Глава 7

Неважно, что разум твердил остановиться – играть с Хазаровым опасно, но ее безрассудная сторона жаждала его, мечтала ощутить вновь, каково это – хотеть мужчину.

И не любого, а единственного, которого она любила.

Кэролайн поднялась на цыпочки и коснулась языком его нижней губы, легко и нежно. От Романа пахло шоколадом, сладко и тягуче.

– Еще, – произнес он, и Кэролайн обвила его шею руками, приникла всем телом и поцеловала его. Это был ищущий, но легкий поцелуй.

Романа это не удовлетворило. Он сжал лицо Кэролайн ладонями и впился в нее губами со всей силой, на какую был способен.

Это был страстный поцелуй, рушащий все барьеры и сопротивление между ними. Его язык требовал ответа, и Кэролайн отвечала ему с той же страстью. Она обезумела от мысли, что вновь очутилась в объятиях Романа и что все время об этом и мечтала…

Кэролайн было больно за него. Однажды заполучив Романа, Кэролайн не могла унять желание, и оно разгоралось все сильнее и жарче.

Роман Хазаров был вирусом, который она не могла изгнать из своего организма.

Он запустил пальцы в ее волосы и сильнее прижал Кэролайн к себе. Ее тело изгибалось, и его ладони опустились вниз по спине, прижимая ее бедра к своим.

Роман поднял Кэролайн, и она крепко обвила его ногами, пока они целовались. Все, чего ей сейчас хотелось, воплощалось в Романе: страсть, желание, сила, – и она жаждала потеряться в нем.

Он прижал Кэролайн к стене, и холод стекла пронзил ее так же, как жар мужского тела.

Роман был ее слабостью. Он был пламенем, грозящим охватить ее и сжечь дотла. Кэролайн сжала пальцами его футболку и вытащила ее из джинсов. Ни одной помехи не должно было быть между их горячими телами.

– Не здесь, – внезапно Роман прекратил поцелуй. – Не так.

– Мне все равно.

Он тут же отпустил Кэролайн, и она чуть не заплакала от обиды. Он держал ее на вытянутых руках, хотя она пыталась вновь обнять его. Пока ее тело не забыло эти ощущения, пока реальность не вторглась в их мир.

Взгляд Романа был таким же диким, как и чувства Кэролайн. По крайней мере, ему было не все равно.

– Тебе не будет все равно потом, мой ангел. Завтра ты возненавидишь меня за это.

Кэролайн обмякла, прижавшись к стеклу и чуть не плача. Все ее тело болело, соски набухли, и внутри все жаждало воссоединения с Романом.

Как давно этого не было. Слишком давно.

Когда они вернутся в бунгало, она струсит. Ведь там будут и Блейк, и Райан, и их присутствие не даст ей расслабиться.

Ей хотелось плакать от досады, но Кэролайн лишь закрыла глаза, глубоко вздохнула и собралась с мыслями. Хорошо, что все произошло именно так. Теперь она знает свои пределы.

– Я хочу уйти.

Роман коснулся ее подбородка и пристально посмотрел ей в глаза. Он с легкостью мог прочитать все, что она чувствует.

– Вот так, значит, да? Ты целуешь меня, хочешь меня, но не можешь себе в этом признаться до конца.

– Это не очень хорошая идея, Роман. Для нас обоих.

– Это почему же? Я хочу тебя, ты – меня. В чем проблема?

Кэролайн подняла пакетик с конфетами и прижала к себе.

– Ты знаешь почему. – В горле встал ком. – Ты ненавидишь меня и…

– Это не так, – резко ответил Роман.

Он выругался и стал заправлять футболку. Его лицо раскраснелось, и скулы стали еще более резкими.

Кэролайн хотелось подойти к нему и обнять, забыть о боли и разрыве между ними. Но она не могла.

– Я бросила тебя и вышла замуж за другого.

Он повернулся к ней, сверкая глазами.

– Я знаю, но чтобы ненавидеть, я должен был сначала любить тебя, а я не любил.

Он лгал.

Они ехали по Беверли-Хиллз в полной тишине, которую нарушал лишь гул мотора. Роман сказал, что не любил Кэролайн, но это была ложь. Он любил ее всем своим существом. Но этого оказалось мало. Не удивительно, что она бросила его.

Вернувшись в Нью-Йорк, Роман думал, что ненавидит ее. Но, держа ее сегодня в объятиях, он не ощутил ненависти, лишь желание обладать Кэролайн.

Роман повернул к отелю и подъехал к парковке. На другой стороне улицы толпились фотографы в поисках новейших скандалов. Заметив Романа, они тут же ринулись к их машине, и он проклял себя, что не использовал частный въезд.

