***

Аннотация:

Оборотень-пантера и полуэльфийка — темный маг. Что у них может быть общего? Правильно — ничего. Тем более, что они друг друга на дух не переносят и у каждой скверный характер. Но им все-таки придется встать плечом к плечу, ведь волею судьбы положиться им больше не на кого. Круг сужается, охота началась… И помоги им боги выбраться из этого бардака живыми!

Пролог

Вязкая красная капля скатилась по хрустальному бокалу и расплылась на белоснежной скатерти кровавым пятном. Нахмурившись, Магистр Светлого Ордена сцепил руки в замок и посмотрел на молодого жреца.

— Орден нуждается в твоей помощи, Илигор.

— Разумеется, — усмехнулся маг.

— Ты приведешь к нам девчонку.

— Девчонку?

Магистр подвинул к Илигору небольшой портрет, и довольно сощурился, наблюдая за реакцией собеседника. Может, художник и не смог передать в точности лицо девушки, но молодой жрец ее узнал — и поперхнулся чаем.

Перед тем, как явиться к магистру Штармайну, он перебрал множество вариантов срочного вызова. Может, победить дракона. Излечить короля. Уничтожить армию надоевших Приграничных Островов. Как лучший светлый маг, он часто получал невыполнимые на первый взгляд задания…

Но такого не ожидал даже он. Из всех невыполнимых заданий это было самое безумное.

— Вы шутите! — не выдержал он.

— Почему же?

Почему? Илигор вцепился в чашку с такой силой, что фарфор едва не треснул. Да потому, что эта маленькая зараза умудрилась разрушить всю его жизнь! Потому, что она заноза в известном месте и едва ли успела сильно измениться! Потому, что он столько лет безуспешно ее искал!

И потому, что даже найдись она, Илигор никогда бы не отдал ее в руки Ордена…

— Исключено, — Илигор нервно постучал ногтем по фарфору. — Ее невозможно найти. Я пытался. Она ведь…

— Я в курсе, кто она, — отмахнулся Магистр. — Более того, ловушка готова захлопнуться, она будет у нас в руках очень скоро. Ты всерьез думал, что я не знаю о ней? Или думаешь, я не знаю, где она сейчас? Так я тебя удивлю.

Если Магистру что-то взбрело в голову, то кровь из носа, а придется выполнять. Но от одной мысли, что придется подчиниться, Илигора пробирала дрожь. Он не мог, не мог так поступить с ней… придвинув к себе портрет, он уставился на него мрачным взглядом.

Дерзкие глаза, длинные волосы, чуть грустная улыбка. Это была она… и не она. Маленькая девочка, такая знакомая и родная, превратилась в красивую девушку, такую чужую и далекую. Сердце тоскливо сжалось в груди: все это время он сомневался, что она выжила.

Но она выжила. Выжила, чтобы стать игрушкой в руках Ордена.

Осторожно вернув портрет на стол, маг задумался, напряженно постукивая по столу пальцами. Орден никогда не делал ничего просто так, всё подчинялось одной цели.

— Зачем? Зачем она вам?

— Это не твоя забота, мой друг.

— Здесь замешан Незримый Бог? Вы хотите, чтобы она завершила дело своего отца?

Бровь Магистра изогнулась, и ледяная улыбка тронула губы. Не ответив, он медленно отхлебнул из кубка и покачал головой.

Разумеется. Слишком много вопросов. Илигор отвел взгляд и посмотрел на пыльные стеллажи, заваленные древними фолиантами по магии.

— Но почему я?

— Вы с ней связаны. Она тебя послушает. В конечном итоге, куда она денется перед твоим обаянием? — Магистр, быстрым движением одернув манжеты, откинулся на спинку. — Приведи ее ко мне. Мы должны получить власть над миром, и меня не волнует, кем придется ради этого пожертвовать. Черная Химера у нас, да, но как долго мы сможем оберегать эту штуку, как думаешь, а, правильный ты наш? Мы не можем позволить другим орденам нас опередить!

— При чем здесь девушка?!

— Не твоего ума дело, — отрезал Магистр. — Если я говорю привести, ты ведешь, это все, что должно тебя волновать. Ты меня понял? Приведи девчонку раньше, чем до нее доберутся другие. И ты получишь все, что пожелаешь. Иначе я заставлю тебя пожалеть о нерасторопности. А ты знаешь, я умею.

Руки дрогнули, и Илигор поставил чашку на стол, чтобы не испортить чаем дорогую мантию. Да, он знал. Знал, как никто другой, на что способен Магистр.

— Хорошо, — едва слышно выдохнул он. — Я попробую.

Часть 1

Преступление по заказу

Глава 1. Мышеловки для воровок

Лионна

Иногда и ради брошек приходится рисковать жизнью.

Я растолкала столпившихся возле театра людей и нырнула в темную подворотню. Надеюсь, здесь меня не найдут… я выдохнула и, замедлив шаг, вытащила из кармана брошку. Пятиконечная звезда с острыми краями: красивая и такая маленькая… а проблем от этой «маленькой», как от украденной королевской короны!

— Она туда побежала!

Ну вот, опять! Я скривилась и, с трудом удержавшись, чтобы не пнуть от досады ближайшее дерево, зажала брошку в руке и сорвалась с места. Отсветы факелов мелькали по спящим домам, крики и топот сапог по каменной брусчатке раздавались все ближе. Я заметила проулок слева и, тяжело дыша, приостановилась. Если там тупик, мне придется несладко.

— Вон она! Там! Я ее видел!

— Сюда, ребята!

Но мне и так придется несладко, — особенно, если сейчас же не оторвусь от «хвоста». Стук сердца отдавался в ушах; тяжело вздохнув, я припустила в темноту проулка. Свернула раз, другой… местность едва знакомая, но, кажется, где-то поблизости должен быть ресторан. Как там его? «Роза Столицы», кажется. Жутко дорогое заведение, а еда такая, что и свиньи выплюнут. У богатых свои причуды.

А еще в этом ресторане из меня охотно сделают рагу. Вот когда пожалеешь, что прошлое изменить нельзя: вернуться бы назад лет на пять и оставить золотую магическую розу на месте. Больно владелец осерчал, когда застал меня с ней в обнимку, а как я лапы уносила — вспоминать страшно! И чего к этому цветку так прикипел? Говорят, конечно, роза должна была снять с владельца проклятие, но я же не виновата, что несчастный минотавр по глупости перешел дорогу темной ведьме? Мне дают заказ украсть розу — я выполняю, а всякие там проклятья меня не касаются.

Вылетев на небольшую площадь, я поставила руки на колени и отдышалась. Слава Киа, величайшей и справедливейшей из богинь, это действительно задний дворик ресторана! Дерево без единого листа трудно не узнать, — оно чем-то напоминало старую колдунью, протянувшую лапы-ветки к черному выходу заведения.

Возле самых дверей, в кромешной темноте, кто-то невесело насвистывал грустную мелодию. Мотив я узнала, сейчас его не слышал разве что ленивый. Приставучая песенка: я уже чувствовала, как знакомая мелодия вытесняет мысли из головы.

«Ах, жизнь-игра! По краю лезвия и зла…»

Нет-нет-нет! Мне нужна голова трезвая. Встряхнувшись, я присмотрелась к темной фигуре: это же не владелец ресторана, нет? Тусклое освещение искажало предметы, увеличивая их в размерах, и все казалось зловещим и недружелюбным, — даже милый щенок, тявкающий поблизости, выглядел псом Ульрика. Но тут лунный свет упал на фигуру, и я выдохнула. Не владелец! Парень, чуть старше меня, только и всего.

— Сюда! — раздалось издалека.

— Да что ж вы никак не отцепитесь? — едва слышно прошипела я.

Я повертела головой: и влево, и вправо вела дорога, с которой не свернуть и на которой я буду, как на ладони. За дорогой тупик, а единственный дом, где можно скрыться, это пресловутый ресторан. Хозяин которого с радостью приготовит из меня оборотня в собственном соку.

Не хотелось бы. Я оценивающе пригляделась к парню: а что, выход есть. Глубоко вдохнув, я попыталась взять себя в руки и метнулась к незнакомцу.

— Иди-ка сюда! — Я схватила его за воротник и увлекала в глубокую тень.

Что мне нужно, так это живой щит от любопытных глаз, и пусть парень думает, что хочет, лишь бы стражников обдурить! Прислонившись к стене, я с беспокойством выглянула из-за плеча незнакомца, — не объявились ли преследователи, — и потянула его за воротник сильнее, чтобы услышал.

— Только дернись! — прошептала я. Для пущего эффекта даже позволила глазам перестроиться на кошачьи. Большой риск, надо сказать: оборотней мало кто любит.

Парень должен был испугаться — ну, или хотя бы упасть в обморок! — а он… он ловко подцепил мой подбородок пальцем и уставился в глаза, изучая зрачки. Которые сейчас наверняка стали, как круглые блюдца: незнакомец не давал мне отвернуться, и я, наконец, разглядела черты его лица. Очень симпатичный, темные волосы до плеч и спокойные серые глаза. Но что-то не давало мне покоя, что-то… едва уловимое. Вроде ауры власти, или тьмы, исходящей от дорогого сапфирового перстня…

Проклятье! Я вздрогнула, чувствуя, как от ужаса леденеет кровь. Да это же маг! Причем темный! Неуловимая печать силы, легкий холод от кожи… поверить не могу, что попалась!

***

Я ненавидела темных магов. Если кого я и могла убить, так это темного мага, — о, с превеликим удовольствием!

Может, это все потому, что где-то в глубине души я их смертельно боялась. Все маги в душе монстры, и как бы они с этим не боролись, а тьма рано или поздно побеждает. Но чаще всего маги попросту с этой тьмой не боролись, — у них была власть, и они считали, что этого достаточно.

— Интересно, — прошептал маг, прижимая меня вплотную к зданию и упираясь одной рукой в стену. Я оказалась в ловушке: при всем желании не выскользнуть.

— Ты что делаешь?! — в панике я откинула голову, больно ударилась о стену и нечаянно прикусила губу. Маг обхватил мое лицо ладонями и наклонился так низко, будто собирался поцеловать.

— Не двигайся, — прошептал он мне на ухо. Его черные волосы щекотали шею, теплое дыхание согревало кожу, а еще от мага потрясающе пахло, — и боги знают, почему, от запаха или от страха, но моя голова закружилась, а сердце забилось тревожно и сбивчиво. Стражников, что ли, на помощь позвать?

Однако, пока я решала, что лучше, — тюрьма или маг, — стражники, бряцая оружием и гремя доспехами, пробежали мимо. На «влюбленную парочку», надежно спрятанную в тени, они внимания не обратили, — а жаль.

— Что-то мне подсказывает, мы встречались раньше. — Маг дождался, пока шаги стражников затихнут, и выпрямился. На губах скользила легкая усмешка. Еще бы, оборотня поймал: умница какой!

Я от досады сжала кулаки. Либо я сматываюсь прямо сейчас, либо могу сильно, очень сильно пожалеть о нерешительности. Нет лучших мастеров портить жизнь, чем темные маги, — уж кому, как не мне, об этом знать.

Сейчас или никогда. Сейчас или… я вдохнула, постаралась унять нервную дрожь и смело посмотрела в глаза магу. Кажется, он что-то заподозрил, поскольку нахмурился, но сделать ничего не успел.

— Вряд ли! — хриплым голосом выдохнула я и изо всей силы ударила мага в грудь. А сама, пока тот не опомнился, бросилась к дороге.

Быстрее, быстрее! Я специально не оглядывалась, но слух у меня хороший. Тихое и печальное «звяк-звяк» эхом отдалось в голове; я мысленно застонала и выругалась на всех известных мне языках. Только не это! Я из-за этой брошки шкурой рисковала!

Ноги сами остановились, не желая уходить без ценной вещицы. Резко развернувшись, я увидела, как маг деловито вертит брошку в руках. Разве что на зуб не попробовал. И такой спокойный, расслабленный…

— Эй, отдай! Она моя!

— Действительно? — маг приподнял бровь и хитро улыбнулся. — А мне казалось, ты у кого-то ее украла… например, у стражника?

— Отдай, или я…

— Что? — с искренним любопытством уточнил маг, когда я замялась. И тут же задумчиво посмотрел на брошь. — Зачем она тебе?

— Зачем, не твое дело!- кипя от негодования, прорычала я. — Просто отдай, она не твоя!

— Ну так возьми, — маг ухмыльнулся, прислонился к стене плечом и подбросил брошку в воздух. Он неотрывно смотрел в мои глаза, будто дразнил.

Или ждал, что я обращусь.

Э, нет. Заказ-не заказ, а есть вещи, от которых надо драпать. К шейсу брошку! Обойдусь.

— А знаешь что? — Я нахмурилась, делая шаг назад.- Оставь себе!

Грохот кареты разбил мертвую тишину. Вот оно, мое спасение. Мне бы только два проулка проехать, а дальше скроюсь. Карета подпрыгивала на ухабах и раскачивалась, как пьяный сапожник. Кучер стегал лошадь кнутом и орал что-то о «любви и розах», — до тех пор, пока из кареты не донеслось «закрой пасть, Эрл!». Цокот подков подхватывало эхо; казалось, едет не одна карета, а целая тысяча.

Маг с досадой прислушался к грохоту колес, подбросил еще раз брошку и, подумав, хмыкнул.

— Ладно, забери, — он быстрым движением кинул мне брошь; я едва успела ее поймать и, не веря своему счастью, прижала к сердцу. — Раз так нужна. Хлам, да и только.

Я удивленно подняла голову и натолкнулась на пристальный взгляд мага. Внимательный, проникающий в самую душу. Он изучал меня, будто кошка мышку — перед тем, как ее проглотить. Мне стало не по себе.

— Увидимся, — многообещающе сощурился маг.

— Да упаси боги! — искренне воскликнула я и, сунув брошь в карман, бросилась на другую сторону улочки. Вовремя: карета, дребезжа и сотрясая землю, поравнялась со мной.

Прижавшись к стене, я приготовилась — и прыгнула. Вцепившись ногтями в холодную раму окошка, я изо всех сил пыталась удержаться на малюсенькой ступеньке. Лишь бы не сорваться — слишком рано! Но с каждым мгновением карета все сильнее накренялась в мою сторону, и пальцы сами соскальзывали…

— Эрл, что с каретой… — Мужчина со стоящими дыбом седыми волосами высунулся из окошка, округлил глаза и открыл рот, но я спрыгнула раньше, чем он заорал. После чего, не теряя времени, протиснулась между плотно стоящими домами и понеслась к реке.

***

Речка Грязь не случайно получила свое название. Грязная, почти черная вода бежала под многочисленными мостами Окемы, неся на гребешках волн мелкий мусор, театральные афиши и вездесущие семечки. Сюда сливали грязь со всего города, здесь стирали белье ближайшие деревеньки, а раз в год река выходила из берегов и разливалась бурой жижей на радость магам: собравшись в стаю, маги шли спасать город, за это их чествовали и награждали, а король слезно благодарил богов, что в городе нашлись герои. Что-то вроде ежегодного развлечения.

