Глава 5. Неожиданности

— Жак, прекрати или я за себя не ручаюсь! Дай вздремнуть. — сквозь сон пробормотал я, ощущая шевеление в волосах.

Наверняка палка или что-нибудь подобное. Кто еще может так шутить, кроме Жака? Это он любит разыграть кого-нибудь так.

Копошение не прекратилось.

Он, что, решил меня разозлить? Признаюсь, у него это получилось!

Резко потянувшись, я было уже подумал, что поймал друга, как понял, что ничего не держу. Пустота. Странно, вроде бы не раздается ни звука и вроде никого нет, а шевеление усилилось.

От пришедшей догадки я похолодел и сонливость, как рукой сняло. Какое-то насекомое ползает в волосах!

Проклятье!

Ожесточенно прощупывая слипшиеся от грязи волосы в поисках насекомого, я глядел по сторонам.

Где я?! А где люди? Почему я один? Это не та пещера, где я с остальными ночевал! Она разительно отличается от нашей!

Меня окружал один только камень. Задней мыслью я понял, что нахожусь в узком проходе, конец которого выходил в царство яркой зелени. Лес. До уха доносился звук каждого леса: звонкий щебет птиц и шум ветра, перебирающий тысячу тысяч листьев и порождающий маленький сквозняк в проходе.

То, что предстало передо мной, дало понять: я нахожусь не в Сирнийском лесу, а в другом месте, и судьба опять сделала резкий поворот! Будто она решила, что мне легко живётся!

Одна только мысль чуть ли не заставляет скрежетать зубами от злости и обиды.

Поймав в волосах здоровенного коричнево-черного жука и чуть разглядев, раздавил и вытер остатки об землю. Злость моя требовала выхода.

— Отстаньте от меня! Будьте вы прокляты! — заорал я во всё горло. Голос эхом разнесся во тьме.

Почему? Почему боги уготовили мне всё это? Разве я это заслужил? Нет! Почему я здесь один? Неужели кто-то нашел выход из злополучной пещеры и Сирнийского леса, и меня оставили на выходе, чтобы я потом сам нашел дорогу? Исключено! Друзья бы меня точно не бросили! Тогда как я тут оказался?

От попыток вспомнить хоть что-нибудь голова раскалывалась от боли. Будто кто-то в голову засунул мне маленький огонь, который от моих попыток разгорался всё сильнее и сильнее, причиняя нестерпимую боль. От этой пытки по щекам потекли слёзы.

Проклятый пепел! За что мне это?.. Отвлекая от размышлений, заурчал живот.

— Будь всё проклято! Сначала раздобуду еды, а потом уже стенать себя и горевать. Соберись! — тихо сказал я себе. Голос, хоть даже свой, принёс успокоение.

Зацепляясь за каменные стены, встал и на меня нахлынула волна головокружения, из-за которой чуть не свалился обратно.

Держась за холодные стены, с трудом вышел из этого прохода на теплый воздух и понял, что замёрз.

— Фух, осталось найти родник и еду. Нужно быть осторожнее. — вслух озвучил свои мысли. То, что я, возможно, на многие мили единственный человек, меня нервировало. И общение с самим собой — немного успокаивало.

Передо мной простирался полный жизни лес. Птицы так громко пели, что аж казалось будто они все вместе поют единую песню. В невысокой траве прыгали серые упитанные зайцы. Завидев меня, они быстро скрывались в кустах. По веткам бегали рыжие белки, с любопытством посматривающие на меня. С земли они казались маленькими игрушками, в черных глазах которых горит жизнь. Словом — всё здесь жило.

Прислонившись к высокому дереву, долго размышлял над тем, в какую сторону пойти. Вокруг одна зелень: деревья, кусты, трава. Тропинок или других дорог здесь не было, поэтому был велик шанс заблудиться.

Думал долго, и наконец-то решил идти прямо. Напоследок оглянувшись, осторожно с аккуратностью, чтобы не повредить зелёное царство пошел, оставляя и запоминая уникальные знаки: тонкие порезы на деревьях, которые я наносил кинжалом Шаны. Я же его всегда носил с собой, так что теперь он мне пригодился. Надо сказать, хоть он и не светился красным, но придавал мне сил идти дальше. В нём остро ощущалась скрытая мощь. А может это всё мне кажется из-за голода.

