Глава 32. Игра

Я метнулся вперед, сформировав перед собой десяток щитов и краем глаза отмечая, что так же поступили и остальные. Они тут же приняли на себя плетения стихийников, которые так и не смогли нас замедлить. Тогда сразу трое из команды соперников бросились мне наперерез, стремясь завладеть мячом и вовсю применяя захваты, от которых я пока благополучно уворачивался. Наверняка они предполагали, что я постараюсь обойти эту группу, так как с боков меня поджидала еще парочка, но вместо этого я пошел на таран, вынудив троицу сплотить ряды и нагружать мои щиты всевозможными плетениями. За миг до столкновения я швырнул мяч Кисе, которая в это время бежала по краю площадки, а сам окутался защитой и буквально отшвырнул со своего пути центрального стихийника.

А как вы хотели? Прямой удар всей массой гораздо эффективней десятка воздушных кулаков. Выпустив несколько захватов, я захлестнул ими двух игроков, преградивших путь Кисе, и заставил их поцеловаться друг с другом, а затем пробежал вперед, не обращая внимания на нагрузку, которой подвергался мой кокон. Как раз в это время Киса, отвлекшая внимание защитников на себя, швырнула мяч в мою сторону через головы стихийников. Подпрыгнув, я запустил огненным шаром прямо в лицо девушки с плетением левитации и ударил по мячу ладонью, подправив траекторию этого снаряда. Мой расчет оправдался — защитница оказалась ослепленной яркой вспышкой и не смогла задержать мяч, который влетел точнехонько в окно башни. И воздушный кулак, приласкавший меня в плечо, когда защитный кокон развеялся, уже не мог ничего сделать.

Приземлившись с мягким перекатом, я услышал уже знакомый звук гонга и голос ректора, перекрывающий шум толпы болельщиков, который сообщал о том, что очко достается команде боевого факультета. Пока стихийники поднимали выкатившийся мяч, мы вернулись на свою половину и заняли оборону. Ну, со стороны казалось именно так. Поэтому когда наши противники дождались сигнала Фалиано и ринулись в атаку, они были сильно удивлены тем, что мы кинулись им навстречу.

Столкновение произошло в районе светящейся полосы. Наученный горьким опытом адепт, которого я снес только что, выставил перед собой щит. По идее, тот должен был меня остановить, но я поднырнул под ним и неожиданно отскочил в сторону, к стихийнику с мячом, которого прикрывали сразу двое. Столкнувшись с противником, я выхватил мяч у него из рук и уже сам с помощью щитов придержал группу поддержки, одновременно с этим швырнув снаряд в окно и заорав:

— Время!

В этот момент все игроки моей команды прыгнули вперед, стремясь любым способом оказаться за разделительной чертой. Надо отметить, им никто и не препятствовал. Стихийники всем составом бросились к башне, рассчитывая первыми оказаться у мяча, который отскочит от ее стены. Но мой бросок был точным, и вскоре голос ректора возвестил о еще одном очке, заработанном нашей командой. Мы снова вернулись на исходную, но следующий забег оказался неудачным. Нам не удалось заполучить мяч, а стихийники, прорвав слабую цепь адептов, даже не планировавших оборону, оттолкнули захватами взвившегося в воздух Лихоша с траектории полета мяча и заработали очко.

Подобрав мяч, я коротко объяснил команде следующую схему и дождался сигнала. Как я и предполагал, стихийники не стали перенимать нашу манеру и поджидали нас на своей половине поля. Сосредоточившись на мне, они совершенно упустили из виду Кису, которая прошмыгнула мимо защиты противника, занятого атакой Хора и Златко, приняла мою точную передачу и, отшвырнув прочь девушку-защитницу, забросила мяч в башню.

Однако наша ликующая команда тут же оказалась наказанной — ответный ход стихийников не оставил нам ни единого шанса, а Денир, лишившийся защиты, перегруженной плетениями, заработал перелом руки. К счастью не сложный, поэтому, наложив простую лечебную структуру, я приказал ему не спать и пользоваться щитами. Контратака, на острие которой снова находился я, вышла стремительной, но совсем безрезультатной. Пробившись сквозь заслон защитников, я сумел каким-то чудом забросить мяч в окно, несмотря на то что его даже попытались отбить, но очко нам не засчитали. Стараниями стихийников Лихош так и не успел пересечь разделительную черту.

Вспомнив сон, подаренный мне Темнотой, я понял, что он начинает воплощаться в реальности, и постепенно стал заводиться. Посоветовав стражу больше не щелкать клювом, я организовал оборону и встретил новую атаку противника во всеоружии. Сумев пробить защиту, возведенную вокруг нападавшего, я приласкал его воздушным кулаком, а выпавший мяч подхватила Киса, которая скользнула в организованную Златко и Хором брешь и метнулась к башне, на ходу укрывая спину многочисленными щитами. На этот раз нам всем удалось пересечь разделительную черту, хотя Денира мне пришлось подтаскивать магическими захватами. А следующее очко досталось стихийникам, так как Златко, сумевший отнять мяч, тут же получил огненной плетью и не смог грамотно передать его мне.

Вот так и повелось. Стихийники действовали продуманно, уверенно выполняя отрепетированные схемы, а мы своими спонтанными действиями разрушали большинство из них и зарабатывали очки. Но стоило хотя бы одному из нашей команды ошибиться, недоглядеть или просто отвлечься, как тут же противник наверстывал упущенное. Вскоре стихийники определили наши главные фигуры и начали откровенно прессинговать меня и Кису. В одной из атак мне вывихнули руку магическим захватом, сильно обожгли кисть, а Кисе сломали пару ребер.

Но и мы были не лыком шиты. Вычислив нападавших, мы больше не давали им совершать прицельные броски, которые у остальных членов их команды получались значительно хуже. Показал, на что способен, и Нивед. После того как он умудрился в одиночку разметать атакующий центр стихийников и добыть мяч, соперники стали относиться к нему с заметной опаской, чем я не замедлил воспользоваться, ставя нашего берсерка во главе отвлекающих маневров.

Пару раз мы применяли четко отработанные финты. К примеру, когда во время нашего нападения впереди выстроилась цепочка стихийников, мы сформировали сотню огненных шаров, а пока защита противников справлялась с пламенем, синхронно подпрыгнули и благодаря плетению левитации преодолели этот мощный заслон. А убрать от окна девушку-защитницу было делом двух секунд. Кстати, я искренне недоумевал, кому же пришло в голову поставить в защите это слабое и хрупкое существо. Ведь реально она ничего не могла противопоставить нам с Кисой и только при поддержке своих была способна хоть как-то отражать точные удары. Но мы раз за разом пользовались этим и только мысленно благодарили капитана стихийников за такую оплошность.

Когда до конца первого тайма оставалось еще минут пять, я увидел, что наша команда потихоньку начинает сдавать. Участились ошибки, которыми тотчас же пользовались соперники, атаки перестали быть стремительными и не всегда приносили результат, мы подряд пропустили четыре мяча. Короче, игроки устали и уже не могли выдерживать нужный темп, так что вся игра легла на наши с Кисой плечи. Мы кое-как держались, но вскоре вампирше пришлось из-за серьезной травмы покинуть площадку и некоторое время залечивать открытый перелом ноги. Радовало то, что стихийников за это лишили двух очков, но огорчала невозможность нашей дальнейшей грамотной работы. Так что в последующие минуты мне удалось заработать только одно очко, а противнику досталось целых три.

