Глава 25

Дэвин подхлестнул коня и быстро обернулся назад — соединенная дружина двух кланов, ломая ветки на обочине дороги, неслась по узкой тропе навстречу спасительным холмам. Осторожничать не было уже ни смысла, ни времени — норманны, разграбив поместье О`Фланнаган, наступали ирландцам на пятки.

— Не успеем, — отрывисто бросил Грихар, тоже оглянувшись в хвост колонны. — Тропа слишком узкая, лошади в буреломе вязнут…

— Цыц! — вождь сурово сдвинул брови. — Не каркай… Они дали нам фору, небось, прорвемся!

— Они пешие, — буркнул глава дружины. — А кругом — лес.

— Не каркай, сказал! — рыкнул Дэвин. И приподнялся в седле:- Мэлдуин! Ну, что?..

— Пока никого! — проорали спереди. Священник и его брат шли во главе отряда. О`Нейлл помрачнел:

— Ничего не понимаю… Грихар, ты ведь предупредил Эрика?

— При тебе ж письмо отправил.

— Перехватили, что ли? — Дэвин заерзал в седле. — Да нет, кому б…

— Мож, не поспели еще? — предположил глава дружины. Вождь не ответил. «Хорошо, если просто задержались, — подумал он. — А коли все ж письма не получили? Или, того хуже, противу норманнов в чистом поле выйти не рискнут?.. Дружба дружбой, а старик О`Фланнаган вон тоже папашу под меч подставил, побоялся… Эрик-то, конечно, не чета Риану, да и сын мне, все-таки, но если другие упрутся, он же и мемекнуть против не сможет! И нам с Мэлдуином тогда каюк» Дэвин потряс головой, отгоняя черные думы.

— Тормир, Адэйр, — позвал он, — обойдите головных с флангов, поглядите, не идет ли подмога? Да осторожней там, как бы эти волки нас не опередили… Грихар, кончай нудить! Где Нолан?

— Сзади, страхует, — глава дружины хмыкнул:- Я слыхал, кто-то из наших его здорово приложил? Глянь, какой тихий сделался…

— Нашел время для сплетен, — поморщился Дэвин. — Ну, было… Потому что неча нос до облаков задирать!.. Ты, кстати, на ус-то мотай. Нелишне будет.

— А я что?!

— А черные купцы?..

— Подумаешь, оступился разок… Да и то, сказался б тебе рано или поздно. До старости поминать теперь будешь, что ли?

— Буду, — ухмыльнулся Дэвин. — Чтоб вдругорядь не забывался… Ну наконец-то! Я уж думал, этот клятый лес никогда не кончится!

Вождь с облегчением выдохнул: черная стена деревьев впереди медленно расступалась. Спасены! Уж на холмах разгоряченная конница северянам не по зубам сделается!.. Воодушевленные бойцы, нахлестывая лошадей, вырвались из колючих лап чащи, спящие окрестности вздрогнули от бешеного стука копыт. Дэвин, припав к гриве коня, нагнал соседей:

— Оторвались! — торжествующе провозгласил он. Мэлдуин О`Фланнаган улыбнулся:

— Слава Господу!..

— Не торопись, братец, — Бернард, чья лошадь шла на полкорпуса впереди, приподнялся на стременах. Оглянулся назад — колонна верховых уже полностью вышла из леса, однако норманнов все еще видно не было. — Слишком уж тихо. Нолан!

Килбрайд, настороженно озираясь по сторонам, взлетел на холм следом за хозяевами:

— Здесь я…

— Почему нас никто не преследует? — юноша нахмурился. — Ведь северяне только что буквально дышали в затылок!

— Они отстали, — судя по мрачному лицу Нолана, ему такое странное поведение врага тоже не нравилось. — Бернард, нельзя снижать скорость. Нутром чую — им только того и надо!

— Но зачем? — преподобный, подпрыгивая в седле, тоже обернулся к лесу. — Может, они попросту поняли, что на холмах нас не взять?

— Сомневаюсь, — пробормотал Грихар. И вгляделся вперед: им навстречу неслось двое всадников. Судя по внушительному силуэту первого — дозорные, Творимир и Адэйр. И еще, судя по спешке — вперед их Дэвин послал отнюдь не зря…

— Вождь! — взволнованный голос Адэйра взлетел над неровным строем конных. — Вождь, там… С обеих сторон…

— Так я и знал! — просвистел Килбрайд. — Хитры, шакалы… Обошли по флангам?

— Да! — лошадь Адэйра поравнялась с жеребцом Бернарда О`Фланнагана. — То есть, еще не обошли, но…

— А наши? — уже ни на что не надеясь, спросил О`Нейлл. Боец опустил глаза.

— Понятно… — вождь пожевал ус, встряхнулся и, словно приняв решение, переспросил уже другим тоном:- Значит, просвет еще есть? Большой?

— Локтей в двести, но северяне движутся плотным строем с обеих сторон — и очень бы…

Договорить он не успел. Дэвин, подпрыгнув на спине коня, взревел во всю мощь легких:

— Впрере-е-е-ед!

— Лошадей в галоп! — эхом откликнулся Грихар. — Прорываться!..

