Сенкевич

– Адмирал, сигнал опять потерян. Не могу определить координаты посадки Блада, – доложил Эрик Лонг.

– Провести сканирование местности, – невозмутимо приказал Сенкевич.

В душе, однако, взъярился:

«Да что происходит с этим гребаным сигналом?! Я думал, техника в будущем более совершенна».

«Какая там техника у пиратов? – уныло пробормотал Грант. – Мне даже не сказали, от какого устройства исходит сигнал».

– Адмирал, сканирование невозможно. Помехи невыясненного происхождения, – отрапортовал помощник.

«Такое твое адмиральское везение», – констатировал Сенкевич.

«Ой, заткнись. Тоже везунчик нашелся, – огрызнулся Грант. – В одной шкуре сидим».

Адмирал удивительно быстро перенимал у гостя по телу манеру выражаться. Но вслух вполне прилично произнес:

– Готовиться к посадке.

Предварительно сбросив небольшую бомбу для расчистки, «Непобедимый» приземлился в густом лесу.

– Выслать роботов-разведчиков! – приказал Грант. – Запустить сканирующие зонды!

Вскоре вокруг корабля засновали ловкие устройства, в воздух поднялись небольшие летательные аппараты, формой отдаленно напоминавшие воздушных змеев. Лонг и три оператора впились взглядами в голограмму с камер.

«И что, долго так будем сидеть?» – спросил Сенкевич.

«Только про трусость не начинай, хорошо? Это нормальный процесс исследования местности. Планета опасная, неизученная. Зонды проведут изучение с воздуха, разведчики – на поверхности. Может, удастся сразу и корабль Блада обнаружить».

– Адмирал! – воскликнул Лонг. – Смотрите!

На камерах гасли картинки.

– Зонды исчезли из видимости, – растерянно проговорил Эрик. – Из разведчиков осталось пять… четыре… три…

Вскоре камеры мигнули, показав на прощание изображение травы, и погасли.

– Выслать второй отряд, – приказал Грант.

Но его приказ не успели выполнить.

– Адмирал, атака с воздуха!

На голограмме появились пять истребителей.

– Опустить силовой щит! Ракетные установки к бою!

Защита выдержала, «Непобедимый» содрогнулся от удара ракетами и дал ответный залп. Один из истребителей, охваченный пламенем, закувыркался и стремительно понесся к земле. Остальные сумели уклониться от обстрела, набрали высоту и снова спикировали на звездолет Гранта.

– Силовой щит на максимум!

В корабль ударили сразу четыре ракеты. Корпус «Непобедимого» завибрировал. Адмирал отдал приказ стрелкам. Залп, еще и еще – три истребителя превратились в огненные шары. Последний вывернулся, прошел низко над верхушками деревьев, снова взвился в воздух и спикировал на «Непобедимый». Грант встретил его новым залпом.

– Адмирал, в пяти километрах приземлился корабль, – доложила Анна.

– Изображение.

Посреди кабины появилась голограмма – сверкающий серебром космический крейсер, борт которого гордо украшала звездно-полосатая эмблема.

– Альянс Государств Америки, – тихо проговорил Эрик Лонг.

«АГА, что ли? – ухмыльнулся Сенкевич. – Забавная аббревиатура».

«На самом деле, ничего забавного, – озабоченно ответил Грант. – Крупнейшая военная держава. Их боевые нигеры дерутся хлеще всякого киборга».

«Боевые… кто?» – Сенкевичу показалось, что он неправильно понял мысли адмирала.

«Черные рабы. Из них получаются отличные солдаты».

Сенкевич заинтересовался:

«Чтобы я тебя не отвлекал, дай доступ к сведениям в твоей памяти. Хочу побольше узнать об Америке. Хотя ты ж историю не изучал…»

«Историю АГА проходил. Солдат должен знать все о вероятном противнике державы, – возразил Грант. – Ладно, пользуйся».

Сенкевич устроил экскурс в новейшую историю Америки. То, что отыскалось в закромах памяти адмирала, поразило его до глубины души. Такое развитие событий невозможно было спрогнозировать.

