Глава 14

Первым уроком, который Роман выучил о любви, было то, что она не вечна. В его жизни она не была настолько сильна, чтобы преодолеть несчастья. Однако сейчас он здесь, рядом с женщиной, которую однажды любил больше всего на свете, и внутри его все безумствовало от испытываемых им чувств.

Он держал ее в своих объятиях и называл любимой. Не важно, что она не поняла этих слов. Они слетели с его губ прежде, чем он осознал правду. Притаившись, словно зверь, они напали на него и разорвали его сердце на части.

Как он мог такое сказать? Как мог позволить себе быть уязвимым? Как мог любить Кэролайн?

Ответов Роман не знал, но чувствовал, что действительно любит ее. В глубине души он опасался, что все повторится.

Кэролайн сказала, что любит его, но так ли это? Может, она все еще хочет уберечь свою фирму? Неизвестно.

Роман прокручивал в голове последние дни, попытки Кэролайн подружить его с Райаном, и понимал, что ее чувства искренни.

Однако прошлое все еще преследовало его, словно коварный змей, спрятавшийся и готовый к нападению в любой момент.

Роман провел рукой по волосам и глубоко вздохнул: «Черт побери. Все должно было быть просто. Я планировал вернуться в Нью-Йорк, вырвать компанию из лап могущественной семейки Салливан и заставить их заплатить за всю боль, которую они причинили мне».

Кэролайн стала заложницей ситуации, как и он. Родители заставили ее бросить его, а его самого вышвырнули из страны, чтобы она не отступилась от своего слова.

Разве она могла? Роман взглянул на Кэролайн, свернувшуюся рядом с ним калачиком, и испытал прилив гордости и желания. Она была настойчива и сделала то, что считала нужным, для любимых людей. Цена поступка не волновала ее. А сам он поступил бы иначе, окажись в подобной ситуации?

Роман понимал, что нет. Он бы сделал все возможное, как и Кэролайн.

Он провел пальцами по ее шелковистой коже, улыбнулся, когда она вздохнула и прижалась к нему поближе.

Быть с ней и с Райаном казалось таким верным. Роман не предавал памяти своей матери, бросив идею разрушить «Салливан». Он знал, что она бы не хотела этого. Его мать была очень нежной женщиной, слишком нежной. Это было ее величайшей слабостью и погубило ее.

Роман горевал по ней, но винить в ее собственном выборе кого-то еще не имело смысла. Пора отпустить эти воспоминания и двигаться вперед, навстречу будущему.

Роман повернулся на бок и прижал Кэролайн к себе, обвив ее руками и ногами. Она слегка повела бедрами, и его тело тут же отреагировало. Кэролайн проснулась, а может, и не спала вовсе, и теперь ее движения были настойчивее, мучая его.

– Что будешь с этим делать? – почти беззвучно произнесла она.

Роман поцеловал ее в шею:

– А ты хочешь?

В ответ Кэролайн слегка подвинулась, полностью открывшись Роману. Он вошел в нее сзади, наполняя ее лоно.

Чуть позже они оба уснули. Их тела переплелись, будто в страхе потерять друг друга.

* * *

Кэролайн сидела в кабинете, глядя на пляж и пытаясь сосредоточиться на звонках, которыми занялась с шести утра. Снаружи Райан игрался в песке. Блейк сидел в шезлонге под зонтом и читал, потягивая прохладный напиток.

С самого утра Кэролайн не видела Романа. Он сказал лишь, что у него есть дела на острове и он вернется позже. Сейчас было уже начало четвертого, и Кэролайн гадала, когда же он появится.

Боже, она казалась себе жалкой, мечтая о Романе еще больше, чем прежде, хотя в эти дни ей пришлось работать не покладая рук, чтобы уберечь фирму от банкротства и посягательств Романа. Ведь именно за этим он приехал в Нью-Йорк.

Конечно, она уже не верила, что он разрушит «Салливан». Роман слишком умен для этого. Он не смог бы построить из ничего огромную компанию, будь он глупцом. Роман не станет разорять ее магазины лишь из жажды мести.

Кэролайн вздохнула. Ей казалось, что они начали понимать друг друга, будто прошлое уже не так довлело над ними.

Конечно, она была испугана. Столько раз все в жизни рушилось именно в тот момент, когда дела вроде бы начинали налаживаться, а счастье было так близко.

Кэролайн закрыла глаза. Все будет хорошо. Она была твердо уверена, что любые вопросы они с Романом смогут решить как взрослые. У них есть сын – ради него стоит постараться.

Еще неделю назад подобные мысли показались бы ей абсурдом.