Бернард вытянул шею и, прищурившись, закусил губу — с обеих сторон пологого холма показались серебристые цепи норманнов. Не одна сотня, и не две… Юноша затравленно обернулся — между деревьев родного леса заблестели полированные шлемы. Пестрые кругляши щитов, слившись лентой, вытягивались полукругом, соединяясь с другими точно такими же, что выплывали справа и слева. «Мы не успеем, — обреченно подумал Бернард. — Сначала они закроют горловину, а потом начнут сужать круг. Напрасно вождь О`Нейлл так надеялся на соседей. Никто не пришел, и уже, наверное, не придет… Может, Нолан был прав?.. Может, стоило сражаться до последнего? Умереть, защищая свой дом, а не сгинуть понапрасну на чужих землях…»

— Дьявол! — рыкнули у него над ухом. Молодой человек вздрогнул и пришел в себя: ругался, конечно же, Килбрайд. И, как понял Бернард еще через мгновение, осуждать главу дружины сейчас было не за что. До спасительной бреши между широких «крыльев» двух норманнских отрядов оставалось еще добрых триста локтей. А сама брешь стремительно срасталась, убивая последнюю призрачную надежду на прорыв… Дэвин переглянулся с Грихаром.

— Накаркал, все-таки, — сказал вождь. И мрачно усмехнулся:- Они нас и пешие обскакали.

— Встаем в оборону? — в голосе главы дружины не было страха, только напряженная сосредоточенность. О`Нейлл кивнул и натянул поводья:

— Командуй остановку. Уже не прорвемся, только лошадей на копья сажать… С купцов-то много брал, Грихар?

— Почти на дом хватило, — на бородатом лице воина мелькнула улыбка. — И с мельником уговорился насчет земли. Если б не ты да не святоша этот, дружок твой… А, да что уж теперь!

— Это да, — согласно кивнул вождь. — Одна радость, Маделин за Лиама выдать успел — есть теперь, на кого клан оставить. Спасибо Энгусу, надоумил… Погоди!.. Энгус?!

— Что? — опешил Грихар. И, вскинув голову, раскрыл рот: норманнские цепи, уже почти было сойдясь, снова распахнулись в стороны. Грохот мечей о щиты, что набатом гремел сзади, сбился с налаженного ритма: из-за холмов широким потоком хлынула припозднившаяся ирландская конница. Разделившись надвое, поток врезался в рассыпанный строй северян, одновременно ударив врага с обоих флангов. Норманны, на ходу теряя своих застрельщиков и метателей копий, схлынули в равнину и начали отступать… Грихар, подавшись вперед, заметил в первых рядах кавалерии Дуана МакГрата. И рядом с ним, с мечом в руках, скакал неугомонный племянник Дэвина О`Нейлла…

— Не усидел таки, паршивец!.. — широко ухмыльнулся воин. — И, как погляжу, не он один!

— Эрик?! — еще больше изумился Дэвин, разглядев лица двух всадников во главе второго крыла конницы. — Уалтар — оно понятно, но Эрик?..

— Зазря парня принижаешь, — рискнул высказаться глава дружины. — Подумаешь, хромой… На коне оно хоть и вовсе без ноги!.. Ты глянь на него сейчас-то! Ить не узнать же!

— Да-а, — протянул ошарашенный отец. — Копия папаша мой, только что без бороды… И где они столько бойцов взяли?

— Тебе оно важно?

— Нет, — глаза вождя знакомо блеснули в темноте. — А вот про норманнов я бы так не сказал…

И захватчики тоже это поняли. Да, их было вдвое больше, чем ирландцев, но подавляющее большинство последних шли верхами. Норманнские отряды спешно отходили к лесу, воссоединяясь со своими и на ходу выстраиваясь в боевом порядке. Отступать они не собирались даже теперь, это было ясно…

Дуан МакГрат, совместно с Уалтаром Макнейллом отшвырнув врага на исходные позиции, преследовать отступающих не стал. Одно дело — разорвать оцепление, и совсем другое — лбом влететь в стену щитов и копий, имея при себе чуть больше трехсот всадников! «Ночь еще не кончилась, — сказал вождь, сделав знак своим бойцам:- Прекратить наступление!.. Мы пригодимся в другом месте» Вождь Макнейлл по примеру соседа тоже завернул разгоряченных бойцов на полдороге — и вскоре долгожданная подмога влилась в ряды соединенных дружин Бернарда и Дэвина.

— Где вас черти носили? — вместо приветствия насупил брови О`Нейлл, но этот нарочито недовольный тон не обманул бы даже ребенка. Вождь был рад, что его мрачные подозрения не сбылись, а старые друзья не пошли по стопам покойного Риана О`Фланнагана. — Я уж чуть было Мэлдуина не попросил грехи отпустить!..

— А может, попросишь, пока время есть? — невесело усмехнулся преподобный, глядя на приготовления норманнов. — Северяне решительно настроены…

Дэвин усмехнулся:

— Это им не особо поможет! Дуан, Уалтар, поворачиваем!.. Мое поместье взять — еще постараться надо… Что встали-то, ну?!

Вожди переглянулись.

— Ты не все знаешь, Дэвин, — Уалтар Макнейлл развел руками. — К твоему поместью нам тоже придется прорываться с боем…

— Что-о-о?!

— О`Конноры, — сказал Дуан. — И МакЭртейны. Нам только что сообщили.

— Да как они посмели?!

