Глава первая. Водоворот событий

Странные мысли порой лезут в голову, когда тебе предлагают сделать что-то невозможное. К примеру, прыгнуть из магического средневековья в дальний космос. За прошедшее время сама идея мести «главным злодеям» в моих глазах сильно потускнела. Несомненно, их требуется остановить, однако сначала стоит разобраться с собой. Мои многочисленные попытки выйти в «основную реальность» из виртуального мира оказались бесполезными. Потому поиск средства отомстить стал очередной надеждой обрести выход. Проверка самого легкого варианта в попытке найти готовый космический корабль закончилась совершенно безрезультатно. Мое пространственное чутье не смогло обнаружить второго навигационного компьютера, как бы я ни старался. Да, это чутье тоже далеко от идеала и пасует в насыщенных магией местах, но тем не менее обычно может подтвердить – существует искомый предмет в природе или нет. В этот раз все вообще глухо. В доступном мне пространстве второго такого компьютера точно нет. Сдаваться же после первой неудачи я не собирался. Инженер я или нет, в конце-то концов! На третьем часу представления ответной части технических разъемов мое чутье уловило далекий сигнал. Есть! Где-то далеко-далеко валяется корабль, с которого техническую хреновину стащил хитрый бог торговли. Мог и сразу показать, где нужно искать кем-то утерянные ценности. Нет, поставил мне сложную задачку – влезть без внешних интерфейсов в тот вычислитель. Магическим взглядом он легко просматривается, но никаких плетений силы в нем нет. Попробуй достань оттуда ценную информацию. Я же поступлю проще.

Дальний прыжок сквозь пространство по ощущениям не отличается от ближнего. Что на пару метров прыгать, что на пять тысяч километров – никакой разницы. Только выходная точка оказалась под водой, и навалившимся давлением меня чуть не раздавило. Когда смог нормально воспринимать окружающее пространство, передо мной открылась величественная картина – на темном каменистом дне озера растянутой цепочкой валялись обломки не очень крупного космического корабля. Их вполне удавалось опознать по характерным очертаниям. Я медленно плыл над ними с ярко сияющими истинным светом руками, как в настоящем космосе над маленьким спутником. Рельеф дна местами напоминал лунную поверхность с многочисленными метеоритными кратерами, валяющимися камнями и неровностями естественного происхождения. Не мудрствуя лукаво, принялся складывать обнаруженные обломки в пространственный карман, начав с самых мелких кусков обшивки. Ох, и непросто это было. Энергии моей ауры маловато для перемещения столь тяжелых объектов, внутри которых находилась вода. Пришлось вытаскивать их магическим захватом на поверхность, ждать, пока стечет лишняя жидкость, и только потом перемещать в сумку. Если бы не старательно создаваемые запасы энергии в великом Камне Ауры и морском змее, у меня бы ничего не вышло. Больше всего помог Камень. Мой собственный лимит к настоящему моменту достиг полутора миллионов единиц ауры, но некоторые обломки весили больше десяти тонн. Вот тут и пригодились свойства Камня отдавать необходимый запас сразу в течение одного действия, чем не мог похвастаться морской змей. Это и решило проблему. Собрал все до последнего кусочка космических материалов на дне, после чего прыгнул обратно на постоялый двор. Теперь, чтобы достать тяжелые куски наружу, придется опять накопить достаточный запас энергии, изводя себя крайне неприятными аурными истощениями.

