Глава 2. Неудачное знакомство

Сегодня, глава гильдии «Серохвост» города Нордон, Зир был в хорошем настроении. Утром, пришел приказ от самого барона Нольтского, гостившего в столице. В нём говорилось, что надо поймать и доставить живым одного слабенького водяного мага низкого ранга, приблизительно скрывающегося в Карновом лесу. Этот маг срочно нужен живым Нольтскому и надо доставить его в кратчайшие сроки, тогда награда для гильдии обещает быть весьма существенной, например покровительство барона. В противном случае, как говорится в указе — «Серохвосты начнут переживать худшие времена. Настолько плохие времена, что гильдия может исчезнуть». Это был серьезная угроза. Приняв всё в расчет, Зир решил отправить на задание своего брата. «Пусть со своими людьми доказывает звание лучших серохвостов, какие еще не проваливали ни одного задания», — думал он.

В описании нужного мага не говорилось ничего существенного, что выделяло бы его из простых людей. «Темноволосый худой парень. Выглядит на семнадцать лет», — вот и всё. Если бы надо было найти по такому описанию в городе, заказ был бы обречен на провал. Но в лесу, да еще с лучшей командой, он наверняка придет в успех. Осталось лишь подождать, когда брат найдет свою цель.

Приехав в лес и разбив лагерь, Кер со своими товарищами уже четыре дня сидел в тягостных ожиданиях. Молча, молил богов о нисхождении. Ему так и не удалось найти хоть какую-нибудь зацепку в поисках мага. Припасы кончались, а следа все нет. Как будто того и не было в помине в этом треклятом лесу!

Уже раздумывая отправиться обратно с позором в гильдию, Кер испытал радость, когда Тин, следопыт команды, после целого дня блуждания по округе, доложил, что в их сторону идут шестеро полностью подготовленных к путешествию подростков и несколько из них, похожи на искомую цель.

«Что делают подростки в такое время и так далеко от края леса? Что-то тут не чисто. Может маг скрывается вместе с ними? Нужно их поймать и допросить», — примерно так думал Кер. Он приказал своим людям, а в его команде их было их семь, приготовиться к захвату. Спрятавшись в тени кустов, они устроили ловушку и ждали. Ждали, ждали. Просидев двадцать минут в одной позе, Кер думал: «Они улитки чтоли? Черепахи? Как можно так медленно ходить?! Если через двадцать секунд они не покажутся, то вышлю на их поимку Хина и Тина. Раз. Два. Три…» Когда счет уже дошел до двадцати, подростки показались. Широ, замучившись сидеть на одном месте, быстро выпрыгнул на подростков и с одного удара вырубил идущего спереди. Кер пришлось уложить какого-то балбеса, прыгнувшего на него с ножом. Ивира. Балбеса потому, что Керу с трудом удалось подавить гнев и не воткнуть этот самый ножик в горло хозяина. Пара пустяков и тот труп, но все нужны ему живыми. Рисса, лучница команды, занялась убегавшим толстячком. Она прицелилась в ногу и выстрелила, думая уже что все, теперь дело в шляпе, но случилось несчастье, убегавший упал. Жер, а это был он, запнулся об выступивший корень дерева, и стрела, предназначенная в ногу, угодила ему в шею, насквозь её пробив. Рисса, неприятно удивившись, побежала проверить, что с упавшим. После стрелы упавший, должен был орать, как резанный, но не издал ни звука. Когда подбежала к нему, увидела Жера захлёбывающегося собственной кровью, и скребущего руками по шее, пытаясь выдернуть наконечник стрелы. Сердце кольнуло от открывшейся картины, напомнив Рессе о младшем брате, погибшего также. Сжалившись, воткнула парню в сердце свой кинжал.

— Спи мирно. Пусть Хель будет к тебе благосклонна. — прошептала она, вытирая кинжал от крови.

Кер, вырубив своего малолетнего противника, подошел к Риссе.

— Ты что наделала? Я же четко сказал: никого не трогать! Если это была наша цель, то вся вина за произошедшее ляжет на тебя! Я об этом позабочусь. — прокричал он в лицо Риссе.

— Не ори. Ты плюешься, когда орешь. А насчет мага Зир сказал, что он худой, а этот толстый. — вытирая лицо, спокойно сказала она. Кер понял, что она насмехается над ним и остановив рвущийся наружу гнев, сказал:

— И что? Вдруг среди них нет нашей цели? Что тогда делать с ними? Сказать: «Вышла ошибка. Извините за вашего спутника», а потом отпустить? Я не хочу заводить врагов на всю жизнь.

Честно говоря, Рисса ему никогда не нравилась. Она не ставила Кера, как командира, позволяя себе нарушать его приказы и выполнять то, что вздумается. Если бы не приказ брата, взять её к себе, он бы даже не помыслил о ней, как о члене своей команды. Порой, у него проскальзывала мыслишка убить её, но не представлялось нужного момента.

— Убить, как и этого. Подумаешь, несколько жизней прибавятся в списке Хель. — ответила она, пожав плечами. Потом нагнулась и выдернула стрелу из горла Жера. Хоть ей и жаль его, но стрелы не бесконечны. Подумав, она прихватила с собой котомку погибшего. Вдруг там что-нибудь ценное имеется. Связав парней и завалив их себе на плечи, наемники двинулись в лагерь.

Когда они ушли, произошло невероятное. А именно: будь там наблюдатель, он бы увидел, как бездыханное тело Жера рассыпалось в прах, разлетевшийся по ветру….

Кер, Хин и Тин несли по одному парню, закинув на плечо. Широ, как самый сильный, нёс двоих, а Рисса котомки парней. Солнце уже село, так что надо было уже возвращаться к лагерю. А с пленниками можно разобраться попозже. Никуда ведь они теперь не убегут… В лагере возвратившихся встретили Нугор и Ерофа. В бою Ерофа ни на что не годна, так что Кер старается держать ее подальше от боевых действий, но зато как повар ей нету равных. Эта девушка может из любых продуктов приготовить вкусную еду, даже из обычных цветков и корешков.

Ерофу они подобрали пять лет назад, при выполнении одного из своих заказов. Надо было убить мага воды и обставить его смерть, как несчастный случай. С выполнением задания тогда вышла осечка, когда Кер нашел в подвале маленькую девочку, закованную в ошейник с цепью. Словно дикую собачку держал Ерофу маг, выполняя над ней какие-то эксперименты. Она тогда даже говорить толком не умела, только вела себя, как животное, до визга боясь людей. Девочка должна была умереть как свидетель, но её пожалели. Кер даже сам не знает, почему он тогда взял девочку с собой на попечение, будто это был знак свыше. Сначала ему было трудно воспитывать её, но потом, девочка к нему привязалась, и начала быстро обучаться разным вещам. С тех пор прошло двенадцать лет, и Ерофа уже почти ничего не помнит о той жизни, до встречи с Кером. Кер относился к ней, как к родной дочери, да и она любила его, как мудрого отца. Сейчас ей было всего пятнадцать, но Ерофа уже многое понимала в жизни…

Скинув и проверив пленных, вся команда собралась вокруг костра, приманенная вкусным запахом, исходящим от котелка. Вокруг были слышны звуки ночных птиц, шуршали в траве мелкие животные, но к костру из животных никто не приближался. То и дело в огне костра раздавался треск горящих веток, выпуская за пределы огня горящие искры. Правда, всю атмосферу сказочности портили неприличные слова из-за голодных комаров. Мелких лесных насекомых даже не отпугивала специальная мазь, купленная у проверенной знахарки за хорошие деньги, три цуза. Когда похлебка была уже готова, Ерофа разлила ее по протянутым мискам и села, мучимая любопытством о притащенных парнях. Она уже успел всех их детально рассмотреть, и интересовалась кто они.

— Ерофа, ты как всегда вкусно готовишь. — похвалил свою названную дочку Кер, после того как съел похлёбку. Она лишь кивнула, навострив уши на начинающийся совет.

— Итак, пока ребятишки не очнулись, — кивок в сторону друзей — Что будем с ними делать? Среди них может быть наша цель, если так, то много вреда он не доставит. Как-никак наши амулеты лучшие. Выдержат и нейтрализуют всю его магию.

— Мне кажется, для нас лучше будет их просто убить. Вы знаете, мою интуицию, она никогда не ошибалась. И сейчас она говорит, что нужного нам человека среди них нет, но все равно от них нужно избавиться, пока не поздно. Из-за них появятся проблемы. — внёс свою лепту Нугор-вор. В команду Кера он попал из-за того, что спёр у главы гильдии, то есть Зира, драгоценное кольцо. Нугор тогда не состоял ни в одной гильдии и поэтому его начали глубоко искать, прочесывая и расспрашивая где надо о воре. Кер его нашел самым первым и предложил выбор — смерть или вступление в его команду. Как вы можете понять, Нугор выбрал второй вариант и с того времени нисколько не жалел о том случае. Да и интуиция у него была хорошо развита, что неоднократно спасало людей. Нугору двадцать восемь лет.

