Глава восьмая. Клановые войны

– Боевая тревога! – Автоматическое оповещение охранной системы вырвало меня из рабочего транса, заставив взглянуть на амулет-монитор. – Повторяю, тревога не учебная, а боевая, всем бойцам получить полноценное оружие. Гражданским специалистам и обслуживающему персоналу немедленно проследовать в центральный комплекс. Предполагаемое время подхода противника не больше пятнадцати минут. – Дежурный оператор верно оценил потенциальную угрозу.

Потайная сигнальная сеть показывала большое скопление предполагаемого противника в ближайшем лесу, а пара стандартных сетей оказалась полностью нейтрализована одним целенаправленным ударом. Действительно, кто ходит в пятом часу ночи по гостям толпой из нескольких тысяч человек, да еще взламывая защиту? Точно не друзья.

– Силам самообороны сосредоточиться в западном секторе согласно боевому расписанию, первой штурмовой группе покинуть расположение в северном направлении и ждать приказа на расстоянии полукилометра от периметра, вторая группа прикрывает юг, пока оставаясь за забором… – Оператор продолжал четко следовать инструкции, подготовленной на подобный случай, мне даже вмешиваться не стоит.

Вот только не все функции магического защитного комплекса доступны дежурному. О многом он даже не догадывается. Наблюдая по своему монитору выдвижение войска противника из леса, активирую управляемые минные поля на его пути. Наши там раньше не должны оказаться, потому врагов ждет весьма неприятный сюрприз.

Пространственным прыжком перемещаюсь на сторожевую вышку западного сектора, перепугав находящихся там наблюдателей.

– Свои, пока можно расслабиться, – крепко приложил по плечу растерявшегося парня, одновременно извлекая из его руки боевой свиток, которым он так и не успел воспользоваться.

Вторым наблюдателем оказалась длинноволосая девица из кланового борделя, одетая в полное воинское обмундирование и с настоящим длинным клинком на боку, который она пыталась достать, но у нее плохо получалось – сказывалось отсутствие должной выучки. Тут места мало – надо не к мечу тянуться, а кинжалом бить. Про стоящие около стенки взведенные арбалеты никто из них не вспомнил, да и не помогли бы они, если бы на моем месте оказался диверсант противника.

– Так, почему обслуживающий персонал не выполняет боевого расписания? – негромко гаркнул на девицу, дабы она перестала судорожно дергать рукоятку меча.

– Я не только обслуживающий персонал, но еще и стрелок. Причем лучший стрелок в последних потоках, – тихо пискнула та.

Аллия мне уже рассказывала о том, что некоторые девицы из борделя потребовали от нее права принимать участие в воинских тренировках, и теперь можно наглядно наблюдать результат.

– Ладно, стрелок, оставайся, – улыбнулся решительной девушке, но она вряд ли заметила мою улыбку в темноте, если заранее не приняла эликсира ночного зрения. – А в качестве наказания за нарушение устава ты и твой друг обязуетесь пройти усиленный курс боя в стесненных условиях. Ваши нынешние навыки никуда не годятся.

– Есть пройти усиленный курс! – в один голос ответили они.

«Так-так, и кто это вас так качественно прикрывает?» – задал сам себе мысленный вопрос, разглядев выдвинувшееся из леса вражеское войско. Вместо него над полем виделась лишь легкая магическая дымка, и только тайная сигнальная сеть показывала большое скопление людей. Они неспешно двигались по направлению к нашему городку, наивно считая, что их еще никто не обнаружил.

И вообще время для атаки выбрано грамотно. Под утро все должны крепко спать, и даже дежурная смена клевать носами. Более того, им, видимо, хорошо известно, что вчера большая группа наших бойцов, примерно две с половиной тысячи человек, отправилась ко второму этапу подготовки и уже точно не успеет вернуться, дабы оказать помощь. А неполная пара тысяч новичков разной степени подготовки вряд ли сможет оказать достойное сопротивление, особенно застигнутая в своих койках после тяжелого учебного дня. На наше счастье, в расположении случайно задержались два штурмовых отряда из первого набора, прошедшие полную подготовку и поучаствовавшие в настоящей войне. Их всего четыре сотни, но именно они способны полностью изменить расклад.

