Глава 2

Современный общественный транспорт на близкие расстояния был разработан по образу совместного использования автомобилей, крупный общественный транспорт был заменен меньшими системами, в которых можно разместить меньше людей. Тридцать лет назад этот план начал распространяться среди больших городов, а также среди восьмидесяти процентов средних городов и пригородов. Оставшиеся двадцать процентов использовали частные автомобили и не нуждались в общественном транспорте.

При поездке в школу или на работу большие автобусы и троллейбусы, которые могли перевозить большое количество людей, вышли из моды, поэтому сцена, где ученики старшей школы садятся в автобус и едут в школу, стала почти несуществующей.

Хотя Тацуя ездил в школу в сопровождении лишь Миюки, он всё ещё разделял со своими друзьями ходьбу от станции до школы. Даже если он прибывал к школе позже обычного, его по-прежнему ждала обычная толпа.

Как правило, они просто шли в школу, но иногда заглядывали в кафе или рестораны быстрого питания. Вдоль примерно одного километра дороги от станции в школу были расположены множество магазинов, которые хвастались едой, книгами, школьными принадлежностями, одеждой, или особыми материалами, связанными с магическим образованием. Сюда часто приходили не только ученики и учителя Первой школы — многие сюда проделывали долгий путь за покупками.

Восемь человек собрались вместе в одном из более традиционных кафе, где они были частыми посетителями.

— Э? Тацую выбрали одним из представителей на Конкурс диссертаций?

Сегодня они сюда пришли потому, что Микихико спросил Тацую, почему того вызвали в подготовительную комнату Магической геометрии. Тацуя не мог не заметить, что Микихико сгорает от любопытства, пока все дожидаются официантку, поэтому решил немного остановиться на подробностях.

Таким образом, реакция Микихико была воплощена предыдущими словами.

Миюки и Хоноке он сказал это вчера, когда забирал их из комнаты школьного совета, потому ошеломило это остальных пятерых, включая Микихико.

— Подожди, я думала, что на Конкурс диссертаций мы посылаем лишь трех представителей со всей школы.

— Да, — спокойно и однозначно ответил Тацуя на наивный вопрос Мизуки. Их два выражения лица были как день и ночь.

— Всего лишь «да»… Тацуя-кун, ты к этому совершенно равнодушен.

Мизуки потеряла дар речи, а Эрика тупо на него уставилась. Зато Лео весело улыбнулся.

— Для Тацуи это вполне естественно.

— Ещё не было случаев, когда на Конкурс посылали ученика первого года.

— Но это и не невозможно, так ведь? Даже преподаватели не могут закрывать глаза на гения среди нас, придумавшего совершенно новую магию, — Лео улыбнулся и опроверг встречный довод Шизуку.

— Давайте остановимся на этом обсуждении гения. — Тацуя не смутился, что его так назвали, но почувствовал раздражение, будто кто-то кольнул иголкой.

— Тацуя-сан и вправду не любит, когда его называют гением…

— Так как этот термин слишком обычный, — ответила вместо Тацуи Миюки на изумленные слова Хоноки, сказанные без насмешки или какого-то скрытого смысла.

Тацуя мог лишь криво усмехнуться, хотя должен был признать, что она совершенно права.

— Нет, это всё равно невероятно! — видимо заметив, что настроение начинает клониться к худшему, Микихико быстро вмешался, чтобы восстановить баланс. — Доклады, выигравшие Конкурс, ежегодно публикуются в журнале «Super Nature», хотя значительное внимание по-прежнему уделяется второму месту и ниже.

«Super Nature» — британский исследовательский журнал, у которого, по-видимому, наивысший авторитет в современной магии. К сожалению, журнал также содержит темы диктатуры, которые неуместны для учеников старшей школы. К счастью, все, кто читал журнал, включая Микихико, Тацую и Миюки, были весьма знакомы с этим названием.

— Но… осталось не так много времени, — заявил Микихико, настроение у него с радостного быстро переменилось на беспокойство.

Может, Микихико тоже следует обратить внимание на эти внезапные перепады настроения? С удивлением подумал Тацуя. Впрочем, он оставил эти мысли при себе и кивнул на вопрос Микихико.

— На всю работу у нас есть ровно девять дней.

— Именно! Это чрезвычайно крайние сроки!

— Это не проблема. В конце концов, я играю лишь роль поддержки. Главный писатель начал работать над докладом ещё до летних каникул. — Видя взволнованное лицо Хоноки, Тацуя успокоил её улыбкой и немного помахал рукой. На что Хонока расслабилась, приняла выражение лица «ты прав» и облегченно вздохнула.

— Вот только это и вправду чрезвычайно краткие сроки. Неужели случилось что-то неожиданное? — поморщила брови Миюки, задав вопрос Тацуе.

— У одной старшеклассницы помощника неожиданно ухудшилось физическое состояние, — Тацуя, как и ранее, улыбнулся и дал простой ответ. Даже если он не вдавался в подробности, ему нечего было скрывать, даже если на него надавить. Но, похоже, чрезмерно упрощенный ответ Тацуи не полностью удовлетворил Миюки. — Это довольно печально, но, даже если и так, замену эту и впрямь сделали в последнюю секунду, — сказал он, и не потому, что такое вдруг произошло, а из-за возникшего вокруг настроения.

— В самом деле, даже если бы весь доклад нужно было делать с нуля, Онии-сама, ты был бы лучшей кандидатурой.

Тем не менее, учитывая, что положение Тацуи уже стало реальностью, Миюки всего лишь искала причину, чтобы себя убедить, что идеально подходило её характеру. В глазах Тацуи, даже если её слова были довольно точны, она, так безоговорочно такое заявляя, всё ещё думала слишком высоко о себе.

— Это не совсем так. Вот была бы загадка, если бы я совершенно не был знаком с темой, которую выбрала Итихара-сэмпай, но, к счастью, это не так.

Потому Тацуя и принял тактику «улыбаться и отрицать», но Миюки, похоже, не слишком осчастливила позиция брата. Как раз тогда, когда она думала о подходящем ответе, возле неё был задан новый вопрос:

— Эй, тогда какая тема? — с любопытством наклонился Лео и спросил. Несмотря на то, что все молодые девушки холодно посмотрели на него глазами «неужели ты поймешь, даже если тебе объяснят?», Тацуя и Лео оставили их без внимания.

— Технические сложности и решения непрерывной последовательности магии типа Гравитационного контроля для реактора термоядерного синтеза.

— …Я даже представить такое не могу, — тут же ответил Лео, показав тем самым своё текущее затруднительное положение.

