Глава шестая

Гольфито нельзя было назвать настоящим городом. Он располагался в прекрасной естественной гавани и существовал только затем, чтобы принимать круизные теплоходы и прочие туристские суда, которые останавливались у этих берегов с целью дать вкусить своим пассажирам прелести тропических лесов Корковадо. Пробежавшись по магазинам, накупив сувенирчиков и отправив домой трехмерные послания, туристы загружались обратно на огромные, роскошные суда на подводных крыльях или на дирижабли — и уплывали либо улетали восвояси, на север, юг или через перешеек, оставляя после себя воспоминания о дурацких выходках, мимолетных свиданиях с местными экзотическими красотками и драгоценные кредитки.

Монтойя из кожи вон лез, пытаясь сделать так, чтобы часть кредиток, льющихся с переполненных счетов развеселых, лопоухих туристов, прилипла к его рукам, но так и не завязал никаких ценных связей. Каждый раз оказывалось, что он чуточку промедлил, не сумел вовремя найти нужного слова — словно рыбак, который сидит на рыбном месте, но все никак не может подобрать нужную приманку.

Однако несмотря на то, что Монтойя не сумел воспользоваться обилием туристов, ему удалось познакомиться с несколькими менее почтенными обитателями Гольфито — в расчете на кое-какие будущие выгоды. Среди этих порой приятных, порой угрюмых образчиков человеческой породы попался один, который заманивал барахтающихся в нищете иммигрантов несбыточными посулами, как аптекарь заманивает диабетиков новым чудодейственным лекарством.

Но в один прекрасный день исполненный надежд, но трезвомыслящий Монтойя узнал, что некоторые посулы, похоже, могут исполниться.

Усадьба Эренгардта раскинулась на склоне одной из заросших тропическим лесом гор, возвышавшихся над городком. Подъезжая на бесшумном электрическом фуникулере к воротам усадьбы, Монтойя смотрел сверху на изумительную лазурь бухты и густую синеву раскинувшегося вдали Тихого океана. Тщательно оберегаемые леса за пределами городка кишели обезьянами, ягуарами, кетцали и прочими экзотическими животными. Вся эта фауна интересовала Монтойю лишь постольку, поскольку то были живые деньги. Впрочем, он ни за что не решился бы перебегать дорогу местным браконьерским консорциумам. Свяжешься с ними — сам в два счета останешься без шкуры!

Наверху Монтойю встретил тощий долговязый индеец со здоровенным револьвером на поясе и давящим взглядом. Абориген сделал знак испуганному гостю следовать за собой и провел Чило на веранду, откуда открывался чудный вид на знойное побережье. Рудольф Эренгардт не потрудился встать, но налил Монтойе стакан холодного напитка из запотевшего кувшина, который красовался перед ним на любовно отполированном ореховом столике. Кресла он гостю, однако, не предложил, а без приглашения Монтойя сесть не осмелился — так и остался торчать посреди веранды, неловко сжимая стакан.

— Чило, друг мой,— делец насмешливо блеснул зеркальными стеклами очков. Глаз за ними было не разглядеть.

«Как будто с машиной говоришь»,— подумал Монтойя.

— Чило, друг, тебе не мешало бы малость починить свой нос!

Монтойя поежился. Разве он виноват, что за его нелегкую жизнь этот лицевой выступ ему ломали и правили невесть сколько раз?

— Если б я мог себе это позволить, мистер Эренгардт, сэр, то давно бы уже починил!

Хозяин одобрительно кивнул. Ответ ему понравился.

— Ну а если бы я тебе сказал, что у тебя наконец-то появилась возможность позволить себе не только это, но и многое другое?

Гость поставил пустой стакан обратно на столик. Что ему налили — он так и не понял, понял только, что было очень вкусно.

— Сэр, вы ж меня знаете! Я для вас сделаю все что угодно.

Эренгардт хмыкнул. Беседа явно доставляла ему удовольствие, и он не торопился объяснять, в чем дело, хотя видел, что гость сгорает от нетерпения. Орел-гарпия проплыл над склоном пониже веранды, высматривая разомлевших от жары обезьян на верхушках деревьев. Где-то завопил попугай ара.

— Ты мне всегда говорил, что хочешь совершить что-нибудь великое.

— Была бы возможность, мистер Эренгардт, сэр! Единственное, чего я хочу,— это чтобы кто-нибудь дал мне шанс. Большего я и не прошу!

Делец снисходительно улыбнулся.

— В Монтеррее есть вакансия, которая появилась… скажем так, в результате убыли персонала.

Добавлять «естественной» он не стал, а Монтойя не стал спрашивать, почему это слово так и не прозвучало.

— И меня попросили рекомендовать кого-нибудь, кому можно передать освободившуюся франшизу. Она приносит немалый доход, но туда нужен человек, наделенный энергией, смекалкой и воображением. К тому же такой, который умеет быть преданным и соображает, когда надо говорить, а когда лучше держать язык за зубами.

— Ну, мистер Эренгардт, сэр, вы ж меня знаете!

Чило вытянулся во весь свой невеликий рост.

— Нет, не знаю.

Хозяин пристально, очень пристально смотрел в глаза Монтойе.

— Но с каждой встречей я узнаю тебя все лучше. Я предложил заинтересованным лицам твою кандидатуру и рад сообщить, что ты принят. На определенных условиях, разумеется.

— Спасибо вам, сэр! Большое спасибо!

«Наконец-то!» — подумал Монтойя. Наконец-то у него

появился шанс исполнить свои мечты! Ну, теперь-то он им покажет! Он всем покажет — всем, кто насмехался над ним, смотрел на него сверху вниз, плевал на его надежды. Наконец-то представился случай доказать всем этим ехидным, бессердечным ублюдкам, что он, Чило, кое-чего стоит! Всем до единого. И в первую очередь — тому паскудному городишке в Амиштаде…

Однако кое-что заставило его насторожиться.

