Глава двенадцатая. Кость в горле

Печальные известия о судьбе объединенного войска кланов не стали для меня особой неожиданностью. Что-то подобное вполне ожидалось. Сюрпризом стало присутствие среди адептов Темного реального игрока и вообще планы хозяев баронства Ток на будущую войну. Они не собирались отсиживаться за своими лесами и горами, а наоборот, хотели попытаться подмять всех под себя. С армией под треть миллиона тут никто не справится. Все боеспособные войска Короля едва насчитают полторы сотни тысяч, если учесть гвардию и плохо вооруженное ополчение. Другие короли только обрадуются, наблюдая со стороны, как гибнет их давний соперник, ровно до того момента, как «темные легионы» вторгнутся на их территорию. Когда же оставшиеся поймут, что они следующие на очереди, и попытаются объединиться – станет поздно. Единственная возможность остановить надвигающуюся катастрофу – это превентивный удар по мятежному баронству. Мой клан вполне готов к решительным действиям. Правда, не стоило забывать и о благоразумии.

Захват портальной площадки прошел буднично и без моего активного участия. Морские разбойники едва сошли на берег после удачного набега на купеческий караван, как немедленно подверглись атаке со стороны наших штурмовых групп, до того момента тихо сидевших в засаде. Четыре пиратские галеры оказались захвачены всего за десять минут. К начавшемуся веселью пожелала присоединиться еще пара шаек разбойников, базировавшихся неподалеку, посчитавших момент исключительно удачным для того, чтобы прибрать к рукам главный приз, но попали на выставленное минное поле и оставленный специально по их души заслон из стрелков. В общем, никто не ушел обиженным – все там и полегли. Мне потребовалось два дня для восстановления шести портальных кругов. Стоило ограничиться только одним, но все равно основное время ушло на расчистку места от тысячелетних наслоений, потому как шесть или один – было уже не принципиально. Дальше к работе подключились нанятые строительные бригады и свободные бойцы, за несколько дней требовалось возвести на берегу реки настоящую крепость, способную выдержать осаду существенно превосходящих нас сил. Необходимые материалы и цемент дожидались сего момента в огромном подвале гостиницы. Дополнительно в ход пошли камни, оставшиеся от развалин древнего города. И вот когда я оглядывал реку с пятиметровой высоты первой стены, прикрывавшей наиболее опасное направление, до меня добрался наш разведчик с вестями из баронства Ток. Очень смышленый парень, которому я всецело доверял. Его можно признать лучшим клановым разведчиком, если бы не сохранившееся ограничение по максимальному уровню. И все равно он пробирался даже без невидимости туда, где раз за разом пасовали другие, в дополнение имея идеальную память. Редкий талант. Имелся у него и существенный недостаток – он категорически не любил драться и вообще плохо относился к любому насилию. Идеалист. Потому тайного убийцы из него никогда не выйдет.

Новости, которые он притащил в этот раз, могли бы стать настоящей сенсацией. Если в королевстве узнают все подробности происшедшего – начнется паника. Нам же сейчас, до окончательной достройки крепости, это категорически невыгодно. Меня уже несколько раз искали в столице посланцы Короля и Архимага, но показываться им на глаза я не торопился, ибо прекрасно представлял, чего они от меня захотят. Нет уж, пусть подождут, сговорчивее станут, поле того как известия все же доберутся до них. В реальности на форумах уже поднялся шум, однако ясности ни у кого не было. Пропали где-то в дремучих лесах легионы – и на этом все. На все запросы администрация отвечала совершенно одинаково: «Игровая ситуация в рамках естественного развития». Попавших в плен к темным адептам, похоже, ситуация полностью устраивала, раз они не предпринимали каких-либо действий для собственного освобождения или информирования своих бывших соратников, оставшихся по другую сторону. И действительно, если посмотреть здраво – все они получили желаемое и теперь имеют большие перспективы превратиться в войско настоящих завоевателей мира. Даже и не знаю, как бы я сам поступил на их месте.

– Корабль! Идет корабль! – раздались крики со стороны берега.