— Видно, на союзников понадеялись, — вождь Макнейлл кивнул в сторону норманнов. — Да и мы сильно ослабили оборону, оставив крепость. Ты же все караулы стянул в поместье, Дэвин. Так что прихвостням О`Кэтейнов не составило труда перейти границы.

— Ублюдки!.. — зарычал вождь. — Да и я тоже хорош — совсем про них позабыл!.. Что ж делать-то? Мы, выходит, между молотом и наковальней влетели?

МакГрат успокаивающе поднял руку:

— Их сотни четыре, не больше. К тому же, в поместье остались Маклохланн, Догерти и МакАэд со своими людьми. И зять твой, опять же, не один пришел.

— А О`Куинн? — запнулся Дэвин. — Мак Кана? Остальные?

Ответом ему было красноречивое молчание. Вождь стиснул в руках поводья:

— Вот же скоты. Извини, Энгус, Фицрой тебе, конечно, тоже дядя…

Юноша только рукой махнул.

И в ту же минуту плотный строй северян пришел в движение. Грянули о щиты мечи и топоры. Из двух тысяч глоток рванулся хриплый яростный рев… Вожди застыли в седлах.

— Или вперед, или назад, — выдохнул Уалтар. Дэвин дернул щекой:

— Кой черт разница?! И так и так зад врагу поставим!

— Норманнов — больше, — веско обронил МакГрат. — Да и со стен нас, если что, стрелки прикроют.

— Поворачиваем! — хором решили за всех Эрик с Энгусом. Остальные слаженно кивнули, натянули поводья и…

— Эх! — Творимир, которого с самого выхода из лесу не было ни видно, ни слышно, бросил коня вперед и встал, загородив опешившим вождям дорогу. И простер правую руку над равниной. Дэвин нахмурился:

— Да ты…

— Погоди, вождь, — Грихар, поднявшись на стременах, вгляделся в темноту за спиной русича. И выругался. Где-то там, впереди — совсем рукой подать! — стояла неприступная крепость клана О`Нейлл. Разглядеть ее отсюда было сложно. Зато черную лавину всадников, медленно наползающую на пологие холмы, видели уже все. И даже на первый взгляд их было больше, чем те «четыре сотни», о которых говорил МакГрат.

— Между молотом и наковальней… — пробормотал Нолан Килбрайд, повторяя недавние слова Дэвина. Защитники Аргиаллы переглянулись и, не сговариваясь, потянулись к поясам.

— Эти ближе, — вождь Макнейлл, как всегда, немногословный, кивнул в сторону медленно наступающих северян. Бернард О`Фланнаган расправил плечи:

— От судьбы не уйдешь…

Дэвин вскинул руку:

— Р-разворот кругом! Конные — прикрыть пехоту!.. Грихар, лучников на позиции!

— Мэдок! — глава дружины повернул голову. — Стрелков разместить по флангам! Отсекайте, если кто высунется, на щиты стрелы не разбазаривайте, пускайте внахлест по задним!

— Раненых в центр! — вторил главе дружины раскатистый бас Килбрайда. — Держать строй! Занять круговую оборону!

Отец Мэлдуин, волевым усилием уняв дрожь в руках, молитвенно сложил ладони и, подняв кроткий взгляд к темному ночному небу, зашептал:

— Боже, принесший меня из тьмы минувшей ночи,

В счастливый и радостный свет нового дня!

Направь меня от этого краткого света

В немеркнущий свет вечности…

— …от тленного утреннего света — в немеркнущий свет вечности!.. — нестройным хором подхватили товарищи по оружию. И, подобно святому отцу, подняли взгляды вверх.

И увидели свет. Бледные оранжево-красные всполохи, дрожащие над черными верхушками леса. У Энгуса отвисла челюсть:

— Это… что это?!

— Восславим Господа нашего!.. — в волнении ахнул преподобный, переводя сияющие глаза на Дэвина. Вождь усмехнулся в бороду:

— Тогда уж оставь пару слов и для гончей, Мэлдуин…

— Дэвин, — ничего не понимая, обернулся к соседу МакГрат. — Что происходит? В чем дело?

— Они подожгли корабли, Дуан. У них получилось!.. — Дэвин О`Нейлл стиснул в ладони рукоять меча. — Значит, и у нас получится… Впере-е-ед!

Серебряную гладь озера Лох-Ней прошивали пенные гребни — остатки норманнского флота спешно покидали Аргиаллу, оставляя позади черные остовы сгоревших кораблей, павших соратников и большие надежды. Вслед завоевателям летели огненные стрелы и торжествующий рев победителей… Уалтар Макнейлл окинул взглядом берег — покрытый шевелящимся ковром сотен бойцов, он бурлил, как наваристый суп в котле.

— Они получили по заслугам, — услышал вождь. И, повернув голову, встретился глазами с Зоином О`Куинном. — Жаль, слишком шустры оказались…

— Лучше уж так, — пожал плечами Макнейлл. Тот, подумав, медленно кивнул. И хмыкнул:

— Ну вы и рванули тогда! Мы насилу угнались!

— С другими спутали, — улыбнулся Уалтар. — Поди разберись там в ночи — свои, чужие… Вы бы хоть знаменами озаботились!

— Не до того было, — отмахнулся Зоин. — Торопились… О`Нейллы-то где?

— Поместье штурмуют. То, что осталось.

