Глава 4. Побег из города

В этот день гильдия Серохвостов готовилась к побегу из оцеплённого города. В этом ей очень помогал старый подземный ход, ведущий в Сирнийский лес Самый опасный лес в Хоросе. В нем обитают разные опаснейшие чудовища, из-за которых сгинуло множество людей и искателей приключений, забредших в этот лес. Некоторые маги говорят, что он обладает разумом, но никто не верит… Историю этого хода никто не знает, но Зир, покопавшись в старых книгах, понял только одно — этот ход считается проклятым или по крайне мере точно связан с темной магией.

Когда Зир был еще обычным наемником своей гильдии, старый глава приказал прочесать этот ход вдоль и поперек, двадцатью лучшим людям, в число которых входил и Зир. Поплутав в нем несколько дней и найдя только один выход, они вернулись обратно, в результате не досчитавшись восьми человек, от которых не осталось и следа. Они сгинули.

После того, как Зир стал главой, ход был заделан и забыт. Но, видимо, придется им воспользоваться, как единственным шансом на спасение.

Зир, немного подумав, созвал к себе всех серохвостов и выдвинул идею спастись этим ходом, взяв с собой ценных и нужных гильдии людей, а также «кто как думает на свое усмотрение». Но было одно условие — все должно происходить в жестокой тайне, то есть спасаемым ничего не нужно знать. Идея была единогласно поддержана и сразу же начата.

Были собранны группы отвечающие за что-либо важное. Например, за продукты питания, теплую одежду и так далее… Зир даже подготовил план по выживанию в опасном лесу. А о собираемых группах он даже не думал. Мол, Широ разобьет всех людей на отряды и назначит ответственных за них, а потом каждый из этих отрядов будет идти друг за другом в проходе. А уже на месте прибытия будет развернут лагерь…

Глава гильдии беспокоился об одном. О так называемом законе подлости. Этот закон возникал совершенно неожиданно, когда его не ждешь. Зир даже слышал, что закон подлости был создан Сифирусом Сифириус — бог путников и обмана. У эльфов он также считается богом, который дает выбор на разветвлении судьбы. в противопоставлении удаче, для равновесия.

Подойдя к окну, он горько усмехнулся.

На улицах собирались толпы напуганных горожан, которые хотели открыть ворота захватчикам.

— Глупцы. — тихо произнес он, наблюдая как те ринулись в сторону ворот. — Жаль из-за таких людей сжигать свою гильдию.

Это было частью плана. Когда все покинут здание, оно дотла сгорит, во избежание каких-либо проклятий или преследования. Горящая гильдия рухнет, скрыв под собой темный ход.

Зир не жалел о принятом решении.

* * *

Сегодня в гильдии была суета.

Множество людей приходило к нам в поисках защиты. Все они были напуганы. Дрожали, плакали и молились богам.

Из разных уголков то и дело было слышно про армию, осадившую Нордон, в которой еще есть маги. А эти маги обещали сохранять нейтралитет!

Вы, наверное, спросите: почему люди приходили к «нам»? Ответ прост: я с друзьями уже несколько дней являлся членом этой «замечательной» гильдии! На этом буквально настоял Широ. Он пришел ко мне и друзьям и поставил ультиматум: или мы остаемся в гильдии в качестве серохвостов, или проваливаем в город, раненные и усталые. Точнее в тот момент я был раненным, а друзья уставшими от тяжелых допросов, которые проводили «взрослые».

После согласия нам выдали по кулону, который был изображен в виде искусного хвоста, сворачивающимся так, что был позож на косу. Чуть не забыл, нас заставили капнуть на него своей кровью.

Сразу после вступления Дорос потребовал, чтобы нам рассказали, где Харук, так как оного в гильдии не наблюдалось.

На что Широ туманно ответил:

— Он уехал учиться вместе с Хином и Тином на пустяковое задание. Можете не беспокоиться, он под надежной защитой.

Когда мне разрешили встать с постели, я целыми часами бродил по гильдии, заглядывая в открытые комнаты и натыкаясь на недружелюбные взгляды коренных серохвостов. Их отношение можно выразить так: «ходите, то ходите, а к нам и близко не суйтесь. Не нужны вы нам!».

Рана у меня понемногу заживала. Боли с каждым днем становилось все меньше и меньше, да и головокружения быстрее проходили, чем обычно. Мне даже подарили тот кинжал, которым Шана хотела убить. Правда, он не светился как тогда, а был обычной наточенной железякой. Я его повесил себе на пояс, раздобыв для него нечто вроде чехла. Он олицетворял собой тонкую грань между жизнью и смертью. Ведь кинжал вполне мог бы убить меня, если бы не милость богов.

Вернемся к насущному.

Сейчас я стоял на лестнице и наблюдал, как серохвосты отводят людей в большой главный зал. Стоял я не один, а с Доросом и Лясем, которые считали, сколько людей всего пришло. По их подсчетам всего было около трех сотен.

Глядя на все входивших в двери гильдии людей, я чувствовал нечто надвигающееся. Это нельзя описать, но уверяю, оно было.

— Эй! Идите за мной! — окликнул нас Широ.

Пошли за ним в столовую. Перед её дверьми нас встретил пост и пропустил, наглухо закрывая за нами двери.

Я оглядел когда-то чистую добротную столовую, а ныне бардак. Столы теперь были свалены под окнами в кучу, а освободившиеся пространство, то есть пол, бодро ломали топорами шестеро крепких мужиков. Создавалось впечатление, что они ищут там клад.

За ними наблюдали Зир и Жак с Ерофой.

— Кхм, Широ, а что вообще происходит? — поинтересовался я.

Вояка лишь дернув плечом, ответил:

— Там проход и мы по нему уйдем.

— Уйдем? Куда? — разом последовали вопросы, на которые Широ не обратил внимание.

Он лишь подошел к главе гильдии и что-то прошептал тому на ухо. Зир кивнул, и воин вышел, оставив нас одних с этими людьми.

— А вы что-нибудь знаете о происходящем? — подошел я с друзьями к «любовной» паре.

— Скоро город будет захвачен. Чтобы не пострадала гильдия, дядя решил всех спасти. Мне так сказал отец. — тихо прошептала Ерофа.