А когда вернулась Киса, мы показали гадам, что значат слаженные действия двух нападающих, и сумели забросить мяч в башню соперников, после чего ректор объявил, что настало время перерыва. Поглядев на табло, я обнаружил, что мы ведем в счете, — 44:37 было весьма обнадеживающим результатом, но я не спешил радоваться, так как нам предстоял еще второй тайм, который наверняка окажется намного сложнее первого. Проводив взглядом стихийников, я пошел следом за боевиками на наше место отдыха, гадая, что за подлянку готовит соперник и как нам теперь умудриться не проиграть. Вот только моя команда совсем не обращала внимания на мое хмурое лицо. Развалившись прямо на земле, они уже начали праздновать победу, о чем явно свидетельствовали их эмоции.

— И чему, интересно, вы радуетесь? — ехидно поинтересовался я у игроков.

— Так ведь хорошо начали! — весело отозвался Лихош.

— И что, думаете, победа уже у нас в кармане?

— А разве нет? — удивился Златко. — Ведь нам остается отыграть еще столько же, а стихийники уже выдохлись, раз позволяют себе грубую игру.

Я обвел взглядом команду:

— Что, неужели все так считают?

Молчаливое согласие было мне ответом. Радовало лишь то, что вампирша основательно задумалась да Хор смотрел на меня с настороженностью, ожидая, какую гадость я им приготовил.

— А теперь послушайте меня. Мы победили в первом тайме только потому, что нам позволили это сделать стихийники. Они рассчитывают на то, что сейчас мы расслабимся и станем легкой добычей. Я прекрасно видел, что, в отличие от вас, они удалялись с площадки бодрой походкой, а не плелись, как уставшие клячи. Значит, наш противник грамотно рассчитал свои силы и возможности, а это свидетельствует о том, что они уверены в своей победе. Они дали нам фору, но рассчитывают легко ее компенсировать. Не поясните почему?

— Ты считаешь, что у них спрятан клинок в рукаве? — уточнила Киса.

— Умница, возьми с полки пирожок! Стихийники действительно имеют в запасе какой-то прием, к которому мы наверняка окажемся не готовыми. Да, сейчас вы мне не верите, думаете, что я зря беспокоюсь, но скажите, кто-нибудь из вас удосужился просканировать эмоции соперника? Что, ума не хватило? А зря, ведь тогда бы вы, как и я, смогли узнать, что вместо вполне логичного разочарования они чувствовали азарт! Нужно пояснять, что это означает, или сами догадаетесь?

Головокружение от успехов постепенно проходило, и команда проникалась всей серьезностью ситуации. Поэтому я закончил разнос, сформировал шесть сложных общеукрепляющих лечебных плетений и активировал их, надеясь хоть таким способом снять усталость игроков, а сам перешел к указаниям:

— Значит, так: во-первых, укрепляем защиту. Лихош, Денир, при атаке внимательно контролируйте действия стихийников и при необходимости сделайте все, чтобы их удар не достиг цели. Разрешаю использовать финт с окном. Во-вторых, действуем с вариантом прорыва, так что не зевайте и не растягивайтесь цепью. В-третьих, контролируйте воздух. Если противник не использовал левитацию при атаках, то это еще не значит, что он от нее отказался. А может, он таким образом усыплял нашу бдительность? Дальше. Златко, Хор, берегите Кису. Если повторится ситуация с грубой игрой, так легко мы уже не отделаемся, ведь простейший подсчет показывает, насколько это выгодно стихийникам. Кроме того, если будет совсем плохо, используем вариант с иллюзией номер два, всем быть к нему готовыми. А еще…

Я распинался минут десять, пока работали мои плетения, а потом аналогичным образом растянулся на сыроватой земле и уставился в небо, давая отдых натруженным ногам. Мне не было нужды пользоваться магическим подспорьем, как и подстегивать восстановительные процессы в организме. Для меня подобная нагрузка оказалась пустяковой. Но долго наслаждаться передышкой нам не дали. Вскоре появился знакомый боевик и передал, что время перерыва истекло. Команда поднималась с тяжкими вздохами. Было видно, что ребята в первом тайме неоправданно выложились, так что даже мои плетения не слишком помогли, но поделать уже ничего было нельзя.

На площадке нас уже поджидали соперники. Бодрые, веселые и не показывающие ни малейших признаков усталости. Вот они-то наверняка загодя подумали об этом и точно использовали все разрешенные средства для снятия своего утомления. Так как мяч оставался у стихийников, мы приготовились к защите. Дождавшись сигнала, я и Нивед бросились навстречу атакующей команде, но точные передачи свели на нет все наши усилия и мяч нам добыть не удалось.

Дальше все было совсем плохо — легко и элегантно стихийники пробили брешь в защите, а когда наши стали ее заделывать, применили левитацию, обошли Златко с Хором, отшвырнули прочь Денира, заняли щитами Кису и попытались забросить мяч в окно. Однако героическим усилием Лихош все же сумел противостоять сразу трем магическим захватам, схватившись за край окна, и отбить мяч в сторону, где его тут же подхватил я. Надо отметить, что после этого парня тут же наградили воздушным кулаком, в кровь разбив лицо, но он не растерялся и вместе со всеми кинулся в атаку, которая была весьма невежливо прервана звуком гонга.

— Команда боевого факультета теряет мяч и получает предупреждение за недопустимые действия! — сообщил ректор.

— …! — выругался я, бросив мяч на поле соперников.

На данную уловку я очень рассчитывал. Ведь адепт с активным плетением левитации становится весьма уязвимым, а вот тот, у которого появляется точка опоры, может с успехом противостоять практически всем атакам. Но не сложилось. И хотя в правилах разрешалось случайное касание башни, данный случай в эту категорию, что обидно, не попадал.

Вернувшись на исходную, я приказал идти на прорыв, и при следующей атаке мы встретили стихийников на середине площадки. С помощью огромного количества захватов мне удалось выдернуть из-под защиты адепта с мячом, которым тут же завладел Хор и точно передал его Кисе, обходившей соперников с фланга. С помощью левитации я миновал оборону стихийников, а затем получил подачу вампирши и направил мяч прямиком в окно. Вот только он в него так и не попал, хотя траектория была идеальной. Мне помешал слабый ветерок, который слегка замедлил полет мяча, из-за чего тот ударился в край окна и отскочил в сторону, прямо в руки стихийника. Тот не замедлил этим воспользоваться и сделал точную передачу, пока Лихош считал ворон. В результате противник заработал еще одно очко, а я несколько косых взглядов.

Да ладно вам! Ну подумаешь, ветер не учел! Все могут ошибиться, в следующий раз буду швырять сильнее. Однако когда наша новая атака удалась, а я, не решаясь рисковать, запустил мяч уже с близкого расстояния, воспользовавшись тем, что Златко справился с одиноким защитником у башни противника, то и этот удар не достиг цели. Внезапный порыв ветра вынудил мяч снова удариться в край окна и опять же опуститься в руки подоспевшего стихийника. Но на сей раз мы были наготове и не позволили противнику воспользоваться удачным моментом, а Киса, которой удалось перехватить передачу, отправила мяч точно в окно.