Вот-вот враги войдут на первое минное поле и станут видимыми. Но нет, страхующие их маги как-то сумели нейтрализовать спрятанные в земле боевые свитки с хладными шарами. «Это уже становится интересно…» – Потянувшись сквозь пространство, тщательно осматриваю окрестности леса, где прежде заметил яркие вспышки силы. Двое немолодых магов с закрытыми глазами стояли плечом к плечу, вытянув в сторону идущего по полю войска свои руки. Прыгаю к ним за спины, благо рядом больше никого нет, и сразу же попадаю под магический удар, висевший в пространстве, в одно мгновение снесший верхний слой моей ауры вместе со щитом силы. Другой такого гарантированно не пережил бы, но мне лишь немного поплохело. Два парализующих разряда из перстня агента тайной канцелярии вызвали лишь неяркие вспышки щитов магов, заставив их отвлечься и обратить на меня свое внимание.

Для прикрываемого ими войска момент оказался очень неудачен, оно как раз находилось посреди резко активировавшихся мин. И тут-то я успел удивиться количеству атакующих, прежде чем маги дружно зарядили по мне боевыми плетениями. Не желая проверять на прочность свою потрепанную защиту, опять прыгнул к ним за спины и разрядил в них парные молнии из боевого перстня и собственной руки. Несмотря на относительную слабость разрядов, убивать я не хотел, молнии свободно прошли щиты силы и пронзили тела магов. Те, видимо, никак не рассчитывали на применение против них таких примитивных средств, потому не озаботились подобающей экипировкой. Пока тела магов корчились в судорогах, вызванных поражением электричеством, подскочил к ним, легко пробивая руками в адамантовых перчатках активные щиты и выхватывая из кармана ярко светящийся силой накопитель.

– Ого, великий Камень Ауры! – невольно вырвалось у меня, когда разглядел трофей.

Между тем мои руки быстро освобождали руки и шеи магов от имеющихся на них амулетов, в первую очередь связных. Когда отключилась их защита, проверил действие парализующего луча еще раз. Теперь никаких сбоев, пару часов можно не беспокоиться. Оказавшееся на минном поле войско не повернуло обратно, наоборот, резко рвануло к нашему военному городку. Второе поле мин тоже не задержало их, выбив лишь немногих. Пока я разбирался с магами, завязался ожесточенный бой. Мои стрелки не стали дожидаться, пока их снесут или заставят отступить с занимаемых позиций, и дружно осыпали арбалетными болтами строй атакующих. Яркие вспышки то там, то тут отмечали пробитие магических щитов, у нападавших их оказалось подозрительно много. Обстрел тоже не смог задержать решительного порыва ночных гостей, с их стороны в моих воинов полетели огненные шары и какая-то другая боевая магия. Ярко вспыхнули первые строения, приняв на себя основной удар. Мы с самого начала учили своих бойцов напрасно не подставляться, потому потери обороняющихся должны быть относительно невелики. Едва вражеское войско втянулось в лабиринт городка, к ним в тыл ударил наш первый штурмовой отряд. Второй, по идее, должен зайти им во фланг. Я же отметил невдалеке в лесу еще одну быстро приближающуюся группу. Человек двадцать, не больше.

– Держите, гады! – Кидаю перед всадниками великий Камень Света, а за ним вечный факел.

Окрестности тут же заливает ярчайшая вспышка, надолго лишая зрения всех, кроме меня. Эликсир ночного зрения имеет свои недостатки. Хоть все всадники и имели магические щиты, эффективно противостоящие параличу, отловить и успокоить их не составило труда. Хотя парочка смогла оказать некоторое сопротивление, ловко ориентируясь на слух.

Пока я в одно лицо исполнял обязанности эскадрона дальнего прикрытия, бой в городке окончательно завершился.