Через десять минут поисков на пути мне встретился большой куст с розовыми цветками и шипами, который уронил мою самооценку и настроение вниз. Этот гад оставил длинную кровоточащую царапину на ноге!

Еще через тридцать минут, понял, что от голода мир понемногу начинает кружиться и мне надо срочно попить. Прямо срочно, а то упаду!

В сердцах плюнув на жару и превозмогая боль в ноге, пошел, куда глядят глаза, надеясь на милость богов.

Где же родник? Во рту пересохло так, что просто сил нет терпеть!

Неожиданно вспомнился совет отца: когда находишься в лесу можно пить древесный сок!

Подойдя к дереву, которое напоминало берёзу, я кинжалом проделал дырочку и жадно припал, пытаясь высосать сок. Влаги не было.

Не знаю, сколько времени я так возле дерева простоял, но хоть немного утолить жажду я всё же не смог. Сока просто не было! Наверное, это из-за того, что сейчас не весна. Черт.

Сорвал с березки несколько листьев и пошел продолжать искать воду, жуя по десять листков за раз.

Какие кислые! Если бы не нужда в воде, я бы их сразу выплюнул. А так, приходилось жевать листья с перекошенным лицом.

Раздвинув ветки кустов, я неожиданно вышел на дорогу.

— Вот это да! — прошептал от удивления.

Мне несказанно повезло! Здесь могут ездить люди! Да и дорога должна куда-то идти, например в деревню. Осталось выбрать путь и надеяться на милость Сифириуса.

— Вот только в какую сторону пойти? — спросил я сам у себя вслух, разглядывая стороны дороги. Краем глаза я заметил, как в большом кусту зашевелились ветки. Ветра не было, так что кто-то там находится. «Наверное, кролик», — решил я, подбирая пару камней.

Неожиданно из куста, росшего у края дороги, вылез заросший смуглый мужик с мечом на перевес.

— Никуда ты не пойдешь, будущий раб. — сказал он, кинув в меня что-то большое, по-моему, камень.

Прямо судьба преподносит подарки! А как не иначе, ведь какова вероятность появления мужика в незнакомо лесу на тракте? Никакая! Я прямо баловец жизни!

Камень пролетел рядом с головой, больно задев левое ухо.

Мужик наверняка надеялся попасть в лоб, чтобы с первого раза меня вырубить. Только зачем? Ничего я ему не сделал, никого не трогал! Мирно шел в поисках воды. Лучше бы он мне кинул флягу, а не камень!

— Тупая образина стой! Дай попить, а не то я тебя в землю закопаю! Ты слышал?! Считаю до двух! — мной завладела злость.

Злость на судьбу, лес, магию и стоящего передо мной человека. Сейчас я был готов произнести слово силы и обшарить этого гада в поисках воды.

Понимаю, всё это выглядит неправдоподобно, но было так. Факт! А факт — упрямая вещь, его не оспорить.

Смуглый собиравшийся вступить со мной в рукопашную, нерешительно остановился. Он был поражен моим напором и бесстрашием.

— Быстро брось мне свою флягу, или ты труп. — выставил я перед собой кинжал.

На миг он осветился красным, заставив смуглого отступить на шаг назад.

Последнее, что я помню, это то, как смуглый потянулся за пазуху и далекое лошадиное ржание. Потом я покачнулся и упал, потеряв сознание.

* * *

Кахир в какой раз уже проклинал сегодняшний день.

Мало того, что чуть головы не лишился, так еще план по ограблению обоза готов был провалиться из-за грязного пацана, чего-то забывшего в лесу.

Ладно бы как вышел на дорогу, так и ушел бы. Но нет, обязательно нужно простоять перед их засадой несколько минут, не двигаясь с места. Да и интуиция подсказывала, что он не скоро уйдет.

Если охранники обоза увидят хоть кого-нибудь на своем пути, то они перейдут в боевую готовность, а этого Кахир никак не желал. Его план делал основной напор на расслабленность и потерю бдительности обозников на заброшенной дороге.

Приказав Вигру по-быстрому убрать с дороги помеху, Кахир наблюдал, в уме считая пройденные минуты. На все ушло семь минут. СЕМЬ МИНУТ! Это уму непостижимо!