Они одновременно фыркнули — «штурмовать», в сущности, там было уже нечего: отступающие норманны вырезали большую часть своих ирландских союзников, не особо заботясь о соблюдении договоренностей. Кроме того, дружина, что охраняла флот, прекрасно разглядела поджигателей — и белые платки на их рукавах… Предательства северяне не простили.

Уцелевшие О`Кэтейны, во главе со своим вождем, заперлись в крепости и сейчас безуспешно отбивались от соединенных дружин соседей. Но и те, и другие прекрасно понимали, что все будет кончено еще до рассвета… Уалтар Макнейлл тронул коня:

— Надо собрать своих. Как бы они на радостях О`Конноров резать не вздумали.

— А что? Дело хорошее! — мигом воодушевился О`Куинн. — Раз уж мы поблизости…

— У нас большие потери, — осадил его вождь. — Не вижу смысла их увеличивать. Кроме того, О`Конноры здорово получили во время осады поместья О`Нейлл. И у них, если ты забыл, тоже есть свои союзники. Вязаться в новый бой, не успев закончить старый… Это весьма сомнительная идея, Зоин.

Брат покойного Фергала недовольно поморщился, но возражать не стал. Вождем он сделался совсем недавно, а по возрасту так и вовсе годился почтенному Уалтару в сыновья. И понимал, в отличии от Энгуса, с кем стоит спорить, а с кем — нет.

— Ладно, — сказал он, тоже разворачивая лошадь. — В конце концов, своего мы добились!.. Нескоро еще эти безбожники раны залижут…

Макнейлл не ответил, только усмехнулся невесело и хлестнул коня. Зоин, проводив его взглядом, скользнул глазами по правому берегу Лох-Ней. Там, за соснами, звенела сталь и ржали кони — крепость О`Кэтейнов из последних сил сопротивлялась неизбежному. «Ну, туда-то можно! — решил молодой О`Куинн, вонзая шпоры в бока своей лошади. — Уж хоть пару стрел, да пущу им в ворота! А то все Эрику с Энгусом достанется, хоть они и не вожди вовсе…»

Дуан МакГрат, морщась, взялся обеими руками за торчащую из бедра стрелу. Выдохнул, прикрыл глаза — и дернул на себя. Брызнула кровь. Лучники О`Кэтейнов стрелкам Тиджернана Маклохланна и в подметки не годились, но иногда им везло… Вождь осмотрел рану, нашел, что ничего смертельного, и, подумав, поворотил коня в сторону. Крепость предателей доживала свои последние минуты, он тут был уже не нужен, а заниматься перевязкой, сидя на лошади, — не самая лучшая идея.

— Вы нас покидаете? — Фицрой Мак Кана, могучий старик с непомерно широкими плечами, обернулся. — А, зацепило…

— Пустяки, — Дуан придержал лошадь и лукаво прищурился:- Мы не жадные, надо же и вам дать отличиться, покуда все не кончилось!..

— Да где уж… — с искренним сожалением отозвался Фицрой, бросив пренебрежительный взгляд на осажденное поместье. — Ребята Дэвина вон, уже стену правую взяли! Нам только и останется отступающих добивать…

Он опечаленно вздохнул. МакГрат насилу сдержал понимающий смешок — клан Мак Кана был знаменит своей воинственностью на всю Аргиаллу. Что старший брат Фицроя, Шерлас, что их покойный отец… Да что там, подумал Дуан, вспомнив шустрого племянника Дэвина О`Нейлла, и Энгус точно такой же! Кровь свое берет. Вождь пожал плечами:

— Поспели бы раньше — глядишь, мы б еще норманнскими кораблями разжились! Так что сам виноват, Фицрой.

— Я слишком поздно узнал, — нахмурился тот. — Да остальные еще копались…

— Дядя! — к вождям, легок на помине, подлетел встрепанный Энгус. — Мы прорвали оборону, но О`Кэтейны положили половину нашей пехоты и…

— Мечи наголо! — обрадованно взревел Фицрой, сверкнув глазами. Пришпорил коня и вихрем влетел в ряды союзников, раздавая команды направо и налево. Дуан МакГрат фыркнул:

— Да. Это семейное… С Дэвином всё в порядке, Энгус?

— Наверное, — пожал плечами юноша, ерзая в седле. Ему не терпелось броситься в бой следом за дядюшкой. — Я его не видел, но там же Грихар и… Эрик! Ты куда?

Вождь Дуан повернул голову — мимо них на взмыленной лошади несся сын Дэвина О`Нейлла. Глаза горят, в руке меч… «Вот тебе и тихоня!» — изумленно промелькнуло в голове у МакГрата. Эрик, услышав голос брата, быстро обернулся и натянул поводья:

— Вот ты где! Давай скорей к воротам, отцу нужна помощь…

— А ты?

— Мы с Зоином только что придумали одну… — Эрик натолкнулся взглядом на Дуана и, запнувшись на полуфразе, склонил голову набок:- О, вождь МакГрат!.. Вы ранены?

— Пустяки, — повторил Дуан. И, сжалившись над парнями, махнул рукой:- Скачите уж. Воители… Да осторожнее! О`Кэтейнам терять нечего, насмерть стоять будут.