– Мистер Хазаров, это правда, что вы спите с Бэмби Роял? Что вы делаете в Лос-Анджелесе? Вы собираетесь купить здесь магазины? Угрожает ли это Холлу?

Роман сердито взял Кэролайн под руку и быстро провел ее в отель. Она молчала, лишь наклонила голову и прижимала конфеты к груди, словно ценный приз.

Почему он остановил ее? Почему не дал сорвать с себя одежду посреди примерочной? Это было бы не первым сексом в необычном месте.

Роман завел ее в примерочную, потому что хотел поцеловать, хотел вновь разжечь желание. Но он не ожидал, что пламя выйдет из-под контроля, хотя должен был знать. В прошлом им хватало лишь одного прикосновения…

Роман глупо надеялся, что его желание контролируемо. Кэролайн была всего лишь женщиной, а он знал, как обращаться с женщинами. Но стоило ей его поцеловать, как броня треснула…

Кэролайн почти умоляла его. Но ему хотелось большего, чем быстрый секс. Он мечтал, чтобы она лежала перед ним в постели, словно деликатес, который он будет пробовать не торопясь.

Наконец они оказались в бунгало. Внутри было тихо. Кэролайн взглянула на часы, пытаясь скрыть неловкость.

– Блейк, наверное, уложил Райана спать. Думаю, я пойду к ним.

Роману нужно было всего лишь поцеловать ее. Обнять ее и прижать к себе. Ее защита рухнула бы, словно дорожка из домино.

Но ему этого было недостаточно. Ему хотелось большего, и это вряд ли случится сегодня. Слишком много эмоций накопилось. Он видел, что Кэролайн хочется спрятаться.

Возможно, это и к лучшему. Ему нужно справиться с собственной болью.

– Хорошая мысль. Утром мы вернемся в магазин и объявим о своем присутствии.

Ему надо сосредоточиться на бизнесе – это единственное, в чем он по-прежнему чувствовал себя уверенно. Единственная опора для него.

Кэролайн медленно кивнула:

– Звучит неплохо.

– Спокойной ночи, Кэролайн. – Роман повернулся и пошел к себе.

– Спокойной ночи, – неуверенно ответила она.

Роман почти обернулся. Но в последний момент закрыл за собой дверь. Он постоял у двери, ожидая тихих шагов и стука, но их не последовало.

Пробормотав что-то, он разделся и лег спать.

Несколько часов Кэролайн мучилась без сна. Ее сердце бешено колотилось, словно она только что выпила несколько чашек кофе. Во всем виноват Роман.

Она без конца вспоминала события вечера с того момента, как он попробовал конфету, до тех пор, пока за ним не закрылась дверь. Кэролайн хотелось быть спокойной. Она не должна была угощать Романа шоколадом.

Неужели ее устраивает то, что произошло? Что с ней творится? Неужели она потеряла остатки уважения к себе? Кэролайн совсем не хотелось вдруг превратиться в женщину, которая бросается мужчине на шею в общественных местах, но, когда Роман был рядом, она с трудом себя контролировала.

Кэролайн накинула халат и пошла на кухню за водой. В доме было темно и тихо, лишь мягко гудели очистители воздуха и холодильник. Она взяла бутылку воды и открутила крышку. Делая глоток за глотком и раздумывая о своем, Кэролайн вдруг услышала всплеск, словно кто-то купался в бассейне.

Она вышла во двор и увидела Романа.

Какое-то время она наблюдала за его мощными, красивыми движениями, напряженными мышцами, пока он доплыл до конца бассейна, нырнул и вынырнул где-то посередине. Он проплыл еще несколько раз туда и обратно и скрылся под водой. Прошло несколько мгновений, но он не появлялся. Кэролайн вздрогнула от нахлынувшего страха и быстро подошла к краю бассейна. Она стала развязывать халат, и бутылка выпала из ее рук.

Роман вынырнул прямо перед ней, и Кэролайн едва не закричала от испуга.

– Ты меня напугал! – воскликнула она, чувствуя, как затрепетало сердце.

Роман провел рукой по волосам. Вода стекала по его лицу. Слава богу, с ним все в порядке. Кэролайн внезапно захотелось швырнуть в него чем-нибудь, и, будь у нее бутылка, она так и сделала бы.

– Я не знал, что ты здесь.

– Это не извинение, – резко ответила она, и тут у нее во рту пересохло. Она увидела, как по его груди и бокам скользят капли воды.

– И не должно быть им, – парировал Роман.

Кэролайн на секунду прикрыла глаза:

– Я думала, что ты тонешь.

– Спасибо за заботу. А ведь это могло бы решить все твои проблемы, не так ли?