— …Довольно грандиозная тема. Разве это не одна из «Трех Великих Загадок системной магии Веса»? — спросил Микихико со сложным выражением лица.

— Так как Тацую-сана попросили присоединиться, я думаю, что доклад будет связан с процессами CAD, — выразила свои мысли Мизуки.

— И я так думаю.

— Кэй-сэмпай тоже участник… Думаю, эта тема может быть просто довольно трудной, чтобы был шанс на победу.

Шизуку и Эрика разделили мнение Мизуки. По-видимому, друзья за него беспокоились, потому что эта тема — слишком большой вызов для Тацуи и вообще для учеников старшей школы. Что имело смысл, поскольку непрерывная последовательность магии типа Гравитационного контроля для реактора термоядерного синтеза была названа одной из Трех Великих Загадок не просто так. Так что Тацуя мог лишь улыбнуться и кое-как довести дело до конца.

Однако, среди всех улыбающихся лиц, на самом деле не улыбалась лишь Миюки. Улыбка не достигла её глаз. Только она, понимающая значение этой магии, могла по-настоящему оценить, насколько серьезным был брат.

? ? ?

На станции Тацуя и Миюки попрощались со своими друзьями. Они как раз доходили до своего дома, как увидели припаркованный рядом миниатюрный лимузин, что заставило их двоих переглянуться. Тацуя шагнул вперед и открыл дверь. Увидев у порога туфли на высоких каблуках с этикеткой дорогого дизайнера, Тацуя нежно сжал плечи Миюки, которая стояла в полной тишине с жестким выражением лица.

Поддержав Миюки и шагнув за порог, он услышал негромкий стук быстро приближающихся тапочек.

— Добро пожаловать домой. Вы двое всегда в таких хороших отношениях.

Услышав этот насмешливый тон, Тацуя быстро сузил глаза и ещё сильнее сжал трясущиеся плечи сестры.

— Давно не виделись, Саюри-сан.

Холодный голос Тацуи идеально подходил его холодному взгляду.

На этот раз поприветствовавшая их женщина небольшого роста чуть вздрогнула.

— Хм, хм. Что ж, просто я всегда хотела быть ближе к офису.

— Неужели, — резко кивнул Тацуя их приемной матери, которая последние девять месяцев не ступала в этот дом (в их глазах она была «второй женой отца») — Шибе Саюри.

Несмотря на «возвращение домой», у неё в этом доме не было комнаты или кровати, так как, выйдя замуж за их отца, она поселилась вместе с ним в апартаментах престижного жилого комплекса в пяти минутах от штаб-квартиры компании FLT, и они жили вместе счастливым браком. Тацуя лишь хотел немного уязвить Саюри тем, что она никогда не жила здесь выйдя замуж за отца и тем, что она назвала это место домом.

Видя, что на эту злую насмешку выражение лица у второй жены их отца потемнело, Миюки и впрямь успокоилась. Всё ещё с рукой брата на плече, она немного повернулась и, совершенно не обращая внимания на посторонние взгляды, придвинулась ближе к слегка наклоненному лицу Тацуи.

Обычно, даже если бы они были наедине, Миюки никогда бы не сделала такое смущающее действие, которое совершенно не вязалось с её образом. К этому времени она окончательно вошла в состояние, когда наблюдатели для неё ничего не значат.

— Я сейчас же начну готовить ужин, Онии-сама. Не хочешь чего-нибудь особенного?

— Подойдет всё, что захочешь. Не нужно спешить, лучше сначала пойди, переоденься. — Тацуя даже не потрудился взглянуть на Саюри, вместо этого предоставив всё своё внимание Миюки. В ответ брату, Миюки восторженно улыбнулась.

— Поняла, хотя мне интересно, не хочешь ли ты чего-то конкретного. Пока это желание Онии-самы, Миюки сделает всё что угодно.

— Эй, не переусердствуй. — Тацуя слегка ткнул её в лоб. Миюки опустила голову и быстро поднялась на второй этаж.

— Итак, что я для вас сегодня могу сделать? — как только Миюки исчезла, Тацуя возобновил разговор с Саюри, которая выглядела, словно застряла между молотом и наковальней. Затем он быстро направился в гостиную и сел на ближайший диван, и снова заговорил с нерешительной Саюри: — Может, перейдем сразу к делу? Я хочу закончить прежде, чем вернется сестра.

Саюри подняла брови на эти резкие слова, но всё же села напротив Тацуи.

— Сдается, вы двое ко мне по-прежнему не слишком доброжелательны. — Саюри села и, будто поняв, что дальнейшая игра бесполезна, резко изменила своё отношение. Совершенно не беспокоясь о взгляде Тацуи, она перекинула одну ногу на другую и откинулась на спинку дивана. Она была одета в повседневную одежду, на ней не было никакого макияжа, она будто показывала этим своё призвание исследователя, так что Тацуя не волновался, куда деть глаза. Конечно, даже если бы Саюри носила узкую мини-юбку, Тацуя не моргнул бы и глазом.

— Миюки, может, так и думает. В конце концов, для неё вполне естественно быть несколько обиженной, если её отец снова женился меньше чем через полгода после смерти матери. Даже если кажется, что она ведет себя как взрослая, она всего лишь 15-летняя молодая девушка.

— …А ты?

— Я неспособен на такие эмоции. Таким уж меня сделали.

— …Ладно, забудь, правда это или ложь, но это уже не в моих силах. Тем не менее, если хочешь об этом поговорить, то, я надеюсь, ты серьезно к нему прислушаешься, поскольку для вас двоих это полгода, но полные шестнадцать лет для меня.

Несмотря на молодую внешность, ей, как ни странно, было столько же лет, сколько и их отцу. Тацуя размышлял об этих грубых понятиях как об общем враге женщин.

Она, Шиба Саюри, раньше известная как Фуруха Саюри, была любовницей Шибы Тацуро перед тем, как он женился на Йоцубе Мии. Ходили слухи, что семья Йоцуба вмешалась, чтобы захватить ценные генетические преимущества, и насильно разлучила Тацуро и Саюри. Тацуя мог прочесть между строк, куда направлена её ненависть, даже если она ничего об этом не сказала вслух.

Однако это было дело между ней и их родными отцом и матерью, и никоим образом к ним не относилось. Поскольку она поддерживала отношения с их отцом пока Мия всё ещё была жива, она не получит от него жалости.

— Итак, что за дело заставило вас проделать сюда весь этот долгий путь?

Саюри хотела перейти к главной теме естественным образом, поэтому прямой вопрос Тацуи застал её врасплох и наконец стряхнул неестественную атмосферу вокруг их разговора.

