Глава 2

Офис «Проспект Филмз», расположенный на двадцатом этаже административного здания неподалеку от Центрального парка, оказался вовсе не таким роскошным, как предполагала Клэр.

В небольшой приемной едва хватило места для деревянного письменного стола, за которым восседала старающаяся удержать ускользающую молодость блондинка, да для нескольких разнокалиберных кресел, переживших, наверное, не одно поколение посетителей. Одну стену закрывал гобелен с каким-то восточным орнаментом, на другой висели два зеркала четкой геометрической формы. На полу лежал толстый ковер, стоивший, должно быть, кучу денег. В общем, комната производила смешанное впечатление.

Клэр вздохнула. Она пришла сюда не для того, чтобы критиковать вкус Патрика Хаммера, а чтобы постараться получить работу. Дела у Хаммера, насколько ей было известно, шли хорошо, а интерьер приемной… не ей об этом судить.

Закрыв за собой стеклянную дверь и старясь держаться уверенно, она подошла к столу, дождалась, пока блондинка положит трубку, и лишь тогда, мягко улыбнувшись, сказала:

— Я Клэр Уинслоу. Мне назначено на четыре часа.

Не склонная, очевидно, к разговору, блондинка кивком указала на потертое кресло и перенесла внимание на свои ногти. Клэр взглянула на часы. Ровно четыре.

— Мистер Хаммер…

— Он сейчас занят, — не поднимая головы, сообщила блондинка и достала из ящика стола пилочку для ногтей. — Садитесь и ждите.

Отлично. Клэр направилась к креслу, успев взглянуть на себя в зеркало. Короткая стрижка, которую она носила уже пару месяцев, не только не отнимала много времени, но и придавала ей деловой вид. Костюм выглядел неплохо, правда, только на расстоянии: при более внимательном осмотре любой заметил бы, что материал явно не из дорогих. Туфли были хороши… год назад. Да, тогда она еще могла позволить себе покупать лучшее. И все же в целом Клэр осталась довольна собой — пусть неброско и без претензий, но зато профессионально. Не так уж безнадежно, учитывая обстоятельства.

Ей было неприятно заниматься поисками работы, но больше всего бесило то, что она похожа на человека, ищущего работу. В последний момент Клэр едва не потратила оставшиеся деньги на обновление гардероба, но здравый смысл все же победил. На протяжении почти года ей приходилось довольствоваться случайными заработками, и покупка новой одежды послала бы в нокаут ее финансы. Тем более что жизнь в Нью-Йорке дорожала месяц от месяца.

Накануне, получив от своего лучшего друга Винсента известие о том, что он устроил для нее собеседование с Патриком Хаммером, Клэр в первую очередь прошлась по магазинам. За годы работы в индустрии развлечений она твердо усвоила: человек, выглядящий так, будто ему нужна работа, вряд ли получит ее. Новая блузка из натурального шелка, кожаная сумочка от Гуччи и шарфик от Армани придали ей уверенности.

Поправив юбку, Клэр опустилась в кресло, оказавшееся слишком мягким и совершенно неудобным. Она достала из сумочки ежедневник и постаралась изобразить человека, чье время слишком драгоценно, чтобы тратить его на ожидание в приемной. К сожалению, ей не было известно, какую именно вакансию хочет заполнить Патрик Хаммер. Винсент не сообщил никаких подробностей, а лишь оставил записку на холодильнике. Они жили в одной квартире, но виделись нечасто — вот и теперь Винсент пробовался на небольшую роль в каком-то бродвейском мюзикле, так что Клэр не удалось поговорить с ним до собеседования.

Она посмотрела на секретаршу, не проявлявшую ни малейшего интереса к посетительнице. Прошло уже полчаса, страница ежедневника была полностью испещрена анаграммами, которые Клэр составляла из букв своего имени, и раздражение потихоньку нарастало. Понимая, что дальнейшее бездействие еще больше принизит ее в глазах скучающей блондинки, Клэр поднялась, сунула ежедневник под мышку и решительно направилась к столу.

