ГЛАВА II. Загадочный шифр

Солнце клонилось к горизонту, когда Иван Федотыч и Сергей возвращались домой. Еле заметная, протоптанная дикими козами тропа вилась между сопок по узкой пади. Кругом тянулись сплошные заросли кедрача, непроходимые завалы бурелома, поросшие частым подлеском. Тропа то и дело терялась, и тогда дед находил дорогу по старым, заплывшим смолой, затескам.

Сергей шел молча. Изредка перекидывая с плеча на плечо старое ружье, он о чем-то сосредоточенно думал.

— Ты что притих? — спросил Федотыч, оглядываясь через плечо. — Иль устал?

— Нет, — покачал головой мальчуган. — Про Баева думаю, какой он скряга был.

— Степан-то? Помнится мне, не ругал его народ за жадность.

— А почему про «карман» никому не рассказал? Ведь умер — и все пропало.

Дед замедлил шаг.

— Трудно тебе понять, Сережа, прежнюю жизнь. Ты вот сейчас толкуешь про то, что если б нашел богатство — отдал бы государству его на общее дело. И жизнь за это отдать не задумался бы. Так ведь?

— Так.

— А почему? Потому, что теперь один живет для всех и все для одного. А раньше не то было. Каждый жил для себя. Недаром и пословица ходила: «Человек человеку — волк». Силен ты — с тобой считаются, слаб — затопчут. А силу деньги давали, золото. Вот и держался Баев за эту силу, боялся из рук выпустить.

— Сыну хоть рассказал бы.

— Скажи одной куме — весь базар узнает. Скрытный он был, Степан. Да и умирать еще не собирался.

Снова дед и внук пошли молча. Кедрач начал редеть, и тропинка стала не такой извилистой. Впереди забелели стройные стволы берез.

— А при советской власти никто не искал этого места? — спросил Сергей, трогая деда за рукав.

— Искали, — махнул рукой Федотыч. — Геологи приезжали, целый отряд. Все лето провели в тайге. Вернулись оборванные, худые, заросшие… Начальник их, очкастый такой, сказал: «Сказки это все, не может здесь быть богатого золота». С тем и уехали. А я думаю…

Дед не договорил. Сверху вдруг камнем упал ястреб. Под кустом растерянно метнулся рябчик. По воздуху поплыли перья, и хищник, держа в когтях добычу, тяжело взмыл вверх.

Сергей сдернул с плеча ружье и выстрелил. Ястреб медленно сложил крылья, плюхнулся на землю.

— Убил! Убил! — закричал мальчуган. Прыгая через кусты и валежник, бросился он вперед и протянул к ястребу руку. Но тот, взмахнув одним крылом, растопырил когти и защелкал крючковатым клювом. Сергей испуганно отшатнулся назад и, размахнувшись ружьем, ударил хищника прикладом. От сильного удара ложе раскололось надвое. В сторону отлетел металлический тыльник, а из вырезанного под ним углубления на траву упала сложенная во много раз желтая оберточная бумажка.

— Сколько раз я тебе говорил: нельзя добивать прикладом!.. — ворчал Федотыч, продираясь сквозь кустарник. — Вот и разбил ружье!

Сергей, казалось, ничего не слышал. Бросив дробовик, забыв о добыче, стоял он с развернутой бумажкой в руках. На ней четко, химическим карандашом, было написано:

По диким степям Забайкалья,
Где золото роют в горах,
Бродяга, судьбу проклиная,
Тащится с сумой на плечах.
2—14 1—10 2—10 1—8 1—9 1—15 2—14 3—20 1—4 1—14 1—2 1—9 3—9 2—6 3—9 1—12 4—3 2—3 1—21 1—2 2—14 2—6 2—3 2—14 1—2 1—1 1—2 1—3 1—1 1—10 2—10 2—14 1—2 1—18 1—8 1—5 1—15 2—6 1—2 1—18

— Шифр! — взволнованно воскликнул Сергей.

Федотыч, одев очки, долго всматривался в загадочные цифры, даже зачем-то понюхал, потом сказал:

— Ружье-то Баева…

И, стукнув пальцем по лбу, добавил:

— Смекаешь?..

Оглавление

Обращение к пользователям