Глава одиннадцатая. Цена мечты

– Ты нашел единственного человека во всем мире, к которому можно обращаться с такими запросами, – ответил чрезвычайно довольный моим неожиданным появлением контрабандист Рафиш.

В этот раз я нашел его сам и свалился, как говорят, словно снег на голову. Впрочем, он не особо и прятался, хорошо устроившись в небольшой рыбацкой деревушке на берегу моря недалеко от города-порта Вуропсь. В качестве компенсации за происшедшие в моем похищении накладки он сразу предложил немного увеличить мою долю. Не его вина в том, что после моего похищения городские власти просто взбесились и смогли быстро подрядить в погоню военный флот, проводивший неподалеку от порта свои маневры. Обещанную же подводную лодку просто не успели погрузить, корабль крафагенцев вышел в море сразу же после получения заказчиком моего тела. И раз все удачно завершилось, то нечего зря переживать и портить взаимными претензиями хорошее деловое сотрудничество. Я выкупил у него весь мифрил его доли, расплатившись трофейными амулетами, в чем-то уступавшими изделиям моего собственного производства. Рафиш сильно хотел получить драгоценные камни, в первую очередь изумруды, потому согласился поделиться исключительной информацией за парочку хороших экземпляров. А интересовало меня, естественно, баронство Ток и его ближайшее окружение. То, о чем не знают даже в самом баронстве.

– Смотри. – Он расстелил на столе большую карту морского побережья, содержащую многочисленные пометки, сделанные от руки. – Вот здесь река впадает в море. Видишь четыре рукава и эти значки?

– Угу. – Я внимательно рассмотрел то, что совершенно не отображалось на всех имевшихся у меня картах тех мест.

– Когда-то там, на берегу и островах, стоял морской город Випор, прямой конкурент Вуропся, но теперь от него ничего не осталось. Даже руины заросли лесом и болотной травой. Но жителей в тех местах хватает. Уже догадался кто? – неожиданно спросил он.

– Пираты! – Ответ был вполне очевиден – «дикий берег», судоходная река, где можно спрятать корабль, и множество удобных для тайных убежищ мест в руинах древнего города.

– Они самые. – Контрабандист широко улыбнулся. – И их там столько, что без опытного проводника на берег лучше не лезть.

– Как ты понял, меня интересует только одно место… А именно – древняя «портальная площадь».

Далеко не каждое место годится для размещения стационарного портала. Требуется сочетание нескольких важных качеств. Пространство имеет внутренние неоднородности, потому легко пробивается в слабой узловой точке. В других местах затраты энергии для осуществления пробоя резко возрастают. Могу сказать по своему опыту пространственных прыжков. Вначале даже напрягался, когда некоторые прыжки как-то подозрительно мало объедали мою ауру. Потом опытным путем выяснил, что эффект напрямую зависел от места, откуда осуществлялся переход. Другими способами определить «слабость пространства» нельзя, или о них мне ничего не известно. Некоторые «кротовые норы», как назывались на сленге хранителей порталов подобные точки, соседствовали с «источниками избыточной естественной силы», где из земли бил невидимый глазу фонтан энергии. Магический взор его тоже не улавливает, хотя попавшие в него обычные люди порой испытывают странные ощущения. На кого-то находит великое вдохновение, но чаще наоборот – просыпаются затаенные страхи подсознания. Лишь единственное плетение из арсенала магии пространства способно целенаправленно использовать такой источник для чего-то полезного.

Размещенный в такой точке портал обретал автономность и позволял перемещать через себя множество людей и грузов без регулярной подпитки со стороны магов. Нахождение «счастливого места», сочетающего сразу два полезных свойства, считалось большой удачей, а производительность портала напрямую зависела от мощности источника. Потому идея перекинуть большой вооруженный отряд поближе к намеченной цели и желательно там, где его никто не ждет, требовала серьезной предварительной подготовки. Самое простое решение – своими силами прыгнуть во вражеское логово и устроить там «ночь длинных ножей» – разбилось о непреодолимые обстоятельства в виде непонятных возмущений магической природы. Короче, организовать портал или просто прыгнуть напрямую в баронство я не мог, приходилось искать обходные варианты.

