51

То ли от шума снаружи, то ли от боли в бедре, причиняемой раной, которую он сам зашил, — в общем, он вздрогнул и проснулся, принявшись тут же озираться в комнате.

Затем он вспомнил, что произошло, и взглянул на часы. Прошло почти полтора часа с тех пор, как он прилег.

Еще не очухавшись от сна, он вытянулся, не слезая с дивана, и перекатился на бок, чтобы посмотреть, как дела с кровотечением. Удовлетворенно кивнул, довольный своей работой. Раны выглядели сухими и закрытыми. Очень хорошо для первого раза.

Встав, он потянулся. На кухне у него были припасены пакеты с соком и консервы. Стакан яблочно-гранатового сока и тунец с хлебцем наверняка немного восстановят его после кровопотери. Небольшой перекус, а потом надо спешить к эллингу.

Включив на кухне свет, он на мгновение всмотрелся во тьму на улице. Затем опустил рольставни. Чтобы не осталось ни единого шанса увидеть свет в окнах с моря. Безопасность превыше всего.

Затем остановился и нахмурился. Что за звук? Как будто упал металлический предмет. На секунду он замер. Снова тишина. Может быть, прокричала какая-то птица? Но кричат ли птицы в это время суток?

Он приоткрыл ставни и посмотрел в том направлении, откуда, как ему показалось, послышался звук. Прищурился и затих.

Вскоре он увидел. В темноте сложно было различить, кому принадлежал нечеткий движущийся силуэт черного цвета, но то, что он действительно был, это точно. Прямо перед сараем. А потом исчез.

Он рывком отпрянул от окна.

Сердце вновь забилось быстрее, чем ему хотелось бы.

Он осторожно выдвинул кухонный ящик и выбрал длинный и узкий филейный нож. Если правильно нанести удар, шансов выжить не останется. Слишком длинное и узкое лезвие.

Потом он натянул брюки и босиком прошмыгнул в темноту.

Теперь звуки со стороны эллинга стали отчетливыми. Как будто кто-то забрался внутрь и раскидывал там вещи. Слышались грубые удары по дереву. Он остановился и прислушался. Теперь он понял, что там происходило. Справлялись с цепями. Кто-то выкорчевывал болты, которыми он прикрепил цепи к стене.

Кто-то?

Если это полицейские, ему предстоит столкнуться с более совершенным, чем у него самого, оружием, однако он лучше знал местность. Именно он имел преимущество в темноте.

Проходя мимо сарая, он сразу заметил, что щель под дверью шире, чем должна быть. Ну да, дверь приоткрыта, а он закрывал ее, когда заходил проверить температуру в баке, в этом он был уверен.

Он бросился внутрь и принялся размышлять. Он знал этот сарай как свои пять пальцев. Если внутри кто-то есть, он прирежет этого кого-то в мгновение ока. Прицелится в мягкую точку под грудиной и пырнет один раз. Он мог бы проделать это много раз в течение нескольких секунд, и медлить не собирался. Или они, или он. Так что он выставил лезвие перед собой и принялся внимательно осматривать пустое пространство.

Кто-то тут побывал. Скамейка стояла криво, в инструментах порылись. Гаечный ключ валялся на полу. Так вот, значит, что за звук он слышал…

Он сделал шаг в сторону и обнаружил на верстаке молоток. Этот инструмент был для него более привычен. С ним он управлялся, как с родным, и применял его много раз.

Затем он направился по садовой дорожке к воде, слизняки продавливались сквозь пальцы. Проклятые твари. Когда будет время, нужно постараться избавиться от них.

Он чуть наклонился вперед и разглядел тусклый свет, пробивавшийся сквозь щель в маленькой двери эллинга. Изнутри доносились слабые голоса, но он не слышал, кто и о чем говорил. Впрочем, это было совершенно неважно. Когда те, кто находится внутри, выйдут, они пойдут по этой самой тропинке. Нужно было лишь подскочить к двери и закрыть задвижку, чтобы запереть их. Они не успеют освободиться до того, как он притащит из машины канистру с бензином и подожжет строение.

Допустим, горящая постройка будет видна на всю округу, но разве у него была альтернатива? Нет, он подожжет эллинг, соберет все документы и деньги и как можно быстрее отправится к границе. Вот как надо поступить. Тот, кто не в состоянии верно рассчитать время на реализацию своих планов, должен потерпеть поражение.

Он заткнул филейный нож за пояс и шагнул к двери, но в тот же миг обнаружил, что дверь открылась и на пороге появилась пара ног.

Он молниеносно отскочил в сторону. Значит, придется нападать на них, когда они выйдут.

Он следил за фигурой, спустившей ноги на землю, вскоре из эллинга показалось и туловище.

— Что случилось с моими мамой и папой? — неожиданно громко произнес мальчик, пока что находившийся внутри, в ответ послышалось шиканье.

Именно в этот момент маленький темнокожий помощник полицейского на руках вынес девочку и сделал шаг в его направлении. Тот же темнокожий тип, что приходил в боулинг-центр. Тот, что повалил Папу на дорожку. Как все это согласовывалось?

Каким образом они разузнали об этом месте?