Секретарша подняла голову, но промолчала.

— Я жду уже полчаса, — стараясь быть вежливой, сказала Клэр. — У меня есть и другие дела, поэтому…

— Никаких проблем.

— Отлично. Спасибо.

Блондинка со вздохом взяла ручку.

— На какое время вы хотели бы перенести встречу с мистером Хаммером?

— Хм… — Клэр изобразила задумчивость. — Мне нужно уточнить свой рабочий график. Это…

Секретарша многозначительно вскинула бровь, и Клэр поняла, что разыгранная ею сцена никого не убедила. Что же делать? Сохранить гордость и самоуважение и уйти или упасть на колени и униженно выпрашивать милости?

— Ну? — Блондинка нетерпеливо постучала ручкой по столу.

— Сейчас. — Клэр поспешно перелистала чистые страницы ежедневника. Она перенесет интервью на завтра. Это, конечно, означает потерю времени, но зато ей удастся не поступиться самоуважением. — Как насчет завтра?

— Не пойдет. — Блондинка решительно покачала головой и сверилась с лежащим на столе календарем. — Могу записать вас на следующий вторник.

Вот так. Похоже, гордость придется отодвинуть. Пора взяться за дело с другого конца.

— Э-э-э… послушайте…

— Мисс Уинслоу!

Клэр вздрогнула и обернулась к тяжелой двери, за которой находился кабинет Хаммера.

— Входите, входите. — Патрик Хаммер шагнул ей навстречу, добродушно улыбнулся и пожал протянутую руку Клэр. — Извините, что заставил вас ждать. Весь день звоню в Голливуд. Похоже, они там еще не проснулись.

Клэр вежливо улыбнулась, хотя на языке у нее уже вертелось язвительное замечание.

— Итак, Винсент говорит, что вы именно тот человек, который мне нужен. — Он вернулся к столу, указав гостье на стул напротив. — Из его рассказа я понял, что у вас имеется немалый опыт.

— Верно, — подтвердила Клэр, гадая, что наговорил о ней Винсент. Кем он представил ее этому типу с добродушным лицом отошедшего от дел фермера и с холодными серыми глазами воротилы с Уолл-стрит?

Клэр знала Винсента почти пять лет, с тех давних пор, когда он снялся в скромной роли в фильме Рика О’Нила. Клэр тогда исполняла обязанности ассистента продюсера. Веселый, жизнерадостный, неунывающий Винсент обладал прекрасным чувством юмора, что в немалой степени помогло им обоим пережить не самые лучшие времена. К тому дню, когда съемки картины закончились, они уже стали друзьями и даже сняли одну квартиру на двоих.

Только Винсент знал, чем занималась Клэр все эти годы. Разумеется, она никогда не сообщала родителям, насколько плохи ее дела. Ей приходилось делать буквально все: читать сценарии, оформлять декорации, улаживать проблемы с актерами. Что-то нравилось, что-то нет, но выбора не было. Шесть лет назад, последовав за Риком О’Нилом в Голливуд, Клэр рисовала себе совсем другие картины будущего, думала, что будет снимать высокобюджетные фильмы, получать «Оскары» и греться в лучах славы. И вот теперь она в Нью-Йорке, с кучей неоплаченных счетов, практически без работы и без перспектив. Какой же из аспектов ее многогранной деятельности привлек внимание Хаммера?

Хозяин кабинета откинулся на спинку кресла, протестующе скрипнувшего под тяжестью в сто десять — или около того — килограммов, и спросил:

— Что вам известно о работе?

Клэр пожала плечами.

— Только то, что вы собираетесь снимать музыкальный фильм с участием нескольких звезд и у вас есть вакансии на ключевые места.

Клэр знала, что «Проспект Филмз» делает довольно серьезные вещи, и известие о музыкальном фильме ее немного удивило.