Принимая сказанное, я хмуро кивнул.

Понятно, что на город нападут, но захвачен? С чего бы это Кер так решил?! Жаль нельзя выйти на улицу, так бы хоть что-то удалось прояснить.

Когда пол был разобран, пред нами предстал ступенчатый спуск, плавно уходящий под землю, образуя нечто вроде тоннеля.

По телу пробежали мурашки.

Оттуда веяло потусторонним. В столовой наступила тишина, при которой было слышно, как из этого прохода раздается нечто вроде громкого дыхания, издаваемого огромным монстром. Монстром из сказок, рассказанных мне в детстве дедом. Но, возможно, это от волнения так воображение разыгралось, и на самом деле там гуляет ветер, порождая такой необычный шум.

В молчании, все разглядывали этот ход, а в особенности сгустившуюся в нем тьму.

Через пару минут раздался голос Зира:

— Что застыли? Быстрее собирайтесь! Время не ждет!

— И мы туда пойдем?! — отошла от потрясения Ерофа.

Она выглядела бледной, как впрочем, и остальные. У меня почему-то начали трястись руки, да и голова кружиться.

Дрожащей рукой я схватился за кинжал и так держал его, пока приступ страха не прошел. Да, Шана мне оставила чудный подарок на память о себе.

— Если жить хотите, побежите. — уверенный в своих словах, махнул рукой Зир. — Мы идем замыкающими, так что собирайтесь с духом и сходите в туалет, а то там очень страшно.

Через несколько минут в столовую пришли Широ и Кер. С ними были вооруженные серохвосты и мирные жители, которые то и дело неуверенно посматривали на проход.

Согильдийцы проверив на себе и друг друге вооружение, глотнули чего-то из пройденной по рукам фляжке, обнажили оружие и спустились, напоследок сложив руку в молитвенном жесте: левой рукой закрыли себе глаза. За бравыми воинами последовали мирные жители города. Видно было по лицам женщин и детей, что не очень-то хочется идти им туда, в зев прохода, но деваться было не куда. Или погибнуть во время штурма, или стать рабами врагов, или сгинуть в зеве тоннеля — вот какие выборы стояли для них. Так что они со слезами на глазах спускались в тоннель, стараясь держаться поближе к уверенным на вид мужчинам.

Когда последние горожане скрылись, Зир приказал одному из мужиков что-то поджигать и, позвав нас за собой, пошел по ступеням в проход. Оглядев убранство столовой, последовали за ним.

Первое, на что я обратил внимание, когда спустился в тоннель, было отсутствие каких-либо углов. Он шел плавно, ни куда резко не поворачивая, и еще: никаких стен или потолка здесь не было. Все было единым целым! Складывалось впечатление, будто мы идем внутри огромной закаменевшей змеи.

Первое время было темно. Тьму даже не разгонял свет факелов. И я уж подумал, что она живая и попросту насмехается над нами, как все стало различимым. Просто глаза привыкли к темноте. Даже стал видимым какой-то единый рисунок, покрывающий весь тоннель. Не знаю, на что он был похож, но заставлял голову кружиться. Это точно.

— Здесь иногда пропадали люди, отправленные по ту сторону. Поэтому мы его и закрыли. — разорвал тишину Зир.

Я удивился. Ну, никак не ожидал от него разговоров! Думал, сейчас пройдем под звуки носящегося здесь эха и треска камней.

— Здесь, что живут демоны? Или другие существа? — подал голос Жак, покрепче зажимая руку Ерофы. Они шли, держась за руки.

Глава серохвостов лишь загадочно ответил:

— Никто не знает.

В молчании, разглядывая странные рисунки, да с беспокойством поглядывая то вперед, то назад, мы вышли к огромной пещере, где, наверное, жили раньше драконы.

Пещера была немного освещена лучами солнца, проходящими сквозь отверстие высоко в потолке, поэтому удалось в некоторой степени её разглядеть. На потолке висели какие-то камни или кристаллы, разной формы, которые только своим видом подчеркивали величие этого места. Воздух был холодный и влажный. Наверное, тут протекает ручей, хотя его не слышно.

У пещеры этой был выход на масштабную поляну. Эта поляна поражала обилием цветов, росших на ней. Сразу видно было, что природа здесь девственно чиста. «Ковер» из цветов окружал плотный лес.

Всё это подтверждало мою только что придуманную теорию о гнезде драконов. Если это так, то возникает странный вопрос: «Кто прорыл этот туннель прямиком в Нордон?».

— Разбивайте лагерь на поляне! — громко крикнул Зир, а потом сказал:

— Рисса и Широ — возьмите с десяток людей и обследуйте лес. На рожон не соваться! Это Сирнийский лес! Что-то заметили — сразу ко мне! Понятно? Идите.

Лагерь начал развертываться. Ставились палатки, женщины разжигали костры и начинали готовку. Дети носили хворост, а мужчины рубили деревья для шалашей.

Я с друзьями таскал срубленные деревья на поляну. Это было жутко тяжело! Без перерыва таскать эти огромные махины, хоть и разрубленные на части!

Так мы проработали до заката солнца.

Усталые, сидели на поваленных деревьях, и обессилено вели примерно такой разговор:

— Ивир, ты знаешь, что случилось Шаной? — прямо в глаза посмотрел Дорос.

— Нет. Я от Денериса слышал, что она умерла. Это правда?

— Ты не представляешь, как! Это было ужасно! Только один её вид в дрожь бросал! — следил за моей реакцией Лясь.

— Ну, так ей и надо. Заслужила. — пожал я плечами.

— Это случайно не ты сделал? — понизил голос Жак.

На его вопрос я удивился.

Как это я? Мои друзья подозревают, что Шану я убил?! Да они надо мной смеются!

Рука невольно потянулась к кинжалу. Остро захотелось снять с него «ножны» и взять в руку, разглядывая его острие.

Нет, намерения убить им друзей у меня не было. Просто очень сильно захотелось посмотреть на изогнутое лезвие, которое было «во мне».

— Идите к костру! — позвал Широ, невольно прерывая отстраненность.

Встряхнувшись, взглянул на с опаской наблюдающих за мной друзей. Несомненно — они заметили мой порыв.