– Это где-то тут. – Рафиш указал соломинкой на речной берег, где рукава сходились в одно русло. – Но придется хорошо подраться, место крепко держат две крупные шайки. Зато другие не полезут, если начнется крутой замес, – там у всех своя территория.

– Люди есть, справимся. – Клановые бойцы скажут только «спасибо» за очередное развлечение, главное – их туда как-то перебросить. – И кстати, выше по течению река судоходна?

Ибо если смотреть карту, то отмеченная ширина реки практически неизменна до большого озера в самом центре баронства Ток, где находится единственный тамошний город – главная цель для всех «белых кланов» королевства.

– А как ты думаешь, работорговцы с остальным миром торгуют? – ухмыльнулся контрабандист. – Они регулярно живой товар в Крафагу океанскими кораблями отправляют. Вот только порогов ты сам по воде пройти не сможешь. Там не только подводные камни, но и злобная магия. Только адепты Темного могут провести корабль через них. По берегу тоже никак не обойти, горы вплотную подступают к руслу реки. Посмотри на карте это место.

Действительно, большая река проходила горную гряду, и в паре мест на карте Рафиша имелись отметки порогов и еще какие-то значки, очевидно означающие смертельную опасность. Заметив, куда уткнулся мой взгляд, контрабандист ухмыльнулся, заметив:

– Через горы тут тоже не пройдешь. Они невысоки, но сыпучи, а перевал, на который ты обратил внимание, превращен в настоящую «долину смерти». С этой стороны в баронство можно попасть только по реке, и никак иначе. Несколько тайных тропинок есть, но сам понимаешь, никто не возьмется провести по ним целый отряд. Темная магия как-то позволяет обнаруживать скопления живых людей в одном месте с большого расстояния. Если один, двое, максимум – трое там пройдут без особых проблем, то пятерых с другой стороны уже встретят баронские рейнджеры. Обычная практика, лучше не рисковать.

Между тем его слова подтолкнули мою мысль в нужную сторону. Кто мешает начать охоту на самих охотников? Жалко, что придется действовать самому, ловя крупную рыбку на живца: с рейнджерами баронства мои люди пока не справятся, они и для меня представляют реальную опасность. Все равно кому-то потребуется расчищать путь для других.

– Мне все равно нужно найти тропу, по которой на ту сторону пройдет небольшая армия, а с рейнджерами мы разберемся, – уверенно заявил резко напрягшемуся после моих слов контрабандисту.

– Дорого же тебе это обойдется, Рэй Димиус… – Он поднял на меня свой сильно потяжелевший взгляд.

Ценой вопроса оказался скоростной военный корабль. Один такой смогли недавно захватить пираты, дистанционно применив какую-то странную магию, отчего прежний экипаж погиб, так и не вступив в бой. Все прочие теперь опасались к ним соваться, ибо подозревали наличие сильного адепта Темного в той пиратской шайке. На жертвенный алтарь никому не хотелось, даже из числа тех, кто совсем не дорожил своей жизнью. Ходили слухи, что муки жертв не прекращаются и после их смерти: темный алтарь поглощал души и содержал их в своеобразном аду, выпивая из них изначальные силы. Надо заметить, подобные слухи были не лишены оснований, нечто подобное раньше предполагала и Богиня Лиява, но в разрушенном нами алтаре запертых душ не оказалось. Правда, это не означало, что их там никогда не было.

– Посмотрите-ка, какую забавную падаль нынче волны к берегу прибили… – пафосно воскликнула фигура в аляповатом малиновом камзоле и большой шляпе с пером, после того как рванувшая от нее волна марева швырнула в разные стороны моих штурмовиков, добив остававшихся на ногах пиратов.

Защитные амулеты моих людей в одно мгновение разрядились, но серьезно ослабили тлетворное воздействие. Штурмовики, похоже, получили только легкую контузию и вскоре очухаются, а прикрывавшие своего главаря пираты явно не подавали признаков жизни, валяясь по всей палубе сломанными куклами. Моя защита тоже серьезно просела, но пробившаяся за барьер толика непонятного марева не причинила каких-либо неприятностей.

