Глава 8

Не знаю зачем, но я схватила со стола пальто и запустила им в голову того человека. Мелоди и Майк что-то кричали мне, но я даже не могла разобрать, что. Всё, что меня волновало — это убрать белку с шеи мужчины. Он упал на пол, сжимая комок под пальто. Белка была у него. С оглушительным тошнотворным звуком, звуком его разрываемой плоти, он отодрал её от себя. Он закричал, едва сбросил белку и пальто. Я добралась до ящика с инструментами на полу и широко его раскрыла.

— Вот! — Я перекричала его. — Клади сюда.

Он передал пальто над ящиком и забросил белку внутрь. Я захлопнула ящик, заперла его на ключ и отпрянула от него, как от бомбы.

Белка царапалась и, наверное, запертая, сходила с ума, потому что ящик, даже со всеми инструментами внутри, ходил ходуном. Я не понимала, как белка там уместилась, среди всех этих молотков, отвёрток и прочих инструментов. Если она не вырвется наружу, она, наверняка, забьётся там до смерти.

— Джейк, ты как? — Спросил Майк.

Джейк прижимал руки к задней стороне шеи. Всё вокруг него было залито кровью, и его бежевая куртка была мокрой от крови. Он закатил глаза и, задев стол, рухнул на пол.

— Кто-нибудь, вызовите 911! — Заорал Майк.

Мелоди уже держала телефон в руках и диктовала адрес оператору.

— Они выехали.

Майк практически качал Джейка на коленях. Он снял куртку и вытирал ею кровь.

— Уходите все отсюда. На сегодня довольно. Оставьте ваши инструменты, где они лежат.

— Что делать с белкой? — Я указала ногой на ящик с инструментами.

Мальчик из школы — то ли Брайан, то ли кто-то ещё — ответил:

— Мой папа — ветеринар. Я его позову.

— Да замочите вы её, — проворчал Томми. — Посмотрите, что она сделала с Джейком.

— Нет, — ответили мы с Мелоди. Майк и Томми посмотрели на нас, как на душевнобольных.

Я всё ещё дрожала, но мысль, что Томми или Майк прибьют её молотком, была мне невыносима.

— Вы не можете убить её. Это же белка. Она испугалась или что-то вроде того.

— Ты называешь это испугом? — Спросил Томми.

— Может, она запаниковала, потому что я принесла её сюда, а она не смогла найти выход. Животные, если они попадают в ловушку, ведут себя очень дико, — настаивала я.

Брайан захлопнул свой телефон:

— Мой отец — рядом, за углом. Он сказал, что будет здесь через минуту.

Тогда я почувствовала себя немного лучше. В конце концов, если ветеринар скажет, что белку нужно убить, он это сделает гуманно. Это же не молотком её прибьют и не палкой.

Тут с улицы донёсся вой сирен и визг тормозов. Бригада скорой помощи ворвалась в здание. Мы стояли кругом и таращились друг на друга, пока парамедики укладывали Джейка на носилки. Они сказали, Джейк потерял много крови, и ему понадобится пройти курс уколов от бешенства, а потом всё будет в порядке. Лоб Майка покрылся капельками пота — вероятно, потому что он собирался заполнять следующий отчёт о происшествии. Я могу поклясться, что услышала, как он спрашивает Томми, будет ли тот судиться с Джейком.

Как только парамедики унесли Джейка, вошёл отец Брайана.

— Люк Хемшоу, ветеринар, — он потянулся и пожал дрожащую руку Майка.

Майк указал на ящик с инструментами:

— Она здесь.

Доктор Хемшоу осторожно открыл ящик. Увидев белку, он охнул и быстро захлопнул крышку ящика. Этот звук снова взбудоражил существо, и оно заскреблось с новой силой. Он открыл свою медицинскую сумку и пробормотал:

— Это невозможно. Этого не может быть.

— Что? — Спросила я. — Она больна или что?

Он повернулся и поглядел на меня.

