Глава 26

Нэрис оглянулась назад, на невысокий холм, увенчанный трепещущей огненной короной. Пираты остались верны себе и своим привычкам — от деревни, стоившей жизни многим, через несколько часов останутся одни головешки. «По крайней мере, женщин они отпустили, — словно пытаясь оправдать своих спутников, подумала девушка. — Правда, перед этим…» Она опустила голову. Как конкретно «развлекались» с крестьянками разбойники, ей, слава богу, увидеть не довелось. Да только видеть было и не обязательно — она все прекрасно поняла из одного брюзжания Чарли. Это все было отвратительно, но… «Я так понимаю, им не привыкать. Ведь те, что приходили в деревню раньше, тоже наверняка не одними лепешками довольствовались!»

Думать об этом не хотелось. Леди МакЛайон снова взглянула на полыхающие лачуги — что теперь ждет этих крестьянок?.. Ни дома, ни средств к существованию… Она покосилась на трясущегося позади в телеге Тоби и вдруг поняла, что ей нет дела до погорельцев. Никакого. Может, это и не по-божески, но они заслужили такую участь. И, положим, еще дешево отделались!.. Все тот же Чарли, к примеру, вообще предлагал запереть женщин в конюшне — мол, пускай нюхнут дымку… Но уж это было чересчур даже для справедливого возмездия, и Десмонд не позволил. «Все-таки, он добрый», — снова сама себе сказала Нэрис, переводя взгляд на капитана. Раны, нанесенные дарг-ду, давно промыли, прижгли и зашили, под одеждой их видно не было — только неестественно расправленные плечи напоминали о том, как пирату досталось. Да еще, пожалуй, лицо. Испачканные бинты капитан снял и заново перевязывать не дался. «Нос на месте, и то ладно, — отмахнулся он в ответ на приставания настырной врачевательницы. — Оставьте уже мою физиономию в покое, леди! Шрамы зажили, а что до общего впечатления — так тут чем страшнее, тем лучше… Не на бал едем»

Девушка покачала головой, вспомнив о месте, куда они все сейчас направлялись. Она в кои-то веки была абсолютно солидарна со старым разбойником — к трактиру, где заправляет такой человек, как этот Даффи, лучше вообще не приближаться. Что хорошего их там может ждать?.. Кроме того, они теряют драгоценное время… Но соваться со своим мнением леди МакЛайон благоразумно не стала: если даже Хант предпочел принять «предложение» Келли, то уж ей-то и вовсе рта открывать не стоит!.. «Страшный человек, — вспомнив лицо главаря разбойников, Нэрис поежилась. — И глаза змеиные, тут Чарли в самую точку попал. Что с дарг-ду совладать помог, оно-то хорошо… Только как бы нам за эту «помощь» дорого заплатить не пришлось! Ох, господи… Ну почему я такая невезучая?» Она тяжело вздохнула и внутренне согласилась с брауни — да потому, что шустрая слишком! Сидела бы себе в поместье Кэвендишей, как подобает, ждала бы мужа, — ничего не случилось бы!.. «Если все обойдется, и меня вернут домой — ни шагу больше из дома без Ивара не сделаю! — торжественно поклялась себе леди МакЛайон. — Вот ей-богу!.. Хватит, нагулялась! Что мне, и правда, неймется всё?.. Мама, вон, в жизни никуда из Файфа не выезжала, и папу, несмотря на свой характер, даже в мыслях ослушаться не смела… А я? Позор!» Она стиснула в руках поводья: «Решено. Вернусь домой, рожу ребенка… нет, двух, чтоб наверняка!.. И буду, как все. Хватит с нашей семьи и одной Иваровой службы»

При воспоминании о муже у Нэрис дрогнуло сердце. Как он там? Ведь и правда, ирландцы воюют… Да и не просто же так поехал, по делу. А какие у Тайной службы дела, все знают!.. Только бы живой вернулся. «А уж там пусть ругает, я это заслужила, — с обреченной покорностью подумала она. — Пусть хоть во Фрейхе запрет, как грозился, и словечка против не скажу!..» Девушка понуро вздохнула. Она не видела Ивара целую вечность, и ужасно по нему тосковала. Другое дело, что в свете последних событий у нее не было даже времени подумать об этом… Она опустила голову — вот сейчас время как раз было! Только вспоминать о тихих семейных радостях не хотелось совсем: от этого становилось совсем тяжко.