Встав и почувствовав слабость во всем теле, я, не обращая на друзей внимания, направился к костру Широ.

Усталый из-за жуткого леса воин наложил из котелка мне кашу. Когда я уже доедал порцию, подошли молчаливые друзья. Никто из них даже, словом со мной не обмолвился.

На полный живот меня потянуло спать, так что, по-быстрому ополоснув посуду, я забрался в одеяла и мгновенно заснул.

* * *

А снилось на этот раз, что я путешествую с тем парнем.

Со дня знакомства прошло уже где-то с неделю.

Нердин был странный. Хоть и знал о моем даре, но вел себя со мной, как с обычным человеком. Всегда помогал, общался на разные темы, интересовался мною и Ваком. Иногда рассказывал о своей жизни и гильдии, отчего я постепенно начал ему доверять.

Однажды, мы с Нердином направились в какой-то город.

Ему нужно было туда передать послание от своего наставника какому-то кузнецу. И идя по проселочной дороге, нарвались на патрулирующий дорогу патруль.

Мы их увидели еще с далека, когда они скакали нам на встречу. Мы шли себе спокойной походкой, не обращая никакого внимания на их приближение. Но когда патрулю уже оставалось метров двадцать до нас, Нердин вдруг остановился и сказал мне:

— Не вмешивайтесь. Я сам с ними разберусь, даже если они нападут.

Патруль доскакал и взял нас в кольцо, кружа на больших мощных, постоянно фыркающих конях. Пять человек облаченных в грязные доспехи, цепким взглядом шарили по нашей одежде. Соврал. Шарили они только в основном по Нердину и Ваку, а не по мне. Их взгляды были понятны, у Нердина виднелся на поясе большой кошель и охотничьи ножи, а громадный волк выглядел опасным. А на меня они внимания не обращали, так как я был одет в великоватую одежду моего спутника и поэтому выглядел убого. Думали, что не представляю никакой им угрозы.

— Кто такие? — грозно спросил рыжий мужик, воинственно выпучив грудь.

Был он большой. Не то чтобы мускулистый, а скорее толстый.

По взглядам остальных бросаемым на говорящего, можно было понять, что этот жирдяй здесь главный.

— Мы мирные путники, господин. Идем из деревни Разниг к тёте. — бесстыдно соврал Нердин.

Надо сказать, что невозможно было определить, когда он врет или говорит правду. Я думаю, это из-за того, что он является магом разума.

Рыжий с важным видом покивал, а остальные его сослуживцы смачно плюнули.

Главный сказал:

— Платите два кира и можете идти. — и словно бы в оправдание добавил, — Тяжела наша служба нынче.

Ничто не предвещало беды. Все было спокойно и мирно. Нердин кивнул и достал деньги. И когда он протягивал монеты рыжему, один из патрульных, что-то надумав, неожиданно кинул в Вака длинный нож. Видимо, решил убить собаку бедных крестьян и продать необычную шкуру. Но ожидания его не оправдались. Нож был пойман и перекушен, как обычная кость на глазах у изумившихся мужиков. Нападать Вак не стал, послушно ожидая моего разрешения.

Нердин отреагировал быстро. Подняв раскрытую ладонь вверх, громко сказал «Хадин», и после этих слов люди потеряли сознание. Двое упали с лошадей, разбив лицо и голову, а остальные удачно завалились на своих коней.

Потом мы пошли дальше, не тронув никого.

До самого города Нердин обучал меня примененному заклинанию. Оно было из школы разума и могло использоваться только для выведения цели из сознания. И все. Опишу принцип этого заклинания: представляешь лица целей и то, как они теряют сознание, а потом произносишь слово силы. И представленные люди падают на землю, засыпая на пару часов.

Когда мы прибыли к воротам города, я проснулся.

* * *

«Да что за сны! Такие реальные, словно все происходит на самом деле! Что же со мной творится?!», — были первые мысли после пробуждения.

Открыв глаза, долгое время смотрел на ночное звездное небо и слушал треск костра и завывание в лесу неизвестных животных.

«Хочу, чтобы все изменилось», — неясно пожелал я, заметив падающую звезду. Честно скажу, через мгновение осознал, что загадал какую-то чепуху.

Так бы и смотрел на прекрасное звездное полотно, если бы не грустный вздох. Чтобы посмотреть, кто это вздохнул, повернул голову и увидел Широ, сидящего за горящим костром. С задумчивым взглядом он смотрел в пламя костра и машинально подкидывал дрова. Выглядел он измученным. Шестым чувством я понимал, что ему не даёт покоя важный вопрос, от которого зависела судьба лагеря. И вот, усталый воин пытался найти ответ в пляшущем пламени костра.

— Ты хотя бы спал? — поинтересовался я со своего места.

Широ не ответил. Он все также сидел, завороженный пламенем.

— Широо. — позвал я.

И ура! Оторвав взгляд от огня, он, быстро моргая, взглянул на меня.

— Ты спал-то? — повторил я свой вопрос.

— Нет. Не спится что-то. Бессонница.

С сожалением сбросив теплое одеяло с себя, сел напротив него.

Ух, какая холодная ночь! Надо было оставаться в теплоте.

Осмотрелся. У других отрядов костры почти не горели. Все спали, не заботясь о поддержании костра. Городских жителей можно понять: им приходится еще тяжелее, чем нам. Сначала кровопролитный бунт, потом изнурительная осада и побег по жуткому проходу в опаснейший лес. И сейчас пади они задаются вопросом: что же стало с их родным городом, с Нордоном? Живы ли друзья, брошенные там?

Кстати о друзьях. Мои дрыхли крепким сном, не обращая внимания на летающих вблизи комаров и звуки живого мира. Укрывшись в одеяла с головой, спали, иногда похрапывая.

После сна я понял, что не держу на них обиды или злости. Может быть, окажись я на их месте, повел бы себя точно также. «Надо с ними помериться», — твердо решил я.

— Что тебя гложет? Скажи! Авось помогу.

Широ лишь криво улыбнулся:

— С этим ты мне никак не поможешь. Это дела взрослых.

— Ну, ты хотя бы скажи, с чем это связано.

— С недавним собранием по поводу дальнейших действий.