— …Тогда, перейдем сразу к делу. Лабораториям компании требуется твоя помощь. Если возможно, мы надеемся, что ты бросишь старшую школу.

— Невозможно. Во время учебы Миюки в Первой школе я не смогу выполнить мою миссию Стража, если не буду учеником Первой школы. — Такому смешному запросу Тацуя мог оправданно категорически отказать.

— Если ты не будешь учеником, можно предоставить других Стражей.

— Волшебники не безграничны. Даже Йоцубе за такой короткий срок будет трудно найти Стража на замену.

— Другими словами, ты самый лучший кандидат?

— Если ограничится лишь защитой Миюки, то это и вправду так.

Такой разговор в прошлом поднимался множество раз.

— Уфф, — Саюри глубоко вздохнула, что выглядело не наигранным. — …Сомневаюсь, что найдется много компаний, у которых есть лишние средства, чтобы позволить кому-то настолько талантливому как ты просто играться.

— Играться? Я в самом деле считаю, что сделал большой вклад в компанию. Несколько дней назад компания получила заказ от морских сил USNA на большое количество устройств полёта, что увеличило квартальную прибыль на двадцать процентов по сравнению с прошлым кварталом, — воинственно сказал Тацуя.

Саюри не могла не надеть печальное выражение лица. Она не могла опровергнуть его слова.

Было общеизвестно, что компания FLT раньше была не производителем CAD, а поставщиком запасных частей, используемых в Инженерной магии. Они взошли на мировую вершину разработки и производства CAD в основном благодаря серии Silver и Тацуе в частности. С внедрением устройств полёта компания FLT стала новатором, и проложила начало новой парадигме в мире специализированных CAD. Для Саюри, изначально вошедшей в компанию в качестве исследователя и позже, несмотря на отсутствие крупных достижений связанных с её именем, повышенной до руководителя, это был грандиозный подвиг, вызывающий бессмысленную ревность.

Однако это были личные чувства Саюри. Ответив «ах, неужели», она также подняла причину, из-за которой пока не может уйти.

— …Не мог бы ты для меня по крайней мере сделать анализ этого предмета? — Саюри со своей сумки достала большую шкатулку и осторожно открыла крышку. В середине лежал полупрозрачный малиновый кристалл. — …Это реликт класса Магатама.

Исследователи магии называли «реликтами» неуместные артефакты, которые содержат магическую сущность и которые являются неопределимыми искусственными компонентами, однако сформированными естественным путём при весьма сложных условиях. Например «Антинит», который содержит «Помехи», можно считать одним из типов реликтов. Также, настоящие реликты, такие как эта Магатама, обычно никогда не попадают исследователю в руки.

— Где его обнаружили?

— Не знаю.

— Понятно, оно к вам попало от JSDF.

Поскольку у компании FLT был приоритетный статус внутреннего производителя, она получала много контрактов от JSDF — Японских сил самообороны или попросту военных.

— Не говорите мне, что под анализом вы просите что-то нелепое, вроде создать копию этой Магатамы? — Увидев у Саюри напряженное выражение лица, Тацуя мог лишь вздохнуть. — Кто пришел к такому безрассудному решению? Неужели вы не представляете, как это смешно пытаться синтезировать реликт с современной наукой и технологиями?

По-существу, неуместные артефакты — это «вещи, которые не принадлежат этому времени» и «объекты, которые превзошли уровень науки того времени, когда были обнаружены», они просто не могут быть разработаны с технологией этого времени. Однако именно из-за того, что эти предметы превзошли современную науку, для их обозначения и был использован сильно преувеличенный термин «реликт».

— …JSDF потребовали, чтобы мы приняли задачу. Отказ не выход.

Не то чтобы решение руководства было невозможно понять. Не только компания FLT, но и другие корпорации в магической отрасли, естественно, служили государственному сектору и могли быть в целом окрашены как военная промышленность.

Лишь люди с практическими навыками в магии могут купить продукты магической инженерии, вроде CAD, но волшебники составляли гораздо меньшую долю рынка, чем другие отрасли. Учитывая нехватку волшебников, этого следовало ожидать.

В настоящее время количество людей в областях, связанных с магией, учеников старших школ магии или студентов университета магии в общей сложности было примерно тридцать тысяч человек. Другими словами, даже если каждый из них будет каждый год покупать новый CAD, суммарный оборот будет по-прежнему тридцать тысяч. На самом деле эта цифра была больше, поскольку для волшебника обычная практика владеть пятью или шестью CAD. К сожалению, это не меняет того, что рынок остается довольно узким.

Также из-за национальной политики по продвижению магии, устройства поддержки магии нужно продавать по низкой цене. На практике цены CAD были ограниченны уровнем покупательской способности обычной семьи, чтобы они могли купить один CAD в качестве подарка для своего ребенка, который поступил в старшую школу. Такой тип независимой отрасли трудно развивать и проектировать.

Поэтому страна сильно субсидировала магическую отрасль. Например, страна субсидирует девяносто процентов от цены CAD. На общественном уровне продукты стоят 10% от стоимости, которую компании используют при обмене между собой. К тому же, используя исследовательские гранты в качестве оправдания, страна каждый год выделяет большие суммы частным корпорациям для исследований.

Даже самые большие корпорации в области, такие как Максимилиан и Розен, не могли отказаться от помощи своих правительств. Это судьба магической промышленности.

— Но ведь JSDF должны понимать, почему реликт называется реликтом. Пока предмет определен как реликт, они должны понимать, что искусственный синтез невозможен, так зачем же делать такой смешной запрос?

После многозначительной паузы, Саюри наконец ответила:

— Недавно исследователи обнаружили Магатаму, которая обладает способностью хранить последовательности магии, — нерешительно ответила она, но этого оказалось достаточно, чтобы у Тацуи быстро изменилось выражение лица.

— Это было доказано? — Тацуя на пределах своих возможностей подавил в голосе жгучую жажду. К счастью, Саюри, похоже, упустила глубокий интерес Тацуи к реликту.

— До сих пор только теоретически. Однако действия военных уже дали достаточно надежные данные наблюдений.

Тацуя серьезно кивнул:

— Если это правда, то военные никоим образом не остановятся на достигнутом, что вполне понятно.

Не один Тацуя стремился хранить последовательности магии. Если хранение последовательности магии сможет распространиться на общественном уровне, то автономные и самоподдерживающиеся магические устройства больше не будут несбыточной мечтой. Даже войска без волшебников смогут владеть магическим оружием. Так как Магатама имеет силу хранить последовательности магии, её успешное массовое копирование обеспечит массовые поставки магического вооружения.