— Это так, но не совсем. Я делаю картину об Англии с участием людей, которые по-настоящему прославили ее. Это будут настоящие звезды: Род Стюарт, Том Джонс и главное — «Битлз»! — Он торжествующе посмотрел на Клэр, ожидая ее реакции.

— Но они уже не выступают вместе, — удивленно заметила она.

— В том-то и дело! Я все устроил — они соберутся и даже исполнят новую песню. Представляете?! — Хаммер возбужденно потер руки. — Времени на подготовку немного — четыре месяца.

— О! — Клэр попыталась скрыть смущение. — Но что вы предлагаете мне? В последнем проекте я работала ассистентом продюсера и…

— Вы работали у Рика О’Нила, не так ли? — перебил ее Хаммер.

— Э-э-э… да.

Он кивнул, но ничего не сказал. Клэр не в первый раз почувствовала, как в ней поднимается волна злости. Разве можно было представить, что сотрудничество с О’Нилом ляжет пятном на ее репутацию? Но, черт побери, в чем же ее вина?! Шесть лет назад, уезжая из Лондона в Голливуд наивной девчонкой, Клэр не сомневалась, что работа с О’Нилом принесет ей известность, выведет на дорогу к славе и богатству. Она думала, что он восхищен ее талантом, поверила в его чувства.

Как оказалось, чувства — материя изменчивая, и О’Нил, заманивший молоденькую англичанку в Штаты, преследовал свои цели. И вот теперь, по прошествии нескольких лет, Клэр приходилось расплачиваться за собственную глупость. Иногда она просто бесилась от того, что вся ее карьера пошла насмарку из-за этого павлина О’Нила, погубившего свою жизнь и оказавшегося обычным проходимцем.

Одна из крупнейших голливудских студий вложила кучу денег в очередной проект О’Нила, обещавший стать настоящим блокбастером. К моменту начала съемок О’Нил успел растратить немалую сумму и потребовал от студии очередное финансовое вливание. Когда его попросили дать отчет в расходовании средств, он предъявил такую чушь, что инвесторы только схватились за головы. Разразился грандиозный скандал. Проект поспешно прикрыли, компания О’Нила обанкротилась, а сам он исчез в неизвестном направлении.

Клэр очень быстро почувствовала, как изменилось к ней отношение. Конечно, она не пострадала непосредственно, так как была непричастна к растрате денег, но ее имя ассоциировалось с именем О’Нила, и это перечеркнуло все надежды. Позднее ей стало известно о проблемах ее бывшего кумира с наркотиками, о его многочисленных связях с женщинами, но поезд уже ушел.

Хаммер все еще смотрел на нее с хорошо знакомым Клэр недоверием. Она не раз замечала это выражение на лицах тех, кто решал ее судьбу, и понимала: от этого не уйти. О’Нил словно оставил ей наследство, от которого никуда не денешься.

Возможно, не будь ситуация столь напряженной, Клэр встала бы и вышла из кабинета, пожелав Хаммеру поискать нужного ему человека в каком-нибудь благородном заведении, где выращивают ангелов в белых одеяниях, но она знала, что гордость не всегда лучший советник.

— Я работала у О’Нила. И я знаю свое дело. После него я работала и на другие компании. — Она перечислила их, но не стала упоминать, что постановки были малобюджетными, не дошедшими до широкого проката. — Уже после приезда в Нью-Йорк мне довелось поработать на телевидении. В общем, за несколько лет в кинобизнесе у меня накопился немалый опыт.

Клэр сжала пальцы в кулак. Опыт… Да она могла бы написать книгу о своих мытарствах! И о своей мечте: заработать денег, вернуться в Голливуд и снять собственный фильм. Эта мечта давала ей силы.

— Я умею работать, что бы вы…

— У меня для вас особое поручение. Вы ведь англичанка, да? Мне нужно, чтобы вы нашли места для съемок. Не те, которые известны всем, а нечто новое, современное.