Кэролайн собиралась было сострить, но передумала:

– Ты дразнишь меня. Как нехорошо.

Роман пожал плечами:

– Возможно.

В эту минуту халат соскользнул с плеч, но Кэролайн не стала его поднимать. Ей было неловко.

– Я испугалась. И вообще ты представляешь, чтобы было, если бы ты утонул в моем присутствии? Я уверена, нашлись бы те, кто обвинил бы меня в убийстве.

Роман слегка запрокинул голову:

– Я постараюсь не тонуть в твоем присутствии.

– Буду премного благодарна.

Он ухмыльнулся:

– Теперь тебе придется отвернуться. Если ты, конечно, не хочешь увидеть больше, чем готова пережить.

– Ты… голый? – Внезапно Кэролайн стало трудно говорить.

Она даже не заметила этого. Пока Роман плыл, его движения были слишком быстрыми, а когда она подошла – он был по пояс в воде.

– Не вижу смысла надевать плавки в три часа ночи, – серьезно ответил он.

Кэролайн вдруг стало слишком жарко. На груди выступили капельки пота, а под шелком пижамы напряглись соски. Роман прищурился, и она скрестила руки на груди. Пусть думает что хочет. Это все прохладный ночной ветерок и… Черт возьми, это все он.

Кэролайн вскинула голову.

– В доме есть и другие люди. Любой мог выйти во двор.

– Конечно, ведь есть столько любителей плавать посреди ночи. Не говоря уже о том, что остальные все – мужчины.

– Да, и один из них считает тебя весьма привлекательным, чтобы ты знал.

– Я уже догадался. Думаю, он понял, что ты мне нравишься гораздо больше, чем он.

Кэролайн хмыкнула:

– Но это не повод щеголять голышом, правда?

– Я люблю ходить без одежды. Ты наверняка это помнишь.

– Да, я помню, что ты эксгибиционист. – Хотя это было не совсем правдой. – Как я могла забыть?

Роман улыбнулся:

– И правда – как? И если ты не хочешь увидеть продолжение, то отвернись.

Кэролайн собиралась его послушаться, но вдруг это показалось ей глупым. Ведь она не маленькая девочка, которой мама закрывает глаза, чтобы не показывать неприличные вещи.

Она уперлась рукам в бока и упрямо посмотрела на Романа, пытаясь показать ему, что может контролировать ситуацию.

– Посмотреть не значит потрогать.

– Да? Интересно.

Она не успела ответить или передумать, как Роман в одно движение поднялся из воды.

Кэролайн не отвернулась. Она смотрела, как вода стекает по его мощному торсу и животу, по бедрам и темной дорожке внизу живота, по стройным сильным ногам. Роман подошел к стулу, взял полотенце и вытер волосы.

Кэролайн едва дышала. Желание поднималось внутри нее, растекаясь по телу, расплавляя ее, делая невозможным сдвинуться с места. Какую же ошибку она совершила. Ужасно большую ошибку…

Роман вытирался медленно, каждый изгиб его тела был совершенен.

Кэролайн стояла, словно очарованная. Она вспомнила, что уже пять лет не видела обнаженного мужчины – с тех самых пор, как была с Романом.

Он обернулся и обмотал бедра полотенцем. Как же ей хотелось прижаться губами к его бедру и целовать все ниже и ниже, пока не дойдет до его мощного пениса. Она возьмет его губами и ощутит, как он увеличивается под ее ласками…

– Кэролайн? – Его голос врезался в ее мысли. – Не смотри на меня так, если не собираешься ничего делать.

– Не понимаю, о чем ты. – Она наклонилась, чтобы поднять халат. Ей было слишком жарко, чтобы вновь надевать его, так что она просто повесила его на локоть.

Роман посмотрел на нее ухмыляясь. Кэролайн закрыла глаза и подумала: «Сколько можно притворяться, что я ничего не хочу. Как хорошо поддаться желанию и подойти к Роману, провести пальцами по горячей коже, отдаться его рукам и поцелуям…»

Она знала, насколько он хорош в постели, и жаждала вновь ощутить его ласки.

Кому это помешает? Кому вообще будет от этого хуже? Они в Калифорнии, в роскошном бунгало. На дворе ночь. Если она переспит с ним один раз, если сможет избавиться от этого желания, дальше будет легче.

Значит, ей нужно побить Романа в его же игре.

– Ты лжешь, – мягко произнес он, когда Кэролайн открыла глаза, и подошел к ней.

Капли воды с его волос капали на ее шелковую пижаму, которая тут же промокла и выдала ее набухшие соски.

– Возможно, – мягко ответила она. – И что с того?

– Тогда сделай что-нибудь, солнышко. Возьми то, что хочешь.

Оглавление

Обращение к пользователям