— Не хмурьтесь, леди, — насмешливый голос Десмонда очень вовремя спас Нэрис от грустных дум. — Ваши драгоценные монахи никуда от нас не денутся. Часом раньше, часом позже…

— Да, я понимаю, — решив не разубеждать его относительно истинной причины своей печали, кивнула девушка. И, снова оглянувшись на телегу, позади которой, выстроившись по двое, ехали разбойники во главе с Ронаном Келли, понизила голос:- Капитан Хант, вы уверены, что это хорошая идея?..

— Нет. И выбора у нас тоже нет.

— Но, может быть, господин Келли будет так любезен…

— …и отпустит нас на все четыре стороны? — издевательски уточнил Десмонд. — Очнитесь, леди! Нашли доброго дядюшку!.. Это вам не Шотландия.

— В Шотландии тоже разные люди встречаются, — пробормотала Нэрис, вспомнив заговор против короля. — Да и потом… Чем мы можем помочь? Их вон сколько! Неужто сами не справятся?

— Я так понимаю, рисковать своими бойцами уважаемый Ронан не хочет, — криво усмехнулся капитан. — И на них у него другие планы. Что же касается нас… У нас своя задача, и Келли обещал, что подстрахует.

— И вы ему верите? — шепотом спросила девушка.

— Не особенно, — честно ответил капитан. — Поэтому будем надеяться, что в трактире у Даффи найдутся не менее заинтересованные в правде люди…

— А если не найдутся? — жалобно спросила Нэрис. — Чарли говорит, это опасно!

— И он прав, — Десмонд пожал плечами. — Но, повторяю, выбора у нас нет. И хватит уже бесполезных разговоров!.. Такие люди, как Келли, принятых решений не меняют… Кроме того, мне и самому любопытно поглядеть на их замечательного трактирщика!

— Любопытно? — девушка покачала головой:- Вы сумасшедший, капитан Хант.

— О, да, — на лице Десмонда появилась все та же хищная улыбка. — К тому же, еще и злопамятный. Правда, дружище Чарли?..

— Дурак ты, кэп, — буркнул в ответ старый разбойник. — Дурак, и больше ничего. На кой черт нам сдался тот постоялый двор? Да пускай они там сами разбираются!..

— А что ты мне это предъявляешь? — хмыкнул капитан. — Не нравится — так вон сзади хозяин положения, иди и езди ему по плеши! Только потом не жалуйся.

— И пойду! — набычился помощник. — Прибьет он меня, что ли?!

— Я бы на его месте так и сделал, — пожал плечами Хант. Чарли тихо выругался:

— Но ты не на его месте, кэп! И я тоже! Будь мы всей командой, так в трактир тот сунуться еще куда ни шло!.. Даже если с бойцами этого умника, хоть он мне и не нравится, — все одно количество, шансы есть хоть какие… Но нас двое! Еще и девчонка — куда ты ее денешь? В разбойничий притон вместе с собой поволокешь? Или на головорезов Келли оставишь? То-то им радость будет!

— Об этом я не подумал, — после паузы вынужден был признать капитан, окидывая взглядом свою пленницу. — Да уж… И наши едва сдержались, и этих только приказ командира держит. А командир другим занят будет… Да еще и в трактире, как я понимаю, точно таких же предостаточно.

— А я о чем?!

— С другой стороны, — медленно проговорил Десмонд, — в подобном виде леди МакЛайон и на леди мало похожа. Глядишь, никто не позарится.

— Может, не будем рисковать, капитан? — быстро сказала Нэрис, живо представив себе завсегдатаев подобного сомнительного заведения. — может, я вас просто снаружи подожду? Я никуда не уйду, правда-правда!

— Да куды ж ты денешься? — фыркнул старый пират. — Без денег и провожатых?.. Оно понятно, что никуда. А вот кто-нибудь со стороны помочь может… И согласия твоего спрашивать не станет. Мне-то что?.. Если б не выкуп…

— Есть у меня одна идея, Чарли, — с преувеличенным интересом разглядывая фигурку девушки, протянул Хант. — Бредовая, конечно, но где наша не пропадала?..