— Как стояли, так и лягут!.. — весело подмигнул Энгус и бросил своего жеребца в галоп:- Эрик! Эрик, погоди! А как же…

МакГрат покачал головой и добродушно усмехнулся. Энгус ему нравился. «Терпения только ни на унцию, — подумал вождь, направляясь к перелеску у дороги. Там было поспокойнее. — То ли дело — Эрик. Жаль парня, и Дэвина жаль — такой преемник пропадает! А все из-за чего? Хромота пустячная…» Спешившись возле толстой вековой сосны, МакГрат закинул поводья на ветку и обернулся к крепости. Ее почти не было видно из-за лавины бойцов. Кончено. Без норманнов О`Кэтейнам ничего не светит. И даже их союзники не рискнут соваться под мечи семи кланам одновременно… Дуан опустил глаза вниз — штанина вся уже промокла от крови. Хоть само ранение и пустячное, но лучше поторопиться с перевязкой. И промыть бы не мешало, только нечем… Хоть лист лопуха приложить, да пережать сверху, чтобы кровь остановилась, а там до дому потерпит! Он огляделся. В пределах видимости все было вытоптано подчистую.

— Стой здесь, — велел коню Дуан и отошел, рыща взглядом по темным зарослям. Чертовы лопухи, обычно растущие целыми полянами, сейчас как сквозь землю провалились… Вождь, тихо чертыхаясь, захромал в глубь леса. Звуки боя становились все тише, бурелом — гуще. «Этак я до самого рассвета тут проторчу! — сердито подумал Дуан. — Угораздило же флягу оста… Ага!» Он удовлетворенно крякнул и сунул голову в куст.

— Вот вы где, тихушники… — пробормотал вождь, срывая широкий зеленый лист.

— Гр-р-р… — отозвались заросли слева. МакГрат резко выпрямился, скрипнув зубами от острой боли в бедре. И остолбенел: из кустов дикого ореха на него смотрели два желтых глаза.

— О, черт…

Вождь попятился, лихорадочно выдергивая их ножен меч. Орешник вздрогнул. Следом вздрогнул Дуан — перед ним, нагнув тяжелую голову, стоял огромный черный волк. Размером едва ли не с теленка. На клинок в руках МакГрата он даже не взглянул.

— Кто-то здесь явно лишний… — просвистел вождь, выставив вперед острие меча. Хищник оскалился. Блестящие от слюны клыки лязгнули. И похолодевший воин сквозь глухое рычание услышал вдруг:

— Да. И этот «кто-то» — ты!..

Дуан побледнел. Споткнулся. И полетел на землю, сбитый с ног рванувшимся вперед зверем…

Зоин О`Куинн, крутя головой по сторонам, придержал гарцующую лошадь. Он вместе со своими бойцами уже битых четверть часа торчал у задней стены крепости в полнейшем бездействии. «Вот и верь этим О`Нейллам! — с досадой подумал молодой человек, высматривая в предрассветных сумерках обещанное сыном Дэвина подкрепление. Ни его, ни самого Эрика видно не было. — Ведь договорились же! Такой момент удачный — наши ворота взяли, сейчас бы как раз с тыла зайти, да вдарить!» Зоин задрал голову, оценил высоту насыпи, прикинул количество своих людей и понял, что в одиночку не сдюжит.

— А, да ну его ко всем чертям! — ругнулся О`Куинн, поворачивая коня. — Небось, нарочно сплавил, чтоб себе больше досталось… Парни! За мной! К воротам!..

Отряд развернулся и, снова обогнув поместье О`Кэтейнов, смешался с толпой у развороченных стен. Зоин приподнялся в седле, высматривая приятеля, но Эрика не нашел. Что только подтвердило подозрения обиженного юноши — ну конечно, наверняка оба братца сейчас в крепости, вместе с дядюшкой и О`Фланнаганами свои порядки наводят! «А я, как идиот, вокруг бегаю!» — в сердцах сплюнул он, решительно проталкиваясь к воротам.

— Зоин! Стой! — раздалось сзади. «Вот только Макнейлла мне сейчас не хватало, — кисло подумал молодой человек. — Небось, тоже пошлет куда, а сам…»

— Ты вождя О`Нейлла не видел? — лицо Уалтара было обеспокоенным. Зоин отрицательно качнул головой. Вождь нахмурился:

— Как сквозь землю…

— Дак они все, наверное, внутри уж! — не сдержавшись, буркнул О`Куинн. — Там не смотрели?

— Туда не пробьешься. Фицрой Мак Кана до крови дорвался, — он вгляделся в гущу воинов, издал короткое восклицание и, оборвав разговор, направил лошадь в сторону ворот. Зоин прищурился — возле рва, там, куда сейчас пробивался Макнейлл, кипела ожесточенная схватка между остатками гарнизона О`Кэтейнов и бойцами О`Фланнаганов. Бернард и Нолан Килбрайд рубились в самой гуще с переменным успехом… «Хоть тут на что сгожусь!» — решил юноша, но, едва тронув коня, услыхал позади гневный голос:

— Зоин, что ты тут делаешь?!

— Эрик?.. — обернулся О`Куинн. Сын Дэвина — в посеченной кольчуге и с разбитым лицом, налетел на приятеля:

— Я половину отряда потерял! Из-за тебя! Какого черта ты здесь, когда должен был ждать меня с той стороны?!

— Я ждал! — в свою очередь рявкнул Зоин. — И ждал долго! Тебя-то самого где носило?! Договорились же — обходим с двух сторон и… Эрик, ты в порядке?..