— На определенных условиях, сэр? На каких именно?

— Ну, тебе, мой честолюбивый дружок, должно быть известно — подобные возможности подворачиваются не каждый день, а хорошие вещи, которые подворачиваются не каждый день, за «спасибо» не раздают. Поскольку франшиза действительно доходная, за нее следует заплатить. Минимальную сумму, исключительно в качестве гарантии, что тот, кто займет эту должность, будет добросовестно выполнять свои обязанности.

Монтойя сглотнул и постарался взять себя в руки.

— Сколько?

Он так волновался, что даже забыл добавить «сэр».

Эренгардт то ли не обратил внимания, толи великодушно предпочел не заметить его оплошности. Делец улыбнулся и подтолкнул лежащий на столике пластиковый квадратик с вытесненными буквами поближе к оробевшему гостю. Монтойя взял предмет.

Увидев сумму, он вздохнул с облегчением. Деньги были большие, но если поднапрячься… А дата…

— Мне нужно собрать требуемую плату к указанному числу?

Эренгардт отечески кивнул.

— Если в назначенный день деньги не поступят, место по обоюдному соглашению сторон перейдет к другому. Таков порядок. Ну что, справишься?

— Да, сэр! Я смогу, я знаю!

Срок ему отпустили немалый. Однако времени терять было нельзя. Валяться на пляжах и обхаживать дам в барах и ресторанах уже некогда.

— Вот я им так и сказал.— Улыбка исчезла.— Я ведь знаю, в каком состоянии твои финансы, Чило. Особого доверия они не внушают.

Чило постарался отвести от себя обвинение.

— Так это потому, что я не экономлю, сэр. Сколько получаю — столько и трачу. Но если вам известно мое положение, вам, должно быть, известно и то, что оно не всегда было таким скромным.

Слава богу, делец снова улыбнулся.

— Еще один хороший ответ. Отвечай так и дальше, Чило, и набери нужную сумму к указанной дате — и ты получишь свой шанс совершить великое. Воспользуйся возможностью, работай на совесть — и, может быть, ты когда-нибудь станешь богатым и преуспевающим человеком, таким, как я. Думаю, нет нужды говорить тебе, что подобный шанс представляется раз в жизни. А некоторым и вообще не представляется.

— Я сумею им воспользоваться, сэр! Не бойтесь, я вас не подведу!

Эренгардт небрежно отмахнулся.

— Мне-то все равно, Чило, справишься ты или нет. А вот для тебя это — миг удачи. Помни!

Он задумчиво пригубил светлый напиток, остававшийся ледяным благодаря стакану-термосу. Где-то в недрах беспорядочно расползшегося по склону горы белого дома продолжал орать идиотский попугай. Монтойю ужасно нервировали его вопли.

— Скажи, Чило, что ты думаешь об этих инопланетянах, о которых сейчас столько разговоров?

— Инопланетянах, мистер Эренгартд?

— Ну, об этих насекомоподобных, которые все стараются завязать с нами отношения. Как ты думаешь, чего они на самом деле добиваются?

— Ей-богу, не знаю, сэр. Я редко думаю о подобных вещах.

— А зря.

Делец поправил свои зеркальные очки и перевел взгляд на океан, раскинувшийся за бухтой.

— В нашем уголке галактики стало на удивление тесно, Чило. Так что каждому не мешало бы задуматься о творящемся вокруг нас. Мы больше не можем продолжать заниматься исключительно своими земными делами, не обращая внимания на то, что происходит на других планетах, как было во времена до изобретения межзвездных двигателей. Взять хотя бы этих ящероподобных а-аннов. Транксы утверждают, будто они неисправимые агрессивные захватчики. Сами а-анны отрицают обвинения в свой адрес. Так кому прикажете верить?

— Я… на самом деле не могу знать, сэр.

— Ну да, конечно.

Эренгардт тяжело вздохнул.

— Глупо с моей стороны спрашивать об этом такого человека, как ты. Но, живя здесь, поневоле общаешься с ограниченными людьми…

Он резко встал, взял растерявшегося Монтойю за руку и пожал с силой, ясно говорившей о том, что хозяин, несмотря на приближающуюся старость, еще весьма крепок.

— Принеси деньги к указанной дате — и франшиза твоя, Чило. Франшиза, престиж и все прочее. И еще одно: деньги должны быть переданы в моем присутствии. Прочие люди, заинтересованные в данном деле, настояли, чтобы я засвидетельствовал это лично. Среди нас довольно много консервативных личностей, которые до сих пор не доверяют электронным средствам сообщения. Итак, надеюсь, мы увидимся до указанной даты?

Монтойя кивнул, и рука Эренгардта хлопнула нервного молодого человека по плечу.

— А потом можешь совершать свои «великие дела»!

Эренгардт сел. Аудиенция наконец-то была окончена.

Чило спускался обратно в город на фуникулере в состоянии некой счастливой эйфории. Это и впрямь его шанс! Пусть будут свидетелями боги его праотцов и яйца всех тех, кто когда-либо пинал, унижал и оскорблял его, он соберет эти деньги! Так или иначе, а соберет! Не такая уж мудреная вещь. У Монтойи имелся богатый опыт в подобных делах.

Но в Гольфито у него вряд ли что-нибудь получится. Из-за того, что здесь постоянно торчат туристские лайнеры и дирижабли, город буквально кишит жандармерией. И за всеми местными жителями, вроде него, пристально наблюдают. Чтобы заработать, надо перебраться в другое место.

И такое место у него на примете было.

Оглавление