Вигр, промазав булыжником, остановился и начал слушать этого парня! Счет шел на секунды, а он все продолжал стоять и смотреть на этого гряна Человек не заслуживающий внимания.! Он даже подметил, как его человек отшатнулся от этой жалкой помехи, которая могла пустить весь проработанный план Кахира к лошади под хвост. Благо кто-то из своих догадался кинуть сзади булыжником тому в голову!

— Помогите ему быстрее, а то скажу Герну из-за вас все провалилось! — едва сдерживаясь чтобы не заорать на своих бестолковых подчиненных, процедил Кахир.

Двое самых сообразительных, вспомнив как предводитель Герн мучает провинившихся, кинулись помогать Вигру оттаскивать незнакомца в кусты.

— Быстрее! Быстрее! — шептал Кахир, зажимая кулаки на удачу.

Но все тщетно. Своенравная удача отвернулась от разбойников в тот миг, когда Ивир вышел на дорогу.

Им не хватило каких-то нескольких секунд чтобы спрятать нашего героя, как из-за поворота на лошадях выскочили дозорные обоза.

— Бежим, чтоб вас демоны пожрали! — заорал во всю глотку Кахир, понимая, что ввязываться в битву сейчас глупо.

У него на много меньше людей, чем у обозников, поэтому шансы уцелеть малы. Лучше сбежать, пока не поздно и все люди целы. А перед Герном он найдет виновников провала, даже можно обвинить того мальчишку, если Вигр выживет и догадается захватить пленника…

* * *

— Командир! Двое из наших получили легкие ранения, один убит. Но и они не отделались легко: шестеро взято в плен и восемь убито. Судя по их амуниции и их рассказам, они хотели устроить нам засаду, но из-за какого-то мальчишки, тоже взятого нами живым, провалились. Их главарь сбежал. — бодро отрапортовала сержант Кеприл, радостная от того, что их миновала угроза.

Если бы засада удалась, то наверняка было бы намного больше убитых с их стороны, не исключена смерть самой Кеприл. А так… пронесло.

— Раненых пусть маг подлечит. Убитого закопать со всеми почестями. Встаем на отдых. Развернуть мою палатку и по очереди привести туда всех пленных. — как всегда командир их вольного отряда Ястреб правильно расставил приоритеты: сначала забота о своих, а потом дела второстепенные.

Купец, чей обоз был под их защитой, услышав слова Ястреба проорал, пытаясь показать кто здесь главный:

— Никакой остановки! Нужно поскорее прибыть в город, а не тратить драгоценное время! Вы знаете, сколько я могу потратить вершов по вашей вине?!

— Мне это не важно. Если хотите ехать дальше, прошу со мной рассчитаться за пройденный нами путь, а то потом без нас продолжить путь. Вы же должны понимать, что таких засад может встретиться еще много, и не все они завершатся также благополучно. — сухо проронил Ястреб, вызывая в Кеприл чувство восхищения.

Она давно была влюблена в своего командира, но признаться ему в своих чувствах всё же боялась. Ведь он такой загадочный и непредсказуемый.

— Хорошо Ястреб, но только остановка на час, не больше. — после длительно молчания сказал купец, поняв, что командир не блефует.

— Согласен, — и повернувшись к Кеприл — Вам что-то нужно сержант?

— Никак нет! — отчеканила женщина, в сердцах проклиная свое любопытство.

Развернувшись, она, ступая по сухой земле, направилась в сторону связанных пленников. По пути она заскочила к магу Леону и передала приказ командира, а теперь с презрением созерцала избитых разбойников и не старающихся скрыть свое замечательное настроение конвоиров.

— Где парень? — строго спросила Кеприл у них. Те, на ее вопрос, лишь кивнули в сторону одного грязного валяющегося без сознания тела. После долго осмотра, сержант критически сказала:

— Привести его в чувство и в нормальный вид, а потом всех поочередно заводить к Ястребу. Понятно?

— Так точно. — вяло прозвучало в ответ.

Кеприл хмыкнула: как избивать беспомощных пленников, так они герои, а как кого-то отмыть, слабаки. Напоследок взглянув еще раз на парня, она отправилась помогать капать могилу павшему товарищу.