Меня, впрочем, сегодня вид реки не радовал. Я перепрыгнула через ограждение и, чудом не упав в воду, остановилась на самом краю набережной. Как назло, Рат должен ждать меня у реки, но на другом берегу, а до моста идти и идти… и кто знает, не взбредет ли магу кинуться в погоню? Больно легко он меня отпустил.

Запустив руку в карман и проверив, на месте ли драгоценная брошь, я глубоко вдохнула. Успокойся, Лионна, ты и не такое вытворяла, что тебе какая-то вода?

Я подняла голову, решаясь на один-единственный шаг. Но, уловив движение сзади, резко обернулась и столкнулась нос к носу с неизвестно откуда взявшимся здоровяком. Может, это был пьяница или бездомный, — не успела спросить.

Невольно сделав шаг назад, я оступилась и… полетела в реку. Вода сомкнулась за мной с громким плеском, а потом наступила вязкая тишина. Брошка выскользнула из кармана и медленно полетела на дно.

И я сделала глупейшую ошибку: устремилась за ней, а не вверх. А когда опомнилась, поняла, что поздно: вода хлынула в рот. Я судорожно дернулась пару раз, рванулась к просвету сквозь зеленоватую воду. Но силы покидали меня…

Чья-то рука схватила меня за шкирку, я из последних сил схватила брошь и только тогда позволила вытащить меня на воздух. В уши ворвались оглушающие звуки, а в легкие — раздирающий и жгучий воздух. Ненавижу реки!

— Где тебя носило?! — зашипел мой спаситель, не дав опомниться. — Я тебя полночи жду, думал, дело дрянь!

Фыркая и откашливаясь, я выбралась на набережную вслед за Ратом и, отдав брошь другу, без сил распласталась на земле. Кровь громко стучала в ушах, а легкие горели, привыкая дышать заново. Слава Киа, худшая часть ночи позади!

— Не повезло со стражниками. И с магами, — последнее я выдохнула с особой злостью. Ну, Киа! Подсобила сегодня.

— С магами? Из-за этой… штуки? — Рат удивленно рассмотрел брошку и нахмурился. Выглядел он мокрым, оборванным щенком: рыжие волосы облепили шею, с рубашки накапала целая лужа, а глаза светились лихорадочным огнем.

— Из-за чего же еще?

— Я как чувствовал, что дело неприятное, ведь говорил же!

— Мало ли что! Деньги на дороге не валяются, — ворчливо огрызнулась я. Вздохнув, я потерла нос и мечтательно протянула: — Вот бы разбогатеть… что угодно готова сделать, лишь бы не рисковать ради паршивых брошек!

— Может, и разбогатеешь, — нервно рассмеялся Рат. — Какой-то тип обещал щедро заплатить за заказ. Мне он жутко не понравился, я тебе и говорить не хотел… — Вздрогнув от резкого звука ломающейся ветки, он потянул меня за рукав. — Ладно, потом расскажу! Пойдем отсюда!

— Торопишься к девушкам из борделя? — подколола я друга, с трудом вставая.

— Ли, а, Ли? Завидуешь? Вот разочек меня поцелуешь, я обо всех забуду, клянусь. А? Ну давай!

Я встала, сердито стряхнула руку Рата и в шутку показала язык. Хотя таким друг радовал меня куда больше, чем серьезным: беспокойство постепенно покидало лицо Рата, уступая место привычной легкомысленности.

— Ну хоть в щечку? — обиженно протянул друг.

— Не сейчас, Рат, — отмахнулась я.

По набережной шел, раскачиваясь, давешний бородатый здоровяк. Как он оказался по эту сторону реки так быстро? Кулаки сами собой сжались: наподдать бы ногой, чтобы людей не пугал! И нелюдей тоже, если уж на то пошло.

С другой стороны, он помог мне спрятаться от мага и стражников. Я расслабилась, и когти втянулись, оставив после себя обычные человеческие ногти. Изучив облупившийся черный лак на мизинце, я опустила руку и улыбнулась.

Во всем можно найти хорошее, так ведь?

Нирна

Порядочные девушки сидят дома и вышивают крестиком. Они не бродят по темным улицам и не прыгают по крышам, уходя от погони. Их все любят, ими восхищаются и ставят в пример.

Но я вовсе не завидую этим воплощениям добродетели, потому что быть непорядочной намного интересней и выгодней. Не надо зависеть от родителей, подавлять свои желания и восхищаться глупой болтовней очередного франта, который вздумал предложить тебе руку и сердце. Можно быть просто собой.

— Вон она! Держи эту мерзавку!

Вопль стражника прервал мои почти философские мысли, и я поспешила спрыгнуть с крыши двухэтажного дома на корявую липу, росшую неподалеку. Эльфийская ловкость, полученная от одного из родителей (жаль, что они пожелали остаться неизвестными и подкинули меня ордену темных магов), позволяла совершать и более опасные трюки. Сзади послышались разочарованные крики преследователей, еще только забирающихся на крышу.

Я уже хотела слезть с дерева, когда вдруг увидела в темноте неясный силуэт. Приглядевшись, заметила, что лицо неизвестного скрыто маской, и он внимательно смотрит на меня. Честно признаюсь, стало не по себе от этого взгляда. Но надо было торопиться, а со всякими странными незнакомцами можно разобраться и потом.

Усмехнувшись, я спустилась с дерева и скрылась в одном из темных переулков.

В очередной раз мне удалось уйти от карающей руки закона. Как же все-таки приятно ходить по самой грани и дразнить судьбу. Приятно и опасно. Наверное, именно поэтому я и стала воровкой, сбежав из ордена, и наплевав на свое возможное будущее в роли темной ведьмы.

И ведь никто не ожидал подобной выходки от внешне спокойной и покорной девочки. Да и самой удивительно. Впрочем, я ни разу не пожалела о сделанном выборе. Если бы мне предложили вернуться в прошлое и все изменить, я вряд ли бы согласилась.

— Нирна, иди сюда, — вдруг раздалось из темноты, и я насторожилась. Голос казался знакомым, но доверчивость — не лучшее качество для воровки и поэтому я не спешила откликаться.

Внимательнее приглядевшись к неясному силуэту, замершему рядом с небольшим покосившимся забором, я облегченно вздохнула. Меня поджидал старый приятель.

— Эрик, ты, признаться, заставил меня понервничать, — сказала я, подходя поближе.

— Извини, я вовсе не хотел, чтобы ты испугалась. Просто захотелось прогуляться с тобой.

Его короткие темно-каштановые волосы были взъерошены, а в темно-серых глазах светился лукавый огонек. — Надеюсь, ты не возражаешь?

— Конечно, нет. Я всегда рада твоей компании. О, насчет компании! А почему бы следующий заказ нам не выполнить вместе? — Я вопросительно посмотрела на Эрика.

— Нирна, не обижайся, но мой ответ — нет. — Парень виновато улыбнулся. — Я с детства работаю один и не собираюсь менять принципы даже ради тебя.

— Эрик, ты — законченный эгоист. Тебе просто повезло, что я терпимо отношусь к твоим недостаткам, — вздохнула я. — Ладно, пойдем уж.

Вор улыбнулся и галантно подхватил меня под руку. Я особо не возражала, лишь еще раз проверила мешок с сегодняшней добычей и только тогда расслабилась. Вечер определенно удался.

Порой я боюсь спать. Потому что во снах оживает прошлое, которое хочется забыть. К сожалению, это невозможно. Почти каждую ночь я переживаю одно и то же…

Огромный холодный зал, украшенный множеством колонн, полон людей. Они одеты в темные балахоны, лица у них спокойные и отрешенные. В уголке толпятся адепты в серых одеяниях. Синий свет плавающих в воздухе магических светильников придает всей обстановке странный нереальный вид. В центре зала полыхает алым идеально начерченная пентаграмма.

— Зачем все это, Улиган? — Я встревожено смотрю на наставницу, гадая, какую пакость вновь придумали верховные жрецы ордена. — Будем вызывать демонов?

— Нет, — немного нервно бросает всегда спокойная наставница. В ее карих глазах боль и в то же время смирение. Похоже, ей не раз приходилось наблюдать за тем, что только ждет нас, адептов, которым едва исполнилось тринадцать.

— А что тогда? — не отстаю я, пользуясь тем, что мы стоим в стороне, и никто не может сделать мне выговор. Разве что только Улиган… Но ее запас терпения я еще не исчерпала.

— Мой ответ тебе не понравится. Лучше вспомни то заклинание, что проходили накануне, — советует она и отходит в сторону.

Мне становится не по себе. Заклинание иссушения призвано вытягивать из мага не только его силу, но и жизнь.

Я молилась, чтобы его не заставили применять хотя бы в ближайшее время. Но к чему было лелеять глупые надежды? Я — будущая темная ведьма, а темным богам милей всего кровь и смерть. И мои желания не имеют значения!

Но я… я не хочу быть слепым орудием в чьих-то руках, не хочу выполнять чужую волю. Я должна бороться, чтобы не стать той, кем меня хотят видеть жрецы. Но удастся ли мне это? Я всего лишь подросток, а мой дар еще такой неуправляемый, что часто оборачивается против меня.

— Начинайте, — голос старшего жреца, высокого и жилистого старика, отвлек меня от грустных размышлений, и я подошла к адептам.

«Крепись!» — раздался у меня в голове голос Улиган. От неприятного предчувствия похолодело в груди.

— Разбиться на пары, — между тем велел один из наставников, и мне ничего не оставалось, как выполнить его приказ. Я оказалась в паре с худой и темноглазой девочкой, она смотрела на меня со злостью, будто хотела испепелить взглядом.

Вот уж кто был истинной темной ведьмой! Такая ни перед чем не остановится.

— Худо тебе придется, эльфиечка, — прошипела она и, вдруг резко схватив меня за руку, подтащила к пентаграмме и впихнула в нее. В то же мгновение нас окружила прозрачная стена, по которой начали пробегать серебристые всполохи. Я оказалась в ловушке.

— Первый раз вижу такое рвение, — в голосе старшего жреца слышался сарказм. — Кто из вас выживет, получит награду — десять золотых монет и неделю отдыха.

Кто из нас выживет? Это значит что…

Додумать я не успела, плечо обожгло болью. Я зашипела как кошка, прикрывая рану ладонью. В глазах противницы плясали шейсы1, в руках она сжимала наколдованную черную плеть.

— Больно, эльфиечка? Так станет еще больнее!

— Это мы еще посмотрим, — с ненавистью произношу я и начинаю выплетать заклинание алой иглы. До тех пор, пока меня не злят, я еще худо-бедно контролирую дар, но стоит выйти из себя и… будто появляется другая Нирна. Та, которая бы понравилась ордену темных богов. Жестокая, немного безумная и в то же время ужасно расчетливая.

Я боюсь ее. Наверное, это и есть сумасшествие. Но пока оно позволяет жить, я не хочу от него избавляться.

Темноглазая ведьма вновь атаковала меня, но теперь не застала врасплох. Я вскинула руку и множество маленьких, но острых, как шипы, игл полетело в нее. Она попыталась создать магический щит, но не успела. Раздался крик боли, моя противница пошатнулась. Из ее мелких, но наверняка болезненных ран, заструилась кровь.

Она выругалась и вновь замахнулась плетью. На этот раз я была начеку и смогла увернуться. Веселая злость переполняла меня, пьяня, будто хорошо выдержанное вино.

Я вновь швырнула в темноглазую горсть игл и так до тех пор, пока она не обессилела от потери крови.

…Ярость затопила сознание, да так, что я не чувствовала боли в раненом плече. Подойдя к обреченно смотрящей на меня адептке, я выдернула у нее плеть и брезгливо отшвырнула в сторону.

— Пощади меня, — с мольбой попросила девчонка и позорно разревелась. И вот это ничтожество мне угрожало?

— Пощажу, если ты громко, на весь зал скажешь, что слабее меня. — Язвительная усмешка исказила мои губы. В этот момент дар оказался сильнее меня, тьма поднималась из потаенных глубин души, не оставляя место состраданию.

— Я…не смогу, — выдавила ведьмочка, жалко кривя губы.

— Ты сама сделала выбор, — сказала я и подняла руку. Губы прошептали знакомое заклинание иссушения, и серое марево окутало худощавую фигуру моей противницы.

Она кричала какое-то время, а потом обмякла. А я с ужасом смотрела на то, что творю, но не могла остановиться.

«Хоть бы Улиган вмешалась, прекратила это безумие», — промелькнуло в голове, но наставница ничего подобного делать не собиралась. Просто стояла и с жалостью смотрела, как я убиваю человека. Убиваю в первый раз…

***

Я проснулась с диким криком и какое-то время не могла понять, где реальность, а где сон. По лицу текли слезы. Я вытерла их и подошла к окну. Огромная полная луна проливала серебряный свет на спящий город и казалась глазом какого-то божества.

— Когда же я, наконец, стану свободна от прошлого? — пробормотала я вслух и, забравшись на подоконник, обняла колени руками. Спать совсем не хотелось, я боялась, что снова вернутся кошмары.

Интересно, сколько я смогу еще лгать себе, притворяться, что все хорошо? Когда признаюсь, что дар сделал то, что не удалось ордену — победил меня, изломал душу? И решу для себя, какая я на самом деле? Полукровка, люто ненавидящая темных жрецов и пытающаяся сохранить в себе доброту, или темная ведьма, безумная и безжалостная?

Когда-нибудь я должна буду найти ответ. Но пока это «когда-нибудь» не наступило, буду просто жить.

И бороться с собственной магией, без которой не смогу долго просуществовать, но чье использование подводит меня к грани, откуда я не смогу вернуться собой.

Замкнутый круг… По-иному и не скажешь. А как его разомкнуть, никто не ответит. Я пыталась не колдовать, но тогда сила еще больше подчиняла себе. Улиган, видя, в каком отчаянии я нахожусь, даже предложила блокировать мой дар, но мы быстро отказались от этой затеи.

Ведь обе знали, что происходит с теми магами, которых лишают возможности колдовать. Единицы выживают, остальные сгорают, как свечки, за какие-то пару недель. Магия для нас — это вторая душа. Без нее мы не можем.

Поэтому приходилось жестко контролировать себя и верить в лучшее. Даже тогда, когда ничего, кроме тьмы, в душе не оставалось.

***

Таверна «Липовый цвет» считалась одним из самых лучших заведений в Океме. Двухэтажное каменное здание больше напоминало особняк, в нем выступали знаменитые менестрели, а блюда подавали такие, что создавалось впечатление, будто хозяину «Липового цвета» удалось переманить королевского повара.

Но подобная роскошь и изысканность стоили соответственно. И хотя мне как воровке… а вернее будет сказать, охотнице за артефактами, платили немало, в «Липовый цвет» я наведывалась редко, чаще по случаю дня рождения. Обычно предпочитала более скромные таверны.

Но так как приглашал меня в вышеупомянутое заведение Эрик и галантно обещал все оплатить, раздумывала я недолго.

