Глава 16

Дома? Я была дома? Интересно, что сейчас делает мама, все ли с ней в порядке. Глядя на мать Алекса, я знала, она никогда не будет такой же как моя мама. Однако, похоже что она рада видеть меня.

— Спасибо вам, миссис, эм…мама Алекса. Я даже не знала его фамилии. Алекс смеялся, стоя позади меня, и я окинула его взглядом.

— Пожалуйста, зови меня Виктория. Миссис звучит как-то старовато.

— Приятно познакомится, — сказала я прежде чем повернулась к отцу Алекса. — А вы должно быть…

— Трой Монтгомери.

Напряжение нарастало. Я быстро посмотрела на Алекса прежде чем уставится на свою обувь.

— Ну, проходи, — сказала Виктория. — Ты должно быть голодна.

— Вообще-то, просто устала. Я шагнула в дом. Алекс не шутил. Вестибюль был великолепен. Арочный потолок с хрустальной люстрой в центре. Стены были сливочного цвета с дорогими на вид, золотыми и серебряными декоративными подсвечниками. В центре комнаты стояла статуя. Золотая статуя, уверена что из настоящего золота. Мои глаза были прикованы к голове статуи. Это была женщина и вместо волос на голове у нее были змеи, застывшие в различных извилистых позах. Медуза.

Меня странным образом притягивала эта статуя. Я не понимала почему, ведь я ненавидела змей. И все же, я не могла отвести взгляд от них или от нее. Быть Офи значит что во мне течет кровь Медузы. Я обошла вокруг нее, осознавая что Алекс и его родители наблюдают за мной. Они казалось ни чуть не были удивлены моим интересом к статуе. Надеюсь это значило что я вела себя нормально как для Офи. Я действовала инстинктивно. Будто невидимая сила управляла моим телом, я протянула руку и прикоснулась к правой руке Медузы. И тот час же почувствовала прилив энергии. Я почувствовала себя живой. Живее чем могла бы вообразить.

— Ого, — пробормотала я.

Алекс подошел и встал рядом со мной. — Невероятно, верно? Знаешь почему так происходит?

Я вспомнила урок мистера Квимби. — Кровь из правой стороны ее тела возвращает к жизни.

Алекс кивнул.

— Но это всего лишь статуя. Почему она так действует на меня? Я все еще держала правую руку Медузы, позволяя ее вдыхать жизнь в мое тело.

Виктория положила руку мне на плечо. — Дорогая, это не просто статуя. Офи потребовали душу медузы после ее смерти. Потребовалась объединенная сила группы и большинство вовлеченных в это Офи погибло. Но эти смерти стоило ожидать когда ты заключаешь сделку с Аидом. Он позволил нам использовать наши силы чтобы воскресить душу Медузы в обмен на жизни нескольких Офи.

— Но зачем ему души Офи, если у него могла быть душа Медузы? — спросила я.

— Аид ценит души Офи больше остальных. Наши силы переходят к нему когда мы умираем. Он был готов расстаться с душой Медузы чтобы заполучить больше душ Офи, и это цена на которую наш род был согласен. Она замолчала и опустила голову, будто бы собиралась с мыслями. — Чтобы сохранить ее мы запечатали душу Медузы в этой золотой статуе. Она передавалась по наследству наиболее выдающейся семье Офи.

Я опустила руку и посмотрела на Викторию, которая задумчиво смотрела на Медузу. Или по меньшей мере на ее душу. Я вздрогнула.

— Не бойся, дорогая, — сказала Виктория. В некотором смысле, Медуза — мать всех Офи. Её кровь течет в твоих венах. Её кровь дает жизнь Офи. Она указала на мои руки. — Видишь, она даже исцелила тебя.

Мои раны полностью исчезли. если у меня и были сомнения насчет этой статуи, они исчезли вместе с моими царапинами.

Я посмотрела на Алекса. Он кивнул. — Ты привыкнешь к этому.

— И знаешь что поможет? Виктория подняла мою левую руку к руке Медузы. Я начала вырывать её. Пока я наслаждалась суперзарядом, которым одарила меня правая рука Медузы, кровь текущая в её левой руке ядовита для меня. — Расслабься, Джоди. Её кровь не ядовита для тебя.