— Что за нафиг! — гневно воскликнул я, когда тот снова срикошетил от края.

Нет, один-два раза такое еще могло произойти, но третий уже наводит мысли о системе, которая не сулила нам ничего хорошего. Используя двух стихийников в качестве опоры, я оттолкнулся от них ногами и успел подхватить падавший мяч до того момента, как он снова оказался в руках противника. Чувствуя, как меня обвивают магические захваты, я резко бросил мяч в окно, и тут же могучий рывок едва не оторвал мне руки и швырнул на землю. Пока я приходил в себя, мотая головой, ректор объявлял о том, что очко досталось нам. Да я и сам слышал, как мяч, чиркнув кожей о край окна, сейчас глухо стучал внутри башни.

Размышляя о случайностях, я приходил к выводу, что они были вовсе не случайными. Осталось только понять, кто же является козырной картой стихийников, но это можно сделать только при атаке. Удалившись на свою половину поля, мы приготовились к защите, но в этот раз она не сработала и противнику досталось еще одно очко. Отдав указания остальным, я передал мяч Кисе, встал на острие клина и после сигнала метнулся вперед. Нагрузив коконы двух противников, я вынудил их раскрыться, а затем наградил воздушными кулаками, как самым лучшим средством для ошеломления. Еще одного захватил несколькими магическими захватами и с размаху приложил о землю. Что, не нравится? А каково мне было?

В это время Златко с Хором благополучно устранили двоих на своем пути, развеяв щиты и просто снеся их своими массивными тушами, а Киса сделала точный бросок. Это я отмечал лишь краем глаза, пока Нивед сдергивал стихийника, закрывающего своим телом окно, а все внимание уделил девушке, оставшейся в стороне от событий. Вот она замерла и всего на мгновение потеряла контроль над своим коконом, который сразу же «потек», а в следующий миг я услышал глухой удар мяча о стенку башни. Так вот он какой, неизвестный козырь! А я-то гадал: зачем стихийники определили эту слабенькую мышку в защитники? Но оказалась, что она всем защитникам защитник! Благодаря наработанной технике слияния с воздухом она делает безрезультатными наши дальние броски и сводит на нет все наше преимущество.

Разумеется, отскочивший мяч подобрал стихийник, оклемавшийся после моего удара, но тут же потерял, так как Златко с Хором не дали ему сделать передачу, а разбили все щиты и довершили мою работу, отправив в беспамятство. Подхватив мяч, я засветил десятком огненных шаров в стихийницу, чтобы та и не помышляла мне мешать, а сам сделал точный бросок, принесший нашей команде еще одно долгожданное очко.

Да, грубую игру нам не засчитали, а пострадавшего адепта быстро привели в чувство магическим нашатырем и простым лечебным плетением.

Возвращаясь на свою половину, я размышлял над тем, стоит ли самому использовать подобный козырь. Ведь изначально я планировал придержать его для встречи с конструкторами, но столь напряженная игра может обернуться для нас проигрышем, а нужно ли так рисковать? Не определившись с ответом, я решил посмотреть на развитие событий, так как раньше времени раскрывать способности, о наличии которых Фаррад даже не подозревал, весьма глупо.

Подойдя к остальным, я сообщил новую вводную:

— Внимание. Девушка в команде соперников владеет слиянием с воздухом, так что Лихош, Денир, при атаке, в момент броска мяча, плюйте на все и нагружайте ее защиту. Все ясно?

К сожалению, это не сильно помогло, так как стихийники сообразили, что их секрет раскрыт, и теперь старались всячески оберегать защитницу, как мы Кису. Это стоило нам напряженной борьбы и значительного сокращения разрыва в счете, который почти сравнялся за какой-то десяток минут. Вот тогда я понял, что больше рисковать нельзя, в момент следующей атаки стал ветром и не только оттолкнул в сторону адепта, мешавшего броску Кисы, но и помог мячу противостоять злому потоку воздуха, который спешно организовала стихийница.

Однако в следующий миг я весьма удивился, так как громогласный голос ректора сообщил:

— Команда боевого факультета лишается трех очков за нарушение правил.

— Хрена себе! — выдохнул я и решительно направился к судьям на разборки.

Однако, подойдя к самому барьеру, я не стал качать права, кричать: «Вы что, с ума все посходили?» — или нечто в том же духе, а вежливо поинтересовался у Фалиано:

— Прошу прощения, милорд ректор, вы не могли бы объяснить мне, за что конкретно наша команда лишилась очков?

— Ты нарушил правила, применив недопустимое магическое воздействие, — серьезно ответил ректор, пряча в глазах смешинку.

Ну да, ему, блин, весело наблюдать за тем, как я с трудом пытаюсь сдержать свой гнев!

— Но ведь до моего нарушения игрок из команды стихийного факультета проводил аналогичное воздействие неоднократно, так почему же вы оставили это без внимания?

На этот вопрос мне ответил Ралин:

— Алекс, Дирана использовала обычное воздействие на стихию, а ты провел полное слияние, которое по энергетическим затратам считается запрещенным к применению в Игре. Теперь понятно?

Вашу мать! Такой козырь был, такие надежды подавал, а его даже не побили, а смахнули в отбой не глядя! Обидно, блин! Но я постарался, чтобы на моем лице не отразилось разочарование, и вежливо ответил мастеру:

— Да. Спасибо, что разъяснили.

Развернувшись, я пошел к своей команде, а когда наши поинтересовались, за что нас лишили очков, разразился длинной тирадой на шипящем языке Кисы, которую умудрился запомнить не так давно. Судя по тому, что вампирша неосознанно поморщилась, смысл этой тирады был намного ниже пояса, да и количество этажей наверняка зашкаливало.

— Ничего не понял, — признался Лихош. — Ты нормальным языком объясни.

— Слияние с воздухом использовать запрещено. Будем противодействовать стихийнице Диране обычными мерами.

— Может быть, мне уже стоит использовать скорость? — поинтересовалась Киса.

— Не в этой схватке, — покачал головой я. — Иначе мы останемся ни с чем на встрече с конструкторами. После отражения этой атаки используем вариант с иллюзиями.

Выстроившись компактной группой, мы приготовились и по сигналу гонга бросились на противника всем составом. Несмотря на всю нашу решимость, стихийники сумели нас обойти, но очка так и не заработали, так как одного из игроков нам удалось во время броска вытолкнуть за разделительную черту. А когда мы поменялись ролями, я и остальные сформировали простенькие амулеты иллюзии, внедрив их в манжеты наших курток. По сигналу гонга я активировал амулет и превратился в многорукого Будду, в каждой руке которого был мяч. Швырнув настоящий мяч Ниведу, я остался на месте, чтобы полет иллюзорных мячей не оказался смазанным. Остальные игроки сделали вид, что поймали эти мячи, в тот самый миг активировав свои амулеты. В результате у каждого из команды, кроме меня, разумеется, оказалось по мячу и определить, какой из них настоящий, стихийникам было невозможно. Ведь даже защитные коконы никто, кроме меня, формировать не стал, ограничившись щитами. А потом мы кинулись в атаку.