– Дим, у нас все, пожары скоро потушим, – сказал связной амулет голосом Ладии, активно принявшей участие в битве, несмотря на мой прямой запрет.

– Большие потери? – спросил ее, мысленно сжав кулаки – второй подобной атаки в ближайшее время мы не сдержим.

– Под тысячу ушло на перерождение, все новички. Штурмовики потеряли только шестерых. Полностью сгорели четыре казармы и конюшня, лошадей мы успели спасти, – отчиталась девушка.

Настроение немного поднялось, ибо я рассчитывал на худшее.

– Пленных много? – задал очередной вопрос, от которого многое зависело.

На нас шли игроки, и если они переродятся раньше наших, то смогут повторить атаку, учитывая разницу уровней и прочие потери.

– Чуть меньше трех тысяч – считай, половина от всех, – Ладия продолжала меня радовать.

– Я сильно испугалась и непонятно как приложила своим страхом целую толпу. – В наш разговор по амулету ментально влезла Аллия. – Часть наших тоже накрыло, правда, уже все оклемались. Уровень прыгнул сразу на тридцать шесть пунктов, банковский свиток не помог, – с грустью в голосе добавила она.

– Посмотри, какого цвета тот свиток, – спросил свою вторую наложницу.

– Красного, – оправдала она мою догадку. – И что теперь делать? – еще больше расстроившись, спросила девушка.

– Качаться дальше с двойной силой и не пытаться умереть по глупости, – попытался ментально подбодрить ее.

Ближе к полудню следующего дня удалось более-менее разобраться с первыми последствиями ночного боя. Повторения атаки можно не опасаться – в плену оказалась практически вся верхушка клана «Дикая Сила» и часть тех, кто направил их на нас. Главным заказчиком, как это ни странно, выступила наша же столичная оружейная гильдия. «Экономическая война», которую устроил наш клан в соседнем королевстве, изрядно напугала гильдейское руководство. Оружейные мастера королевства Шавала напрямую не конкурировали с мастерами Лаиры, занимаясь преимущественно изготовлением брони. Кольчуги, доспехи и шлемы, причем последних никто, кроме них, почему-то не делал. Нашим рейдерам удалось отбить у бандитов персонал четырех больших мастерских и нескольких уникальных специалистов-бронников вместе с семьями. Они неделю как прибыли в наше клановое расположение, только начав восстанавливать производство.

В связи с их прибытием возникло множество проблем с королевскими чиновниками. Прибывшие мастера и их семьи являлись подданными другого короля, и чиновники делали все возможное, чтобы они не смогли сменить подданство, а следовательно – получить право на работу в королевстве по своей специальности. Меня сильно выручила Ладия, подсказав, как можно решить вопрос, и сумев растолковать это другим. Мастера и их семьи официально вошли в наш клан, принеся личную присягу. Основные законы королевства теперь на них не распространяются, ибо оно общается непосредственно с кланом как единым целым. Местные же оружейники восприняли подобное как брошенный вызов. Хоть они сами не производили доспехов, но неплохо зарабатывали на перепродажах. То есть отправляли соответствующие заказы тем же мастерам Шавалы по своим каналам, позже выдавая их работу за свою. И еще они опасались смены присоединившимися к «семейникам» шавальцами выпускаемого ассортимента. Мечи и кинжалы делать куда проще и быстрее, чем доспехи. Потому сразу же стали искать способ устранить потенциального конкурента. Клан «Дикая Сила», базировавшийся в городе-спутнике столицы, оказывается, уже давно облизывался на наше богатство, но никак не решался на серьезные действия по его захвату.