Я вздохнула, вспомнив что это было правдой. — Извините, просто все это для меня в новинку.

Виктория улыбнулась, и я знаю что она меня поняла. Она снова подняла мою руку и, на этот раз, я разрешила ей соединиться с Медузой. Необычное покалывание медленно поползло по моей руке, похожее на скольжение змей. Больно не было, но это напугало меня.

— Что происходит? Мой голос дрожал.

— Будто бы по тебе ползут змеи, но на самом деле ты ощущаешь яд в крови. Но как и сказала Виктория, он не ядовит для тебя.

Виктория. Алекс называет свою маму Викторией. Это точно не похоже на мою семью, но они были ближе всего к понятию семьи, которая сейчас у меня осталась. Мне так захотелось позвать маму. Узнать как она. Сказать ей что я в порядке. А потом у меня появилось еще одно желание. Все еще держа левую руку Медузы, я схватила ее правую руку.

— Остановись! — завизжала Виктория, но она опоздала.

Мои волосы развивались, дико разлетаясь вокруг меня. Кровь в венах забурлила как кипящая вода, но больно не было. Было только ощущение силы. Слишком большой силы. Казалось что моё тело готово взорваться. Однако я не сдавалась. Мои глаза были закрыты, а голова запрокинута назад. Мой разум заполнила картина. Медуза. Её змеи извивались в направлении меня, высовывая свои язычки. По спине к ногам пробежал озноб, но я заставила себя отвести взгляд от змей. Ниже. На лицо Медузы. Её лицо и глаза были наполнены теплотой. Она выглядела… как мама.

— Не бойся меня, Джоди. В твоих венах и сердце течет моя кровь. Ты — мой ребенок. — Прежде чем я смогла отреагировать Медуза исчезла и я почувствовала что мои руки сползли с ее рук. Я тяжело дышала, глядя на статую. В то время как все остальные уставились на меня.

— Джоди, — спросила Виктория, — что заставило тебя взяться за обе руки Медузы?

Я посмотрела на свои руки. — Не знаю. Я думаю это было инстинктивно. Я почувствовала что должна это сделать. Я посмотрела на Викторию. — А что? Я сделала что-то не так?

Она выглядела удивлённой, как будто я задала самый тяжёлый вопрос. Наконец она откашлялась. — Джоди, каждый Офи, который видел статую Медузы, прикасался к каждой из её рук и ощущал силу, идущую из обеих половин её тела. Впервые я сделала все правильно. — Но ни один Офи не прикасался к обеим рукам Медузы одновременно.

— Почему? Это было невероятно.

Виктория подошла ко мне ближе и взяла за руку, поглаживая их. Она посмотрела на них так, будто там было что-то написано, но там ничего не было. — На что это было похоже?

— Я почувствовала себя… могущественной. Как будто сила Медузы текла сквозь меня. Было немного страшно потому что я почувствовала слишком большую силу. Как будто она собиралась уничтожить меня. Но потом я увидела… Виктория сжала мои руки и кивнула, желая чтобы я продолжила. Я благодарна за то, что мои руки исцелились и не было больно. — Я видела Медузу. Настоящую Медузу. Или её дух. Она говорила со мной. Виктория сжимала мои руки как в тисках. — Она сказала мне не бояться её. Что я одна из её детей.

Как только я прекратила говорить, Виктория отпустила меня и развернулась. Она подошла к окну рядом с входной дверью и посмотрела вдаль. Трой пристально посмотрел на меня и у меня возникло чувство что он пытается увидеть говорю ли я правду. Как будто я могла все это выдумать. В поисках ответа, я повернулась к Алексу.

— Не понимаю. Что в этом такого?

— Что такого, — сказала Виктория, поворачиваясь ко мне, — а то, что Медуза заявила, что ты одна из её потомков.

Я пожала плечами. — И что? Я думала у всех Офи кровь Медузы.

— Мы — да, — ответил Алекс. — Но на самом деле это не значит что мы связанны с ней родством.

— Хочешь сказать я связана родством с Медузой? Ну будто бы пра-пра и еще сколько-то прабабушка?