— Но, учитывая недавние успехи компании FLT, зачем ступать на менее обследованный путь? — Раз проект так важен, то, приняв задачу, простого «не может быть сделано» будет не достаточно.

— Жребий брошен.

— Даже без надежды на успех? — Учитывая, что ключ к копированию реликта остается неизвестным, это огромный риск.

— Небольшая надежда есть. Ты можешь попытаться проделать анализ своей магией.

Тацуя не мог не засмеяться: Саюри наконец выложила на стол все свои карты. В конце концов, она пришла сюда не за его интеллектом, а за уникальной способностью. Точно так же, как и всегда.

— Даже использование моей силы не гарантирует успешного копирования… Если вы настаиваете, тогда, пожалуйста, пошлите образец в третий отдел исследований и разработок компании. Я регулярно туда заглядываю.

В любом случае на Тацую это никак не повлияет. Хотя это и правда, что Тацуе требовалось дополнительное понимание о том, как сохранить последовательности магии, но его цель была ограничена лишь пониманием метода, который за этим стоит. Копирование Магатамы для него оставалось вторичным, так что он не хотел чрезмерно обременять исследователей в офисе. И к тому же им было трудно выделить лишний день в и так плотном графике, так что они не могли делать всё, что захотят.

— …

Однако такое предложение Саюри не могла переварить. У неё была такая позиция, что обязывала брать во внимание соперничество отделов внутри FLT. Третий отдел исследований и разработок просто не мог получить дополнительную известность и признание. К тому же гораздо важнее, да и нелепее, выглядело то, что ни она, ни её муж не могли позволить «Таурусу Сильверу», собственно самому Тацуе, получить ещё больше власти говорить. Наверняка другие лаборатории могут превзойти достижения Тацуи, так ведь? Поскольку у Тацуи так много последователей, что большинство в Третьем отделе на его стороне, наверное, их достижения также можно положить в его счет (это были личные подозрения Саюри).

Не в состоянии принять предложение Тацуи, Саюри стиснула зубы.

— Или вы предпочитаете оставить образец здесь? — сказал Тацуя, предоставив тем самым для испытывающей внутренние противоречия Саюри лучик надежды, ставший импульсом, за который она ухватилась, чтобы избежать этого затруднительного положения.

— Нет надобности!

Тем не менее, вместо того чтобы прийти к компромиссу, она решила полностью отступить. Она ни при каких условиях не могла позволить копированию реликта произойти далеко от офиса, далеко от возможности ей претендовать на всю славу. Оставлять позади образец было смешным решением, то же самое, что позволить Тацуе выхватить приз у неё с рук. На самом деле это она сделала такой возмутительный запрос «достичь того, что не имело успешных прецедентов», но теперешняя Саюри потеряла всю объективность.

Её гнев достиг предела, Саюри поднялась.

— Теперь я поняла. Искать твоей помощи было ошибкой с самого начала!

Положив шкатулку обратно в сумку, Саюри обиженно зашагала прочь. Саюри быстро прошла в прихожую, Тацуя пошел следом. К тому времени, как она подошла к порогу и надевала туфли, Тацуя принял тон, который обычно предназначен для обслуживания клиентов:

— Поскольку у вас с собой ценности, не хотели бы вы, чтобы я сопроводил вас до станции?

— Нет надобности, я на машине.

— Как пожелаете. Будьте осторожны. — Острые слова приёмной матери не огорчили Тацую, он учтиво поклонился.

— Миюки. — Тацуя позвал её с порога. Одетая в мини-платье без рукавов, Миюки не спеша спустилась по ступенькам. Её жемчужные руки до плеч были светло-розовыми — она смутилась нарядом, косметики на ней не было.

— Онии-сама, приношу глубочайшие извинения… я вела себя по-детски.

Хоть она и признала своё поведение детским, на самом деле это было больше похоже на своего рода проявление близкой привязанности. Конечно, Миюки об этом не догадывалась, и просто стояла с открытой кожей перед глазами Тацуи. Не важно, что она сказала, но она, безусловно, вложила значительные мысли в этот чарующий вид.

Тацуя нежно погладил сестру по лицу, хотя она не осмеливалась взглянуть ему в глаза, затем его пальцы опустились к её подбородку. Внезапно указательным пальцем он поднял её лицо вверх.

Это простое движение заставило очаровательную белую кожу Миюки стать совершенно красной от плеч до груди. Шелковые длинные волосы качнулись, и глаза наполнились ослепительным свечением, всё это вместе стало совершенно неотразимым…

— Эм, это… — Казалось, что их поза могла привести к поцелую, что заставило Миюки застенчиво отвести глаза. Однако Тацуя снова потянулся пальцами к её лицу. Зачарованная, Миюки закрыла глаза. И тогда, — Ах?! — На миг раздался приглушенный болезненный крик. — З-за что?

— Наказание, — улыбнулся и ответил Тацуя, видя, что сестра покраснела и сделала шаг назад — совершенно естественное действие, если кто-то вдруг ущипнул за нос.

— …Онии-сама вредный. — Миюки обиженно надулась и отвернулась, сохраняя при этом свою очаровательную позу. У Тацуи смягчилось выражение лица, и он продолжил улыбаться.

— Я ненадолго выйду. Убедись, что заперла двери, пока я не вернусь.

— Онии-сама? — ужесточилось выражение лица у Миюки на странные указания брата следить за домом.

— Я собираюсь последовать за одной женщиной, у которой отсутствует чувство опасности. — Тацуя поднял жакет, который только что снял, на что Миюки с недовольством нахмурилась.

— …Онии-сама, сколько ещё неприятностей она собирается положить тебе на плечи.

— К сожалению, я не могу оставить её на произвол судьбы. Саюри держит в руках реликт, который может дать ключ к хранению последовательности магии. — Тацуя снял галстук и передал его Миюки, сообщив, почему же на самом деле решил «проводить» Саюри.

Похоже, Миюки несколько его поняла, но всё же наморщила брови:

— Если в этом дело, тогда ничего не поделаешь. Пожалуйста, будь осторожен, Онии-сама.

Миюки вспомнила их разговор после школы в читальном зале. Она не воспользовалась своей неприязнью к любовнице отца, чтобы не дать брату пойти. Она не сказала «не иди», и не сказала «не нужно идти», она просто молча сняла с вешалки тяжелое пальто Тацуи.

Миюки помогла ему надеть пальто, Тацуя достал рукавицы и шлем с ящика в прихожей и надел сапоги для езды. Затем кивнул Миюки, которая положила руки перед собой и низко поклонилась, чтобы попрощаться, и сказал: «я ухожу».