Он подкинул ветку в костер. Пламя радостно накинулось на нее. Вверх полетели искры.

Молчание. Лишь треск костра.

Каждый из нас думал о своем. Я о своих необычных снах, а Широ не знаю.

Странно то, что мои сны выглядят настолько реалистичными, что даже не верится в их нереальность! Абсолютно все: поведения людей, ситуации, наконец, сам мир — доказывало, что я во снах живу другим человеком! Еще было необычным — я эти сны не забыл! Будто все произошло со мной и отложилось в памяти как воспоминания. До сих пор помнится то упоительное чувство собственного могущества: когда можешь воскрешать мертвых и приказывать им всё, что душе угодно. А ещё верный огромный волк, который в придачу еще и бессмертный! Это всё очень и очень необычно! Такое случается только с магами! А я же ведь не маг?! Нет.

Кхм, а если предположить невозможное? Предположим, будто я маг. Что же тогда? Быть изгоем среди людей?! Нет, такого «счастья» я точно не хочу! Значит, все-таки я не маг. Ура!

— Ты, наверное, не расскажешь, что было там? — повеселев от своих рассуждений, разорвал я молчание.

Дождавшись отрицательной реакции, продолжил:

— Я так и думал. Ладно, иди спать. Я присмотрю за костром, — зевая, — Все равно уже выспался.

Широ посмотрев затуманенным взглядом на меня, устало кивнул и встав с бревнышка, вытащил из своей котомки два толстых одеяла. Одно расстелил на траве, а другим укрылся. И отвернулся от костра. Через несколько минут послышался его храп.

А говорил бессонница! Мигом заснул!

За поддержанием огня и раздумыванием о странностях сна, я встретил рассвет.

Пропали звезды, посветлело небо и прекратились полеты ночных птиц. Да еще рев зверей куда-то подевался.

Не хотел бы я погулять ночью в Сирнийском лесу. Да и днем тоже.

Усталых спящих людей будили серохвосты. Они ходили по лагерю и обливали ледяной водой самых ленивых, или уставших. Смотря с какой стороны посмотреть.

Мои друзья тоже спали и даже не подавали признаков пробуждения. Я уже было хотел их поднять, чтобы им не досталось от «будильников», как к нашему костру подошел Кер.

Разбудив Широ, он отправил его к Зиру, и принялся за спящих. Особенно не церемонясь, он пинками награждал моих друзей, переходя от одного к другому.

— Подъем ослы! Итак дел по горло! — громко орал он, отчего просыпались дети за другими кострами.

— Ээээ… — сонно промычал Жак, когда Кер его пнул.

От следующего пинка мой друг подскочил и с раздражением накинулся на раздражителя.

Сложно назвать начавшееся дракой, скорее это было похоже на избиение ребенка. Кер перехватив руку Жака сделал какое-то движение, которое болезненно вывихнуло руку и не остановившись ударил несколько раз под дых, отчего Жак согнулся и упал к ногам Кера.

Потом я пойму, что Кер не контролировал себя и приду к выводу, что случилось нечто странное, но в данный момент я решил заступиться за избиваемого друга.

Находясь в какой-то прострации, я подскочил к Керу, который продолжал наносить сильные удары по лежачему Жаку, и не задумываясь, ударил тому в район груди. Конечно, Кер заметил меня и перехватил мою руку. Я мгновенно понял, что сейчас со мной произойдет то же самое, что и с Жаком, и поэтому уже приготовился к боли, расслабив руку, как в голове появилась странная идея, как победить врага. Будто кто-то мне подсказывал, что нужно делать. Мгновенно представив, как Кер падает на землю, я прошептал: «Хадин». И…

Очутился в богато обставленной комнате, где присутствовали два человека — мужчина, лет сорока с редкой сединой, и моего возраста девушка, за спиной которой я появился.

Ни сдвинуться, ни пошевелить пальцами ног или рук я не мог. Хотел уже сматериться, как понял — губы меня не слушаются. Мог только смотреть и все.

Что за фигня? Сплю?! Не похоже! Переместился из-за произнесенного слова силы? Возможно. Но как же я хочу обратно!

Их языка я не понимал. Вообще какой-то корявый. Их слова звучат вообще чудно. Но как ни странно — я довольно точно знал, о чем говорит девушка.

Было понятно, что эти люди о чем-то спорили, и, судя по их поведению, довольно долго.

Мужчина устало что-то говорил девушке, но она его, перебивая, начала кричать:

— Нет, папа! Этого никогда не будет! И не нужно мне говорить о том, что мы с ним с самого детства обвенчаны. Ты бы видел, как он относится к слабым людям! Я не буду его невестой или того хуже, женой! — больше всего это походило на истерику, и будь у меня возможность передвигаться, я бы давно убежал от сюда.

Не люблю, когда ссорятся или ругаются люди. Наверное, это из-за детства. Мои родители часто ссорились и вовремя нее, я слышал много плохого, в том числе о себе, и от этого хотелось спрятаться в каком-нибудь углу или сбежать из дома.

— Ты не можешь так поступить! Лиз тут не причем! — продолжала кричать девушка в спину уходящему отцу.

Огромные красивые двухстворчатые двери за ним закрылись, оставив девушку одну.

Она простояла на месте сжимая и разжимая кулаки, а потом видимо что-то решив, повернулась ко мне.

Но лица её мне так и не удалось рассмотреть, так как понял, что уже лежу с открытыми глазами и смотрю в затянутое тучами небо.

Лежал я под теплым одеялом, ощущая, что весь мокрый. Вспотел. В голове промелькнула мысль, что надо бы стянуть одеяло с себя, а то пропотею, но было лень.

Мной завладело одно желание: не двигаясь смотреть на это прекрасные и осознавать, как же они велики по сравнению с людьми.

— А… Проснулся? — разрушил очарование Жак.

Желание любоваться небом исчезло, и я скинув одеяло, встал и ощутил, как по всему телу пробежали мурашки от прохладного ветерка.

Эх…Какое же это наслаждение! Ощущать освежающий ветерок по всему телу.

Улыбнувшись, я взглянул на сидевшего на камне Жака, покусывающего травинку.