Предложение застало ее врасплох. Конечно, Клэр знала, как это делается, но сама этим не занималась.

— Не уверена, что…

Хаммер не дал ей договорить.

— Если мне понравится ваша работа, возьму вас ассистентом продюсера.

Клэр ответила не сразу. Ей не нравилось, что Хаммер постоянно перебивает. Ассистент продюсера отвечает за съемочный процесс, на него ложится вся рутина. Неплохая работа, но ее амбициям не соответствует. Другое дело заниматься чем-то более крупным — работать со сценаристами и режиссерами, связывать все в единое целое, заниматься финансовым обеспечением. Это было Клэр интересно. Это имело смысл.

Однако, если Хаммер готов торговаться, может быть, ей удастся добиться чего-то более значительного.

— Меня не интересует должность ассистента, — сказала Клэр, понимая, что начинает рискованную игру.

Он внимательно посмотрел на нее и нахмурился.

— Похоже, вы меня не поняли. Вы не получите ничего, пока не подберете места для съемок. И только после успешного выполнения задания…

Интересно, почему он так за меня уцепился? — гадала Клэр. В чем состоит это задание?

— Почему именно я?

Хаммер пожал плечами.

— Винсент уверил меня, что вы тот человек, который мне нужен. Он хороший актер, хороший друг, и я доверяю его мнению.

— Но я… — Клэр посмотрела на Хаммера. Что же задумал Винсент? Неспроста же он предложил ее кандидатуру.

— Итак, вы жили в Лондоне. Вы знаете город как свои пять пальцев.

— Лондон? Я уже шесть лет не живу в Англии.

Печально, но правда. И Винсент это знал. Вероятно, подумала Клэр, я что-то упустила. Какую-то важную деталь. Какую?

Выражение лица Хаммера изменилось. Он смотрел на нее холодно, настороженно, словно недоумевая, что делает здесь эта женщина. Клэр поняла, что допустила ошибку. Ей не следовало вести себя столь опрометчиво. Винсент подготовил для нее почву, а она проявила непростительную несдержанность. В конце концов, Лондон действительно ее родной город.

Проклятье!

— Съемки должны пройти в нескольких местах. Список уже подготовлен. Я хотел, чтобы вы познакомились со сценарием, съездили в Англию, нашли то, что нужно, и обо всем договорились, но если вы не знаете даже Лондона, то…

— Почему же, отлично знаю. Прожила там до двадцати лет.

Хаммер с сомнением покачал головой.

— Мне нужен человек, который знает город таким, каков он сейчас.

— Я знаю, — твердо повторила Клэр. — Я бывала там каждый год.

Откровенная ложь, но, возможно, Хаммер не схватит ее за руку. К черту! Ей нужна работа, и Лондон ничем не хуже любого другого места на земле. Зато у нее появится шанс проявить себя и снова войти в игру.

Хаммер кивнул, но не сказал ни слова. Вместо этого он достал сигару из ящичка, стоявшего на столе, обрезал конец и, не спрашивая разрешения у гостьи, закурил. Клэр это не понравилось, но она предпочла оставить свое мнение при себе. Пустив к потолку несколько клубов дыма, хозяин кабинета подался вперед.

— Буду с вами откровенен.

— Я это ценю, — сдержанно проронила Клэр.

— Мой офис в Нью-Йорке, но у меня хорошие связи в Англии. — Он ткнул в нее сигарой. — Найти подходящие для съемок места не проблема. Другое дело, что есть места, в которые трудно проникнуть. Мне нужен человек, который помог бы открыть одну дверь.

Клэр чувствовала, что сейчас все решится. Но что же все-таки рассказал Хаммеру Винсент? Какое место в Лондоне привлекло внимание магната? Какую дверь она должна открыть?

— Вы можете пояснить, что имеете в виду?

— Конечно. Все места для съемок согласованы с нашими звездами. Например, Том Джонс выступит на стадионе в Манчестере вместе с Джорджем Бестом и Бобби Чаритоном. Это все уже решено. — Он затянулся и выпустил дым чуть ли не в лицо Клэр. — Остался только один пункт, по которому договоренности еще нет.

