Глава пятнадцатая. Закрепляя успех

За время моего временного отсутствия часть проблем рассосалась сама собой. Удерживающая воду в озере плотина не выдержала без постоянного пригляда почивших создателей. Всесокрушающего водяного вала не получилось. Река действительно разлилась, однако катастрофы в ее нижнем течении не произошло. Наша крепость спокойно пережила паводок, подступивший к ее стенам, а галеры вовремя спасли ушкуйники, выйдя на них в открытое море погонять пиратов, решивших проведать свои тайные базы на берегу. Более того, от разлива получилась сплошная польза, ибо пороги перестали существовать – бушующая вода выворотила и унесла к морю огромные камни, вместе со всеми магическими барьерами, жившими в них. Теперь река стала пригодной для прохождения любых гребных судов и кораблей, имеющих дополнительные магические движители: на одних парусах проходить горную узость, сжимающую речное русло, слишком опасно. И если природные силы справились без человеческого участия, то проблемы с бывшими «темными легионами» требовали моего личного вмешательства, как и решение судьбы барона Тока.

Пообщавшись с ним, я быстро выяснил, что выдавать его для королевского суда крайне нежелательно, ибо там из него быстро сделают крайнего и отправят на свидание к палачу, а ведь по сути он ни в чем не виноват. Как и всех прочих, адепты Темного его держали в роли заложника и заставляли исполнять их волю. Более того, барон пытался с ними бороться, однако не преуспел, напрасно потеряв жену и двух сыновей. В общем, ему можно только посочувствовать, но никак не обвинять в трусости и малодушии. Однако главной причиной, по которой его не следовало выдавать Королю, оказался мой личный интерес. После казни барона, не имеющего прямых наследников, его земельное владение перейдет в собственность Короля, а кому он его потом передаст и на каких условиях – совершенно неясно. По крайней мере, я не хочу давать ему крупного козыря на ближайших переговорах.

Барону ничего не оставалось, как признать своим первым сюзереном Великого Императора и пойти под его невидимую длань. Остатки армии баронства тоже присягнули ему. Последние же рейнджеры вошли в мой клан. Для них имелась работа по профилю – требовалось переловить разбежавшихся по лесам работорговцев. Надо же и Королю бросить кость с приличным куском человеческого мяса. В столице еще не знали о происшедшей в баронстве смене власти, хотя по суете наших людей и массовым закупкам продовольствия кто-то уже начинал догадываться. Долго тянуть с информированием широкой общественности было нельзя. Оставалось решить последний важный вопрос…

– По-моему, тут кто-то еще не до конца осознал, что должен просить снисхождения, стоя на коленях, а не выставлять условия со своей стороны и тем более пытаться запугать протягивающего вам руку помощи… – Семеро спонсоров легионеров, участвующих в переговорах, никак не хотели признавать очевидного.

Более того, сразу же попытались запугать меня и весь мой клан сильным осложнением жизни в реальном мире, если мы не выполним всех их условий. А хотели они немало. Как минимум передачи захваченного моими людьми баронства им и всех трофеев, которые мы уже благополучно прибрали к рукам. И еще удовлетворения целого списка других претензий.

– Ладно, мы игроки, с нами вы, возможно, что-то сделаете, – я окинул немолодых наглецов суровым взглядом, – но что вы противопоставите Великому Императору? Для него вы все жалкие ничтожества, не имеющие за душой ничего, кроме денег. Ему они неинтересны, ибо за ним стоят верные люди. Много верных людей. Вам, паразитам на шее человечества, этого не понять, вы живете в мире других ценностей. Но их значение здесь далеко не определяющее. В моей власти разрушить все ваши немалые вложения лишь одним движением пальца. – Я демонстративно погладил перстень на своей левой руке.