— Спасибо, что спас. А то я, наверное, был бы уже мертв. — грустно улыбнулся он.

Хоть что-то из скверного положения удалось получить! Снова подружиться с друзьями! Интересно, что случилось с Кером? Ведь если меня забросило куда-то, то, что с ним стало?!

Жак продолжил:

— И кстати, что случилось? Мужики, которые кинулись помочь усмирить Кера, видели, как вы с ним одновременно упали, когда он тебе собирался сломать руку. Тебя и его пытались разбудить, но ничего не получалось! Ты проснулся, а он пока нет. Что произошло? Это ты сделал?

Проследив за его взглядом, я увидел, как несколько людей заносят бессознательного Керравиуса в пещеру.

Подумывая над ответом для друга, я терялся. Согласитесь, же, как глупо будет звучать ответ: «Понимаешь, мне в последнее время снятся запоминающиеся сны про жизнь человека, обладающего магией. И сегодня я выучил вместе с ним заклинание, которое использовал на Кере.».

Мне же не поверят! А если и поверят, то я стану чужим для друзей и всех остальных. Ведь про магов говорят многое. В особенности то, что они являются детьми богов, поэтому считаются по статусу выше короля и обычных людей. Того, кто тронет или оскорбит мага сразу казнят, не считаясь с потерями. Про людей с магическими способностями сочиняют страшные сказки, для того чтобы обычные люди с самого детства со священным ужасом относились к ним.

А может быть я вовсе не маг? Но тогда как объяснить мои сны и способность к словам силы? И тогда почему мне сейчас снилась ссора отца и дочери? Вопросы, вопросы… Дал бы мне кто-нибудь на них ответ…

— Сам не знаю. Помню, как он схватил мою руку и я потерял сознание… думал, что от боли… — решил играть я под дурочка. Для убедительности поморщил лоб, будто пытаюсь что-нибудь вспомнить. — Нет, ничего не вспоминается.

Мы посидели несколько минут в молчании, дыша воздухом, который обычно бывает перед грозой. Такой освежающий и… в нем чувствовалась сила природы.

— Ладно. Пошли в пещеру, сейчас будет гроза. Хорошо, что ты сейчас проснулся, а то нам бы пришлось и тебя тащить, как Кера. Ах да, вечернюю кормежку ты пропустил, будешь спать голодным. — спрыгнул с камня Жак и с болезненной гримасой схватился за еще болевшую от вывиха руку. Кивнув, что, мол, все нормально, направился под защиту камней. Я за ним.

Люди, уже находящиеся в пещере, были измождены. Здесь прямо-таки царила атмосфера уныния и злобы. Из некоторых уголков было слышно: «Когда все это кончится? Сил нет больше терпеть!». Несколько парней споро перетаскивали оставшиеся вещи на поляне сюда, для сохранения их от сильного ветра. Их я понимал: «Деревянный шалаш — это конечно хорошо, но что будет, если молния ударит по нему? Ведь тогда все сгорит. А в пещеру молния точно не ударит, да и ветер не будет буйствовать тут». Я не понимал другого: «почему большая часть людей оставила свои пожитки в хлиплых шалашах? И даже не делают попыток перенести хоть что-нибудь сюда! Им что, наплевать?».

Костры уже были разожжены, и группы ставили котелки с бульоном или кашей. На нас почти никто не обращал внимания.

Что поделать, ведь здесь мы все равны и в одной ситуации. Многим даже хуже, чем нам. То и дело вспыхивали драки, которые затухали под жестоким давлением серохвостов. Моя первая в жизни гильдия правила здесь, и это не нравилось очень злобным. Но они предпочитали молчать и скрывать свое недовольство. Скверно. Я откуда-то знал, что всё это выльется в конфликт.

Блуждая через группки людей, я пришел за Жаком к костру, который был разожжен возле выхода в проход, из которого мы пришли. Надо сказать, он был единственным здесь. Наверное, никто не хотел находиться вблизи неизвестного.

За ярким пламенем сидели мои друзья и двое незнакомых: парень и девушка. Эти были примерно моего возраста, ну может быть чуть постарше. На фоне моих уставших друзей, те выглядели полными сил и счастливыми.

Как-то странно, да? Быть счастливым в таком положении? Да еще ни капельки не уставшими?!

Сев на свободное место, я оглядел всех.

Не стоит забывать, что все в пещере были грязными, поэтому не стану описывать внешний вид каждого.

Друзья мои осунулись и больше не выглядели жизнерадостными парнями. Уже все вполне ощутили тяжесть вольной жизни. Разглядывая парня и девушку, я испытал дежавю.

Где-то я их уже видел!

Девушка была светловолосой и красивой, даже чем-то притягательной, а парень… Ну рыжий, с веснушками на лице и худощав.

Так разглядывая друг друга, мы просидели несколько минут. Почему-то девушка, оглядев мельком моих друзей, начала пристально смотреть мне в глаза, словно хотела загипнотизировать: «Я в тебя влюбилась, полюби и ты меня». Этот взгляд мне не понравился. Возникло странное чувство. Не волнение, а скорее неприязнь. Конечно, я бы понял, если бы она выбрала Дороса или Жака, ну на худой конец Ляся, но не меня. Я же особо не выделяюсь из друзей! Поэтому рефлекторно сжав Шанин кинжал, к этим двоим отнесся насторожено.

— Ивир, Жак, надеюсь, вы помните Лотика с его сестрой? Кстати, ее зовут Нерой. Ну, Ивир, ты ведь их должен помнить, мы же вместе их выручили… — сказал Лясь, посматривая с затаенным ехидством на Жака.

Он ожидал, что Жак сейчас же начнет охмурять девушку, но увы, ожидания не оправдались. Жак лишь кивнул, в знак того, что услышал и лег спать, с головой укутавшись в одеяло, предварительно пожелав всем хороших снов.

Думаю, это из-за недавнего избиения или любви к Ерофе, а может и того и другого.

Прикинувшись дурачком, я улыбаясь произнес:

— Конечно, помню! Разве тот случай можно забыть?! Кстати, приятно познакомиться. Мы же тогда толком и не познакомились. Надеюсь, у вас больше неприятностей не было?