Беглый осмотр найденных обломков не вызывал у меня особого оптимизма. Восстановить их в прежнем виде совершенно невозможно. Придется заняться тщательным изучением сохранившихся целых блоков и на основе полученной информации строить уже свой собственный космический корабль практически с нуля. Хорошо, если что-то из найденного оборудования как-то удастся задействовать по прямому назначению. И альтернативы использования магии я тут не вижу. При этом нет никакой уверенности в том, что эта магия станет действовать за пределами планеты. Нужно ставить многочисленные эксперименты, запуская в космос автоматические зонды, а не рисковать своей единственной жизнью. Короче, наконец-то у меня появляется великая цель на дальнюю перспективу. Сколько она потребует времени и ценных материалов, даже и подумать боюсь. Мифрил с истинным серебром пойдут в дело десятками тонн, а еще драгоценные камни… придется опять озадачиться их промышленной добычей. И один я с такой масштабной задачей не справлюсь. Потребуются сотни людей, причем людей надежных и неболтливых. Где бы их еще взять? Логичный выход только в создании своего клана и постепенном выделении из него особо доверенных личностей – других вариантов просто не вижу. Значит, крепко столбимся в королевстве, выполняем все задания Короля, требуя от него в награду право создать клан на его территории. Занимаемся массовым производством магической продукции, тайной торговлей контрабандой, копим деньги: их теперь потребуется просто огромное количество. Учимся в Академии, сдаем экзамены, вступаем во все доступные гильдии, вытягивая информацию из их закрытых библиотек. Без нее не найти источников редких материалов, которых даже за деньги много не купить. И без полного понимания сути магии в дальнем космосе делать нечего. «А в процессе учебы и заработка с легкостью побеждаем всех здешних врагов, раскидывая их одной левой…» – ехидно хмыкнул про себя, замечтавшись и забыв про стражей, которые только и ждут удобного момента для знакомства со мной.

Стоило только вспомнить о Короле – тот сразу же дал о себе знать, с утра пораньше прислав за мной карету и дюжину сопровождающих гвардейцев. Кроме меня Король вызывал на аудиенцию еще мою наложницу Рамию. Гвардейцы грубо попросили нас поторопиться и вообще смотрели в нашу сторону весьма враждебно, однако не переходя некоторой границы, за которой начинался смертный бой. Уверенности в своих силах отбиться вполне хватало, благо требования сдать имеющееся оружие нам никто не предъявлял. И все равно очень неприятно чувствовать себя ведомым под конвоем. Рамия вообще струхнула, серьезно считая, что такое отношение к нам исключительно из-за нее. Однако до дворца нас домчали без особых проблем, где сдали на руки дворцовым служакам. Продержав в приемной пару часов, нас наконец-то пригласили к Королю. Тот выглядел сильно уставшим, с заметными синяками под глазами. Прошедшие волнения в столице не прошли для него бесследно, похоже, с самого их начала он так ни разу и не прилег. Его усталое величество не стал долго ходить вокруг да около, как было при моей первой встрече с ним, а сразу же решительно перешел к делу:

– До меня дошли твои записки, бывший тысячник гвардии, – обратился он к Рамии. – Хоть веры тебе лично совсем немного, учитывая твою последнюю хитрость. Надо же, как ты быстро пристроилась младшей женой к благородному, дабы избежать мобилизации. Я прочитал все твои объяснения, но не счел их достаточным основанием для недоверия моим военачальникам. Однако они тоже не показали себя достойно, как ты и предполагала. Потому я могу позволить осуществление твоей мести, но за нее ты должна хорошо заплатить.

– Я готова на все, ваше величество! – сразу же сказала женщина, позабыв о своем формально подчиненном положении: тут по идее надо именно меня спрашивать, на что я готов или нет как ее господин, о чем, кстати, сразу же ей напомнил король Деал Первый:

– Ла Рамия, ты напрасно лезешь вперед, не спрашивая тех, кого должна. Даже свою судьбу выбирать сейчас будешь не ты, а твой господин Рэй Димиус. Тебе лишь останется подчиниться его воле и умереть с честью или просто умереть, как получится. А получится плохо и без чести. Других вариантов я для тебя не вижу.