* * *

Вы наверное хотите узнать, зачем пленных заводили в шатер к Ястребу? Мой вам ответ: их там пытал командир вольного отряда.

Я сам не знаю, что же там именно происходило, но раздававшиеся крики разбойников разносились по всему лесу. Их даже слышал Кахир, находящийся за несколько верст от разбившегося лагеря.

Ему было хреново, но не от криков, а от того, что упустили причину его провала: Ивира и Вигра, который был убит Кеприл.

Опишу как всё происходило.

Связанных пленных, в число которых входил и наш герой, подвели к большому серому шатру и заставляли стоять в группке на месте. За ними неотрывно следили трое вооруженных людей, которые пресекали любые попытки к бегству.

Через некоторое время раздавался из шатра крик Ястреба:

— Заводи первого!

И одного бледного разбойника заводили в внутрь. Сразу же оттуда раздавался поистине повергающий в ужас крик пленного. Затем он прерывался, и через пару минут повторялся вновь.

Что действительно странно: слышно было только крики, а голоса или какой-нибудь разговор. Только крики.

Пленные волновались. Некоторые даже пытались сбежать, но безрезультатно. Их останавливали сильные удары хлыста и дубинок. Надо заметить: конвоиры специально не убивали связанных людей, только калечили, чтобы больше не было попыток к бегству.

— Еще! — послышался веселый крик из шатра.

Завели второго. Повторилось то же самое.

Пленные, да и сам Ивир, терялись в страшных предположениях «что случилось с первым». Ведь если он мертв, а в этом у них не было никаких сомнений, то почему его тело не вынесли?

Люди были бледны как никогда. Словно стали белыми трясущимися статуями.

Когда затих крик второго и больше не повторялся, из шатра вышел улыбающийся Ястреб. Одежда его была залита кровью, да и странный шлем, который он держал в руке, тоже.

— Ваше время побеседовать со мной скоро придет. Те двое были очень разговорчивыми и помогли мне разобраться в насущных делах. — подмигнув, пропел Ястреб белым, как мел четверым людям.

* * *

От этого существа у меня бегали мурашки по спине.

Почему существа? Да потому, что у него были серебряные короткие волосы и безумный взгляд, который бросал в дрожь.

Когда завели первого, я ожидал, что там произойдет важный разговор, при котором все останутся живы. Но крик поразил меня до самой глубины души. От него сердце бешено застучало, и я приготовился в любой момент использовать магию, чтобы сбежать. Сбежать от этих равнодушных к жизни «другого» людей. Со вторым криком мой немного наивный мир разбился в дребезги, и я осознал, что по-настоящему могу умереть. Мир этот не такой радужный, каким казался раньше.

«Если поведут меня, произнесу слово силы и перережу всем глотки, чтобы выжить», — решил я, судорожно посматривая по сторонам.

Один из конвоиров заметил мой испуганный взгляд и гадко усмехнулся. Перехватив покрепче хлыст, он ждал, когда я попытаюсь бежать.

— Ну че не пытаешься? Я даже могу дать тебе фору в два шага! — сказал он мне, когда его терпение иссякло.

Надрывный крик повторился.

— Не тронь мелкого ублюдок! Был бы у меня меч, я бы всех здесь перебил! — вступился за меня один из разбойников.

Был он высокий, коренастый и бородатый с усами. На щеке и скуле у него выделялись большие красные синяки, не считая обычных фингалов. Как и все бледен, но в отличие от других кулаки сжимает крепко, готовый в любой момент накинуться на конвоиров.

— Давай, нападай! Смелый ты наш! — заметил сжатые кулаки один из «мертвых» в душе людей.

Но разбойник лишь покачал головой и отвернулся.

— Абигор. — тихо шепнул он мне.

Я непонимающе на него посмотрел.

— Меня зовут Абигор, мелкий. Держись меня и всё будет нормально. Я знаю, как сбежать. — повторился его шепот.

— Ивир. — тихо ответил я.

Он кивнул, показывая, что услышал.

За его кивком вышло это существо и пропев нам страшные слова, приказало остальным сворачивать лагерь и отправляться в путь.