Жак и Лясь заметив мое поведение, нахмурились, обдумывая, что это все значит. А Дорос зевал, и было видно, как отчаянно он хочет спать, поэтому мысли его уже были направлены на завершение разговора, а не на странное поведение своего друга. Девушка, точнее Нера, продолжала мягко смотреть на меня, словно что-то внушая.

Ответил её брат, Лотик:

— Нет. Спасибо, что помогли нам. Приятно было пообщаться, а теперь нам пора к своим. Пора ложиться спать. — после этих слов он помог подняться сестре, и ведя ее под руку, направился к одному из горящих костров.

— Странные они какие-то… — сказал Лясь, подбрасывая в огонь сухие ветки.

Костер весело затрещал, обдал меня волной тепла. В потолок пещеры поднимались яркие искры от всех горящих костров, со стороны создавая завораживающую картину. Вдруг, на долю секунды, вся пещера осветилась бело-голубым светом, а затем сотряслась от мощного грома.

Заревели дети, но под утешениями взрослых быстро затихли.

Бах! Послышался взрыв в лесу. Завыл ветер.

От всего этого у меня зародилось нехорошие предчувствие на счет грозы.

Похолодало.

Многие люди с испугом смотрели за край пещеры. Кто-то молился, кто-то просто тихо сидел. Дождь лил как из ведра.

Полыхнула молния, и за ней через пару секунд гром. Он был настолько сильный, что с потолка пещеры посыпались камни.

По телу пробежала дрожь.

— Как вода закипит, кинь травы. — поставил над огнем котелок с горячей водой Лясь.

Он был бледен как никогда. Я, наверное, тоже.

От этой грозы такая жуть берёт, аж сердце сковывается в тиски ледяного страха.

— Как они только могут спать? — риторически спросил я вслух, имея в виду Жака и Дороса.

Лясь, лег на свои одеяла и ответил:

— Не знаю, но надо попытаться. Завтра будет тяжелый день. — минуту помолчал, — Ивир, извини нас.

— За что это? — деланно удивился я.

— Ты сам знаешь. Но согласись — Шана странно умерла. И это случилось рядом с тобой.

Подбросив веточку в огонь, я сказал:

— Да понимаю я вас. Сам в некоторой степени виноват. Так что квиты.

— Квиты. — тихо повторил Лясь.

Через несколько минут молчания, послышался его тихий храп.

Уже спит. Кхм, и что мне делать с его чаем? Ладно, разбужу его, когда заварю.

Любуясь танцующими языками пламени костра, я размышлял.

Что же происходит в мире?! Вся жизнь пошла под откос, когда началась эта… Нецензурное слово. война. Сначала побег из деревни, потом встреча наемников, в результате закончившаяся гибелью Жера. Дальше присоединение к этим наемникам в качестве попутчиков, что очень странно… Еще дальше попадание в Нордон и приобретение работы в замке, но результат тоже плачевный. Харук вступил в гильдию и уехал с наставниками куда-то на задание, даже не знаю, что сейчас с ним. А первая любовь к девушке, по имени Шана, тоже закончилась очень плохо: я чуть не погиб от её руки, а она скончалась отчего-то неизвестного.

Да наверное и полюбил я Шану под воздействием подростковых гормонов, так как теперь, все обдумав, больше не чувствую к ней ничего теплого. А может это из-за того, что она хотела меня убить.

После начался в Нордоне мятеж и когда его подавили, случилась новая неприятность: город осадила вражеская армия в придачу с магами и собиралась взять его штурмом, как мы позорно убежали, оставив Новока с Горином на верную гибель… Да еще вроде там остались Денерис с Женером, раз они не пошли с нами.

И вот теперь мы находимся в опаснейшем лесу страны, в какой-то забытой богами пещере… Подозреваю, это тоже выйдет не в мою пользу. Съедят нас чтоли? Или что похуже?

Моя жизнь вообще стала какой-то странной!

Еще сны, показывающие жизнь какого-то Мея! Их смысл я уже давно понял, но боялся самому себе признаться в этом. Да еще теперь оказывается, я владею магией или как говорится в сказках, волшебством! Если подумать, то выглядит все это очень странно. Везде присутствует неизвестное обстоятельство, о котором я ничего не знаю. Словно, кому-то свыше надоело наблюдать за моей спокойной, размеренной жизнью и в качестве сюрприза решил подарить на мое совершеннолетие незабываемые приключения! Только с одним условием: выживу я или нет, зависит только от меня. Боги? Что ж, я верю и знаю, что они существуют. Даже во время великой битвы магов они участвовали в сражениях между собой. Но какое дело богам до меня, простого смертного. Вечные вопросы… Интересно, что происходит сейчас в Помидии? Как там моя семья и Свирь?

За этими размышлениями я не заметил пролетевшее время и кинул в уже закипевшую воду травы. Вскоре, от котелка начало пахнуть напоминающее ромашку.

Когда чай полностью заварился, я налил немного его в деревянную кружку и маленькими глотками выпил, осторожно дуя на него, чтобы не обжечься. Вкуса не было, просто после него мне стало жарко и захотелось спать.

Посмотрев на лежачих друзей, я тихо спросил:

— Спите?

Ответа не было. Значит, они спят, пора и мне.

Почему-то я даже не подумал их разбудить. Наверное, был слишком сонный и из головы это вылетело. В голове мыслей почти не было, я лишь сонно действовал.

С трудом встав, ощутил покалывание в животе и понял, мне срочно надо в туалет. До выхода из пещеры идти далеко, да еще там бушевала гроза, поэтому не долго думая я пошел в проход, надеясь на то, что не уйду слишком далеко.

С каждым шагом пещера все сужалась, пока не образовала темный проход, в котором даже сейчас гулял ветер, образуя звуки громкого дыхания.

— Да черт! — громко подбадривал себя, чтобы избавиться от зарождающегося страха, оглянулся назад.

Множество еле горящих костров призывно манили согреться. Живот закрутило, и я отвернувшись от пещеры, забежал в проход и на ощупь, чуть пройдя, начал облегчаться… Конечно, сам процесс я не буду описывать, скажу только одно — просидел долго. Закончив, пошел обратно, но после первого десятка шагов, зародилось сомнение на счет правильности направления. Ведь прибежал я сюда быстро, а иду уже две минуты, а поворота или огней костра нету.