Клэр молчала.

— Это основной пункт. Как вы понимаете, успех нашего фильма зависит от участия в нем «Битлз». Одного их появления будет достаточно, чтобы привлечь инвесторов и зрителей. Предварительная договоренность с ними уже достигнута, но есть одна проблема, в решении которой я полагаюсь на вас.

Клэр снова промолчала, решив не проявлять любопытства.

— Видите ли, сейчас в Англии живет только Маккартни, и остальные предложили ему выбрать место для съемок. Он определился с выбором довольно быстро. Сказал, что был недавно в одном симпатичном ресторане. — Хаммер сделал паузу. — Вам знакомо заведение «Касабланка»? По словам Винсента, вы знаете хозяина. Если сможете договориться о съемках в «Касабланке», считайте, что получили работу.

Клэр почувствовала, как по спине скатилась холодная капелька пота.

— «Касабланка»? — хрипло переспросила она. — Вы хотите получить разрешение на съемки в этом ресторане?

Хаммер кивнул и снова откинулся на спинку кресла.

— Вот именно. Винсент сказал, что вы знаете его владельца, Роналда Фривея. Это правда?

— Фримена, — машинально поправила его Клэр. — Да… я его знаю.

Хаммер усмехнулся и положил сигару в пепельницу. Сизые струйки дыма потянулись к вытяжному устройству над окном.

— Отлично. Итак, вы это сделаете? Уладите проблему с Фрименом? Дальнейшие перспективы зависят от вас.

Клэр молчала, зная, что шансы получить согласие Рона ничтожно малы. С какой стати он захочет помогать ей? Но выбора у нее не было. Если ничего не получится, Хаммер поставит на ней крест и все придется начинать сначала. Но с другой стороны, если она сумеет убедить Рона помочь ей, если выполнит поручение Хаммера, если правильно разыграет карты, то через год будет прочно стоять на ногах и сделает шаг к мечте.

— Мисс Уинслоу? Я могу рассчитывать получить ответ уже сегодня?

Она подняла голову и мило улыбнулась.

— Извините. Я обдумывала возможные варианты. У меня есть кое-какие предложения, но сначала…

Хаммер снова оборвал ее.

— Так вы согласны?

Клэр посмотрела ему в глаза, стараясь не выдать охватившего ее смятения.

— При одном условии.

Он вскинул брови.

— Вы ставите мне условия?

Чувствуя, что у нее дрожат руки, Клэр что было сил стиснула сумочку.

— Если я справлюсь с вашим поручением, мистер Хаммер, вы сделаете меня продюсером. Не ассистентом, а продюсером. Таково мое условие. Единственное.

Он уставился на нее, словно оценивал заново.

— Я хочу вернуть то, что потеряла, мистер Хаммер. Потеряла не по своей вине, а из-за Рика О’Нила. — Голос дрогнул, и Клэр опустила глаза, уверенная, что сейчас Хаммер выгонит ее из кабинета.

Он хмыкнул, заворочался в кресле, жалобно заскрипевшем новой кожей, и Клэр подняла голову.

— О’Нил обошелся так не только с вами, мисс Уинслоу. Но большинство из тех, кто побывал в его постели, получили то, что заслужили. Я многим рискую, если приму ваше условие.

— Я не считаю, что получила по заслугам, мистер Хаммер. Мне не в чем себя упрекнуть.

Он потер подбородок, пошевелил губами и, вероятно, приняв решение, твердо посмотрел Клэр в глаза.

— Мисс Уинслоу?

Клэр заставила себя встретить его взгляд.

— Да?

— Давайте считать, что мы договорились. Не разочаруйте меня.

— Даже не верится, что я на это согласилась. Должно быть, совсем рехнулась. У меня ничего не получится. И о чем я только думала? — Клэр швырнула в чемодан еще одно платье и сердито посмотрела на Винсента. — И, если уж на то пошло, о чем думал ты?