— Час истек, но я найду время с вами познакомиться. — были его последние к нам слова.

Затем конвоиры заставили нас вытаскивать из шатра отрезанные части тел и выкидывать их в кусты.

Да, все это произвело на меня огромное впечатление, и я понял, что сейчас мне нужна магия, чтобы спасти себе жизнь.

* * *

— Сегодня ночью бежим с тобой. Никто не должен знать. — шепнул мне Абигор, претворившись будто запнулся.

Четверо измученных жаждой людей шли за тянувшемся спереди повозок, истаптывая ноги в кровь на тяжелой дороге. Это были мы, собратья, по несчастью. Связанные общей веревкой и цепью с ошейниками нас заставляли идти как рабов. В общем, они и считали нас рабами. В основном дети, иногда, чтобы развлечь себя кидались в нас камнями, считая себя выше нас. И в основном кидали мелкие камешки в меня, смеясь, когда попадали.

— Хорошо. — в злости скрипнул зубами я, еле сдерживая себя от произношения слова силы.

Как же я хочу их убить! Засунуть эти камни этим детям в горло и смотреть, как они задыхаются!

— Эй, рабы! Упали на колени перед будущим аристократом! — закричал во всё горло парень моего возраста, кинув в меня большой камень, который был ловко перехвачен и отправлен назад Абигором.

Камень достиг цели, и парень, получив удар в центр лба, вылетел из повозки на дорогу. Девушки, перед которыми он хотел показать «себя», захихикали.

Процессия остановилась.

В нашу сторону с «головы» обоза побежал тощий, как жердь торговец. Когда он бежал, золотые украшения, что на нем висели, смешно так подпрыгивали и создавали впечатление, будто отпадут от него, словно шелуха.

Подбежав, он склонился над до сих пор валявшимся на дороге «храбрецом». Видно было, хозяин обоза взволнован и не знает, что делать.

— Кто это сделал?! — в бешенстве заорал он, кидая в нашу сторону злобный взгляд.

Следящие за нами на лошадях двое наемников, отстраненно произнесли:

— Никто. Мальчишка сам свалился, ударившись головой об землю.

— Кто?! Это я вас нанял! Вы должны мне служить! — взбесился купец еще больше от такого ответа.

Наемники молчали, ясно давая понять, что больше отвечать не собираются.

А Абигор ловко кинул! Никто даже и не заметил! Разве что те девушки, но по их испуганному взгляду можно было понять, что сами говорить они не собираются.

Прорезая напряженное молчание, за спиной краснеющего от злобы купца появился средних лет мужик с щетиной и настойчиво сказал:

— Брось это гиблое дело Гит. Они тебе ничего не скажут без разрешения их командира «Ястребка». Радуйся, что сын остался жив.

— Но… — попытался что-то сказать купец, как этот человек положил руку ему на правое плечо. — Вы правы Леон.

— Вот и славно! — хлопнул тот его по плечу.

На миг, пробежав по нам взглядом, Леон замер. Замер от того, что понял, кто я. Я это почувствовал, нежели увидел.

— Так-с, пора заняться делами. Вы пленных сильно не изводите, может мне они пригодятся. — поворачивая к «голове» обоза, сказал маг.

Сделав один шаг, он оказался в десятке метров от нас.

Решив, что показалось, протер глаза.

— Че застыли! Бегом, отбросы! — заорал один из наемников, со свистом рассекая кнутом воздух.

Спину обожгло. Весь разум заполнила огненная боль.

— Кх. — сквозь стиснутые зубы вырвалось у меня.

Как же я хотел уничтожить этих людей! Растоптать в пыль! Обратить в прах! И я бы сделал это, если бы не сдерживающее меня обстоятельство: не факт, что я всё это смогу. Я даже не знаю, что со мной случится, если эти чудовища в человеческом обличье узнают, что я маг. Наверное, их вожак будет резать меня с особым удовольствием…

Тьфу! Этого не случится! Попробую сбежать с Абигором, применяя в критических ситуациях мой немногочисленный арсенал магии. Возникает вопрос: «Надо ли его предупредить о моих способностях или нет?». Я не уверен, что сбежав, он не прирежет меня где-нибудь в темном уголке…

Сжав от еле сдерживаемой ярости кулаки, я направился за начавшим движение обозом.