Кэролайн открыла сводные таблицы. Цифры за две недели увеличились, но этого было недостаточно. Более того, и она должна была признать это, денег все равно бы не хватило. Кэролайн нашла вкладчиков, выжимала последнюю прибыль из всего, но они по-прежнему не успевали к дате платежа.

Они обанкротятся.

Больно, но нужно смотреть правде в глаза. Если не случится чуда, завтра «Салливан» перейдет в руки «Хазаров индастриз». Кэролайн по-прежнему не могла понять свои чувства. Она злилась, грустила или боялась – эмоции бурлили в ней при мысли, что ее семейное наследие перейдет кому-то, кроме нее.

Ее мать впадет в отчаяние, а отец даже не поймет, что произошло. Кэролайн смотрела в окно, где на пляже Райан и Брайан делали из песка замок. Она встала из-за стола, намереваясь присоединиться к ним, чтобы хоть немного расслабиться.

В этот момент раздался звонок – это был ее финансовый директор.

– Что случилось, Роб?

– Ты не поверишь! – Роб говорил так, будто ему сообщили о выигрыше в лотерею. – У нас еще один инвестор! Мы сделали это!

Ее сердце тяжело забилось.

– О чем ты говоришь?

– У нас будут деньги, Кэролайн! Хазаров проиграет.

Она откинулась на спинку кресла:

– Ты уверен?

Все казалось слишком невозможным… Внезапная радость охватила ее, но потом следовала грусть. И это поражало.

«Боже, я чуть было не сказала, что Роман проиграет!» – Кэролайн зажмурилась, понимая, как сумбурны ее чувства.

– Европейская инвестиционная группа. Хотят расширяться в Штатах…

Дальше Кэролайн не слушала. «Салливан» будет жить. Под ее руководством. Роман ничего не получит, не разрушит, не продаст…

Она встряхнулась, пытаясь собраться с мыслями, и начала расспрашивать Роба о деталях. Когда они поговорили, ей хотелось кричать от счастья. Как же ей хотелось поделиться новостью с Романом.

Странно, не так ли? Человек, которого Кэролайн только что победила, оказался тем, с кем ей больше всего хочется поделиться радостью.

Кэролайн вскочила со стула. Ее трясло от возбуждения и адреналина в крови. Шагая по комнате, она позвонила Роману. Он ответил почти сразу.

– Роман!

– Да, мой ангел? – Его голос был полон тепла, от которого Кэролайн сразу же захотелось оказаться в его объятиях.

Она сжала трубку, пытаясь произнести слова, но у нее не получалось. Она не могла вот так рассказать ему все. Это нужно было сделать лично.

– Я хотела узнать, когда ты вернешься.

– Я уже на пути домой. Все в порядке?

– Как никогда, – ответила она, подпрыгивая от радости. – Но поспеши. Я хочу тебя.

Роман усмехнулся и произнес слова, от которых по телу Кэролайн пробежали приятные мурашки. Спустя десять минут она услышала шум машины и поспешила Роману навстречу. На нем был костюм.

Ее сердце наполнилось любовью, когда он обнял ее и поцеловал. Кэролайн обвила его шею руками и прижалась сильнее. После дневной слабости сейчас она чувствовала себя невероятно живой.

Внутри все дрожало от напряжения, несмотря на радость. Последний раз, когда Кэролайн чувствовала себя счастливой, все пошло не так.

Она прижалась бедрами к Роману и вскоре ощутила, что он так же сильно хочет ее, как и она его.

– Что привело тебя в такой восторг? – спросил Роман, целуя ее в шею и медленно ведя в комнату.

– Я скажу позже. – Она захлопнула дверь и, развернув Романа, прижала его к ней. Кэролайн быстро начала расстегивать его рубашку. – Для начала нужно удовлетворить некоторые мои нужды.

Роман рассмеялся, пока она снимала с него рубашку, а после прижалась губами к его загорелой коже.

– Значит, я тот, кто тебе нужен.

Время завертелось. В мгновение они были раздеты.

Но вместо того, чтобы рухнуть в постель, Роман уложил Кэролайн на подлокотник дивана, спиной к нему. Он с силой сжал ее бедра и быстро скользнул внутрь.

Они окунулись в забытье. Роман двигался невероятно умело. Кэролайн почти сразу достигла пика, окунувшись в удовольствие, запыхавшись от быстрых движений и умоляя Романа продолжать…

Когда же оргазм насытил обоих, они, обнявшись, легли на диван.

– Ну так расскажи мне, почему у тебя такое хорошее настроение, солнышко, – смахивая с ее лица пряди мокрых волос, спросил Роман.