— Я не понимаю… — Нэрис, краснея под беззастенчивым взглядом пирата, поспешно запахнула полы своего плаща. — Если вы намерены представить меня какой-нибудь непотребной…

— Боже упаси! — громко расхохотался Десмонд. — Доступная девица из вас — как из Чарли архиепископ Кентерберийский! Все гораздо проще, леди… Ваше платье похоже на драную тряпку. Думаю, пора сменить его на что-нибудь более приличное!..

Леди МакЛайон, онемев от возмущения, круглыми глазами смотрела на разложенные поверх шерстяного покрывала вещи. С одной стороны, одежда как одежда, новая, чистая. Но…

— «Более приличное»?! — наконец обрела дар речи Нэрис. — Вы в своем уме, капитан?!

— Мы уже обсуждали этот вопрос, — ничуть не смутившись, парировал тот. — И пришли к выводу, что — нет. А, собственно, чем вам не нравится мой подарок?

— «Подарок»?!

— Ну, я ведь купил все это на свои кровные, — Десмонд пожал плечами. — И не вижу причин так сверкать глазами, леди. Одевайтесь.

— Ни за что!

— Зачем же так кричать?.. — приподнял брови капитан. — Или вы до сих пор опасаетесь грязных домогательств с моей стороны? Хорошо — я, так и быть, подожду за дверью…

— Да хоть за двумя!.. — топнула ножкой Нэрис, даже забыв, с кем разговаривает — настолько велико было ее негодование. — Я это не надену!

— Еще как наденете, — равнодушно сказал Хант. — И советую поторопиться — это в ваших же интересах. И хватит голосить, между прочим, платье обошлось мне в две монеты.

— Но оно же… мужское!!

— А вы чего хотели? Рюшей и кружев?

— Нет, но… но… это же невозможно! — она в отчаянии заломила руки:- Женщине надеть мужской костюм?! Меня за такое от церкви отлучат!

— Интересно, кто? — хохотнул пират. — Я? Или, может, Чарли?.. Ах, простите, забыл — вы, наверное, имели в виду милейшего Ронана со товарищи?

— Прекратите издеваться!.. Вы прекрасно поняли, что я име…

— А вам, — сдвинул брови Десмонд, которого уже порядком утомили гневные вопли вконец забывшейся пленницы, — пора бы понять, что уговаривать вас никто не собирается. Одевайтесь, или я займусь этим лично! И учтите, моя дорогая, что в таком случае на голове у вашего супруга вполне может появиться пара симпатичных рожек!..

— Вы не посмеете…

— А что мне помешает? — насмешливо хмыкнул капитан. — Совесть и дворянское воспитание?.. Не будьте такой наивной, леди.

Он бросил озабоченный взгляд в окно и сказал не терпящим возражений тоном:

— У вас есть четверть часа. Я побуду в коридоре… И лучше бы вам уложиться за это время: Келли долго ждать не будет.

Десмонд вышел и, прикрыв за собой дверь, привалился спиной к косяку. Вспомнил вытянувшуюся от испуга бледную девичью мордашку и весело фыркнул: зрелище было, по его мнению, презабавнейшее. «И ведь поверила, кажется, — подумал капитан. — Эти благонравные девицы!.. Нет, ну была бы посимпатичнее да при фигуре, тогда еще куда ни шло, а так… Ведь посмотреть-то не на что! Видно, совсем в Шотландии с женщинами плохо, раз даже советники короля черти на чем женятся» Десмонд прислушался к неразборчивым стенаниям из комнатушки и криво улыбнулся. Разумеется, впечатлительной леди опасаться было нечего: во-первых, потому, что Хант не идиот — за порченый товар вместо денег получишь в лучшем случае по лицу. Во-вторых, женщиной назвать эту пигалицу вообще язык не поворачивается. Ну, и в третьих… В-третьих, вздохнул про себя капитан, на такое сейчас не решился бы, пожалуй, даже Чарли. И дело даже не в том, что они оба в некоторой степени ей жизнью обязаны… «Все равно, что ребенка обидеть, — подумал Десмонд. — Ни чести, ни удовольствия… Но вот хороший подзатыльник этой девчонке уж точно бы не повредил!.. Нашла время верещать»

Харчевня «У дядюшки Эмера» находилась на первом этаже убогого покосившегося здания. Почему она так называлась, если вспомнить, что хозяина постоялого двора, включавшего в себя означенную харчевню, звали Даффи, не знал никто. Скорее всего, когда ушлый трактирщик переехал в окрестности Уотерфорда, он купил дом у старого хозяина вместе с вывеской, которую не счел нужным менять… Да и какое это, в сущности, имело значение?