Разумеется, никто так и не смог догадаться, что я швырнул настоящий мяч крайнему в ряду, причем очень неудобным движением, но мы отработали этот финт не единожды, и сейчас он принес нам очко. Сосредоточившись на центре цепи, стихийники не заметили проход Нимоша, который и забросил мяч, пока двое наших упорно отвлекали Дирану, оставшуюся без своих телохранителей. Ответная атака оказалась успешно отбитой, но во второй раз наш финт сработал лишь отчасти. Все равно перед башней противника разгорелась нешуточная борьба, которая в итоге закончилась в нашу пользу, хотя с переломами, ожогами и потерей сознания.

Пока Лихоша приводили в чувство, а Златко залечивали поврежденную ногу, я сорвал с себя практически полностью сгоревшую куртку, отшвырнул ее подальше и перевел взгляд на табло. Счет был неутешительным — мы все еще отставали на одно очко, а судя по песку в часах, у нас оставалось не больше десяти минут, которые стихийники наверняка используют на полную катушку. И тогда я решил открыть еще один козырь, который упрямо приберегал.

— Ребята, вариант «Снайпер»! — скомандовал я, когда мы вернулись на свою половину.

— Давно пора! — отозвался прихрамывающий Златко.

На этот раз игра была весьма жесткой. В тяжелейшей борьбе Ниведу удалось отобрать мяч у стихийников, а потом перекинуть его мне.

— Давай! — заорал я, отмечая, как все ринулись к разделительной черте, после чего со всего размаха ударил ногой по подлетающему мячу.

Этого уж точно никто не ожидал, поэтому меня и рискнули оставить в стороне от событий. Мяч угодил точно в окно, и очко было засчитано, так как все игроки нашей команды успели оказаться на половине поля противника. Счет сравнялся, но разозленные стихийники были намерены вырвать у нас победу. И вот тут мы показали восхищенным зрителям, как действуют настоящие берсерки. Не обращая внимания на ушибы, ожоги, превращенные в отбивную лица, мы раз за разом бросались на соперников, с боем вырывая у них из рук мяч, а потом я демонстрировал всем свой коронный удар, который не могла остановить даже Дирана.

Разумеется, нам не всегда это удавалось. Борьба была весьма яростной, и стихийники не сдавались так просто, сражаясь за каждое очко. Однако мой финт оказался весьма действенным, и наша команда медленно, но верно начала увеличивать отрыв. Когда разница на табло была уже в три очка, стихийники достали свой последний козырь. Один из парней принялся разжижать землю у нас под ногами и устраивать капканы на нашей территории, но мы доказали всем, что боевики без сапог двигаются еще быстрее. Теряя по дороге портянки, мы стремительно прорвались к башне противника и сумели еще раз забросить мяч.

А последней каплей стало водяное лезвие, которое мы не сразу заметили. После него Хор не смог продолжить поединок, едва не потеряв ступню, но за это стихийники лишились двух очков, а в оставшееся время смогли отыграть лишь одно. Когда вниз упали последние песчинки в часах, прозвучал сигнал гонга, в последний раз за сегодня, и ректор торжественно объявил:

— Со счетом шестьдесят девять — шестьдесят четыре победила команда боевого факультета!

Трибуны встретили это сообщение бурными овациями и громкими проклятиями. Не все были довольны, что стихийники выбыли из Игры, но на то она была и игра, чтобы определять лучших. Мы же подобрали свои сапоги с портянками и пошли лечить Хору ногу. Рана оказалась весьма серьезной, потребовалось даже вмешательство Велиссы, но это не остановило счастливых боевиков, которые решили поздравить свою команду с победой.

Сказать по правде, ни я, ни остальные игроки не были рады этому. Да, мы улыбались, выслушивая восторженные отзывы любителей подобных зрелищ, кивали на заявления типа «Мы в вас верили! Мы знали, что вы не подведете!» и тому подобное. Но мы не ощущали никакого счастья, радости или просто удовлетворения, а только усталость и неумолимое желание прилечь хотя бы на несколько часиков. Выложившись на последних минутах Игры, мы не могли даже толком насладиться своим триумфом.

Когда нога Хора стараниями целительницы была приведена в порядок, команда боевого факультета в полном составе попрощалась с болельщиками и оправилась в душ смывать грязь, пот и усталость. А после водных процедур мы, умиротворенные, одетые в жалкие остатки формы, разошлись по своим комнатам. Демон, рухнув на свою койку, моментально вырубился, а я еще понежился на мягкой перине, анализируя происшедшее. Да, наша команда выиграла этот поединок, но очень дорогой ценой. Мы потеряли пару козырей, которые так и не сыграли, лишились еще нескольких, выставив их на всеобщее обозрение, а кроме того, продемонстрировали практически все заготовленные ранее схемы. Так что для схватки с конструкторами у нас остается лишь моя и Кисина сверхскорость, а также пара-тройка незначительных финтов, на которые не стоило слишком рассчитывать.

В общем, выходило, что мы оказались лишь немногим лучше стихийников. И здесь появляются два неприятных обстоятельства, которые сулят нам большие проблемы. Первое — все видели, что одержать верх нам удалось с большим трудом. Да, если бы я заранее предполагал встречу со стихийниками, то именно это и постарался бы продемонстрировать, чтобы конструкторы не догадались о нашем истинном уровне подготовки. Но все получилось само собой, а это было печально, ведь на записях мы отмечали, что конструкторы намного превосходят стихийников в технике, которой так не хватает нам.

А второе — победа досталась боевикам лишь благодаря мне, чего уж тут скромничать. Я лично принес команде почти две трети очков, а остальные заработала Киса. И только в редких случаях удавалось отличиться кому-нибудь из нашей группы поддержки. А у конструкторов, как я видел на тренировках, почти все игроки могут с успехом выполнять роль нападающего. Так что было ясно — теперь меня с Кисой постараются и близко не подпускать к мячу, а на меня вдобавок объявят самую настоящую охоту. Ведь если я получу серьезную травму, команда останется практически беззащитной. А существует еще и немалый риск моей смерти. Да, тогда победа достанется команде боевого факультета, но кого это будет волновать в тот момент, когда во мне опознают Темного мага?

В общем, чем больше я размышлял, тем яснее становилось, что выиграть мы не сможем при всем желании. К сожалению, конструкторы нам не по зубам. И даже козырь в рукаве в виде сверхскорости не поможет. Да, можно было передать остальным знания рассветной техники боя вместе с интуицией, но я не хотел делать такие подарки случайным людям. И если с Хором и Кисой я еще мог поделиться, то раскрывать свой секрет остальным было бы верхом глупости. К тому же у игроков все равно не получится за оставшуюся пару суток уверенно овладеть всеми навыками и научиться доверять своему шестому чувству. Поэтому не стоило и пытаться. Нужно было придумать что-то еще, но сейчас в моей голове было пусто, поэтому я не стал больше насиловать себя и отправился к подруге.

На следующий день мы проснулись рано и до завтрака успели побывать на площадке. Размялись и немного покидали мяч, пока не появилась команда целителей, которая вежливо попросила нас свалить и не мешать им готовиться к схватке. Вполне искренне пожелав им удачи, мы выполнили эту просьбу и отправились в столовую. А там присутствующие вовсю перемывали нам косточки, обсуждая детали вчерашнего поединка. Стихийники всерьез доказывали, что наша футбольная уловка является нечестной, упирая на то, что раньше таким никто не пользовался. Ну а боевики ехидно отвечали, что все то, что не запрещено правилами, — честно. Просто нужно было готовиться лучше.