Алтарь возрождения, к которому оказались накрепко привязаны все легионеры, благополучно заминировали наши диверсанты, и теперь я мог уничтожить его в любой момент. Для его создания адепты распотрошили «священную рощу», вытащив из нее все малые алтари и сплавив их в единый монолит своим кровавым ритуалом, существенно увеличив их возможности за счет концентрации. Несмотря на способ производства, никакой особой «скверны» в нем не нашлось, кроме блокировки привязки души игрока к любым другим менее мощным образованиям аналогичного функционала. Теперь легионерам действительно бесполезно менять персонажа: первая же смерть непременно вернет их сюда. Разрушить же алтарь-монолит очень непросто. Мне пришлось пожертвовать парой крупных сапфиров и рубинов на создание магической мины достаточной мощи. При разрушении концентрированной точки возрождения легионеры смогут возрождаться на местах их прежней привязки, но там их уже поджидает стража. В силу разного времени появления отдельных игроков из алтарей палачи справятся с ними, независимо от их количества. Для организации же «крестового похода» на обитаемые земли королевства легионам не хватит продовольствия, а в баронстве они не устоят против имеющихся у нас спецсредств.

Все это я подробно высказал спонсорам, вместе с категорическими требованиями Великого Императора, выраженными в ультимативной форме. Фактически от них требовалось полное и безоговорочное подчинение в обмен на принятие под свою длань и последующую защиту.

– Великий Император строг, но милостив. Потому он готов предоставить вам единственный шанс доказать свою принадлежность к числу его сторонников, а не врагов, подлежащих поголовному истреблению, без жалости и сожаления. Тогда вы, возможно, сможете и лично пообщаться с ним. Пока же вы все совершенно недостойны большего, чем целовать его старый сапог!

Смотреть в налившиеся гневом лица финансовых воротил мне не хотелось, потому оставил их наедине с тикающим таймером. Если они не соглашаются с требованиями за четыре часа, то пусть пеняют исключительно на себя. Через подслушивающее плетение их спор, перешедший в драку, слушало немало народу. Как из «семейников», так и из других кланов, ныне входящих в легионы. В отдельном шатре мы собрали тех, кого посчитали наиболее разумными, а также авторитетными среди своих. Если их спонсоры не договорятся, можно попытаться обойтись и без них, пусть это и потребует дополнительных расходов с нашей стороны. Однако разум возобладал над жадностью и эмоциями, правда, не у всех. Из семерых продолжить «проект» согласились только двое, пообещав другим возместить часть убытков, что их как-то устроило. С этими двумя я и продолжил разговор.

– Вы уже все слышали, – однозначно заявил мне Ибрагим – весьма колоритный дядька восточной внешности. – Мы согласны с предложенными условиями, однако не все находится исключительно в наших силах. Слишком велики расходы и ответственность перед акционерами. Мы вполне способны выйти из дела с минимумом личных потерь, но тогда пострадает множество простых людей. Я считаю, так дела вести нельзя – вот это попрошу довести до вашего Великого Императора.

– У меня имеются все полномочия для заключения договора от его имени. – Слова спонсора мне понравились, ибо он действительно мог уйти, громко хлопнув дверью, но не хотел этого делать. – С особенностями вашей модели бизнеса мне уже довелось ознакомиться. В целом она мне не нравится, а именно – ее главная направленность на военную добычу и последующую эксплуатацию захваченных колоний. Нельзя постоянно играть в игры исключительно с нулевой суммой. Но некоторые элементы, способные окупить вложения и даже получать прибыль, вполне приемлемы. Вероятно, сыграет и сделанная ставка на военную силу. Однако подготовка и оснащенность легионов откровенно недостаточна для будущей мировой войны. Ограничения по уровню возрождения для вас теперь нет – этим надо воспользоваться. Со своей стороны мы готовы помочь оружием и инструкторами, но для закупки всего необходимого потребуются немалые средства. Раз вы готовы присягнуть Великому Императору, часть расходов сможете компенсировать за счет ресурсов этого баронства, к которому вы все теперь крепко привязаны. По моей информации, здесь имеются серебряные рудники и копи неплохих самоцветов. Сейчас они безлюдны, причины вам хорошо известны. Приглашайте мастеров, нанимайте работников – рабства тут больше никогда не будет!