Правда, друг настоял на платье, которое я, пожалуй, не любила даже больше, чем темных магов. Подобное странно слышать от темной же ведьмы, но у людей (да и нелюдей) еще и не такие тараканы в голове бывают.

И все же ради Эрика я наведалась на рынок, побродила по лавкам и приобрела темно-серое шелковое платье с довольно смелым декольте. Почему бы и нет, если есть что показать?

***

После рынка я отправилась на встречу с заказчиком. Она должна была состояться у фонтана на главной площади славного города Окема, который является столицей королевства Миррах и моей малой родиной, потому что именно здесь я родилась и живу по сей день.

Я тенью скользила среди быстро идущих людей и нелюдей, стараясь не привлекать к себе внимания. Что поделаешь, моя профессия накладывает определенный отпечаток на поведение и привычки. Иногда я бываю чересчур осторожна и недоверчива. Впрочем, разве воровка может быть иной?

Задумавшись, я налетела на высокого незнакомца и ткнулась в его широкую грудь. От него пахло лесом и травами. Я извинилась и уже хотела идти дальше, но он схватил меня за руку и сказал:

— Эвэрэ, это ты?

Я вздрогнула при звуках мелодичного голоса и более внимательно изучила мужчину. Хорошо сложен, красив, темноволос, остроух. Что? Эльф? О боги, ну почему я такая невезучая и наткнулась именно на него?

Ну, не люблю я этих нелюдей, а они отвечают мне полной взаимностью. Я для них — позор, результат постыдной связи эльфа и человека, они для меня — заносчивые и холодные типы, для которых остальные расы — ничтожества.

— Нет, я ошибся. Простите. Вы так похожи на одну мою знакомую. — Эльф грустно улыбнулся и, отпустив меня, продолжил путь.

«Странный какой-то!» — подумала я и поспешила к месту встречи.

***

Отдав артефакт и получив деньги, я направилась в одну из лавок, находившуюся недалеко от городской библиотеки. Дело в том, что туда завезли новую партию статуэток драконов, которые я коллекционировала, и мне не терпелось ее посмотреть.

Путь в лавку занял немного времени, и вскоре я с сумасшедшим блеском в глазах (коллекционеры меня поймут) изучала статуэтки драконов. Мне нравились все, но больше всего приглянулся серебряный дракон с блестящими глазами, сделанными из изумрудов. Стоил он довольно дорого, но я решила не жадничать и купить. Заплатив нужную сумму, я забрала статуэтку и покинула лавку.

За повседневными хлопотами остальной день пролетел незаметно. На город опустились сиреневые сумерки и на улицах уже начали зажигаться магические фонари. Я, поужинав, начала готовиться к встрече с Эриком.

Пытаясь найти заколку для волос, я мельком взглянула в зеркало. Оно отразило бледноватую девушку с длинными и вьющимися серебристыми волосами, чуть заостренными ушами и грустными темно-зелеными глазами. Правильным чертам лица было далеко до холодного совершенства эльфов, но среди людей я могла бы считаться красавицей. Могла бы, но постоянное мрачное выражение в глазах и аура темной магии, которую чувствовали даже обычные люди, отпугивали мужчин.

Впрочем, я не особо жалела о неудачных поклонниках. Жизнь у меня была столь насыщенной, что на всякие интрижки просто не оставалось времени. А любовь к Эрику была лишь подростковой блажью. Хотя, если быть до конца откровенной, сердце порой ёкало при виде старинного приятеля. Но, что было — то прошло, и хватит об этом.

Я сосредоточилась на поисках, и вскоре мои старания были вознаграждены. Скрепив непокорную гриву заколкой в виде черной бабочки, я стала собираться на встречу.

***

Изнутри «Липовый цвет» подавлял, по-другому и не скажешь. В общем зале стояли стулья, обитые красным бархатом, и изящные резные столы. Стены украшали объемные движущиеся иллюзии, изображавшие то море лунной ночью, то звездное небо, то диковинные заморские цветы.

В центре зала был небольшой помост, на котором стояла красивая девушка с длинными белыми волосами и наигрывала нежную мелодию на флейте. Порой ее сменял загорелый парень с шальными черными глазами и, перебирая струны на лютне, пел страстную и проникновенную песню приятным баритоном.

Впрочем, в общем зале мы с Эриком сидели недолго, быстро перейдя в одну из кабинок. Здесь мы могли не бояться, что нас подслушают.

Я поудобнее расположилась на стуле, наслаждаясь мягкостью сиденья. Эрик задумчиво смотрел на меня, вертя в руках заранее заказанную бутылку красного вина.

— Будешь? — спросил он и почему-то покраснел. Я отрицательно помотала головой и произнесла:

— Ты намекал, что есть заказ. Так давай ближе к делу, Эрик. Я бы поболтала с тобой о разных пустяках, но сегодня был длинный день, и я хочу пораньше лечь спать. — Я пыталась скрыть раздражение, но не получилось. Эрик с громким стуком поставил бутылку на стол и процедил:

— А ты точно будешь спать?

Я с недоумением взглянула на него. Что за муха укусила моего друга?

— Конечно. А что по-твоему я еще могу делать ночью после того, как не выспалась накануне?

— Ну я…ох, шейс побери… я думал, что у тебя кто-то появился. Пару раз видел тебя с одним расфуфыренным мужиком, — признался друг и уставился на меня, как маг-дознаватель на подозреваемую.

— Это заказчик… Бывший. Уж больно ему моя работа понравилась. Предложил встретиться, я не отказалась. А что, я — девушка свободная… И вообще не понимаю, к чему этот разговор? — Я сердито посмотрела на Эрика. — Если ты позвал меня, чтобы выяснять отношения, то…

— Нирна, я все понял. Переходим к делу. К нам в гильдию приходил один типчик, интересовался тобой. Сказал, что у него есть заказ…

— И что нужно украсть? Как его зовут? Как выглядит? — Я задала вполне обычные вопросы, но Эрик вдруг растерялся и не сразу ответил. Он наморщил лоб, будто пытаясь что-то вспомнить, жалобно взглянул на меня и выдавил:

— Я…я его не запомнил. Вроде бы образ в голове сохранился, но какой-то нечеткий. Единственное, что точно знаю — он будет ждать тебя в борделе «Кокетливая вдова», в полночь. Скажи вышибале фразу «Гоблины пили сидр из ромашек», и он отведет тебя к кому нужно.

— Дурацкий пароль, ну да ладно. Еще и не такое приходилось слышать, — пробормотала я и нахмурилась. У Эрика прекрасная память на лица, а тут… Похоже, что использовали магию и приятелю хорошенько прочистили мозги. Обычная осторожность или что-то другое?

— Не нравится мне это, — озвучил Эрик мои мысли. — Не бралась бы за это дело, Нирна.

— Если это ловушка, — задумчиво протянула я, — то я хочу выяснить, кто ее придумал. Так что решено — я иду на встречу с этим таинственным заказчиком.

Глава 2

Геральдина Моустриц спешит в тюрьму

Лионна

Гадкое местечко… Возможно, Рат прав: сомнительный какой-то заказ. Но с наступлением лета заказчики как в спячку впали, и за два месяца кошелек здорово полегчал. А снимать штаб-квартиру, кормить ребят и обучать новеньких на что-то надо; такое крупное дело я упустить просто не могла.

Однако посреднику об этом знать вовсе необязательно.

В маленькую таверну людей втиснулось столько, что у меня закралось нехорошее подозрение: похоже, все жители города явились послушать, как мы с посредником торгуемся. Пару раз мне уже наступили на ногу, умудрившись найти ее даже под столом, разок облили чаем, и — что приятно — по ошибке принесли чужую курицу. Которую я тут же и съела: не пропадать же добру?

— Хм, хм, Черная Химера, говорите? — Я сложила куриные косточки горкой и отодвинула тарелку на край стола. Зал тускло освещался фонариками, и в их свете мой собеседник чем-то напоминал вампира. Аристократ, явно привыкший всеми повелевать — пренебрежительно учтивый, равнодушный, спокойный и уверенный в себе тип. — Тридцать золотых, меньше никак.

— Сколько?! — заказчик от удивления подавился. Мне все-таки удалось расшевелить это аристократическое бревно! Молодец я.

— Тридцать, — терпеливо повторила я. — Работка пыльная и неприятная. А лучшего специалиста, чем я, тебе не найти. Так что вот мои условия. Если не нравится, твои проблемы.

— А вы самоуверенны, — он улыбнулся: улыбкой снисходительно-покровительственной, которой обычно одаривают несмышленых малышей.

— Ты прав, в себе я уверена! — Я постаралась точно скопировать раздражающую меня улыбку. — Поэтому тридцать и точка.

— Вы же понимаете, что в городе полно воров, которые согласны и на пять золотых!

Я вздохнула. Разговор мало-помалу начал меня утомлять. И что это за привычка обращаться на «ты»? Злит. Может, кому-то и не нравилось, но я ко всем и всегда обращалась на «ты»: к Ульрику правила!

— И что дальше? Найми воров, раз тебе так хочется! Тридцать золотых — мелочь, я прекрасно и без них обойдусь.

Вру и не краснею. Мамочка бы мной гордилась.

Хотя откуда мне знать, чем бы гордилась мать? Вспоминать о ней не хочу. Я поводила пальцем по скатерти, пытаясь отогнать прошлое, — удалось. В настоящем тоже весело: со старой каргой, которая почему-то решила, что я ее воспитанница, скучать не приходилось. Веди себя так, веди этак, выпрями спину, почеши мне под лопаткой, спрячь зелья, чтобы стражники не унюхали… вот накоплю монет, и сбегу в другой город, будет знать! А лучше в другую страну: там-то вышеупомянутая карга меня не найдет…

…хотя нет. Я вздохнула. Эта — найдет везде!

— Пять даю, это высшая цена. — По лицу аристократа пробежала тень тревоги: кажется, он понял, что придется раскошелиться.

— Тридцать, — в который раз повторила я.

— Десять!

— Нет, мало.

— Сколько же вы хотите?!

И сколько раз мне повторить, чтобы этот тип запомнил?! На старика не похож, а память совсем дырявая! Девичья, что ли?

В окружающем шуме что-то неуловимо изменилось: повисла легкая, едва заметная пауза, но мне хватило, чтобы насторожиться. Поболтав в чашке жидкость с гордым названием «кофе» — хотя давайте начистоту, на кофе это похоже разве что издалека, — я взглянула на входную дверь.

Пятеро стражников нетерпеливо мялись в дверях, а шестой, нахмурившись и сурово поджав губы, так и шарил глазами по заведению. Ищет кого-то. Я даже кофе расплескала: не по мою ли душу явились?

Может, и не по мою, я сегодня ничего плохого сделать не успела. Но зато вчера… и два дня назад… ну, и по мелочи, так что пора мне отсюда сматываться.

— Тридцать, ведь раз двести повторила! — раздраженно сказала я. — Если жаба душит, так и скажи, только давай короче!

— Двенадцать!

— До свиданья, — я равнодушно пожала плечами, одним глотком допила кофе и поднялась.

— Четырнадцать! — Аристократ побелел. Что ж, есть чего бояться: в конце концов, я одна в своем роде, других таких нет. Упустит — и получит нагоняй от заказчика.

Четырнадцать, конечно, неплохо, но что-то мне подсказывает, что можно получить больше.

Я задвинула стул и отвесила издевательский поклон в знак прощания.

— Пятнадцать, леди! — Аристократ вскочил. Он вмиг утратил весь свой лоск и всю свою самоуверенность: так-то лучше.

Даже не знаю, что заставило меня остановиться…

— Двадцать пять и по рукам, — спокойно заявила я.

— Шестнадцать и тридцать серебряных…

Я упрямо поджала губы.

— Ну, хорошо! Двадцать пять!!! — в крайнем возмущении вскричал аристократ и протянул мне руку. — Ну?! Теперь-то вы довольны?!!!

Я помедлила и «нехотя» пожала руку.

— Ну, — я задержала руку собеседника в своей, — почти. С тебя еще пять золотых на дорожные расходы!

— Что?!

— Поздно отступаться, — я коварно улыбнулась и выразительно посмотрела на сцепленные руки. — Договор заключен.

«Вампир» побагровел. Победа была у меня в кармане. Но вдруг лицо собеседника прояснилось, словно на него снизошло озарение. Подобные озарения всегда меня беспокоят…

— Забыл вам сказать, — неожиданно бесстрастно сказал аристократ. — Вы работаете в паре.

— Что?!

— Поздно отступаться, — аристократ улыбнулся почти так же коварно, как я минуту назад. — Договор заключен.

Оч-чень остроумно!

***

Работа в паре — нет ничего унизительнее! Я не любила напарников: только мешают. Обязательно что-нибудь испортят, сломают, влезут, куда не следует, а мне всё исправляй! Нет уж, на этот раз никаких благородств и подвигов, буду притворяться, что моя «хата с краю» — почему бы и нет? Все же притворяются, вот и я попробую.

Я оглянулась и, убедившись, что за мной не следят, юркнула в подворотню. Кто-то боится этих мест, но я подозреваю, из-за меня: говорят, тут пантеры водятся. Не знаю, как насчет пантер, но я здесь точно «вожусь» и очень не люблю, когда на мою территорию суется, кто попало. Да и особой привязанностью к людям я похвастаться не могу: ничего хорошего я от них не видела. С чего бы мне к ним страстью воспылать?

— Ли!

Впрочем, и среди людей встречаются исключения. Губы против воли растянулись в улыбке, но я тут же постаралась сделать суровое лицо и обернулась. Тощий мальчишка — всклокоченные волосы, огромные зеленые глаза, — бежал ко мне, размахивая городской газетой.

— Ли!

— Не ори, — как можно строже сказала я.

— Ли, смотри! — Стокли аж сиял от счастья. Что-то мне уже страшно. — Нас разыскивают за Звезду…

Прежде чем мальчишка успел разболтать, какой из артефактов Рат свистнул на прошлой неделе, я зажала ему рот и зашипела. Стокли вроде бы умолкнул, но стоило опустить руку, как это маленькое чудовище затрещало с утроенной энергией.

— Они нас обещают повесить и четвертовать, а король заявил, что преступность Окемы необходимо переловить и на кол посадить! А мы теперь совсем незаконные?! Нет, ну правда, правда? А то меня этот щенок с Елеевской улицы дра…

Я привычно отключилась от болтовни мальчугана. У этого парня рот никогда не закрывается — с тех самых пор, как в пять лет оклемался, с тех и болтает. Легендарный миг его молчания пришелся на тот момент, когда он увидел мою наставницу в обнимку с запрещенными зельями: ох же и любит бабуля всякую гадость готовить!

Хотя нет, вру: Стокли долго молчал, когда я его подобрала на улице. Обычно я не тащу в дом всяких щенков, но уж больно жалкий был у пацана вид: он напомнил мне, как я сама месяцами бродила по улицам, заглядывая в каждое окно в поисках пирожка. Увы, пирожка я так и не получила, а вот под зад очень даже: люди любят рассуждать о доброте, справедливости и участии, но поди допросись у них снега зимой!