Тут уже я сильно напрягся. Не люблю, когда судьбу моих людей пытаются решать посторонние люди, пусть они и носят корону на голове. И мое проявившееся возмущение не осталось без внимания монарха:

– Для вас у меня, как я раньше и обещал, есть особое задание. – Он переключился на меня, полностью вытеснив Рамию из поля своего внимания. – Нет, не то задание, о котором мы тогда говорили. Ситуация сильно поменялась, и теперь требуется решать другие задачи. Причем срочно и без особой подготовки. Если вы хотите просто выжить в моем королевстве, мое сегодняшнее предложение даст вам эту возможность. Небезызвестный Лэр Ваза подготовил для вас хитрую ловушку. Причем далеко не одну. Если вы вырветесь из первой, то непременно угодите во вторую. Справитесь и с ней – вас ждет третья. Он мастер интриг и заговоров, переиграть его практически невозможно. Но вы можете нанести упреждающий удар, благо он вполне сочетается с моим желанием и интересом всего королевства Лаира. Итак, вы готовы взяться за тяжелую и весьма опасную работу, наемник Рэй Димиус? В случае успеха награда будет вполне соответствующей риску.

– Трудностями и опасностями меня не напугать. – Я картинно пожал плечами, выражая свое безразличие. – Но начало вашей речи меня вообще не очень радует: жизнь доверившихся мне людей уже не в вашей власти.

– Значит, так, – Король потер одну ладонь о другую, – рассказываю, как все должно произойти. Спорить, чья жизнь в вашей или моей власти, будем позже, если встретимся еще раз. Шансы, в общем, невелики. Итак, едва вы покинете мой дворец и выйдете в парк, Лэр Ваза лично кинет Ла Рамии обвинение в трусости и предательстве интересов королевства. Именно он настоял на вашем вызове сюда, правда, я не дал ему пообщаться с вами до встречи со мной. После его грубых и обидных слов ты, Ла Рамия, сразу же вызываешь его на поединок чести. Но вместо себя Лэр выставит известного бретера, который и убьет тебя на дуэли. – Женщина хотела было вскинуться и что-то сказать, но Король остановил ее властным жестом руки, продолжив говорить: – Если хочешь осуществить свою месть и покарать разрушивших твою карьеру и жизнь негодяев – это единственный способ добиться желаемого результата. Потому я сразу же и говорил о высокой цене. Если ты откажешься, то Лэр вскоре убьет твоего господина, и ты тоже быстро погибнешь, оставшись без защиты. Сбежать тебе не позволят. После твоей смерти на поединке Рэй Димиус захочет отомстить за тебя главному виновнику – Лэру Вазе. Понимая, что вызывать его на очередной поединок совершенно бесполезно – тот опять выставит вместо себя кого-либо более опытного в этих делах, – он пойдет в свою гильдию наемников и подрядит парочку крепких отрядов. После чего возьмет штурмом особняк Лэра Вазы и убьет последнего вместе со всей его охраной.

Король выдержал паузу, внимательно глядя на нас. Я, сказать честно, пребывал в глубоком шоке от всего услышанного. Особенно от простоты и обыденности, с которой Король говорит такие вещи. Мы для него не живые люди, а шахматные фигуры. И если надо пожертвовать очередной пешкой ради какого-то преимущества в игре – он делает это, совершенно не задумываясь. Но едва я захотел кое-что спросить, монарх добавил:

– С этого дела я лично хочу получить все бумаги из красного шкафа, находящегося в подвале особняка Лэра Вазы. Важное условие – их нельзя даже смотреть. Чего-либо утаивать из его содержимого тоже настоятельно не рекомендую, возможность проверки точного выполнения условий у меня есть. Для вскрытия шкафа возьми мою личную универсальную отмычку, она откроет проход в подвал и двери шкафа. – Деал Первый положил передо мной темный перстень. – Ее тоже нужно обязательно вернуть. Все прочее меня не интересует и может считаться законной добычей. Взятых в сокровищнице Лэра денег и ценностей должно хватить на оплату услуг наемников и штрафа, который я непременно выставлю за нападение на своего третьего советника. По-другому никак, меня просто не поймут, потому придется платить. А за те бумаги ты, Рэй Димиус, сможешь просить у меня любую достойную награду, которая будет в моей власти. Если откажешься от моего предложения – что ж, постарайся сбежать из моего королевства в течение сегодняшнего дня, иной возможности выжить у тебя не останется. И то сильно сомневаюсь, что тебя не перехватят по пути люди Вазы, контролирующие ближайшие к столице дороги. Тебе же, Ла Рамия, я даю свое Слово Короля: если твой господин выполнит мое задание, желанная месть станет реальной.

Выходили мы из кабинета Короля в исключительно подавленном состоянии. Вот так, оставили нам выход без какого-либо выхода. Сильно хотелось кого-то прибить.

– Я согласна пожертвовать собой ради твоего дела, – тихо сказала Рамия, крепко прижавшись ко мне, когда мы остались наедине. – Ты дал мне возможность почувствовать себя настоящей женщиной, и только одно это стоит жизни.

– Не торопись себя хоронить, красавица, – ответил я ей, обнимая ее и крепче прижимая к себе. – Раз Король хочет получить те бумаги – он их получит. А его сценарием мы подотремся.

– Но как? – Женщина-воин громко всхлипнула и была готова расплакаться.

– Вместо тебя того наглого Лэра на поединок вызову я сам, а потом лично наведаюсь к нему в гости, – предложил я свой вариант действий.

– Ты не понимаешь… – тяжело вздохнула Рамия. – Против тебя выйдет очень сильный поединщик, входящий в пятерку лучших клинков королевства. Потому-то Король и предложил мне пожертвовать собой ради успеха общего дела. Обычный бой с оружием и поединок чести заметно отличаются друг от друга. Несмотря на все твои таланты, шансов на победу почти нет.

– Не беспокойся раньше срока, моя «младшая жена», – с искрой надежды заглянул я ей в глаза, – в нашем мире говорят: «На любую хитрую гайку всегда найдется свой болт с подходящей резьбой». И мы еще посмотрим, кто должен входить в пятерку лучших клинков королевства: чувствую, давно пришла пора там кому-то потесниться.

Собственная уверенность в благополучном исходе изрядно подняла настроение. А ожидаемое столкновение совершенно не казалось чем-то опасным. На выходе в парк дорогу нам действительно преградил немолодой дородный господин в дорогом костюме, расшитом узорами из золотых нитей, за спиной которого встала еще дюжина так же богато одетых аристократов со шпагами на поясах. Бегло окинув меня полным презрения и затаенной злобы взглядом, дородный господин перевел внимание на мою женщину и со злорадной ухмылкой на губах сказал:

– Это ведь ты, предательница Рамия, бросившая королевство в трудные минуты из-за своей трусости, спрятавшись за мужской спиной?!

Мне едва удалось перехватить руку своей наложницы, готовой броситься на него, чем и испортить все дело.

– Не желаете ли вы ответить за свои лживые слова на поединке чести, сударь? – шипящим голосом бросил я вызов, ментально подавляя наглого провокатора.

Тот мгновенно побледнел, а злорадная ухмылка сползла с его холеного лица.

– Как вам будет угодно, «благородный господин» без рода и племени, – злобно фыркнул тот, найдя в себе силы сопротивляться моему влиянию. – Мы можем выяснить прямо сейчас, кто из нас прав, а кто нет! Ближайшая дуэльная площадка находится всего в двух шагах отсюда.