Сейчас, в самый разгар дня, здесь было тихо. Часть постояльцев отсыпалась после очередной ночной пирушки, часть еще до рассвета расползлась по своим делам, а оставшиеся — несколько дюжин потрепанных жизнью людей, мирно трапезничали, запивая свой нехитрый обед кислым пивом. Тем, кто хорошо платил, хозяин подавал еду почище, а напитки — получше, но у нынешних гостей со звонкой монетой было негусто. Все, с чем пришли, прогуляли, а нового в ближайшие пару дней как будто не предвиделось… Даффи Кривой, как всегда, сам стоял за стойкой. Он привык обслуживать посетителей лично. И этот день не был исключением — насвистывая себе под нос, Даффи протирал куском ветоши деревянную столешницу, размазывая по ней жир, пивные лужицы и присохшую пыль. После, полюбовавшись результатами своей работы, взялся протирать кружки — той же тряпкой. Мыли в харчевне обычно только миски да блюда, и те — не каждый день. Собственно, как раз по этой причине сидящие за столами мужчины тянули пенный напиток прямо из кувшинов…

Двери трактира открылись, впуская небольшую компанию из четырех человек. Даффи поднял голову от кружки, оценил возможную прибыль и, бросив тряпку, заторопился к посетителям принять заказ. Пока шел, внимательно рассматривал гостей: высокий темноволосый мужчина с золотым кольцом в ухе, бородатый крепыш самого разбойничьего вида (впрочем, этот факт хозяина совсем не удивил), щуплый мальчишка в надвинутой на самый нос шляпе и невысокий сгорбленный человек в плаще с капюшоном. Плащ ему был откровенно велик, а судя по дрожащим морщинистым рукам, последний гость был, к тому же, очень и очень немолод. Странная компания, подумал Даффи, но виду не показал — в конце концов, за свои пятьдесят с хвостиком он насмотрелся и не такого… Трактирщик приблизился к столу и, поклонившись, спросил:

— Господа чего-нибудь желают?

— Определенно, — широко улыбнулся мужчина с серьгой и поднял голову. Даффи непроизвольно отшатнулся — он только теперь разглядел лицо гостя, покрытое багровыми шрамами и синеватыми кровоподтеками. Зрелище было пугающим… Но, как уже говорилось выше, Кривой встречал людей и пострашнее. И оправился от увиденного похвально быстро. Улыбнулся в ответ и уточнил только:

— Выпить? Закусить? Или все вместе?..

— Тащи, что есть, — ответил за приятеля бородатый крепыш. — Там разберемся.

— Погоди, Чарли, — не сводя глаз с трактирщика, проговорил человек с изуродованным лицом:- Мы ведь тут впервые. Кто знает, как здесь кормят?..

— Обижаете, господин, — дугой выгнул спину Даффи, почуяв, что клиенты при деньгах. А таких он любил. — Обслужим по-королевски!..

— Даже не сомневаюсь, — проронил собеседник. И повернулся к сидящему между ним и бородачом человеку в капюшоне:- Но я привык доверять мнению старших. Тем более, если они уже знакомы с кухней… Так что ты нам посоветуешь заказать, а, Тоби?..

Старик тихо заскулил и опустил голову еще ниже. Трактирщик недоуменно моргнул.

— Ну же, Тобиас! — с коротким смешком воскликнул черноволосый, сбрасывая с его головы капюшон. — Нехорошо так задаваться!.. Вы же, вроде, с уважаемым хозяином приятели?..

— Тоби?! — изумился трактирщик. — Ты?..

Старик втянул трясущуюся голову в плечи и не ответил.