Впервые за несколько дней, пока мы тут занимаемся строительством, вверх по реке поднимался торговый парусник океанского класса. Сейчас его паруса были свернуты, однако он ходко шел против течения за счет магического движителя. Конечная точка его пути всем присутствующим здесь хорошо известна, но никто на борту еще не знал, что в этот раз дойти до нее не удастся. Наперерез толстому купцу из залива, где раньше располагался второй по счету городской порт, а позже базировались пиратские корабли, рванули четыре галеры, за несколько минут добравшиеся до него. Парусник отреагировал на их появление слишком поздно, попытавшись избежать столкновения. Хозяева баронства Ток, которым принадлежал этот корабль, многие годы мирно уживались с пиратами, потому никак не ожидали нападения на самом пороге своего дома. Абордажники практически не встретили сопротивления, поднявшись на его борт. Я издалека увидел волну темного марева, окутавшего купца, и вцепившиеся в его борта галеры, однако никакого вреда нашим бойцам она не принесла.

Переварив душу поверженного Архимага смерти, я сумел создать неплохую защиту против темной магии. Сам Архимаг ее не боялся, ибо имел к ней стойкость, однако все его люди носили на головах тонкие полые обручи, сделанные из солнечного железа. Этот сплав, оказывается, имел свойство впитывать не только свет, существенно ослабляя чисто магические воздействия на ауры людей, если придать ему определенную форму. Теперь все мастера нашего клана срочно клепали существенно модернизированные мной обручи, пока хватало материала, дабы все наши бойцы смогли противостоять воздействию темной магии. За защиту приходилось платить существенным снижением эффективности работы лечебных амулетов и индивидуальных магических щитов. Несколькими доработками конструкции я частично убрал часть негативных эффектов, но до идеала было очень далеко. Полного иммунитета обручи не давали, однако ослабляли любое вредоносное магическое воздействие на ауру носителя примерно в десять раз, по мнению перстня-определителя. Понятно, почему солнечное железо практически всюду предано забвению: кое-кто категорически не желал лишаться из-за его распространения своего немалого влияния.

К сожалению, большая часть иных практических знаний Архимага смерти для меня не годилась. В моей ауре нашлась лишь единственная темная полоска, появившаяся после победы в дуэли над бретером, однако ее не хватало для использования чего-либо из арсенала достаточно развитой в Крафаге и близлежащих государствах магии смерти. Детей рабов там заставляли драться на арене с малых лет, убивая животных и таких же детей, как они. Неудивительно, что у выживших часто открывался особый дар мертвителей. Дальше его развивали уже целенаправленно, используя не только для убийства соперников на арене без оружия. Забавная подготовка – выгонять одаренного смертью ребенка на арену голышом против нескольких голодных хищников. Справится – молодец, не справится – да здравствует естественный отбор, когда выживает сильнейший. Многие проработанные приемы и техники мертвителей оказались весьма оригинальными и позволяли серьезно потягаться с интегральной магией.

Единственное принципиальное ограничение – «чистую смерть» нельзя загнать в амулет и использовать тем, кто не обладал особыми способностями. Развивать же в себе это направление я не собирался, планируя со временем заменить применением жизненной энергии и чистой силы в творчески переработанных техниках. Потенциальный «щит жизни» мог оказаться не слабее того, что давала «чистая смерть», а объемные ударные техники большой мощи имелись и в интегральной магии. Правда, без специальных амулетов типа «боевого резонатора» использовать их категорически не рекомендовалось. Другая информация поглощенной души относилась к жизни гильдии наемных убийц в Крафаге. Теперь ясно, где собрались все стражи и почему за все время я не почувствовал ни одного из них поблизости от себя. Встретить их в других местах практически нереально: они заняты тяжелой работой, охраняя покой настоящих хозяев этого мира, решивших немного поразвлечься в изысканном магическом средневековье. И естественно, не в нищей Лаире и ближайших королевствах.

– Что нашлось в трюмах? – спросил подошедшего для доклада командира вернувшихся с победой абордажников.

– Продовольствие. Зерно и консервированное мясо, больше ничего, – недовольно поморщившись, ответил он, очевидно ожидая более ценной добычи.

Боевым отрядам у нас выплачивалась премия в зависимости от потенциальной стоимости их добычи. Продовольствие стоило относительно недорого, потому и премия ожидалась чисто символическая. Корабль в расчет не брался, ибо шел по другой статье, даже не предполагающей его последующей эксплуатации или продажи.