Я уже было успел подумать, что Лэр Ваза, а это был именно он, тут не возникало каких-либо сомнений, сам выйдет биться. По крайней мере, на такое сильно рассчитывал, постаравшись максимально вывести его из себя. Иначе бы отложил этот поединок на пару дней и выбрал более удобную для себя площадку, желательно отдаленную от города. Мое ментальное чутье плохо справлялось с фильтрацией помех, исходящих от множества находящихся поблизости людей, особенно если они испытывали сильные эмоции. Здесь же вдобавок присутствовала толпа зрителей, искренне считающих себя простыми свидетелями, от которых «фонило» просто немилосердно. Когда мы подошли к расчищенной поляне посреди дворцового парка, нас остановила четверка дворцовых распорядителей, которые были хорошо осведомлены о наших намерениях.

– По давним традициям, перед поединком чести требуется попытаться уладить конфликт иным образом, без обнажения клинков, – громко заявил один из них. – Готов ли бросивший вызов отказаться от своего намерения, и если «да», то на каких условиях?

– Да, – я вышел вперед, показывая, кто является инициатором поединка. – Если неуважаемый Лэр Ваза откажется от своих лживых слов, брошенных моей младшей жене Ла Рамии, и публично извинится перед нами.

– Желает ли названный господин принести свои извинения? – спросил тот же распорядитель.

– Нет! – категорично ответил опытный дворцовый интриган. – Более того, я считаю, что высказался еще слишком мягко про тех, кто забыл слово «долг», а потому больше не имеет чести, как и тот, кто его покрывает.

Лэр Ваза сумел справиться с моими мысленными и эмоциональными посылами, которыми я пытался выводить его из равновесия. Он вновь излучал уверенность и яркое самодовольство.

– Вместо принявшего вызов традиции разрешают выйти на поединок чести благородному защитнику, объяснившему причины такого поступка, которые должны признаваться обществом достаточно вескими. Есть ли среди присутствующих здесь господ тот, кто хочет вступиться за честь Лэра Вазы своим клинком? – Распорядитель уверенно вел заранее прописанный спектакль.

После его слов из толпы вышел крепкий, достаточно молодо выглядевший аристократ в легком свободном костюме, громко заявив:

– Я готов вступиться своим клинком за оскорбленную честь глубокоуважаемого третьего советника Лэра Вазы. Мой древний род Хдеев хорошо известен своей доблестью и отвагой, потому я не могу позволить какому-то почему-то считающему себя благородным нанести ущерб нашему королевству и его видным людям.

По сценарию озвученная «защитником» причина оказалась достаточно веской. Распорядитель встал между нами и громко сказал:

– Довожу до участников и свидетелей правила поединков чести: поединок проходит до смерти одного из участников. Победитель получает имеющееся у его противника при себе оружие и прочее имущество в качестве законных трофеев. Прочее имущество проигравшего наследуется в общем порядке. Поединок проходит только на специально размеченной площадке в присутствии вооруженных свидетелей, числом не менее семи. Участникам дозволяется использовать любое контактное оружие ближнего боя и исключительно защитную магию без каких-либо ограничений. Нарушившего запрет полагается немедленно уничтожить свидетелям поединка любым возможным способом. То же самое следует за попытку участника покинуть обозначенный предел дуэльной площадки до завершения схватки. Засим прошу всех присутствующих свидетелей расположиться за границей площадки, а участников встать на указанные начальные места и приготовиться к бою.

Вот и все, готова очередная сцена большого спектакля. Сейчас я сойдусь со своим противником в скоротечной смертельной схватке. И мне требуется показать свою силу, дабы больше ни у кого не возникало особого желания оскорблять меня или моих женщин словом или действием.

Свидетели и распорядители-секунданты предстоящего поединка быстро растеклись по периметру площадки, я отправил Рамию в сторону от всех остальных, опасаясь ее неадекватной реакции. Выданный приказ ей был однозначен – ждать и держать себя в руках, что бы со мной ни произошло.

Пока я отходил к противоположному краю дуэльной площадки, занимая предписанное положение, мой соперник успел выпить какой-то эликсир, резко отбросив пустой флакон в сторону. Мне же потреблять алхимию не требовалось, вполне хватало собственных сил.