Удачное для неожиданной атаки время перед самым рассветом, когда все нормальные люди и даже пираты должны крепко спать, в этот раз не помогло. Нас обнаружили заранее и терпеливо дождались, когда мы влезем на стоящий у берега корабль, после чего ударили со всех сторон. Арбалетный залп противника увяз в наших щитах силы, так и не достигнув цели, а ответные выстрелы заставили выживших стрелков противника спешно прятаться в трюме. Но вместо них из всех щелей выскочили мечники, попытавшиеся стремительным натиском порубать нас в капусту. Несмотря на существенный численный перевес, морские разбойники так и не смогли задеть кого-либо из моих людей. Ни арбалетные болты и сталь клинков, ни боевая магия из свитков и амулетов не помогли пиратам против хорошо сработанной группы клановых штурмовиков, имевших качественную экипировку. Когда волна разбойников отхлынула назад, в бой вступил новый игрок, одним ударом крепко приложивший как чужих, так и своих. Видимо, ничего менее мощного у него просто не нашлось. Теперь он стоял со злорадной усмешкой на губах и спокойно глядел в мою сторону. Больше никого способного встать на ноги на всем корабле и в ближайших окрестностях не осталось.

– Крепкий магеныш попался… – между тем заявил он. – Что ж, теперь твоя жалкая душа вскоре пополнит мою коллекцию. – С этими словами он швырнул в меня комок какой-то магической гадости, от которого я просто увернулся.

В лесу, куда улетел этот комок, послышался громкий взрыв и треск падающих больших деревьев.

– Верткий гаденыш! – Франт в камзоле ничуть не расстроился своему промаху. – От меня все равно не убежишь… – С его рук сорвалось знакомое марево, мгновенно пробив мои щиты.

К магии смерти у меня имелся практически полный иммунитет, потому его атака опять пропала зря. Но и мне надоело изображать из себя мальчика для битья. Пистолет уже в руке, и зачарованная пуля летит в мага, чтобы, ярко вспыхнув от удара о его темный щит, упасть на доски палубы, так и не причинив ему вреда.

– Против настоящего щита смерти любая магия бессильна, – продолжает скалиться мой противник, в ту же секунду получая энтропийный разряд из бластера пришельцев со звезд.

Хватит миндальничать, ожидая очередной магической подлости, пора заканчивать этот цирк. «Эх, прощай, трофеи», – про себя успеваю подумать я, недоуменно отмечая, что и этот выстрел не принес моему противнику вреда. Холодок страха пробежался по моей спине.

– Вот ты и допрыгался, глупый страж. – Франт приобрел вдруг исключительно серьезный вид, вытаскивая из ножен изящный клинок, по поверхности которого часто пробегали яркие малиновые всполохи. – Не думал, что против твоего абсолютного оружия найдется действенная защита. Сюрприз, да. Зря ты вообще пошел по моему следу. Умри же от руки благородного владыки! – Он резко атаковал, целясь в мою грудь.

Вот только скорость атаки оказалась совершенно недостаточной, дабы поспорить с моей реакцией: его клинок поймал пустоту. Спрятав бесполезное оружие в пространственный карман, я выхватил свой «Клинок духа» и резко рубанул им по удачно подставленной руке противника. Его темный щит с легким хлопком брызнул во все стороны быстро исчезающими осколками, а в месте моего удара лишь на долю секунды ярко блеснул металл.

– Неужели… – Франт попытался еще что-то сказать одновременно со следующей неуклюжей атакой, но договорить ему помешал кончик клинка, воткнувшийся в его открытый рот и пробивший позвоночник.

Может, как маг смерти он и вправду силен, но фехтовальщик из него совершенно никакой. Ни техники, ни скорости. Только зря напугал. Тело колотила дрожь адреналинового отката, я далеко не сразу осознал, что все закончилось и драться больше не надо. Едва не упустил появившуюся из мертвого тела душу. Если этот непонятно кто знал про стражей и имел защиту против их оружия, отпускать ее категорически нельзя. Опять придется переживать чужую, далеко не самую приятную жизнь, но информация того стоит. Мои штурмовики тоже начинали активно шевелиться – лечебные амулеты постепенно делали свое дело.

– Ты как, Босс? – Ко мне подполз изрядно помятый командир штурмовой группы.

– Лучше вас всех точно, – лениво ответил ему, лежа на спине, раскинув руки в стороны и глядя в посветлевшее утреннее небо. – Приводи своих бойцов в чувство, скоро подойдет команда наших трофейщиков, негоже им увидать вас в побитом виде.