Законы, кстати, такое позволяли – требовалось лишь заранее предъявить список претензий Королю и выкупить право на ведение войны против другого клана. Своеобразный залог, дабы война не затронула интересов подданных Короля или компенсировала их убытки. По идее, Король должен был передать полученные претензии главе другого клана и попытаться уладить конфликт миром, однако почему-то в нашем случае решил этого не делать. Возможно, он вообще пребывал в неведении: все вопросы решили без него заранее подкупленные оружейной гильдией чиновники. Одним словом, разрешающие клановую войну бумаги у лидера «силачей» имелись при себе. Гильдейцы же помогли им не только с оружием, но и с магической поддержкой. Кто та пара магов, никто из пленников сказать не мог, они пришли к ним всего за пару часов до начала операции. Маги же впали в кому и не могли ничего рассказать. Допрос их я пока решил отложить, срочно разгребая другие дела. Большинство оружия и магических амулетов «силачам» выдали в долг на одну операцию. Естественно, взятые у них трофеи мы не собирались кому-либо возвращать, и что станет с руководством этого клана, мне совершенно безразлично.

– Так иногда происходит – пошли за шерстью, а вернулись стрижеными и в пустой дом… – заявил я Гриму – лидеру «силачей». – Планируя кого-либо ограбить, стоит заранее подумать и о возможных последствиях, – добавил чуть погодя, получив по связному амулету «очень интересное» сообщение от разведчиков, отправленных взглянуть на вражеское логово.

– Вам не сойдет это с рук, – продолжал он упорствовать. – Мы заключили против вас альянс еще с двумя кланами.

Вот тут товарищ не врал, среди прочих у него нашлась нужная бумага.

– В настоящий момент эти кланы дружно штурмуют вашу основную базу, – спокойно высказал новость в побагровевшее от злобы лицо привязанного к стулу Грима. – Проигравшего всегда добивают, разве ты этого не знал?

Он лишь попытался плюнуть в меня, но промахнулся. Дальше с ним разговаривать было бессмысленно, и я переключился на его зама, оказавшегося более сговорчивым. Тот предложил вполне приемлемый вариант наших дальнейших взаимоотношений:

– Грим редко прислушивается к голосу разума, потому сегодняшний проигрыш – это его личная беда, а не всего нашего клана, – спокойно заявил тот.

– Хочешь сказать, ты веришь в сохранение клана после такого фиаско? – удивленно спросил я его.

– Более того – он станет еще сильнее! – твердо заявил зам и выложил свой план, который мне действительно понравился.

Официально «силачи» выплачивают «семейникам» миллион за причиненный ущерб и семь миллионов моральной компенсации. Деньги сейчас весьма кстати – наша казна уже не один раз показывала дно, а развертывание оружейного производства на новом месте обойдется весьма дорого. Все претензии со стороны оружейной гильдии лягут исключительно на Грима. Он заключал с ними ряд контрактов на свое имя, минуя клан, и ему ничего не останется, как податься в бега или удалять персонажа. Грамотно поступил, одним словом, хотя и не предполагал, что так скверно выйдет, рассчитывая немного заработать себе на бедность. С гильдии я тоже смогу стрясти немалую компенсацию деньгами или оружием – все необходимые для шантажа бумаги у меня будут. «Семейникам» же придется оказать помощь «силачам» в возвращении их базы и получении компенсаций с тех кланов, которые подло ударили в спину члену заключенного альянса. Опять чистая «экономическая война», как мне это нравится…

Дальше события понеслись стремительным потоком. Чиновники не хотели допустить меня до аудиенции с Королем, но пойти против воли «благородного господина» им оказалось еще сложнее. Деал Первый принял меня через пару дней после происшедших событий, открыто показывая свое недовольство:

– Я считал вас более благоразумным, – сразу же заявил он, когда я озвучил словами список претензий к другим кланам. – Мне бы не хотелось, чтобы пришлые открыто воевали друг с другом непонятно ради чего!

– В вашей власти запретить это… – Я лишь недоуменно пожал плечами.

– Мне уже пришлось не один раз пожалеть, что я в очередной раз послушал своих советников, – сокрушенно заявил Король. – «Нужно собирать силу силой!» – процитировал он кого-то из них. – И все же хочется увидеть среди лидеров кланов действительно понимающего человека. Насилие – негодное средство для решения своих финансовых проблем.

Вот тут он действительно прав. Чем мы тогда отличаемся от обычных разбойников? Тем, что грабим более слабых с соблюдением каких-то правил? Да они, в подобном случае, не стоят и той бумаги, на которой написаны. Впрочем, сейчас нельзя показать слабость, тут ситуация – или ты, или тебя, – выбор невелик.