? ? ?

В автоматически движущемся автомобиле Саюри чувствовала на себе исчерпывающее давление, будто сила тяжести удвоилась. Если бы она хотела что-то сказать, то с сожалением сказала бы «всё же я это сделала…».

Достигнув управленческого уровня, она думала, что уже привыкла к переговорам. Однако она всё же подавлено вздохнула — она повела себя так своевольно и импульсивно. В общем-то, по всем правилам этот молодой человек был её сыном, но каждый раз перед ним ей было трудно сохранять самообладание.

И она прекрасно знала почему. Потому что он был сыном её соперницы. В паре с инженерными способностями и достижениями. С совершенно нечитаемыми глазами и непостижимыми эмоциями. В его глазах она была не человеком, а простым образцом под микроскопом, низведена к статусу предмета.

Она точно так же рассматривала его инструментом, но Саюри этого не осознавала. Она знала лишь то, что этот контракт требовал его сотрудничества, но её собственное нетерпение сделало такую задачу гораздо труднее. Она молча посмотрела в окно и тяжело вздохнула.

Подняв глаза, она заметила, что количество машин вокруг странно уменьшилось. Она уже некоторое время не видела встречных машин. И хотя она ехала через жилой сектор, час ещё не настолько поздний. Её внутреннее разочарование затмил след беспокойства.

Она вызвала экран с информацией о дорожном движении. На дисплее было видно, что другие машины перенаправлены на другой маршрут, чтобы не зайти в тупик из-за остановившейся на дороге машины.

Что само по себе было вполне нормальной причиной, на что Саюри вздохнула с облегчением.

Преследуя автомобиль Саюри на большом электрическом мотоцикле, Тацуя также заметил снижение трафика. Сообщение, которое он получил через дисплей в своем шлеме, содержало ту же информацию, что и дисплей в автомобиле Саюри.

Тем не менее Тацуя не нашел в этом ничего хорошего. Информация, что все машины были перенаправлены из-за остановившегося автомобиля, сама по себе не была подозрительна. Тацуя воочию видел, как трудно проникнуть в систему управления движением, когда наблюдал, как Санада и Фудзибаяси взламывали систему. Однако Тацуя был не достаточно оптимистичен, чтобы поверить, что все машины перенаправляются с дороги, которая ведет от его дома до станции. Такое случается лишь когда на дороге останавливается много машин.

В системе управления не так уж и сложно определить местоположение автомобиля. Тем более местоположение пригородного общественного транспорта, который непрерывно транслирует сигнал, чтобы не дать ворам сбежать на нём с места преступления. Да и определение сигнала не было какой-либо секретной информацией.

Поскольку Тацуя уже покинул дом, то обнаружил автомобиль Саюри. Наконец увидев автомобиль приемной матери, он также обнаружил у неё на хвосте ещё один автомобиль, который был с ручным управлением и не зависел от системы контроля движения.

В автомобиле прозвучал пронзительный сигнал тревоги. На дисплее высветилось уведомление, что приближается автомобиль с ручным управлением. Тем не менее Саюри не слишком обеспокоилась. Даже в этот век всё ещё существуют люди, которые наслаждаются вождением машины.

Как инженер, она знала, что водители могли модифицировать свои автомобили, чтобы стать независимыми от влияния системы контроля движения. Поэтому она уделила мало внимания приближающемуся сзади автомобилю. Она просто откинулась на сидении и выключила пронзительную тревогу.

Видя, что черный автомобиль с ручным управлением поднял скорость, Тацуя также нажал на газ. В ускорении у мотоцикла Тацуи было преимущество. Тем не менее, опираясь на близость и соответствующую скорость, тот автомобиль достигнет автомобиля Саюри первым.

Среагировав на то, что вручную управляемый автомобиль внезапно приблизился, вместо того чтобы проехать мимо, автомобиль Саюри активировал систему избегания столкновений.

Недалеко от её машины, которая сделала аварийную остановку, два человека вышли из автомобиля с ручным управлением. Такие действия были слишком наглыми на улицах с беспроводными системами видеонаблюдения. Однако, учитывая положение, подозреваемые скорее всего были нелегалами, поскольку обычных граждан и иммигрантов камеры сразу же определили бы по их изображениям.

Тацуя включил дальний свет фар и направил их на двоих мужчин, пытающихся взломать дверь машины Саюри. Встав с мотоцикла, но оставив включенным свет, Тацуя кинулся к ним.

Пока мужчины прикрывали лица, закрываясь от яркого света, Тацуя правой рукой достал CAD из нагрудного кармана. Секундой позже один человек достал пистолет, а другой замахнулся на Тацую кулаком. Под светом мотоцикла на том кулаке показалось бронзовое кольцо, слегка мерцающее на пальце. Из кольца послышался пронзительный псионовый шум. Это были магические волны вмешательства, известные как «Помехи» идущие от «Антинита».

Один из них сосредоточился на том, чтобы свести на нет магию врага, а другой пытался убить врага пистолетом. Конечно, если бы противником был любой заурядный волшебник.

Дуло было направлено на Тацую, ему в сердце, на расстоянии, где уклонение невозможно; почувствовалось чистое намерение убийства. Однако мужчина не смог нажать на спусковой крючок. Не успел — Тацуя уже нажал на спусковой крючок своего CAD. В руках мужчины пистолет развалился на части.

Один из них, или может быть они оба, закричали от волнения, но учитывая расстояние, Тацуя не был уверен, о чём они говорили. Он услышал лишь термин «Помехи», наверное, они удивились или тем, что «Помехи» не подействовали, или тем, что пистолет разрушился, несмотря на присутствие магических волн вмешательства.

Однако, что бы они ни говорили, это больше не заботило Тацую. Такой помехи он не ожидал, но не изменил свои действия. Он снова нажал на спусковой крючок.

Мужчина, который недавно держал пистолет, закричал от боли и упал на землю. Он схватился за бедро и начал кататься по земле.

Затем мужчина с кольцом сжал плечо. Он не смог сдержать стоны от боли и согнулся в холодном поту, после чего потерял сознание. Поскольку его пронзила сила, напоминающая крошечные иглы, уничтожившие кожу, плоть, кровеносные сосуды, нервы, и кости, внезапная боль, должно быть, преодолела его способность оставаться в сознании.

Магия Разложения, Туманное рассеивание, может разложить любую часть человеческого тела.

Так где же человеческое тело следует пронзить, чтобы вызвать достаточный шок для того, чтобы превзойти сознание? Куда нужно атаковать, чтобы отрезать чувства от рук и ног? Хоть плоть других, хоть собственная — ответы Тацуя прекрасно знал.