– Готовься к смерти, глупый чужак! – громко крикнул бретер, обнажив золотую рапиру, ярко сверкнувшую в солнечных лучах.

Достав «Клинок духа» из ножен и легко взмахнув им, ловя чувство слияния со своим оружием, я стал неспешно приближаться к противнику, едва не пропустив его стремительный бросок.

Несмотря на разделяющее нас расстояние почти в пять метров, бретер кинулся вперед с совершенно невероятной для простого человека скоростью. Мое развитое восприятие позволило лишь частично уклониться от его рапиры, стремящейся перебить горло коварным ударом снизу вверх, в самый последний момент. Ни щит силы, ни моя аура не оказали какого-либо сопротивления клинку противника, он игнорировал все защиты. Скорость сближения не позволила бретеру довернуть клинок, но в месте контакта на шее образовалась внушительная царапина, которая быстро затянулась за счет огромного запаса жизненной силы в организме. Мне удалось ударить своего противника лишь свободной рукой, да и то вскользь, после чего тот разорвал дистанцию. «Надо же, его скорость и сила практически не уступают моей, а тактика совершенно не вписывается в привычные схемы», – успел подумать я, когда бретер атаковал второй раз.

Теперь я уверенно заблокировал его клинок своим, но тот опять сумел полоснуть по моей щеке длинным кинжалом, появившимся в его левой руке. И полученная рана, полыхнув резкой болью, не торопилась затягиваться сама собой, как, по идее, должна. Более того, я вдруг ощутил, как от нее во все стороны быстро распространяется очень неприятное жжение. «Магический яд!» – пришла запоздалая мысль в момент уклонения от очередного стремительного удара перекатом по земле и попытки зацепить ноги противника своим клинком. Только таким неожиданным образом можно как-то противостоять совершенно нестандартной технике, ломающей все мои стереотипы обращения с легким клинком типа рапиры. Я все же хорошо резанул его на излете, однако мой успех не принес предусмотрительному бретеру какого-либо вреда. Под его разрезанными штанами на секунду ярко блеснул металл. Теперь он не торопился атаковать, довольно заметив, как с моей щеки стекает красная струйка. Куда ему спешить, когда все необходимое вскоре сделает яд, попавший в мою кровь. Делаю необходимые манипуляции со своей жизненной силой для нейтрализации этой опасности, продолжая показывать ослабление сил тяжелым дыханием и прогрессирующую потерю сознательного контроля – дергаными движениями.

О свойствах подобного яда мне было хорошо известно, как и о возможных методах противостояния ему. Пришлось тщательно изучать потенциальные опасности, способные нанести мне реальный вред. Через пару минут я должен упасть, окончательно потеряв сознание, но мой визави решил красиво закончить поединок, пронзив меня своим клинком. Его главной ошибкой стала игра на публику, предвкушавшую долгожданный финал с моей смертью, потому он попытался поставить окончательную точку красивым пируэтом. Ментальное чутье наконец-то смогло определить предстоящий ход противника. Такая показуха совершенно непростительна – увернувшись от прямого сильного удара, я резко пробил ему в голову из весьма неудобного положения своим клинком, перекинутым в левую руку, когда он не ожидал чего-либо подобного, раскрывшись на какую-то долю секунды. Со стороны зрителей раздались громкие крики возмущения, и понеслись ментальные посылы, от которых должно портиться настроение и даже здоровье, но в мою сторону никто не бросился с оружием в руках. Наоборот, публика почему-то предпочла быстро удалиться от места завершившегося поединка, чего-то явно опасаясь, оставив меня и совершенно ошеломленную Рамию наедине с телом поверженного бретера. Даже надменные распорядители-секунданты исчезли вместе со всеми остальными.