– Не мы первые начали, – попытался я соскочить с неприятной темы.

– Знаю! – фыркнул недовольный монарх. – И все же предлагаю решить вопрос миром.

– Я – за, вот только наши требования… – Моя рука вновь потянулась в сторону бумажных листов.

Требования, кстати, были весьма мягкими. Новое руководство «силачей» хотело от предателей куда большего, но мы, как самая сильная сторона, постарались выставить более адекватные условия мирного урегулирования. Во-первых, полная компенсация причиненного «силачам» материального ущерба, не считая потерь в столкновении с нами. Их сожженная дотла база и утраченное имущество оценивались в три миллиона с небольшим хвостиком. Во-вторых, моральная компенсация, без которой, понятное дело, никак обойтись не могло, составляла по десять миллионов с клана-предателя. Суммы для одиночки огромные, но для тех кланов совсем не катастрофические. В случае военных действий они рискуют потерять больше и даже полностью прекратить свое существование. Те два клана, «Роза Ветров» и «Капитаны Зари», были достаточно многочисленными, не менее десяти тысяч в каждом, но подготовка их бойцов оставляла желать лучшего. Если «силачи» повторили наш подход и активно гоняли своих рекрутов, правда, с упором на раскрытие индивидуальных качеств и специализации, то там пошли по стопам «Нагибаторов», решая одолеть конкурентов за счет численной массы. В таком подходе имелось свое рациональное зерно – на убийство одного вражеского воина сорокового уровня они потеряют двоих двадцатого, но эти двое воскреснут вдвое быстрее. И за счет временной разницы получат решительное численное преимущество, со второй-третьей атаки снеся более сильный клан. Да только против наших тренированных и хорошо экипированных бойцов такая математика уже не действовала. Мы могли обороняться и атаковать с минимумом потерь, массово выбивая противников и захватывая пленных. Правда, не все это еще по-настоящему осознали.

– Постараюсь, чтобы они были полностью удовлетворены, – задумчиво ответил Король, еще раз окинув взглядом совсем небольшой список требований. – Срок принятия решения – три дня. Не нарушайте перемирия до этого срока! – Деал Первый подал рукой знак, означающий окончание аудиенции.

И мои надежды разузнать, почему нападение на нас стало неожиданным, так и остались несбыточными. Ментальное чутье говорило о том, что Короля о нем все же известили. Причем в самый последний момент. И теперь он хотел кому-то за такое явное «пренебрежение к служебным обязанностям» устроить очень «веселую» жизнь. Отправив на виселицу, скорее всего.

– …И тут замечаю, как в мою сторону резко выстреливает рука с зажатым в ней пистолетом! Вот с этим. – Кладу на стол перед своими несколько обалдевшими младшими женами трофейную «игрушку», действительно выглядящую как самый настоящий компактный пистолет. – А теперь взгляните, чем он стреляет… – Рядом с ним появляется трехсантиметровая стрелка с великолепно ограненным алмазом на кончике.

Даже на свету хорошо видно, как по метательному снаряду периодически пробегают легкие искры – столь много магической силы в него залито.

– Твоя защита справилась с этим? – Рамия излучала настоящее сильное недоумение: видимо, с чем-то подобным ей раньше довелось познакомиться.

– Решил благоразумно не проверять и прыгнул сквозь пространство сразу ему за спину, – продолжил свой рассказ о вечернем визите к главе гильдии оружейников в тесном семейном кругу. – Но от дубового кресла, куда попал этот болт, мало что осталось.

Тогда успел испугаться, увидев результат попадания. В одно мгновение внушительное кресло превратилось в кучу тлеющих щепок, посредине которых лежал и переливался всполохами выпущенный из пистолета снаряд. Успокаивало лишь обстоятельство, что в то время пистолет уже находился в моей руке и смотрел на своего предыдущего владельца. А таких «пуль» в нем пряталось еще четырнадцать штук.