Он проскользнул мимо двух лежащих на земле мужчин и приблизился к черному автомобилю с ручным управлением. Тацуя целился в него CAD, но не нажал на спусковой крючок.

Водородные автомобили содержали сжатое топливо, поэтому безрассудное нападение может вызвать гигантский взрыв. Конечно, обычно присутствуют системы безопасности, чтобы избежать возгорания, но некоторые удаляют их для атаки смертника.

Если бы здесь была Миюки, тогда не нужно было бы волноваться о взрыве, но, к сожалению, она осталась дома. С правой стороны дороги была широкая река, но слева всё ещё оставались жилые дома. Приняв во внимание ближайшие дома, Тацуя решил, что не может форсировать события.

Строго говоря, это решение оказалось слишком небрежным. Внезапно, справа от него, возникло намерение убийства. Тацуя машинально начал уклонение. В его движениях не было даже намека на нерешительность. Тем не менее он не смог уклониться от пули, которая летела на сверхзвуковой скорости.

Он почувствовал жгучую боль в груди — пуля попала в грудь слева. Импульс от пули заставил тело полететь по воздуху. Снайперский выстрел оказался чрезвычайно точным. Фатального попадания он избежал, но удар пронзил легкое.

Учитывая, как поздно он услышал выстрел, скорее всего, атаковали с чрезвычайно дальнего расстояния. Если бы Тацуя не начал уклоняться, пуля пробила бы сердце. Честно говоря, снайпер был чрезвычайно умелым.

Тацуя использовал инерцию от падения, чтобы перевернуться и укрыться за машиной Саюри. Рана от выстрела уже сама собой затянулась. Обычно, пока активна его магия, даже фатальные травмы вмиг исчезают. Однако это не значит, что он не чувствует боль.

Сильная боль от удара пули, а также от того, как пуля покидала тело, бросила Тацую в холодный пот. Однако сейчас было не время обращать внимание на что-то подобное. Тацуе требовалось обнаружить позицию врага.

Учитывая направление и угол атаки, а также расположение окружающих зданий, которые могут служить препятствиями, снайпер, скорее всего, находится на одном из промышленных зданий на противоположной стороне реки. Примерно тысяча метров от его текущей позиции.

Раз пуля легко пробила человеческое тело и оставила такую маленькую дыру, она, скорее всего, была бронебойной. Кузов автомобиля был сделан из синтетического материала, так что он не слишком долго прослужит прикрытием. И ещё снайпер не использовал магию, что осложняло дело.

Как бы ни была использована магия, она всё равно оставит за собой след, по которому Тацуя может быстро определить позицию врага. Однако если противник просто стреляет из оружия, на таком расстоянии гораздо труднее полагаться на Элементальный взгляд.

Два лежавших на земле мужчины легко поднялись в воздух. Открылась дверца черного автомобиля и их тела были грубо брошены внутрь. Он мог легко уничтожить поддерживающую их магию из типа Движений, но сейчас высшим приоритетом было убрать угрозу снайпера.

Тацуя пересмотрел данные прошедшей через тело пули. Он снова запустил анализ данных и снова прошел через данные пули.

Телесные жидкости.

Физическое сопротивление.

Ветер.

Гравитация.

Давление воздуха в миг выстрела.

Переменные от пули были сжаты в одно сообщение и возвращены Тацуе.

Он определил информацию цели в миг атаки.

Тацуя повернул время вспять и прочитал траекторию пули, информацию снайпера и саму память «мира».

От настоящего в прошлое.

Затем…

От прошлого к настоящему.

Используя точку выстрела снайпера началом, он нашел желаемую цель среди мириад переходных данных в «мире» информационного измерения. В своей голове Тацуя посмотрел на Эйдос снайпера, отделив этот конкретный из масс так же, как делал всегда.

Он также знал, что противник целится сюда и готовится снова выстрелить.

Второй выстрел не произошел лишь потому, что снайпер перезаряжал оружие и менял используемые ранее бронебойные патроны на патроны, которые могут пробить объекты, за которыми прячется враг, вот почему и была большая задержка.

Тацуя видел это, поскольку держал на ладони каждый кусочек данных о снайпере.

Следует сказать, что ему повезло.

Подумав об этом, Тацуя активировал магию, чтобы полностью разложить человеческое тело.

? ? ?

Через десять минут после того, как черный автомобиль уехал, Тацуя решил, что уже безопасно и поднялся из своего укрытия за машиной Саюри. Заглянув внутрь, он увидел, что Саюри потеряла сознание. Поскольку всё это время машина стояла на месте, он это ожидал, так что не было причин для беспокойства.

Её тело со всех сторон окружали подушки безопасности — прекрасный пример активации системы безопасности для защиты водителя, этот механизм мог защитить от любых видов столкновений. В таком случае она, похоже, потеряла сознание из-за психического шока.

Так или иначе, она связана с семьей Йоцуба, так что должна выдерживать хоть какие-то происшествия. Однако сейчас она попала в затруднительное положение как обычный человек, разве не так? Тацуя не мог об этом не подумать.

Как только подушки безопасности убрались, автомобиль с автоматическим управлением самостоятельно перезапустился и медленно поехал. Тацуя за ним последовал на своем мотоцикле, прикрывая сзади.

К тому времени как они доехали до станции, Саюри уже пришла в сознание. Лицо у неё было немного бледным, но она не показывала никаких следов паники. Конечно, весь путь Тацуя ехал за ней на мотоцикле, поэтому он в любом случае не знал, какое у неё было выражение лица. Увидевшись с ним на станции, Саюри заставила Тацую принять шкатулку с Магатамой. Тацуя подумал, что упрямый и неумолимый вид подходит ей идеально.

После того как Саюри ушла, Тацуя вернулся домой и сразу же направился к телефону. Он не воспользовался мобильным телефоном на станции, опасаясь подслушивания.

— Не волнуйся о камерах на маршруте. Мы уже начали принимать меры.

— Спасибо огромное, майор.

Этот телефон имел прямую линию со штаб-квартирой Отдельного магического батальона.

Тацуя был вынужден скрывать, что является одним из главных бойцов семьи Йоцуба из Десяти Главных Кланов а также особым лейтенантом Отдельного магического батальона, поэтому ему первым делом нужно было убедиться, что его не записали камеры уличного видеонаблюдения.

Тацуя выпрямился и отдал честь изображению Казамы на экране.

— Однако я должен сказать, наши противники ведут себя весьма опрометчиво. Даже если это не был центр города, они всё же стреляли в его пределах.