— Что ты здесь делаешь?.. — не сдержавшись, прошипел трактирщик. И мельком бросил взгляд на сидящих поодаль людей. Короткий, почти незаметный взгляд, в котором, однако, сквозило беспокойство. И от Десмонда оно не укрылось. Он покачал головой и проговорил с нарочито добродушной укоризной:

— Что ж ты, Тоби? Это уже просто невежливо. Ну же, поздоровайся с другом Даффи… Вы ведь давно не виделись?

— Н-не помню… н-не знаю… — еле слышно забормотал тот, пытаясь срастись с лавкой. Кривой, услышав свое имя, нахмурился. Он его гостям не называл. И Тоби принесла нелегкая как раз в то время, когда он должен был сидеть в деревне и ждать… Хозяин постоялого двора поднял глаза от седой макушки старика и наткнулся на взгляд человека с изуродованным лицом. Жесткий, холодный взгляд, не предвещающий ничего хорошего.

И Кривой понял, что эти люди пришли сюда не отдыхать. Они пришли по его, Даффи, душу. И просто так не уйдут.

— Какого дьявола ты их привел, Тоби? — круглое лицо трактирщика исказила злобная гримаса. — И кто они, черт побери, такие?!

— Ай-яй-яй, уважаемый, — все с той же неприятной улыбкой покачал головой темноволосый, — Разве так встречают гостей? Да и старость, все-таки, надо уважать…

Он покосился на сидящего ни жив ни мертв Тоби и хмыкнул:

— Хотя да, о чем я говорю?

— Кто вы такие?! — трактирщик отступил на шаг, сделав за спиной знак маячившим у стойки двум мрачным типам. Он испугался, но не растерялся — сказывался опыт… Десмонд, тем не менее, даже не пошевелился.

— Мы?.. — задумчиво переспросил он. — Да так, одни из многих. Правда, Тобиас?.. Совсем старик стал плох, глохнет на глазах… Ну да что уж, у меня язык не отвалится. — Хант посмотел на пятящегося Даффи:- Впрочем, вам ведь это не интересно, так, уважаемый? Вы и без меня всё знаете… А вот остальным, наверное, любопытно будет!

Он поднялся с лавки, как будто не обращая внимания на трактирщика и его мордоворотов, и оглядел зал.

— Господа!.. — все присутствующие медленно повернули головы. — Господа, прошу прощения, что вынужден нарушить вашу трапезу! Однако я слыхал, что среди вас есть люди Черного Мерфи и братьев Макгоуэнов?..

Трактирщик выругался. В отличие от Десмонда, уж он-то как раз прекрасно знал, что упомянутые бойцы сидят за двумя соседними столами. И понял, что проклятый «гость» спросил об этом не просто так. «Тоби, скотина!» — мысленно простонал Кривой, обдумывая возможные пути отступления. Да, новоприбывшие угрозы не представляли — драться могут всего двое из них, это видно, а у него, Даффи, ребят не в пример больше… Одно «но» — от людей того же Черного Мерфи никакая охрана не спасет!

Из-за стола у окна поднялся высокий плечистый мужчина в кожаном жилете:

— Кто ты, и что ты знаешь о Мерфи? — глядя на капитана, спросил он. Тот пожал плечами:

— Мое имя вам ничего не скажет. Но, в некотором роде, мы с вами живем одним и тем же. Только вы — на суше, а я — на море. А что касается Мерфи… увы, я не был знаком с этим достойным человеком. Но, кажется, у меня есть кое-что, что принадлежит ему?

Десмонд поднял с пола увесистый мешок и, развязав веревку на его горловине, перевернул дном кверху. На грязный стол, звеня и лязгая, посыпалось оружие. Чего здесь только не было! И тяжелые кинжалы с богато украшенной рукоятью, и изогнутые черненые ножи, и пара боевых топоров, и даже короткий меч… Вот его-то Хант и выдернул из общей массы:

— Разве это не клинок вашего командира, любезный?

— Где ты его взял?! — напрягся мужчина. Остальные его товарищи, переглядываясь, отодвинули кувшины и миски. Десмонд, нимало не смущаясь, легко перешагнул через лавку и, подойдя к людям Черного Мерфи, положил перед ними меч.

— Где взял? — переспросил он. — Боюсь, как раз там, где его оставил хозяин. Сожалею, любезный, но своего командира вы больше не увидите…

— Что?!

— Погодите хвататься за ножны, — спокойно сказал Хант. — Вы здесь такой не один… Чарли!