Так вот, старушка относилась к тем, кто любит рассуждать о кровожадности и пытках, но она единственная приютила меня восемь лет назад, — видимо, чтобы издеваться всю оставшуюся жизнь. Поэтому мне подумалось: если она невесть с чего решила, будто я ее воспитанница, еще одного жителя как-нибудь потерпит.

Однако вести всех встретившихся беспризорников к старушке я постыдилась, — рука у наставницы тяжелая, — а тут Стокли притащил новость, что один богатый человек хорошо заплатит за золотую магическую розу… так «Роза Столицы» лишилась символа, а мы занялись кражей артефактов. Я многим Стокли обязана, а он многим обязан мне, но дать бы ему подзатыльник, чтобы помолчал!

— …а еще там написано, что воровство артефактов должно быть наказано, и к нам специально направят магов от самого короля! — чуть не лопаясь от гордости, трещал мальчишка. Да кто тут ворует? Так, парочку артефактов позаимствовали, всего-то, тю! — Ли, а тебе Рат искал.

— Его только не хватало! У меня от одного тебя сейчас голова лопнет!

— А у вас с ним… ну? — Стокли прислонился спиной к стене и подмигнул. — Да?

Не удержавшись, я рыкнула — так, ради вида, не злиться же на щенка, в самом деле? — и толкнула дверь внутрь.

— Сводник! — Я пропустила Стокли внутрь и задержалась в дверях, чтобы вытащить ключ.

— Но ты ведь его любишь?

— Смотря, с каким гарниром. — Я повернулась и столкнулась нос к носу с Ратом. Ухмыляющимся от уха до уха. — Чего ухмыляешься?

Рат — высокий парень с рыжей шевелюрой — недавно появился в нашей команде. Поначалу я хотела его выгнать. Грязные намеки, вечные приставания, да еще эта противная ухмылка и наглость сверх меры, — все это заставляло меня кипеть от злости. Страшно чесались руки, и хотелось расцарапать его симпатичное личико в кровь, а рыжие волосы выдрать с корнем. Рату повезло, что в свои неполные девятнадцать я научилась худо-бедно справляться с приступами ярости.

Однако прошло время, и я остыла. Это словно привыкать к собственному хвосту: мешает, но без него никак. Рат оказался незаменимым помощником, с ним я была спокойна за ребят. И хотя меня по-прежнему раздражало, когда друг пытался проявить заботу, с остальным я смирилась. Такой уж характер: рыжему просто необходимо кого-то доставать, над кем-то шутить и кому-то действовать на нервы. Желательно, девушкам. Желательно, мне… интересно, чем я так прогневала богов?

— В качестве гарнира подойдет моя дикая, первобытная страсть? — театрально воскликнул Рат, но, правильно истолковав показанный мною кулак, вздохнул. — Я все понял, только не бей. Разве что нежно, ласково и подушкой!

— Размечтался! — Я рассмеялась и, прихватив Стокли за шиворот, отправилась в штаб, где ребята иногда отсиживались после заданий.

Привычно отметив, что обои в цветочек выцвели, ножки стола раскачиваются, а обивку кресел безжалостно разодрали коты, я покачала головой и выложила закупленные продукты на стол. Запасы не моя забота, но Рат вечно забывал дорогу в лавку, а все остальные притворялись больными, стоило только заикнуться, что кому-то придется сходить за покупками.

Все остальные — это Стокли, Бур, Али, Диа и Эйла, все мелкие и вредные до безобразия. Мешаются под ногами, требуют дел поопаснее, но даже на самых легких умудряются попасть к стражникам в лапы. Что касается Рата и Циркача, — последний, как и мы с Ратом, считался старшим, — то от парней проку мало, у них то девочки, то карты, то деньги: а еще память дырявая и страшная потребность купить вместо картошки бутылку вина.

— Ай! — Я подпрыгнула, когда чья-то когтистая лапа дотронулась до ноги, и тут же выдохнула. Если детей подбирали мы, то коты приходили сами. Оторвав ножку курицы, я бросила ее на пол: понятия не имею, как зовут черно-белого кота, но тоже голодным не оставишь.

— Что ты хотел сказать? Боги, как я устала. А мне еще на задание вечером… Давай покороче, ладно?

Сбросив туфли, я упала в кресло, обитое мягкой кожей, и с блаженством закрыла глаза. Вот чего мне не хватало. Мягкого кресла, запаха кофе и… я открыла глаза и вздохнула: серый кот, раздирающий обивку, пожалуй, не к месту. И вообще, откуда он взялся? Хотела бы я знать, из каких щелей вылезают эти пушистые проныры!

— Кыш! — Рыжий отогнал кота и развалился в кресле напротив. — Хотел насчет Химеры поговорить.

— Так и знала.

— Циркач думает, что в этом деле не все чисто. Кто-то в нем заинтересован. Ты хоть знаешь, что эта Нирна одна из лучших воровок города?

— А к чему ты клонишь? — Я внимательно посмотрела на рыжего. Можно было и не спрашивать, конечно. Кому настолько понадобилась эта Черная Химера, что он дает задание двум лучшим охотницам за артефактами, да еще и заставляет их работать вместе? Ответа у меня не было, но подвох есть, носом чую!

— Я уверен, ловушка. Вот, как пить дать, кошельки работают на магов. Еще вспомнишь мои слова!

— Возможно, ты прав, — задумалась я. — А возможно и нет.

— Кошка, не выдумывай! Откажись от заказа, от нас не убудет.

Я усмехнулась — кошка. Друг даже не подозревал, насколько близко подошел к моей тайне.

Если бы не кучка золотых, отваленных за это задание, я бы, честное слово, отказалась. Но двадцать пять золотых, не считая еще пятерки на расходы… и опасность! Дурманящее, опьяняющее чувство опасности, когда внутри все замирает, словно перед прыжком в бездну! Опасность, которая заставляет проснуться, очнуться от рутины и почувствовать себя наконец-то дикой кошкой.

— Я пойду на задание.

— Ты сумасшедшая, — покачал головой Рат.

— Я кошка, — возразила я. — А у кошки своя дорога.

Призадумавшись, я вздохнула.

— Хотя ты прав. Я сошла с ума, если собираюсь завтра идти к стражникам в гости. — Я вытащила из кармана брошку-звездочку и повертела ее в руках. — Ну и как ты думаешь, эта брошка проклята или нет?

Рат засмеялся, вспомнив мой рассказ о вчерашних приключениях. Я нахмурилась. Ему смешно. А у меня дурное предчувствие, и беспокойство такое, что выть хочется. Будто с этой брошкой в мою жизнь ворвалось что-то плохое.

Точнее, не с брошкой. С магом. Надеюсь, вчерашняя встреча с ним была первой и последней.

***

По узким улочкам Окемы то и дело сновали мальчишки с газетами, выкрикивая последние новости и зазывая покупателей. Отдав монетку, я посторонилась, чтобы пропустить мужчину и заодно отойти подальше от лужи: не хотелось бы испортить белое платье.

— Так-так, — пробормотала я, разворачивая газету и углубляясь в изучение списка только что прибывших знатных особ. — Геральдина Моустриц, дочь тирберийского мэра… хм. На сегодня мы с тобой, Геральдина, кажется, станем тезками!

Довольная принятым решением, я бросила газету на чей-то подоконник, и, не торопясь, отправилась в сторону площади Восстаний. В лужах купалось солнце, дул легкий ветерок, а мокрые, взъерошенные воробьи радовались летнему дню. И не подумаешь, что эта площадь пережила десятки восстаний, которые неизменно начинались у дверей городской тюрьмы.

А вот и сама тюрьма. Я подняла голову, придерживая шляпу рукой. Мрачное, угрюмое здание, с маленькими окошками и двумя каменными горгульями у входа. Будто стражи, по обе стороны от тюрьмы притаились здания поменьше: темного и светлого ордена.

Неприятное местечко! Но выбирать — увы! — не приходилось.

Я достала из сумочки зеркальце и поправила прическу. Черные волосы, тщательно завитые и уложенные наверх по последней моде, будто бы в порядке, но какого-то штриха не хватало. Я нахмурилась и убрала прядь волос за ободок, украшенный белоснежным жемчугом, тем самым выставляя его напоказ.

Да, то, что надо. Ободок стоил страшных денег, но богатые денег не считают. А сегодня мне крайне не помешал бы статус богатой и разнеженной девицы. Хорошая роль для отвода глаз.

— Почему все сидят? У меня мало времени! — капризно заявила я, едва оказавшись внутри тюремного здания. Стражник, подавившись соком, с ужасом посмотрел на меня и хлопнул глазами. — Позовите же смотрителя!

— Леди, простите, а вы кто? — справившись с первым потрясением, выдавил стражник.

— Меня зовут Геральдина Моустриц. Поверить не могу, здесь что, меня не знают?! Я должна поговорить со смотрителем. Поживее, пожалуйста!

— Ээээ… — Мужчина даже рот раскрыл от такого напора. — Могу я узнать по какому вопросу, леди?

Кинув на него долгий взгляд, я недовольно вздернула подбородок.

— Разумеется, встреча с заключенным! Что еще я могу делать в этом грязном месте? Фи, как у вас воняет!

Я раскрыла веер и, присев на краешек стула, старательно скривила нос. Да уйдет он, наконец, или нет? Сверкающие ключики на стене так и манили, каких только не было, — и серебряные, и золотые; не удержавшись, я бросила на них быстрый взгляд.

— И? — Я перевела взгляд на стражника и изо всей силы хлопнула веером по столу. — Я жду!

— В самом деле, не садиться же вы пришли, — приуныл мужчина. Он оперся о стол и, бряцая доспехами, грузно поднялся. — Одну минутку.

Как только стражник скрылся за дверью, я вскочила и бросилась к ключам. Так, не тот, не тот, не тот… я схватила связку со стола, поднесла ее к окну и рассмотрела. Да! Наконец-то.

Теперь самое трудное. Выбрав нужный ключ, я повернула его в замке двери позади стола. Замок щелкнул, дверь со скрипом приоткрылась. Оглянувшись на часы, я шепотом рассчитала примерное время до возвращения стражника. Поскольку времени оказалось маловато, я толкнула дверь, плотно закрыла ее за собой, — впрочем, не запирая, — и побежала по узкому коридору.

Запыхавшись, я вылетела в маленькую комнатку. Тюремный склад артефактов: любые изъятые у заключенных предметы отправлялись именно сюда. Здесь никого не было, как я и ожидала. Всего две двери, небольшое окно; бежать некуда — если не успею, пополню коллекцию местных преступников.

А может быть, и нет. Я сжала холодную связку ключей и, мучительно вспоминая карту, присмотрелась к двери на другой стороне комнаты. А, ладно, сейчас важнее найти артефакт!

Вот для этого-то этапа мне и нужна была брошь стражника. Вытащив из потайного кармана металлическую звезду, я подошла к большому комоду возле книжного шкафа и приложила ее к углублению похожей формы под ручкой ящика.

— Слава Киа! — выдохнула я, когда что-то щелкнуло, и ящик сам собой открылся. До последнего сомневалась, что стащила ту самую брошь, а не ее подделку.

Внутри оказалось такое количество мелких побрякушек, что я сперва растерялась. Россыпь сверкающих, роскошных камней, множество цепочек, сережек, кулонов, ожерелий! Задача усложнилась в разы. Но если я буду стоять и задумчиво рассматривать всю эту кучу, меня точно поймают. Поэтому, закатав рукава, я запустила руки в драгоценности.

***

— Да где же, где же ты? — Я лихорадочно перекапывала ящик с побрякушками, пытаясь отыскать амулет скорости. Сзади что-то треснуло, и я оглянулась: камин — и только. Вытерев испарину со лба, я продолжила поиски.

Чего тут только не было! Всякие зелья, талисманы, амулеты, свитки! Эх, сколько добра пропадает… Выудив из кучи зеленый амулет с золотым рисунком дракона, я с сожалением посмотрела на оставшиеся в ящике предметы.

Взять-нет? Но мало ли, какие на них наложены заклятья? Были случаи, когда маги начитывали на предметы следящие заговоры; опомниться не успею, как вычислят. Ладно, амулет, — отдам и переброшу проблемы на заказчика, — а остальное? Нет уж, осторожность превыше всего.

Я уже почти задвинула ящик, как заметила зелье, отнимающее у артефактов магические свойства. Ой, какая редкость! Рука сама потянулась к пузырьку, и, быстро сунув его в потайной карман, я захлопнула ящик… оставив при этом брошку-ключ внутри.

— Ай, — прошептала я. Без этого ключа открыть ящик невозможно, уже пробовала. Надеюсь, у стражников есть запасной?

Бряц-бряц! По коридору, ведущему к выходу, кто-то шел. Выругавшись, я нацепила амулет на шею и, прикусив губу, в панике осмотрелась. Окно отпадает сразу, решетку в одну секунду не выломать. Тот путь, которым я пришла, тоже не пойдет: столкнусь нос к носу с бряцающим стражником. Остается последний…

А почему бы и нет? Придется углубиться в тюремные переходы, но у меня есть связка ключей… я подняла ее в воздух и выбрала самый массивный ключ. К счастью, он подошел, и, проскользнув в темный коридор, я прикрыла за собой дверь.

— Шейс подери, за эти ключи с меня три шкуры сдерут! — в тот же миг прохныкал басом кто-то из комнаты.

Я не стала дожидаться, пока стражник заметит приоткрытую дверь и, сняв туфли, быстро прокралась в соседний коридор. С потолка капала вода, и пахло сыростью, но в целом, я ожидала, будет хуже. Хотя это же еще не тюрьма, где держат заключенных, а всего лишь маленький коридорчик, соединяющий два крыла.

Если я правильно помнила карту, в другом конце здания находился черный выход. По идее, именно через него входили сами стражники, и мне там быть не положено.

Мне. Но для Геральдины Моустриц можно сделать исключение. Такой знатной леди не пристало посещать тюрьму. По крайней мере, об этом не должны знать простые смертные.

— И когда ты обратно в Старвиль?

— Не скоро, Валентин. Здесь и здесь стоит разместить посты. Как стражник, ты должен был об этом позаботиться!

Второй голос какой-то знакомый… ладно, нет времени вспоминать.

Я надела туфли, пару раз топнула для видимости, потом набрала в легкие воздуха и зашла в полутемную комнату. Две фигуры у стола одновременно на меня посмотрели, и я поспешила улыбнуться. Вот тот, который весь в железе, вероятно, и есть Валентин. Стражник, который станет моим прикрытием.

— Прошу прощения, мне сказали, я должна отдать ключи некоему Валентину.

— А кто…

— И мне бы очень не хотелось, — продолжала я, не давая стражнику договорить, — чтобы кто-то знал, что я здесь была. Могу ли я положиться на джентльменов?

Стражник кивнул, а его собеседник, равнодушно пожав плечами, вернулся к карте. Я чуть-чуть расслабилась, чувствуя, как по спине сползает холодная капля пота. Положив связку ключей на стол, я подошла к двери и уже было взялась за ручку, как…

— Постойте-ка.