— Хотя я не могу отрицать, что был слишком небрежен, должен признать, наши противники весьма опытны.

— Они не использовали магию, так ведь?

— Подтверждаю.

Если управлять траекторией пули магией, то, без сомнений, появится побочный эффект от перезаписи явления. Точно также, если магией повысить чувствительность, то псионовые волны могут раскрыть местоположение. Пока будут использовать магию, они не смогут скрыться от Тацуи.

Казама хорошо знал его способности.

— Да, в ночных условиях и полагаясь исключительно на прицел, они успешно выстрелили с почти километрового расстояния.

На экране Казама посмотрел вниз, будто глядя на карте на расположение снайпера. Тацуя не совсем понимал все нюансы снайперской стрельбы; Казама с ней был знаком гораздо больше. Видимо он обнаружил некую подсказку, которую Тацуя не заметил, поэтому даже если он не был свидетелем, он смог уловить подробности всего лишь из доклада Тацуи.

— Даже во всём мире наберется лишь горстка организаций, способных отправить снайпера такого класса. Мы довольно быстро сузим количество возможных подозреваемых.

— Тогда мы полагаемся на вас.

Наступление — лучшая защита, если ссылаться на понятие, что обессилив противника, можно устранить угрозу нападения. Поскольку они уже один раз столкнулись, пока ни одна из сторон не начнет действовать, не исключено, что для Тацуи всё закончится мирно.

— Хм? Подожди секунду… Пришел новый рапорт. Мы нашли автомобиль.

Хотя в черном автомобиле был подделан номерной знак, уловка такого уровня не могла обмануть камеры, установленные вдоль улиц в целях защиты. Если знать, когда и где автомобиль проехал, его уникальные особенности всегда можно обнаружить.

— Раз расследование уже начато, как насчет того, чтобы на этом закончить?

— Как пожелаете, — Тацуя сразу же кивнул в ответ.

Он не придирался к деталям, вроде тех, что должен лично захватить сбежавших врагов.

? ? ?

Из-за неожиданных обстоятельств, ужин начался немного позже обычного. Однако Миюки, похоже, этим вообще не была раздражена и просто танцевала вокруг, готовя ужин, надев розовый фартук со складками.

— Этот фартук?..

— Ты заметил? — улыбнулась и повернула голову Миюки, услышав слова, выскользнувшие из его уст.

Фартук, который носила Миюки, был простым, но с взрослым дизайном. Может, таким просто интересуются молодые девушки? Тацуя не знал, но он впервые увидел такой фантастически очаровательный фартук.

— Так это его ты сегодня купила?

Прежде чем разойтись на станции, Мизуки и Эрика потащили Миюки в магазин для молодых женщин. Ожидая их возвращения, Тацуя развалился в кресле, но они появились гораздо раньше, чем ожидалось. На его вопрос о том, что они купили, Эрика лишь сказала «это секрет», так что он не получил настоящего ответа.

— Мизуки сказала, что ей нужен новый фартук, и я себе тоже купила один. Он ведь не выглядит на мне странно? — Миюки с беспокойством посмотрела на Тацую, поскольку это сильно отличалось от её обычной одежды.

Хотя было проще простого перейти на комплименты, Тацуя использовал эту возможность, чтобы серьезно оценить одежду сестры. Поскольку длина у фартука была такой же, как и длина у юбки, это давало впечатление, будто на ней надето одно платье.

С длиной как у мини-юбки, в придачу.

Две ленточки образовывали петли на плечах через спину, вокруг талии была завязана восхитительным узлом в виде бабочки большая лента, всё это завершали выставленные очаровательные бедра.

Определенно не тот наряд, который можно показать постороннему, подумал Тацуя.

— Он подходит тебе идеально. Тебя даже в стеклянную витрину поставить можно, для личного просмотра. — Он осознал, что выбрал слова странновато.

— Идеи Онии-самы капельку странные.

Могло показаться, что она чуточку удивилась, но её выражение лица ясно подтвердило, что она пытается скрыть смущение. Однако Тацуя ей это не сказал, он просто улыбнулся и взял палочки для еды.

После ужина они встали из-за стола и пошли в гостиную. Положив чашечку кофе на стол перед диваном, на который сел Тацуя, Миюки оставила свою чашечку на столе и села возле брата.

— Кстати, почему эта особа сегодня нас посетила? Неужели она принесла образец для хранения последовательности магии? — найдя место чтобы сесть, Миюки села, поставив ноги вместе, затем положила на них руки и с полными любопытства глазами спросила Тацую.

— Она хотела выяснить, существует ли возможность хранить последовательности магии. — Тацуя ожидал такой вопрос, поэтому ответ уже приготовил. — Просила помощи, как и прежде. — Не то чтобы он опирался на полуправду, чтобы кое-как объяснить всё Миюки. — Однако эта работа должна оказаться чуточку интереснее.

— Ты уже принял контракт? — спросила Миюки, просто чтобы продолжить разговор, она уже поняла по предыдущим словам брата, что это было неизбежно.

— Так как образец лежит прямо здесь, похоже, что да. — Тацуя посмотрел на угол стола. Там невинно стояла шкатулка, которую принесла Саюри. Она заставила Тацую принять шкатулку, поскольку опасалась дельнейших нападений.

— Так это образец? Неужели он обладает силой хранить последовательности магии?

«Что это?» На её бессловесный вопрос Тацуя открыл шкатулку.

— Реликт класса Магатама. — Наблюдая за Миюки, Тацуя раскрыл истинную сущность предмета.

Миюки поднесла руки к лицу и посмотрела с широко открытыми глазами на Тацую.

— Почему такой предмет был у этой женщины?

— Запрос от военных. Думаю, они хотят, чтобы мы его скопировали.

— Это смешно.

Хотя Миюки не так хорошо, как Тацуя понимала, насколько возмутительно копирование реликта, но она всё же понимала, что это нелепый запрос.

Основываясь на заложенных в себе условиях, последовательности магии воздействуют на Эйдос объекта, временно переписывая окружающую объект информацию — это и есть магия. Например, красный шар содержит Эйдос, который «в первую очередь отражает красный свет» и который «шарообразной формы». Если последовательность магии с условием «в первую очередь отражать синий свет» повлияет на Эйдос, тогда шар станет синим. Так как последовательность магии перезапишет Эйдос объекта, условие внутри последовательности магии временно заменит характеристики объекта. Этот эффект будет действовать до тех пор, пока условия последовательности магии не исчезнут.

Поскольку последовательность магии — ключевая роль в вызове магии, использовать магию для её хранения остается невозможным.

Тем не менее, если сам предмет обладает способностью копировать эффекты измененного явления и если последовательность магии можно скопировать, тогда эффекты от магии могут сохраняться до бесконечности. Другими словами, станет возможно копировать измененное явление и последовательности магии.

Станет возможным сохранить характеристики последовательности магии, а также характеристики магических эффектов.

По логике, если сохранить последовательность магии, которая изменяет температуру, тогда высокие температуры в сотни градусов или низкие температуры в десятки градусов ниже нуля могут быть достигнуты без какого-либо ввода. Точно так же, если копировать сохраненную магию Скорости, то можно создать фактически вечный двигатель.

— Обладать лишь способностью хранить последовательности магии недостаточно, чтобы заменить волшебников, поскольку хранимые в этих устройствах последовательности магии можно активировать только магией. Хотя у меня мало шансов скопировать саму Магатаму, но если этот предмет и впрямь способен хранить последовательности магии, тогда понять этот процесс совершенно необходимо.

— Онии-сама, для тебя нет невозможного. — В какое-то мгновение Миюки придвинулась вперед, пока не остановилась в непосредственной близости от Тацуи, затем положила голову прямо ему на плечо. Она нежно успокоила Тацую, который, пока говорил, сидел с холодным выражением лица.

У Миюки были убеждения, которые требовали, чтобы она делала всё возможное для того, чтобы взять на себя все затрагивающие Тацую домашние дела, не оставляя их машинам, но даже она не была настолько упрямой, чтобы собственноручно мыть посуду.

Она была ученицей с кучей своих собственных обязанностей, поэтому некий компромисс был неизбежен. Тарелки и посуда от ужина были оставлены в распоряжение HAR, и Миюки начала делать домашнюю работу.

Несмотря на то, что это была старшая школа, все другие предметы кроме магии не являлись обязательными. Регулярных тестов не было, но уделялось много внимания ежедневной домашней работе. Сегодня её домашним заданием была математика. Честно говоря, не одна из её сильных сторон. Застряв на вопросе, который терзал её с самого начала, Миюки позволила своему вниманию уйти от экрана.

Это было время, когда интерфейс человек-компьютер мог легко решить эти задачи, так что из ученых математиков не осталось никого, кто решал свои задачи вручную. Однако математическая логика сильно помогает при разработке и формировании новой магии, следовательно, брат был очень строг по этому вопросу, так что срезать углы было не вариантом.

Миюки скучающе вздохнула. В такие времена она завидовала всемогущему брату.

«Наверное, мне следует попросить Онии-саму научить меня», — лениво подумала она, прежде чем отчаянно не помахать головой.

Прямо сейчас Тацуя, наверное, занят анализом реликта.

Само её присутствие и так очень сильно ограничивает ему свободу, поэтому не следует его больше беспокоить, подумала Миюки.

Единственная причина, почему Тацуя поступил в Первую школу — это Миюки, по крайней мере так она всё понимала.

Диплом старшей школы магии необходим для поступления в Национальный университет магии, но всегда есть исключения; особенно такие талантливые люди, которые могут открыть «Кардинальный код», могут сразу же прийти на экзамены даже без диплома старшей школы магии. Если бы Тацуя желал, то мог бы быстро получить это право, а прохождение экзаменов для него вообще не проблема.

Миюки знала, что цель брата лежит на уровне исследовательских программ аспирантуры университета магии, так что жизнь ученика старшей школы для него значительный крюк.

Тацуя был вынужден это сделать лишь потому, что был Стражем Миюки.

Стражи семьи Йоцуба должны сохранять жизнь охраняемого лица даже ценой собственной. Это название пришло от боевых слуг, которые когда-то спасли молодую женщину из семьи Йоцуба от нападения и были ответственны за сохранение рода Йоцуба.

На первый взгляд, эта миссия мало чем отличалась от обычных телохранителей, но временно нанятые телохранители коренным образом отличаются от Стражей. Хотя Стражи семьи Йоцуба не выбираются с рождения, но как только их выбрали, это на всю жизнь. Хотя Стражи, как и телохранители, служат двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю, но они не имеют права отказаться от своих обязанностей. Следовательно, Стражи освобождаются лишь тогда, когда охраняемое лицо освобождается от защиты; до этого дня, без исключений, Стражи Йоцуба исполняли свой долг до самой смерти.

Тацуя обладал определенной долей свободы, потому что мог исполнить свои обязанности по защите даже вдали от дома. Магию не ограничивает физическое расстояние или препятствия. Хотя между Тацуей и Миюки не было телепатической связи, он мог бессознательно следить за её окружением через «Идентификационное зрение Идеи». Другими словами, он использует магию, чтобы не спускать с неё глаз.

Тем не менее даже Тацуя не может использовать магию, когда спит.

Даже если расстояние не помеха, их ежедневная жизнь на определенном уровне должна быть синхронизирована.

Во время праздников и долгих каникул Миюки ещё могла совпадать с действиями Тацуи, но в школе Тацуя должен был поддерживать связь с Миюки, поэтому они должны были согласовывать график старшей школы. К тому же, хотя на магию и не влияет физическое расстояние, но с близкого расстояния намного легче среагировать на возможную опасность.

Но, в конце концов, всё это верно лишь при условии, что Миюки не освободит Тацую от его обязанностей Стража.

Как только Миюки его освободит, несомненно другой Страж, скорее всего того же возраста и пола, будет к ней направлен. Даже если число волшебников ограничено, Миюки по-прежнему одна из наиболее многообещающих кандидатур на роль следующей главы семьи Йоцуба.

Конечно, Миюки надеялась оставить Тацую своим Стражем по причинам, которые выходили за рамки её упрямства. В семье Йоцуба миссия Стражей — высший приоритет. Пока он служит Стражем Миюки, он не получит никаких других бессмысленных заданий. И ему не поручат никакой грязной работы.

Даже их отец и его новая жена не могут ему приказывать. Они не могут настаивать на том, чтобы Тацуя помог им в работе. Даже зная всё это, она всё ещё хотела, чтобы брат поступил в ту же школу, что и она. Суть была в том, что она сама не могла стать независимой от брата, Миюки это хорошо понимала.

Миюки снова глубоко вздохнула.

Её измотанный ум был не в состоянии найти ответ, так же как она не могла решить домашнее задание.

На самом деле, даже если ей не нужно было, чтобы он разложил ей всё по полочкам, ей всего лишь нужно было попросить брата о помощи. К тому времени, как Миюки об этом подумала, уже прошло полчаса.

Оглавление

Обращение к пользователям