– Крепко же нас приложило, чуть на перерождение не улетел со всем своим отрядом… – между тем заметил десятник, поднимаясь на четвереньки. – И где ты, Босс, такие амулеты достаешь?

– Не поверишь – сам делаю! – ответил я чистую правду, рассчитывая на то, что как раз не поверят.

Рано им еще знать всю правду. Судя по уловленным эмоциям – действительно не поверил, однако любопытство из его головы никуда не исчезло.

Пока бойцы приходили в сознание, а трофейщики где-то застряли, осмотрел, чем же меня одарил поверженный противник.

«Клинок праведного гнева, – так обозвал перстень-определитель его рапиру. – Познавший суровую несправедливость и не смирившийся с нею обретет в нем своего верного помощника и сразит своих врагов, как бы сильны они ни были». – Больше никакой дополнительной информации.

Очередной непонятный и малополезный артефакт. Собственные чувства громко шептали: эта рапира – близкая родственница моего «Клинка духа». Только тот серый и совершенно неприметный в своих потертых ножнах, а тут изящность и вычурность буквально бросаются в глаза. Яркий, хорошо заметный вызов носителям той самой несправедливости. Вот только ко мне она, похоже, совсем не относилась, потому бывший владелец и остался без всякой помощи. Владеть таким оружием сможет далеко не каждый. Если мои чувства не врут – в поединке этот клинок сам поведет руку своего владельца в уязвимое место противника. Требуется лишь испытывать к врагу праведный гнев.

Что еще у него есть? Ага, очередная адамантовая нательница, нет лишь перчаток. Пробей я мимо открытого рта – удар бы пропал зря. Будет во что теперь обрядить Аллию на постоянной основе. Недавний аналогичный трофей пришлось отдавать Ладии, так как на нее в городе уже пару раз устраивали покушения. Жестко она с некоторыми наглыми чиновниками обошлась – те не простили и решили отомстить. Дураки, впрочем, о мертвых или хорошо, или ничего. Мифриловый доспех, в котором она постоянно ходила в городе, выдержал попадание зачарованных арбалетных болтов, однако от стрелы «повергателя Титанов» точно не спасет. Аллия же брала у подруги броню, если выходила на какое-либо опасное дело. Теперь им не придется определять, кому в этот раз нужнее, и спокойно носить нормальные платья, а не уподобляться девам-воительницам, некогда начинавшим в клановом борделе. Какими глазами те смотрели на выставленные в холле нашей гостиницы рыцарские латы из солнечного железа – мне даже смешно стало. А вот интендант загрустил, получив полсотни «особых заказов». Девы умеют быть убедительными.

И, собственно, все, больше никакого полезного добра у франта при себе нет. Ни денег, ни амулетов, чековая книжка в чужих руках пользы не имеет. Сапоги неплохие, как и сам костюмчик из дорогой ткани, шляпа самая обычная, без всякой магии. Ан нет, в волосах прячется что-то совсем маленькое.

«Зеркало зла. – В этот раз перстень сумел меня удивить: – Отражает любую вредную эманацию в сторону того, кто ее нанес. Действенно против любых проклятий, в том числе божественных. Эффективно закрывает площадь круга диаметром восемь метров». Такая вещица, способная прикрыть от проклятий целый отряд, в ближайшее время сильно пригодится. Откуда только такое чудо взялось. Тем не менее это «зеркало» не способно противостоять обычной боевой магии. Выходит, все удары и щиты мага имели, так сказать, естественную, а не амулетную природу. Интересно-интересно. Пока уверенно можно сказать лишь одно – он точно не являлся адептом Темного. Те магией смерти не владеют, у них она какая-то особенная. Позже вытащу секреты из съеденной души.

