Глава 14

Я выдернула свою руку из ее и уставилась на красное пятно крови на ее ладони. Она задыхалась, ее лицо становилось красным как если бы она тонула. Алекс бросился к ней, протягивая к ней руки так как ее веки задрожали и она рухнула к нему на руки. Он опустил ее на пол, поддерживая ее голову на колени.

— Нет, нет, нет! Пожалуйста! — закричала я, меня трясло. — Этого не должно было случиться. Не дай ей умереть.

Алекс поднял на меня глаза полные грусти.

Я наклонилась к нему, схватив его за плечо, не желая касаться мамы и еще больше отравлять ее моей кровью. — Я пойду с тобой. Сделаю все что ты скажешь. Только воскреси ее. Пожалуйста! Я рыдала без остановки.

Алекс оттолкнул меня и опустил мамину голову на пол. — Не подходи. Нельзя чтобы кровь или слеза попала на ее тело. Мне нужна комната.

Я отошла, благодаря его за то, что он собирается ее спасти. С закрытыми глазами он залез к себе в карман и достал оттуда свой нож.

— Что ты делаешь? — запаниковала я, боясь что мои опасения насчет него ранее не были беспочвенными.

Он игнорировал меня и разрезал лезвием свою правую руку. Пальцами прикрыл порез и вытянул руку на маминым ртом. Он открыл её рот второй рукой. — Стой! — закричала я когда он сжал кулак и проронил свою кровь маме в рот. Я хотела что-нибудь сделать, остановить его, но моё тело словно замерзло. Что-то сдерживало меня. Наконец Алекс открыл глаза и отступил. Я подбежала к нему и начала колотить его. Вместо того, чтобы отбиваться, он обнял меня и позволил поплакать на его плече.

— С ней всё будет хорошо. Дай моей крови минутку на это. Она оживёт.

Я повернула голову так, чтобы видеть маму. Она по-прежнему неподвижно лежала на полу. Я смотрела, секунды тянулись медленнее, чем я думала. — Может ты сделал что-то не так.

— Нет. Голос Алекса звучал уверенно. — Терпение, Джоди.

У меня перехватило дыхание. Сколько времени это займёт? Это была пытка. А если она не оживёт… Я не смогу пережить её потерю. И в особенности то, что моя кровь её убила.

Мамины глаза открылись и она задыхалась. — Мама! Я опустилась к ней, но Алекс остановил меня, схватив за моё окровавленное запястье.

— Мы ведь не хотим пережить это снова, — сказал он. — С ней все будет хорошо. У нее лишь небольшие трудности с наличием моей крови в ее теле. Через минуту или две она будет в порядке. Это ситуация не даст нам много времени чтобы уйти отсюда.

— Что? Я не могу уйти. Не сейчас. Она даже не знает кто я.

— Ты хочешь чтобы она была жива?

Ну конечно хочу. Без сомнений. Он был прав. Этот случай мог легко повториться. Я не могла так рисковать и потерять её навсегда. Возможно Алекс не всегда будет рядом чтобы исправлять мои ошибки. Я даже не была уверена сможет ли он воскресить кого-то больше одного раза.

— Позволь мне хотя бы сказать ей куда я ухожу.

— Нельзя. Это должно остаться в секрете. Можешь позвонить ей позже и сказать что ты в порядке. Мамино удушье отступало. — Джоди, мы теряем время. Сквозь град слез, я посмотрела на нее.

— Мам, я люблю тебя. Я отвернулась и выбежала через заднюю дверь. Нужно было как можно скорее покинуть это место или я не смогла бы заставить себя уйти. Если мама увидит и позовет меня по имени, я потеряю самообладание и соглашусь остаться, что было бы эгоистично и глупо. Я пробежала мимо маминой машины, слыша позади шаги Алекса. К моему удивлению, на дороге стояла еще одна машина.