Винсент, похоже, не разделял ее опасений.

— Я думал, что тебе нужна работа. Кстати, на твоем месте я бы сложил одежду поаккуратнее. Мой опыт подсказывает, что так помещается больше.

Чего ей не хватало, так это дурацких наставлений по поводу того, как складывать вещи! Клэр негодующе фыркнула, смяла любимую блузку и сунула в чемодан.

— Представляешь, сколько времени ты потеряешь на глажение, — проронил Винсент.

— К черту одежду! Она меня не беспокоит, меня беспокоит эта работа. — Клэр села на кровать, потом откинулась на подушку и уставилась в потолок. — Кошмар! Если Рон и захочет кому-то помочь, то мне в последнюю очередь.

— Парень будет готов на все, чтобы помочь тебе. Ты же была его единственной любовью.

Клэр вздохнула, прекрасно понимая, как жестоко поступила с Роном шесть лет назад, как оскорбила его чувства.

— В том-то и дело, что была. — К глазам подступили слезы, но Клэр все же ухитрилась улыбнуться. — Пить хочется. Ты не сходишь за содовой?

Винсент кивнул, вероятно догадавшись, что ей нужна не содовая, а возможность побыть одной, и ушел в кухню.

Клэр перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку. Какую же громадную ошибку она совершила, связавшись с Риком О’Нилом! И вообще зачем было уезжать из Лондона, где все складывалось так хорошо?

Она была наивной девчонкой. Работать с великим О’Нилом! За это можно продать душу дьяволу! И действительно ее имя значилось в титрах двух картин, вышедших в первые два года после переезда в Штаты. Как Клэр гордилась этим! Какие лелеяла надежды! А потом… потом все стало ломаться, падать, рассыпаться в пыль…

Ощутив вкус первого успеха, Клэр с головой погрузилась в работу, отдавая ей всю свою энергию, все силы, все свободное время. Она знала, что о личной жизни нечего и думать, тем более что личная жизнь осталась за океаном. Мечта заслонила все остальное, в том числе и Рона.

Сожалела ли Клэр о принятом шесть лет назад решении? Нет. Ни тогда, ни сейчас. А вот о последствиях того решения сожалела всегда. Она причинила Рону боль и даже не извинилась перед ним.

После разрыва ее с Роном О’Нил сказал Клэр, что ее жертвы не напрасны, что когда-нибудь она обязательно станет великолепным продюсером, что ее ждет слава. Гнусный, мерзкий, лживый ублюдок.

Как она могла поверить его пустым обещаниям и не увидеть, что он хочет только одного: затащить ее в свою постель? Что ж, ему это удалось. Конечно, Рон обо всем узнал — газеты описывали очередной роман известного продюсера в деталях. Клэр знала, что, переспав с О’Нилом, нанесла Рону еще одно оскорбление. И ненавидела себя за это.

Когда студия закрылась и О’Нил скрылся в неизвестном направлении, Клэр осталась совсем одна. Всем было наплевать на ее знания и опыт, а клеймо сотрудничества с проходимцем отпугивало даже прожженных циников. Ей пришлось довольствоваться случайными заработками в малобюджетных проектах.

От воспоминаний ее отвлек Винсент, явившийся из кухни с бутылкой содовой и стаканом. Придвинув к кровати стул, он опустился на него и протянул Клэр стакан.

— Ну, полегчало?

— Какой ты внимательный!

— Знаю. Это дар.

— Все в порядке. — Она села, отпила холодной содовой, облизала губы и пожала плечами. — Просто не хочется еще раз проходить через унижение.

— Если ты считаешь, что у тебя нет ни одного шанса добиться успеха в Лондоне, то зачем согласилась?

Клэр вздохнула.