Пусть и не сразу, но общие интересы нам удалось найти. После присяги с целованием сапога Великого Императора объединенное войско кланов становится новым кланом-монстром с названием «Имперские Легионы». Клан «Семья» берется обучить людей по своим методикам, а также помогает «Легионам» с оружием и амуницией, по ценам значительно ниже рыночных, но с учетом текущих на момент поставки. В дальнейшем предполагается компенсировать разницу за счет захваченной в боях добычи, сбором которой станут заниматься исключительно трофейные команды «семейников», уже доказавшие свою честность и профессионализм. Мне же предстоит решить все политические вопросы с Королем, иначе наш общий план ничего не стоит.

– Эх, зачем же ты так поторопился, мил человек? – покачав головой, сокрушенно заметил Деал Первый. – Объявить себя Великим Императором – значит обречь себя и всех стоящих за тобой людей на бесславную кончину.

– А кто мне прежде говорил о том, что кое на кого сделал свою ставку? – Я изобразил искреннее удивление.

– Не стоит путать политический фарс и реальное самозванство, – с большой грустью в голосе заявил он, на несколько мгновений закатив глаза, явно отдавая кому-то приказ по связному амулету.

К негативной реакции со стороны Короля мы вполне подготовились. Кланхолл в гостинице превращен в настоящую крепость, другие клановые объекты под надежной охраной или заминированы. Если не получится решить дело миром, придется применить силу, как бы того ни не хотелось.

– Самозванство, вы в этом полностью уверены? – В свой голос я влил изрядно желчи. – Громкий титул ничего не значит без реальной силы, которая за ним стоит. И если эта сила имеется, то разве есть какая-то разница?

– Увы. – Король еще раз тяжело вздохнул, собираясь что-то рассказать, однако я заметил, как от его «обруча власти» на голове повеяло пробудившейся от спячки огромной силой. – Когда-то мой далекий предок остался единственным верным своему сюзерену – Великому Императору, создавшему ту самую древнюю Империю. Предок сумел отстоять свои владения в гражданской войне, охватившей весь мир, и сохранить кое-что из имперского наследия. Он же заповедал всем своим потомкам ждать возвращения подлинного Наследника Имперского Престола, уничтожая самозванцев любой ценой. Потому, как бы мне лично ни было выгодно согласиться с твоими предложениями, какую бы они ни сулили выгоду моему королевству, я не имею возможности нарушить завет. У меня просто нет иного выбора.

– А если я окажусь тем самым Наследником? – вкрадчиво спросил я монарха, уже собравшегося обрушить на меня неведомую силу своей короны, предназначавшуюся именно для такого случая.

– Наследника, ха-ха-ха. – Он не смог удержаться и громко рассмеялся. – Ты хоть представляешь, о чем сейчас говоришь?

– Вполне. – Теперь тон мой стал исключительно серьезным.

– Что ж… – Деал Первый внимательно взглянул на меня, похоже проникнувшись серьезностью момента. – Моему далекому предку Великий Император доверял настолько, что передал перед своей кончиной один могущественный артефакт, который признает исключительно подлинного Наследника. С тех незапамятных времен он тайно хранится здесь. Ты готов пройти проверку им? – В голосе монарха прорезались зловещие нотки: видимо, самозванцу эта проверка обойдется дороже жизни.

Вместо ответа я утвердительно кивнул. Король надолго погрузился в себя, с кем-то общаясь по связному амулету, потом, расслабившись, откинулся на спинку своего кресла.

– И кто же такое учудил? – послышался знакомый голос неожиданно появившегося Архимага позади меня.

У него, похоже, имелся индивидуальный артефакт-телепорт, аналогичный тому, который использовала Аллия.

– Ты не поверишь, мой друг Ард Дайлин, но это он. – Король показал на меня рукой.

– Димиус, мой ученик? – изумился он. – Не может быть! Если верить древним преданиям, Наследник должен обладать какой-то особенной аурой, но никак не быть похожим на обычного человека.

Не говоря лишнего, за пару секунд я свернул внешний слой ауры, демонстративно положив «перстень долга» на стол, постепенно высвобождая настоящее ядро, с которого слетели ограничители и маскировка.

– Невероятно… – едва смог вымолвить пораженный до глубины души Архимаг. – Если только это не иллюзия, против которой пасуют все мои способности.

– Не иллюзия. – Я покачал головой. – Надеюсь, вам больше не нужно ничего демонстрировать? – В своей ауре я медленно зажег несколько плетений нереальной для местных магов сложности и мощи.

