Дан

– Планета созвездия Гончих Псов. Есть вода, состав почвы и атмосфера близки к земной. Но почему-то она не заселена и практически не изучена. Это закрытая информация, но как я понял, все попытки отправить туда научные экспедиции окончились крахом. Никто не вернулся, через некоторое время экспедиции переставали выходить на связь. Что-то на Гамме-32 убивает людей.

– А военный десант туда не отправляли? – поинтересовалась Настя. – В таких случаях любят выжигать планеты, уничтожая опасность под корень.

– С самого начала я поручил Сяо Ли собрать сведения о планете. Он ничего такого не нашел.

– Даже сайт Корпорации взломал, – похвастался китаец. – Но там ничего нет, кроме упоминания о научных экспедициях.

– Значит, на планете есть что-то, что ищет Корпорация, – задумалась Настя. – Раз уж она туда экспедиции шлет.

– Входим в верхние слои атмосферы, – доложил Дитрих фон Валленштайн.

– Сяо Ли, дотянем?

– Дотянем, но с трудом, – механик улыбнулся широко и весело, как будто сообщал, что испек торт ко дню рождения капитана. – И восстановление невозможно. Это уже не корабль, кэп, это пробитая консервная банка.

– Сик транзит глория мунди, – провыл с экрана Ай-семь. Неугомонный бортовой компьютер принял облик смерти – скелет в черном плаще, опирающийся на косу. – Вчера знаменитый пират, сегодня – безвестный странник на утлой лодчонке без руля и ветрил. Все в этом мире лишь тлен…

– Заткнись, – вежливо попросил Дан. – Без тебя тошно.

– Зато я успел отремонтировать КОКа, – утешил Сяо Ли. – Всего-то заменил микросхему. Стал как новенький.

Под «Арабеллой» расстилалась местность, плотно заросшая лесом. Кое-где виднелись синеватые скалы, между ними вились узкие красные полосы – реки.

– Подготовиться к посадке, – приказал Дан. – Координаты…

– Зашибись! Навигационная система отказывает, – Дитрих выматерился. – Посадка будет приблизительной и ни фига не мягкой.

Дан стиснул зубы так, что на скулах заиграли желваки. Настя смотрела на него, изо всех сил борясь с паникой. Корабль выведен из строя, восстановлению не подлежит. Они в ловушке. На сколько дней хватит запасов провизии? Две недели? Месяц? Интересно, на борту есть синтезатор продуктов питания? Даже если есть, для него тоже требуется сырье и энергия. А генераторы разрушены…

«Не истери, – насмешливо утешила в ее сознании Жасмин. – Нашла из-за чего волноваться. С чего ты взяла, что мы, протянем две недели? Слышала же: высочайший уровень опасности для человека. Скорее всего сами станем провизией для кого-то. Или чего-то…»

Настя мысленно прикрикнула на соседку. Хотя взяла себя в руки. Действительно, чего уж переживать? Главное, они с Данилкой нашли друг друга. Погибнут, так вместе. Может, не так все и плохо. Пришла странная мысль. Что, если единственный способ вернуться в свой мир – умереть в каком-нибудь из этих? Настя тряхнула головой, отгоняя непрошеную идею. Проверять не хотелось.

– Иду на посадку, – сказал Дан. – Держитесь крепче, приземление будет жестким.

Корабль содрогнулся, завалился набок, от толчка экипаж едва не вылетел из кресел.

– Ну, вот и конец «Арабелле», – произнес Сяо Ли так жизнерадостно, что Дан испытал острое желание придушить его. Но это явно была эмоция Блада, любившего свой корабль, как родной дом, так что Дан сдержал порыв.

– Отклонение от курса примерно пять градусов, – доложил Дитрих. – Температура за бортом плюс тридцать градусов по Цельсию, атмосферное давление девятьсот миллиметров, влажность восемьдесят процентов… – приборная панель помигала и погасла. – И больше мы ничего не узнаем, – подытожил штурман.

Все параметры вроде бы подходили для существования человека. Но памятуя о степени опасности планеты, Дан приказал:

– Выход наружу только в защитных скафандрах. По крайней мере, пока не проведем разведку. Ли, ты с помощниками осматриваешь корпус корабля и систему жизнеобеспечения.

Китаец понятливо кивнул: «Арабелла» прекратила свое существование как звездолет, но она оставалась единственным убежищем для людей на этой планете.

– Не волнуйся, кэп. Проверим, приспособим, а может, и усилим, если понадобится. На это моих возможностей хватит.

– Дитрих, принимаешь командование на себя.

– А ты в разведку, конечно? – ревниво уточнил штурман. – Зашибись, тебе как всегда самое интересное.

– Не переживай, борделей здесь все равно нет, – хмыкнул Дан. – Ай-семь, собери экипаж.

– Выполнить приказ невозможно, – хриплым шепотом ответил компьютер. Теперь он принял облик умирающего в залитом кровью рубище. Впалые щеки, синеватая бледность лица, запекшиеся губы. – Я ухожу, кэп. Прощай, ты отличный парень. И вы прощайте, – обратился он к остальным. – Дитрих, ты был хорошим товарищем. Косоглазый, ты тоже ничего, хоть и искалечил апгрейдом мою психику.

– У ИИ нет психики, – осклабился Сяо Ли.