Алекс побежал к двери водителя. — Садись, открыто. Я послушалась. Мы съехали с дороги и по проселочным дорогам направились к шоссе. Я плакала. Не могла поверить что бросила маму. Не могла поверить что убила ее. Я внимательно посмотрела на Алекса. Он был спокоен, не отчитывал меня, не говорил насколько я глупа, что не уехала с ним раньше. Я ему стольким обязана. Он воскресил маму, дал ей ещё один шанс. Мне было ненавистно быть перед ним в долгу. Я едва его знала. Но себя я ненавидела больше.

Алекс смотрел на дорогу, нажимая педаль газа. — Ты правильно поступила. Знаю, это было тяжело, но уйти означало дай ей жить.

— Она действительно жива? Я хочу сказать она же не станет такой как Мэтт?

— Она жива. Когда я начал процесс воскрешения её душа еще не покинула тело. Это похоже на спасение утопающего. Они могут быть мертвы несколько минут и благополучно оживлены.

В некоторой степени, мама была похожа на утонувшую жертву. Она утонула в моей крови. Я задушила её. А был тем, кто спас её, чья кровь вдохнула жизнь в её тело. — Спасибо. Мой голос был слабым. — Я не могу даже описать насколько я тебе благодарна за то, что ты сделал.

— Пожалуйста. Он потянулся, открыл бардачок и указал мне на коробку с пластырями. — Прикрой этот порез. Ему не нужно было повторять дважды.

— Не знаю смогу ли когда-нибудь отплатить тебе за это.

— Пойти со мной уже хорошее начало. Мне пришлось пройти сквозь ад, чтобы не увезти тебя раньше.

— О чем ты?

— Это не должно было занять столько времени. Я рассчитывал понравится тебе и поэтому, когда бы я сказал правду о тебе, ты должна была сразу же пойти со мной. Только вот я не справился с условием понравиться тебе, а вместо этого напугал.

— Спасение моей мамы сделало тебя более привлекательным. Он посмотрел на меня и, увидев мою слабую улыбку, перевел взгляд на дорогу.

— Эй, — сказала я, — а зачем ты был таким напористым поначалу? Я имею в виду, что слежка не лучший способ снискать расположение девушки.

— Я взбесился. Я увидел тебя с Мэттом и потерял контроль.

— Ты подумал что я собиралась его убить.

— Да. Он замолчал.

— И я сделала то, что как ты и предполагал я сделаю.

— Нет. Он сделал в точности то, что как я предполагал он сделает.

— Что ты имеешь в виду? Я не думала что он скажет подобное.

— Он влюбился в тебя.

Я покачала головой. — Мэтт не был влюблен в меня. Я ему нравилась, но он не любил меня.

— Любил. Поверь мне, Джоди, парень не будет ходить по пятам за девушкой, которая его даже не поцеловала, не будучи влюбленным в нее.

Никогда не понимала почему Мэтт был со мной так терпелив. Неужели Алекс прав? Неужели Мэтт действительно был влюблен в меня?

— Помнишь момент, когда Мэлоди представила тебя Мэтту? — ухмыльнулся Алекс. — Парень практически растерялся.

— Постой, откуда ты знаешь когда она представила меня Мэтту?

— Я же говорил. Мне поручили следить за тобой еще с сентября.

Верно. Это было жутко. Интересно, что еще видел Алекс. Я решила что лучше об этом не думать. Некоторое время мы сидели молча. Я попыталась понять куда мы едем, но похоже Алекс много раз поворачивал и дорога изменилась. Кажется он хотел сбить меня с толку. Я решила забыла об этом, полагая что догадаюсь куда мы ехали когда будем на месте, и поудобнее устроилась на сиденье. Ненавижу долго находиться в машине. Несмотря на то, что по всем стандартам я не была высокой, не могла находится в одном и том же положении надолго. Я повернулась на бок, распрямляя спину, и увидела на заднем сиденье сумку цвета лайма.

— О, мой Боже! Это же моя спортивная сумка. Я потянулась за ней.