* * *

Леон, находясь в задумчивости, размышлял о превратностях судьбы.

Недавно ему приснился странный сон. Сон, который открывал пред ним невозможное знание: развитие своего дара выше очерченных природой рамок. Развитие, которое дает власть над самим даром: можно изменять направленность, силу или вообще скрывать его от других магов, что считалось невозможным!

Правда, чтобы проверить, не является ли все приснившееся вымыслом, Леону нужен маг. Маг, который не состоит в какой-нибудь гильдии великих и не способный управлять своим даром, или по крайне мере не знающий о нем.

И вот, жизнь как будто смилостивилась над несчастным магом и послала ему подарок! Да еще какой! Парня, который обладает даром намного сильнее самого Леона! Это поразительно.

Почесав вдруг загудевшее ухо, маг нахмурился, отогнав положительные мысли.

Ему не давал покоя один вопрос: почему этот парень не использует магию, чтобы вырваться? Судя по всему, это ему раз плюнуть! Всего-то и надо воззвать к своему дару, к своей душе.

— Может он не знает?.. Абсурд! — вслух пробормотал Леон.

Поиграв костяшками пальцев и вздохнув, он громко сказал, улыбаясь в сторону заходящего солнца:

— Благодарю вас великие боги за столь чудесный подарок! Каждому из вас в ближайшее время обязательно будут преподнесены дары.

Возница, сидевший рядом с магом, лишь удивленно покосился, но спросить о значении его слов так и не решился.

* * *

Чтобы понять Леона, поведаю его историю. Она коротка.

Маг всегда считал себя неполноценным. Ему не давала покоя мысль, что он хуже, слабее и уродливее других магов, стоящих в гильдии по положению выше его. От этого он неосознанно копил в себе злость и обиду на жизнь. Леон считал, что достоин всего самого лучшего и прекрасного.

Он желал одно: стать уникальнее и «ярче» по сравнению с другими магами, которые, как он считал, представлялись серыми личностями.

Приснился сон, который почему-то запомнился надолго.

Нет, Леон не был дураком и считал приснившееся ложью, но будучи экспериментатором, как и все маги, он решил проверить кто прав: его разум или надевшаяся на проявления себя душа.

В качестве жертвы он выбрал Ивира, опираясь на факты: тот не пользуется магией, видит себя как деревенщина и не знает элементарных законов магов мира, которые бы сделали его неприкосновенным для простых смертных. Ведь те, кто посягает на личную сферу жизни мага, погибают в страшных муках от любого встреченного мага, так как лишь заявив о себе, на посягавших смертных боги накладывают нечто вроде метки, видимой лишь для магов.

Короче, настоящего мага безнаказанно мог убить лишь другой маг, и всё. На людей со слабым даром это не распространялось, поэтому Кер и его товарищи моги промышлять в «своей» сфере.

Из-за всего вышесказанного Леон решил провести ритуал незамедлительно в ближайшем городе, куда направлялся торговый обоз — в Неор. На следующее утро они уже должны прибыть туда.

* * *

Тёмная беспроглядная ночь.

Закрыв глаза, я лежал на сырой холодной земле, использовав корень дерева, который заменял мне подушку. Перед взором проносились удивительные «картины» и разговаривающие со мной счастливые друзья. Это означало одно — скоро я проиграю силе Гипноса и засну, забыв про наставления Абигора.

— Не засыпай. Жди, когда я тебя позову. — сказал он мне тихо, когда нам грубо вручили по куску плесневелого хлеба и приказали ложиться спать, предварительно сказав, что сон будет последний в нашей жизни.

Перед взором все увереннее и четче предстали веселые друзья, которые с улыбкой шутили друг над другом.

— Ивир! ИВИР! — вдруг настойчиво прошептал повернувшись ко мне лицом Жак.

— Чего тебе? — недоуменно спросил я, забыв, что всё сон.

— МАЛЕЦ! — с шипящими нотками, произнес мой друг.

Осознав, что Жак бы так мне не обратился, я ненадолго задумался и осознал, что нахожусь во владениях Гипноса Бог сна и иллюзий..

— Да? — мгновенно открыв глаза, тихо вопросил я в пустоту.