– Да, это действительно все объясняет. – Архимаг продолжал пребывать под большим впечатлением, хотя до сих пор, похоже, не мог поверить. – Вот Корона Великого Императора, только она способна подтвердить права истинного Наследника. – Ард Дайлин с полупоклоном признания положил передо мной небольшой венец, переливающийся синими и зелеными всполохами, – мощь, заключенная в нем, казалась поистине безграничной. – Следует снять всю одежду и иные вещи, иначе сгорят, – предупредил он.

За несколько секунд я убрал с себя все лишнее в пространственный карман и отстегнул морского змея с пояса, положив его на стол. Стараясь не выдать своего волнения, решительно протянул к обручу руку и водрузил его себе на голову под изумленные взгляды Короля и Архимага.

Вокруг тела закружились спирали энергии, постепенно проникая под кожу. Там они поглощались чем-то совсем уже позабытым, а именно – Пеленой Наследника Имперского Престола, давно сросшейся с моим организмом и до сего момента не подававшей каких-либо признаков своего присутствия. Прошло несколько минут, и я весь с ног до головы переливался постепенно затухающими бликами света. Если поверить чувствам, мне сейчас хватит сил перевернуть целый мир даже без помощи рычага.

– Приказывайте, Лорд! – одновременно воскликнули два самых могущественных человека этого королевства, склонив свои головы.

– Думаю, обо всем происшедшем здесь пока никому не стоит рассказывать, пусть все остается как прежде… – задумчиво ответил я им, возвращая на место морского змея и быстро одеваясь.

Сколько там той одежды? Сапоги – еще те, созданные из живых огненных гекконов, которым до сих пор так и не нашел подходящей замены, и живая броня, способная принимать любые внешние формы обыкновенной одежды. Адамантовую нательницу в этот раз решил на себя не накидывать, ибо пришло знание – мое тело сильно изменилось и теперь способно отразить любое оружие гораздо лучше нее. Лишь перчатки с когтями чистой силы могут всегда пригодиться. Абсолютной неуязвимости – увы, нет. Энергетические и очень мощные ударные воздействия, а также некоторые магические яды все равно остаются опасными. Перстни-амулеты на руки, «Клинок духа» на пояс, некоторые «мелочи» в волосы – теперь все. Осталось навести последний марафет. Взглянул в висящее на стене ростовое зеркало и мысленно приказал Короне стать невидимой и перейти в бесплотное состояние, постепенно сворачивая и уплотняя ауру. Еще пара минут ушла на восстановление верхнего слоя, по которому меня опознают как сильного, но вполне рядового мага.

– Ну, господа властители, готовы ли вы к покорению всего остального мира? – широко улыбнувшись, спросил молчаливых свидетелей происшедших метаморфоз, не способных отвести взгляда от моей фигуры.

Казалось бы, все важные дела сделаны, и теперь можно спокойно отдыхать? Ан нет. Успех требуется закреплять и проводить необходимые информационные и дезинформационные мероприятия. В том числе и среди своих людей. Мне долго ничего не приходило в голову на тему, как может выглядеть благодарность Великого Императора тем, кто отстаивал его интересы с оружием в руках. Земли и титулы – все это станет реальным после образования Империи. А сейчас требуется что-то более простое типа особого памятного знака. И не придумал ничего лучшего, чем учреждение медали. В качестве основы взял «счастливый» империал исчезнувшей Империи. Редкость и ценность, а заодно символ, как бы устанавливающий прямую связь от далекого прошлого к славному настоящему. Из своего первого похода по неведомым землям я вынес два сундука таких монет, которые лежат в пространственном кармане мертвым грузом.

