, собираешься провести здесь целый день? — спросил я.

— И ночь! — воскликнул Хор, остановившись посреди шикарной просторной прихожей.

— Тебе мало адепток в Академии?

— Разнообразие еще никому не повредило! — наставительно произнес демон.

Я даже не нашел, что на это возразить, а в следующую секунду тихонько открылась дверца в противоположной стене и к нам вышла женщина возраста, возвышенно именующегося на Земле бальзаковским. Несомненно, хозяйка данного заведения. Она была одета в строгое платье, слегка обозначавшее приятные мужскому глазу округлости, наряжена в необходимый минимум украшений, обладала весьма гармоничной фигурой и в целом производила приятное впечатление.

— Господа маги, я рада приветствовать вас в моем заведении, — произнесла она с легкой улыбкой.

— Здравствуйте, госпожа Шейлия, — отозвался Хор. — Не приютите двух путников, уставших от поисков счастья?

— Разумеется, господин Хорсак, мои девочки всегда готовы скрасить ваш досуг своим обществом и доставить толику радости. И может быть, тогда вы оставите поиски, обретя свое счастье здесь.

Ого, да Хор тут, оказывается, частый гость, раз его величают по имени! Интересно, сколько денег он уже здесь оставил?

— Что ж, давайте это проверим, — сказал демон, вернув улыбку хозяйке.

— И с кем вы сегодня хотите пообщаться в первую очередь? Или предоставите сделать выбор мне?

— С Ильшей, — после недолгого раздумья отозвался Хор, подтверждая мои предположения.

— А вы, господин…

— Дракон, — представился я.

— Весьма необычное имя, — заметила Шейлия. — Оно ко многому обязывает человека, его принявшего.

Это типа «скромнее надо быть»? Ладно, мы тоже не лыком шиты!

— Я всячески стараюсь ему соответствовать, и пока мне это вполне удается.

Хозяйка заглянула в мои глаза, но, так ничего нужного там и не отыскав, сказала:

— Это достойно похвалы, но давайте определимся с вашими вкусами. С кем бы вы хотели провести время?

Хор, приобняв меня за плечи, прошептал в ухо:

— Предоставь выбор ей, не ошибешься!

Но я хотел поскорее слинять отсюда, чтобы заняться делами, поэтому спросил:

— А эльфийки в вашем заведении работают?

Ответ хозяйки весьма меня удивил:

— Разумеется.

Шейлия подошла к шкафчику, извлекла из него два колокольчика и легонько их встряхнула. Серебряный зазвенел высоко, а медный, начищенный до блеска, басовито. Не успели звуки затихнуть, как дверь снова приоткрылась, впуская двух девушек. Одна была повыше и обладала весьма пышными формами, а вторая оказалась миниатюрной худышкой с остроконечными ушами. Хор сразу же подошел к первой и галантно поцеловал ей руку, а вторая, не дожидаясь приглашения, направилась ко мне.

— Как ваше имя, господин? — произнесла она нежным голоском.

Я отвечать не спешил, рассматривая ее уши.

Какая, на фиг, эльфийка! Не смешите меня! Во-первых, темных эльфов с таким оттенком кожи не бывает, и даже у лесных она сильно отличается от человеческой. Во-вторых, любая эльфийка в таком возрасте уже обладает выпуклостями в положенных местах, а эта все еще похожа на подростка. Ну и в-третьих, ее уши были совсем не эльфийскими, так как не отреагировали на мое прикосновение. В общем, передо мной стояла человеческая девушка, которой кто-то провел пластическую операцию, чем здорово меня удивил. Я-то считал, что подобное в этом мире не делается. Однако, краем глаза заметив довольную морду Хора, который отчего-то не спешил уединяться со своей избранницей, а смотрел на меня с плохо скрытым превосходством, я кое-что понял, улыбнулся и спросил:

— Твоя работа, Хор? Пригодились-таки знания основ трансформации?

Если у меня и были какие-то сомнения в правильности своего вывода, то удивление демона, явно проступившее на его морде, полностью их разрушило.

— Но как ты догадался? — спросил он. — Ведь трансформацию изучают только на четвертом цикле.

— Легко. В отличие от жителей этого города и тебя в том числе, эльфов я видел собственными глазами, так что могу отличить оригинал от подделки.