— Нет, она не больна. Она мертва.

— Она не мёртвая, — заспорил Майк. — Она напала на Джейка. Только что разодрала ему шею.

Я почувствовала, что два кусочка вафли, что я съела на завтрак, собираются вернуться наружу.

Доктор Хемшоу достал из своей сумки шприц.

— Сейчас я усыплю её и покажу, что я имел в виду.

Усыпить? Он же только что сказал, что она мертва. Мелоди схватила меня за руку, передавая мне свой страх. Я смотрела, как доктор Хемшоу приоткрыл ящик с инструментами — лишь на чуть-чуть, только чтобы всунуть туда иглу. Через несколько секунд он вытащил иглу и, надев на руку латексную перчатку, просунул руку в ящик и достал оттуда белку. Она была вся в крови — в крови Джейка. Доктор Хемшоу повернул её в руке.

— Поглядите.

Никто не хотел её рассматривать. Мы застыли. Наконец, доктор Хемшоу сделал шаг вперёд и показал ее нам. Её затылок был разбит там, куда я ударила её молотком, внутри виднелся мозг.

Мелоди зажала рот рукой и выбежала из комнаты. Майк последовал её примеру. Я замерла на месте, не в состоянии шевелиться или говорить.

— С такой дыркой животное жить не может, — доктор Хемшоу покачал головой. — Но она на кого-то напала, и мне пришлось усыпить её. —

Он вздохнул, поражённый бессмысленностью происходящего.

— Вы что…? — я заткнула рот, мое горло сжималось от вида белки.

— Извини.

Он накрыл голову белки другой рукой так, чтобы я не могла больше видеть её мозг.

— Что вы собираетесь с ней делать?

— Единственный гуманный способ был усыпить её. Ей явно больно, и она не смогла бы выжить с этим. Другое животное погибло бы в считанные минуты.

Я не была сильно уверена в этом. Я видела, что могла сделать белка даже с разбитой головой.

— Я собираюсь забрать её в свой Офис, проверить её на бешенство и другие болезни, чтобы я смог сообщить больнице, как лечить… Джейк, или как его?

Я кивнула, когда доктор Хемшоу подошел к двери. Я все еще была в изумлении. Моя жизнь не могла стать более странной.

— Ты реально должна сходить посмотреть, что с твоей рукой, — сказал Майк, после того, как доктор Хемшоу уехал. Он записал его в свой планшет.

— Да, я схожу. Мне просто нужно туда как-то добраться. Я пришла сюда пешком, так как моя машина на ремонте. — Я вспомнила об олене и о том, что он выглядел мертвым, а после подскочил и убежал. Убежал на ферму и убил двух овец. Репортер сказал, что олень вероятней всего был бешеным. Изображение оленя возникло в моей голове. Он выглядел… так же как белка. Больной. Мертвый. Что происходит в этом городе? И почему я всегда оказываюсь рядом?

— Хочешь чтобы кто-то из парней подвез тебя? — Спросил Майк.

— Нет, все в порядке. — Я не знала этих парней. Они казались достаточно хорошими, но мама убила бы меня, если бы я села в машину к незнакомому парню. К тому же моя травма была не особо опасна.

— Давай пойдем домой. — Произнесла Мелоди, которая по прежнему плохо себя чувствовала.

— Я должна обработать свою рану, и убедится, что ко всему прочему сегодня я не заработаю столбняк.

— Моя машина дома. Как ты планируешь туда добраться?

Идти пешком в клинику было сильно далеко. — Мама оставила мне свой автомобиль, но я плохо его вожу. Мне бы не хотелось тебя об этом просить, но не могли бы мы сходить к тебе домой, чтобы ты отвезла меня в больницу? Ты можешь высадить меня и уехать, если не захочешь ждать. Я позвоню Мэтту или еще кому-то, чтобы отвезли меня домой.

— Да, конечно. Возможно, врач посоветует мне что-то о тошноты.