Осознание победы омрачилось тяжелейшим психологическим откатом. Только сейчас до меня дошло, как близко прошла сама смерть, едва не коснувшись своей костлявой рукой. Все мои способности оказались совершенно недостаточными, дабы легко одолеть местного мастера клинка. Благодаря неизвестному эликсиру его скорость и сила почти сравнялись с моими, а огромный опыт именно поединков чести дал ему поистине решающее преимущество. И лишь счастливая случайность позволила мне избежать гибели и одержать трудную победу. Но этот бретер, по словам Рамии, не является лучшим в королевстве, и второй раз может так не повезти. Моя цель – показать всем нежелательность вызова меня на последующие поединки – тоже не достигнута. Все зрители оценили, что я переиграл соперника скорее хитростью, чем силой, заметно уступая ему во всем остальном. Потому не надо тешить себя напрасными надеждами: следующий поединок состоится в самые ближайшие дни, если не произойдет чего-либо особо выдающегося.

Заметив формирующийся над телом поверженного мастера клинка из рода Хдеев янтарный шар, я резко протянул к нему руку. Для собственного выживания мне нужен весь его опыт, потому обойдется он без перерождения. Поглощение чужой души изрядно встряхнуло меня, наполнив ощущением неслыханной мощи, которое спало через несколько минут. И пока рядом, кроме моей женщины, никого не было, я полностью раздел своего бывшего противника, подобрав трофеи. Взглянув на него взором силы напоследок, мысленно выругался.

От мертвого тела во все стороны кругами расходилась заметная темная волна. «Посмертное проклятие, – пришла очевидная догадка, – надо быстро уводить отсюда Рамию или держать ее рядом с собой». Теперь понятно, что так напугало зрителей. Найдя пустой флакон из-под эликсира для последующего анализа, мы быстро покинули дворцовый парк, выйдя в город через открытые ворота. Никто нас не преследовал и даже не сопровождал, только редкие прохожие иногда бросали в нашу сторону любопытные взгляды. Тем не менее гнетущее фоновое чувство постороннего взгляда постоянно преследовало меня, не позволяя расслабиться и облегченно вздохнуть.

Едва мы отошли от дворцового комплекса на пару кварталов, на моей шее завибрировал связной амулет.

– Нам всем настоятельно предлагают собирать свои вещи и немедленно переселяться. – Ладия сообщала достаточно неприятное известие.

И вполне очевидно, что это напрямую связано с прошедшим поединком. Охране постоялого двора сильно не хочется сталкиваться с теми, кто вскоре заявится по наши души. Нам недвусмысленно предлагают бежать, самостоятельно решая возникшие проблемы. Такой жирный намек сложно истолковать неправильным образом.

– Быстро собирайтесь и следуйте в центр города к «площади свиданий» и там ждите нас, – ответил я своей второй младшей жене, если считать первой Богиню Лияву.

– Можем укрыться на моем хуторе, – сказала Рамия, после того как озвучил ей последние новости. – Стоит сейчас навестить моего брата, он передаст права на него и близлежащую землю тебе в собственность, когда узнает, что ты для меня сделал.

Действительно, старший брат Рамии Лэр Дарин принял нас весьма радушно. Его уже кто-то известил обо всем происшедшем в дворцовом парке, и он прекрасно осознавал возможные последствия подобного события, потому сначала предложил нам временно спрятаться у него в городском особняке. Но я решительно отказался перекладывать на его плечи свои беды, сказав, что подобное трусливое решение нанесет непоправимый урон моей чести. Опасность следует встречать с оружием в руках, а не укрываться за спинами многочисленных охранников. На самом деле мне не хотелось прежде времени показывать кому-либо из посторонних свои реальные возможности в деле использования магических вещей и самой магии. На хуторе Рамии можно устроить нежданным гостям очень теплую встречу, благо все необходимое для этого имеется в наличии. Лэр Дарин согласился передать мне в пожизненную собственность часть земель своего рода, с условием предварительного заключения наследственного контракта, по которому в случае моей гибели они опять возвращаются к нему или его прямым наследникам. В меня он не сильно верил и пошел на подобное, лишь поддавшись уговорам младшей сестры.