— Мы все считаем себя детьми Медузы, — сказала Виктория, — потому что в нас течёт её кровь. Свою кровь Змееносец получил от Афины. Но теперь пророчество о тебе становится понятнее.

— Какое пророчество? Алекс говорил о чем-то подобном по дороге сюда. Что-то насчет того, что я как предполагается должна спасти всех вас от Аида.

— Есть причина по которой ты должен был привезти ее сюда немедленно как только она начала обретать свою силу, — сказал Трой, практически прорычав это в лицо Алексу. — Было бы лучше, если бы она узнала обо всем этом в свое время. От нас. Он наклонился к Алексу. — Но ты, как всегда, сплошное разочарование. Алекс сдержал натиск, но могу с уверенностью сказать что это потребовало больших усилий.

— Я хочу знать о пророчестве. И рада, что Алекс упомянул о нём.

— Позже, сказал Трой. — Все прояснится со временем.

— Нет, Трой. Она должна услышать о нём сейчас. Виктория вздохнула. — Твой отец был Офи, поэтому ты тоже Офи. Мы знали об этом. Чего мы не знали, так это то, что твой отец… Слово «отец» слетело с её губ как проклятие. — …не был обычным Офи. Он происходил от Медузы и должен был стать нашим лидером. Нашим спасителем. А сейчас, похоже что эта ответственность ложится на твои плечи.

На мгновенье я подумала что Виктория собирается сказать мне будто моя мама состоит в родственной связи с Медузой. — Я кое-что не могу понять. Все трое уставились на меня. — Когда я увидела Медузу, она выглядела как моя мама.

Виктория кивнула. — Медуза давно уже не одаривала Офи своим появлением, но ходят слухи что её дух может появляться в любом избранном ею образе. Если она хотела упрочнить связь с тобой, логично что она предстала перед тобой в образе твоей матери.

— Разве это не коварно?

— Вовсе нет. Она хотела чтобы тебе было комфортно, поэтому выбрала образ, который ты спокойно восприняла.

Я обхватила голову руками. Как мне со всем этим справится? Избранная, потомок Медузы, эта совершенно новая жизнь? Я долго и глубоко дышала, пытаясь избавиться от стресса.

— Джоди, уже глубокая ночь. Ты вымотана. Думаю нам стоит отложить остальные интересующие тебя вопросы до утра. Она обняла меня за плечи и повела к лестнице в конце огромного холла. — Алекс, покажи Джоди её комнату. Убедись что у неё есть всё что нужно, а потом зайди в кабинет. Есть вещи, которые нам нужно обсудить.

— Я вообще-то немного устал. Мы долго сюда добирались и я с удовольствием бы…

— Это не может ждать. Мы ждём тебя через пятнадцать минут. Виктория обняла меня. — Мы так счастливы что ты здесь. Хорошо выспись.

— Спасибо, — ответила я. — Спокойной ночи. Я посмотрела как Виктория и Трой заходят в комнату справа. — Значит это и есть твои родители.

— Ага. Это мои родители, — вздохнул Алекс. — Давай же. Знаю что ты устала, поэтому давай положим тебя в кровать.

Как насчет тебя? Думаешь, твои родители долго тебя продержат?

— Вероятно. Он пожал плечами, стараясь показать что ему все равно, но я не купилась на это. — Ну же. Твоя комната наверху.

Лестница была узкой и скрипела при каждом шаге. Я была настолько уставшей и подумала что от усталости свалюсь раньше, чем доберусь до верха.

— Не понимаю. Когда я держала обе руки Медузы, я чувствовала себя сильной и по-настоящему живой, но сейчас я была опустошена.

— Так только поначалу. Твоя сила довольно быстро истощает запас энергии. Исходя из этого, ты получила огромный толчок от Медузы. И сейчас приходишь в себя. Уверен, если мы быстро не доберемся до твоей комнаты, ты заснешь прямо на лестнице. Он улыбнулся мне.

— Смешно. Но так как я та единственная, которая должна спасти тебя и остальных Офи, думаю тебе бы стоило быть со мной чуточку любезнее. Если я рухну от усталости, по-крайней мере ты сможешь донести меня до кровати. В то же мгновение как я сказала это, я осознала как это прозвучало.