— Зарастет, не страшно, — тот поморщился и, переведя дух, взял себя в руки. — Прости, друг. Мы с той стороны на такое нарвались…

— О`Кэтейны? — посочувствовал Зоин. Парень он был все-таки отходчивый. — Вот же говорят — перед смертью не надышишься!..

— Нет, — качнул головой Эрик. — Хуже.

— О`Конноры?!

— Волки, — хмуро сказал тот. И, увидев округлившиеся глаза приятеля, поспешно добавил:- Знаю, глупо звучит! Но это правда. Волки — целая стая! И до того лютые… Кони взвились — и в рассыпную, мы в седлах чудом усидели!.. Только то и спасло. Остальные, кто пеший был, все полегли… Я пока Вихря в чувство привел, пока из бурелома вместе с ним выбрался — все уж кончено было. А будь там ты со своими бойцами…

— Но я же не знал!..

— И я не знал, — мрачно кивнул Эрик. — Ладно. Не воротишь уже. Надо отца предупредить и Грихара, чтоб в оба глядели. Волки!.. Подумать только! Взбесились они по весне, что ли?

— Может, и взбесились… — пробормотал Зоин, вспоминая которую неделю гуляющие по Аргиалле сплетни. — А может, то и вовсе не волки были…

— Чушь какая, — Эрик дернул плечом. — Один брякнул, так все за ним и подхватили! Мало нам норманнов, давайте еще и страшилки детские сюда приплетем… Поехали! О`Фланнаганам Макнейлл поможет, а наши сейчас внутри… О`Кэтейны — подлецы, но не трусы. А у нас и так слишком большие потери.

Фицрой Мак Кана мечом прокладывал себе дорогу сквозь плотную толпу своих и чужих. Конь под ним пал, сраженный чьим-то копьем, но вождя это не остановило, только раззадорило… Перекинув оружие из левой ладони в правую, он сдвинул шлем на затылок и задрал голову. Зрение его не обмануло — в чердачном окне дома, что плотным кольцом окружали последние защитники крепости, мелькнуло знакомое бородатое лицо вождя клана О`Кэтейн.

— Врешь, не уйдешь… — прищурился Фицрой. И, подобрав чей-то брошенный щит, с утробным рыком попер на таран. То, что крыльцо охранялось едва ли не полсотней бойцов, вошедшего в раж воина не волновало. Серебристый клинок взлетел вверх…

Бернард О`Фланнаган, во главе своего отряда ворвавшийся во двор поместья, ахнул:

— Да он ума решился?.. Нолан!

— Понял… — отозвался глава дружины, бросая коня вперед. Следом за ним сорвались с места две дюжины бойцов. Вождь Макнейлл неодобрительно качнул головой:

— В одиночку… Совсем от ярости ослеп!.. Бернард, а ты куда?

— Помогу!

— Я разберусь, — Уалтар натянул поводья. — Не лезь туда, Барри.

— Но…

— Если с тобой что случится, кто возглавит клан? Кевин? Или Мэлдуин?.. Сам же понимаешь… Лучше найди кого-нибудь из О`Нейллов. Наверняка внутри еще полно народу.

— Хорошо, — понуро кивнул юноша. Ему очень не хотелось бросать бой на полдороге, но Макнейлл, увы, был совершенно прав. Бернард, проводив Уалтара взглядом, принялся озираться по сторонам. — Легко сказать — «найди»!.. Столько народу, даже лиц не разобрать! Еще и Мэлдуин куда-то пропал… О! Творимир!

Из гущи бойцов вынырнула массивная широкоплечая фигура. Кольчуга болтается ошметками, в каждой руке по клинку, руки в крови… Русич шагнул к испуганно всхрапнувшей лошади О`Фланнагана и, подняв голову, встревожено спросил:

— Эх?..

— Ты моего брата не видел? — спросил Бернард. Воин отрицательно ухнул. — Плохо… А вождя О`Нейлла? Эрика?..

— Эх, — качнул головой Творимир. И окинул пристрастным взглядом двор. Вот Уалтар Макнейлл, вот Нолан, вон там — боевитый дядюшка Энгуса, по лестнице вверх с кинжалом в зубах карабкается… А О`Нейллов нет, ни одного. Русич нахмурился. В его памяти запоздало всплыли напутственные слова командира: «Не спускай с них глаз, друже! Соберутся все, это слишком удобная возможность избавиться сразу от нескольких вождей. Война войной, но мы здесь не за этим, помни…» Воевода тихонько взвыл: ведь предупреждали же его! Предупреждали, дурака старого!.. А он пошел мечом махать, в крови купаться… Творимир с ненавистью поднял взгляд к небу. Полнолуние, будь оно неладно!..

— Эх! — он сжал зубы, круто развернулся и, оставив за спиной хлопающего глазами Бернарда, смешался с толпой. Сшиб с ног сунувшегося под руку мечника, качнулся в сторону, уходя от лобовой атаки, рубанул сплеча, скакнул к самому крыльцу, где уже вовсю шла схватка между О`Кэтейнами, О`Фланнаганами и Макнейллами — и налетел на какого-то бранящегося человека в одной рубахе, без куртки и кольчуги.

— Эх! — Творимир снова размахнулся, но успел вовремя отвести клинок — человеком оказался потерянный вождь О`Нейлл.