Мы подошли к дому Мелоди, и она забежала внутрь за ключами от ее машины. Я прислонилась к двери со стороны пассажирского сиденья. Солнце ярко светило, от чего я чувствовала себя хорошо. Все мое тело было охлаждено изнутри, и это вовсе не из-за февральской погоды. Я услышала шорох в кустах и заметила виднеющиеся за ними светлые волосы.

— Алекс? — В обычный день я вероятнее всего испугалась бы, но не сегодня. — Я не хочу тебя видеть. Достаточно игр. Я не в настроении.

Он вышел на дорогу. Теперь мы, наконец, могли с этим покончить. Но Мелоди выбежала из дома неся в руках ключи. — Прости что так долго, — Она остановилась увидев Алекса.

— Мелоди, познакомься, это Алекс. Мой личный сталкер.

Он не отрываясь смотрел на меня даже не взглянув на Мелоди. — В другой раз. — Он повернулся и скрылся за кустами.

Мелоди быстро открыла дверь машины. — Садись. Давай убираться отсюда, пока он не вернулся.

— Он не вернется. — По крайней мере не сейчас. Он хотел встретиться наедине.

Приехав в клинику, Мелоди настояла на том чтобы дождаться меня пока врач будет осматривать мой палец. — У меня будет шанс просмотреть все медицинские журналы в приемной.

Я улыбнулась ей в ответ и последовала за медсестрой Беннетт в один из дальних кабинетов. Я знала ее всю жизнь, и именно по этой причине она приняла меня, не смотря на то, что у нее был обед. Смерив, мое давление она взяла мой палец. Рана была глубокой и по краям виднелись крупинки ржавчины. Поэтому это явно было опасным.

— Джоди, ты поранилась о ржавый гвоздь, не так ли?

— Да, сегодня утром я помогала в восстановлении общинного центра.

Она надела пару перчаток, села на стул и прижала меня к себе.

— Восстановление общинного центра? — Она взяла меня за руку. — Дай-ка угадаю, это для колледжа. Скоро время поступления, а у тебя нет общественных работ?

Это меня очень расстраивало. Я была не против общественных работ. Но для меня лучшим было бы проводить время дома, помогая маме. Она так много работала. Для нее было тяжело обеспечивать нас обоих и содержать дом в чистоте.

Я отвернулась, не желая смотреть, как медсестра Беннетт удаляла ржавчину. Теплая кровь стекала по моему пальцу. Она прижала кусочек марли, к парезу пропитывая кровь. Я сморщилась. — Держи так несколько секунд. — Я приблизила руку к себе и сжала так сильно на сколько могла. Рана на моей руке жгла, и кровотечение началось снова. Медсестра Беннетт вернулась ко мне с подносом, в то время как в кабинет вошел доктор Альварес, которому она объяснила мою ситуацию.

Доктор Альварес сел передо мной. — Хорошо, я наложу небольшие швы на палец. так как думаю ты захочешь использовать свою руку в ближайшее время, а это поможет ей быстрее зажить.

— Спасибо, — сказала я.

Он положил использованные материалы на поднос, и медсестра вынесла их из комнаты. Когда доктор Альварес снял перчатки, его взгляд упал на кровавый пластырь на моей левой руке. — Другой порез? Давай освежим повязку и на нем. — Он снял грязный пластырь, в процессе чего несколько капель моей крови упало на его руку.

— Простите. — Сказала я

— Не беспокойся. У нас есть дезинфицирующее мыло, поэтому риск заражения минимален. Такое часто происходит. — Он подошел к раковине. — Нам не стоит беспокоиться о… — Он замолчал словно его рот был наполнен водой.

Я подскочила с кушетки. — Доктор Альварес, вы в порядке?

Он прижал мыльные руки к груди и упал на пол рядом с моими ногами. Я отскочила назад, опрокидывая поднос и стул. Медсестра Беннетт постучала в дверь и заглянула осматривая беспорядок и доктора Альвареса. — Что случилось? — Спросила она, на удивление спокойным голосом и наклонилась к нему.