Прибывшие трофейщики быстро собрали с захваченного корабля и павших пиратов все ценное. Стоит отметить – работа трофейных команд далеко не проста, как некоторым кажется. Мало найти ценности, недавно потерявшие своих хозяев, – требуется сделать это максимально быстро и в целости доставить добычу в клановое хранилище. В такие команды брали исключительно способных справляться с соблазнами людей. Тренинг специальный придумали, дабы таковых выявлять из общей массы. Тут ведь про себя не расскажешь, даже если захочешь. Кто в себе полностью уверен, что неожиданный соблазн вдруг не помутит рассудка, заранее не проверив себя на устойчивость. Обычные бойцы трофеев после боя не собирали, только если они им требовались для выполнения актуальной задачи. Стрелы, арбалетные болты и прочие расходники. Все потребности в оружии и амуниции клановые бойцы адресовали своим непосредственным командирам, а те соответственно беспокоили интенданта. Если в хранилище необходимое присутствовало, соответствовало должности просителя и не было зарезервировано под какую-то особую задачу, оно выдавалось. Когда запрос удовлетворить не получалось, предлагались близкие альтернативы или формировался заказ мастерам и отделу закупок. Благодаря такой системе почти все оставались довольны. Некоторым, конечно, хотелось большего, чем предлагал клан, однако случаев явного крысятничества пока не выявлялось.

На меня лично, как и на других разведчиков, подобная практика не распространялась, и все же на людях я старался не заниматься мародеркой. Однако капитанскую каюту и несколько других осмотрел вместе с трофейщиками, в поисках ценной информации в виде карт и судового журнала. Все равно я их потом получу, время терять жалко. По странной реакции на свою магию случайно обнаружил пару тайников. Один из них содержал морские карты и журнал, а в другом лежала судовая касса и приличный ящик с рядами пузырьков, полных разнообразных магических ядов. Самое интересное – все это не принадлежало пиратам, они про те тайники даже не подозревали, иначе бы точно растащили. Пиратская казна нашлась в трюме с охраной из клубка непонятных магических плетений. С нею трофейщики благополучно разобрались и без меня, незатейливо выдернув сундуки веревочной петлей из опасного места. Чувствуется опыт далеко не первой мародерки.

* * *

Кондрат, достаточно известный игрок по кличке Кондор, главнокомандующий объединенным войском кланов, с самого раннего утра чувствовал небывалый подъем сил. Сегодня наконец-то произойдет генеральное сражение, которого он так долго ждал. Хорошего настроения прибавляли еще и незаметно исчезнувшие страхи, терзавшие главнокомандующего несколько последних дней. С самого начала военной кампании ему казалось, что все идет как-то подозрительно легко. Да, стычки с защитниками баронства происходили практически каждый день, но все они казались достаточно мелкими. Что могут сделать отряды в полторы-две, максимум – три тысячи плохо организованных наемников полноценной восьмидесятитысячной армии? Разве только вызвать легкое раздражение. Где те страшные рейнджеры, которыми их так пугали? Где темные маги и прочие ужасы баронства Ток? В панике разбежались по кустам, увидав, какая сила явилась по их души. И действительно, таких огромных масс игроков, объединенных единой целью, этот мир пока не видел. Одних воинов больше восьмидесяти тысяч, а еще обоз вдвое большей численности. Там идут тоже умеющие отличить меч от палки мужики, просто их личный уровень и оснащенность не дотягивает до среднего значения по остальному войску. Если до сего дня Кондор еще сомневался, что удастся захватить баронство с первого раза, то теперь места сомнениям больше не оставалось. Передовые отряды обнаружили скопление войск противника и смогли примерно определить их численность. Хорошо если их наберется двадцать тысяч, давненько не брали хороших трофеев. Жаль, многим не достанется. Да, защитники имеют в среднем более высокие уровни, чем набирается по войску кланов, однако соотношение четверо на одного в любом случае дает решающее преимущество. Конечный итог генеральной битвы можно однозначно определить до ее начала.