Он повернул молоток в воздухе и плоской стороной обрушил его на шею ассистенту, так что тот беззвучно повалился, а на него рухнула и девочка. Она смотрела на него безразличным взглядом. Она уже давно примирилась со своей судьбой. Потом закрыла глаза. На шаг дальше от смерти, просто нужно немного подождать. Она все равно бессильна.

Преступник поднял глаза и стал выжидать, когда появится товарищ полицейского-мигранта. Вскоре на пороге показались ноги полицейского, он пытался убедить мальчика в том, что все в порядке.

— Я выйду, и ты увидишь, что все хорошо, — сказал он.

Затем последовал удар. Детектив медленно осел на землю.

Преступник положил молоток и уставился на двух поверженных мужиков. Несколько секунд он прислушивался к шуму деревьев и стуку дождя по плитке. Мальчик в эллинге, судя по всему, не терял бдительности, в остальном все было спокойно.

Тогда он поднял девочку, одним движением засунул ее обратно в эллинг, захлопнул дверь и задвинул щеколду. Затем выпрямился и огляделся. Если не считать протестов со стороны мальчишки, в остальном в округе стояла тишина. Никаких машин со спецсигналами. Никаких нежелательных звуков. По крайней мере, пока.

Он сделал глубокий вдох. Что теперь его ожидало? Явится ли сюда подкрепление, или пара этих одиноких ковбоев хотела произвести впечатление на начальство своей храбростью? Во что бы то ни стало ему необходимо было это знать. Если два этих человека планировали справиться с ситуацией сами, он мог продолжить реализовывать свой план, в противном случае нужно было сваливать. В любом случае ему необходимо избавиться от всех четверых, когда он будет знать чуть больше.

В один прыжок он снова очутился у сарая и отцепил моток бечевки, висящий над дверью. Ему и раньше доводилось связывать людей. Это не займет много времени.

В недрах эллинга кипело яростное возмущение, пока он связывал двух мужчин, находящихся без сознания. Мальчишка бесновался и орал, что он должен их выпустить. Что родители не заплатят выкуп, пока они не вернутся домой. Какой непробиваемый парень. Прекрасная попытка. Затем он принялся колотить в дверь ногами.

Злодей посмотрел на засов. Он приделал его много лет назад, но дерево по-прежнему выглядело свежим. Оно спокойно выдержит удары.

Он оттащил мужчин чуть подальше от эллинга, чтобы свет из сарая попал на их лица. Затем перевернул того, что покрупнее, и усадил на плитку в скорченной позе. Сев перед ним на корточки, несколько раз жестко ударил его по лицу.

— Эй ты, очнись! — приказывал он, нанося удары.

Наконец это подействовало. Сперва полицейский повращал белками глаз и несколько раз моргнул, после чего обрел способность видеть.

Они уставились друг на друга. Роли поменялись местами. Он уже был не тем человеком, который сидел за белой скатертью в боулинг-центре и отчитывался о своем местонахождении в тот или иной период времени.

— Ты подонок, — прогнусавил полицейский. — Мы доберемся до тебя. Сюда едет полиция. У нас есть твои отпечатки пальцев.

Он заглянул прямо в глаза полицейскому. Тот явно еще не отошел от удара. Зрачки реагировали слишком медленно, когда он отодвинулся в сторону. Лицо детектива озарилось светом из сарая. Возможно, именно поэтому он был так удивительно спокоен. Или этот человек полагал, что ему слабо разом прикончить их всех?

— Полиция, говоришь. Отлично, — ответил он детективу. — Даже если твои слова и правда, то пусть едут. Отсюда просматривается весь фьорд до самого Фредерикссунда. Мы увидим синие мигалки, когда они будут на мосту Кронпринца Фредерика. И у меня будет полно времени сделать все, что мне захочется, прежде чем они окажутся здесь.

— Они едут с юга, от Роскиле, и ты не увидишь ни черта, придурок, — возразил детектив. — Освободи нас и сдайся добровольно, и через пятнадцать лет будешь на свободе. Если ты нас убьешь, то и сам станешь мертвецом, это я тебе гарантирую. Тебя пристрелят мои коллеги или получишь пожизненный срок и сгниешь в тюрьме. Убийцы полицейских в нашей системе не выживают.

Мерзавец улыбнулся.

— Ты несешь вздор и нагло врешь. Если ты не ответишь на мои вопросы, окажешься в баке, стоящем в сарае, через… — он посмотрел на часы, — … скажем, через двадцать минут. И ты, и дети, и твой товарищ. А еще знаешь что? — Он склонился вплотную к лицу Карла. — Потом я исчезну.

Доносившиеся из эллинга звуки ударов стали громче. Более мощные и с металлическим оттенком. Он инстинктивно бросил взгляд на землю, куда кинул молоток, прежде чем поднять девчонку.

Инстинкт его не обманул. Молотка на том месте не оказалось. Пока он не видел, она подобрала инструмент. Он сам затолкал ее внутрь вместе с молотком. Этого только не хватало. Выходит, не до такой уж степени она далека от реального мира, как он представлял себе, маленькая пройдоха.

Он медленно вытащил нож из-за пояса. Значит, вот каким образом придется доводить дело до конца.

Оглавление