– …Значит, спрашиваю его белейшество, ну да, трудно сохранять нормальный цвет лица, когда на тебя смотрит сама смерть, – во сколько обойдутся те бумаги ему лично и возглавляемой им гильдии в Королевском суде.

Тем временем я подобрал со стола пистолет и, запихнув отдельный снаряд в дополнительный магазин, убрал его в невидимую подмышечную кобуру, которой тоже разжился у его бывшего владельца. Чистое позерство – быстрее и эффективнее использовать пространственный карман, но это не так красиво. Жаль, других таких «игрушек» больше нет и сделать никто не возьмется. Раритет, произведение Великих Мастеров прошлого, однако. По конструкции является миниатюрным пружинным арбалетом с магическим взведением. Выпущенные им «пули» легко пролетят до трехсот метров и пробьют практически любую защиту, гарантированно отправив ее владельца на тот свет. Про адамантовый доспех так однозначно не скажешь, но на себе лучше не проверять.

– …Он, естественно, продолжает упорно молчать и активно портить воздух в своем личном кабинете… – Рассказ вызывал у моих слушательниц смех, за которым крылись серьезные опасения за мою жизнь.

Все же с этим визитом я подверг себя большой опасности. Откуда было знать, что глава гильдии имеет врожденные способности тонко чувствовать любых «невидимок» и сразу же стрелять в них на поражение?

– Предлагаю решить ему дело миром, не доводя до суда. Я, мол, возьму совсем недорого, можно запчастями для оружия. Немного. Баржи так две или лучше три… – Тут уже девушки стали медленно сползать под стол.

Пришлось подождать, пока они окончательно отсмеются.

– В конце концов нам все же удалось почти полюбовно договориться. Сами знаете, трофейный «холодняк» мы уже и сами можем на сторону продавать, оставляя для себя только самое лучшее, зато пристойных арбалетов требуется не меньше пары тысяч, чтобы всем хватило. Про луки лучше не спрашивать, их тут никто не умеет делать. Так вот, я заказал в качестве моральной компенсации комплектующих на восемь с половиной тысяч арбалетов по нашим же чертежам. Запас карман не тянет. Магическую обработку и финальную сборку сделаем своими силами, иначе долго ждать. Пришлось пообещать, что ближайшую пару лет наши мастера-бронники займутся работой исключительно на клан и ничего не предложат на сторону. Гильдия теперь станет своих доспешников срочно поднимать, дабы исполнить имеющиеся у них заказы. И до полного комплекта стребовал с них свое личное членство, как и существенные преференции для наших будущих мастеров. В общем, можно сказать – те очень легко отделались.

– Умеешь ты вести переговоры, – хмыкнула Аллия, – я бы так не смогла.

– Ага, прибила бы Мастера насмерть своим страхом, едва увидав пистолет. – После своего неожиданного «подвига» девушка так и не смогла осознанно повторить подавляющего ментального воздействия на ком-либо.

– Не повторяй, и так голова болит, – огрызнулась она. – Знаю, тренироваться надо, но не получается, пойми! – Теперь тон голоса явно просил снисхождения.

– И ты пойми – у тебя это теперь основное оружие! – Отпускать ее сейчас и делать вид, что тогда произошло лишь случайное недоразумение, не входило в мои планы. – Если не получается так, придется знакомить тебя с настоящими монстрами. Зомби, личи-скелеты, ты чего больше всего боишься, а?

– Тебя, дурак! – сразу нашлась девушка и умудрилась плескануть в мою сторону изрядный ком ментальной гадости из дикой смеси любви и страха, от которого резко стало не по себе. – Ой, получилось! – пискнула она, осознав свои неосознанные действия.

– Вот видишь, ничего сложного, – примиряющим тоном заявил ей, добавив в конце легкую угрозу: – Завтра поутру обязательно продолжим!

Поутру действительно продолжили и умудрились «поймать силу за хвост», пока меня жадно не загребли другие чрезвычайно важные дела. Сработал датчик сигнальной системы, сообщив, что один из пленных магов пришел в себя и сразу же попытался воспользоваться силой.