Имеющиеся знания и опыт позволили установить общее позитивное влияние империала на своего владельца. Если опустить частности, то при помещении такой золотой монеты на уровне груди увеличивается подвижность энергии в ауре и быстрее восстанавливается баланс в случае каких-либо внешних воздействий. Одним словом, империал является слабым защитным и усиливающим амулетом, а также хорошо способствует развитию любых способностей, завязанных на ауру, в том числе и интуиции. Как создать подобный эффект при столь малых энергетических затратах иными способами, я не понимал. Возможно, как-то влиял материал – все же двенадцать граммов чистейшего золота. Меня хватило лишь на добавку внешнего кольца-крепления из тонких перевитых полосок истинного серебра и мифрила, дополнительно усиливающего позитивные эффекты самой монеты, а также цепочки из солнечного железа, ослабляющей любые проклятия не хуже прежде разработанных обручей и ускоряющей естественную регенерацию жизненной силы. Загрузив срочной работой клановых мастеров и промышленные амулеты, отправился в баронство Ток, дабы вручить пару сотен медалей из первой партии «Легионерам». Все наши люди, принимавшие участие в недавних боевых действиях, получат свои награды чуть позже в камерной «семейной» обстановке, а кое для кого другого придется устраивать настоящее шоу.

– Хоть в прошлый раз удача отвернулась от вас и вам пришлось познать горький вкус поражений, Великий Император высоко оценил немалый организаторский талант ваших некоторых командиров… – Усиленный магией голос Короля опускался сверху на выстроенные в боевые порядки «Имперские Легионы».

Зрелище, на которое решили заглянуть Деал Первый, Ард Дайлин и еще десяток видных людей королевства Лаира, заставляло проникнуться сторонних зрителей до глубины души. Чуть менее трехсот тысяч человек заняли огромное поле перед активно строящимся большим военным городом. Над алтарем возрождения, заметно выделяющимся на фоне остальных строений, уже хорошо поработала Богиня Лиява, за пару дней вырастив вокруг него купол из живых деревьев, сросшихся кронами. Никогда бы не подумал, что она станет приверженкой «эльфийского стиля» и начнет всерьез рассуждать о «живых городах». Однако получилось исключительно красиво, восторгались практически все, кто видел это чудо. Мне тоже довелось поучаствовать в окончательной доводке, подвесив вокруг живого сооружения модернизированные щиты жизни с системой допуска, пропускающей только тех, кто идет от алтаря наружу, и не пропускающей никого в обратную сторону. Такая защита потребовалась, дабы исключить бесконтрольный рост численности «Имперских Легионов», когда станет широко известно об отсутствии у их алтаря ограничения на перерождение. Всем новым желающим стать легионерами сначала потребуется сдать экзамены и заслужить доверие, и только потом их допустят до алтаря. Под нашим контролем, естественно. Когда же наш клановый резурект достигнет своего предела числа пользователей, мы тоже станем направлять людей сюда.

– …И потому он постановил наградить особыми знаками отличия следующих военачальников…

Идея провести церемонию награждения на таком высоком и исключительно статусном уровне оказалась весьма своевременной. Ибо полностью отвлечет внимание от моей персоны и вообще от нашего клана до поры до времени. Пусть недруги и дальше гадают, существует ли этот Великий Император на самом деле, или от него остались только одни сапоги, а вся шумиха призвана затянуть начало большой войны.

После пира, последовавшего за торжественным награждением достойных, мне пришлось тайно исполнить крайне неприятную роль. Наряду с работорговцами рейнджеры изловили единственного игрока, ставшего настоящим адептом Темного и достигшего на этом пути немалых высот за счет своей патологической жестокости. И если с работорговцами разберутся палачи Короля, то с адептом им не справиться.

– И что ты мне сделаешь?! – нагло заявил мне он, будучи крепко привязанным к дереву. – Даже если я начну заново, то быстро верну утраченное и получу гораздо больше. Против постигших секрет истинной силы бытия у вас всех нет действенного средства. Вам просто не хочется принять, что вы все должны служить высшим существам, просить их милости и безропотно принимать свою долю. Ну же, давай, бей, и я вскоре докажу всю ничтожность ваших жалких потуг что-то изменить!

– Я бы не стал на твоем месте так однозначно заявлять… – Задумчиво покачав головой, я перекинул свой Вампирический Кинжал из руки в руку.