Ну, теперь-то ясно, что Хор стал уважаемым клиентом этого борделя не просто так. Наверняка после небольшой дружеской услуги магического характера ему вообще открыли здесь неограниченный кредит, поэтому он сюда и рвался. Но хозяйка заведения, решившись на это, не прогадала — один только слух, что его посетителей могут обслужить эльфийки, наверняка принес публичному дому колоссальную популярность и огромные барыши.

— Так, ради интереса, скажи, скольких девушек ты изуродовал? — продолжил издеваться я.

— Троих, — смущенно ответил демон, но тут же попытался оправдаться: — И вообще, сложно работать, имея в качестве образца лишь нечеткий рисунок в «Общей истории рас».

— Господин Дракон, если вас что-то не устраивает, вы можете выбрать другую девушку, — подала голос Шейлия.

— Нет, спасибо, пока не хочу.

Достав из кармана кошелек, я взял пару монеток и быстро состряпал комплект разговорников, один из которых протянул Хору:

— Держи. Оставайся здесь, развлекайся, а я по торговым лавкам пройдусь и к ночи вернусь сюда. Если что-нибудь случится, сразу сообщу.

Демон в сомнениях взял амулет, потом оглядел стоявшую рядом девушку и спросил:

— А может, завтра с утра вместе пройдемся?

— Что-то мне подсказывает, что завтра ты вряд ли захочешь куда-либо идти, — иронично заметил я, вызвав понимающие ухмылки у работниц борделя. — Уж лучше я отправлюсь за покупками в одиночку.

— Алекс, но вдруг Керисан… — начал было демон, но я не дал ему закончить:

— Хор, не переживай. Я ведь не яйцо.

— Чего? — не понял Хор.

Но я только махнул рукой на прощание и, подмигнув задумчивой Шейлие, покинул этот весьма симпатичный бордель, оставив на его двери маячок, чтобы потом не пришлось долго искать.

Первым по плану у меня было посещение травниц. Расспросив прохожих, я отправился по указанному направлению к ближайшей лавке. Ее хозяйкой была пожилая магичка, которая приняла меня вполне радушно и помогла выбрать нужный товар. Несмотря на мое желание скупить половину ее лавки, я понимал, что на все это у меня не хватит денег, и отбирал только самое редкое и необходимое для экспериментов. Несмотря на неудачу со стимулятором, я не спешил отказываться от лавров изобретателя и горел желанием проверить еще парочку своих идей.

Однако вскоре выяснилось, что у травниц также имелась своя специализация и всего, что я хотел достать, в одной лавке в наличии не имелось. Пришлось расплатиться с хозяйкой и с большой сумкой, в которой удобно поместились сотни небольших мешочков, пузырьков и баночек, отправиться к конкурентке травницы на другой конец города. Там моя сумка увеличилась раза в полтора, а после посещения третьей лавки к ней добавился еще и небольшой мешочек. На все это у меня ушла примерно сотня золотых, но я потраченных денег не жалел, так как теперь не был ограничен в средствах для экспериментов.

Выйдя на улицу из последней лавки, я закинул покупки на плечо и отметил, что наступил вечер. Видимо, либо я слишком долго торговался с травницами, либо чрезмерно размышлял над извечным вопросом — покупать или не покупать? Уточнив у прохожих, где можно купить одеяла и иже с ними, я отправился в указанном направлении и через полчаса отыскал-таки нужную лавку, где купил перину, пару пышных подушек и все остальное. Теперь хоть спать буду по-человечески! Попросив продавца все это аккуратно упаковать, я расплатился и вышел на улицу.

По сравнению с предыдущими эта покупка совсем не облегчила мой кошелек, но тюк получился приличным. Нести его пришлось с помощью магического захвата, что, судя по реакции прохожих, никого не удивляло. Размышляя, что еще мне нужно купить, я столкнулся с другой проблемой — желудок напомнил о своем существовании и настоятельно потребовал, чтобы я наполнил его чем-нибудь питательным и обязательно вкусным. Не став ему возражать, я по запаху отыскал вполне приличный трактир и заглянул туда.

Поздний ужин был великолепным, поел я плотно, а заодно успел наслушаться разных историй о Скряге. Похоже, эта тема взбудоражила весь город, так как посетители только и говорили о спрятанном богатстве почившего жадины. Многие спорили, куда же он дел такую громадную кучу золота, которую скопил за жизнь, некоторые предполагали, что на нее уже успел наложить лапу местный граф, так как вчерашний обыск в доме покойника был весьма тщательным, но все склонялись к одному — тот, кто отыщет богатство Сровина, обеспечит безбедную старость даже своим правнукам. Я слушал разговоры и тихонько усмехался, вспоминая бессмертные слова почтальона Печкина о «людях, до чужого добра жадных».