Спокойный, властный голос заставил меня похолодеть от ужаса. Такой может принадлежать только магу. Я задержала дыхание и как можно медленнее обернулась. Не дергаться, не суетиться. Или все пойдет прахом.

— Я внимательно слушаю, — вежливо улыбнулась я, чувствуя, как удары сердца отдаются в ушах.

Парень, облокотившись на стол и согнувшись над какой-то картой, буквально впился в меня взглядом. Рукава его черной рубашки были закатаны до локтя, узкие брюки стоили примерно столько же, сколько мой жемчужный ободок. Из-за полумрака черты лица расплывались и ускользали, но я хорошо разглядела сапфировый перстень и черные волосы, собранные в хвост и переплетенные дорогущей атласной лентой.

Вот шейс! Теперь я вспомнила, где слышала этот голос! А я знала, знала, что маг так просто не отцепится! Слишком легко он меня отпустил — выходит, не случайно отдал брошь, а в расчете на встречу?

Я нервно прикусила губу, гадая, узнает ли меня маг в образе Геральдины. Если узнает, мне крышка.

— Могу я узнать ваше имя?

— Геральдина Моустриц, — с вызовом ответила я и, кинув на парня быстрый взгляд, улыбнулась. — Мы знакомы?

Мгновение он не отрывал от меня взгляда, изучая так, будто наткнулся на редкую зверушку. Я теребила веер за спиной, нервничая все больше и больше, пока, наконец, парень не покачал головой.

— Интересно. Вы очень похожи на…

— Эй, вы двое! Тут не видели барышню одну, симпатичную и капризную? Она… — На пороге возник стражник, и, увидев меня, расцвел. Поэтому, резко толкнув дверь, я стрелой вылетела на улицу и, подхватив юбки, припустила по лестнице.

— Стой! — крикнул маг, вылетая следом. Ага, так я и послушалась, мечтай больше! Врезавшись в толпу, я сжала в руке амулет скорости…

— Ого! — Ноги понеслись вперед без моей помощи. Взмахнув руками, я постаралась их догнать, только и успевая, что огибать людей или повозки.

— Извиняю-усь! — прокричала я несчастному молочнику, попавшемуся на дороге. Зато обзавелась бесплатным молочком… которое тут же улетело в чей-то дом от удара с мешком картошки. Прыгая и подскакивая, картошка раскатилась по улице, но уже через секунду я оказалась на другой улице и повстречалась с продавцом кур, и вот уже пытаюсь стащить с себя ошалевшую птицу.

Курицы не летают? Мне попалась летающая и улетела куда-то вверх вместе с моим браслетом. Но пока я отплевывалась от перьев, браслет стал меньшей из проблем: впереди маячила карета…

Окружающий мир мелькал перед глазами так быстро, что я испугалась — а ну как врежусь в дом, и навеки останусь в интерьере?! Но даже, когда я разжала руку, амулет прекратил действовать не сразу, а пронес меня еще через одну улицу. Только тогда я смогла остановиться и, приложив руку к животу, хотя бы сделать вдох.

— Аааа! Ульрик претемный, что ж такое творится! — В боку кололо, и чувствовала я себя почти также жизнерадостно, как старушка на смертном одре.

Доковыляв до угла, я на всякий случай свернула в темную улочку. Вряд ли, конечно, меня станут искать, — поди заметь пропажу амулета в этакой куче вещей! — но я и так на сегодня достаточно набегалась. Будто соглашаясь с моими мыслями, с головы слетел ободок, и черные растрепанные пряди упали на лоб. Надо привести себя в порядок, а то увидит кто, подумает, что я повстречалась со смерчем.

Эх, нехорошо получилось! Стражники ерунда, а вот маг… с магами шутки плохи. Да, конечно, было темно, — и опять же, благодаря легкому зелью маскировки магу придется поломать голову, видел он меня раньше или нет. Да и назвалась я чужим именем.

Но надо быть осторожней, осторожней! Сколько раз мне об этом говорили?! Ругая себя последними словами, я отряхнулась и пригладила волосы, а потом сделала пробный шаг. Один… другой… Правый каблук подломился, а за ним и левый; пошатываясь и тщетно пытаясь сохранить достоинство, я отправилась домой.

Глава 3

Наживка для воровок

Нирна

Ближе к полуночи я покинула свой небольшой домик на Цветочной улице и отправилась в «Кокетливую вдову». Она располагалась в трущобах, а это не то место, где можно спокойно разгуливать. Поэтому я прихватила с собой парочку амулетов и кинжал и только потом рискнула пойти туда.

К моему счастью, до борделя я добралась без особых приключений. Он, кстати, находился в старом двухэтажном доме, который напоминал облезлого пса. Зеленая краска давно облупилась, двери рассохлись и открывались весьма неохотно. Впрочем, обитателям трущоб было глубоко плевать на внешний вид «Кокетливой вдовы». Они привыкли к нищете и разрухе и главное, что имело для них значение — это то, что в этом месте они могли позволить себе удовлетворить свою животную похоть.

Зло усмехнувшись, я толкнула дверь и решительно вошла в бордель. Кряжистый уродливый детина, очевидно, подрабатывающий здесь вышибалой, только покосился на меня и пробасил:

— Хозяйки нет, так что приходи в другой раз, эльфка.

— А я не на работу пришла устраиваться, — мрачно пробурчала я. — И я не эльфка, я — полуэльфийка! Понял?

— Понял, понял. — Мужик покосился на гроздь амулетов, висящих у меня на шее. — Полукровка, так полукровка. Мне все равно.

— Так-то лучше, — я довольно улыбнулась. — Кстати, меня должны ждать.

И чувствуя себя круглой дурой, произнесла пароль.

Вышибала хотел что-то сказать, но тут позади меня раздался вкрадчивый голос:

— Это я жду вас, прекрасная госпожа.

Я резко обернулась и увидела мужчину лет тридцати с темной бородкой и проницательными темно-серыми глазами. Он внимательно смотрел на меня и загадочно усмехался.

— Что ж, отлично. Не придется вас искать. Мне нужно поговорить с вами. Я от Эрика, — решила я сразу перейти к делу.

— Ах от Эрика. Что ж, я рад, что на мое предложение откликнулись так быстро. Думаю, нам стоит продолжить разговор в более укромном месте. Но могу ли я прежде узнать ваше имя?

— Можете звать меня Ночь, — я вовсе не собиралась называть настоящее имя. Слишком уж оно запоминающееся. Не то, что у Эрика. Он-то мог и не придумывать различные прозвища, потому что его тезок в нашем городе хватало. Поэтому он ничем не рисковал. А Нирнаэль — довольно редкое имя и недоброжелатели могли бы легко вычислить меня по нему. И узнать много интересного о моем прошлом.

— Ночь… Хм, необычно. Впрочем, как пожелаете, леди. Идемте же, — более настойчиво сказал Тирш и повел меня на второй этаж. Из комнат доносились вполне определенные звуки, и мне больших трудов стоило сохранить невозмутимость.

— Сюда, — сказал мужчина и впихнул меня в одну из комнат. Я холодно взглянула на него, и он виновато улыбнулся. Странный! Сначала был довольно галантным, а теперь сделался каким-то нервным. Подозрительно. Впрочем, сначала подробно расспрошу его о заказе, а потом уже буду делать выводы.

Приняв это решение, я села на единственный стул, сиротливо стоящий у огромного зеркала, и сказала:

— Итак, господин Тирш, перейдемте к делу. Но сперва….

Я замолчала, пристально разглядывая собеседника. Аура у него была самая обычная, в нем не было ни капли магии.

А с Эриком явно встречался маг, не создали еще таких артефактов, которые могли бы воздействовать на разум, не сводя при этом человека с ума. Хм, похоже, на переговоры со мной он послал мелкую сошку. Обычная предосторожность, но почему на душе так неспокойно?

— Леди Ночь, так что вы хотели сказать? — нетерпеливо спросил бородач.

— Скажите, это вы подходили к Эрику? — прямо спросила я, решив не ходить вокруг да около.

Тирш побледнел, глазки его забегали, но он быстро взял себя в руки и довольно спокойно ответил:

— Нет, не я. Это был заказчик, я всего лишь скромный посредник.

— А как его зовут? — спросила я, хотя и не особо надеялась на ответ. И все-таки интересно, что сделает Тирш. Откажется отвечать или соврет?

— Этого господина зовут Алкит Дорг, — с некоторой запинкой произнес мой собеседник.

Я сделала вид, что ему поверила, хотя все указывало на то, что он нагло и беспардонно врет. Впрочем, этого я и ожидала, у некоторых заказчиков паранойя цветет пышным цветом, так что их посредники готовы такого напридумывать, что только диву даешься. Моя подозрительность просто нелепа. Ну какая ловушка? Просто заказчик нервный попался, только и всего. Я с такими уже сталкивалась.

— Дорг? Кажется, это старинная аристократическая семья… Впрочем, неважно. Так что там с артефактом? — спросила я, мечтая поскорее разобраться с этим делом и сбежать из борделя.

— Моему хозяину нужна магическая статуэтка, прозванная Черная химера. Она принадлежит барону Тавайну и охраняется очень хорошо, потому что для него — это в первую очередь семейная реликвия, а потом уже артефакт. Риск, конечно, есть, но мой господин хорошо заплатит, если вы возьметесь выполнить его заказ.

— Сколько? — спросила я.

— Десять золотых. Вас устраивает такая цена?

— Вполне, — кивнула я после недолгого размышления. Десять золотых — цена хорошая. Можно, конечно, поторговаться, но мне заплатили за предыдущий артефакт весьма неплохую сумму, так что я соглашусь и на такую. И так до хрипоты наспорилась с прежним заказчиком. — Хм, пожалуй, я согласна выкрасть Черную химеру. А как она выглядит?

— Как небольшая крылатая статуэтка с львиной головой. Цвет у нее довольно необычный — черно-серебристый, потому что она сделана из верлаэйна — камня, способного защищать своего владельца.

— А если я буду использовать при краже артефакта магию? Вдруг он тоже расценит ее как угрозу барону?

— Вряд ли. Если магия не направлена на убийство барона и его родных, то Черная химера не причинит вреда, — успокоил меня Триш.

— Что ж, тогда рискну. Могу ли я получить задаток? — Я торопилась поскорей завершить разговор с нанимателем, потому что в борделе уже порядком надоело.

— Конечно. Помимо этого я даже дам план особняка Тавайна. Есть лишь одно маленькое условие, — Тирш вдруг хитро прищурился.

— Какое же? — я напряглась, ожидая подвоха.

— Вы должны будете работать в паре. С некоей Лионной. Согласны?

Лионна… Это имя всколыхнуло во мне массу эмоций, но ни одна из них не была положительной. В памяти наша первая встреча отложилась до мельчайшей детали. Это было два года назад, и я недооценила нагловатую воровку, считая себя хитрей и опытней в воровском ремесле. Проклятое самомнение!

А дело было так. Заказ на кольцо-невидимку сулил богатство и почет тому, кто за него возьмется. И дело-то плевое, так, выждать нужный момент. Я мечтала заполучить заказчика с потрохами, но, увы, он уже нанял Лионну.

Мне пришлось постараться, чтобы перебить заказ. Я потратила на это два дня, уйму нервов и истратила все свои силы, но я получила заказ!

Я ликовала. Как потом оказалось, напрасно…

Кольцо было почти в моих руках, когда этот мелкий мальчишка — как там его, Стокли? — всунул мне в руки драгоценное ожерелье и доверчиво прошептал «Лионна передавала привет». После чего испарился, зато объявилась Стража. Ой, как стражники обрадовались, что раскрыли пропажу королевского ожерелья!

А кольцо — кто бы сомневался! — заказчик получил. Только не от меня. Неудивительно, что теперь я не хотела иметь с этой Лионной дела. Возможно, стоит отказаться и сохранить душевное спокойствие?

— С этого надо было начинать. — Я начала сердиться. — Задаток можете оставить себе. Я не собираюсь работать в паре с особой, которая с недавних пор досаждает не только мне, но и воровской гильдии, переманивая к себе потенциальных нанимателей. Она — позор для всех воров. Мы давно бы разобрались с ней, но девчонка не так проста и у нее имеются нужные связи. В общем, даже не уговаривайте меня.

— Не буду. Жаль только, что тридцать золотых монет достанутся этой Лионне, — лениво протянул Тирш.

— Сколько? — мне показалось, что я ослышалась.

— Тридцать золотых. А если вы согласитесь, то эта сумма достанется вам. Впрочем, вашей хм… коллеге мы заплатим столько же. Чтобы все было без обид, — мужчина лукаво улыбнулся. Похоже, его нервозность исчезла, и он вновь стал уверен в себе.

— Вы хитры. Решили приманить меня золотом. Что ж… у вас это получилось. А где меня будет ждать эта Лионна?

— Завтра вечером, в таверне «Серебряный дождь». Знаете такую?

— Да.

— Ну, и замечательно, — облегченно вздохнул мой собеседник и протянул мне мешочек с деньгами и свиток с планом. Я не удержалась и пересчитала монеты. Пять золотых! А ведь это только задаток. Хм, пожалуй, ради обещанной платы стоит потерпеть Лионну. В конце концов, мы просто выкрадем артефакт и разбежимся в разные стороны. Кивнув на прощание Тиршу, я поспешно вышла из комнаты. Домой, скорее домой. Отдыхать и отмываться от запаха дешевых духов, пропитавших своим ароматом весь бордель.

Лионна

Мерзкий звонок колокольчика разбудил меня ровно в восемь. Он звенел и звенел, и с каждым мгновением все яростнее. Я накрыла голову подушкой и застонала. Старая карга, и что ей не спится?! Кто придумал вставать в такую рань?

— Лионна! Немедленно явись ко мне!

Тьфу! Будь у меня выбор, я бы весь день продрыхла. Но старушка в вопросах побудки неумолима: спорю на сотню, она встает пораньше специально, чтобы меня позлить!

Вот я всегда и злюсь, чтобы ее не разочаровывать.

Нахмурившись, я выползла из кровати, натянула на себя ужасное платье с рюшечками и рывком сдернула со стула пояс. Старушка считала, что благопристойная девица обязана одеваться, как пугало болотное, и строить глазки каждому проходящему мимо трупу с высоким титулом. Я всеми силами пыталась показать, что я отнюдь не благопристойная, но пока что старания пропадали даром. Бабулька оказалась на редкость непробиваемой.

— Лионна! Я жду!

Жди-жди. Я промолчала, затягивая пояс. Если бы в этом доме увидели мою татуировку на спине, четвертовали бы без суда и следствия. А по мне, защитным узлом сами боги велели обзавестись: хоть старая ведьма и ворчала, что «не положено девице всякую бяку на теле малевать», но в наше время без защиты от магии никуда.

Тем более, у магов плохая привычка: так и норовят поджечь хвост, опалить уши или забросать ледяными кольями. Что я им сделала? Жалко лишний артефакт отдать?