В начале двадцать первого века белое население США стало чувствовать себя угнетенным. Правительство продолжало упоенно баловать негров, создавая им режим наибольшего благоприятствования и внушая, что все белые обязаны испытывать чувство вины за позорное рабовладельческое прошлое. Черные в большинстве своем не желали работать, жили на социальное пособие, которое, конечно, платилось за счет увеличения налогов. Но подачек от государства на красивую жизнь не хватало, среди негров росла преступность. Убийства, грабежи, киднеппинг, наркоторговля, притоны с несовершеннолетними проститутками – черные банды подминали под себя и терроризировали крупные американские города.

Вместо того чтобы как-то исправить ситуацию, правительство усиленно пропагандировало лояльность к неграм. На экраны десятками выходили душещипательные фильмы о несчастной судьбе рабов. В них, как дважды два, доказывалось: потомки рабовладельцев в неоплатном долгу перед черными.

Но белые фильмам не верили, в долгу быть устали и чувство вины тоже испытывать почему-то не хотели. Более того, обижались, когда несчастные угнетенные негры грабили их дома или продавали наркотики их детям. Не надеясь больше на полицию и правительство, организовывали отряды сопротивления. Возродился ку-клукс-клан.

Последней каплей стало правление черного президента, который тихо и благополучно дорушил экономику Соединенных Штатов. В 2020 году, когда в стране появился харизматичный сильный лидер белого движения с лозунгом «Негр должен сидеть на цепи», случился переворот.

Президенту объявили импичмент, вместо него избрали белого лидера, черным отказали в гражданских правах, вернули рабство, слова «нигер» и «черномазый» объявили национальными символами Америки. Когда НАТО и ООН возмутились таким положением дел, американцы заявили, что это внутренние проблемы, которые никого не касаются, и патриотично разбомбили несколько европейских стран. На том все и закончилось.

Сейчас АГА – самая сильная мировая держава. За счет рабского труда экономика достигла небывалых вершин. Вот уже две сотни лет американцы не знают, что такое кризис. Белые работают не больше трех часов в день. Грязным, опасным, неквалифицированным трудом занимаются только черные. За два с лишним века выросло поколение рабов, воспитанных в беспрекословном подчинении белым господам – над этим трудились тысячи психологов. Для тех, кто вздумает бунтовать, существуют способы подавления вроде электромагнитных ошейников и мозговых чипов.

Солдаты теперь тоже только черные. А вот офицеры, разумеется, исключительно белые.

– На расстоянии тысячи метров появились органические объекты, – доложила Анна. – Приближаются со скоростью восемь метров в секунду.

На голограмме появилось изображение людей, вооруженных плазмометами, бластерами и лазерными винтовками. Судя по тому, что картинка транслировалась всеми камерами, солдаты окружали «Непобедимый».

– Увеличить, – приказал Грант. Всмотревшись, добавил мысленно:

«Вот тебе и боевые нигеры».

Сквозь прозрачные защитные шлемы видны были невозмутимые черные лица.

«Почему они киборгов не выслали?» – удивился Сенкевич.

«Говорю же: рабы лучше. Дешевле в эксплуатации».

Остановившись в сотне метров от корабля, солдаты открыли огонь по шлюзам и двигателям.

– Опустить силовой щит! – приказал Грант. – Отряды, приготовиться к высадке!

Одновременно открылись шлюзы «Непобедимого», из них посыпались космодесантники, ответили американцам огнем.

– Сократить дистанцию, навязать ближний бой, – приказал Грант в коммуникатор.

Сам коснулся кнопки на пульте управления, подошел к панели на стене. Та отодвинулась, открывая нишу, в которой висело что-то похожее на костюм аквалангиста.

«Что это?» – спросил Сенкевич.

«Боевое снаряжение, усиленное экзоскелетом».

Адмирал приложил костюм к себе, что-то нажал на нем – плотная эластичная ткань поползла по телу, охватила, как вторая кожа. Грант надел защитный шлем.

«Куда ты собрался?» – осведомился Сенкевич.

«На высадку», – просто ответил Грант и двинулся к шлюзу.

Вокруг звездолета творилось невообразимое. Десантники Гранта слаженно крутили сальто, кувыркались, совершали пятиметровые прыжки, приближаясь к американцам. Те сначала отстреливались, стоя на месте, потом, видимо, подчиняясь приказу, ринулись навстречу противнику.

Два отряда столкнулись, пошли врукопашную. Вокруг «Непобедимого» вспыхивали ожесточенные схватки. Сенкевич своими глазами увидел, на что способны боевые рабы.