— Это же дети! Просто поспрашиваем, а потом отпустим. Никто не должен погибать молодым. — сказал Широ-воин, твердо уверенный в том что дети и женщины не должны умирать в войне. К Керу он попал случайно. Выпивая как-то в трактире, Широ подвергся насмешками от пьяного лысого мужика, как впоследствии окажется Кером, который пускал унизительные шуточки в сторону «тупого громилы, наверное, даже не знавшего, что такое честь или мозги». Впоследствии Кер был вынесен с одного мастерского удара, бывшего заставочного воина, и отправлен на неделю в койку, лечиться от сотрясения мозга. Потом Кер задействовал все свои связи чтобы найти «громилу» и извиниться, пригласив в свой отряд. Широ сорок шесть лет, но благодаря своей смешанной крови человека и орка, он выглядит на тридцать два года.

— Они давно не дети, как ты это не понимаешь. Да и не будут они с нами говорить, я полностью в этом уверен. Рисса убила одного из них. — сказал Кер. От его слов Широ печально покачал головой и печально посмотрел на виновницу. Рисса была в команде уже год. Благодаря её какой-то связи с Зиром, она попала в отряд. Кер был категорически против принятия её к себе в команду и даже подрался с братом, но всё увенчалось провалом. Внешность Риссы обладала чем-то притягательным. Коротко стриженные чёрные волосы, всегда были распущенные, большие глаза карего цвета, создавали гипнотическое ощущение, светло серая кожа, удачно гармонировала с рабочим костюмом, в котором она ходила на задания. В общем, Рисса была хороша собой. Ей тридцать пять лет, хотя выглядит она намного моложе.

Высоко на дереве, прямо над костром, громко ухнула сова, отчего все сидящие, кроме Ерофы, на миг вынырнули из своих раздумий. Ерофа разглядывала бессознательных парней, и она даже почувствовала какое-то странное чувство, не испытывающее прежде при взгляде на одного из них. А остальные смотрели в танцующий огненными языками костёр и думали о происходящем. Ведь надо определиться, что делать с парнями…

* * *

Недалеко от их лагеря, по счастливой случайности проходил маг. Маг разума В мире Зейроса магией разума владеют очень мало людей, и с каждым годом их число сокращается, из-за охоты на владеющих этим даром. Когда-то маги, короли и даже другие расы завидовали людям, рожденным с даром разума. Эти люди считались почти бессмертными. Если кто-то из них умирал, то его душа и личность перемещались в любого подходящего человека, уничтожая душу и личность этого человека. Так что убить их было почти невозможно. А еще они могли многое другое… Завидующие желали, чтобы разумники служили только им, но маги разума создали нейтральную гильдию, независимую и самую сильную в мире. Никто не решался тронуть их гильдию, пока не началась война магов… и почти все маги были выслежены и уничтожены, а сама их магия оказалась под строгим запретом… И, кстати, это он был целью команды Кера. Маг замер, словно прислушиваясь к чему-то. Через минуту грустно покачал головой, поворачивая в сторону лагеря. Он хотел пройти мимо этих людей и никому не причинять вреда, но он почувствовал человека, лежащего в бессознательном состоянии, которому нужна помощь. Будь это обычный человек, он бы просто пошел дальше своей дорогой, ни на что не обращая внимания, но в этом человеке чувствовалось присутствие старого друга, которых у мага были лишь считанные единицы…

* * *

Обдумывая идеальное решение возникшей дилеммы, Кер был настолько поглощен в себя, что очнулся только от сильного тычка со стороны Ерофы.

— Что доча? Видишь, я решаю судьбу этих людей. — сказал Кер недовольно глядя на неё. Но заметив, что она смотрит не на него, с интересом повернулся. Дочка смотрела на откуда-то появившегося незнакомого парня, чем-то неуловимо похожего на того, с кем дрался Кер. Этот парень шел медленно в их сторону, излучая полную уверенность в своей неуязвимости. Видимо, парень знал к кому идет и знал, что его не тронут. Не задумываясь и чувствуя, что что-то в происходящем не то, Кер подскочил с места, кидая метательный нож, целясь в плечо незнакомцу. И… недоверчиво посмотрел на свою руку, кладущую метательный нож обратно. Оглянувшись на товарищей, Кер растерялся. Они сидели неподвижно, словно каменные статуи, быстро перемещая взгляды от Кера к парню.

«Что же это такое?! Магия? Но на нас же защитные амулеты, конечно, они продержаться десять минут против вражеской атаки слабого мага. Но чтобы проломить так просто? Да, что это за маг?!», — панически думал Кер. Тело его не слушалось, выполняя то, чего не хотел сам хозяин. Оно село обратно на бревно и положило руки крест на крест на груди. Кер пытался бороться с неведомой магией, хотел вернуть управление телом, но все безрезультатно.

Теперь понятно, почему остальные сидят неподвижно. Всеми ими управляют, словно куклами на базаре, разыгрывая представление. Маг спокойной походкой подошел к костру и протянул к огню руки, греясь. Управляя Риссой, заставил её пересесть. И сел на её место, напротив Кера, и глядя ему в глаза, спокойно, с ленцой, начал разговор:

— Здравствуйте добрые люди… Шутка. Вы не добрые.

Парень одет был для леса странно, как будто вышел на прогулку. Обычные штаны и рубаха. Ни сумки за пазухой, ни припасов. Если бы он ими не управлял, то Кер бы подумал, что обычный мальчишка сидит напротив него.

— Сейчас ты можешь говорить. Я просто убрал ваши способности к управлению голосом. А то, видя меня, вы наверняка заорали бы. А я не люблю крики. Да и зачем напрасно шуметь?

— Ты кто такой?! И что тебе надо от нас? Забирай всё что захочешь, но нас не тронь. — сохраняя уверенность, начал переговоры Кер. В глубине души, он почему-то жутко боялся этого паренька.

— Видимо, вы пришли в этот лес за мной, но по ошибке встретили этих ребят. Сначала, я не хотел вас беспокоить, чтобы вы и дальше впустую искали меня. Но из-за произошедшего случая, я вмешаюсь в ваши жизни. Не надо было нападать на этих молодых людей, при этом убив одного из них. Что-то еще? Лучшая команда убийц во главе прославленного на все баронство Кера. Хех. А вы не так сильны, как говорят о вас люди. Не так ли? — иронизировал маг.

— Ну и чем сдались тебе эти молокососы? Если ты сам охотник, то мог бы и не вмешиваться в чужую охоту из-за каких-то детей. — сказал с хрипом Кер. Ему всё труднее и труднее удавалось говорить. Будто кто-то невидимый сдавливал тиски на горле. Произошла видимо громадная ошибка. Его команда могла действовать только против слабых магов с низким рангом. Потому что низко ранговые маги, были почти ровня обычному человеку, только всего-то пара фокусов есть. Их даже в гильдии магов не принимали, вынуждая магиков экспериментировать и учиться использовать свою силу самостоятельно. А эксперименты с магией часто приводят к смерти.

— Ты забываешься, маленький Кер… Ну и ладно. Вы мне не поможете с маленькой услугой, а? — смотря Керу в глаза, задал маг вопрос, от которого зависела их жизнь. Взгляд мага прожигал насквозь, будто причинял боль душе, и Кер понял, что какое там предложение не прозвучало, он согласится. Даже такое, как убийство короля.

— Смотря, что за услуга. И что за награда ожидает нас. — подтолкнул к озвучиванию идеи мага Кер, внутренне содрогнувшись. Выглядел он, как припадочный: весь бледный, губы и руки трясутся, из широко раскрытых глаз текут слёзы, а из носа течёт маленькая струйка крови. Откровенно говоря, остальные выглядели не лучше. У каждого, кто сидел за костром в глазах и душе был страх перед этим парнишкой, хотя они были намного старше его по виду.

— Награда — ваша жизнь. Если хотите обсудить другую плату за мою выполненную услугу, то я готов вас выслушать. Советую вам думать поскорей, а то от моего присутствия вам станет еще хуже… Я только недавно присел к костру, а ваш моральный дух уже ломается. Скоро у вас начнутся приступы головокружения и видения для вас самых страшных воспоминаний… Так и психами остаться недолго. Время идёт. Тик-так, тик-так…

— Мы согласны, на всё. — сказал чуть ли не крича Кер, едва маг договорил. У него уже начали всплывать перед глазами самые скверные поступки совершенные им. Как он убил своих временных друзей, во время заказа и так далее… У его членов отряда были те же ощущения.