Я пробежала пальцами по золотому узору на поясе и, перетянув черные волосы белой лентой, мельком посмотрелась в зеркало. Все в порядке? Не отличить от светской модницы: старушка будет довольна.

Если она вообще умеет быть довольной!

— Лио-онна-а!

— Да чтоб ты лопнула! Сколько можно-то? — тихо буркнула я себе под нос.

— Юная особа, я еще не совсем глухая! И все слышу! — крикнула старушка из своей комнаты. Надо же, какой тонкий слух… ведьма старая!

Я натянула чулки, под белое платье одела пять дополнительных юбок, обулась в жуткие туфли и водрузила на голову бесформенный чепец. Теперь меня можно выставлять в музее кукол, просто идеально впишусь в интерьер.

С трудом доковыляв до двери, я перевалила через порог и, чувствуя себя так, словно меня упаковали и перевязали ленточкой, отправилась к мучительнице. Портреты давно отправившихся к праотцам дам провожали меня укоризненными взглядами, мужские портреты с другой стороны коридора смотрели высокомерно и презрительно. В воздухе летала пыль, заставляя меня чихать, а под ногами скрипели половицы, — и кроме этих звуков, в коридоре царила мертвая тишина. Еще бы! Все спят — в такую-то рань! Клянусь, даже муха на окне храпит; за что мне наказание в виде наставницы?

— Доброе, и между прочим, раннее, утро! — Чудо и только оно помогло мне добраться до пункта назначения и при этом не разбиться где-нибудь по дороге.

А разбиться проще простого: чтобы добраться из моей жалкой комнатки в роскошную спальню наставницы, надо спуститься с чердака по шаткой лесенке, а потом еще пройти длинный коридор, где каждый шаг — приключение. Дом старый, огромный, его, наверное, тысячу лет не ремонтировали. Повсюду стены облезают, а паркет в выбоинах и мелких ямках, и ступеньки на лестнице не только скрипят, но и норовят обрушиться под ногами. Словом, дом под стать старушке — и он тоже против меня что-то имеет.

Наставница возлежала на трех подушках, закутанная с ног до головы в одеяла. Я с беспокойством покосилась на старушку и подошла к окну, чтобы открыть занавески. И распахнуть створки: свежий воздух не помешает, а то такое чувство, здесь кто-то скончался. Пару веков как. Противный, сырой запах старых тряпок бил в нос, а ядовитая пыль проникала в легкие: думаю, старушка всю ночь копалась в лаборатории и смешивала зелья. Ну и запашок…

— Как спалось? Я попрошу Елиану вызвать доктора, вид не ахти какой.

— Сквозняки, деточка, только и всего. Доктора пусть вызывает. Милый молодой человек, и приносит отменные пирожные. Может, вы с ним подружитесь?

— Ради пирожных? И не подумаю!

— Зря. А я бы подружилась, еще бы и замуж вышла! Может, не все потеряно, что думаешь?

Я хмыкнула и раздвинула занавески; солнечный свет хлынул в комнату. А с ним и шум города: окна спальни выходили на улицу, где заунывно пела шарманка. Пригрозив шарманщику кулаком — мальчишку я знала, так что быстро удрал, — я повернулась к старушке.

— Потеряно? Да ну! Все только впереди! И доктор этот будет наш, вот увидите! Надо только выбрать правильную тактику. Например, комплименты, улыбочки всякие…

Непременно маньячные и на фоне пыточных инструментов… я хмыкнула и о последнем пункте умолчала.

Тем более, не так и плоха у нас старушка. Она была совсем маленькая — «высохшая» про таких говорят. Ее волосы — рыжие с сединой — торчали в разные стороны, словно их владелица повстречалась с шаровой молнией. Впрочем, волосы всегда тщательно укладывались под чепец, и видно их не было.

Одевалась наставница опрятно, элегантно; считалась чуть ли не законодательницей мод для престарелых модниц. Мало кто знал, что у этой важной особы в подвале лаборатория, и каждую ночь, с безумным блеском в глазах, она изобретала разные запрещенные штуки. Зелья там, или артефакты.

Я всегда ругалась на эту зловредную бабулю и притворялась, что ненавижу ее всем сердцем. Даже перед собой. Меня часто предавали, и примириться с чьей-то добротой оказалось сложнее, чем поверить в людскую злобу. И все же… в глубине души я знала: если со старушкой что-нибудь случится, будет очень больно.

Но иногда я таааак эту ведьму ненавижу!

— А теперь посмотрим на твой внешний вид, — вкрадчиво пропела бабулька, щурясь и раздувая ноздри, будто учуяла дичь.

…Особенно в такие моменты. Я замерла, едва дыша. Честное слово, иногда эта хлипкая старушка пугает до икоты!

— Перчатки! — наконец, торжествующе взревело это чудовище. Ах ты, чтоб их! — Юная леди, пункт тысяча десятый, глава сто пятая, свод Законов приличных девушек! Так где это ваши перчатки, позвольте узнать?!

— Э, перчатки? Это такие… тряпки с пятью пальцами? Где-то точно валяются.

— Что значит, где-то? — Старушка подумала и округлила глаза. — Что значит, валяются?! Что скажет прислуга, если увидит девушку без перчаток?

О, прислуга много чего сказала, когда увидела меня без перчаток, чепчика, туфель, зато в штанах, кожаной куртке и в боевой раскраске!

— И где носит Елиану? Подушки не взбиты. Одеяло скомкано. — Старушка капризно поджала губы. — Где эта лентяйка? Уже две минуты, как должна быть тут и…

— На ее месте я бы дрыхла без задних ног!

— Как можно без разрешения перебивать? Ты меня до гроба доведешь! Столько лет учу тебя манерам, но легче превратить курицу в индейку. Вот выдам замуж, дождешься!

— Ха, кто еще дождется! — Я взбила подушки, но вместо благодарности получила возмущенный вопль.

— Руки прочь! Юной леди не пристало… — Она посмотрела на меня и махнула рукой. — Ладно, позови Елиану. Ты совершенно не умеешь взбивать подушки. И еще хочу чай, пирожное и шампанское. И заодно молодость, но, поскольку вы абсолютно бестолковы, то дайте мне чай и пять капель микстуры.

— Щас.

— Не «щас», а «сейчас», молодая девушка!

— Ой, а то я не знаю! — Я позвонила в колокольчик и занялась чаем. — А можно мне на недельку взять отпуск?

— На неделю? Исключено. — Сурово поджала губы наставница. — Куда это ты собралась, позвольте узнать?

— Мне надо бы проведать мою кузину, она вроде заболела. — Может, и правда заболела. Она всегда болеет, когда мне на задание. Правда, родственников у меня нет… То есть они существуют, но я их вот уже лет восемь не видела и видеть не хочу. Но старушке об этом знать вовсе не обязательно.

— Кузину? Какая-то она у тебя больная вся, — подозрительно сощурилась бабушка. — Ладно, можешь ехать.

Я просияла.

***

Вечером я прокралась в лабораторию и стащила… позаимствовала то есть… несколько зелий телепортации, парочку водных зелий, одно огневое и пять штук иллюзионных. Свою добычу я спрятала под кроватью, уверенная, что никому не придет в голову туда лезть… десять мышеловок тому гарантией.

Часы пробили семь. Я сняла платье и прочие доспехи «благовоспитанной девицы», встала на четвереньки и потянулась. Мой организм перестраивался быстро и безболезненно. Как-то мне пришлось увидеть перевоплощение оборотня-волка, мучительное, долгое… хвала богам, моя вторая ипостась не волчья! Видно, пантеры ближе к человеку по строению. Хотя не поручусь.

Я тщательно охраняла свой секрет. Слишком хорошо знала, чем может обернуться болтливость. Люди готовы наброситься на всё, что не похоже на них, на всё непонятное, пугающее… это больно. От тебя отворачиваются все — даже родные. И ты остаешься одна. «Вот она, цена человеческой любви: будь, как мы, или умри». Придворный менестрель попал в точку.

Перестроившись, я с опаской оглянулась на дверь и выпрыгнула в окно.

Черные бархатные лапы ступают тихо, неслышно… можно подкрасться к кому угодно, в любой момент. Настороженные уши улавливают писк летучих мышей, шорох листьев и разговор деревьев — идеально, если хочешь остаться незамеченным. Зеленые глаза с вертикальными зрачками видят в темноте, как при ярком свете. Я любила вторую ипостась. Она мне куда ближе первой, человеческой.

Город окутывал запахами. Я едва не свернула в таверну, соблазненная пирожками с — мрррмяу! — курочкой, но все же удержалась. Больше, к счастью или к несчастью, запах курицы мне не попадался. Повсюду кружилась только пыль, целые клубы городской пыли.

Наверное, я бы расчихалась, но есть у ипостаси один недостаток — одежда. Увы, но ее как раз приходилось тащить в зубах.

— Пчхи, — все-таки чихнула я, едва не выпустив сумку из зубов. Э, нет! Что мне потом, голой бегать? Не то что бы я стеснялась — да пускай себе смотрят, раз надо! — но уж больно холодно без одежды, еще заболею, чего доброго.

Спрыгнув с забора, я нырнула в кусты, превратилась и принялась копаться в сумке. Мне повезло, что освещение плохое, хотя один наблюдатель все-таки нашелся.

— Мяу? — Звучало это примерно как «какого шейса?». Черная кошка выглядела настолько растерянной и убитой горем, что я невольно фыркнула.

— Не бойся, подрастешь! — Я натянула свитер через голову и бросила кошке случайно завалявшийся в сумке пирожок с мясом. Никогда не знаешь, где проголодаешься: Рат вечно потешался над моей запасливостью, но что он там понимает?

«Серебряный дождь» — таверна так себе. Обычная, спокойная забегаловка, я в такие редко захожу. Мне больше нравятся подпольные местечки, где всю ночь напролет гремит музыка, где драки, где всё пронизано духом полной свободы. Там можно забыться и раствориться в атмосфере хаоса. А здесь? Самое крупное событие — муха в супе богатенького сыночка.

Я вошла внутрь и осмотрелась. Всегда надо иметь на примете пару лазеек, через которые можно смыться, если что-то не заладится. Например, маленькое окошечко над прилавком. Искренне надеюсь, что оно не понадобится.

— Г-госпожа желает чего-нибудь? — Девчонка в форме боязливо рассматривала меня со всех сторон, явно недоумевая, что такая, как я, забыла в их законопослушном заведении. Вылупилась, как жених, обнаруживший под фатой невесты дракона!

— Госпожа желает, чтобы ее прекратили рассматривать, — я мило улыбнулась, но девушка почему-то попятилась. — Какую-нибудь Нирну не встречала? Отведи меня к ней, а то вдруг я пришла драки устраивать, царапаться и кусаться, а нерасторопных официантов вилкой убивать? Поживее, в общем.

Девчонка испуганно отшатнулась и указала куда-то в зал.

— Вот спасибо, — издевательски фыркнула я. — А я уж хотела уходить, но теперь, пожалуй, останусь часика на три…

Лицо девушки вытянулось, и она, понуро опустив голову, пробубнила что-то вроде «Добро пожаловать и чувствуйте себя, как дома». Не уверена, что она это искренне…

Нирна… Это, видимо, вот та эльфийка? Сейчас и спросим.

Я подошла к столику вплотную. Эльфийка недовольно на меня посмотрела, но промолчала.

— Нирна, я так понимаю? — я усмехнулась.

Судя по сузившимся зеленым глазам, это Нирна и была. Я мельком отметила, что эльфийка весьма симпатичная — зеленые глаза, длинные серебристые волосы, да и вообще мужская мечта! Хотя, могу поспорить, с мужчинами ей как раз и не везет — характер не тот.

— Угадала. — Нирна смерила меня холодным взглядом. — Ты Лионна, можешь даже не говорить! Сама вижу.

Этак меня скоро на улицах начнут узнавать. Я замерла и по привычке осмотрелась. Парочка в углу, девица развязного поведения и… я прищурилась. Мужчина спрятался в тени, всячески демонстрируя свое равнодушие, но при этом то и дело стрелял глазками в нашу сторону. Борода, одежда богатая, высокий. Поймав мой взгляд, мужчина спокойно поднялся, прихватил со стула пальто и направился к выходу.

Странный тип. Я отодвинула стул и села. Ладно, без разницы. Ушел — и забыли.

— Замечательно, значит, не слепая. Послушай, Нирна. Раз уж мы вынуждены работать вместе, то заруби себе на носу две вещи: не путайся у меня под ногами и не надоедай глупыми расспросами, ясно?

— Я не обязана тебе подчиняться! — Эльфийка явно разозлилась и даже приготовилась меня поджарить: запах магии я ни с чем не спутаю. Искренне развеселившись, я стащила у эльфийки чашку и с удовольствием отхлебнула…ммм… всего лишь чай. Магия на меня не действует, спасибо защитному узлу-татуировке.

— Можешь не подчиняться, — я нагло улыбнулась. — Но это в твоих же интересах.

Нирна поджала губы:

— О своих интересах я позабочусь сама.

— Так позаботься. — Я философски пожала плечами и зевнула. — Я берусь за задание прямо завтра.

— Меня спросить не хочешь? — ядовито поинтересовалась Нирна. Я на секунду задумалась.

— Нет, не хочу, — наконец, решила я. — Хочешь — присоединяйся, нет — так нет. Ждать не буду, горевать тоже. — Я посчитала, что разговор закончен и поднялась. — А теперь вынуждена откланяться.

— Подожди! — Эльфийка тоже поднялась — с видом «сейчас я тебе всё выскажу».

Даже интересно. Я пожала плечами и села на место. Да-а, чувствую, задание то еще будет… но тридцать пять золотых! Ради них стоит и не такое вытерпеть. Я улыбнулась, словно уже получила деньги, и приготовилась слушать всякие бесполезные советы. Бесполезные, потому что я всё равно сделаю всё по-своему.

Глава 4

Спокойствие не для воровок

Нирна

Я чувствовала, что мое ледяное спокойствие начинает рушиться под давлением ярости и гнева. Наглый тон брюнетки выводил из себя, но я постаралась успокоиться и даже нашла в себе силы присесть обратно и улыбнуться. Хотя при этом моя улыбка больше напоминала оскал голодного хищника.

— Не слишком ли много ты на себя берешь? — Я внимательно посмотрела на Лионну. — Я не могу воздействовать на тебя с помощью магии, но это не значит, что я не могу убить тебя. Так что не надо видеть во мне лишь смазливую воровку. Я могу быть опасным противником, если захочу. Запомни это.

— О, какая речь! Боюсь и дрожу от страха, — Лионна рассмеялась. — Не переживай, ушастая, я как-нибудь запомню. Только видишь ли, какая штука? Отвечу твоими же словами, чтобы понятнее было. Может, я и не владею магией, но это не значит, что я не могу убить тебя. Так что не надо видеть во мне лишь… ой. Кажется, я забыла. Мне так стыдно… не напомнишь?

Я вздохнула, понимая, что еще намаюсь с этой девчонкой. Но обещанные деньги заставили смирить гордость и попытаться все-таки договориться с так называемой напарницей:

— Вижу, что наша беседа превращается в какой-то фарс. Поэтому предлагаю временное перемирие. Иначе работать вместе нам будет очень тяжело.