— Я взял на себя смелость собрать твои вещи. Это к лучшему, так как у нас не было времени на сборы перед отъездом.

Он знал что я не могла спорить с ним. Он разыграл карту «Ты убила свою мать, а я воскресил ее, поэтому ты не можешь на меня злиться». Я положила сумку на колени и открыла ее. Любопытно было взглянуть что Алекс решил взять для меня. Поначалу, все вещи были практичными: носки, кроссовки, джинсы, футболки. Я копнула глубже. — Ты залез в мой ящик с нижним бельем?

— И что бы ты делала если бы не залез? Он приподнял бровь.

Я вздохнула с раздражением. Он прав. Мне совершенно не хотелось ходить без нижнего белья, поэтому хорошо что он захватил для меня трусы и бюстгальтеры. Однако, мысль о парне, которого я едва знаю, роющегося в моем ящике с нижним бельем, была совсем не утешительной. Я положила сумку в ноги и отметила для себя постирать все вещи по приезду туда, куда мы направлялись.

— Ну и как все будет происходить? Я еду чтобы остаться с тобой и другими Офи. Это вероятно одна из тех вещей, о которых я должна была спросить заранее.

— Я отвезу тебя к своим родителям. Они живут в большом старом поместье. Одно время там была исправительная школа, но они потеряли финансирование и школу пришлось закрыть. Здание пустовало. Сейчас здесь живет группа Офи. Мои родители — владельцы, поэтому они командуют там и все хорошо ладят друг с другом. Он пожал плечами. — По большей части. Ну, кроме…

Всегда есть один человек, который доставляет проблемы. — Кто он? Старший брат? Троюродный брат?

— Её зовут Эббигэйл. Должно быть я выглядела удивленной, услышав что источником проблем является девушка. — Да, она… ну, я не могу подобрать слова чтобы описать Эбби.

— Отлично. Не могу дождаться встречи с ней, — ответила я с сарказмом.

— Должен тебя предупредить что ей нравится охотиться на новеньких.

— Ну конечно же. Я закатила глаза. — Уверена, мы с ней станем лучшими подругами. Не лучшие слова я сказала, потому что они напомнили мне о Мэлоди. Хотя я не была её лучшей подругой. А еще убила парня, который ей нравился, возможно она его даже любила. А потом я уехала не попрощавшись и не сказав куда еду. Слабая оправдание подруги, дочери, да и вообще человека. Но ведь и не человек, верно?

Алекс вытащил упакованный сэндвич из средней консоли. — Вот, с индейкой и сыром. Ты мало ела за последнее время, тебе нужно восстановить силы.

Он был прав. Я заставила себя съесть этот сэндвич. — Можешь рассказать мне больше о том, кто мы? Я имею в виду, что знаю что мы — Офи и в нас течет кровь Горгоны, ну а еще? Я уставилась на Алекса. Правда уставилась. Он должно быть почувствовал на себе мой взгляд потому, что повернул голову и посмотрел на меня.

— Уверен ты заметила мои глаза. Да, заметила, так как, до того как узнала его имя, обращалась к нему Зеленоглазый. Он засмеялся и перевел взгляд на дорогу.

— Что? Неужели он как-то узнал о прозвище которое я ему дала?

— Может тебе стоит посмотреть в зеркало с другой стороны солнцезащитного козырька. Он перевернул его. Все что я смогла разглядеть в маленьком зеркальце это мои глаза. Зеленые глаза. — У всех Офи зеленые глаза. Но это не значит что все у кого зеленые глаза — Офи. Не все. Вообще-то нас не так много.

— Почему? Неужели кровь Горгоны не достаточно распространена?

— Помнишь, мистер Квимби говорил: «Аид был удручен, потому что Змееносец воскресил всех мертвых и преисподняя опустела»?

Я кивнула. — Да, поэтому Зевс поразил его молнией и посадил на небо. Добрый старый Зевс. Мне интересно, имеет ли отношение к тому что я Офи моя странная ненависть к Зевсу.