Что такое? Неужели я заблудился или повернул не туда? Нет, исключено. Я точно помню, как пришел из этой же стороны, повернув один раз, а сейчас идет только прямой проход, без поворотов.

Трогая стену и всматриваясь в темноту, я шел, думая только об одном, как бы вернуться назад.

— Эй, есть кто-нибудь?! — крикнул в темноту, надеясь услышать: «Да. Иди сюда, мы здесь».

Послышалось эхо моего крика.

Неожиданно, я услышал странный шум, похожий на рык, пришедший в ответ эхом.

Показалось?

Сердце усиленно забилось, разгоняя кровь.

Наверное, мне это все чудится от страха перед мыслью, что я здесь буду бродить до конца жизни. Ведь это может просто разыграться воображение.

«Грх», — повторился шум, только уже ближе.

Я как будто чувствовал — пришли за мной! Только не люди, а обитающие здесь существа. Демоны? Не знаю.

Все еще не веря в реальность происходящего, нервно расхохотался.

«Грхр!», — уже совсем близко.

По телу пробежала дрожь. Подавился смехом. Оглянувшись на звук, ничего не увидел. Только непроглядная темнота…

— Поглоти все балрог Известный демон разрушений.! — заорал я во всю глотку.

Даже не оглянувшись на загадочного монстра, сорвался с места.

Лишь бы убежать от неизведанного, не думать ни о чем! Бежать, только бежать!

Если впереди оказывался тупик, я на ощупь поворачивал в свободную сторону. Тот, кто гнался за мной не отставал, но и не догонял.

Сзади послышался отчетливый рык.

Поминутно спотыкаясь и чувствуя нарастающую боль в руках и коленях, я с трудом вставал и бежал вперед. С каждой секундой из меня уходили силы, замедляя бег.

Черт! Почему все несчастья крутятся вокруг меня?! Хочу домой! В спокойную жизнь с сестрами и братом. Полюбить кого-нибудь, даже хоть Халу, и жить мирной жизнью, никогда не уезжая с Помидии… Почему такая жизнь мне не светит?! Может прекратить бороться за жизнь и остановиться? Моя жизнь не стоит и гроша. Так почему бы и не сдаться?

«Гархрд!», — громко взревело прямо за спиной.

Ха, неизвестный злится!

— Хочешь убить?! Так догони, чертова тварь! — прокричал я, зная, что от смерти меня отделяет всего лишь расстояние, сравнимое с метром.

После крика запнулся об большой камень, упав лицом вниз. Даже руки не успел выставить, смягчая падение. На лицо будто вылили ледяную воду. Силы бороться за жизнь ушли. Бессознательные слезы кончились. Я лежал и чувствовал боль во всем теле, ждал, когда Хель заберет в свои объятия. Тот, кто гнался, бездействовал, но я знал по звуку шороху камней, что он рядом со мною.

— Что медлишь?! Добивай меня, тварь! — с хрипотой прерывисто прошептал я.

Существо меня услышало. На затылке почувствовалось нечто вроде сильного обнюхивания. Послышался чавкающий звук, и что-то мокрое стало падать на голову. Задней мыслью я понял, что это слюни, а значит, сейчас что-то будет с моей головой. Возможно, откусят.

Прощайте друзья. Стало смешно… Называется сходил облегчиться. Ха… ха….

* * *

Кер открыл глаза и после недолго лежания, к нему пришли воспоминания о случившимся.

Сквозь зубы выругавшись и скинув с себя меховое одеяло, встал и увидел бессознательных товарищей. Они лежали укрытые теплыми одеялами, с мокрыми тряпками на голове. Сразу видно было, что им приходиться худо, от действия заклятия того мага. Это он понял по последним воспоминаниям.

«Почему я сорвался? Неужели из-за новости Зира, что несколько человек, охранявшие периметр лагеря, исчезли бесследно… Нет. Но тогда почему я избил мальцов, и как вырубился? Заклятие мага? Но почему оно не остановило меня сразу, при первой мысли о причинении вреда им? Ничего не понимаю! Видимо Ерофе и другим досталось от заклятия, из-за моих действий. Когда они придут в себя? Надо поговорить с подопечными о срыве, заодно извинюсь, может пойму, что случилось…», — примерно такие мысли были у Кера, когда он рассматривал лежачих товарищей.

— Уже проснулся? Молодец! А мы-то думали, наверное, никогда не проснешься! — послышался сзади немного шипящий голос.

Даже не оборачиваясь Кер узнал говорившего. Как-никак вместе росли.

— Почему проснулся? Я же не спать лег вроде как. — пробормотал Кер.

В ответ послышалось:

— Так ты же храпел! Я даже думал засунуть тебе тряпку в рот, чтобы заглушить твой храп!

— Зир, что с ними случилось?

— Не знаю, брат… самому интересно. Сначала ты избил телят Так многие в гильдии называли компанию наших героев., а потом вместе с одним из них, кажется Ивиром, упал спать. Дальше, еще интересней! Когда Широ вместе с остальными пошли тебя поднимать, твоя команда сразу слегла, пораженная неизвестной болезнью…. Может ты мне что-то забыл сказать? А?

Керу с трудом удавалось сохранять видимое спокойствие.

Не зря его брат занимает пост главы гильдии! Ох, не зря!

С горечью вздохнув, Кер, стараясь подобрать правильные слова, ответил:

— Мне ничего не известно. Я даже не знаю, почему побил их! Помню кипящую злость и все… Может, виноват во всем живущий здесь дух? Ты же сам говорил об этой пещере и проходе… а ты что думаешь?

— Как говорил наш покойный глава: «Винить ты можешь только себя, а не других. Мудрый человек это поймет, а глупый будет винить окружающих, но только не себя, обрекая себя на одиночество», — стараясь подражать покойному мастеру, произнес Зир.

Он любил предыдущего главу за то, что тот всегда поступал мудро и спокойно. В один из тихих вечеров услышав эти слова от мастера, Зир запомнил их на всю дальнейшую жизнь.