Мы с Кисой и Хором хотели насладиться завтраком в уголке, но, увидев нашу команду, коллеги с боевого факультета решили продолжить вчерашние поздравления. И хотя было видно, что нелюдям всеобщее внимание в тягость, да и мне никакого удовольствия выслушивание хвалебных речей не доставляло, я не стал прерывать чествование победителей, так как остальным игрокам очень нравилось греться в лучах славы. Ну, они это заслужили, выкладываясь на полную катушку, поэтому я не стал прерывать миг их триумфа. Лишь, улучив момент, подхватил демона с вампиршей под локоток и отвел на наше привычное место, подальше от радостных адептов.

Ей-богу, поздравляют, как будто мы уже стали чемпионами! Весьма преждевременно. Но шут с ними, нужно срочно подыскивать новые козырные карты.

— Помните наш недавний разговор? — поинтересовался я у друзей, когда мы жадно набросились на пышную сладкую выпечку. — Вы за это время не придумали ничего, способного удивить конструкторов?

— Ты полагаешь, что скорости Кисы и твоего варианта дальних бросков будет недостаточно? — спросил демон, разом потеряв все приподнятое настроение.

— Да.

Хор выругался сквозь зубы на своем языке и хмуро уставился на недоеденный пирожок.

— Но даже если мы что-нибудь придумаем, то все равно ничего не успеем подготовить за оставшийся день, — сказала вампирша.

— А мне от вас и не нужно сложных командных решений. Мне будет достаточно несколько финтов, которые я подготовлю сам… Ну же, хоть какие-нибудь идеи! Пусть даже изначально глупые или бредовые. Говорите все, что придет в голову!

Друзья задумались, а потом робко стали подкидывать мне различные варианты уловок, которые могли помочь в поединке. Какие-то я сразу отбрасывал, какие-то откладывал в сторонку, чтобы потом еще раз обдумать и поискать в них рациональное зерно, а парочку даже принял не глядя. Но все равно этого было мало, поэтому на занятия мы разошлись в состоянии глубокой подавленности.

Отсидев лекцию Глода, а потом пообщавшись с Перисадом, я отправился к хозяйственнику на предмет новой формы, которая после вчерашней встречи пришла в полную негодность. Тот долго возмущался (видимо, остальные игроки были умнее и посетили его раньше), кричал, что его скоро разорят (как будто он деньги на одежду адептов из собственного кармана выделял!), но когда я пригрозил, что пойду за письменным приказом к Фалиано, сдался и выдал требуемое. Отнеся трофей в общагу, я посетил столовую, а после сытного обеда вместе с командой двинулся на площадку с башнями. Теперь уже в качестве зрителя.

Наша команда расселась на самых лучших местах — на галерке, откуда все было прекрасно видно, и приготовилась к незабываемому зрелищу. Я же планировал посмотреть, как конструкторы будут воплощать отработанные заранее схемы, и подсознательно надеялся увидеть то, что поможет нам их одолеть. Ведь одно дело — тренировка с иллюзиями, а совсем другое — реальный противник. Мы-то на этом уже обожглись, когда понадеялись на свою защиту, оказавшуюся на практике не такой крепкой, как рассчитывалось.

Когда появились преподаватели, а судьи заняли свои места, хмурившееся с самого утра небо решило порадовать всех проливным дождем. Однако зрителям это никаких неудобств не доставило. Над трибунами был сформирован простенький щит, который позволил болельщикам остаться сухими, а о деканах и остальных преподавателях и говорить было нечего — каждый применил свою личную защиту от воды. Кто укрылся коконом, кто расправил обыкновенный зонтик, кто поставил обтекатель, отталкивающий дождевые капли… Вот только игрокам, вышедшим на площадку, пришлось несладко. Мало того, что земля под их ногами медленно, но верно будет превращаться в липкую грязь, так еще и мокрый мячик обещал при Игре выскальзывать из рук.

Фалиано объявил, что мяч достается конструкторам, дождался, пока команды займут свои места, и активировал амулет. Громкий звук гонга объявил о начале Игры, и команда Фаррада сразу же кинулась в атаку, которая быстро увенчалась успехом. Прорвав защиту и неожиданным для целителей приемом передав мяч нападавшему, оказавшемуся к башне ближе всех, конструкторы не дали возможности защитникам использовать левитацию и забросили мяч в окно.

Все это действие не заняло и десятка секунд и выглядело весьма впечатляюще. Команда в черной форме действовала четко, слаженно, быстро и рационально. Она использовала необходимый минимум плетений, предпочитая развеивать щиты противников, а не ломать их своими плетениями и норовя давить сопротивление в зародыше, а не справляться с его проявлениями. В общем, эта атака была образцом элегантности и результатом великолепной подготовки, что было восторженно оценено зрителями.

Контратака целителей не принесла им очка. Конструкторы как-то весьма легко отобрали мяч у противников, а потом, не особо торопясь, проследовали на их половину поля, выставив сильный заслон на пути защитников, и снова попали снарядом в окно. На исходную игроки команды Фаррада возвращались, ничем не выдавая своего торжества. Казалось, они вообще не испытывали эмоций, а как сложный бездушный механизм просто выполняли необходимую работу. Я понимал, что это — еще один психологический трюк, призванный вызвать смятение в рядах соперника, и не мог не оценить грамотность их подготовки.

После короткого совещания команда целителей решила сменить тактику и действовать более жестко, но это им не сильно помогло. Все равно конструкторы сводили на нет их атаки, отбирали мяч, а потом неторопливым и продуманным контрударом зарабатывали себе очки. Нет, несколько раз крепким целительницам все же удавалось остановить эту слаженную машину и, перехватив инициативу, неожиданным и непродуманным броском поразить башню команды Фаррада, но такие случаи были весьма редкими.

Более того, не всегда попадание мяча в окно приносило очко подопечным Велиссы. Так, нам, к примеру, удалось увидеть практическое применение схемы, которую я обозвал катапультой. За несколько мгновений до опасного броска Фаррад отдавал резкую команду и трое его партнеров, оказавшихся ближе к середине площадки, модифицированными захватами впивались в одного из целителей и швыряли его через разделительную линию. Это срабатывало в большинстве случаев, так как подброшенный в воздух игрок свой полет быстро остановить не мог, и точное попадание мяча не засчитывалось.

Когда миновала первая треть тайма, на табло очки команды Фаррада перевалили за второй десяток, а рядом с адепткой в зеленой форме горела скромная троечка. Этот счет заставлял игроков нашей команды поглядывать на меня с легким беспокойством. Но я не стал говорить, что все их тревоги — ерунда, что мы сделаем конструкторов на раз, так как сам понимал: это нереально. Ведь в применяемых ими схемах я не видел слабых мест, да и сама слаженность была поистине запредельной. Команда Фаррада действовала словно один организм, почти не допуская ошибок и даже не требуя от своего капитана каждый раз перед атакой объяснять текущую задачу. Они были единым целым, которым мы за отведенное время так и не успели стать…

Стоп! А это идея!