— Вот и отлично. — сказал маг улыбнувшись. — Тогда вот моё вам задание: вы должны помогать этим юношам во всём, что в ваших силах. Если вы хотя бы помыслите о причинении им настоящего вреда, то у вас будут такие же ощущения, как сейчас. А что будет при их смерти одного из них, я даже говорить боюсь… Так что проверять мои слова не советую, все равно я всегда держу слово. Надеюсь, вы тоже. Сейчас я уйду, но помните: вы теперь не сможете никому рассказать обо мне и нашем милом разговоре. Приятно было с вами провести время. Рекомендую посидеть десять минут, размять виски, после того, как я уйду, а то вам будет плохо. Прощайте. Думаю, мы с вами ещё увидимся. — улыбнулся и встал с пенька маг. Попрощавшись с ними, он направился обратно лес, откуда пришел. С каждым шагом мага, людям становилось лучше. И когда маг скрылся в темноте леса, все ощущения контроля пропали. Кер хотел было погнаться за ним, как встав, потерял сознание, завалившись спиной на землю, а ноги свешивались на бревна. Остальные, видя, что случилось с командиром, не стали действовать по его примеру. Они медленно сползли на землю и сидели некоторое время с закрытыми глазами, утирая со лба пот.

А маг, уходя от них, пребывал в прекрасном настроении. Да, он сказал правду этим наемничкам. Он поместил им в голову, созданных его магией ментальных существ, которые будут реагировать, и корректировать действия людей, в которых их поместили. Так что за тех подростков он теперь не беспокоился. Он улыбался при мысли о том, что скоро встретит своего лучшего друга.

Кер очнулся от того, что кто-то хлестал его по лицу. Он с трудом разлепил глаза и увидел лицо плачущей дочери. Она проревела:

— Папа!!! Я думала, что тот маг убил тебя! Ты сразу упал, как только поднялся!! Я не знала, что с тобой!!

— Тише Ера. Маг ничего бы не смог со мной сделать. А потерял сознание от того, что устал. — прошептал он, болезненно морщась от громкого голоса девушки. Встав с земли, не без помощи Ерофы он поднялся и оглядел свой потрепанный, от присутствия мага, отряд. Все выглядели плохо. Бледные, красные глаза, слабо дрожащие руки, вонючие от пота. Будто несколько дней подряд занимались тренировками, а не просидели несколько минут с магом.

«Надо было лучше не браться за этот заказ. Чуяло же сердце!» — думал он. А вслух сказал:

— Всё нормально?

Как после такого можно быть в порядке?! Но товарищи только устало кивнули, а Рисса и вовсе лежала неподвижно будто труп. Видимо, Кер валялся так же, как и она. Он посмотрел в сторону виновников произошедшего. Парнишки всё также лежали на земле, без каких-либо движений.

«О боги, прокляните этих… Надо было прислушаться к Нугору и избавиться от них. Что теперь нас с ними делать? Нужно разыскать и убить мага, тогда проклятие будет снято. Барон и эти еще пожалеют о этой заварушке…» — искал виноватых Кер, внимательно рассматривая каждого из пленников, запоминая все бросающиеся в глаза приметы. Кер был в смешанном состоянии. Одновременно в отчаяние, от балласта, в виде парней, и в гневе на мага и чертова барона.

Ерофа уже перестала плакать. Она с ненавистью смотрела на пятерых парней, тоже виня их в произошедшем.

— Скидывай их в повозку Широ. Мы едем в Нордон. Домой. Там разберёмся как снять проклятие. — разорвал тянувшееся молчание Кер…

* * *

Мне снилось продолжение того странного сна. Взяв на руки маленькое существо, которое не показывало признаков страха, я прижал его медленно к груди, боясь, что оно покинет меня. Мне было так радостно на душе, я был так счастлив, что внимание грозу больше не обращал. Подтянув колени верх, обхватил их руками, голову направив в сторону колен и там, в пустом пространстве возле груди лежало это существо, мирно спя. Так, глядя на него, я закрыл уставшие глаза и провалился в беспамятство…

Очнулся я в довольно странном месте. Ну как сказать странным… лежал я перед золотым дубом, на маленькой цветочной полянке, а вокруг, насколько хватало глаз, простирался удивительный лес. В нём деревья были разноцветные! В основном преобладал голубой, как у неба цвет. Лес казался, живым существом, спокойно проживающим свою жизнь. Приятный ветерок обдувал меня, принося в душу ощущение умиротворенности и довольства жизнью. Надо мной пролетали большие красочные, красивые бабочки, широко размахивая крылышками. Стаи прекрасных птиц летали высоко в голубом небе. Разные удивительные животные, не боясь, пробегали возле меня, иногда останавливаясь, чтобы посмотреть, кого это сюда занесло. Самое странное было в этих зверях это то, что они гармонировали друг с другом.

Не спеша вставать, я поднял руку в жесте, как будто хотел дотянуться до неба. Все окружающее было прекрасным, будто я попал в какую-то сказку или нахожусь во сне. Как же было прекрасно здесь находиться! Душа прямо пела от радости.

— Здравствуй Ивир. — вдруг раздался голос со стороны золотого дуба. Я, было, решил, что мне померещилось, но эти слова повторились снова. От неожиданности я сел и посмотрел на того, кто меня зовёт. Странно. Там, где раздавался голос, никого не было. Неожиданно от верхушки дерева вспорхнула ярко оранжевая птица и приземлилась, впустив в кожу когти, на мою ногу. Уставившись на меня своими желтыми глазами, она произнесла, не открывая клюва:

— Здравствуй Ивир.

— Эээ… — только и смог из себя выдавить. Конечно, я знаю, что некоторые маги могут управлять животными и разговаривать с ними. Но когда птица сама с тобой разговаривает. Это был для меня шок. Птица была красивая. Ярко оранжево-золотые перья сверкали на солнце, и казалось, что она создана из лучиков света.

— Не волнуйся. Я тебе друг. Не надо меня бояться. — сказала она, также, не открывая клюва.

— Я скорее удивлен. Как ты со мной разговариваешь? И что это за чудное место? Наверное, я сплю? — спросил я, первое, что пришло на ум.

— Хорошо, если не боишься…. Общаюсь с тобой с помощью мысленной связи. Если по-простому — я тебе пересылаю свои мысли прямо в голову. А на счет где ты находишься, то это твой внутренний мир, в котором люди иногда обитают, когда спят…. Я не принадлежу этому миру и выгляжу в реальном мире совсем не так, как здесь. Надеюсь тебе понятно? — словно с ехидством пророкотала птица.

— Да. Спасибо. — только и смог сказать в ответ. Если честно, то мне ничего не было понятно…. Что за мой мир?

— Тогда я хочу, чтобы ты выслушал меня. Ты же помнишь, что произошло с тобой и друзьями? — спросила птица. Сначала я вопроса не понял, но покопавшись в воспоминаниях, вспомнил, что на нас напали какие-то люди. А дальше — ничего.

— Вроде да. Возможно солдаты устроили ловушку и поймали нас, а теперь, наверное, собираются повесить, как дезертиров. — сказал я, не ощущая ни злости, ни печали от того, что нас схватили. Только умиротворенность….

— Эти люди не хотели причинять вам вреда. Они взяли вас к себе в лагерь, но произошел случай судьбы, из-за которого они горько сожалеют. Про это расскажет твой друг, он скоро здесь появится. А я ухожу, но мы еще раз встретимся Ивир. Будь уверен. Храни тебя судьба. — с этими словами птица отвернулась от меня, и резко оттолкнувшись, взмыла в небо. Там она растаяла без следа. Смотря на то место, где она пропала, я пропустил момент появления Жера. Он вышел из тени деревьев, идя неспешным шагом ко мне, радостно улыбался. Одет он был в серую рубаху и шорты. Подойдя ко мне, Жер сел на траву рядом со мною. Сорвав и разглядывая изумрудную травинку, он сказал:

— Прекрасный у тебя мир. Не думал, что когда-нибудь окажусь в столь прекрасном месте.

— Жер, а ты здесь как оказался? Это же мой сон? Или я умер? — сказал я, правда не понимая, что он тут делает.

— Извини, за то, что сбежал. Я не мог нормально думать, поэтому в страхе захотел обратно в берлогу. Ты же знаешь, меня легко напугать. — улыбнулся он. Я наблюдал за полетом птиц.

— Когда я побежал в берлогу, запнулся и упал. Стрела, выпущенная мне в ногу, из-за этого убила меня, пронзив горло. Это я узнал уже после смерти. Я сейчас как бы мёртв, — сказал он печально. — Но я не виню тех людей или кого-то другого. Я хочу, чтобы ты знал. Теперь этот мир, дом для меня. А сейчас тебе пора, но помни, тебя в будущем ждут беды. Не верь в любовь, она может тебя уничтожить. Не доверяй никому, даже друзьям. Вроде всё. А нет, еще нужно понимать всё происходящее не только разумом, но и душой. Эти слова просила тебе передать девушка, приведшая меня в этот мир. Она представилась как Хель, богиня смерти. А Лясю передай от меня вот что: «Жер всегда будет с тобой. Поэтому помни его и поступай иногда так, как он поступил бы. С твоей памятью о нём, душа его будет счастлива. Новый мир рождается с рассветом». От этого ему станет легче. Прощай.

