Настя

Снова начался изнурительный поход по джунглям. Влажность, испарения, ветки, хлещущие по лицу, тучи насекомых. На «Небесной кувалде» нашлись фильтры для скафандров, но запас их был невелик. Следовало выполнить задание как можно быстрее и убраться с этой планеты. Не нуждались в защите только киборги и Дуриан, который крутился возле экипажа, время от времени отбегая, чтобы пометить кусты или дерево.

Дан сверялся с коммуникатором по карте, которую дал Кхар Тхикайи. Если верить прибору, лагерь находился за ручьем, всего в двух километрах отсюда.

КОК, неутомимо прорубавший путь, вдруг остановился так резко, что Дан едва не уткнулся носом ему между лопаток.

– Что там?

Киборг молча отошел, давая обзор. Заросли, за которыми они остановились, нависали над рекой. Темно-красная, похожая на кровь вода лениво текла между пологими берегами, таща гнилые ветви и листья. Дан взглянул на карту, предоставленную Кхаром Тхикайи вместе с заказом, – никакой реки. Ручей. Скорее всего в джунглях есть сезоны дождей и сухие периоды. Когда составлялась карта, река обмелела.

– Зашибись! Что будем делать? – спросил Дитрих.

– Перебираться. Поищем брод.

Дан приказал экипажу двигаться вдоль берега, не подходя близко к воде. Отправил КОКа на разведку.

Киборг вошел в мутную воду, у берега густо покрытую зарослями розовых цветов, похожих на кувшинки, и зашагал по дну к противоположному берегу. На середине реки его голова скрылась из виду. Вскоре КОК выбрался, зычно крикнул:

– Глубина в два моих роста!

– Смотри, там что-то есть, – сказала Настя.

Недалеко от берега, сразу за линией водяных растений, над красной поверхностью мелькали яркие блики. Дан присмотрелся: это были маленькие, не длиннее пальца, рыбки. Блестящие, переливчатые, всех цветов радуги, они выпрыгивали из воды на несколько сантиметров, словно играли.

– Какая красота, – умилилась Настя.

– Ты только держись от этой красоты подальше, – мрачно предостерег Дан. – Пираньи тоже небольшие, а корову запросто сжирают.

– Ну, какие это пираньи? – рассмеялась девушка. – Они же совсем крошечные. Что они могут сделать человеку в скафандре? И я не корова, – обиженно добавила она.

КОК прошел еще несколько шагов вниз по течению и снова вернулся в воду. Река казалась спокойной. Никакой опасной живности на берегах Дан не заметил. Но это впечатление могло быть обманчивым: кто знает, что водилось в глубине реки?

Из воды поднялась монументальная фигура КОКа.

– Все так же. Два моих роста, – пробасил он, прошел немного по берегу и опять принялся делать замеры.

«На это могут уйти недели, – уныло подумал Дан. – И не факт, что брод найдется. Тогда придется плыть, что значительно увеличит опасность переправы».

Но раз на двадцатый КОК не скрылся с головой, вода доходила ему лишь до пояса. Значит, прикинул Дан, самому невысокому из экипажа будет по грудь. Вполне нормально.

– Там дорожка из камней, – сообщил киборг вернувшись. – Скользкие, но перейти можно.

– Приготовиться к переправе! – скомандовал Дан. – За КОКом, шаг в шаг. По пять человек, – он разделил людей на группы. – Пошли!

Дуриан, оценив обстановку, прыгнул на КОКа и ловко вскарабкался на его плечо. Тот попытался скинуть зверя, но Дуриан намертво вцепился когтями в комбинезон. Киборг потянулся за ножом.

– Не тронь! – приказал Дан. – Пусть сидит.

Первая группа цепочкой побрела за киборгом, держа наготове оружие. Остальные напряженно наблюдали за товарищами с берега. Радужные рыбки устремились следом, ярким хороводом вертелись вокруг людей. Дитрих фон Валленштайн что-то тихо шептал.

– Молитва, – смущенно пояснил он в ответ на удивленный взгляд капитана. – Так, на всякий случай…

Дан не успел уточнить, кому молится штурман. Люди вышли из воды, довольный Дуриан соскочил с плеча киборга и отправился помечать новую территорию. КОК пошел назад.

– Вот видишь, ничего не случилось, – заметила Настя. – Рыбки просто любопытные.

Вторая и третья группы тоже добрались благополучно.

Дан, как и полагалось капитану, пошел с последней партией, замыкающим. Он нащупывал ногами скользкие камни, шагал осторожно и медленно, не сводя глаз со спины шедшей впереди Насти, готовый в любой момент подстраховать подругу.

Радужные рыбки снова не отставали, сопровождали людей. Плыли рядом, время от времени невысоко подпрыгивая над водой.

– Такие хорошенькие, – рассмеялась Настя. – Смотри, у них глазки черные.

– Под ноги лучше гляди, – буркнул Дан.

– Так вода непрозрачная, ничего не видно, – ответила подруга и тут же покачнулась, взмахнула руками, теряя равновесие.

Дан вовремя подхватил ее под мышки, не дал упасть.

– Настя, – шепотом взмолился он, – будь внимательнее, пожалуйста!

Впереди раздался крик: Курт, матрос, который шел прямо за КОКом, тоже оступился, рухнул и ушел с головой под воду. Радужные рыбки устремились за ним. Киборг прыгнул следом, вскоре незадачливый пират был водружен обратно.

– Ты там в порядке? – крикнул Дан.