— Думаешь, зря виню духа? Ну ладно. Пошли лучше узнаем, как я заснул во время драки. Может этот Ивир поймет, что произошло, хотя вряд ли… Говоришь, я с ним одновременно заснул? — искоса взглянув на брата, Кер взял из сумки колбасу и одним укосом отхватил больше половины.

— Вас видели сцепившихся друг с другом, а потом вы одновременно упали, чуть ли не в костер. Теленок недавно проснулся, а ты только сейчас. Подозреваю о воздействии магии. Ладно, пошли к телятам. И прекрати есть.

Кинув огрызок колбасы обратно в сумку, Кер направился за братом. По пути его настроение падало от осознания сложившегося положения. Все, кто пришли с ними, заметно похудели из-за экономии еды, и сейчас тесно прижимались друг к другу, стараясь удержать тепло. Но каждый из них верил, что тяжелые дни в этом месте закончатся. Вера — вот что поддерживало в этих людях жизнь.

Сжалившись, Кер с горьким вздохом заговорил, надеясь помочь несчастным:

— Зир, не надо экономить с продуктами. Смотри, на кого все похожи, будто пещерные люди, ей богу! Если будет так продолжаться, вера в них угаснет, и они захотят мести нам. Еду, мы можем найти. Дичи в лесу много!

— Да понимаю я! Но в Сирнийском лесу скорее ты дичь, а не охотник. Надо большими отрядами идти на охоту, оставив беззащитным лагерь. А это мы ни в каком случае не сделаем…. Вон костер телят и все они валяются. А нет, одного не хватает.

Кер перестав смотреть по сторонам, тоже увидел, что вокруг костра, почти рядом друг с другом, лежали три человека. Очевидно, они спали. Одного не было. Кого же? Кер готов был сделать любую ставку на то, что Ивира и нет.

Подойдя поближе, он уверился в своей догадке.

Через минуту молчания и рассматривания спящих телят, Зир едва слышно прошептал на ухо Керу:

— Не чисто с этим парнем. Множество загадок вокруг него крутятся. Даже его друг, Харук ничего толком не смог сказать.

— Думаю, ты прав. Подождем его?

Присев и подкинув ветку в костер, они начали ждать в молчании, думая каждый о своем.

* * *

С судорожно закрытыми глазами я ждал боль.

— «Расслабься, никто не причин тебе вреда в этом месте!», — раздался знакомый голос.

Я сначала и не понял, что он раздался в моей голове, но осознав это, испытал сначала испуг, а потом удивление.

… Нецензурное слово. Поверьте, это слово вообще нецензурное.! Что происходит?! Со мной говорит монстр что ли, как та птица из странного сна?

— «Не бойся! Ты меня хорошо знаешь! Или от страха в мозгу помутнелось?»

Еще бы! От таких событий, как не может не появиться каша в голове! Все-таки я общаюсь с монстром… приятно. Монстр решил пообщаться со своим обедом или ужином, так сказать общение не закуску. Хочу, чтобы это был страшный сон, и я мигом же проснулся!

Просыпайся Ивир! Это сон!

— «Какой ты пугливый Ивир Торсон! Чуть ли не в штаны писаешься от окружающей обстановки. Хотя я тебя понимаю, сам бы себя также повел, а может еще и хуже».

Поздравляю сам себя с появлением в голове нового друга! Ха, ха.

— «У тебя истерика? Мы ее быстро вылечим! И да, ты не сошел с ума. Можешь мне поверить».

Поверить? Голосу в голове? Нет уж, увольте!

Так ведя мысленную беседу, подумал, что уже умер. Но попытка сдвинуть ногу или руку, отбила эту мысль.

Больно!

— «Наивный. Думал, что спишь или бредишь? Это не так. Все происходит на самом деле. Я проснулся с твоей помощью».

Как это проснулся? Ты кто? Я где-то тебя уже слышал. Ты маг и мы с тобой встречались?

— «Правильно начал мыслить! Видно, разум начал побеждать чувства. Помнишь, ты применил свое первое заклинание? Усыпив себя и своего противника. Так вот, из-за него полностью проснулся я. Теперь ты можешь считать меня своим самым близким другом. Всё-таки будем делить с тобой одно тело. Мое первое имя — Мей.»

От этих новостей, я почувствовал себя свихнутым, как тетя Клуша из Помидии. Она часто разговаривала сама с собой и видела не существующие предметы.

Вот это да! Сначала снились странные сны про жизнь одинокого человека, теперь этот человек живет у меня в голове, при этом свободно разговаривая со мной.

— «Небоись! Стерпится — слюбится. Забыл тебе сказать, ты можешь встать. Как ты его называешь… монстр? Существо? Так вот ты в чем-то прав. За тобой гнался мой старый спутник, которого ты знаешь по моей памяти — Вак. Он обитал, и будет обитать здесь до моего прихода. Кстати, только что обратил внимание на одну странность: ты видишь в своих снах обрывки моей памяти. Почему ты их видел?»

Задал бы вопрос полегче! Моя жизнь — сплошная странность.

Осторожно присев на больную жопу, я с затаенным страхом посмотрел на гнавшегося за мной монстра. То есть на Вака. И… рассмеялся. Я же нахожусь в темноте! Абсолютно ничего не видно! Как я могу на него посмотреть? Сюда бы факел. А я боялся!

Груз страха и отчаяния, давивший на меня все время, будто бы исчез. Наконец-то я почувствовал себя в безопасности.

— «Прости мой друг, но ты не в безопасности. Твой мозг пока не подготовлен к моему присутствию, а то еще умрет. И он может умереть в любой момент! Он просто не может сейчас принять всю мою память. Поэтому мне придется опять заснуть, предварительно заблокировав происшедший отрывок памяти. Ты забудешь, что мы с тобой так мило общались до моего пробуждения. Еще увидимся! Я рассчитываю, что ты выживешь и поможешь прийти в мир. Кстати, твой мир не так уж и плох. Мне он даже нравится. Обязательно найду в нём Жера.», — протараторил быстро Мей, не давая мне подумать.

Мозг умрет?!. Ты живешь в моём внутреннем мире?!. Заблокировав память?!.. Эй! Получается, я забуду произошедшее? Не хочу! Постой…

Оглавление

Обращение к пользователям