Три фиктивных подстрочника

I

с первыми курантами юношества

нас повели отражаться в зеркале


она говорила прямее подбородок

не поворачивайся чересчур резко


потому что внезапный взгляд

проницает глубже кожи и тошнит


хоть и превратило обезьяну в энгельса

это стекло и нетерпеливых ранит


она давала домашнее задание

воды в миску и пробовать на мягком


это одно из самых бережных искусств

но неуч тычется ощупью


это одно из самых бережных искусств

потому что никогда не пригодится


бедный энгельс в прозрачной клетке

он кровоточил когда я пробовал бриться


если занавесить на ночь наволочкой

она пузырем от неслышного ветра


потом смирился и никогда не смотрю

комната смеха сквозь невидимые миру



II

два шага в обход и пропадаешь

я спросил почему звуки остаются позади


она повела меня к учителю птиц

преподавателю неслышного пения


эта пеночка источает лишь слабый свет

или вот выпь которая ухает жестами


привыкаешь ко многому ненужному

музыке лучше оставаться артикуляцией


путешественнику за чертой шороха

проще изловить себя врасплох


нас заводит в тупик настаивала она

иллюзия излияния вслух


тем искреннее исповедь

чем словоохотливее ее тишина


обучение грачей несуществованию

по верную сторону серебра



III

если изловчиться под верхнюю планку

там те же две медвежьих люстры


цедят по капле пепельную ясность

вещество крошится но его свет


никуда не девается он всегда

перистальтика пространства где мы остались


когда стекло перекусило нить

и отразиться вспять только реверсом


однажды блуждая где нас не научили

обратному счету от конечного числа


вспомнить кто был тобой в предсуществовании

но что осталось от себя не угадать


лицо навстречу медленно проколото

левовращающим южным крестом


генерал стоунвол джексон говорил

перейдем реку и отдохнем в тени деревьев


и тогда она которая казалась

возникает снова и говорит вот


не поведя головой

не протянув руки



Оглавление

Обращение к пользователям