И все же червячок сомнения проник сквозь пелену благодушия и попытался откусить маленький кусочек от уверенности. Четверо на одного, к сожалению, решают не всегда и не со всеми. Мафиози, или иначе называемые «семейники», не один раз доказывали превосходство высокого уровня и хорошей экипировки над существенно превосходящей численностью противника. Этот беспокойный клан долго не давал Кондрату и всему руководству его клана покоя. Несмотря на полное выполнение со своей стороны «акта покорности», как в узком кругу называли навязанный «Нагибаторами» другим кланам договор, те смогли выбиться на второе место по доходам и, стоит сказать правду хотя бы самому себе, реальной силе. Хорошо хоть они резко ударились в бизнес, иначе прямой конфликт с ними был бы неизбежен. Решительно невозможно терпеть от них постоянные подлые тычки и прямой материальный ущерб. Сколько игроков они сманили к себе в последнее время – трудно сосчитать. И ведь открыто не обещают ничего, тихонечко распространяя слухи. Их тайная программа с громким названием – «бессмертие» – привела к массовому дезертирству всех, кто посчитал себя незаслуженно обделенным в иных кланах. Уходили самые перспективные бойцы, а также грамотные командиры, которых очень некстати оттеснили с командных должностей блатные мальчики. Все договоры и строгие обязательства, хитрый магический контроль и поддержка официальных властей оказывались бессильны. «Семейники» на все претензии разводили руками, при этом хитро улыбаясь – мол, «мы соблюдаем договоренности и берем к себе только младенцев». И плевать, что добрая половина тех «младенцев» среди их рекрутов еще вчера имела уровень больше полтинника. Потребовалось принимать экстренные меры и идти на дополнительные траты, хоть многим значимым персонам такое сильно не нравилось – бизнес-план, видите ли, никак не предусматривает подобного расточительства. Однако им все равно пришлось серьезно увеличивать зарплаты и вообще платить тем, кому изначально даже не собирались. Но главной сложностью стало решительное оздоровление командного состава на всех уровнях. Произошел настоящий бунт, и хорошо, клановые перстни имели кое-какой тайный функционал, позволивший быстро навести порядок. Это не лучшим образом сказалось на сроках подготовки главной миссии по захвату баронства Ток.

Следующим трудным и совершенно неопределенным моментом стало образование объединенного войска кланов. Хоть это и превозносилось как убедительная победа дипломатов, основная работа легла на плечи Кондора и нескольких его друзей еще по прошлым играм. Поняв, что иначе удара в спину не избежать, «Нагибаторам» пришлось поделиться будущими преференциями с другими кланами. Естественно, с «учетом совокупного вклада в общую победу». Формулировочка в духе «обещать – не значит жениться». После победы все может сильно поменяться, в зависимости от того, кто и как будет считать тот самый вклад. Тем не менее в военный альянс вошли все «белые кланы» королевства, кроме «семейников». Те сумели хорошенько оттоптать ноги всем прочим, потому их никто не желал приглашать. Впрочем, они и сами не стремились, занявшись более выгодными для себя делами. Мафиози, что с них еще взять.

Но собрать большое войско – это только половина дела. Требуется сделать из него реальную силу, способную выиграть войну. Задача трудная, но выполнимая. Кондору, временно назначенному на высшую командную должность, помогло хорошее знание истории прошлого, а именно периода Римской империи. В детстве он просто зачитывался книгами, описывающими те далекие времена. Соперники ждали, когда он опустит руки и попросит их помощи, расписавшись в своем бессилии. Никто не ждал от него реального успеха. Пеший путь от столицы королевства до мятежного баронства прошел в трудах и постоянной учебе. Требовалось превратить толпы разномастно вооруженных игроков в реальное подобие римских легионов, научить не только согласованным действиям на поле боя, но и обустройству лагерей, построению логистики снабжения и многому другому. Сейчас же, наблюдая действия тысяч подчиненных на открытой местности, главнокомандующий испытывал настоящий восторг – у него действительно получилось. К четвертой неделе пути толпа действительно превратилась в армию. Мелкие недочеты, естественно, никуда не исчезли, но они уже не сильно бросаются в глаза, как бывало раньше.

– Кондор, срочное сообщение от дальнего охранения: на подходе вражеская конница, – подбежал к главнокомандующему встревоженный вестовой.

– Кто они и сколько их, передали? – Кондрат сохранял невозмутимость, ибо чего-то подобного он от противника вполне ожидал.

Выстроившиеся сейчас в излучине реки баронские войска должны лишь задержать армию вторжения и не дать ей с ходу переправиться на другой берег, после чего путь на столицу баронства окажется открытым. Здесь, в паводковой пойме, весьма удачное место для генерального сражения. Естественно, вражеский командующий не сразу покажет все имеющиеся у него силы, а станет выводить их на поле по мере необходимости.

– Тяжелые кирасиры, не менее трех тысяч, и еще легкая конница вдвое большей численности, – отчитался посыльный.

– Передай по цепочке срочное сообщение всем командирам легионов о том, что я их жду через полчаса в штабной палатке.