С его словами я очнулся. Глаза закрыты. Тряска. Голова жутко болит и пресс ноет. Почему все трясется? Где я? Вокруг раздавался стук колес перемешиваемый с лошадиным ржанием. Открыв глаза, я понял, что нахожусь в закрытой повозке вместе с здоровенным мужиком, зорко смотрящего на меня. Считай гигант. Наверное, у него в роду были тролли или орки. Карие глаза, сведенные в узкую щелку, смотрели строго, густые брови были нахмурены, нос с горбом, ноздри которого широко раздувались при дыхании, и дополняла всё это маленькая неаккуратная бородка. Он был одет в обычную плотную рубаху и штаны. У него не было видно оружия, но оно ему и не требовалось. Его рука могла с легкостью проломить толстую доску, не говоря о чьей-нибудь шее.

С опаской поглядывая на него, я привстал и выглянул за полог. Был вечер, солнце уже почти село. Вокруг был лес. Мы ехали по заброшенному тракту. Повозка то и дело подскакивала на камнях и выбоинах. Оглянувшись на здоровяка, увидел друзей, лежачих в внутри повозки. Не было Жера. Так значит всё что приснилось, правда… Жер убит. Не исключено что этим гигантом. Рядом в куче валялись наши котомки и какие-то мешки.

— Привет. Как спалось? — сказал гигант добродушно. Голос у него немного хрипловатый, чуть басовитый. Таким голосом можно было бы заставить оглохнуть Варика, если громко заорать ему в ухо. Тогда бы он точно стал глухим.

— Вы кто? И где мы? — ответил я. А в мыслях было только одно — как бы отомстить. Но вспомнив сон, слова Жера, постарался заглушить это заполняющееся разумом чувство. Лучше не стоит мстить, ведь Жер такого не хочет. Он простил их… Что я несу? Какое прощение? Убить этих гадов и вот тогда наступит прощение! Око за око, зуб за зуб!

— Я Широ. — протянул он для рукопожатия руку, но я проигнорировал этот жест. Секунду помедлив, он продолжил:

— Понимаешь парень… Как бы это сказать, ваш друг погиб. Мстить даже не пытайтесь, если кто-нибудь из нас умрёт, твоя и головы твоих друзей полетят с плеч долой! Даже не сомневайся. Мы ваши должники, так что постараемся сделать все, чтобы отплатить свой долг, — произнес Широ, иногда прерываясь, чтобы продумать дальнейшие слова. — Едем мы в Нордон. Мы — это ты с друзьями и мои товарищи. Там мы сможем за вами приглядеть и чем-нибудь подсобить. Сбежать, конечно, можете, но оно вам надо?

На душе стало грустно, от потери друга. Воспоминания с Жером одно за другим начали всплывать в памяти. Как мы лазили по чужим огородам за яблоками, лепнивами Фрукт, напоминающий по вкусу нечто вроде киви и мандарина. Растет на пышных, фиолетово-зеленых кустах. Созревает только один раз в два месяца. и грушами. Как играли все вместе, ссорились, дрались и представляли наше будущее. По глазам покатились слёзы, от осознания потери. Появилось острое желание убить этого Широ, но я сдержался, хотя стоило это больших сил. Слова Широ были логичны и справедливы в какой-то степени, так что злость немного приутихла.

— Как звали-то погибшего? — через десяток минут молчания поинтересовался Широ. Видимо, ему надоела тишина или мой шарящий по повозке взгляд, а может и то и другое. Я же хотел найти хоть что-нибудь острое, чем можно было бы его убить.

— Жер. Он был добрым человеком. Так что, он, должно быть, простил вас, — тихо сказал я. Да. Он сам сказал, что не винит никого. — А вот я нет. Когда-нибудь моя месть совершится. Будь со своими товарищами готов к смерти.

— Ты только не тяни с этим «благородным» делом. А то не успеешь, еще корить Винитьсебя будешь. Мы, наемники, народ рисковый: сегодня можем жить поживать, а на следующий день погибнуть от кинжала какого-нибудь убийцы. Так что мы, так сказать, живём с Хелью рядом.

— Правда? Я это запомню. — хмыкнул я.

— А тебя как зовут? Я представился, а ты нет. Неприлично как-то… надо же врага знать по имени. Или ты так не считаешь?

— Ивир.

— Чудное имя. Ивир, а не хочешь ты спасти своих друзей от шага в бездну? Вижу, ты справился с этой тягостной новостью, а друзья твои, думаешь, справятся? Они наверняка тоже захотят мести, не прислушиваясь к голосу разума. Переубеди их этого не делать, а то сам понимаешь… как-никак жизнь твоих друзей.

— Хорошо. Постараюсь.

Широ только кивнул. Его удивила реакция паренька. Он-то думал, что парень сразу кинется на него с желанием убить, услышав его слова. А вот к словам его стоит прислушаться… Очень многообещающий человек. Не стоит оставлять такого врага в живых. Умного врага. А вот если сделать его своим другом, то не стоит опасаться ни проклятия мага, ни мести его друзей.

Разбудить друзей оказалось легко. Конечно, они помнили произошедшее с нами, то и дело кривясь от боли, куда были нанесены удары наемниками. После того, как я рассказал им про смерть Жера, они осунулись, словно какая-то неподъемная тяжесть легла им на плечи. Лясь, как названный брат Жера, впал в ярость. Кинувшись на гиганта, он был вырублен точным ударом в подбородок. Харук с Доросом уже собрались вместе напасть на Широ, как я встал у них на пути.

— Не надо! Жер бы не хотел, чтобы мы мстили. — убежденно сказал им. Главное их ненавязчиво переубедить.

— Ив, ты чего?! Они убили его! Око за око, зуб за зуб! — проревел Харук, чуть ли не рыча.

— И что? Вы теперь хотите кого-то убить? Хотите забрать чью-то жизнь? Стать убийцами? Жеру бы это точно не понравилось. Если вы хотите, я вам не буду мешать, но вместе с этим вы перестанете быть моими друзьями.

Жак, после этих слов, перешёл на мою сторону. Он готов был остановить друзей, даже если придется подраться с ними. Харук и Дорос смотрели на меня со злостью, наверное, размышляя о преодолении препятствия в виде меня.

— Ладно, ты прав. Просто не могу поверить в его смерть! — после пятиминутного переглядывания и глубоких вдохов прошептал едва слышно Дорос. У Харука бежали слёзы от бессилия или осознания моей правоты. Через секунду, он сел, где стоял и опустил низко голову, чтобы не было видно слёз. Дорос присел, разглядывая тянувшуюся за нами дорогу, блуждая в своих мыслях. Я сел рядом с ними, чтобы поговорить. Жак уселся рядом со мной, задумчиво почесывая вспухшую щеку. А бесчувственного Ляся мы заранее положили на одеяло, где он спал. Широ, сидел на отдалении от нас, у края повозки и, словно невзначай, разглядывал и протирал вытащенный кинжал. Дорога была плохая. Всё время повозку трясло, качало из стороны в сторону от усилившегося ветра.

— Мне тоже плохо, как и вам. Широ мне сказал, что он со своими людьми едет в Нордон. От Горунда мы уже отдалились на достаточное расстояние, так что надо решить куда отправляться. Мы с ними или в Горунд? — начал я, хотя, похоже, никто не слушал. Спросил я лишь для видимости, что мы можем хоть что-то решать, но на самом деле это было не так. Этот Широ ясно дал понять, что мы заложники. Мол, как птица в клетке. Если друзьям скажу, то будет худо. Решат, что надо или сбежать, или убить этих людей. А всё это закончится нашей смертью… даже сейчас отчетливо представляю, как нам перерезают горло. Брр. Лучше играть по их правилам, пока не появится возможность вырваться из их якобы прочной «клетки».

— Как мы можем ехать с убийцами Жера?! — зло прошептал Харук. Он был подавлен. Дорос кивнул. Только Жак молчал.

— Вы хотите жить или как? Должны же понимать, что они нас могут убить, как и Жера. Оружия у нас нет. Да появись у нас даже по мечу, что бы это дало? Всё равно мы не убийцы. Я отомщу, вы же верите мне? Обещаю, что так оно и будет, — не сомневаясь в собственных словах, прошептал я им. — Давайте будем с ними до города, а там как всё получится. Только Ляся надо успокоить, поможете?

Жак с Доросом кивнули после недолгих раздумий. Харук молчал. Сгорбившись, он сидел с закрытыми глазами, вздрагивая от тряски. Взглянув на лежащего Ляся, я поднялся и подошел к Широ. Он посмотрел на меня и давая понять, что не против моего общества, кивнул рядом с собой, предлагая сесть.

— Мы согласны с вами ехать. — твердо сказал я ему. Он улыбнулся. Неужели рад нашему ответу?

