ГЛАВА IX. Федотыч не сдается

Возвратясь к лодке, Иван Федотыч устало сел на причал и, коротко сообщив Сергею о случившемся, угрюмо умолк. Он долго смотрел, как волны с шумом выкатывались на песчаный берег, затем, вздохнув, сказал:

— Осталось у нас два десятка сухарей, три банки консервов, да тридцать два заряженных патрона. С таким запасом далеко не уедешь.

Сергей насторожился. «Не хочет ли дед повернуть домой», — тревожно подумал он, напряженно ожидая, что Иван Федотыч скажет дальше. Но дед не произнес больше ни слова. Он палочкой чертил на песке замысловатые фигуры и, казалось, целиком был поглощен этим занятием.

— Я умею силки на птиц ставить, — осторожно начал Сергей. — Потом — сеть у нас есть, удочки…

Федотыч улыбнулся:

— Значит — берешься снабдить продовольствием? Молодец! А я-то боялся, как бы ты не раскис…

Дед бросил палочку в реку и, поднимаясь, сказал:

— Силки — дело не стоющее. Хлопот много, а поймать — как придется. Рыба — другое дело. И за козами надо поохотиться.

— Только подальше от заимки… — прошептал внук.

— Правильно, — согласился Федотыч. — Надо скрыться от бандита.

Путники позавтракали и отвязали лодку. Ржавое кольцо глухо стукнулось о причал.

— Впереди есть хорошее место, — говорил дед, работая веслами. — Река разбивается на протоки, в них рыбы много. И для охоты лучшего угодья не сыскать. Сделаем там остановку, добудем рыбы, мяса и дальше двинемся.

После полудня вдали показался большой остров. Он был покрыт густым лесом. У берегов буйно кустилась черемуха, склоняя ветки к самой воде. Река огибала остров двумя широкими рукавами. Каждый рукав разбивался на множество извилистых проток.

Когда лодка вошла в этот запутанный лабиринт, Федотыч выбрал удобное место и причалил к берегу.

Сергей нетерпеливо выскочил на песок, обошел пологий мыс и остановился у тихой, глубоко вдающейся в лес, заводи. Высокие кедры, ровной стеной поднимаясь по берегам, уходили в небо; они четко отражались в зеркальной глади воды. Отмели густо поросли осокой. Изредка меж деревьев шумно вспархивал рябчик, у камышей всплескивала рыба, и опять с тонким звоном вползала в уши вековая тишина…

— Рыбы тут должно быть полным-полно, — проговорил дед, появляясь сзади с сетью на плече. — Давай-ка попытаем счастья.

Выбрав чистое от коряг место, рыбаки потянули сеть поперек заводи. Волны, поднятые лодкой, зашелестели в осоке. В камышах сдержанно крякнула потревоженная утка.

Иван Федотыч, взяв ружье, ушел в сопки. Сергей накопал червей и закинул удочки. И сразу же начался бешеный клев. Поплавки то и дело стремительно ныряли вниз, и Сергей почти беспрерывно выдергивал на песок больших окуней.

Увлеченный ловлей, мальчуган забыл обо всем окружающем. Даже когда вблизи прогремел выстрел, он лишь на минуту поднял голову, прислушался к раскатам эха и снова забегал от удочки к удочке.

На закате солнца из леса вышел Федотыч. Он нес на плечах убитого козла. Бросив добычу на песок, дед сел и, вытирая рукавом потный лоб, сказал:

— Вот мы и с мясом!

— И с рыбой! — добавил Сергей, вытаскивая из воды кукан.

— Ого! — удивился дед. — Это — улов!

Вдруг Федотыч вскочил на ноги и, указав рукой на заводь, крикнул:

— Смотри!

Сеть металась из стороны в сторону, от ныряющих берестяных поплавков стремительно разбегались круги. Попалась, видимо, крупная рыба.

— Пойдем за лодкой! — сказал дед.

Рыболовы обошли мыс и растерянно остановились. Лодки не было. На песке, возле разбросанных в беспорядке вещей, ясно виднелись следы подкованных сапог.

— Опять он! — сжимая кулаки, прошептал Федотыч.

Сергей поднял с земли кусок бересты. На ней углем было написано:

«Возвращайтесь домой, пока не поздно. Не вернетесь — будет хуже».

— Вон что! — догадался дед. — Понятно. Стали мы кому-то поперек дороги. Суют нам палки в колеса…

Федотыч швырнул в сторону бересту и протянул куда-то в пространство кукиш:

— На-ка, выкуси! Не так легко запугать Ивана Пронина. Хоть пешком, а до Улуя доберемся!

Оглавление

Обращение к пользователям