– Это очень хорошие новости. – Известие заставило хорошенько призадуматься.

Ведь, по идее, выход в море через эту реку – единственная питательная артерия мятежного баронства. Перерезав ее, мы гарантированно вызовем настоящий голод, ибо собственного сельского хозяйства там нет. Грабить фермеров или перехватывать купеческие караваны на дорогах королевства и проводить их через дремучие леса – накладно. Хозяевам баронства ничего не останется, как попытаться сбить заслон, иначе все их планы по захвату мира падут прахом уже на начальном этапе. Против нас бросят сначала рейнджеров, потом адептов Темного, попытавшись решить вопрос малыми силами, и только потом в дело вступят легионы. Пробраться сюда сколь-либо значительными силами с той стороны гор можно только по реке. Но большого флота в самом баронстве сейчас нет, об этом мне поведал человек, представленный знакомыми знакомых знакомого контрабандиста. Тот прекрасно знал все здешние горы и мог провести через них большой отряд, однако вскоре ожидалось резкое ухудшение погоды, и поход пришлось отложить.

Кстати, очень интересная личность этот Проводник. За особые заслуги ему когда-то вырвали язык, и жил он только потому, что постоянно отрабатывал огромный долг. Мне преподнесли его как раба, передав его право долга вместе с амулетом контроля жизни. Каждый месяц раб должен касаться его, иначе умрет. Так по-скотски относиться к людям не в моих правилах, потому теперь Проводник, другие его имена полностью утрачены, служил мне добровольно и с большим энтузиазмом. У него имелся большой зуб на кое-кого из тех, кто обитает по другую сторону гор, и за возможность подержаться за их глотку он готов реально рвать жилы. Свои и чужие.

За четыре последующих дня мы перехватили шесть купеческих кораблей, перед тем как на море начался сильный шторм. Пять поднимались вверх и только один спускался вниз по реке. Проблем не возникло ни с одним. Странно. Выше по течению, похоже, еще не знают о кости, застрявшей в их горле. Сопротивления со стороны корабельных команд практически не имелось. При наличии на борту каждого по паре адептов Темного можно не опасаться нападения пиратов и даже военных кораблей. И если идущие в баронство купцы везли продовольствие и немного оружия, то идущий из него имел полный трюм рабов. Почти пять сотен местных жителей с ошейниками на шеях. Из расспроса их мы узнали много интересного. С продовольствием в баронстве дело действительно обстояло неважно, в последнее время рабов кормили по остаточному принципу. Корабли с провизией должны были вот-вот подойти, но где-то задержались. Потому прежние хозяева решили скинуть лишние рты, выгодно продав их задержавшемуся купцу, которого мы и перехватили. Жалко, сам купец не пожелал сдаваться в плен, прекрасно понимая ближайшие перспективы оказаться висящим на первом же суку или рее своего корабля.

С работорговцами в большинстве королевств не церемонились. Про «темные легионы» рабы ничего не знали, однако смогли поведать об армии самого баронства и примерной численности адептов Темного. Те хотели заполучить рабов для последующего жертвоприношения, однако купец заплатил больше. Мне пришлось спешно разрабатывать амулет для снятия рабских ошейников, а наша стройка получила дополнительные рабочие руки, которых категорически не хватало. Кроме крепости стоило перекрыть оборонительными сооружениями часть берега и вход в залив. Шторм постепенно перерос в настоящую бурю, однако строительство не прекращалось ни на минуту. Все свободное время я с горсткой бойцов лазал по окрестностям, устанавливая сигнальные сети и расставляя ловушки. Хорошо быть магом: льющиеся с неба потоки воды плавно огибают тело, – а вот бойцам приходилось терпеть постоянную сырость. Их щиты силы на мелочи в виде дождя не отвлекались.