— Есть, кэп, — старый разбойник выхватил из горы оружия два топора и с ногами влез на лавку:- Ну? Чье добро, ребята?.. Аль не признали?

Даффи шмыгнул за стойку, выдвинул деревянный ящичек, где хранилась дневная выручка, и ссыпал монеты в складки фартука.

— Что встали?! — шикнул он на мнущихся рядом громил. — Открывайте подпол! Там уже парни Двэйна и Грэди поднимаются… Их почти два десятка! Бегом!..

— Тикаем, что ль?.. — пробасил один из охранников. Кривой чуть не окривел взаправду от такой тупости:

— Да, остолоп! Открывай подпол, быстро!

— Щас…

Пока они возились, Даффи, навострив уши, вслушивался в долетающие из зала голоса. Разговор велся на повышенных тонах, разбойники повскакивали с мест и говорили почти одновременно, перебивая друг друга. Их было много, а пришлых — четверо, но что-то подсказывало трактирщику — этот подлец с серьгой выйдет сухим из воды. В отличие от него, Даффи… Надо было убираться, и поскорее.

Из подпола наружу вел земляной лаз, как раз на этот случай. Кроме того, там же имелся тайник, где хозяин постоялого двора хранил свои сбережения. Так что разорение Кривому не грозило, главное — успеть смыться, пока сыр-бор в самом разгаре!.. «Надо было к Тоби своего человека приставить! — запоздало понял Даффи, ныряя наконец в темноту погреба. — Сдал с потрохами, крыса трусливая, и кому?! Пирату залетному! Такая жила золотая псу под хвост…» Ловя краем уха сопение своих подручных, трактирщик метнулся к тайнику, вскрыл его и выволок из темной ниши объемистую торбу. Еще на три таких кабака хватит.

— За мной! — отрывисто бросил он через плечо и рванул в сторону темного провала в стене.

И остановился, как вкопанный, увидев тускло блеснувшую в темноте узкую полоску стали. Потом еще одну, и еще…

— Не спеши, хозяин, — произнес знакомый голос из недр потайного хода, и навстречу опешившему трактирщику шагнул стройный юноша, один из тех, что прислали в услужение Кривому запуганные селянки. Справа и слева от него стояли такие же молокососы. И где они только оружие взяли?..

— Слоан! — выдохнул Даффи. — Ты что делаешь, стервец?!

— То, что давно пора было сделать, — молодой человек отступил на шаг в сторону и поклонился кому-то невидимому. — Я же обещал, что не подведу вас, господин Келли.

— Ронан?.. — серея, пробормотал трактирщик. Руки его, сжимающие мешок, непроизвольно разжались — из-за спин деревенских юнцов показалась сутулая фигура в красной куртке. Ронан Келли, собственной персоной, окинул заикающегося Даффи брезгливым взглядом и скомандовал в темноту лаза:

— Брэди, Шон, Симус! Займитесь дебилами. Мальчики помогут, если что… Ну, здравствуй, друг Даффи. Не ожидал? Напрасно…

Чарли, стоя у коновязи, обернулся на закрытую дверь харчевни. Оттуда, приглушенные толстыми бревенчатыми стенами, доносились жуткие вопли, в которых уже не было ничего человеческого. У разбойников свои понятия, и свои законы… И Даффи с Тобиасом им сильно задолжали.

— Хоть бы рты им закнули, что ли, — пробормотал старый пират, покосившись на жмущуюся к лошадям Нэрис. Лицо у девушки было белое, как мел. — Не бойся. Нам оно не грозит… Кэп! Ну ты идешь?..

— Иду, — Десмонд вышел из конюшни с мешком овса в руках. — Нагреб побольше, путь неблизкий. Вы в порядке, леди?..

— Нет, — честно проклацала зубами Нэрис, зажимая ладонями уши. — Господи, что там с ними делают?!

— Об этом вам лучше не знать, — криво усмехнулся Хант, бросив свою ношу помощнику. — Пристрой куда-нибудь, Чарли… А, Слоан! Ты что же, решил не участвовать во всеобщем веселье?

Юноша подошел к коновязи и, хмуря брови, покачал головой:

— Я уж за год насмотрелся, сударь… Уезжаете?