— Верно. Ну, Аид не фанат Офи.

Я покосилась на него. — Ты хочешь сказать сейчас? Аид и остальные боги до сих пор здесь? Осознать подобное практически невозможно. — И в этот самый момент Аид вас всех ненавидит?

— Да, боги все еще здесь. Аид и тебя ненавидит, ведь ты одна из нас, припоминаешь?

— И что это все значит? Он хочет чтобы Зевс низверг нас всех туда, вниз?

— Нет, ничего подобного. Аид сделал так, что Офи могут произвести потомство только в возрасте двадцати пяти лет и наши дети должны быть рождены между 29 ноября и 17 декабря.

— Бред какой-то. Значит, исходя из твоих слов, так как я — Офи, мне нужно родить ребенка в двадцать пять?

— Если ты хочешь чтобы род Офи не исчез. Внеси свою лепту.

— Хочешь сказать если мой ребенок родится в другое время он не будет Офи?

Взгляд Алекса стал суровым. — Он умрет.

— Ты угрожаешь ребенку, которого у меня даже еще нет? Боже, этот парень нравится мне все меньше и меньше.

— Нет. Офи не могут иметь детей, которые не являются Офи. Если бы у меня родился ребенок после двадцати пяти лет и не под знаком Змееносца, он бы умер при первом вздохе.

— Что? Почему? Ситуация продолжала ухудшаться.

— Младенцев кормят матери. В жилах у ребенка будет течь твоя кровь Горгоны. Не будучи Офи, ребенок умрет.

— Но, погоди. Моя мама не Офи. Как ты мне объяснишь это, если только Офи могут произвести на свет малыша Офи?

Он посмотрел на меня, подняв брови. Я пожала плечами. — Что?

— Ты не задумывалась откуда в тебе течет кровь Горгоны? Может кто-нибудь другой мог передать ее тебе?

— Отец? Никогда не видела отца. Я даже не знала его имени. — Хочешь сказать мой отец Офи?

— Должен им быть.

— Но тогда почему моя мама жива? Он ведь должен был убить ее когда они… Не могла заставить себя закончить эту фразу.

— Сколько лет твоей маме?

— А что? Не могу ничего поделать с этой защитной реакцией. Люди всегда отмечают насколько молода моя мама. Никого не должно касаться то, что она была матерью-подростком. Причина по которой я большую часть своей жизни обучалась на дому было избежать насмешек в школе, главным образом от других родителей.

— Дай-ка угадаю, тридцать три или тридцать четыре. Бьюсь об заклад, твой отец того же возраста, потому что он не мог обрести свои силы когда он и твоя мама… были вместе.

— Что ты имеешь в виду?

Ты ведь раньше целовалась с парнями, верно?

Я скрестила руки, обняв себя. — Не вижу смысла тебе об этом знать.

— Ну же, не скромничай. Тебе семнадцать. Ты горяча и наверняка целовалась с парнями.

— Я — горяча?

— Ну не надо так удивляться. Ни один из парней не умер, потому что ты еще не обрела свою силу. Обычно это происходит где-то в семнадцать, но твоя мама не Офи. В твоих жилах течёт её кровь, разбавленная кровью Горгоны переданной тебе отцом. И его кровь еще не была полностью кровью Офи и это все взаимосвязано.

— Ого как много информации. Я вздохнула. — Думаю хорошо, что я еду с тобой. Я смогу познакомиться с другими подобными мне. Должно быть тяжело, будучи наполовину Офи, привыкнуть к своим силам, да?

— Не знаю. У Офи прежде не было родителей людей. Ты — единственная. И, если пророчество о твоем рождении верно, это делает тебя Избранной.

Все внутри сжалось. Как я могу быть единственной Офи с которой происходило нечто подобное? — Избрана для чего?

— Чтобы спасти род Офи.

Оглавление

Обращение к пользователям