Побежденная душа великого адепта одарила меня способностью видеть местонахождение души в теле человека. Для нее не имелось какого-то определенного места, она могла занимать практически любую точку. И после моего заявления душа игрока, добровольно выбравшего «темный путь силы», спешно переместилась к пятке левой ноги. Именно туда я и нанес свой стремительный удар. Вспыхнул камень в рукояти кинжала, а тело мгновенно умершего предателя всего человеческого осталось целым и не спешило распадаться. Не знаю, что с ним теперь произойдет в реальности – кома или смерть, но в виртуальный мир со своим особым мировоззрением высшего существа он больше не попадет.

Быстро прошли еще несколько дней, полных хлопот и суеты. В столице королевства состоялись пышные празднования победы над мятежным баронством, прошли публичные наказания виновных, торжественное награждение некоторых причастных и большого числа благополучно примазавшихся к ним. Хорошо хоть не моими медалями – те предназначались исключительно достойным. Жизнь постепенно входила в мирное русло, и только флюиды прячущихся за закрытыми тяжелыми тучами горизонтами будущих событий изредка портили настроение тем, кто их мог чувствовать. Однако у меня с Богиней Лиявой оставалось еще одно незавершенное дело – требовалось уничтожить алтарь Темного божества. Банально взорвать его не получится: мой перстень-определитель вообще признает его неуничтожимым. Однако моих нынешних знаний вполне достаточно, чтобы в этом конкретном случае совершить нечто невозможное.

– Поднимай и держи на весу, – мысленно скомандовал Богине, выравнивая колебания окружающей среды, дабы осуществить пробой пространства. – Бросай!

Кроваво-красная пирамида исчезла во всполохе света, чтобы появиться на безжизненном берегу горного озера, откуда я когда-то достал обломки космического корабля.

– Похуже места не нашел? Жалко портить такую красоту, – недовольно заметила Лиява, когда мы переместились вслед за алтарем.

– Увы, для работы нам потребуется одновременное сочетание нескольких природных факторов, которые имеются здесь. – Пришлось объяснять, иначе она может отказаться помогать и потребовать искать другое место, действительно «похуже». – Наверняка есть и другие места с подходящими условиями, но там может встретиться много жизни, которая обязательно пострадает. Догадываешься, каким будет результат?

– Ты прав, я здесь рядом даже травы не чувствую, – согласилась она все же с моим выбором. – Красивое, но мертвое место, которое вскоре станет еще мертвее. Эх, и на что же ты меня толкаешь, мой любимый господин.

– Выполнить свой долг перед людьми! – пафосно заявил я ей, вгоняя «девушку» в краску.

Так, все необходимые элементы расставлены, поток силы из земли стабилен. Тут можно поставить мощный телепорт, присутствуют все необходимые условия, однако не судьба.

Как можно разрушить неразрушимый предмет? А если он постоянно колеблется с определенной частотой, которая не соответствует его идеальному расчетному резонансу, – уже понятнее? План простой, однако его реализация потребовала серьезной подготовки.

– Направляй свою силу в воронку захвата, как только она появится, – дальше я сам все сделаю, – скомандовал я Богине, активируя плетения силы в окружающих темный алтарь амулетах собственного изготовления.

Вокруг него появился тускло светящийся барьер, постепенно набирающий яркость по мере вливания божественной силы. В какой-то момент произошло уравнивание частоты между внешней колебательной системой и темным алтарем. Возник внешний резонанс, заставивший барьер ярко засиять, как настоящее маленькое солнце. Но процесс на этом не остановился, частота постепенно изменялась, методично подтягиваясь к конструктивному резонансу материального тела. Датчики амулетов сигнализируют о первых нарушениях целостности поверхности пирамиды: глаза и взгляд силы давно ослеплены буйством энергии. И в момент появления долгожданного сигнала сбоя частоты, возникшего из-за разрушения материального тела, свечение мгновенно гаснет. А в следующее мгновение барьер разлетается мелкими осколками. На месте рассыпавшейся пирамиды стоит двухметровая человеческая фигура и смотрит на нас крайне неодобрительно.

– Зря вы решили потягаться со мной силой, наивные глупцы! – низко пророкотала она, так что задрожали ближайшие пики гор, с которых сорвались вниз каменные обвалы. – Теперь вы ощутите на себе мой истинный гнев!