Появление тяжелой вражеской конницы немного меняло прежние планы. Для нее наша конница на один зуб. Потому торопиться с атакой вражеского войска категорически нельзя. Своим построением на поле и видимой численностью оно как раз провоцирует нас именно на такие действия. Жертвенная пешка, дабы мы с ходу втянулись в бой. И тогда в дело вступят кирасиры. Для ощетинившихся длинными копьями легионов они не страшны. А вот на тылах и обозах могут хорошенько отыграться. Потому перед началом генерального сражения требуется выстроить укрепленный лагерь, где укроются все те, кому в битве нечего делать.

Через два часа недалеко от кромки леса началось грандиозное строительство. Далеко не первое и не последнее в этом походе. Главным оружием римских легионеров были совсем не мечи, а самые обыкновенные лопаты и топоры. Перемещаясь в глубь захватываемой территории, войска каждый день выстраивали большие лагеря по всем правилам полевой фортификации. И оперативно действовали лишь на небольшом расстоянии от них, всегда имея возможность отойти к заранее подготовленным укреплениям в случае какой-либо военной неудачи. Только благодаря аналогичной тактике объединенному войску кланов удавалось раз за разом избегать потерь во время ночных нападений отрядов наемников.

Несмотря на то что все шло по плану, ночью Кондратия охватило серьезное беспокойство. От вчерашнего хорошего настроения не осталось и следа. Попытался себя успокоить и уснуть, однако у него ничего не получилось. Он спинным мозгом чувствовал приближение больших неприятностей, видя со стороны свое войско в ловушке, но не мог ничего с этим поделать. Все иные действия могли бы дать гораздо худший результат. «Бросив обозы, немедленно выйти из лагеря, максимально рассредоточившись на местности или, еще лучше, в ближайшем лесу». – В который раз он отгонял от себя лезущую в его голову крамольную мысль. Рассредоточенные войска станут легкой добычей противника. И если он прямо сейчас отдаст такой приказ, его просто не поймут другие командиры, посчитав это блажью главнокомандующего или вообще – самодурством. Нет, приказ они выполнят, с этим у нас строго, однако личное отношение к нему заметно ухудшится. «Ладно, посидим несколько дней в осаде, лишь лучше подготовив прорыв», – думал он про себя, в свете ночных звезд обходя огромный полевой лагерь. Четко выстроенные по линейке ряды палаток, бдительные караулы, притушенные и прикрытые щитами дежурные костры, дабы их мерцающий свет не сбивал ночного зрения бдящим бойцам. Кондор лично проверил специальным амулетом работу шести стационарных щитов силы, прикрывавших весь лагерь от возможных магических атак и навесного обстрела арбалетными болтами, а также артефакт-поглотитель вредоносных эманаций, расположенный в центре лагеря. Сколько денег за него содрали с клана храмовые жрецы – даже вспоминать не хочется. Несмотря на полнейший порядок, беспокойство в душе Кондратия только усилилось.

– Боевая тревога! Приказываю всем немедленно покинуть лагерь по схеме «А», взяв только самое необходимое, – выкрикнул он в штабном шатре группе дежурных офицеров, сразу же бросившихся наружу передавать приказ по цепочке.

По ушам ударил набатный колокол, поднимая спящих бойцов и заставляя их хвататься за оружие. Через пару минут практически весь лагерь пришел в движение, но приказ немного запоздал. Вокруг огромного лагеря завертелось, постоянно сжимаясь, невидимое в темноте серое марево. Оно свободно проникало сквозь магические щиты, как будто их и не было. Артефакт в центре ярко вспыхнул, однако не смог что-либо противопоставить неведомому проклятию невероятной мощи. Попадавшие в марево люди резко останавливались на месте, бросали все, что у них имелось в руках, после чего садились или ложились на землю. Если кто-то смог бы сейчас заглянуть им в глаза, то увидел лишь пустоту и смертную тоску. А еще через двадцать минут в лагерь как настоящие хозяева входили люди в серых балахонах. Следовавшие за ними воины со взведенными арбалетами в руках внимательно оглядывались по сторонам в поисках возможного сопротивления, но оно отсутствовало как явление. Лежащие и сидящие люди прекрасно видели их, но ничего не предпринимали.