— Наконец-то хоть одна здравая мысль, ушастая. — Воровка наклонилась ко мне и одобрительно похлопала по плечу. Я чуть не взвыла от такой фамильярности. Но все же сдержалась и лишь скинула ее руку.

— Больше так не делай. Ясно?

— Конечно, — сказала Лионна с такой гаденькой ухмылочкой, что я поняла: перемирие не помешает ей постоянно подкалывать меня. И откуда только такие берутся?

— Отлично. — Я вновь нацепила маску бесстрастной личности. — Раз уж начнем работать завтра, то неплохо бы сначала собрать побольше информации об этом артефакте. Чтобы потом не возникло никаких накладок.

— Естественно. Этим завтра и займись. — В глазах Лионны плясали вредные насмешливые шейсы.

— А ты? — возмущенно спросила я.

— Что я? Мои дела тебя не касаются!

— Касаются, раз уж мы начали сотрудничать. — Мой голос сочился ядом. Еще немного и я начну ощущать себя змеей, которая только и мечтает, как бы кого покусать. — А если мы не сможем сработаться, то плакали наши денежки.

— Деньги в жизни не главное, — задумчиво отозвалась Лионна и тут же улыбнулась: — Но они не помешают. Ради них я, наверное, даже соглашусь с тобой, хотя очень не хочется. Однако вот что я тебе скажу, милая: еще одна попытка надавить на меня выйдет тебе боком. — Мне показалось или у нее и, правда, стали вертикальными зрачки? Уж не оборотень ли эта девчонка?

Заинтересовавшись, я быстро просканировала ее ауру. Нет, конечно, что-то защищает Лионну от враждебной магии, но это не значит, что я не могу совершать безобидные магические действия.

Ага, я угадала. Аура двуцветная — а это верный признак того, что у человека есть вторая ипостась. Оказывается, наглая воровка не так уж и проста. Что ж, ее способность превращаться в зверя может нам пригодиться. Причем очень скоро.

— А я и не собираюсь тобой управлять. Если не будешь лезть в мою жизнь, то я не буду… как ты это говорила… ах да! То я не буду путаться у тебя под ногами. Договорились?

— Пока договорились, эльфийка. Но учти, что я договоры и всякие там обещания нарушаю очень легко, — весело, почти дружелюбно сказала оборотень. Зато в карих глазах горел вызов.

— Я учту. И больше не называй меня эльфийкой, я полукровка. А где завтра будем встречаться? Может, в городском парке? У статуи Даэны? Знаешь такую?

— Знаю. Жди меня там после полудня. А эльфийка ты там или полукровка — мне без разницы, — сказала Лионна и, даже не попрощавшись, встала и ушла.

Одно слово — выскочка. Самоуверенная, наглая, привыкшая быть лидером. Характер не лучше моего, хотя она не таится и не скрывает своих эмоций.

А меня еще в Ордене приучили менять маски как перчатки и держать чувства под контролем. Следить, анализировать, оценивать. Ведь у ведьмы, прежде всего, должен быть холодный разум, дабы она могла контролировать свою силу.

Впрочем, это касается и магов. А из эмоциональных и непокорных быстро выбивают всякую дурь. Ломают, как старые игрушки. И потом выкидывают за ненадобностью.

Пустите меня, пустите! Я не выдержу! Я не хочу-у-у! — Худенькая девочка в темном балахоне извивается в руках двух мужчин.

— Заткнись. — Один из них наотмашь бьет ее по лицу.

Девочка вскрикивает и замолкает, бессильно повиснув в руках своих мучителей. А те продолжают тащить ее по темному, едва освещенному коридору.

С каждым их шагом у нее замирает сердце. Там, в конце, ее ждет Испытание. Очередное.

Снова будет дикая боль и сила, что рвется из тела, сила, пытающаяся поработить ее разум. Страшно… Страшно… Папа, зачем ты отдал меня им? Зачем?

Двери распахиваются. Девочку впихивают в зал и подводят к алтарю. Насильно укладывают на него и заковывают руки и ноги, чтобы не смогла сопротивляться и дергаться. Она плачет, но слезы не в силах растопить уже давно зачерствевшие сердца…

А затем они уходят, и она остается одна. Темная пелена застилает ее разум, и адептка чувствует, что еще немного и волна безумия сомнет такой беззащитный сейчас разум.

Ей видится страшная старуха, она тянет к ней руки, окутывает ее мерзким серым туманом. Боль, боль и снова боль. И весь мир — средоточие этой боли…

Бьющаяся в оковах на алтаре девочка не замечает своей зеленоглазой ровесницы, которая, глядя на нее, не пытается скрыть слез. А рядом с ней стоит высокий, слегка сутулый мужчина и довольно ухмыляется, сильно сжимая плечо девочки. Но та будто и не чувствует боли, наблюдая за мучениями подруги.

— Ты больше не будешь кричать на старших? — холодно спрашивает мужчина, наклоняясь к зеленоглазой.

— Нет, нет, никогда, — шепчет та, тихо всхлипывая.

— Ну и умница. — Мужчина ласково гладит девочку по плечу. — Но в воспитательных целях твоя подруга останется здесь до утра. А теперь идем, тебе еще предстоит выучить девять заклинаний и показать, как ты с ними справляешься.

— Но господин Риго…

— Никаких «но», Нирнаэль, идем.

Зеленоглазая умолкает, оборачивается на кричащую девочку, а затем бросается к массивным дверям. Вслед ей несется довольный мужской смех.

…Ту девочку в зале Испытаний звали Тирилл, и она была моей лучшей подругой. Теперь она — красивая девушка, но ее удел — безумие и страх. Вечный страх. Орден смог сломать ее. Ее, но не меня.

Я почувствовала на щеке что-то горячее. Слезы? Неужели? Ведь я давно уже не плачу. Лет с восьми. А тут вдруг расстроилась. Глупая! Все равно Тирилл уже не помочь. Да и прошлого не исправить. Но можно хоть немного успокоить измученную душу и навестить подругу.

Что я и не преминула сделать.

***

Дома благости, а проще говоря, приюты для душевнобольных при храмах, всегда угнетали меня и вызывали глухую тоску. Но при всей ненависти к ним, один из них я посещала много раз. В том, куда отправили Тирилл.

Я навещала ее так часто, как могла, но эти визиты лишь ненадолго успокаивали мою мятущуюся душу. Улиган твердила, что в том, что случилось, нет моей вины, но я так не думала. Будь я чуть расторопней, чуть сговорчивей, такой, какой хотели видеть меня наставники, Тирилл возможно удалось бы спасти от того ужасного испытания.

Но я плохо старалась и что в итоге? В ясных голубых глазах Тирилл редко появляется хотя бы тень узнавания. Я для нее очередная благодетельница, хорошая, но совершенно чужая.

От этого хотелось кричать, кричать от ярости и собственной беспомощности. Жизнь Тирилл могла быть совершенно иной, полной счастья и смеха. Могла бы, но не будет.

Порой я ловила себя на мысли разыскать мучителей подруги и убить их, но разве месть чем-то помогла бы ей? Вернула разум? Или мне стало бы легче жить, и совесть перестала мучить? Нет. К тому же тогда я превратилась бы в чудовище, каким меня желали видеть темные жрецы.

Занятая мрачными размышлениями, я и сама не заметила, как достигла нужного приюта. Стиснув в неожиданно вспотевших руках подарок для Тирилл, я медленно стала подниматься по каменным выщербленным ступеням. Надпись, вьющаяся замысловатой вязью над входом и гласящая «Да идешь ты дорогою света», казалась насмешкой. Скорее уж мои ноги несли меня в царство Ульриковое.

Миновав жрицу-хранительницу, я привычно свернула налево, прошла под аркой и оказалась в светлой просторной комнате, по которой тут и там были расставлены куклы в пышных одеждах. Сама Тирилл сидела у раскрытого окна и что-то тихо напевала.

У нее был разум десятилетней девочки, а взгляд был чистый и незамутненный. Девушка с глазами ребенка — это выглядело совсем не мило, а чрезвычайно жутко. Казалось, что прошлое и будущее соединились в одном миге.

— Здравствуй, Тирилл, — наконец произнесла я охрипшим от волнения голосом. — Сегодня у меня для тебя очередная кукла, аж с самих Истхейских островов. Она очень красива.

— Спасибо, — мягким голосом ответила подруга, даже не обернувшись. — Вы очень добры, моя госпожа.

— Тирилл, я — Нирнаэль, твоя подруга. Неужели ты даже этого не помнишь? — Голос мой прервался, я бросила куклу на кровать и подошла к девушке. — Совсем ничего?

— Я…я …не знаю. — Тирилл кинула на меня беспомощный взгляд. — Ваш голос знаком мне, госпожа, но и только. Я…нет, я не помню.

— Прости. Я знаю, нужно время… — договорить мне не удалось.

Выражение глаз Тирилл вдруг изменилось, она дико закричала и прыгнула на меня.

Я была столь ошарашена, что и не думала сопротивляться. В результате довольно чувствительно приложилась спиной о пол, что заставило меня болезненно застонать. Тирилл же, плача и что-то бормоча, ударила меня по лицу с силой, которую трудно было заподозрить в столь хрупкой с виду девушке.

В голове зазвенело, я почувствовала, как из носа стекает кровь. Та-ак, пора брать себя в руки, пока меня не убила собственная же подруга. Сказано — сделано.

Я перехватила руки Тирилл, отшвырнула ее от себя и спешно активировала щит, ожидая нового нападения.

Но его не последовало. Девушка сидела на полу, прислонившись к стене, взгляд ее был устремлен в пространство. А от ее последующих слов у меня мороз пошел по коже:

— Она… она пожирает меня изнутри, словно мерзкий червь, эта проклятая сила. Папа, я ..я не хочу больше возвращаться в ту комнату. За что ты так, папа? Я люблю тебя и никогда не брошу. Я буду самой лучшей девочкой на свете, только забери меня отсюда. Пожалуйста!!!

Я больше не могла выносить ее плача и криков и выбежала из палаты. Спешившая навстречу жрица-хранительница кинула на меня злой взгляд, но ничего сказала.

Но слова и не были нужны.

Я и сама знала, что веду себя как трусиха и предательница. Откупаюсь куклами и кратковременными визитами.

Хотя на самом деле Тирилл нужна дружеская поддержка и близкий человек, который окружил бы ее домашним теплом.

Но где взять в себе силы, чтобы каждый день общаться с живым напоминанием собственной вины?

***

На душе было так муторно, что я не захотела сразу идти домой, а отправилась к Эрику. Он, как никто другой, мог поднять настроение, а порой просто выслушать и тем самым облегчить муки моей совести. Настоящий друг, правда, в последнее время он начал как-то странно себя вести. Провожал до дома почти каждый вечер, приносил мои любимые пирожные, пару раз посылал скромные букеты из лилий. Все это слишком смахивало на ухаживание, что приводило меня в ужас.

Я ценила Эрика как друга, но в то же время боялась, что могу дать слабину, позволить былым чувствам вернуться. А что, если у нас ничего не получится, и я потеряю единственного мужчину, который ценил именно меня, со всеми недостатками и достоинствами, а не просто красивую куклу?

Вздохнув, я взъерошила челку и решила, что пока не стоит создавать проблему на пустом месте. В конце концов, пока не захочу дальнейшего развития отношения, Эрик вряд ли предпримет какие-то решительные действия.

Поправив капюшон, я свернула за угол и направилась в сторону главной площади.

***

Эрика дома не оказалось, а магический хранитель (между прочим, созданный мной и подаренный приятелю на день рождения) вежливо сообщил, что хозяин ушел в таверну «Медная кружка». Я поблагодарила его и присела прямо на ступеньки, размышляя, что лучше: пойти домой или все-таки отыскать Эрика.

В принципе, «Медная кружка» была паршивенькой забегаловкой, единственное, что там было стоящее — так это на удивление хорошо прожаренное мясо. Другой особенностью заведения была забористая настойка «Вышибайка», рецепт которой Азга, хозяин таверны, держал в секрете и ни с кем не желал им делиться.

Ну а название объяснялось весьма просто: любому кто решался отведать сие знаменитое пойло, так отшибало память, что бедняга на следующее утро не мог вспомнить, что он делал и где.

Ну и, как в любой забегаловке, там собирались самые низы общества. Нищие, мародеры, карманники всех мастей. Они служили источником не только полезной информации, но и постоянных проблем в виде мордобития и поножовщины.

В общем, отвратное местечко.

Но если Эрика понесло туда, то и мне придется наведаться в «Медную кружку». Не смогу спокойно заснуть, пока не поговорю с ним.

***

Дверь таверны пронеслась мимо. Хорошо хоть я успела вовремя рухнуть на землю.

А если учесть, что накануне прошел дождь, то можете представить, во что превратилась моя одежда, когда я, наконец, поднялась.

Злая, как шейс, которого вынудили совершить доброе дело, я ворвалась внутрь и обомлела. Ибо внутри царил полнейший хаос.

Кто-то орал дурным голосом, гоблин в поварском колпаке усердно дубасил половником здоровенного минотавра, который с блаженной улыбкой растянулся на полу. А в углу, держась за стол и качаясь, будто пьяный, расположился Эрик. Лицо его было бледным, с руки капала кровь.

Я кинулась к нему и без лишних раздумий активировала одноразовый телепортационный браслет. Им расплатился один из заказчиков, и я не стала настаивать на деньгах. Такие вещи достать ох как непросто, даже охотнице за артефактами.

Будто из ниоткуда возник серебристый вихрь, который окутал нас с Эриком.

Миг, и мы уже стоим у меня дома.

Если бы еще не тошнило так сильно, было бы совсем замечательно!

Впрочем, шейс с ней, тошнотой, Эрику вон намного хуже. Если я сейчас не окажу ему первую помощь, то он вполне может отправиться к праотцам. А мне этого ой как не хочется.

Мои мысли были прерваны стоном приятеля. Держась из последних сил, он прохрипел «с твоим заказом что-то неладно» и потерял сознание.

Я только вздохнула и, пыхтя, дотащила его до ковра. Подложив под голову вора подушку, я начала раздевать его. М-да, в прошлом я только об этом и мечтала. Ну, когда была подростком. Все-таки возраст давал о себе знать. Но я никогда не предполагала, что мои девичьи грезы претворятся в жизнь таким извращенным способом.

Под пропитанной кровью рубашкой обнаружилась глубокая рана на левом плече. Одно радует: кость вроде не задета. Впрочем, я не совсем в этом уверена, потому что мои познания в медицине неглубоки. Но сама я все равно не справлюсь, надо звать целителя. Благо он живет недалеко.

Но сначала нужно хотя бы промыть рану. И перевязать по-быстрому, чтобы Эрик не истек кровью. Да, сделать это необходимо, вот только почему меня так трясет, а? Ведь раненых я видела, себе часто приходилось перевязку делать, а тут…

«Нирна, возьми себя в руки!» — приказала я себе и пошла на кухню. Сняв котелок с настоем и поставив его на стол, я метнулась в гостиную.