— Гляди, куда тычешь! — рявкнул Дэвин. Пригнулся, выкрикнул что-то нечленораздельное и нырнул в самый центр свары. Русич перевел дух — по крайней мере, хоть один отыскался!..

— Отец! — взволнованный голос от ворот заставил воеводу обернуться. Эрик, в седле, проталкивался к дому, давя лошадью зазевавшихся бойцов. Вот и второй… Теперь бы самого главного найти! Русич, проследив, что вождю пока что ничего не грозит (справа его прикрыл Килбрайд, слева — кто-то из своего ополчения), круто развернулся и побежал к углу дома. Упаси бог наследника шотландского трона проворонить!.. Ему-то, Творимиру, что? А вот командиру тогда несдобровать…

Сверху раздался громкий треск дерева и чей-то дикий вопль. Воевода едва успел отскочить в сторону — из окна второго этажа ему на голову чуть не свалилось корчащееся тело. Следом за ним вылетело второе. Судя по одежде — бойцы О`Кэтейнов… Со стороны крыльца послышались чьи-то крики, яростный звон металла, торжествующий рев сотни глоток и звонкий голос:

— Дядя! Мы прорвались сзади! Грихар, Нолан, заходите через… Грихар? Дядя, осторожно!!

— Эх-х!.. — просвистел Творимир, поворачивая назад. Он увидел развороченные двери, все ту же толпу, гуртом ломящуюся внутрь дома, Дэвина, замершего у крыльца, и Энгуса — живого, здорового, но бледного, как смерть. Лицо юноши было обращено вверх. И звал он, судя по всему, не вождя О`Нейлла… Почти добравшийся до чердачного окошка Фицрой Мак Кана покачнулся, взмахнул руками и, потеряв равновесие, полетел вниз.

— Фицрой!.. — ахнул Дэвин.

— Дядя!..

— Разорались… — донеслось через мгновение от подножия лестницы. — Ведь почти добрался же!.. Куды прете?! И-эх!..

В толпе бойцов, сгрудившихся у стены, снова замелькали клинки. Дэвин недоверчиво хмыкнул, утер с лица кровь из рассеченной брови и исчез за спинами воинов. Энгус спрыгнул с крыльца:

— Дядя Фицрой, я иду!..

— Да на кой ты тут нуже… — он запнулся и сдавленно вскрикнул.

— Дядя?!

Творимир, изменившись в лице, одним гигантским прыжком преодолел расстояние от угла до крыльца и, расталкивая дружинников, быстро протиснулся к злополучной лестнице.

— Эх!..

— Дядя?..

Бойцы О`Фланнаганов, орудуя клинками, оттеснили жалкие остатки врага к центру двора. И на опустевшем пятачке у стены остались трое — в бессильной злости сжимающий пудовые кулаки русич, Энгус и вождь клана Мак Кана. Увы, уже мертвый.

— Дядя… — потерянно повторил юноша, роняя меч. И опустился на колени возле тела вождя. — Ну как же так… Как же так? Мы ведь почти победили!

— Эх, — Творимир склонился над Фицроем и покачал головой — на груди вождя зияла страшная рубленая рана. Мечом наотмашь, ясное дело… Такой воин опытный — и так по-глупому подставился!.. Русич снова качнул головой и замер — рана-то была одна, а темных блестящих луж крови у тела — две.

— Эх! — решительно отстранив недрогнувшей рукой возмущенно пискнувшего Энгуса, воевода быстро перевернул тело и зашипел: меж лопаток Фицроя Мак Кана, пробив кольчугу и утопнув в спине по самую рукоять, торчал нож.

…В зеркале озера отражалась бледная тень тающей луны. Занимался рассвет. Розоватое свечение медленно растекалось над верхушками сосен, сглаживая ночные тени, пробуждая окрестные холмы и вызывая усталые улыбки на покрытых сажей бородатых лицах воинов. Крепость О`Кэтейнов — неподвижная, черная, обуглившаяся от пожара, разоренным муравейником лежала в руинах стен. Вожди созывали дружины, бойцы искали на поле брани тела своих, чтобы доставить домой и похоронить, как подобает.

Дэвин О`Нейлл, стоя на берегу, молча разглядывал торчащие из воды остовы норманнских кораблей. За спиной вождя захрустел песок:

— Как вы, дядя? — Энгус, на ходу бинтуя руку, подошел и встал рядом. Дэвин пожал плечами:

— Жив — и слава богу. Что с рукой?

— Прилетело… — молодой человек зубами затянул узел и, сплюнув нитки, смущенно улыбнулся:- Сам виноват, сунулся первым тогда через задний ход, вот и получил… Хорошо, не отрубили к черту!

— Говорил же тебе, балбесу — имей терпение, — неодобрительно высказался Дэвин. — В другой раз не руку, шею подставишь — и маменька твоя меня со свету сживет, что не уберег кровиночку!..

Энгус весело фыркнул:

— Да, мама может… Дядя, нам домой бы! Раненых много, и Эрик, опять же, еле на ногах стоит. Вы лицо его видели? Я уж про остальное не говорю…

— Остальное? — вождь обернулся.

— Плечо пробито вроде, — объяснил Энгус. — И еще в ногу несколько стрел поймал. Я хотел посмотреть, а он брыкается. Поедемте, дядя! Матушка с тетушкой, наверное, уже с ума сходят… О, Морда?! Дружище! Ты где пропадал?