От фигуры явившегося по наши души Темного бога – в том, что это был именно он, у меня не имелось никаких сомнений, – к нам протянулись серые жгуты силы. И если мой щит жизни почти развеял ее, то Лияве пришлось туго. Действуя на одних рефлексах, рубанул по идущему к ней жгуту «Клинком духа», с легкостью перерубая его. Тот лопнул, как туго натянутая резина, сильно ударив по своему хозяину, заставив того сделать пару шагов назад, дабы удержаться на ногах.

– А вы забавные игрушки… – Рокочущий голос заставлял прижиматься к земле, но я устоял на ногах.

Выждав удобный момент, пробил пространство до нашего дома и зашвырнул туда свою подругу – этот бой явно не для нее.

– Смертный, неужели ты один на один решил потягаться с богом? – В голосе Темного послышалось настоящее ехидство. – Ничего, сначала я раздавлю тебя, а потом доберусь и до глупой богини, сделавшей неудачную ставку в игре на свою жизнь.

– Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь, мразь! – У меня тоже неплохо получается давить голосом. – Я прихлопнул твоего лучшего почитателя – и за тобой дело не станет.

После моих слов Темный впал в бешенство. Однако его удары возвращало ему «Зеркало зла», еще больше выводя его из равновесия. Но терпеть частично проходящие отголоски ударов казалось едва возможно, на ногах я держался только из чистой вредности, дабы не показать своей слабости. Если бы не корона Великого Императора, щедро вливавшая в меня свою непонятную энергию, он бы меня свалил. Поняв, что бьет сам по себе, бог громогласно рассмеялся и взмахнул руками. Все пространство позади него заполнили темные фигуры когда-то принесенных ему жертв. Сколько их здесь возникло – совершенно невозможно сосчитать.

Сотни тысяч, миллионы. Темный еще раз громко рассмеялся, а его кошмарное воинство медленно двинулось в мою сторону. Запустив дюжину огненных шаров и столько же молний, понял: бесполезно. Сколько бы ни было у меня энергии – их все равно больше, ибо на месте упавших мгновенно появляются другие. Все пространство вокруг заполнили воплощенные в призрачную хмарь души мертвецов, медленно приближающиеся ко мне, дабы выпить всю имеющуюся жизнь. Ярчайший истинный свет их совершенно не пугал и не останавливал.

Любая магическая и физическая защита бессильны против их всесильной жажды. Суетная попытка уйти прыжком сквозь пространство подальше отсюда благополучно провалилась, вызвав очередную вспышку рокочущего хохота. Темная стена неумолимо приближалась, и когда я уже был готов впасть в отчаяние, вдруг вспомнил, что не один. За мной стоят люди. Много людей, которые верят в меня и готовы помочь в трудную минуту. Рядом из воздуха соткалась ярко светящаяся фигура воина в полной боевой выкладке и с оружием в руке. Затем вторая, третья… В них я узнавал наших клановых бойцов, невообразимым образом пришедших на помощь своему лидеру. Слаженно действующая сияющим оружием белая волна откинула прочь приближающийся мрак. Жертвы, сколько бы их здесь ни оказалось, не могли достойно противостоять воинам.

Мысленно направляя бойцов, я двинулся к сильно недоумевающему по поводу происходящего Темному божеству, медленно, шаг за шагом приближаясь к нему. Мои воины не смогли подойти к Темному, но стремительно оттесняли алчущих жизни жертв все дальше и дальше. Между мной и богом образовалось открытое пространство. Подходя к своему врагу вплотную, неожиданно я осознал, что нужно сделать. Магия и любое оружие бессильны против него, и он об этом прекрасно знал, победно усмехнувшись. По его разумению, никакого вреда ему не причинить. Но я видел пылающую тьмой душу в самом центре его груди. Физическое тело для бога, достигшего такого могущества, совершенно ничего не значит – оно лишь средство проявить себя в материальном мире. Моя правая рука с зажатым в ней большим черным алмазом легко пробивает его плоть.

Окружающий мир в одно мгновение погас, и только идеальная форма шипастой звезды заполняет быстро растворяющееся в пустоте сознание, дабы наконец-то воплотиться великим Камнем Тьмы.

Оглавление

Обращение к пользователям