— Потому что я дура. — Она спрыгнула с кровати и снова принялась укладывать вещи, но уже через пару минут вздохнула еще раз и посмотрела в глаза Винсенту. — Ладно. Ты победил. Я согласилась потому, что это наилучший вариант из всех, которые возможны в данное время.

— Вот и лови шанс.

— Ты просто хочешь отправить меня в Лондон, чтобы получить в свое распоряжение всю квартиру.

Винсент рассмеялся.

— Тоже верно.

В шутке Клэр была доля истины. В их с Винсентом квартире была только одна спальня. Каждый месяц кто-то один выигрывал ее по жребию, другой же довольствовался раскладывающимся креслом в гостиной. Ничего не поделаешь — такова жизнь в большом городе.

— Эй, что с тобой? — обеспокоенно спросил Винсент.

Клэр тряхнула головой, только теперь заметив, что в раздумье прикусила губу.

— Ничего. Немного нервничаю. Если у меня все получится, Хаммер позволит мне поработать продюсером. Представляешь? — Она улыбнулась. — И если фильм окажется успешным, то я снова займусь любимым делом. Черт возьми, на карту поставлено слишком много, а Рон, насколько я его знаю, просто захлопнет передо мной дверь.

— По-моему, терять тебе особенно нечего. — Винсент встал со стула и пересел на кровать. — Думаю, ты справишься, я в тебе уверен.

Клэр слабо улыбнулась.

— Спасибо, Винс. Ценю твое мнение и поддержку. Честное слово.

— Такой уж я молодец.

— Ты? Я что-то не замечала. — Она дружески ткнула его в бок.

Винсент рассмеялся.

— Неужели? А следовало бы обратить внимание.

Клэр тоже рассмеялась, но тут же нахмурилась.

— Боюсь, Рон только посмеется надо мной. И я не могу винить его за это. Я обошлась с ним нехорошо. Повела себя, как стерва. Эгоистичная и глупая стерва.

— Ну, теперь-то ты совсем другая. Может быть, и стерва, но совсем не глупая.

Клэр невесело улыбнулась. Интересно, если бы сейчас ситуация повторилась, повела бы она себя так же, как тогда? Или поступила бы иначе?

— Я серьезно, — продолжал Винсент. — Если человек ставит на первое место карьеру, это еще не преступление.

— Знаю. Но ведь Рон считает, что я ушла от него ради О’Нила, а не ради работы. — Клэр вздохнула. — И что это мне принесло? Я уехала из Англии, надеясь вернуться с триумфом, в зените славы, а кем предстану перед ним теперь? Да у меня в кошельке меньше денег, чем когда я улетала из Хитроу!

— Не думаю, что Рон станет заглядывать в твой кошелек. Его интересует другое.

— Представляю, с каким удовольствием он укажет мне на дверь, да еще и посмеется вслед!

Винсент положил руку на плечо Клэр.

— Судя по твоим рассказам, Рон не из тех, кто мнит себя Фемидой.

— Может быть, он не был таким шесть лет назад, — возразила Клэр, — но сейчас положение иное. Роналд Фримен — большая шишка.

— И, кстати, чертовски привлекательная, — с усмешкой добавил Винсент.

— Не твой тип.

— А жаль.

— Не помню, рассказывала ли я тебе, что была на открытии «Касабланки»? В тот вечер Рон собирался сделать мне предложение. Конечно, я узнала об этом позже, когда сказала ему, что уезжаю в Голливуд. Не очень-то приятное воспоминание, да? И вот теперь я появлюсь у него в кабинете и попрошу об одолжении. Каково это, представляешь? Все равно что сыпать соль на рану.

— Так откажись.

— Ха-ха. — Клэр глубоко вздохнула, защелкнула замки на чемодане и стащила его с кровати. — Пожелай мне удачи. Улетаю, чтобы пасть на колени перед бывшим дружком.

— Удачи тебе.

— Спасибо, — без тени улыбки поблагодарила Клэр. — Именно это мне и понадобится.

Оглавление

Обращение к пользователям