– Надеюсь, вы прекрасно понимаете всю незавидность той ситуации, в которой сейчас оказались? – спросил я его через несколько минут.

Эта парочка магов оказалась весьма интересной, учитывая отсутствие на их пальцах обязательного «кольца долга». Если о таком обстоятельстве узнают в Академии, у кого-то возникнут большие проблемы. Это я о себе в первую очередь говорю.

– Зачем держите, все равно живым не отпустите… – Он понуро опустил голову, когда понял, что и вторая попытка совершить самоубийство с помощью силы не привела к успеху.

– Мне нужно знать все, и в первую очередь – почему Братство решило ударить по моему клану? – Я сразу же понял, откуда прилетел этот нежданный бумеранг.

Сам некогда хотел выйти на кого-то из руководства Братства Треугольника, состоящего из магов-ренегатов и прочего высшего криминала, отправив им устное послание через одного из их людей, и вот оно прислало мне свой ответный привет в виде парочки адептов сто семидесятого с хвостиком уровня. При упоминании Братства пленный маг вздрогнул.

– Следующий раз всячески рекомендую носить перстень, пусть даже фальшивый, – покачав головой, ответил на так и не заданный вопрос.

– Но как, ты ведь не маг… – Он прищурился, пристально глядя на меня, часто переключаясь то на взгляд силы, то на обычное зрение. – Хитра гильдия! – обреченно выдохнул он, так ничего толком и не разобрав.

– Мне интересно, как можно снять «перстень долга», оставшись при этом живым. – Этот вопрос сильно интересовал меня перед сдачей экзаменов Архимагу и прохождением у него официальной магической инициации. – Можно сказать, для себя на будущее интересуюсь…

– Он просто надевается не на свою ауру. – Пленный маг быстро догадался, куда я клоню, и понял, что в этот раз ему, похоже, удастся выбраться из безнадежной ситуации.

После чего рассказал более подробно. Готовясь к совершенно ненужной для меня инициации, уже давно я определил, что она должна накладываться на фальшивую внешнюю оболочку. Тогда основная внутренняя суть и собственная магия останутся незатронутыми. Смущал лишь тот самый «перстень долга» – он активно взаимодействовал с аурой через тело и мог порушить все хитрые планы.

Си Гокус – так звали пленного мага – просто развеял мои опасения. Обычно ренегатами становились перспективные студенты, еще не прошедшие инициации. Братство тайно вербовало их и учило, как пройти все этапы, не взяв на себя реальных обязательств. С помощью особого амулета они «отращивали» фальшивый внешний слой ауры, на котором после и повисал «долг», а сама инициация проникала глубже. Имелась технология освобождения от проклятого перстня и состоявшихся магов. Крайне болезненная и не гарантирующая желанного результата, однако некоторые рисковали по доброй воле, устав бороться с «владельцами их долга». И поняв мой личный интерес, пленник стал торговаться. За особый «студенческий амулет Братства» он потребовал немедленного освобождения себя и своего напарника, а также возвращения всего взятого у них имущества, в первую очередь великого Камня Ауры. Искренне негодуя, когда такое «щедрое» предложение с его стороны было отвергнуто с легкой улыбкой на губах.

– Что с боя взято – то свято! – ответил я ему. – Обойдусь без вашего амулета, своими силами. Но мое прежнее предложение, некогда высказанное вашему человеку, до сих пор в силе. Если ваши высшие братья им заинтересуются, вы получите свое личное имущество обратно и, возможно, кое-что еще уже лично от меня.