Десантники хлопали по запястьям, из рукавов выскакивали лазерные клинки. Рабы в ответ ощетинились длинными лазерными шипами на пальцах, локтях и коленях, сделавшись похожими то ли на вампиров, то ли на стегозавров.

Сенкевич с интересом наблюдал за дракой будущего. Один из космодесантников пошел на врага, размахивая руками так быстро, что клинки слились в одну сверкающую синевой полосу. Подчиняясь движениям солдата, она то описывала круг, то рисовала восьмерку и зависала в воздухе, как ядовитый знак бесконечности. Десантник обрушил удар клинков на невысокого худощавого негра. Тот принял клинок шипами на правой руке, оттолкнул, взмахнул левой, полоснул противника по лицу. Из разрубленного шлема хлынула кровь. Десантник схватился за голову, черный добавил удар коленом в живот, словно жука, проткнув солдата шипом.

Рядом два боевых раба столкнулись с солдатом Гранта. Тот подпрыгнул метра на три, обрушился сверху, ударил обоими клинками сразу. Разваленные пополам негры рухнули на землю.

Грант пробирался между дерущимися, держа плазмомет.

«Ты погулять, что ли, вышел?» – поинтересовался Сенкевич.

Вместо ответа Грант включил коммуникатор:

– Анна, удалось определить местонахождение командира?

Прохладный голос произнес координаты, адмирал двинулся дальше. Дорогу заступил здоровенный негр, черный до синевы, удивительно похожий на Уэсли Снайпса. Он воинственно оскалился, пошел на Гранта, выставив шипы. Тот увернулся, врезал сбоку – удар усиленной перчаткой руки отшвырнул раба шагов на десять. Негр опрокинулся на спину, тут же подскочил, выпрямился гибким движением. Но не успел снова ринуться на адмирала – плазма превратила его в пылающий факел.

«Вон, видишь, метрах в двадцати – стоит человек? Это командир отряда», – пояснил Грант, снова поднимая плазмомет.

Шар огня взметнулся в воздух, но не достиг цели. Один из рабов, увидев, что командиру угрожает опасность, напружинился, совершил длинный прыжок, будто саранча. Он опередил выстрел на какие-то доли секунды и загородил офицера своим телом. Гудящий поток пламени превратил негра в факел. На землю упали клочья серого пепла. Американский командир выстрелил в ответ, Сенкевич отпрыгнул, покатился по земле. Следующий залп плазмы уничтожил офицера.

Силы были равны, побоище могло продолжаться еще очень долго. Но боевые рабы, потеряв офицера, дрогнули и отступили.

«Так всегда, – резюмировал Грант. – Стоит убрать командира, и они теряются. Белого господина нет, сражаться не за кого».

«А как же знаменитый американский патриотизм?»

«Есть, да еще какой фанатичный. Но это идеология белых людей. У рабов какой патриотизм? Сплошное подчинение».

Десантники подбирали убитых, раненых относили в клинику. Для такого побоища потери были небольшими – всего десять человек. Грант вернулся на корабль, переоделся, уселся за панель управления.

– Приготовиться к взлету, – приказал он.

Вскоре «Непобедимый» оторвался от поверхности планеты. Адмирал связался с Землей, запросил разговор с Камацу, доложил о стычке с американцами.

– Это небольшое осложнение не должно отвлекать вас от выполнения основного задания, – ровно ответил японец. – Вы уверены, что Блад на Гамме-32?

– Так точно, господин президент. Сигнал постоянно прерывается, но в последний раз мы поймали его именно отсюда.

– Миссия должна быть выполнена любой ценой, адмирал.

С этими словами Камацу отключился.

«Почему, интересно, его не удивило появление американцев?» – спросил Сенкевич.

«А почему оно должно было его удивить?»

«Ну, ты сам подумай: дикая планетка, высшая степень опасности, никакой цивилизации. Сто лет ею никто не интересовался. А теперь – и Блад, и мы, да еще и американцы. Что им тут делать?»

Грант не успел ответить.

– Адмирал, обнаружен слабый сигнал, – доложил Эрик Лонг.

«Есть!» – возликовал Грант.

Наконец он нашел Блада.

Оглавление

Обращение к пользователям