— Ну, кто бы сомневался. Завтра к вечеру прибудем в город. Надеюсь, такого больше не повторится? А то не хотелось бы отрубить кому-нибудь руку, в знак предупреждения. — кивнул он на бесчувственного Ляся. Смеешься? Ну, ну. Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

— Не знаю. Но ты сам должен понимать, что вы лишили его лучшего друга. И из-за этого он очень зол. Наверное… а ладно. Где твои товарищи? Неужели так боятся нас, что отправили только тебя? — Ехидно произнес я. Ехали мы одни, а напало на нас несколько людей.

— Они впереди нас. Двое ведут повозкой. Другие проверяют впереди дорогу. Сейчас будет остановка на ночлег, там и познакомитесь. И не надейся, при желании я один могу вас убить голыми руками. — заметил он, кладя руку мне на плечо. Тяжелая!

— Понятно. — сбросил её с плеча.

Вернувшись к друзьям, рассказал о предстоящем ночлеге и о том, что в Нордон приедем завтра. Через сорок долгих минут повозка остановилась. Наблюдая, как мы приводим Ляся в чувство, Широ спрыгнул. Потом словно опомнившись, сказал, чтобы мы шли к костру, если хотим жрать.

Спрыгнув вслед за Широ и ощутив под ногами твердую землю, огляделся. Темень. Тянувшаяся между деревьями дорога, по которой мы ехали, была завалена камнями разных форм и размеров. Так вот отчего так нещадно её трясло! Так-с, рядом поляна. Там пылает пламя, видимо костер, о котором говорил гигант. Позвав друзей за собой, направился к нему, попутно подмечая незначительные детали, которые в дальнейшем могут сыграть важную роль, если представится такая возможность. Множество бугорков от закопанных костров были похожи на муравейники, а сваленные для сиденья деревья и пеньки, образовывали причудливый рисунок. Значит, поляна часто используется для ночёвки другими путниками и обозами.

Подойдя к костру, немного, самую малость, удивился. Хорошенькая девушка сидела здесь и что-то готовила. На вид она была младше меня. Ей, наверное, лет, эдак, пятнадцать. Она кидала в котелок, установленный на двух прочных ветках над костром, траву и кроличью разделанную тушку.

— Привет! Меня зовут Жак, а тебя? — сразу попытался познакомиться мой друг, но ничего не вышло. Девушка демонстративно не обращала на него внимание. Жак горестно вздохнул и тихо произнес:

— Вот дура.

Ответа не было. Присев вокруг костра, поближе друг к другу, я обратил внимание на остальных спутников Широ, которые то и дело смотрели в нашу сторону. Очевидно, волновались за эту девушку. Их было пять, не считая Широ и девушку. Двое из них возились с лошадьми, а Широ с еще тремя, среди которых была женщина, сгрудились вокруг далёкого пенька и что-то увлеченно обсуждали, тыкая пальцем на него, думаю, на нём была карта. А если нет, значит с ними не всё в порядке. Наверное, решали какой дорогой ехать дальше… Вскоре, от котелка начал идти приятный запах. Он так манил, что пришлось прекратить наблюдения за этими наёмниками. Мои друзья почувствовав его, оживились. Все хотели есть. И если бы не продолжающая готовку девушка, я, наверное, бы накинулся на котелок, попробовать на вкус варево. В животе громко заурчало. Девушка от этого звука мельком взглянула на меня, вызвав зависть Жака. Мол, на моего друга обратила своё прекрасное внимание, а на меня нет. Во мне проснулось ехидство.

— Что Жак, уже ревнуешь эту прекрасную особу? Ах ты, собственник!

От этого громкого заявления девушка на миг замерла, выдав замешательство, а Жак уже встал с явным намерением поговорить со мной по мужски, но был остановлен Доросом.

— Получишь же по заслугам когда-нибудь Ив! Даже Дорос не спасёт. — пытаясь выглядеть сильным и великодушным, сказал мой друг.

— Ага. Не спасет тебя. — с острил я. Девушка тихо хихикнула, что привело к замешательству моего друга. Жак посмотрел на меня, как на предателя, испепеляющим взглядом. Поняв, что шутить больше не стоит, я оглядел своих друзей и в голове, будто спада завеса с памяти, вызвав перед глазами образ Жера, разговаривающим во сне со мной. Я же не рассказал друзьям о нём! Вот я балда!

— Я вам забыл кое что рассказать. Сегодня мне приснился Жер… — начал я рассказывать о странном сне привлекая внимание друзей. Видно было, что сначала они слушали в пол уха, думая, что я всё это сочиняю. Но чем дальше продолжался рассказ, тем больше они верили мне. Закончил в полнейшей тишине. Девушка тоже выслушала меня, прекратив бегать вокруг котелка, и видно было, что рассказ её очень заинтересовал. Даже заметно было, как губы её шевелятся в немом вопросе. Интересно, скажет ли она, что её волнует или нет? Эх… она лишь плотно сжала губы и продолжила готовку. Жаль. Я хотел наладить с ней контакт. Наверняка узнал бы многого интересного.

— Это правда?? Тебе правда приснился Жер? Да… другого ответа быть не может, ведь мы вдвоем договорились говорить «Новый мир рождается с рассветом»! — ошарашено ответил на свой вопрос Лясь. Он плакал, не знаю от радости или грусти по погибшему другу. Я молчал, да и остальные тоже. Удивленные взоры были обращены на меня, словно спрашивая, не наврал ли я. Пожав плечами, я смотря в огонь, задумался, рассказать ли им еще и о приснившейся птице. «Нет, лучше не надо», — так настойчиво говорила интуиция и после глубоких раздумий, я с ней согласился. Зачем рассказывать всем о том, что касается только меня? Закончив лить слёзы, Лясь обратился ко мне:

— Если Жер приснится тебе еще раз, передавай ему привет от меня и просьбу, чтобы он приснился и мне. Я был бы счастлив поговорить с ним.

Мне оставалось только кивнуть. Теперь он не был похож на потерянного человека. Лясь снова стал самим собой, исчез из его глаз тот жаждущий мести взор. Жер и вправду знал Ляся лучше всех, что меня только радовало. Закончив свой совет, к нам подсел Широ в сопровождении своих собравшихся друзей. Рассевшись в молчании вокруг костра, незнакомцы начали пристально разглядывать нас, словно ценных безделушек. Не нравились мне они. Женщина особенно пристально разглядывала Дороса, призывно облизывая свои пухлые губки. От этого во мне проснулась к ней неприязнь. Другие посматривали на нас с долей равнодушия, кроме одного. Того самого, кто меня вырубил. В его глазах виднелась ненависть к нам, которую он почему-то сдерживал. Надолго ли его хватит?

— Прекрати Рисса! Еще раз оближешь свои поганые губы, они у тебя встретятся с моим кулаком. Поверь, это будет неприятно. — с раздражением рявкнул он на женщину. Та, на его слова скривилась, как будто попробовала кислый фрукт, и прекратила соблазнять Дороса. Хм. Значит, этот мужик является главарем в их шайке. А я думал главный Широ, хотя незначительная промашка. Кстати, мой друг на ее действия не обратил никакого внимания. Я даже знаю почему. Просто Дорос верит в дарованную богами чистоту девушки. Если девушка себя так ведет, как эта женщина, то она не заслуживает внимания настоящего мужчины, из-за того, что осквернена. Ничего не скажешь, хорошие у меня друзья!

— Начнем знакомство парни. Меня зовут Керазон, для вас можно просто — Кер. Как глава этого отряда, я приношу самые глубочайшие извинения, за смерть вашего друга. Мы скорбим вместе с вами, уж поверьте. Широ рассказал мне о произошедшем с вами инциденте, пока мы находились в пути. И за это тоже прошу прощения! — начал свою речь Керазон, обращаясь в основном к Лясю. Хм. Странное имя для нашей деревни. Хотя, со своими законами не следует приходить в чужой дом. — Так как вы согласились ехать с нами в Нордон, прошу слушаться моих указаний. Конечно, я понимаю, что это сложно для вас, ведь как никак смерть вашего друга лежит на моих плечах, но от ваших действий зависят идущие последствия. Что если на нас нападут разбойники или опасные звери? Тогда вам придется слушаться меня и выжить, а в противном случае получить раны или даже умереть. Хель Богиня смерти. Изображается в виде темноволосой девы с бледной кожей и в белоснежном платье. ни к кому не питает жалости….

— Мы поняли. Постараемся же подружиться с ними? — подмигнув, спросил я друзей. На мой вопрос они вяло кивнули, не более.