Лицо юноши осветилось неподдельной радостью. Появившийся со стороны леса сотник улыбнулся в ответ:

— Да здесь я был. Мы с Грихаром лес прочесывали, пока вы крепость брали. Как корабли запалили, так дали деру в самую чащу и сидели тихохонько, вас дожидались…

— Значит, вот куда наш глава дружины тогда исчез! — Энгус хмыкнул и, осекшись, переспросил:- Корабли? Ты сказал — корабли?! Так это вы, значит…

— Много потеряли? — перебил племянника вождь, окидывая взглядом истерзанную, во многих местах прожженную одежду сотника. Морда отвел глаза в сторону:

— Трое. Кифа часовые сняли, Шона на отходе срезали… Творимир-то живой, хозяин?

— Да, — рассеянно отозвался Дэвин, махнув рукой в сторону насыпи, — там, помогает… Морда, погоди! Ты сказал — трое? Шон, Киф — а третий кто?

Сотник тяжело вздохнул и, все так же не глядя на вождя, выдернул из-за пояса тяжелый шотландский кинжал. Энгус открыл было рот, но, взглянув в лицо Дэвина, тут же его закрыл. Чье оружие, было понятно. «Непонятно только, чего дядя так расстроился, — озадаченно подумал юноша. — Он же Ивара терпеть не мог!»

— Что ты мне его тычешь? — наконец нарушил молчание голос вождя О`Нейлла. — Поди отдай Тормиру, они ж вроде друзья были… Грихар где?

— Наших собирает, возле крепости, — наемник снова сунул клинок за пояс. Дэвин кивнул и, больше не говоря ни слова, широким шагом направился вверх по дороге.

— Дядя не в духе… — пробормотал Энгус. — Оно и понятно, конечно, столько хороших бойцов потеряли! — он покосился на Морду и сконфузился:- Извини. Забыл, вы же вроде с Иваром приятельствовали?

— Вроде того, — сотник провожал вождя задумчивым взглядом. — Энгус, ты говорил про потери. Так много?..

— Да, — помрачнел молодой человек. — Только наших, считай, больше половины. От О`Фланнаганов вообще кучка осталась… Дружина Макнейлла полегла почти вся. Хорошо, хоть вождь жив остался, хотя и плох. Мой дядя Фицрой на меч нарвался, мир его праху, и Дуана МакГрата до сих пор найти не могут.

Энгус покосился на дымящиеся развалины крепости и зло сплюнул в мокрый песок:

— О`Кэтейны!.. Из-за их подлости Аргиалла осиротела! Правильно Бернард поместье дотла сжег…

Морда сжал зубы. Перед его глазами встала картина другого пожара: охваченная огнем палуба норманнского корабля, трое северян с опаленными волосами, широкие мечи, красные дьявольские отблески, пляшущие на полированной стали, раскачивающаяся мачта, по которой стремительно ползут оранжевые языки пламени… А на самом верху, вся в дыму, одинокая фигура в рваной рубахе. И повелительный голос: «Уходите! Быстро! Я выберусь…» Наемник дернул щекой: дальше вспоминать не хотелось. Ни собственное поспешное бегство, и громкий треск дерева за спиной, ни метко пущенное кем-то из дозорных короткое копье… Оно попало в цель — это разведчики поняли по короткому вскрику сверху и громкому всплеску. Обернувшийся Морда увидел только голую мачту. И норманнов, которые, мельком глянув за борт, принялись торопливо тушить палубу. Значит, добивать было уже некого…

— Морда!.. Эй, Морда, ты что?..

Озадаченный голос Энгуса заставил сотника встряхнуться. Страшное видение померкло. Наемник поднял голову, равнодушно взглянул во встревоженное лицо юноши и пожал плечами:

— Ничего. Я, наверное, пойду… Грихар там, слышу, скоро голос сорвет.

Он развернулся и зашагал к поместью следом за Дэвином. Энгус только руками развел. И, увидев спускающегося к берегу брата, призывно замахал ему рукой.

— Ты что здесь?.. — Эрик, хромая сразу на обе ноги, неуклюже подковылял к кузену и обернулся в сторону разрушенной крепости. — Отец как с цепи сорвался. Грихар не знает, куда от него прятаться уже… И Морда странный — прошел мимо, даже не взглянул, будто меня вовсе нету.

— Это, видать, из-за Ивара всё, — Энгус, увидев, что брат покачнулся, быстро подставил ему плечо:- Да ты упадешь сейчас! Вот же баран упертый, говорил тебе — давай лекаря найду, так нет…

— Ивар? — пропустив его кудахтанье мимо ушей, спросил Эрик. — Это кто? Тетушкин охранник, что ли? А что с ним?

— Да погиб, как я понимаю… — юноша вытянул шею:- Шерк! Шерк, это ты там?.. Бегом сюда, помощь нужна! Да шевелись ты, черт бы тебя подрал!

— Погиб… — пробормотал О`Нейлл-младший, обводя затуманенным взором покрытый телами берег. — Да сколько их сегодня погибло! Сотни!.. Из-за одного бойца в печаль ударились, а подумать…

— Цыц! — подобно Дэвину, сердито велел ему Энгус. — Мишень ходячая. Говорил же тебе… Шерк, твою мать! Ты долго будешь копаться?! Если Эрик до дому не доедет — я тебе первому голову оторву!..

Оглавление