Я отвлекся от Игры и принялся размышлять над решением проблемы, которое до сих пор не приходило мне в голову. А ведь все может получиться! Правилами это не запрещено, так как наверняка считается глупым и практически невозможным, но не я ли только недавно говорил, что в этом мире все возможно? Тем более что плетения подобного типа попадают в исключения и даже не вызывают никаких нареканий, как показала предыдущая схватка. А значит, у меня появляется козырь… Нет, даже не козырь, а нечто куда более весомое, которое поможет боевикам одержать победу в финальном поединке. Нужно только все тщательно просчитать, чтобы гарантированно заручиться согласием остальных, и пара задумок по поводу того, как это сделать, у меня уже появилась. Но для них еще наступит время, а сейчас стоит насладиться Игрой.

Наверное, мое спокойствие и уверенность слегка подбодрили команду, так как больше игроки уже не заглядывали мне в лицо, а наблюдали за действиями конструкторов и даже подбадривали целителей, когда те всеми силами пытались переломить ход поединка. Разумеется, эти попытки большей частью были безрезультатными, и когда первая половина матча осталась позади, а команды пошли на перерыв, разрыв в счете был поистине огромным. Болельщики на трибунах устроили форменный балаган, срочно желая выразить свои эмоции от увиденного, так что я поморщился от шума и криков и решил свалить подальше отсюда.

К сожалению, одного меня не оставили. Команда подумала, что я хочу пообщаться с ними без свидетелей, и в полном составе последовала за мной в ближайшую рощицу. Когда же я присел там под деревом, с трудом найдя местечко посуше, Златко не выдержал и спросил:

— Алекс, что скажешь? Сможем мы завтра одолеть конструкторов?

— Посмотрим, — ответил я и приготовился стать ветром, чтобы утолить свое любопытство и узнать, чем же занимаются команды во время перерыва.

Но капитана этот ответ совсем не устроил.

— Посмотрим? И это все, что ты можешь сказать?

— А что ты хочешь услышать? Что мы порвем Фаррада и его приятелей одной левой? Так ведь глаза у тебя есть, сам прекрасно видел, на что они способны. И вообще, чего вы все за мной поперлись? Я сейчас хочу посмотреть, как команды готовятся ко второй половине поединка, так что не ждите никаких ценных указаний, все равно я их еще не придумал.

Скользнув в потоки воздуха, я для начала полетел к конструкторам и вполне ожидаемо обнаружил их за обсуждением ошибок, допущенных в Игре. Адепты сидели на лавочках, убирая усталость из своих мышц лечебными плетениями, и неспешно переговаривались. Короче, интересного было мало, и я направился к целителям. А вот там уже было на что посмотреть. Все игроки старательно перекачивали в свои ауры силу из накопителей, загодя оставленных на этой полянке. Это было весьма странно, так как Игра не требовала больших расходов энергии и даже слабосильным стихийникам вполне хватало резерва их аур. Видимо, команда задумала какую-то хитрость, но какую — определить было невозможно, так как между игроками шли нешуточные разборки. Одна из девушек, наверное, капитан, распекала «беременных свиноматок, которые не могут толком шевелить своими конечностями», а те в ответ огрызались и хрюкали о том, что делали все возможное… Понимая, что больше ничего интересного не увижу, я решил пошалить и скользнул к своей команде, которая внимательно слушала Златко, что-то доказывавшего Хору.

— …не сможет придумать. Ведь сразу видно, что он уже приготовился к поражению и даже не собирается ничего предпринимать!

— Нет, Алекс хочет выиграть! — возразил демон. — Просто сейчас он занят, поэтому не стал устраивать обсуждение схем, продемонстрированных конструкторами, но потом…

— Когда потом? Завтра, после Игры? — перебил его Златко.

Ага, это я весьма удачно зашел! Похоже, в команде назревает бунт. Что ж, посмотрим, чем все закончится.

— Вот он вернется, сам у него и спроси!

— И спрошу! А заодно поинтересуюсь, когда же он сегодня собирается тренироваться, так как эта жалкая утренняя разминка не может заменить полноценного занятия!

— Но ведь Алекс говорил, что перед Игрой уже не имеет смысла проводить продолжительную тренировку, поскольку она может лишь навредить, — подала голос Киса.

— Навредить? А вы видели, как действуют конструкторы? Нам срочно нужно подготовиться, чтобы иметь возможность противостоять их атакам, а Алекс почему-то считает, что нужные навыки появятся у команды сами собой!

Вот идиот! Да, конечно, изматывающие физические упражнения прямо перед поединком гораздо лучше продолжительного отдыха! Наверняка после этого команда окончательно выдохнется еще до перерыва.

— В общем, так. Я предлагаю вернуться к нашим наработкам и снова использовать четкие схемы, которые мы разрабатывали полторы десятицы. Как показала вчерашняя встреча со стихийниками, идеи Алекса работают, но их далеко недостаточно, чтобы победить конструкторов.

— Если бы мы использовали наши старые заготовки — наверняка бы проиграли! — заявил Хор.

— Ты в этом уверен? А я думаю, что совсем наоборот! И разрыв в счете составил бы не те жалкие несколько очков! — возразил Златко.

— А я вот думаю, тебя просто задевает то, что Алекс оказался куда лучшим капитаном, чем ты! — воскликнул Хор, сжимая кулаки.

Понимая, что так он испортит мне все веселье, я невидимыми воздушными пальцами ухватился за одну из его косичек и легонько дернул. Но демон не обратил на это никакого внимания.

— Хор, взгляни правде в глаза, — не собирался уступать Златко. — Алекс первый раз участвует в Игре, использует сомнительные приемы, не желает пользоваться проверенными годами схемами, совершенно не разбираясь в них. Я понимаю, что он твой друг и ты его защищаешь, но не смешивай личные отношения и соревнование. Признай, его методами мы не сможем победить!

— Ты не прав! — воскликнул Хор, не отреагировав на повторное подергивание за косичку. — У нас еще есть чем удивить конструкторов!

— Да, скорость Кисаны. Но ведь она не сможет использовать ее долгое время, а я, к примеру, становиться для нее обедом не желаю.

— Тебе жалко несколько глотков крови для победы? Или ты имеешь что-то против вампиров?! Киса, да хватит уже!

Последнее восклицание демона было вызвано подзатыльником девушки, стоявшей рядом с ним. Хотя, если быть честным, это не она зарядила в тыковку буйному Хору, а я воспользовался ее рукой, чтобы слегка охладить пыл хвостатого. Киса, надо отметить, сразу поняла, кто это так распоряжается ее конечностью, и спросила:

— Может, уже хватит спорить? Или собираетесь устроить поединок с непременным мордобоем? А чего ты, Златко, добиваешься, я так и не понимаю. Хочешь снова взять на себя обязанности капитана, думаешь, что сможешь действовать лучше — разбирайся с Алексом, а не ищи поддержки у нас!

Действительно, пора и мне выходить на сцену. Все равно эпизода с написанием на клочке бумаги корявого «низложен» не предвидится, а необходимые предпосылки для реализации одной из моих задумок складываются как нельзя лучше. И вот ведь парадокс — для этого мне даже не пришлось прикладывать никаких усилий, все произошло само собой!

Вернувшись в тело, я поежился от струйки холодной воды, которая пролилась с дерева мне за шиворот, активировал кокон и решительно направился ко все еще спорившей команде. Когда я приблизился, разговоры как отрезало, а Златко спросил весьма вызывающим тоном:

— Ну, что удалось узнать?