Итак, понял ли Алекс, потому что он поднял бровь и сказал: — Очень интересно. Я запомню.

Великолепно. Я нечаянно заигрывала с моим бывшим преследователем.

Он провел меня по длинному коридору к третьей двери справа. — Это она. Он открыл дверь и жестом пригласил меня войти. Комната была большой, как будто мечта стала явью. Но она едва была заставлена мебелью. А все что у меня было с собой — одна жалкая, собранная Алексом, сумка.

— Мы принесли ее сюда. Алекс указал на мою сумку на полу рядом с кроватью.

— У вас здесь есть горничные и дворецкие?

— Вроде того. Ты справишься или я могу чем-то помочь?

— Я просто хочу переодеться в более удобную одежду и лечь спать.

— И каков же вердикт, нужна тебе помощь или нет? Он одарил меня дерзкой улыбкой. Несомненно он выглядел сексуально, в смысле «во-мне-течет-ядовитая-кровь». Для меня это был единственный способ выдержать это, спасибо моим силам Офи. Я по-прежнему не могла думать о нем в таком свете. Нужно было перестать думать о нем как о парне. Это Алекс, мой наставник Офи. Наставник, который сказал что я горяча. Нет, я не буду об этом думать. Не могу.

— Должен ли я воспринимать твое молчание как знак того, что ты размышляешь на этим?

— Что? Нет! Я… я устала. Отключилась на минутку. Я скрестила руки и немного отвернулась от него, уловив своё отражение в зеркале. Мои волосы продолжали развиваться, вероятно из-за контакта с Медузой. Мои распущенные кудри напоминали змей. — О, симпатично. Напомни мне никогда больше не пробовать этот фокус с двумя руками. Я пригладила волосы.

— Мне даже нравится, — сказал Алекс. — Ты выглядишь слегка дикой.

— Тебе нравятся дикарки? Почему я произнесла это вслух?

Он рассмеялся. — Зависит от девушки.

С каждой минутой становилось все более неловко. Я поставила свою сумку на кровать. — Ты взял для меня вещи для сна?

— Ну, вообще-то нет.

Я вывалила одежду из сумки, что не было хорошей идеей, поскольку один из моих бюстгальтеров упав, пересек комнату.

— Я подниму.

— Нет! Я вытянула руку чтобы остановить его. — Стой там. Я подниму. И так достаточно того, что ты рылся в моем ящике с нижним бельем. Не нужно поднимать мой бюстгальтер. Я схватила его и запихала в верхний ящик туалетного столика. Ящик был пуст, за исключением, лежащего в центре медальона. — Что это? Я взяла его и протянула Алексу.

— Не знаю. Никогда не видел его раньше.

— Что ж, а чья это была комната?

— Ничья. Никто здесь не жил с тех пор как родители стали хозяевами этого дома.

— Хм. Спереди на нём был красноватый камень, а середина была зеленой. Выглядело почти как красная вуаль обернутая вокруг зелени в центре. Я уставилась на него, клянусь что красная часть напоминала кровь. Я прищурилась, подумав что меня подводят уставшие глаза, и перевернула медальон. С другой стороны была выгравирована буква М.

— Он открывается? — спросил Алекс. — Внутри медальонов ведь хранят фотографии?

Я подумала как его открыть. — Да, но похоже не в этом. Странно. Положу-ка его туда где нашла. Я развернулась к ящику, но вместо того, чтобы положить его внутрь, сжала в руке и спрятала от Алекса.

— Прости что забыл захватить тебе пижаму. У меня есть футболка с длинными рукавами. Отопление тут ненормальное. Мы включаем его на минимум, но по ночам здесь все равно пекло. Тебе должно быть довольно тепло в футболке и, бьюсь об заклад, на тебе она будет выглядеть как платье. Он был намного выше меня.

— Хорошо, да, спасибо.

— Я сейчас вернусь. Он вышел из комнаты и я снова посмотрела на медальон. У меня возникло чувство, как и со статуей Медузы внизу. Этот медальон предназначался мне, поэтому я надела его и спрятала под футболкой до возвращения Алекса.

Оглавление

Обращение к пользователям