— Тогда представимся! Как вы поняли меня зовут Кером, а это мои товарищи… — не буду описывать все знакомство. Оно долгое и нудное. Скажу только одно — дружелюбия было мало. В результате мы узнали их имена, а они наши. Кер, Широ, Рисса, Нугор, Хин, Тин, Ерофа — так их звали. Ерофа — та самая девушка, которая не захотела говорить с Жаком и нами. Хин и Тин — братья близнецы, отличавшиеся друг от друга длинным шрамом у Тина, идущем от лба до подбородка на левой стороне лица. В каждом сидевшем перед нами человеке чувствовалась твердая сила духа, которая может раздробить камень. Ух, придется с ними повозиться! Ну, ничего… я же пообещал друзьям что отомщу. Сразу понятно было, что будь у них желание нас прикончить, они бы это сделали давно, еще при нашей первой встрече.

— Интересно, что ваша компания забыла в Коранском лесу? Да еще так далеко от тракта? — проявил интерес Кер.

— Мы… — начал я придумывать историю, как был прерван Харуком.

— Мы собирали грибы и ягоды. Пока ходили, не заметили, как быстро пролетело время. Знаете, оно в лесу быстро летит…

— Знаешь Харук, тебе нужно придумывать вранье по правдоподобней. Пошли в самую глубь леса за грибами?! Это же смешно звучит! — в мгновенье ока распознал ложь Кер.

— Мы не можем рассказать вам правду. — просто сказал Дорос, давая понять, чтобы мы не говорили им не о чем. Керазон вскипел, аж покраснев, и я уже подумал, что он сейчас набросится на Дороса, как резко побледнев, упал с бревна.

Он чтоли болен? Выглядит здоровым, да и насколько я понял, характер у него стальной. Может случайность? А если не случайность, нужно узнать, чем болен. В будущем это хорошо может сыграть на руку.

Видя, как Ерофа кинулась к упавшему Керу, предварительно кинув на нас ненавидящий взгляд, Жак помрачнел.

— Откуда вы, хотя бы, скажите? — спросил Широ миролюбивым тоном, перехватывая нить разговора. На упавшего Кера он взглянул лишь мельком. Знает в чем дело. Остальные на нас смотрели… как бы выразиться… с гневной жалостью что ли?

— Из Помидии. — не раздумывая, ответил Жак. «Тупорылый» — взглядом сказал я ему. Он же не хуже меня знает, с кем мы находимся. Так что он делает? Изображает идиота, пытается познакомиться с членом вражеской шайки. Ведёт свою игру? Зачем? Если он взболтнёт еще чего-нибудь лишнего, то я его вразумлю. Игральщик нашелся! Вот же кретин! Эти запросто могут отдать нас солдатам за вознаграждение, если прознают о нашем дезертирстве. Им это легче легко сделать, чем по не понятным причинам ходить с нами. Кстати, нужно узнать, зачем им это.

В котелке закипело, привлекая всеобщее внимание. Приведя Кера в нормальное состояние, Ерофа разлила всем в миски, вкусно пахнущий, бульон. Даже нам налила, но было видно, что ей это не очень приятно. Разговор затих, только раздавался стук ложек и чавканье. Я был бы рад поговорить за едой, правда, чувствовалось у всех хреновое настроение. Поев и чуть посидев, меня и Жака отправили мыть посуду. Почему нас? Просто мы кинули жребий. Недалеко от поляны тек ручей, и нас послали туда с небольшим мешком для помытых мисок и тряпкой.

— Хочу домой! Надоело все! Может, я сплю? Сейчас проснусь и увижу отца, маму, Нира, Лейлу с Айлой, а потом и вас с Жером. Никаких солдат, побегов, наемников! — с раздражением сказал я, кладя очередную почищенную миску в мешок. Раздражало все: холодная ночь, происходящие, кусачие комары, отскабливание жирной посуды, окружающие деревья, разрывающие ночную тишину громкими криками птицы! Жак на эту реплику больно ударил мне в плечо.

— Это тебе в доказательство, что ты не спишь, и за свои слова перед Ерофой! Я бы тебе ударил посильнее, но боюсь не сдержаться и отметелить тебя, как взбешенный медведь В Карновом лесу медведи считаются сильнейшими зверями. Шкура толстая, зато как ценится! Обычно на них охотятся большими группами с луками и самодельными копьями. охотника. Не сможешь встать! Хах!

Посмотрев по сторонам и минуту прислушавшись к тишине, а не подслушивают ли, я решил сбросить карты:

— Ты что творишь? Зачем ведешь себя как дебил, разбалтывая о нас? Что хочешь сделать?

— Ив, я удивляюсь тебе. Сам ведёшь свою «скрытую игру». Ничего не сказал остальным о том, что мы являемся пленниками. Это же сразу бросается в глаза! Пообещал отомстить за Жера, то есть убить этих людей. Но не ты, не я, не кто-либо еще из нас не смогут сделать это. Лишить людей жизни, пусть и справедливо, но не всегда правильно. Можешь пока не придумывать свои идеальные планы о мести, ты увидишь, как совершится наша месть. Я постараюсь сделать это, не лишая кого-либо жизни.

— Что? Когда ты стал таким? Ты что, совсем ополоумел? Объясни, что ты твердишь.

Недалеко треснула ветка. Может животное наступило на неё, а может и человек. Рисковать мы не стали. Продолжили дальше помывку и простой разговор.

— Тебе что и вправду понравилась эта девушка? Ты же с ней долго не пробудешь. Я то тебя знаю! Носит от одной любимой к другой, разбивая каждой сердце. А если такое произойдет с этой пассией, то нам несдобровать. Убьют или бросят нас где-нибудь без вещей. — решил выплеснуть раздражение на Жаке. Он на мои слова не обратил внимания.

— Ив, ты не понимаешь. Она просто совершенство!

— Ты судишь по первому впечатлению? Ну, даешь! Вдруг она окажется злобной убийцей, как и ее друзья. Решит вытянуть с тебя всю информацию, а потом убьет. Не суди человека по первому впечатлению!

Мой друг замолчал. Не знаю, обдумывая мои слова или поняв, что сейчас со мной лучше не общаться. В молчании, я со злостью скреб камнями и тряпкой по прочной миске, поминутно опуская ее в ледяной ручей. Бездна! Достало все! Вдруг со стороны поляны начал раздаваться какой-то шум. Прислушавшись, различил множество людских голосов и скрип нагруженных телег. Кто-то приехал? Неужели купцы? Обычно они с таким же шумом приезжали в нашу деревню.

— Кто-то приехал. — в пустоту сказал Жак, заканчивая помывку. Домыв последнюю миску, я положил её в мешок и с хрустом встал, разминая уставшую спину. Направился в сторону костра. Жак пошел следом. Шли в тишине, прислушиваясь к раздававшимся крикам и топотом. Он, наверное, понимал моё настроение. В лагере народу прибавилось. Множество людей мельтешили по всей поляне, разжигая костры, кормя лошадей, вытаскивая с повозок нужные предметы: котелки, сумки и так далее. Собираются на ночевку. Кстати, повозок было примерно шестнадцать. Просто взглянув на них, было понятно, кто присоединился к нам. Купеческий обоз с охраной. Пройдя сквозь поляну с тяжеловатым мешком посуды и иногда сталкиваясь с новоприбывшими, отчего в мою честь летели оскорбительные слова, мы подошли к нашему костру. Вокруг него сидели только Лясь и Дор, а остальные куда-то подевались. Даже в повозке их не было.

— А где Хар и попутчики? — недоуменно спросил я, обращаясь к Доросу. За него ответил Лясь:

— Пошёл в кусты. Говорит, что живот прихватило. Хотя, я так не думаю.

— Пойду-ка я тоже в кусты. Что-то от этого разговора реально захотелось. — вступил в разговор Жак. На его реплику Дор и Лясь заулыбались, но не я. Скинув мешок на землю, он побежал к окраине поляны.

— Смотри в темноте ни на кого не насри! — крикнул ему вдогонку Лясь, весело улыбаясь. Я представил Жака в этой ситуации и не смог не засмеяться. Правильно отец говорит: «Скуку, отчаяние, ненависть, злость скрыть можно, а смех невозможно».

— Вы точно уверены, что нам надо ехать в Нордон? Хоть это и центр баронства, но там у нас родственников нету. Где мы будем жить? На улице? — после нескольких минут молчания спросил я у друзей, не рассчитывая на ответ. Честно говоря, я начал сомневаться о том, что правильно ли поступил, подтолкнув друзей к решению ехать в Нордон с этими людьми. Можно попытаться сбежать. Сейчас для этого есть прекрасная возможность. Как говорят: «Попытка не пытка».

— В Горунде нам теперь делать нечего. Там же сестра Жера. Жер погиб, а она нас не знает. А так, хотя бы на замок барона посмотрим и на столицу баронства. — ответил Лясь. Дорос кивнул, соглашаясь с ним.