— Бегом ко мне! — был мне ответ.

Приподнявшись, отметил, что свободен от сдерживающих оков.

Попытался встать, но ноги не слушались. Всё тело болело от ссадин и голода… Особенно от голода. Жутко хотелось есть. Не знаю от чего, но перед глазами вставала темнота и подступал ком к горлу, когда я совершал какое-нибудь движение.

— Бегом! — тихо донеслось до моих ушей.

Кое-как встав на четвереньки, я пополз в ту сторону, откуда доносился звук. Хоть Абигора я и не видел, но примерно представлял откуда он меня звал.

Да… Для меня это была какая-то извращенная пытка. Из глаз текли жгучие слёзы обиды на судьбу, да и на слабое тело. Всё пошло наперекосяк! Абсолютно всё! Как будто мало испытаний выпало на мою долю, так нет же, нужно ещё!!

Честно говоря, я чуть не сломался. В эмоциональном и психическом плане. Да, сейчас я признаю, что очень много плакался на жизнь, но ведь не каждый может выдержать столько изменений в своей размеренной жизни… Не каждый.

В лагере кипела жизнь. Все веселились, собравшись вокруг больших и ярких костров. Дети во что-то играли, взрослые пели и играли на музыкальных инструментах, кто-то пил, а наёмники сонно смотрели по сторонам, исполняя свою работу.

Если бы кто-нибудь сейчас посмотрел на меня, то наверняка подумал, что это в усмерть пьяный обозник ползёт в лес облегчиться.

Неожиданно в голове перед глазами потемнело, и мой разум потерял контроль над телом, что заставило меня упасть на месте. К счастью, передо мной кто-то лежал и голова упала прямо на мягкое тело, а не на что-нибудь твёрдое.

Не знаю сколько я так провалялся, но осознав себя, я услышал крики. Всё пространство было заполнено шумом. Кто-то кричал, кто-то выл, но вместе с этим в воздухе присутствовал звон оружия.

«Неужели он понял, что мы попытались сбежать?» — первым делом проскочила в голове абсурдная мысль. Под «он» я, конечно же, имел в виду призвавшего на меня страшное впечатление Ястреба.

— Собраться!.. Защищать людей!.. За свет! — с трудом я разобрал крики.

За свет? Они что там, с ума сошли? Убивать людей за свет?! Бред!

— Поднимайся малец, нам ещё долго предстоит идти. — послышалось сверху меня.

Крепкие руки подхватили меня и помогли мне подняться.

В голове всё так смешалось, что я не сразу понял, что это был Абигор и что лежал я, как на подушке, на мёртвом наёмнике. А когда понял, то просто принял как факт.

— Идём. Данел будет недоволен, что я позаимствовал его слуг чтобы спасти тебя. Ох..

Подставив мне своё плечо, мы пошли вперёд. Во тьму леса, где нас ждало спасение.

А вокруг проскальзывали смутные тени, которые я ошибочно принял за плод моего утомлённого воображения…

* * *

— Используйте огонь! Он их убивает! — охрипшим голосом кричала Кеприл, стараясь донести до всех так тяжело добытое знание о том, как навсегда уничтожать напавших на лагерь существ.

О! Кеприл за всю свою «военную» жизнь никогда не приходил сражаться с не человеком, как, впрочем, и остальным. Поэтому в первые секунды нападения большая часть людей уже были убитыми этими существами. Их можно было бы принять издалека за голых лысых людей, у которых цвет кожи был белым, как молоко. Только приблизившись поближе понимаешь, что у тех отсутствуют глаза, нос, уши и рот… точнее — на их месте просто гладкая кожа. Поэтому в начале нападения все находились в шоковом состоянии, осознавая всё это безобразие, а когда осознали впали в панику, страшась этих безмолвных существ.

Да… Что уж скрывать, Кеприл сама чуть не обделалась со страху, в первые мгновения сражаясь с одним существом. Ей просто было очень жутко и непривычно рубить врага, который не издаёт ни звука, тем более если тот через несколько секунд восстанавливается и опять идёт в бой. Благо для всех живых произошла воля случая, и она увидела, как одно существо заживо сгорело благодаря костру. На существо просто попала горящая ветка, с которой пламя перекинулось на существо и спалило его. От того не осталось ничего, даже пепла.