— Целители накачались силой, видимо, готовят что-то очень энергоемкое. Пошли поглядим, как им удастся обойти правила.

— И это все?

— А что тебе еще нужно? Или ты надеялся, что я подслушаю разговор конструкторов, в котором они прямым текстом сообщат мне, каким образом их можно победить?

— То есть ты ничего нового так и не придумал? — торжествуя, уточнил Златко.

— Нового — нет, поэтому будем обходиться моими старыми идеями и надеяться, что они сработают, — ответил я, пожав плечами.

— Всем все ясно? — обратился капитан к команде. — Так как идей у Алекса больше нет, сегодня после окончания Игры мы остаемся на тренировку!

— Хочешь, чтобы завтра все оказались измотанными и невыспавшимися? — ехидно уточнил я. — Или всерьез планируешь за полдня подтянуть уровень командного взаимодействия?

— Я хочу подготовиться к поединку, и твое мнение меня совершенно не волнует! — заявил Златко. — Если ты забыл, то напоминаю, что именно я являюсь капитаном! И именно я решаю, что делать команде!

Хор выругался на своем языке, а я усмехнулся и сказал:

— Так я не имею ничего против — решай себе на здоровье!

Посчитав разговор завершенным, я направился к трибунам, на которых уже рассаживались зрители, но капитан сказал вдогонку, укрепляя свой авторитет:

— И чтобы сегодня ты был на тренировке!

— Слушаюсь! — весело ответил я, развернувшись к Златко. — Еще приказы будут?

Того слегка сбило с толку мое поведение, ведь наверняка он рассчитывал на возражения, пререкания, попытку неподчинения. Но я ничего этого не стал делать, ведь сложившаяся ситуация меня целиком и полностью устраивала. Оглядев остальных, Златко сказал:

— Пошли, перерыв уже подошел к концу! — и первым потопал к трибунам.

За ним потянулись игроки, которые оглядывались на меня с недоумением, но так и не осмелились ничего возразить против решения капитана. А Хор с Кисой задержались и остановили меня, когда я хотел последовать за остальными.

— И что это было? — мрачно поинтересовался демон.

— Где? — дурачась, улыбнулся я.

— Алекс, прекрати паясничать! — раздраженно воскликнула вампирша. — Почему ты не осадил этого идиота? Ведь все ждали, что ты поставишь Златко на место, но ты отчего-то решил промолчать.

— Если ты потрудишься вспомнить, я не молчал. Я сразу сказал, что решение Златко было глупым, но никто меня так и не поддержал. Все стояли и молча смотрели, как мы с ним меряемся авторитетом. И что мне еще оставалось делать? Да, я мог заявить, что капитан у нас никудышный, что я за эти три дня сделал больше, чем он за полторы десятицы, что именно благодаря мне мы одержали победу над стихийниками… Но разве это было не очевидно? А после моего заявления оставалось бы всего два варианта — либо Златко молча проглотит унижение и фактически признает, что выставил себя дураком, в чем лично я сомневаюсь, либо уйдет из команды, громко хлопнув дверью, тем самым надеясь спасти остатки своего авторитета. А он хоть и идиот, но игрок весьма неслабый, так что потеря для команды окажется невосполнимой. Поэтому я решил не вмешиваться и дать капитану немного порулить нашим судном, ведь большинство не было против.

— И ты думаешь, у Златко может что-нибудь получиться? — спросила Киса.

— Вот завтра и посмотрим. А пока запомни: сегодня на тренировке скоростью ты пользоваться не можешь, иначе в поединке с конструкторами лишишься этой возможности, и даже кровь не поможет. Вот такие странные особенности организма у вампиров! А ты, Хор, потерпи денек командование Златко. Не возражай, не показывай недовольства или презрения, выполняй все его приказы, пусть даже они будут абсолютно бестолковыми.

— Ты явно что-то задумал, — пробормотал демон, пристально глядя на меня.

— Нашел новый прием? — обрадовалась Киса.

— Лучше, — улыбнулся я.

— И что же это? Хитрое плетение или безотказная схема?

— Завтра все узнаете! Пока я не хочу ничего рассказывать, так как, во-первых, моя идейка недоработана и над ней еще предстоит повозиться. Хотя, надеюсь, Златко успеет сегодня ухайдокать команду до того момента, когда закроется библиотека… Так, хватит лясы точить, иначе пропустим все интересное!

Судя по звуку гонга и реву на трибунах, вторая половина матча уже началась, и я поспешил на свое место, а друзья последовали за мной.

— А во-вторых? — поинтересовалась вампирша.

— А во-вторых, есть такая пословица: «Хочешь рассмешить бога, поведай ему о своих планах». В моем случае она работает на все двести, и больше чем на сутки я стараюсь никогда не загадывать, иначе обязательно произойдет какая-нибудь гадость. Так что наберитесь терпения.

Разумеется, эта причина была надуманной. Просто я не хотел никому рассказывать о своей идее, чтобы меня раньше времени не обозвали дураком и не послали далеко-далеко, куда даже Сусанин поляков не заводил. Нет уж, для некоторых задумок важен не только способ реализации, а и нужный момент, когда их стоит предлагать для воплощения. Вот он-то еще и не наступил.

Вернувшись на свое место, я принялся наблюдать за действиями целителей. В принципе их методика оказалась верной. Во втором тайме они на порядок увеличили количество атакующих плетений и буквально осыпали ими команду соперников. Конструкторы оказались не готовыми к такому повороту событий, их четкая экономная схема действий дала сбой, который позволил целителям немного сократить отставание, набрав с десяток очков.

Однако вскоре конструкторы решились на ответный ход и усилили нажим, увеличив расход энергии на защиту, а потом и нашли слабые места в этом приеме. Оказалось, целители не могли оперировать большим количеством плетений разного типа, поэтому если девушка формировала сотню огненных шаров, то на создание щитов была уже не способна и обходилась стандартным коконом, который можно было перегрузить ударами сзади, а потом развеять и быстро вывести игрока из строя. А при атаке нападающий хоть и укрывался многочисленными щитами, но, как правило, никому не передавал мяч и мчался с ним прямиком к башне, где его и стали ловить в момент броска.

Короче, после десяти минут успеха ситуация вернулась в изначальное русло. Конструкторы принялись неторопливо увеличивать отрыв, а целители вскоре начали допускать грубые ошибки и уже не могли ничего противопоставить сопернику. Последовали травмы, иногда сопровождавшиеся потерей сознания. Надо отметить, что команда Фаррада грубой игрой не отличалась. Зачем, если их подготовка давала возможность победить противника без особых проблем? Так что травмы хоть и тормозили игру, но были несерьезными и залечивались прямо на площадке.

А спустя еще некоторое время целители перестали даже сопротивляться и совсем отчаялись. Они уже не использовали свою энергозатратную тактику и лишь иногда пытались прорваться к башне соперника, поэтому за оставшееся время заработали всего несколько очков, тогда как конструкторы уверенно наращивали отрыв, используя эту встречу в качестве еще одной тренировки. Когда гонг оповестил об окончании Игры, на табло можно было не смотреть, ведь итог был понятен. Конструкторов их коллеги поздравляли гораздо скромнее и сдержаннее, чем нас вчера. Казалось, никто из них и не сомневался в результате встречи.