Сторонний наблюдатель сильно бы удивился, увидав, как по воздуху медленно летит светящийся в предутренней темноте камень размером с небольшой дом. Опустившись в центре военного лагеря, на пару мгновений он вспыхнул еще ярче и погас. К нему стали подводить совершенно не сопротивляющихся людей, резать им руки кинжалами и окроплять камень их кровью, после чего те уже самостоятельно становились на колени и припадали к огромному алтарю губами. Затем конвоиры отводили их в сторону, дабы пропустить следующих. Непонятный обряд продолжался до полудня следующего дня. Поцеловавшие камень постепенно приходили в чувство, но все равно не оказывали какого-либо сопротивления своим пленителям, удаляясь в палатки отсыпаться. На что-либо иное у них просто не оставалось сил.

– Мы были просто уверены, что ты, Фил, тогда переметнулся к мафиози. – Подавленный Кондор поднял свой тяжелый взгляд на вошедшего в его шатер человека в сером балахоне.

Несколько присутствующих тут командиров тоже узнали вошедшего. И если бы им хватило воли сопротивляться удерживающим их от такого поступка неведомым чарам, наверное, попытались его убить.

– Хорошо, что вы тогда именно так решили, – между тем заметил Фил. – Но я поступил мудрее, вовремя перейдя на темную сторону силы. Здесь, знаете ли, есть вкусные печеньки и варенье. Вам, думаю, они тоже понравятся, – громко хохотнул он.

– Не рано ли празднуете победу? – Кондрат сумел выгнать непонятный шум из своей головы и очистить сознание, однако на большее его не хватило.

– У вас просто нет другого выбора, – пожал плечами человек в балахоне. – Читали системное сообщение? Так вот, я кое-что дополнительно поясню. В случае смерти теперь вы возродитесь исключительно у нашего алтаря. Независимо от достигнутого уровня, кстати. Ведь именно этого вы и хотели, не так ли? Более того, даже если кто-то из вас решит удалить своего персонажа и начать заново, то выйдет… да-да, именно отсюда, чтобы сразу же оказаться зачисленным в команду жертвенного мяса. Для прочистки ваших мозгов нам пришлось одновременно умертвить полтысячи рабов – «вихрь отчаяния» исключительно затратное заклятие. Теперь требуется кем-то восполнить потери. Так и передайте тем, кто решит совершить непростительную ошибку.

– Но зачем вам все это? – Главнокомандующий не мог скрыть своего изумления коварством пленителей его армии.

– Скоро начнется большая война. – Фил злорадно улыбнулся. – И вашим легионам предстоит пройтись не только по одному королевству Лаира, но и по всем обитаемым землям. Гордитесь – вы станете первыми, многие другие присоединятся значительно позже и на куда худших условиях. Пока же ваша армия никуда не годится. Четыре месяца у вас уйдет на интенсивные тренировки, после чего вы начнете отрабатывать вложенные в вас средства, приведя первое королевство к полной покорности. Обещаю – скучно не будет! – С этими словами человек в сером балахоне откинул полу штабного шатра и вышел наружу, совершенно не заметив, как вслед за ним выскользнула невидимая тень.

Прокравшись за спиной поводыря за границы охраняемого темными магами периметра, тень неспешно удалилась в сторону леса. Как ни хотелось ей бежать изо всех сил, дабы как можно скорее донести важные известия своему клану, – требовалось двигаться медленно, иначе спадет невидимость. Откуда Босс достал электронные наручные часы, что уже невероятно в этом магическом мире, к тому же обладающие неожиданным дополнительным функционалом, разведчик не знал. Но несказанно гордился оказанным ему доверием, ибо ничего подобного ни у кого больше не было. Как и некоторых других амулетов, позволивших ему благополучно сохранить разум во время чудовищного магического удара по военному лагерю. «Ужасно, это просто ужасно, – повторял он про себя тогда, со страхом наблюдая, во что превращались другие люди прямо у него на глазах. – Связные свитки здесь не работают, про портальные тоже можно забыть, – судорожно размышлял разведчик. – Дорога из баронства через леса займет не менее семи дней – непозволительно долго. Если поспешить – можно нарваться на рейнджеров и раскрыться, чего категорически нельзя допустить в любом случае». Не найдя другого, более подходящего решения, тень достала длинный кинжал и решительно воткнула его себе в глаз, чтобы через секунду опасть на землю облаком невесомого праха.

Оглавление

Обращение к пользователям