Занимаясь подготовкой местности вокруг хутора Рамии к обороне, я продолжал размышлять над прошедшим поединком. Несмотря на обучение у лучшего мастера погибшей Империи, я не смог полностью реализовать полученный опыт. Высший Вампир Шод в первую очередь готовил из меня убийцу, а не дуэлянта. Если мне и удалось превзойти своего учителя, то это не сделало меня настоящим абсолютом. За прошедшие века искусство оружного боя серьезно изменилось, и одной силы со скоростью уже совершенно недостаточно для уверенной победы над опытным противником: техника владения легким клинком шагнула далеко вперед. Именно об этом некогда и говорил наставник, рассуждая, что дальше я «должен совершенствоваться сам, регулярно встречаясь с другими противниками». Потому моя излишняя самоуверенность оказала мне плохую услугу. Нельзя недооценивать врагов, считая их заведомо слабее себя. Тем более тех, кто всю жизнь посвятил искусству смертельных поединков. Поверженный бретер оказался великолепно экипирован редчайшими артефактами. Адамантовая рапира и такой же отравленный кинжал являлись подарком давно ушедшего бога Амана какому-то древнему герою, основателю рода Хдеев.

Мне досталась настоящая родовая реликвия, действующая только в руках кого-то из этой семьи, – всех прочих она лишала силы. На меня же подобный эффект почему-то совершенно не распространялся. Это оружие полностью игнорировало аурные и магические щиты, впрочем, мой «Клинок духа» тоже обладал подобным свойством. Бретер имел артефакт энергетического щита в виде невзрачного браслета на руке, формируемая им защита являлась по-настоящему многослойной, одинаково эффективно действующей против магии и физических атак при достаточно низком потреблении энергии из ауры. Такой браслет не стыдно надеть и мне самому, так как повторить подобный артефакт или создать что-то близкое по своим свойствам удастся очень нескоро. Также для себя оставлю и адамантовую нательную броню неизвестной прочности, похожую на тончайший шелк. Металлическое белье плотно облегало тело от шеи до самых щиколоток, не отличаясь по внешнему виду от настоящей кожи, и снять его можно лишь по собственному желанию или после наступления смерти, когда оно становится растяжимым. Хорошо хоть никакой личностной привязки в нем не нашлось.

К пониманию причин столь высокой силы и скорости бретера приблизило изучение его лечебного пояса. Первый подобный артефакт достался нам с поверженного Ладией Лира Вазы, сына того самого дворцового интригана, пожелавшего непременно сжить меня со свету. Но в том имелась привязка к владельцу, которую я до сегодняшнего дня никак не смог удалить. Трофейный пояс являлся полным аналогом первого, разве только без активированной личностной привязки. Потому мой перстень детально показал его свойства. Кроме постоянного поддержания здоровья артефакт обеспечивал быстрое преобразование жизненной силы в энергию ауры и обратно с минимальными потерями и кратковременное пиковое увеличение свойств организма и ауры владельца. Мне такой пояс не очень нужен, как маг жизни я могу проделывать подобное своими силами, благо теперь знаю, как это правильно делается. Заодно разобрался с механизмом личностной привязки, освободив от нее первый трофей. Вечером обрадую кого-то из своих девушек обновками. И напоследок выяснил тайну примененного эликсира, который оказался «кровью неизвестного древнего существа», – по мнению перстня-определителя, благодаря употреблению которой внутрь человек становился сильнее и быстрее примерно в двадцать раз на пятнадцать минут, после чего наступал откат, длящийся пять дней. Остальные подробности я рассчитывал узнать из кошмарных снов, которыми меня одарит поглощенная душа. Но в ближайшие дни спать мне точно не придется…

Оглавление

Обращение к пользователям