Прервав наш разговор, пришел мрачный Нугор. Сказав нам ложиться спать, а то завтра рано уезжаем, он скрылся на поляне среди костров. Мне спать не хотелось. Не зная, чем себя занять, пошёл гулять среди приезжих людей, предварительно попросив друзей ложиться без меня. Проходя возле третьего по счету костра, меня неожиданно схватили за руку, громко приглашая, присоединится к повидавшим свет наёмникам. Мол, послушаешь мудрые истории, поймешь ценность жизни. Было скучно, так что сев к ним, несказанно обрадовался угощениям, которые мне давали. Промелькнула мысль, что надо позвать друзей. Но отказался от неё решив, что они уже наверное спят. За костром было весело. Рассказывались смешные байки из жизни этих людей, пили пиво. Каждый норовил рассказать собственную историю или подловить кого-нибудь на вранье. Травили шутки про эльфов, огров, королей, ниртов «Самая древняя раса, когда-либо существовавшая на планете», — так говорят все люди, но мало кто видел хоть одного представителя этой расы. Дед говорил, что они ни на что не похожи. Каждый из этой расы имеет свою, уникальную форму. Только вот что это значит? и так далее. Со мной дружелюбно обращались, подливали пиво в кружку. Так, пьяный, я и не заметил, как заснул.

* * *

Приезд обоза был для Кера сюрпризом. Сначала, купцы на правах старших, хотели выгнать Кера со стоянки, но узнав с кем, имеют дело, быстро сменили гнев на милость. Купцы пригласили Кера с его друзьями, присоединиться к их костру, дабы отметить столь радостную встречу с членами столь знаменитой гильдии «Серохвост». Кер, сначала хотел было отказаться от предложения, но вспомнив, что давно не слушал новые слухи, целых два дня, принял его. Команда увязалась с ним. За купеческим костром щедро лилось вино, обсуждались новые вести, гулявшие по стране и баронству. На востоке от страны началась новая война с эльфами. Гильдии магов в войне официально приняли нейтралитет, сославшись на свою независимость от страны. Даже если страна падёт, гильдиям магов ничто не будет угрожать, из-за гремевшей о них славе по всему миру. Новый король Хороса — Горан V, взойдя на престол, начал войну со всеми нелюдями, мечтая, чтобы только люди могли существовать на континенте. У него даже были сторонники. Некоторые бароны, сочтя короля безумным, решили обмануть его, прислав на место своих войск, собранных с деревень крестьян. А на западе людская страна Рескон, стягивает свои силы к границе с Хоросом. Баронство Нольтского находится на западной границе Хороса, так что Рескон и баронство разделял только воинский гарнизон. Разные слухи ходят по стране насчет стягивания войск Рескона. Одни говорят, что эта страна хочет нам помочь в войне с эльфами. Другие, что скоро начнётся война с ней.

Новости оказались впечатляющими. Узнав, что хотел, а на это ушло несколько часов, они попрощались с купцами и пошли спать. Широ, проходя между кострами, наткнулся взглядом на спящего Ивира. Вздохнув, он поднял его и понёс к парням. Друзья Ивира уже спали, поэтому он его положил на одеяло и улёгся недалеко от них, сначала проверив, как вынимается кинжал. Про безопасность он не беспокоился, сегодня сторожил Нугор с Тином.

* * *

Мне снилось продолжение того сна. Только, в этот раз волчонок по имени Вак уже вырос, впрочем, как и я. Вак стал огромным умным волком с черно-белой окраской шерсти. Я понимал, что его выкинули из семьи из-за того, что он не был похож на остальных рожденных щенков. Наши судьбы были чем-то похожи, поэтому мы стали настоящими друзьями, о которых я мечтал. Жизнь для меня начала казаться светлее. Вак следовал за мной по лесу, скрывался, когда я проходил через деревню или город. А когда я проходил людей, и вокруг не оставалось никого, он подбегал. Тыкался мордой в меня и ясно давал понять, что соскучился и теперь хочет поиграть. Иногда я бегал наперегонки с Ваком по лесу за каким-нибудь кроликом или другой мелкой живностью. Грел в холодные ночи. Предупреждал об всяких людях, и мы скрывались, чтобы не встретить их.

Мне казалось, что так будет всегда, ведь нам было так хорошо вдвоём. Но всё изменилось в один яркий солнечный день. Тогда ничто не предвещало плохого. Мы с Ваком лежали на поляне, греясь в солнечных лучах солнца. На небе не было ни облачка. Теплый ветер обдувал нас и дарил приятные секунды прохлады. Вот так лежать и слушать пение птиц доставляло такое удовольствие, что я невольно задремал. Во время дрёмы, я услышал предупреждающее рычание Вака. Это означало, что кто-то из людей вышел к нам. Резко распахнув глаза и поднявшись, я увидел одиннадцать человек, стоящих в десяти метрах от меня, с тушей оленя, опасливо смотрящих на Вака.

— Эй, малец! Убери свою собачку, а то худо ей будет. — крикнул стоящий спереди. Я не знал, что делать, только переводил испуганные взгляды с Вака на них. «Нужно сбежать с Ваком от них!», — кричала внутренний голос. Мной завладела нерешительность. Что делать?

— Квох! Да это тёмное отродье! Вон, у него чёрная метка на щеке! — тихо кто-то сказал испуганно. Все люди начали пристально разглядывать меня, разделявшее нас расстояние им не мешало. Кто-то с любопытством, а некоторые со страхом. Командир этого охотничьего отряда, как я сначала подумал, нахмурил лоб, пытаясь что-то обдумать. Потом улыбнулся и сказал своим людям с улыбкой:

— Нам сегодня несказанно везёт ребята! За поимку отродья, нам отвалят тридцать вершов на любом рынке. Я знаю нужного человека, кто заплатит нам в два раза больше. И за шкуру этой собаки может что-нибудь да заплатят, какие-нибудь богачки. Доставайте луки, только в отродье не попадите. Не хочу портить его шкуру. — сказал главный из них.

От этих слов мне стало страшно. От страха я был парализован. Хотя я много не понимал, но знал точно, эти люди хотят причинить мне зло. Три из них достали из-за спины луки со стрелами и злорадно улыбаясь, направили их в сторону Вака. Мой четвероногий друг видел такие оружия в деле, когда охотники нападали на стаи его сородичей. Он сорвался с места, петляя в сторону врагов. Кто был без луков, вооружились большими ножами и сразу уверились в своей победе, но увидев приближающего волка, начали пятиться. В руках дрожало оружие. Из далека то они видели обычного волка, но вот вблизи ВОЛЧИЩЕ!

Лучники выстрелили, не теряя времени. Только две из трех стрел попали в Вака. Он не обращая внимания на стрелы, налетел на главаря шайки разбойников и перегрыз тому горло, получив при этом несколько ударов кинжалом. Из ран полилась ручьями кровь. Вак еще пытался слезть с трупа главаря, когда в него прилетело три стрелы, которые пробив ему спину, убили на месте.

От последнего скулежа Вака, я пришел в себя. Из глаз текли слёзы. У меня был шок от происходящего. На подгибающихся ногах подошел к бездыханному телу своего единственного друга и не веря в его смерть начал трясти, зовя проснуться. Оставшиеся десять человек, увидев такую картину, начали победно друг другу улыбаться, подбадривая себя репликами в адрес тупой собаки, которая прихватила за собой их любимого главаря. Один из них вздернул меня за длинные волосы, подойдя гордой походкой, и выплюнул:

— С тобой отродье будет так же как с собакой, если не будешь нас слушаться! Ты теперь наш раб! Так что ты должен быть благодарен за оказанную честь. Правда, долго ты не проживёшь, но не волнуйся, свои последние минуты запомнишь навсегда. Ха, ха, ха. — с ним и остальные заржали.

Услышав его слова, во мне на место отчаяния и страха, пришло чувство все уничтожающего злости. Лицо моё перекосило от бешенства. Человек, который держал меня, резко побледнел, выпустил мои волосы из своих рук и попятился от меня, с выражением ужаса на лице.

— Глук, ты чего ползёшь? Ты че, обгадился? — посмеялся, другой мужик с луком, над пятившимся в страхе мужиком.