Однако моя трапеза оказалась слегка подпорченной неприятной встречей. Когда я приканчивал фирменное блюдо заведения — жареных куропаток, в трактир ввалились двое адептов-конструкторов второго цикла, которые одним своим появлением поставили на уши всех. Эти двое гуляк были уже навеселе и пришли сюда в поисках приключений. Потребовав вина, они принялись вести себя вызывающе, оскорблять посетителей, лапать разносчиц, дико ржать… Хозяин заведения картинно хватался за голову, выполняя все прихоти адептов, умолял пощадить его репутацию, но, судя по его эмоциям, никакого горя не испытывал, прекрасно понимая, что в случае чего ему обязаны возместить весь ущерб. Посетители, кто поумнее, моментально слиняли, те, кому было жалко оставлять на столе оплаченный и недоеденный ужин, старались сделаться незаметными, а кто посмелее, предвкушали представление, которое вскоре должно было последовать.

Посмотрев на весь этот фарс, я закончил опустошать свои тарелки, поднял покупки и направился к выходу. И тут адепты меня заметили и, что еще хуже, узнали.

— Эй, Алекс, давай к нам! Повеселимся! — крикнул один.

— Ага, допьем вино и раскатаем этот крысятник по бревнышку! — вторил его приятель.

— Нет, спасибо, я спешу, — ответил я, подходя к двери.

Но, как и ожидалось, меня не поняли. Конструкторы изволили обидеться, а вино в организмах добавило им смелости. Первый приподнялся и угрожающе вопросил:

— Эй, ты что, брезгуешь? Якшаешься с нелюдью, а с приличными магами пить уже не желаешь?

Второй попытался повторить подвиг товарища, привстал, но покачнулся и был вынужден плюхнуться обратно, поддержав друга одобрительным возгласом. Мне очень хотелось ответить им в духе «Где вы тут приличных магов видите?» или погрубее, но я сразу же подумал о Керисане и не стал давать ему прекрасный повод, развязывая трактирную драку. Вместо этого я спокойно сказал:

— Чтобы вести себя как свинья, не нужно иметь много ума, но чтобы в любом состоянии суметь сохранить свое достоинство и честь, необходимо очень постараться. К сожалению, как любит повторять мастер Глод, одаренность еще не добавляет разума, поэтому я желаю вам успехов в ваших стараниях. Всего хорошего!

А пока адепты морщили лбы и думали, оскорбили их или наградили изысканным комплиментом, я открыл дверь и вышел из трактира, избежав ненужных проблем. Спустя десяток секунд до меня донесся звук разбившегося кувшина, видимо, выпивохи начали реализовать свои обещания насчет трактира. Ну и флаг им в руки! Я не собирался их останавливать или спасать горожан от буянов, так как абсолютно всех в этом городе устраивала такая жизнь и ничего изменить было невозможно.

Ведь одаренные воспитываются своими наставниками-магами с малых лет. Считая их примером для подражания, они вместе со знаниями о магических основах впитывают презрение к обычным людям. Они видят в них даже не калек, ущербных из-за отсутствия способностей к магическому оперированию и достойных жалости или помощи. Нет, они видят лишь быдло, призвание которого — обеспечивать им сытую и веселую жизнь. Это потом, после окончания обучения, магам захочется власти, богатства и славы, а пока можно вызвать страх и получить уважение окружающих, прилагая минимум усилий. Да, в Академии адептам негде было развернуться, ведь среди таких же, как они, опасно демонстрировать истинное нутро, но в городе все их низменные желания вылезали на поверхность, показываясь во всей красе.

Я вспоминал Хора, который вежливо расшаркивался с хозяйкой борделя, демонстрируя хорошее воспитание. Я вспоминал своих одногруппников и не мог с уверенностью сказать, что они не стали бы повторять «подвиги» этих двух конструкторов. Так кто же из них нелюдь? Ответ весьма очевиден, но сложившийся в Империи за многие века порядок вещей уже не изменить, а порочный круг не разорвать. Это я прекрасно понимал и страстно желал лишь одного — чтобы на землях Нового Союза подобного не было никогда.

Оглавление

Обращение к пользователям