Сердце Кэролайн бешено колотилось. Настал момент, которого она так ждала, и теперь она не знала, что сказать, не знала, как он воспримет новости.

Кэролайн закусила губу и прикрыла глаза:

– Мы выплатим долг. Вовремя.

Роман засмеялся, и она удивленно посмотрела на него. Он не был расстроен. Это был теплый, радостный смех. Роман был счастлив, по-настоящему счастлив за нее.

– Отлично! – Он поцеловал ее. – «Салливан» будет жить, а наследница победила!

– Ты не расстроен? – Глупый вопрос, но Кэролайн не удержалась и задала его.

Роман улыбнулся:

– Почему? Я получу свои деньги, а борьба за «Салливан» остается на тебе. Для меня это тоже победа.

Тут Кэролайн осознала, какой это замечательный момент. Они лежали, обнаженные, на диване, одежда была раскидана по всей комнате, а они спокойно обсуждали свой бизнес. Счастье окутало ее. Вот чего Кэролайн всегда хотела – жизни с Романом, жизни, где она будет частью честного партнерства, где ее будут ценить за ум так же, как и за тело, и происхождение. Ее родители были не правы, пытаясь оградить ее от дел. «Салливан» у нее в крови.

Кэролайн отбросила беспокойные мысли. Все отлично. Роман рад. Ничего не рушится.

– Я боялась, что ты плохо воспримешь эту новость. Ты так хотел заполучить «Салливан».

– Есть кое-что, чего я хочу еще больше. – Он наклонился и мягко и сладко поцеловал Кэролайн, так что желание вновь пробудилось в ней. – Мы должны пожениться, Кэролайн. Ради Райана. Ради нас.

Она сладко потянулась и вздохнула. Вот оно – бесконечное, искрящее счастье. Оно настоящее и никуда от нее не денется.

– Конечно. Обязательно должны.

Роман сел и крепко обнял ее:

– Тогда одевайся. На острове есть священник.

Кэролайн рассмеялась и скользнула к Роману на колени, обвивая его ногами за талию.

– У нас есть время.

Она ощутила, как его член напрягся, вырастая между ними.

– Возможно, любимая моя, – ответил Роман с резко слышимым акцентом.

– Ты человек больших талантов, Роман Хазаров, – промурлыкала ему в ответ Кэролайн.

Они поженились на закате, на том самом пляже, где занимались любовью. На церемонии присутствовали только Блейк и Райан. Все так быстро произошло, что у Кэролайн кружилась голова.

После секса они оделись, и Роман снова попросил Кэролайн выйти за него замуж сегодня, на этом острове.

Ее сердце переполнялось любовью, и она сказала «да». Наконец-то она, Райан и Роман будут семьей.

После слов священника Кэролайн поцеловала жениха, и тут же повернулась к Блейку, который плакал от счастья. Райан, в застегнутой рубашке и шортиках, казался очень серьезным, и Кэролайн рассмеялась, когда он побежал ей навстречу.

– Все хорошо, милый, – говорила она ему, понимая, что уже плачет. – Мама очень счастлива.

– Мистер Роман теперь мой папа? – смущенно спросил Райан, и Кэролайн едва сдержала счастливые рыдания:

– Да, малыш, все так.

Она подняла сына и крепко прижала к себе. Райан повернулся к Роману, который внимательно наблюдал за ними. Он все еще неуверенно чувствовал себя с мальчиком, но дела шли на лад. Кэролайн улыбнулась мужу, и он ответил ей широкой улыбкой.

Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Роман раскрыл руки, и она подошла к нему. Райан обнял отца за шею, и тот рассмеялся:

– Я счастлив быть твоим папой.

Они вернулись домой, где их ждал вкуснейший ужин.

После Блейк увел Райана купаться и спать, а Кэролайн вдруг смутилась, когда Роман подошел и помог ей подняться.

– Я хочу заняться с тобой любовью, – произнес он, и его голос был мягким и рычащим, – как с женой.

Роман взял ее на руки и отнес в спальню, пока Кэролайн прятала лицо в его рубашке. Он закрыл за собой дверь, медленно раздел жену, словно впереди была вечность. Затем долго мучил ее губами, языком и зубами, прежде чем скользнуть внутрь нее и вознести к вершинам блаженства.

Наслаждение нахлынуло на нее, слова крутились в голове, готовые сорваться с губ.

– Я люблю тебя, Роман!

– Кэролайн… Моя драгоценная Кэролайн.

Это звучало почти как признание в любви, и Кэролайн, счастливо вздохнув, уснула в объятиях любимого.

На этот раз все получится. Ничто не разлучит их.

Оглавление

Обращение к пользователям