— Пора, — кивнул Хант. — Мы и так подзадержались… Скажи-ка, Слоан, ты ведь местный — в какую сторону ближайшая дорога на Арму?

— Арма? — поднял изумленные глаза парень. — Зачем она вам?!

— Хм! Я понимаю, что на святош мы с Чарли мало похожи, однако…

— Да нет! — торопливо перебил Десмонда юноша. — Кто вы такие, я знаю… Но Арма? Неужто вы не слыхали еще?..

— Что конкретно? — насторожился капитан. Слоан развел руками:

— Там норманны! Туда нельзя!..

— Норманны?!

— Да, сударь! Еще вчера высадились… У нас тут новости быстро расходятся. Говорят, они с юга зашли, Муман уж на рубежи всех до последнего человека выставил, а эти вороны раз — и в обход! Понятное дело, тут и поживиться нечем, мы с прошлого раза не очухались еще… То ли дело север! Одна Арма с ее монастырями чего стоит! Вот они и…

— Север? — ахнула леди МакЛайон, судорожно прижав руку к сердцу. — Север Ирландии?..

— Да, госпожа, — паренек поклонился — бойцы Келли уже растрепали ему о том, кем приходится капитану Ханту этот «мальчишка». — Говорят, что норманны напали на Аргиаллу, но потерпели поражение, хоть и побили немало нашего брата. Их обратили в бегство, и они вернулись в Арму.

— Вернулись? — думая о чем-то своем, пробормотал Десмонд.

— Ну да… Большинство же сразу там высадилось. А остальные по рекам ближайшие земли грабить пошли, да, вишь, ожглись… Так что нельзя вам туда, сударь! Только зазря сгинете!

Чарли недовольно выругался:

— Принесла ж нелегкая!.. И что теперь, назад поворачивать?!

— А как же монахи? — спросил капитан и посмотрел на Нэрис. Та, кажется, его даже не услышала: так и стояла столбом с широко раскрытыми глазами. — Сдается мне, леди, наше предприятие становится слишком опасным…

— Я на мечи не полезу, — отрубил старый разбойник. — Чай, не совсем еще из ума выжил! А что до монахов — дак их, небось, уж давно всех перерезали. Ты как хошь, кэп, а раз мы в порту, дак садимся на корабль да и…

— Это вам дорого встанет, — сказал Слоан, поразмыслив. — На море сейчас, помимо норманнов, еще и англичане. Наши капитаны боятся выходить. Разве что самого отчаянного сыщете, да и то разоритесь… А что вы сказали про монахов, сударь?

— Что сказал, то сказал, — сердито отмахнулся Чарли. — Не твое дело. Кэп! Так чего?

— Понятно, чего… — протянул Хант, не сводя глаз со своей пленницы. Вид у девушки был такой, будто она саму смерть с косой перед собой увидела. «Из-за монахов, что ли, распереживалась? — подумал Десмонд. — Какая чувствительная, однако…» Потом с сомнением покачал головой — да вроде не похоже. Даже прошлой ночью ничего себе держалась, а там речь шла о ее собственной жизни, а не о какой-то кучке длиннополых, которых она и в глаза не видела. Кроме того, леди сама говорила, что ее отец водит дружбу с северянами! И откуда же тогда такой ужас в глазах?..

— …были недавно у нас, — донесся до Ханта бубнеж Слоана. — До того странно, сударь! Чтобы к Даффи — да монахи заявились, общиной целой!.. Хозяин ажно кувшин об пол расколотил, так удивился…

— А потом? — заинтересовался Чарли. — Тут же, во дворе, их и прикопали?

— Окститесь, сударь, господь с вами! Все ж божьи люди… К тому ж здоровые, бывалые, и дюжина целая. А главный их, аббат, вообще при оружии… Да и брать-то что у них? Рясы да посохи?.. Даффи сначала подумывал, да у нас народу много в ту ночь толклось: ребята братьев Макгоуэнов, мир их праху, господин Келли… Не до монахов было. А они переночевали да ушли на рассвете.