Следующий купец пожаловал только на четвертый день после окончания шторма и оказал жесточайшее сопротивление. Наши абордажники понесли первые чувствительные потери. Виной стал крупный отряд наемников, присутствующий на борту и поголовно обеспеченный способным пробивать магические щиты оружием. Крутых наемников перебили, однако половина абордажников отправилась на длительное перерождение. Тенденция откровенно пугала. Если и дальше станут попадаться такие зубастые «купцы», то мы быстро останемся без бойцов. Но следующий корабль захватили без потерь – сопротивление опять оказалось минимальным. На этом успехи закончились. В баронстве, похоже, выяснили причину, из-за которой они полностью лишились продовольствия, и передали всем заинтересованным информацию по связным свиткам через посредников. Из самого баронства любые пространственные техники не действовали. Еще четыре дня ничего не происходило, а затем нас попытались тихо вырезать ночью. Восемь групп рейнджеров, по шесть человек в каждой. Не знали они, что именно их тут давно ждали и специально подготовили ловушку. Расслабились, привыкнув к отсутствию достойного противника. В общем, от «хладных шаров» минного поля, устроенного около самой крепости, никто из них не сбежал, а единственного наблюдателя скрутили наши егеря. Не помогла ему хорошая экипировка. Правда, двоих наших он все же сумел подстрелить. После допроса пленника стало ясно – наступили последние спокойные деньки. Сюда вдоль реки двигались большие силы. Адепты, армия баронства и часть «темных легионов». Для переправы через пороги они несут множество лодок, потому удар ожидается во всю силу.

Однако первыми на нас навалились пираты. Рано утром пожаловали сразу восемь галер и два больших корабля. Подходить близко к нашему форту толстопузы не рискнули, высадив многочисленный десант на берег ниже по течению и сразу же повернув обратно. Галеры же пошли выше, планируя связать боем наши суда или высадиться на берег сразу в заливе перед самой крепостью. По идее, согласованная атака с двух сторон могла распылить наши силы и привести к успеху, под которым подразумевалось оттеснение нас за стены, однако пока высаженный десант пробивался через минные поля, галеры морских разбойников превратились в плавучие могилы. Вход в залив прикрывали наши лучшие стрелки, а магические щиты кораблей плохо помогали против пробивных болтов. С десантом же пришлось изрядно повозиться: пираты там подобрались бывалые, вовремя понявшие, что им тут сильно не рады, и решившие удрать. Вот только никто отпускать их не собирался, ловили до самой ночи, и уйти удалось немногим.

Еще пара дней напряженного ожидания – и очередным недобрым утром крепость и ближайшие окрестности накрывает марево темного проклятия. Многим изрядно поплохело, несмотря на наличие у всех на головах защитных обручей. Однако к моменту подхода врагов все уже стояли на ногах и крепко держали оружие. Врагов оказалось немного, всего дюжина адептов Темного в серых балахонах совершенно спокойно шла к крепости с отрядом охраны в сотню арбалетчиков. В успехе своего магического удара они нисколько не сомневались. Как же они удивились, когда в их тела стали один за другим втыкаться «заряженные» арбалетные болты.

Но уже к вечеру нас плотно обложили со всех сторон. Понеся чувствительные потери, хозяева баронства Ток решили проявить осторожность. Мы ждали решительного штурма силами бесчисленной толпы, а получили позиционную осаду. Отдельные отряды и группы терпеливо прощупывали проходы в наших минных полях: разряжать ловушки, запуская на них толпу рабов, у них не вышло – мины оказались с сюрпризом в виде дистанционного управления. Рабов они пропускали, а следовавших за ними бойцов – уже нет. С воды нас тоже попытались проверить на прочность, однако наши ушкуйники – так теперь стали называться команды галер – смогли разогнать целое войско на небольших лодках. Те не рвались в последний и решительный бой, потому, определив расклад сил не в свою пользу, быстро удалились, чтобы вновь попытаться помешать во время перехвата очередного толстого купца, решившего подняться вверх по реке. Мы прекрасно знали, что это корабль-ловушка, где воинов больше, чем груза, и тем не менее решились его атаковать. Только брать на абордаж его никто не собирался. Приблизившись на достаточное расстояние, галеры ударили в купца боевой магией. С того в ответ густо полетели огненные шары. Началось соревнование, у кого окажется больше боевых свитков и крепче щиты. В итоге сыграл численный перевес. Защитники купца не сосредотачивали огня на одной цели, пуляя сразу во всех, и потому только на одной нашей галере сумели полностью сбить щит и поджечь ее, до того как сами превратились в плавучий костер. Высунувшаяся мелочь на лодках тоже попала под раздачу, но вовремя разбежалась.