Участвуя в нападении на мой клан, адепты Братства Треугольника рассчитывали получить некоторые древние артефакты, заподозрив меня и некоторых моих людей в абсолютно неправедном, по их мнению, владении ими. «Силачи» должны были лишь открыть для них путь и выступить прикрытием. Под это они и обеспечили самых сильных клановых бойцов качественными амулетами щита силы и боевыми свитками и сами приняли участие в маскировке атаки. Мое появление за их спинами стало для них полной неожиданностью. В общем, Си Гокус уже ничуть не сомневался в наличии у меня тех самых древних артефактов, благодаря которым над ними и одержана победа. А мне пришлось принимать весьма непростое решение. По уму, стоило отпустить одного пленника, оставив второго в качестве заложника. Но содержать в плену сильного мага… это далеко не самое благоразумное дело. Требуется постоянно поддерживать его в бессознательном состоянии или строить особую тюрьму, на которую уйдет куча редких и дорогих материалов.

Специальные амулеты – блокировщики магических способностей тут существовали, но об их устройстве я ничего не знал, и информация, понятное дело, относилась к самым большим государственным секретам. Можно попытаться по-быстрому что-то сделать буквально на коленке, уповая на уникальность собственной магии, однако результат получится весьма неопределенным. Тем более применительно к тому, кто обладает изрядным багажом магических знаний и сумел обойти сложнейшую защиту «перстня долга» своими силами. А так выходил красивый жест доброй воли. Мол, второй раз отпускаю адептов Братства без всяких условий, лишь испытывая страстное желание поговорить с его руководством. Однако предупредил – после третьего нападения начнется война на истребление.

Три дня королевского перемирия пролетели в один момент. Погибшие новички возродились и приступили к тренировкам с удвоенной силой. Штурмовые отряды готовились показать класс, а «экспедиционный корпус» обретался уже в паре дневных переходов от нас. «Силачи» тоже готовились. По договору с ними они передавали нам все оружие, полученное в долг от гильдии, а также все магические предметы Братства, за исключением боевых свитков. После этого ни те ни другие не смогут предъявить к ним каких-либо претензий. Главный виновный – Грим – действительно удалился, и теперь с него взятки гладки. Но нам все равно пришлось помогать временному союзнику оружием: своего у них не хватало, как и денег в казне на его закупки. Помогали не забесплатно, естественно, хотя по ценам существенно ниже рынка, да еще в кредит. Избавились от излишков низкосортного «холодняка» и существенной части примитивных однозарядных арбалетов, с расчетом на скорые поставки комплектации гильдией оружейников. И когда до команды «выдвижение на исходные позиции» оставалось всего полчаса, меня нашел королевский посланник с требованием немедленно лично предстать перед монархом.

– Ваши требования приняты и выполнены, – сказал Король, положив на стол несколько банковских чеков. – Мне прискорбно видеть, как легко нарушаются договоренности и рушатся заключенные альянсы. Со своей стороны приложу все силы, чтобы подобного больше не происходило, – добавил он в конце своей краткой речи, подавая знак окончания аудиенции.

Вот так, монолог на одну минуту, и все. Мне даже ответить не дал. Зачем, спрашивается, вызывать во дворец? Понятно, что это знак, вопрос лишь – кому. Радовали только полученные без боя деньги. Моя доля составляла десять миллионов – половина от моральной компенсации, – остальное получали «силачи». Мысль банально кинуть их на бабки я решительно отбросил. Пусть и не самый надежный союзник, но он все равно лучше верного врага, в коих гарантированно превратились для нас кланы «Роза Ветров» и «Капитаны Зари». Радость легких доходов омрачалась воспоминанием о предстоящих расходах. Одной лишь клановой зарплаты набиралось на пару миллионов. Клан активно рос, и вскоре ежемесячные операционные расходы превысят три с половиной миллиона. Зарплату нельзя зажимать, несмотря на то что многие с этим добровольно согласятся, ибо большая часть этих денег тратится нашими игроками на аренду капсул и неограниченный доступ. Никто из них уже не работает в реале, и других доходов у них нет. Некоторые пожелали выкупить в собственность клановое оружие и амуницию, но пока лизинговые платежи весьма незначительны. Единичные акции распродаж трофеев союзникам со скидками и прочие разовые продажи магических свитков и предметов купцам погоды не сделают. Требуется срочно искать дополнительные возможности регулярного заработка для всего клана, иначе можно обанкротиться.

Оглавление

Обращение к пользователям