— Уж не в Арму ли? — вдруг быстро спросил капитан. Парнишка, подумав, покачал головой:

— Нет, сударь!.. Они направо от главной дороги свернули. Я сам видел. Стало быть, не в Арму шли, а в сторону Уэксфорда… Может, странствующие? Бывают такие, знаете, в лишениях жизнь проводят для усмирения духа и плоти… А может, в горы подались. Там, в Глендалу, я слыхал, монастырь есть старый. Не знаю, сударь! Но что не в Арму они направлялись — оно точно!.. И вы б не ходили, право слово…

— Ты нам что, отец родной? — сморщил гримасу «рваное ухо». — Небось не маленькие, сами разберемся… Кэп? Эй, кэп, да очнись ты, ну!

— Погоди, Чарли, — Десмонд медленно перевел взгляд со Слоана на поросшую сорной травой дорогу. — Сдается мне, что еще не все потеряно… Уж слишком много совпадений! Раз — общиной пришли. Два — на окраине остановились. Три — описание аббата точь в точь, как брат Августин рассказывал. Ну и последнее — они ведь как раз и должны были не наезженным трактом до Армы добираться!

— И что с того? — не понял первый помощник. — Дак небось, и добрались на свою голову!

— Э, нет, дружище… Мы отстали всего на неделю. А побережьем до Армы идти куда как больше. Не забывай, они пешие — в отличие от нас. — Хант прищурился:- Успеем нагнать!

— Псих… — простонал Чарли, закатывая глаза.

— Дело того стоит, приятель, — Десмонд повернулся к Слоану и деловито спросил:- Кто-нибудь из ваших места знает? Только не те, по которым все ездят. Ну, ты понял, да?

— Я служил у Даффи, но я не разбойник, — словно оправдываясь, вздохнул парень. — И тайными тропами в жизни не ходил… Вы бы лучше у бойцов Черного Мерфи спросили! Или вон, у господина Келли. Мы с ребятами дальше Уотерфорда и носу не высовывали!..

— Хорошая идея, — кивнул Хант. Покосился на Нэрис, безучастную ко всему, недоуменно шевельнул бровью и повернулся к Чарли:- Придется еще на часок задержаться, дружище. Сдается мне, раньше они там, в трактире, не закончат… Слоан, мальчик, может, достанешь чего перекусить? Полдень уже, а мы со вчерашнего вечера не ели.

— Это я мигом! — оживился тот. — Сию секундочку… Нет, денег не надо, сударь. Я ваш должник. Я, и остальные… Теперь, без Даффи, мы сами себе хозяева!

Он умчался. Десмонд хмыкнул:

— Ну-ну. «Сами себе»… Дорога-то у парней теперь одна — либо внаем работать, либо к тому же Келли в отряд. С другой стороны, уже и это — хоть какой-то выбор… Леди, да что с вами? Я же сказал, мы нагоним ваших драгоценных монахов. Никуда они не денутся. Придите уже в себя, наконец! Норманны — еще не самое страшное в жизни…

— Какие норманны? — потерянно пробормотала девушка, глядя куда-то сквозь капитана. — Какие монахи?.. Ах, господи, да нет мне до них никакого дела!

— Не понял… — опешил Хант. У леди МакЛайон задрожал подбородок:

— Там, в Аргиалле… Там мой муж!

Чарли открыл рот от удивления:

— Здесь, в Ирландии? Советник шотландского короля?! Да ты чего плетешь-то?..

— Я не плету… Он по делам короны туда поехал… Даже мне не сказал… Вы не понимаете, о чем говорите! Вы не знаете Ивара!.. — в глазах у нее стояли слезы. — И о службе его понятия не имеете! А он… он же всегда там, где опасно… И, может, его уже… ой, мамочки-и-и!..

— Отставить истерику! — повелительным тоном сказал Хант. Она испуганно замолкла, кусая губы. — Еще не хватало, чтоб нас услышал кто-нибудь. Тихо, я сказал!.. Одно дело — моя жена, и другое — жена человека, приближенного ко двору. Тут под боком свора разбойников. И мы вас, случись что, вдвоем не отобьем… Вы поняли меня, леди?

— П-поняла…

— Вот и славно, — взгляд капитана смягчился на мгновение:- Поплачете потом. А может, и не придется плакать. Как я понял, для вашего супруга такие переделки — дело обычное? Так, значит, выкрутится и на этот раз. А от двух кадушек слез ему уж точно не будет ни тепло, ни холодно…

Оглавление