Ночью меня охватило сильное беспокойство. Казалось бы, причин нет, вокруг тишина. Потерпев неудачу на воде, противники временно притихли, явно подготавливая новую атаку. Действующие сигнальные сети, наоборот, показывают спешный отвод вражеских сил от нашей крепости. А вот это неспроста. Между тем беспокойство только росло, и я никак не мог определить примерное направление, откуда оно исходило. В последнее время мое пространственное чутье заметно деградировало – подействовало переутомление и последствия пережитых магических ударов. Позже оно обязательно восстановится, но сейчас иногда ощущал себя слепым – сказывалась сила привычки смотреть за горизонты.

– Опасность объемного удара, всем немедленно покинуть крепость через портал! – громко крикнул дежурным – сдерживаться дальше не осталось сил.

Интуиция наконец-то подсказала единственное верное решение. Я четко осознал, что произойдет ровно через двадцать минут и ни секундой больше, но предотвратить неизбежное было не в моих силах.

Неожиданного приказа никто не оспорил, и потому уже через несколько секунд защитники крепости стали исчезать в слабо светящихся кругах порталов. Людей, кстати, здесь оставалось всего около сотни дежурной смены. Действующие порталы позволяли бойцам отдыхать в комфортных условиях столицы королевства, а не кемарить вполглаза на голых камнях, ибо в крепости, кроме стен и чисто утилитарных строений в виде оружейного склада и нескольких сортиров, совершенно ничего не имелось.

– Вы со всеми не идете? – спросил меня задержавшийся комендант крепости – он, по идее, должен уходить последним.

– Нет, – еле слышным голосом ответил ему. – Идите за всеми, это исключительно мой бой, никто другой его не переживет.

Каким взглядом он одарил меня напоследок, но выполнил приказ, удалившись. Погасив порталы, я взобрался на угловую башню. До начала представления оставалась пара минут.

С первыми рассветными лучами, окрасившими розовым далекие горные пики, на крепость сверху тихо опустилась чудовищная жуть. Ноги подкосились сами собой, но руки остались твердыми и не позволили упасть моему телу, ухватившись за ограждение наблюдательной площадки мертвой хваткой. Внешнее давление росло с каждой секундой, и мне показалось, что голова вот-вот взорвется. И тут из мглы куда-то далеко за реку ударила ветвистая молния абсолютного мрака. В том месте возникла и сразу же погасла фиолетовая вспышка, после чего окружающее пространство с тонким звоном лопнувшей струны содрогнулось. Тело опять на мгновение сжала чудовищная сила, и вторая молния, в этот раз ослепительно-белая, ушла за реку, взметнувшись в небо исполинским фейерверком искр.

Около часа я приходил в себя, так и стоя на одном месте, не имея возможности разжать закаменевшие руки. Очухавшись, медленно спустился на землю и с некоторым трудом запустил порталы. Амулеты конструкции остались физически целыми, а вот их магическое наполнение оказалось частично порушенным. Хорошо хоть больше ничего из другой магической начинки крепости не пострадало, порталы были единственными жертвами магического шторма невероятной силы. Я уже догадался обо всем происшедшем. Адепты Темного ударили по крепости особо мощным заклятием с помощью своего алтаря. Артефакт «Зеркало зла» сумел отразить удар к его источнику, в результате чего алтарь разрушился. Океан непонятной энергии разлился по округе и вызвал еще одно «компенсирующее воздействие» со стороны моего единственного защитника. Аватар Богини Лиявы я временно убрал в пространственный карман, ибо серьезно опасался за ее жизнь.

Додумать мне не дали: в этот момент из порталов посыпались бойцы в полной выкладке, готовые немедленно вступить в бой. Командиры отрядов увидели мой подавленный вид и тут же подскочили для получения информации.

– Можете пока отдыхать и вызвать всех наших трофейщиков, у них сегодня предполагается много работы, – устало ответил им. – В радиусе десяти километров в живых остались лишь насекомые.