…Следующие несколько минут я угробила на поиски старой рубашки, которую потом разрезала на чистые лоскуты. После этого я промыла рану и осторожно ее перевязала. Ну, а теперь можно и за целителем отправляться…

— Нирна, что случилось? — Метем, высокий мужчина лет сорока, сонно зевнул и встревожено посмотрел на меня.

— Срочно нужно твоя помощь. У меня друга ранили, — сказала я.

— Понял, сейчас оденусь, и пойдем к тебе, — сказал целитель и исчез в глубине дома. Я же осталась стоять на крыльце.

Метем собрался довольно быстро и вскоре мы бежали к моему дому.

***

— Повезло твоему другу, — улыбнулся целитель, заканчивая осмотр. — Кость не задели, хотя рана глубокая. Ну ничего, я смазал ее специальной мазью, так что через несколько дней она затянется. И останется только шрам.

— Спасибо тебе, Метем. Не знаю, что бы я без тебя делала, — я благодарно улыбнулась мужчине.

— Сама бы его лечила, — усмехнулся мой сосед, накидывая на себя плащ. — Ладно, пойду спать дальше.

— Иди, иди. Но сначала возьми заслуженную плату, — я протянула ему несколько серебряных монет.

— Нирна, не обижай старика, — усмехнулся целитель и поспешно удалился.

— М-да, не знал, что подобное благородство еще существует, — вдруг послышался тихий голос Эрика.

— Дружище, ты очнулся! — я кинулась к вору и нежно погладила его по голове. — Как себя чувствуешь?

— Паршиво, но у меня бывали состояния и похуже. Да и полученная информация стоила того. В общем, не давал мне никак покоя твой новый заказчик. Решил я поговорить с кое-какими проверенными людьми, выяснить все толком. Ну и выяснил на свою голову. Короче, один тип проболтался, что заказчика с той фамилией, которую назвал тебе посредник, в природе быть не может, так как его душу уже лет десять как шейсы в подземный мир утянули. Я хотел разговорить его, но он вышел на минутку по нужде, а когда вернулся, то резко переменился, начал все отрицать и говорить, что знать ничего не знает. Ну, повздорили малость, вот и результат, — спокойно сказал Эрик, будто речь шла о какой-то мелочи, а не о его ранах. — А дело все-таки темное. Прошу, Нирна, отступись.

— Я уже взялась за заказ и воровская честь не позволит отступить мне, милый. Ну а то, что фамилия не настоящая, так я и без того знала. И прошу тебя, больше не лезь в это дело, — я невольно поймала себя на том, что разговариваю со старым другом как с душевнобольным.

Он это заметил и нахмурился. Я потянулась к нему, чтобы потрепать по волосам и заверить, что не стоит обижаться, как он вдруг перехватил мою руку и потянул на себя. От неожиданности я даже не стала сопротивляться. Теплые мужские губы на мгновение прикоснулись к моим, а потом я резко отстранилась.

— Извини, пожалуйста. Считай, ничего не было. — Эрик смущенно улыбнулся и резко сменил тему: — Знаешь, на полу очень неудобно. Может, поможешь дойти мне до кровати?

— Метем сказал, что тебе лучше пока лежать. Так что поспишь на полу, — сурово сказала я, решив не заострять внимание на поцелуе.

— Дай тогда одеяло, — друг состроил рожицу обиженного ребенка

— Сейчас, подожди немного, — попросила я и, сходив в спальню, принесла одеяло.

Укрыв Эрика, я наконец-то отправилась отдыхать. Похоже, опять толком не высплюсь…Уже далеко за полночь, а завтра надо встать пораньше, чтобы все успеть. Когда же я, наконец, научусь жить по определенному графику и перестану издеваться над своим несчастным организмом?

***

— Нирна, Нирна, Нирна-ааа! — услышала я сквозь сон. Открыв глаза, я села на кровати и поморщилась от воплей Эрика. И чего ему не спится? Еще ведь даже не рассвело!

Зевнув, я надела на себя пеньюар поверх ночной рубашки и вышла из спальни.

Стоило мне войти в гостиную, как Эрик потрясенно замолчал.

— Чего звал? — буркнула я.

— Нирна, а…, — вор не договорил и смущенно отвел глаза.

— Что?

— Ты всегда щеголяешь по дому в таком наряде? — Эрик быстро взглянул на меня.

— Только утром. А чем он тебе не нравится? — я нахмурилась.

— У тебя все просвечивает. — Вор стал почти пунцовым.

— Ах какие мы стеснительные. — Я обворожительно улыбнулась. — Эрик, мы же росли вместе, ты мне как брат, так что нечего тут краснеть и изображать из себя невинную девицу. Лучше скажи, чего ты хотел.

— В первую очередь я мужчина, — гордо заявил вор. — А хотел я всего лишь попить.

— Ой, какая я дура. Надо было тебе на ночь оставить хотя бы кружку с водой. Ничего, сейчас принесу, — я побежала на кухню, быстро налила Эрику воды и вернулась в гостиную.

После того, как друг утолил жажду, я поправила ему подушку и велела еще подремать. Мне, конечно, тоже не мешало бы поспать, но что-то уже не хочется. Ну а раз не хочется, то пойду-ка я и приготовлю завтрак. Все равно делать нечего.

Когда завтрак был приготовлен и Эрик утолил голод, я стала собираться в городскую библиотеку. Вдруг найду там что-нибудь полезное о Черной химере?

Не знаю, что на меня нашло, но вместо привычных штанов и рубашки я выбрала длинное зеленое платье со шнуровкой. Надев его, я заплела волосы в косу и посмотрела в зеркало.

Увиденное потрясло меня. Мой зеркальный двойник походил на скромную дочку состоятельных родителей, а никак не на бывшую воспитанницу ордена, служащего Йну, и воровку, много раз нарушавшую закон. Хм, все-таки внешность обманчива. Очень обманчива.

Но едва я посмотрела в глаза своему отражению, как иллюзия благовоспитанной девушки истаяла как дым. Эти глаза принадлежали хищнице, в меру холодной, в меру циничной. Той, которая способна убить ради того, чтобы выжить…

Я зло выругалась и отвернулась от зеркала. Взяв сумку, я поспешно покинула спальню. Стоит поторопиться, если я хочу успеть на встречу с Лионной.

А на душевные переживания времени тем более нет.

***

Городская библиотека была очень старой: ей недавно исполнилось около двухсот лет. Располагалась она в здании бывшей ратуши и могла похвастать богатой коллекцией книг, в том числе редких и старинных.

Впрочем, меня больше интересовали хроники, в которых, возможно, были хоть какие-нибудь упоминания и о роде барона Тавайна, и о нужном мне артефакте.

Тяжелые массивные двери были приветливо распахнуты и я, немного поколебавшись, вошла внутрь.

— Юная леди, я могу вам чем-нибудь помочь?- Из-за стеллажей вышел … темнокожий седовласый гоблин? Хм, с каких это пор жителю гор и пещер книги милее молота и наковальни, а также драгоценных камней?

Справившись с изумлением, я сказала:

— Уважаемый, меня интересуют людские хроники последних ста лет. Если конкретнее — хроники аристократических родов.

— Может, упростите старику задачу? Возможно, вас интересует хроника конкретного рода? — поинтересовался библиотекарь.

А почему бы и нет? Я ничем не рискую, если попрошу хронику семьи Тавайн. В последнее время многие бастарды и всякие новоявленные лорды, купившие себе титул, часто интересуются хрониками старинных родов. Первые, чтобы узнать историю своего рода, вторые, чтобы придумать себе похожую хронику или же попытаться отыскать доказательства дальнего родства со старинными аристократическими родами.

— Хорошо. Найдите хронику рода Тавайн, — сказала я.

— Тогда придется подождать. Посидите пока там. — Гоблин указал на массивный стол возле окна и вновь скрылся среди стеллажей.

Что ж, подождем…

Часа через два я покинула библиотеку. Кое-что о Черной химере я все-таки узнала, разговорив гоблина-библиотекаря, который оказался суровым только на первый взгляд.

Он припомнил, что статуэтку с подобным названием три года назад купил у его друга странный человек. Помимо этого я выяснила, что колдовать рядом с Черной химерой можно, главное, чтобы магия была направлена не на барона и его родственников.

Конечно, Тирш уже говорил об этом, но кто его знает… Вдруг он солгал ради того, чтобы я согласилась на его предложение? В любом случае проверка информации, полученной от какого-то там посредника, не была лишней.

Та-ак, а что у нас со временем? Ого, до встречи с Лионной еще целый час. И, пожалуй, я потрачу его с толком. То есть пойду в ближайшую таверну и нормально поем.

Глава 5

Возвращение блудного врага

Лионна

— А это что? — Я повертела в руках склянку. Жидкость внутри мало того, что напоминала по цвету поганку, так еще и шипела при взбалтывании.

— Эээ, микстура.

Я вернула склянку на место. Ну конечно! Микстура. От таких микстур немудрено отправиться на тот свет. Нашу старушку, однако, такие мелочи не смущали. Как бывший маг, она считала, что имеет право нарушать закон. Вроде молока за вредность.

— И для чего зелье?

— Чтобы скрыть свою ауру, — машинально ответила бабулька. И, поняв, что проболталась, покраснела. — А ну марш на улицу!

— Уже и спросить нельзя! — Я пропустила старушку первой, а сама задержалась, чтобы бросить пару слов Стокли. Мальчишка считал мух на потолке и делал вид, что занят чтением газеты. А на деле втихаря лопал печенье. — Малый, стащи-ка на всякий.

— Что ты сказала?

Я вырвала газету у него из рук, перевернула ее, как положено, и потрепала по голове. А волосы у мальчишки темнеют все сильнее, уже не блондин, а пепельный блондин: пыль будто въелась в светлые волосы.

А может, голову давно не мыл. Изобретательности, с которой Стокли отлынивал от ванны, позавидовал бы любой ученый.

— Зелье стащи, бездельник! Ну не смотри так, мы всего лишь проверим его на безопасность.

— В прошлый раз мы уже проверяли! До сих пор два дома в руинах! — Пацан мог говорить каким угодно тоном, но я его знала. Сделает.

— Вот и молодец. Дай печеньку. — Я отняла у мелкого угощение и затолкала в рот. — Буфь уфмицей!

— Эй!

Я захлопнула дверь и отряхнула платье. А теперь этот, как его? Променад. Будем шататься с бабулькой по городу и клеить мужиков побогаче.

***

Для прогулок погода самая подходящая: ослепительное солнце, в лучах которого изогнулась радуга, и лужи на каждом шагу. Подол длинной юбки волочился по земле, собирая грязь и воду: низ белого платья стал черным, как я ни пыталась подтянуть ткань повыше. Легкие туфли промокли, теперь в них чавкало. Леди, хоть куда!

— Лионна, дорогая, убери с лица это кислое выражение. Смотри на меня и учись!

Я аккуратно поправила платье, сделала чопорное лицо и задрала нос повыше. Старушка шла впереди, опираясь на зонтик и гордо вышагивая. Кажется, кто-то хотел сделать из меня «благовоспитанную»? Недолго думая, я старательно скопировала походку бабули и тут же вляпалась в лужу. Пр-релестно!

— Присядем. — Наставница опустилась на скамейку и строго на меня взглянула. — Благовоспитанно присядем! Юная леди так не ругается!

— Я еще не ругаюсь, я только начала. — Я вытерла ногу о скамейку и села. Потом спохватилась и принялась усердно строить из себя леди. Надеюсь, мое лицо не выражает ничего, кроме вселенской скуки и осознания собственного превосходства?

— Запомни, Лионна, настоящая леди всегда ведет себя так, будто она на королевском балу. — Старушка удивительно напоминала напыщенную мартышку. Я с трудом подавила в себе очередной приступ хохота и решила больше не смотреть в ее сторону… от греха (и зонтика) подальше. — Настоящая леди всегда и во всем соблюдает приличия. Именно благодаря им она выглядит величественно, словно…

— Словно мартышка в парике, да-да, — не удержалась я.

— Лионна! — старушка легонько стукнула меня зонтиком по плечу. — Что за выражения! Так ты никогда не станешь настоящей леди!

— Подумаешь, великая важность! Да видела я этих леди в гро… — начала было я, но в очередной раз получила вездесущим зонтиком и замолчала.

— Попридержи язык!

Я недовольно скривилась, но промолчала. Моя заветная мечта на сегодня — отобрать этот дурацкий зонт и отомстить! Правда, кому мстить, еще не решила. Зонту? Глупо. А старушку жаль.

Задумавшись, я не сразу поняла, почему наставница так настойчиво пихает меня локтем.

— Посмотри, какой милашка, — мечтательно протянула она и улыбнулась проходящему мимо сыночку какой-то шишки. Да, помню-помню. Я коротко кивнула парню, в надежде, что тот пройдет мимо, и отвернулась. Но успела заметить на его руке красивый золотой перстень.

Еще бы не помнить, на прошлой неделе этот сыночек просил Рата украсть перстень. Семейную реликвию своей же невесты. Противным оказался типом, хоть и смазливым на лицо. От задания мы отказались, — наше дело магические артефакты, а не золото, — но, видно, кто-то взялся: труп невесты выловили несколько дней назад. Не всем ворам можно доверять, но стоило жениху сказать слово, и девушку бы не тронули.

Парень напомнил мне, зачем я здесь. Скамейка, на которой мы сидели, находилась как раз напротив нужного мне дома. Где-то в этом доме находилась шейсова Черная химера, которая успела меня достать еще до того, как я ее увидела.

Я уже всерьез начала жалеть, что согласилась на задание. Больше всего меня раздражало сотрудничество с эльфийкой. Сама бы я в два счета сперла этот артефакт, без всяких там подготовок и расспросов. Но нет! Моей — тьфу, тьфу, чтоб не постоянной! — напарнице надо, чтоб информация была обо всем! Наверняка вплоть до того, какие трусы надевает охранник и в каком часу повар занят ковырянием в носу.

Я так невоспитанно фыркнула, что возмущенная старушка схватилась сначала за сердце, потом за зонтик, и дальше я думала уже молча.

Хотелось бы мне отправить эльфийку к Ульрику за информацией, но, боюсь, Ульрик не оценит и отомстит за такого гостя — я бы точно отомстила! Не хочется признавать, но девчонка в чем-то права: лезть в чужой дом в надежде, что хозяин угостит пирожками, глупо и опасно. Сперва неплохо бы выяснить насчет лазеек: а ну как в подвале у Тавайна полк магов припрятан?!

Я повертела головой и заметила рядом с домом большое дерево, будто созданное для того, чтоб по нему удирали пантеры. Надо запомнить. А вот там, с другой стороны, ограда чуть пониже: можно перепрыгнуть. И какая у дома отличная крыша! Сомневаюсь, что хозяин задумывал ее, как горку в речку, но я не хозяин. Мне можно. Но это на крайний случай: ненавижу мокрую шерсть!

— Ты меня слышишь? — