Вакцина от монополизма Алексей Хазбиев

Желание «Ростеха» стать главным производителем вакцин для Национального календаря прививок и получить от правительства статус их единственного поставщика в лучшем случае может привести к необоснованным бюджетным расходам, а в худшем — к коллапсу фармацевтической отраслии

Стремление госкорпорации «Ростех» добиться от правительства статуса единственного поставщика всех вакцин для Национального календаря прививок для своей «дочки» — Национальной иммунобиологической компании (НИК) — вызвало бурю негодования как в российской фармацевтической отрасли, так и в широких деловых кругах..

«В России успешно работают компании, созданные без участия государства, которые производят свою продукцию по стандартам GMP (Good Manufacturing Practice), тогда как предприятиям, входящим в НИК, для получения статуса GMP потребуется 5–6 миллиардов рублей и несколько лет», — говорит исполнительный директор Ассоциации российских фармацевтических производителейй
Виктор Дмитриев. — Очевидно, что инициатива “Ростеха” наносит существенный удар по производителям вакцин». Это мнение полностью разделяют производители. «На данный момент ни одна компания в России, в том числе НИК, не имеет достаточных производственных мощностей и не обладает научно-исследовательским потенциалом, чтобы обеспечить все поставки препаратов в Национальный календарь, — говорит председатель совета директоров НПО “Петровакс Фарм””
Аркадий Некрасов. — Назначение единственного поставщика по всем вакцинам ставит под удар эпидемиологическую безопасность страны, так как создает зависимость всей программы иммунопрофилактики от одной компании. Такой монополист будет лишь избыточным посредническим звеном, которое может оттянуть финансовые ресурсы у производителей»..

Производители вакцин уверены, что появление монополии не только нарушит их права, но и затормозит развитие частных предприятий, которые либо не смогут разрабатывать новые препараты, либо будут делать их годами. Но главное, это почти наверняка приведет к росту цен. Сейчас заявки на вакцины от регионов собирает Минздрав, он же проводит аукционы, а доставляют препараты дистрибуторы, логистические компании или сами производители. Если же всем этим будет заниматься «Ростех», то предпочтение, скорее всего, будет отдано подконтрольным ему структурам, которые вряд ли упустят шанс с выгодой для себя воспользоваться открывшейся возможностью..

Эта ситуация уже стала предметом обсуждения на совместном заседании профильных комитетов и комиссий РСПП и ТПП. Их президентыы
Александр Шохинии
Сергей Карытинвыступили с совместным обращением к премьер-министру Россиии
Дмитрию Медведеву, в котором выразили обеспокоенность инициативой «Ростеха». «Налицо попытка создания искусственного посредника между производителями и государственными заказчиками, что, безусловно, приведет к нерациональному расходованию бюджетных средств», — говорится в документе. При этом главы РСПП и ТПП уверены, что «целесообразно было бы поддержать создание института единственных поставщиков применительно к отдельным вакцинам, что окажет положительное влияние на развитие иммунобиологической промышленности страны». А вот стремление создать монопольного поставщика вакцин для всего Национального календаря, по словам вице-президента РСППП
Виктора Черепова, не может не настораживать. По сути, это желание «отдать неизвестно за что и неизвестно кому все закупки вакцин». Но откуда это желание появилось и что, собственно, за ним стоит??

Все для одного

Началось все с того, что осенью прошлого года «Ростех» решил заняться фармацевтическим бизнесом и зарегистрировал Национальную иммунобиологическую компанию. А уже в начале этого года госкорпорация публично объявила о создании на ее базе фармацевтического холдинга, который должен объединить ведущих российских разработчиков и производителей иммунобиологических лекарственных средств. Причем речь идет не только о государственных структурах, но и о предприятиях всех форм собственности. Все это делалось под очень благовидным предлогом. В госкорпорации открыто говорили, что консолидация фармпроизводителей в рамках нового холдинга «Ростех» «позволит обеспечить суверенитет России в сфере биологической безопасности». Проблема, однако, состояла в том, что никаких серьезных активов в этой отрасли у «Ростеха» не было. Зато они были у Минздрава. Это прежде всего ФГУП «НПО “Микроген”» и ФГУП «Предприятие по производству бактерийных и вирусных препаратов Института полиомиелита и вирусных энцефалитов им. М. П. Чумакова РАМН». Первый из них известен тем, что среди прочего выпускает 13 вакцин для Национального календаря прививок и 10 вакцин против социально значимых инфекционных заболеваний. Это позволяет ему контролировать порядка 70% всех поставок вакцин, закупаемых по госзаказу для Национального календаря. То есть по факту «Микроген» уже является монополистом. Что же касается ПИПВЭ им. Чумакова РАМН, то оно производит вакцины против полиомиелита, бешенства, желтой лихорадки, клещевого энцефалита, а также уникальные вирусологические питательные среды и проч. Вместе эти два ФГУП, как утверждается, в состоянии полностью обеспечить национальную потребность в вакцинах для профилактики инфекционных заболеваний..

Любопытно, что правительство еще в июле прошлого года включило «Микроген» в прогнозный план приватизации федерального имущества на 2014–2016 годы. Но после того, как фармацевтикой в России заинтересовался «Ростех», ни о какой приватизации, понятное дело, не могло быть и речи. Той же осенью 2013 года гендиректором «Микрогена» был назначен ставленник «Ростеха»»
Петр Каныгин. А весной нынешнего года глава «Ростеха»»
Сергей Чемезови министр здравоохраненияя
Вероника Скворцоваубедилии
Владимира Путинапередать «Микроген» и ПИПВЭ им. Чумакова в состав госкорпорации. Эта процедура по плану должна завершиться уже к лету будущего года..

Очевидно, что интерес «Ростеха» к этим предприятиям не только в том, чтобы получить операционный контроль над их нынешним бизнесом. Он-то как раз сейчас большой ценности не представляет. Например, годовую выручку того же «Микрогена» эксперты оценивают в 6–7 млрд рублей, а у ПИПВЭ им. Чумакова она и того меньше. И резко увеличить эти доходы на нынешнем этапе очень проблематично. В прошлом году на закупку вакцин для Национального календаря прививок из бюджета было выделено 6,17 млрд рублей. А в нынешнем году, после того как в календарь добавили прививку против пневмококковой инфекции, расходы выросли до 11,2 млрд рублей. В 2015–2016 годах в календарь могут войти еще две вакцины, что увеличит расходы до 15 млрд рублей. Но это все равно не те деньги, ради которых стоило бы затевать консолидацию отрасли. Главная цель госкорпорации — привлечь средства, в том числе из бюджета, на реконструкцию производственных мощностей, обретенных ФГУП, и исследования перспективных вакцин. Это можно сделать в рамках ФЦП «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности», на которую государство планирует потратить порядка 120 млрд рублей..

Не секрет, что, например, тот же «Микроген», хоть и является лидером российской фармацевтической отрасли, производит препараты и вакцины по устаревшим технологиям, которые почти ничего общего со стандартом GMP не имеют. А для модернизации производственных мощностей «Микрогена» нужны средства, и немалые, точно так же, как и для разработки новых вакцин. В «Ростехе» и в НИК это отлично понимают. В письме к Путину Чемезов и Скворцова даже изложили первоочередной план действий НИК по разработкам и исследованиям перспективных вакцин, которые должен делать «Микроген». На первом этапе на клинические исследования и трансфер технологий требуется не менее 1,2 млрд рублей, следует из приложения к этому документу. Только вот с самим «Микрогеном» ни министр здравоохранения, ни глава «Ростеха» почему-то не проконсультировались. И совершенно напрасно..

«Специалистами научного совета НПО “Микроген”, в который входят ведущие представители российской науки, а также технологи и производители иммунобиологических препаратов, были проанализированы сведения, содержащиеся в приложении к письму, и сделан ряд неутешительных выводов. Общий итог состоит в том, что по ряду позиций в документе представлена противоречивая информация, не соответствующая реальному положению и действительным перспективам выполнения задуманных проектов», — написал в письме Скворцовой глава «Микрогена» Петр Каныгин..

Если говорить совсем кратко, то сразу несколько вакцин, содержащихся в плане НИК, выпускать не имеет смысла либо в силу высоких научных, технологических и регуляторных рисков, либо потому, что проект просто не актуален. Предложения НИК вводят в заблуждение руководство страны, считает Аркадий Некрасов. По его мнению, экспертная оценка показывает необоснованность или невыполнимость большинства из них с точки зрения как научно-исследовательских разработок, так и сроков внедрения и организации производства. В плане НИК предполагается производство вакцин против туберкулеза, гриппа и пневмококка с помощью генно-инженерных, векторных и ДНК-технологий. В мире разработки в области создания ДНК-вакцин ведутся уже более двадцати лет. И подход, при котором в геном человека встраивается чужеродная ДНК, на которую развивается иммунный ответ, действительно считается перспективным. Но реально эффективные ДНК-вакцины до сих пор получены не были, а вопросы безопасности и этики не позволяют проводить масштабные клинические исследования подобных препаратов. «Опасность отставленных во времени побочных эффектов, например возникновения онкологических заболеваний, требует многолетних изучений. В настоящий момент риски проектов создания ДНК-вакцин от так называемых биотеррористических агентов чрезвычайно высоки, — говорит Некрасов — Ясно, что необоснованная эйфория от возможности внедрить технологически простой способ защиты населения от инфекций должна уступить место ответственному и взвешенному подходу к принятию решения о массовом применении таких препаратов, тем более что ни один из них не имеет регистрационного удостоверения в России»..

Ненужная монополия

Но похоже, что к возражениям специалистов, в том числе своих собственных, руководство «Ростеха» не прислушалось. Более того, Сергей Чемезов решил продолжить практику создания монополий, только теперь уже на рынке поставки вакцин. Вместе с Вероникой Скворцовой он обратился с письмом к вице-премьеруу
Ольге Голодецс предложением сделать «Ростех» единственным поставщиком вакцин для профилактики инфекционных заболеваний до 2017 года. При этом никаких внятных аргументов, почему это надо сделать, авторы обращения привести не удосужились. В письме лишь сказано, что большая часть массовых вакцин — отечественные весьма условно: частные компании производят их из импортных субстанций, а госпредприятия ограничены в развитии. Но если оказать им поддержку, то к 2018–2020 годам для Национального календаря профилактических прививок по программе обязательного медицинского страхования и прививок по эпидемиологическим показаниям можно будет закупать только отечественные препараты, которые нужно производить на базе «Микрогена». То есть фактически они предлагают закупать у этого предприятия в том числе те вакцины, производство которых научный совет самого «Микрогена» считает рискованным. При этом как все это сделать, учитывая, что разрабатывают перечисленные в письме вакцины не только «Микроген», но и многие частные компании, авторы письма не указывают. Здесь просто нельзя не сказать о том, что целый ряд инициатив по созданию различных монополий, которые в разное время выдвигал или лоббировал «Ростех», изначально были плохо проработаны и порой приводили к крайне негативным последствиям. Так, попытка топ-менеджеров «Ростеха» в середине 2000-х создать конкурента «Аэрофлоту» в лице альянса «Росавиа», в который вошли авиакомпании AirUnion и «Красэйр», закончилась тем, что эти структуры обанкротились, а тысячи пассажиров просидели несколько дней в аэропортах страны и были вывезены другими авиаперевозчиками. Немало проблем принесла и национализация в 2008 году по инициативе «Ростеха» частного НПО «Сатурн», выпускающего морские и авиационные двигатели. Это предприятие впоследствии стало ядром входящей в «Ростех» Объединенной двигателестроительной корпорации, но она так и не смогла наладить выпуск морских газотурбинных установок для надводных кораблей и освоить производство вертолетных двигателей в достаточном количестве. В результате после эмбарго, введенного Украиной на поставку вертолетных и морских двигателей в Россию, выполнение государственного оборонного заказа на производство вертолетов и фрегатов в нашей стране фактически оказалось сорвано. Хотя предыдущие владельцы «Сатурна» говорили о необходимости наладить выпуск этих агрегатов в России еще во время первой оранжевой революции. Сейчас организация таких производств потребует свыше 2 млрд долларов и займет не менее трех лет. Очевидно, что аналогичные проблемы, только в гораздо большем масштабе, могут возникнуть и в случае, если будет одобрена инициатива «Ростеха», касающаяся вакцин..

Кстати, частично «Ростех» своего уже добился. Недавно правительство назначило НИК единственным поставщиком 20 наименований лекарств и оборудования для российских исправительных учреждений. В общей сложности за три года эта компания должна поставить ФСИН препараты почти на 3,4 млрд рублей, обеспечив половину потребностей пенитенциарных учреждений в лекарствах. Правда, участники рынка сомневаются, что НИК при закупке лекарств у производителей сможет конкурировать по ценам с крупнейшими дистрибуторами, которые сейчас участвуют в тендерах ФСИН. «Дистрибуторы за счет закупки больших объемов лекарств получают существенные скидки. Трехлетний объем, который называет “Ростех”, — это примерно столько, сколько “Протек” покупает у нас только на один год», — заявил «Коммерсанту» заместитель гендиректора компании Stada CISS
Иван Глушков. Если это так, значит, цены на лекарства для ФСИН неизбежно вырастут, как и расходы бюджета. А уж если НИК станет монопольным поставщиком вакцин для всего Национального календаря прививок, то масштабы негативных последствий даже трудно себе представить. Но вот в Федеральной антимонопольной службе (ФАС) это, судя по всему, уже сделали. Во всяком случае, заместитель руководителя ФАСС
Андрей Кашеваровофициально уведомил Ольгу Голодец о том, что проект распоряжения правительства о назначении НИК единственным поставщиком вакцин не может быть согласован его ведомством. Прежде всего потому, что он не соответствует «Основам химической и биологической безопасности» и положениям закона «О контрактной системе в сфере закупок для государственных нужд», противоречит концепции «Плана мероприятий по развитию иммунобиологической промышленности» и имеет ряд других серьезных недостатков..

Оглавление

Обращение к пользователям