Где-то рядом истошно закричал человек. Кеприл даже не обернулась на крик. Её сейчас лишь беспокоило только своё выживание, а не игра в героя и тому подобной чепухи.

— Собраться! Осталось совсем чуть-чуть! — что есть мочи крикнула она, кидая горящий факел в гущу существ. Те вспыхнули.

— Сержант Кеприл! Командира нигде нет! — прибежал какой-то новобранец. Может Кеприл его знала, а может и нет, так как в этой суматохе было сложно различить чьи-то лица. Всё плыло перед глазами, а в голове билась страшное предположение: «Ястреб, её любимый командир, где-то пал или его захватили эти существа… Так вот почему они напали, ведь их целью был её знаменитый в определённых кругах командир… Наверняка здесь поработали маги».

— Держимся! Ястреб жив и он где-то здесь! — единственное, что ей пришло в голову.

* * *

— Надо же! Известнейший во всех мирах демон пребывал у меня всё время под боком, играя роль жалкого пленника! Я бы никогда не догадался, если бы ты не проявил себя Абигор, лучший воин среди отродьев бездны! А я всё гадал, чья же эта сила витает всё время в воздухе. Даже порой думал, что аура эта мерещится! — выходя из дерева глубоко в лесу, говорил Ястреб улыбаясь.

— Не стой у меня на пути жалкий полу-эльф. — хмуро бросил Абигор, продолжая свой путь с тяжелой ношей.

— Ахах! Демонишко решил, что всемогущ! Развеселил ты меня, шут. — вытирая проступившие от смеха слёзы, Ястреб что-то шепнул, и разом все деревья в округе «ожили», протягивая свои ветви к принявшему облик человека демону.

Абигор просто взмахнул свободной рукой и всё, что кто к нему тянулось, опало на землю трухой.

— Неплохо! — выкрикнул полу-эльф, делая пасс двумя руками в сторону Абигора с Ивиром.

От его рук воздух, как вода, пошёл рябью и прошел через демона, не причинив тому никакого вреда.

— Хм. Удивительно, но это твой настоящий облик… Скажи демон, зачем ты забрал этого мальчишку? Что в нём тебя заинтересовало?

— Не твоего ума дело.

— Хорошо, тогда я выясню это сам, когда отправлю тебя обратно во тьму.

— Не стоит. Пока не поздно иди помоги своим людям, а то их всех перебьют. Мне нет до тебя дела.

— Ты важнее, чем эти глупые людишки. — после этих слов оставшиеся более-менее целые деревья вдруг осыпались щепками, которые мгновенно полетели в Абигора.

Он не сдвинулся с места, даже испуг не отразился на его лице. Щепки, будто саранча, кружили вокруг его тёмно-фиолетовой защитной сферы, не находя в нём прорехи и так же осыпаясь трухой.

С грустью посмотрев на досадную помеху, Абигор осторожно положил Ивира на землю, предварительно коснувшись его лба.

— Жаль, что ты такой упрямый, мальчишка. — вздохнул демон.

Неожиданно для Ястреба всё пространство вокруг окутал туман. Просто появился из неоткуда и скрыл всё от его глаз. Чёртов демон! Наверняка он подготавливал этот отвлекающий манёвр.

— Покажись! — в ярости заорал Ястреб. Как тут не разъяриться, если такая близкая ему магия больше не давала никакого толка! Даже обыденный поисковик, к слову, которым он мастерски владел, не мог показать ничего живого вокруг на целую милю! Будь проклята эта необычная магия демонов!

— Ты убит. — послышался сзади тихий голос, и Ястреб ощутил невыносимо-резкую боль внутри себя. — Я проткнул твоё сердце под лопаткой, поэтому тебе осталось осознать свою смерть и уснуть. Покойся с миром полу-эльф.

Мгновенно туман рассеялся, представив на обзор покорёженный битвой лес. Но Абигора взволновало не это. Там, где должен был лежать бессознательный Ивир было пусто. Его кто-то украл у него благодаря созданному самим им же туманом! Бессознательно тихо зарычав, он начал всеми возможными способами искать потерю.

Оглавление

Обращение к пользователям