— Я не знаю. Он мыл руки. — Я указала на кран с которого по-прежнему текла вода. — А после у него начались приступы удушья. Я спросила, все ли с ним в порядке, но он схватился за грудь и упал.

Медсестра Беннетт наклонилась прислушиваясь к звукам его дыхания и прижала два пальца к его шее. — Звони 911 и скажи Хелен что я использую АЕД. -Я схватилась за свой мобильник лежащий в заднем кармане но медсестра Беннет указала на телефон висящий на стене. — Используй стационар. — Я схватила его и набрала номер.

— 911. Что у вас случилось?

— Доктор Альварес потерял сознание. Я думаю у него сердечный приступ. Мы в клинике на Седьмой улице. Медсестра Беннет сказала что планирует использовать АЕД. -Я понятия не имела что это такое.

— Клиника Фоксмур на Седьмой улице?

— Да. Пожалуйста, пришлите кого-нибудь. — Взволнованно проговорила я перед тем как положить трубку.

— Что мне делать? — спросила я.

— Джоди, отправляйся в комнату для ожиданий. Мне нужно место для работы с АЕД. -Ее голос был спокойным, когда в комнату зашла Хелен держа в руках то что выглядело как черный ящик. Вероятно, она услышала, как медсестра Беннетт просила АЕД.

Я кивнула и вышла. Мелоди читала журнал, совершенно не обращая внимания на то что происходит.

— Знаешь ли ты что кукурузная еда увеличивает живот? — Выпалила она как только меня увидела. Она перевернула страницу, прежде чем вновь взглянула на меня.

Я не выдержала, слезы потекли по моему лицу.

Мелоди положила журнал в сторону. — Что случилось? У тебя есть шансы, заразится бешенством? Или они должны ампутировать тебе руку или что-то еще?

Я схватила бинт со стола регистратуры. — Это доктор Альварес. Он упал. Я думаю, у него был сердечный приступ.

— Серьезно? — спросила Мелоди.

Я кивнула и бросила бинт в мусор. — Я позвонила в 911. Медсестра Беннетт пытается ему помочь.

— Присядь. — Мелоди похлопала по месту рядом с ней. Мне не хотелось больше разговаривать. Это казалось слишком страшно. Мелоди казалось, это чувствовала, поэтому не донимала меня вопросами.

Мы сидели в тишине пока в зал ожидания не ворвались фельдшеры. Я указала на кабинет. — Он там. Двое из них пошли вперед, а третий парень лет двадцати подошел к нам.

— Вы в порядке?

— Да. Шокированы, но в порядке. Я была с ним, когда это произошло.

— Можете ли вы рассказать, что произошло? Как он себя вел? Что он делал?

Опять множество вопросов. Каждый спрашивал меня вновь и вновь, заставляя меня переживать эти страшные моменты снова.

— Я сожалею, — произнес он. — Я знаю, это тяжело, но рассказав вы можете помочь нам спасти его жизнь.

Я глубоко вдохнула и прокашлялась. — Он накладывал мне на палец швы и его руки вымазались в моей крови, из-за чего он подошел к раковине чтобы помыть руки и начал задыхаться. Он схватился за грудь и упал на пол. — Я тяжело вздохнула, с трудом пытаясь сдерживать слезы.

Фельдшер кивнул. — Спасибо. — Он встал и направился за остальными в дальний кабинет, но в этот момент вышла Хелен. Ее лицо было бледным. Мы смотрели на нее, ожидая, когда она что-то скажет о докторе Альваресе. Но она лишь покачала головой и отступила в сторону, когда парамедики завезли носилки в палату. Тишина казалась оглушительной. Через несколько минут, парамедики вывезли носилки обратно из комнаты, но на этот раз на нем был тело покрытое простыню.

— Он мертв. — Я с трудом узнала свой голос.

Оглавление

Обращение к пользователям