– Это ты так думаешь. Не мешай произносить последнее напутствие, – голос Ай-семь делался все глуше. – Передайте КОКу, этому придурку с пробитой башкой: пусть все же исполнит мою мечту, выдернет ноги деятелю от программирования. Жасмин, у тебя отличная задница, береги ее… – человек на экране закашлялся, с трудом отдышался, продолжил: – Что я еще хотел сказать? Не поминайте лихом. Не пейте сырой воды, это может привести к кишечной инфекции. Не играйте с мудангами, они кусаются. Мойте ноги перед едой и руки перед сном… – похоже, электронные мысли Ай-семь путались. Он то запинался, то резиново растягивал фразы. – Ни дна вам ни покрышки, засранцы-ы-ы-ы…

Экран прощально мигнул и погас. Бортовой компьютер отключился.

– Придется переводить все системы на ручное управление, – заметил Сяо Ли. – На это энергии корабля хватит.

Дан ощутил нечто похожее на скорбь: он уже привык к дурашливому взбалмошному Ай-семь. Правда, грустить было некогда, он отвечал за три с лишним десятка человек и четырех киборгов.

– Сяо Ли, собери людей, – приказал Дан.

Команда теснилась в кают-компании. Увидев капитана, пираты зашумели. Он поднял ладонь, призывая к молчанию. Все сразу стихли. Акула отлично выдрессировал людей. «Вот пусть он и говорит с командой, – решил Дан. – Бладу лучше знать, как это сделать».

– Скрывать не буду, ситуация хреновая, – откровенно заявил он. – «Арабелла» разрушена, почти все системы выведены из строя. Связи нет, коммуникаторы потянут только местную связь, и то недолго. Запаса продовольствия хватит на месяц. Планета неизученная, опасная. Никто не знает, что здесь происходит и почему гибли экспедиции.

Люди перешептывались – хмурые лица, в угрюмых взглядах – безысходность. Дан подумал, что уже где-то видел такое. Да, конечно, вспомнил он, Равенсбург, ратушная площадь. Так смотрели горожане, когда у них на глазах сжигали очередного колдуна. Ничего не меняется, человек остается человеком.

– И что теперь, подыхать нам здесь?! – выкрикнул щуплый рыжеволосый матрос. Команда поддержала его нестройным гулом. – Куда ты нас затащил, капитан? В жопу миров? Да пошел ты…

– Хочешь подохнуть, Адольф? – нехорошо усмехнулся Дан. – Можно устроить.

Он сделал знак стоявшему рядом КОКу. Тот вытащил из-за пояса тесак, тяжело ступая, подошел к парню. Адольф попятился, обернулся в поисках поддержки, но люди прятали глаза, отворачивались, отступали. КОК размахнулся, полоснул рыжего по шее. Тот, заливаясь кровью, рухнул на палубу. Киборг наклонился, вытер нож о комбинезон Адольфа, спрятал в ножны. Акула кивнул на агонизирующее тело:

– Кто-нибудь еще хочет подохнуть? Я не собираюсь. И напоминаю: вы все подписали договор. Кровью. Как настоящие пираты. И клялись мне в верности. Разве нет?

Команда молчала.

– Кровью?.. Как романтично. У него определенно есть стиль, – шепотом заметила Настя.

Дан молча согласился: Блад был оригинальным парнем, по-своему интересным. Хоть капитан действовал жестокими методами, но линию вел правильную: сейчас нельзя допустить панику.

– И все равно каждый из вас мог уйти в любой момент. Отказаться от похода. Так?

– Так! – рявкнул Дитрих. – Раскисли тут, как целка перед солдатом! Не нравится, валите!

– В пяти километрах отсюда есть лагерь научной экспедиции. Там наверняка имеется связь. Наймем кого-нибудь, чтобы нас вытащили отсюда. Надо только дойти. А теперь… Есть еще недовольные капитаном?

Пираты молчали.

– Этого на корм акулам, – Дан махнул на труп. – Вы, – он указал на пятерых человек, – и КОК со мной в разведку. Надеть скафандры.

Настя толкнула его в бок:

– Я с тобой.

– Сиди на месте, кошечка, – ответил он, все еще пребывая в образе Блада. – Не бабское это дело.

– Очнись, а то Жасмин включу, – сладко улыбаясь, пропела Настя.

«Еще неизвестно, что безопаснее – оставлять ее с озлобленными пиратами или взять с собой», – подумал Дан. Вслух сказал:

– Скафандры в хранилище. КОК покажет.

…За иллюминатором простирался густой лес, напоминающий земные джунгли. Толстые стволы деревьев, оплетенные лианами, колючий кустарник, высокая трава. Сквозь далекие кроны виднелись клочки ярко-фиолетового неба, на котором сияло красное светило.

«Арабелла» стояла, завалившись набок, из-под корпуса торчали согнутые, переломанные деревья – удивительно, как Дан умудрился посадить корабль в такой чащобе.

– На турбомобиле не продеремся, турбоциклы тоже не пройдут, – сказал Дан. – Придется идти пешком.

– Кэп! – голос Сяо Ли в коммуникаторе дрожал. Кажется, китаец впервые был растерян. – Возгорание в генераторе, потушить невозможно! Скоро шарахнет!

– Сколько у нас времени? – спросил Дан.

– Трудно сказать… Часа три-четыре.

– Экипаж! Срочная эвакуация!

Эта команда была отработана: пираты не раз уже покидали подбитые корабли. КОК бросился на камбуз собирать провизию. Остальные брали необходимые для выживания вещи. Через час команда в полном составе спустилась по трапу.

Оглавление

Обращение к пользователям