Взяв небольшую лодку, в одиночку я отправился на другую сторону реки: другим людям в эпицентре магического катаклизма может сильно не поздоровиться. Однако при взгляде на «творчество» адептов Темного поплохело мне самому. Представьте такую картину: в небольшой лощинке с ровной поверхностью размечено пять окружностей одна в другой. Окружности состоят из скорчившихся в страшных муках голых тел мужчин и женщин, посаженных на металлические прутья, входящие в них снизу и торчащие из разорванного плеча. Сажали их мастера своего дела – никто сразу не умер. От каждой жертвы к центру тянулась дорожка спекшейся земли. В центре раньше стоял темный алтарь, в настоящий момент осыпавшийся горкой пыли. Вокруг него кружком валяются переломанные тела в серых балахонах. Ровно сорок тел. Радовало, что их смерть была отнюдь не мгновенной и им все же удалось познать на себе, что обычно чувствуют их жертвы. Раскрыв чувства, какой-либо магической гадости или чего-либо опасного не ощутил – белая молния полностью выжгла и развеяла темные эманации.

В соседней лощине обнаружилась большая мертвая стоянка. Здесь отдыхали те, кто доставил рабов к месту проведения ритуала. Судя по всему, крупный отряд армии баронства, хотя мне встретилось несколько кучек праха от ушедших на перерождение игроков. Обойдя скопление мертвецов, поднялся на ближайший холм, где случайно наткнулся на лагерь рейнджеров. Тридцать шесть тел лежали там, где их застала волна смерти. Вот у прогоревшего костра скорчился кашевар, в стороне от него другой как нарезал мясо в большой казан, так и уткнулся головой в него. Спавшие в «невидимых» палатках бойцы умерли не проснувшись. Сидевшие на деревьях наблюдатели не сумели заметить надвигавшейся угрозы. После смерти их маскировка отключилась, и сейчас скрюченные тела хорошо заметны снизу. Приводя нервы в порядок, занялся монотонной мародеркой. Обмундирование и оружие рейнджеров баронства являлось самой желанной добычей после уникальных артефактов. Через несколько часов нашел еще один лагерь рейнджеров, в этот раз с шестью мертвыми телами. Еще четырех стащил с деревьев около каменистой дороги, огибающей предгорья со стороны моря. Пространственное чутье немного реабилитировалось, и я быстро находил примерное направление к следующим неудачникам. К сожалению, живых рейнджеров по их вещам так обнаружить не удавалось – мешала их идеальная маскировка активной магии.

Прогулявшись с командами трофейщиков по другой стороне реки в сторону гор, попытался сосчитать кучки праха, оставшиеся от временно выбывших «темных легионов». Не менее пятидесяти тысяч теперь ожидают возрождения. А вот трупов местных жителей здесь попадалось на удивление мало. Армия баронства сократилась едва ли на четверть. Радовало лишь окончательное выбытие командного состава, приставленного к легионерам. Наверняка к ним направили лучших инструкторов, которых быстро не заменить. К ночи в крепость прибыли и трофейщики, обшарившие местность вниз по реке. Вернулись они на тяжело загруженных галерах, вода едва не переливала через весельные щели. До самого моря они не встретили никого живого, только трупы людей и животных, а также бесчисленное количество дохлой рыбы, плывущей по реке кверху брюхом. Причем берега реки можно смело шерстить еще несколько дней в поисках всяких ценностей, оставшихся без хозяев. Сомневаюсь, что в ближайшее время сюда кто-либо сунется и заявит на них свои права.

Однако расслабляться и почивать на лаврах категорически нельзя. Теперь нас станут выбивать отсюда со всей силой и остервенением. Несколько дней уйдет на возрождение «темных легионов», еще сколько-то потребуется на доставку их сюда и подготовку, а потом начнется беспрерывный штурм, пока у одной стороны не кончатся бойцы. Пролезшую в мои мысли идею попытаться перехватить пороги выше по течению реки я отбросил как совершенно несуразную. Там мы просто не успеем выстроить надежных укреплений, да и место под портал едва ли найдется. А без него у нас вообще никаких шансов. Следовательно, продолжаем активно крепить оборону на имеющемся месте. Тут еще строить и строить. А пока в войне обозначилась передышка, пора уладить некоторые дела в столице.

Оглавление

Обращение к пользователям