– Вроде бы, кэп, – Курт снял шлем и ошарашенно потряс головой. – Черт, как так? Скафандр разгерметизировался. Вода в ухо попала…

На мгновение Дану показалось, что в ухе матроса мелькнуло что-то синее, блестящее. Но тут же яркий блик исчез.

Последняя группа перешла реку.

– Может, привал объявишь, кэп? – спросил Дитрих. – Люди устали.

Дану не нравилась река, он интуитивно чувствовал исходившую от красной воды опасность. Он не успел ответить.

Тихое мелководье взорвалось плеском и фонтаном брызг. Из-под розовых цветов вынырнуло что-то длинное, тяжелое, похожее на бревно, сбило с ног Вагифа и снова скрылось в реке. Медик не успел вскрикнуть, как навстречу ему из-под тины устремилось огромное существо. Клацнули чудовищные челюсти – совсем рядом. КОК среагировал быстрее: подскочил и выдернул Вагифа почти из пасти зверя, так что медик разминулся с длинными зубами на какой-то сантиметр.

Дан выхватил бластер, выстрелил. Лазер прошил воду рядом с существом. Оно развернулось и снова бросилось в атаку, схватило Джонаса, который не успел отбежать. Челюсти сжались, матрос издал полный боли крик. Теперь уже стреляли все. Тварь заметалась под лучами и потоком плазмы, но не выпустила человека, вместе с ним молниеносно нырнула в реку. Вскоре всплыла брюхом вверх, рядом колыхался на слабом течении искалеченный труп матроса.

– Сколько мяса! – восхитился Сяо Ли. – КОК, вытаскивай скорее!

– Это ты про Джонаса? – мрачно уточнил Дитрих.

– Джонаса, конечно, жалко, – ничуть не смутился китаец. – Зверь съел Джонаса, мы съедим зверя. Природный круговорот веществ, вершина пищевой цепочки, высшая справедливость мироздания.

– Лучше бы он сожрал тебя, – недовольно заключил КОК, залезая в воду.

Сначала он потащил на берег Джонаса. Дернул за руку и вытянул туловище без ног. Челюсти монстра перекусили несчастного пополам. Из разорванного живота свисала бахрома кишок, в красной воде не видно было потоков крови, расплывавшихся вокруг матроса. КОК уложил верхнюю половину Джонаса на берегу, пошарил в воде, выволок вторую часть. Потом выудил из реки зверя.

Тварь была велика – не меньше семи метров в длину. Длинной тупой мордой, широкой пастью она немного напоминала крокодила. Голову и шею покрывали красновато-бурые костяные щитки, похожие на черепаший панцирь. Их поверхность поросла тиной, что отлично маскировало зверя в мутной воде. Глаза сидели на тонких «стебельках», на манер перископа, что позволяло существу выискивать жертву, прячась под водой. Изрешеченное лазером мускулистое тело с красной шерстью заканчивалось длинным плоским хвостом. На коротких мощных лапах красовались острые когти.

– Ну и урод, – протянула Настя.

Дан мрачно кивнул: сколько тут всяких уродов живет вокруг? Тем не менее это еще не объясняло, почему планете была присвоена высшая степень опасности.

Он не успел додумать: из-за спины раздался леденящий душу вой. Это кричал Курт, матрос, свалившийся в воду во время переправы. Он снова стащил шлем, упал на колени, закрывая лицо обеими руками, и выл, тоскливо, страшно, словно сказочный оборотень.

Вагиф бросился к нему, попытался оторвать руки от лица:

– Что, мать твою?! Показывай!

Между пальцами Курта струилась кровь, но он не отнимал ладоней. КОК пришел на выручку. Вдвоем с медиком они оторвали руки матроса. Из глаз, рта и носа парня текли струйки крови. Он упал на четвереньки, заорал еще громче – из ушей по шее полились красные потоки.

– Что с ним? – в ужасе воскликнула Настя.

Вагиф пожал плечами. Порылся в рюкзаке, достал инъекционные аппликаторы:

– Ничего не могу сказать. Он теряет много крови, попробую ввести кровоостанавливающее.

Уколы не помогли. Кровотечение становилось все сильнее, парень орал от боли, катался по земле. Наконец, потерял сознание и затих. Несколько минут лежал неподвижно, потом задергался, задрыгал ногами.

– Агония, – сказал Вагиф.

– Что это? – с ужасом проговорила Настя, указывая на тело.

Из правого уха Курта медленно выползло что-то черное, длинное, похожее на крабью лапу. Зашарило вокруг, уперлось в землю. Потом появилась вторая конечность, нашла точку опоры. Наконец, на свет вылезла омерзительного вида тварь, одновременно напоминавшая богомола и ящерицу. У нее были длинные с когтями на конце лапы насекомого, горбатое чешуйчатое тело и маленькая голова с выпуклыми глазами. Существо покрывали потеки крови и белые кусочки мозга. Тварь посидела немного на голове Курта, потом поползла в сторону реки. Выстрелы Дана прекратили ее движение, разорвали в клочья.

– Паразит, – констатировал Вагиф. – Личинка как-то попала в мозг, выжрала его изнутри, почти мгновенно развилась во взрослую особь и выбралась наружу.

– Вот тебе и блестящие рыбки, – сказал Дан. – Не рыбки это, личинки. Одна из них влезла в ухо Курта.

Настя содрогнулась.

Джонаса и Курта похоронили, экипаж двинулся дальше. Вскоре деревья расступились, открывая поляну, на которой стояли полуразвалившиеся домики – лагерь погибшей экспедиции.

Оглавление

Обращение к пользователям