— У него метка исчезает! Убейте его скорей! — заорал Глук. Все резко перестали ржать и посмотрели в лицо неподвижно стоящего тринадцатилетнего ребёнка. Да. Глук был прав, прямо на их глазах запечатывающая силы метка у улыбающегося сквозь слёзы ребёнка обратилась полностью в пыль. Не теряя времени двое из лучников, сразу выпустили стрелы в паренька. Только стеры попали не в парня, а в появившегося на траектории стрел покойного главаря. Шайка запаниковала, видя восставшего Квоха. Главный в целом был похож на живого, если не считать перекусанного горла. Глаза, тело все двигалось в том же мастерстве, которые члены банды привыкли наблюдать при убийстве людей. Им стало страшно, а еще страшнее, когда увидели с бывшим главарём добитого им же волка. Завоняло испражнениями. Те, кто минуту назад смеялись над Глуком, сами обгадились в штаны. Резня началась с воплем Глока. Он заорал, и кинулся было в лес, но метательный нож мертвеца пробил его горло насквозь. Лучники дрожа, начали стрелять в своего бывшего командира, а остальные пять, жутко пахнущих человек, кинулись в лес, пытаясь спастись бегством. Ускользая от стрел, погибший Квох убил всех лучников, орудуя мастерски своим кинжалом, а убегавших догнал и загрыз Вак. В живых никого не осталось, кроме меня. Когда всё закончилось, Вак приполз ко мне, заглядывая в глаза и пытаясь скулить. Раньше это выглядело умильно, но сейчас со стрелами в теле и кровавой пастью вызывала жуть. По телу прошелся мороз. Я думал, что сейчас меня тоже убьёт мой бывший друг, но Вак только коснулся своим кровавым носом моей опущенной ладони, оставив кровавый след. Подошедший Квох похлопал меня по плечу, привлекая моё внимание. Подняв голову, я от страха сел на землю. Было жутко. Вак и Квох выглядели страшно. Я чуть в обморок не упал, если бы не несильный удар по щеке от Квоха. Поняв, что я в себе, он кивнул и достал из сумки лист пергамента. Нарисовав там какие-то закорючки, он протянул лист мне. Сильно дрожащей рукой я взял его, при этом чуть не выронив. Разглядывал закорючки, сам лист и землю под собой. Что этот мёртвый человек хочет со мной сделать? Тоже убить? Поникшим голосом, я сказал:

— Я не знаю, что здесь. Какие-то рисунки?

Квох печально покачал головой. Из его разорванной шеи выпали какие-то куски. Я обрыгался от этого зрелища. Потом в моей голове неожиданно раздался его голос. Мертвый, как и само тело.

— «СЛЫШИШЬ?» — я сразу на него уставился. Он, поняв по моему выражению лица, что был услышан, начал говорить в моей голове:

— «Разреши мне съесть людей, хозяин» — были его слова.

— Почему я хозяин? Я не знаю, что произошло! — ошарашено сказал я. Меня можно понять. Сначала нападение, смерть Вака, гнев на людей, воскрешение волка и убитого врага, жуткая смерть всех врагов. Теперь же непонятно что происходит.

— «Несколько лет назад я нашел в ограбленном обозе древний свиток с историями. Помню, там говорилось о тёмных магах, или некромантов, способных воскрешать тело и разум живых существ. После того как альянс светлых сил их уничтожил, людям, рождающимся с этой силой, светлые маги ставят клеймо, дабы запечатать их мерзкую силу. Если клеймо спадёт, отряд магов отправляется на поиски чудища, то есть тебя, чтобы очистить мир от скверны. Тебя сожгут в священном огне, который ничего не оставляет, даже душу», — пронеслось в голове.

— «Ещё было, что при падении клейма, тёмная сила вырывается из отродья, поднимая усопших вокруг мага. Вдохнув жизнь в мёртвые тела, магия постепенно уничтожает поднятого до тех пор, пока маг её не возьмёт под контроль. Значит, ты можешь освободить меня, хозяин… Меня раньше звали Квох Ернский» — словно подумав, дополнил мертвец.

Я был в шоке от происходящего. Не собравшись с мыслями, про себя сказал «Отпускаю тебя Квох Ернский». И через миг, тело Квоха упало к моим ногам.

Получилось! Но что делать мне дальше? — только и успел подумать, как проснулся.

«Что за странные сны! Может, я схожу с ума?!» — вспоминая сон, заметил я. Открыв глаза, увидел Дороса трясущего меня за плечо.

— Чего тебе?! Дай поспать! — вяло проговорил я, отворачиваясь. Закрыв глаза, начал придумывать продолжение приснившейся истории. Воображать. Так-с вот мертвец падает, и я перевожу взгляд на страшного волка, монстра. Протягиваю руку и…. А чёрт! От представления меня отвлекает охеревший Дорос. С криком: «Поднимайся засоня», — он больно ударил мне по голове, аж в ушах раздался звон. Вот это уже слишком! Прорычав нелестные слова в его адрес, рывком поднялся и увидев его ехидную рожу, набросился. Хотел избить, выплеснуть всё раздражение и злость. Но… был остановлен ловким броском через бедро.

Дыхание перехватило. Все чувства на миг исчезли. Очень холодная земля и небо. Облака… они так прекрасны. Величественные, словно время их не заботит, летят куда-то. Моё дыхание поднималось к ним, рассеиваясь туманом.

— Эй! Я тебя не сильно, а? Ну ты прости, в следующий раз не буду так тебя обижать. — закрыв небо, показалась его озабоченная рожа. — Вставай страдалец! Ты проспал дольше нас! Вчера пил, а нас не позвал. Нехорошо… Это тебе за такую подставу. Иди, доедай то, что осталось и в дорогу. Остальные уже встали и готовятся в путь. — проворчал Дор, помогая подняться. Эх, холодрыга! Даже птиц не слышно, значит ранее утро. Подышав на руки, разогревая, взял у друга фляжку.

— Что же раньше не разбудил? — оглядываясь, спросил я. Почти все люди из обоза спали возле еле горевших костров, кроме дозоров. Сделав глоток, ощутил резкий, кислый вкус травы. Вырвало.

— Широ сказал тебя не будить. И флягу он тебе просил передать. Ух, как тебя вывернуло. Даже представить боюсь что там за настой… Идём, а не то опоздаешь и отправимся без тебя. Хех, вот потеха то будет. — с сочувствием сказал Дорос. Взяв меня под руку, он помог дойти до костра и усесться. Там уже со скучающим видом сидели Жак, Ерофа и Кер. Последний так и лучился недовольством.

— Из-за тебя мы опаздываем. Скорее ешь и мой за собой. — сухо сказал он.

Я взял протянутую Жаком миску. Каша уже остыла. Вяло, не чувствуя вкуса, съел всё. Не наелся, но что поделать. Когда мыл свою миску, сильно замёрз из-за ледяной воды. Руки дрожали, весь покрылся мурашками. Идя назад и отогревая обморозившиеся ладони, увидел, что обозники встают и разжигали костры. На меня они почти не обращали внимания. Все были поглощены своими заботами. Некоторые кричали на своих нерадивых подчиненных.

Наш костёр был уже потушен. «Попутчики» завершали надевание сбруи Конская упряжь, предметы и принадлежности для запряжки, седлания и управления лошадьми. В неё входят: седло, удила, уздечка и тому подобное. на лошадей.

— Забирайся к остальным. Отъезжаем! — крикнул на своей лошади Широ, кивая на повозку. Послушавшись его, я кинул чистую миску в мешок и закутался в тряпья. Здесь лежали остальные, да ещё Ерофа и Тин. Лясь спал, Жак пытался подружиться с Ерофой, игнорируя Тина. Вскоре, после крика Кера, повозка тронулась с места. Я, как и остальные, сидел, прислонившись к стенке повозки, и наблюдал за попытками Жака. Интересно, что с ним стало? Раньше он не был таким «хитроумным», а сейчас прямо другой человек! Может та «птица» изменила его? Или он всегда был таким? Я просто обязан найти ответ!

— Ивир, спишь? — спросил тихо Харук, боясь разбудить спящего Ляся.

— При такой тряски уснешь тут. — пробурчал я.

В ответ Хар только посмеялся:

— Ну не знаю. Лясь же дрыхнет.

— Ему дали зелье. — вклинился в разговор Дорос, скидывая с себя одеяло.

Разговор на время затих. Случилась остановка, после которой Тин и Широ поменялись местами.

— Вот что я хочу у тебя спросить. Что будем делать, когда приедем в Нордон? — спросил Харук. В ответ ему была лишь молчание. Даже я не мог предположить наше приблизительное будущее! Родственников или знакомых у нас в Нордоне нет. Цен в городе не знаем. Будем бродягами, поберушками? Нет, такая жизнь не по мне.

Неожиданно, разорвав затянувшееся молчание, предложил свою помощь Широ:

— Могу предложить свою помощь. У меня есть друг, начальник стражи Нордона. Он может помочь вам найти работу. Скажем, будете в замке прислугой. Но на это нужно время. Если вы согласны, можете погостить у нас, пока я с ним не поговорю.

— Какой подвох? — опередил меня с вопросом Дор. Обычно при таких щедрых предложениях, всегда есть в чем-то подвох или даже несколько.

— Никакого подвоха! Я предлагаю помощь от всего сердца! Вы думаете, я что-то замыслил? — пылко возразил Широ.

Я даже не сомневаюсь, что он и вправду «что-то замыслил». Правда, деваться некуда, придется соглашаться.

А Широ думал примерно так: «Ну, подвох был, правда, маленький. Если верить магу, когда один из парней умрёт, то его команде будет худо. А так, ребята будут под присмотром и в случае чего, не пропадут из города».

— Согласны. — ответили хором мы. Да. Мы были рады предложению Широ, не на улице же нам жить.

Оглавление

Обращение к пользователям