Постепенно толпа адептов начала расходиться. Златко, спустившись к боевикам своего цикла, убежденно доказывал им, что нам будет по плечу завтрашний поединок. Лихош с Дениром и Нивед, избегая встречаться со мной взглядами, тоже отправились к своим приятелям и сейчас обсуждали итог игры, но, как я слышал краем уха, в своих прогнозах были намного осторожнее. Я же с друзьями скучал на трибуне и дожидался, пока наша команда останется в одиночестве, поэтому слегка удивился, когда к нам подошел Фаррад с парой своих приятелей. Поднявшись навстречу конструктору, я протянул ему руку и сказал:

— Поздравляю с убедительной победой.

— Не стоит, — отозвался тот, ответив крепким рукопожатием. — Нам достался весьма слабый противник, поэтому я с нетерпением жду нашей завтрашней встречи. Надеюсь, вы сумеете нас удивить.

— Посмотрим, — в который раз сказал я с улыбкой.

Кивнув мне, Фаррад удалился, а Хор недовольно поинтересовался:

— Ну и чего он приходил? Пытался продемонстрировать, что совсем нас не опасается?

— Нет, он не такой мелочный, как Златко. Все намного проще. Фаррад понял, что мы никуда не собираемся уходить и наверняка планируем провести тренировку. Поэтому в тот момент, когда я его поздравлял и все ваше внимание было сосредоточено на нас, один из его приятелей оставил здесь амулет, который, если я правильно догадываюсь, должен будет запечатлеть нашу тренировку.

Я ведь привык держать в поле зрения всех вероятных противников, поэтому сразу заметил лишние движения конструктора, явившегося вместе с Фаррадом и положившего на лавку небольшой амулет, укрыв его с помощью быстро созданной глушилки. Демон, оглядевшись, все же увидел искомое, поэтому я сразу предупредил его, чтобы не допустить конфуза:

— Только развеивать не вздумай!

— Но ведь тогда конструкторы узнают…

— Сегодня тренировку проводит Златко, не забыл? — ехидно напомнил я.

До Хора дошло, и он весело оскалился, а я подумал, что все как-то слишком удачно складывается. Как бы еще так умудриться и ненароком не исчерпать благосклонность фортуны?

Когда все болельщики разошлись и наша команда осталась под дождем в одиночестве, Златко устроил обещанную тренировку. Он заново начал выстраивать игровые схемы, поставив меня на место Майлы, и принялся на ходу корректировать тактику действий. Я не возражал, выполнял все его прихоти, но не собирался помогать капитану, когда тот заходил в тупик и выдавал на-гора совершенно абсурдные вещи. Разумеется, попытавшись было напрячь Кису, Златко получил от нее решительный отказ и подробное объяснение о проблемах, связанных с применением сверхскорости, а я лишь понадеялся, что амулет Фаррада звук не фиксировал.

Этот балаган продолжался часа два, не больше. Капитан не был полным идиотом и осознавал бесполезность своих усилий, но настойчиво продолжал разучивать схемы, периодически посматривая на меня. Видимо, он ждал, что я вновь начну сыпать идеями и добровольно взвалю на себя ярмо тренера, не покушаясь на звание капитана, но я не спешил оправдывать его надежд. А когда игроки окончательно вымотались и уже еле шевелили конечностями, не говоря уже о точных бросках, Златко скомандовал всем разойтись, и весьма утомленная команда поплелась в Академию.

По дороге капитан пытался обсудить со мной стратегию будущих действий, но я дискуссию не поддерживал и неизменно соглашался со всеми его предложениями. Разумеется, Златко быстро понял, что я не собираюсь вытаскивать его из ямы, в которую он сам залез, а потому возмутился и потребовал участия в обсуждении, а не молчаливых кивков. Но я спокойно напомнил ему о том, что ничего не понимаю в стандартных схемах, и принялся наблюдать за борьбой в душе капитана. Златко осознавал, что сделал только хуже, но гордость, тщеславие или что-то еще не позволяли ему просто извиниться и предложить мне снова стать во главе.

Как я и предполагал, капитан не нашел в себе сил попросить прощения, что избавило меня от необходимости придумывать оправдания своему отказу, и до столовой мы дошли в мрачном молчании, а потом разбрелись в разные стороны. После ужина, наскоро приняв душ и отстирав форму от грязи, я отправился в библиотеку, где около часа изучал книги по магии разума. А когда нашел все, что мне было нужно, вернулся в общагу с намерением хорошенько выспаться.

К моему большому удивлению, Хор еще не спал и, когда я устроился на кровати, осторожно поинтересовался:

— Алекс, а эта твоя идея…

— Хор, да хватит уже переживать! Все будет нормально.

— Что-то я совсем в этом не уверен. Особенно после нашего сегодняшнего позорища на площадке, — пробормотал демон.

Я понял, что он не успокоится и продолжит себя взвинчивать, поэтому сказал:

— Просто доверься мне. Я же пообещал, что мы выиграем, так что не тревожься понапрасну. Лучше скажи мне, отчего Златко так держится за свое капитанство? Ведь раньше все было нормально, никаких особых возмущений по поводу моего руководства не поступало. Нет, разногласия были, но все они не выходили за рамки недовольного бормотания, а сейчас, едва я дал хороший повод, Златко вновь полез в лидеры, причем в ущерб команде. Даже странно.

— Ничего странного в этом нет, — ответил Хор. — Нам и так Ризак обещал поблажки на экзаменах, а капитану в случае победы точно не нужно будет сдавать командное взаимодействие, организацию боевого отряда, руководство малой сводной группой… Да примерно половину профильных экзаменов этого цикла ему зачтут автоматически!

— А-а-а… — протянул я.

Ну теперь понятно, ради чего он так рискует. Я-то думал, банальная гордость, а оказывается, вот в чем дело.

— Но почему же он не стал возражать против моего руководства, когда я только пришел в команду?

— Так он и возражал.

— Слабенько что-то, — сказал я, вспомнив нашу первую встречу.

— Просто в тот момент тебя поддержала вся команда, которая видела, что мы уже пять дней топчемся на одном месте, а никакого улучшения навыков все нет. Да и, кроме того, после наглядной демонстрации ущербности нашей подготовки у Златко не было ни одного шанса удержать свое звание. Поэтому он промолчал и позволил тебе тренировать команду, а сегодня решил взять реванш.

— Глупо, но весьма кстати, — пробормотал я и поинтересовался: — Хор, а почему капитаном не стал ты или Киса? Все-таки тоже пятый цикл, да и соображалка получше работает.

— Алекс, мы же первый раз участвуем в Игре, а кроме того, не являемся людьми, так что конкурировать со Златко были просто не в состоянии.

Ага, так вот почему команде достался такой капитан, мягко скажем, не блещущий талантами!

— Ладно, спасибо, что объяснил, а сейчас давай спать. Завтра будет тяжелый день.

Я закрыл глаза и скользнул в гости к своей подруге, где тщательно проанализировал все полученные в библиотеке знания и в итоге сконструировал сложное плетение, которым планировал воспользоваться в завтрашней Игре. А после весьма интенсивной тренировки, ничем не напоминавшей спектакль, что мы сегодня невольно устроили для конструкторов, мое уставшее сознание поглотила тьма.

Оглавление

Обращение к пользователям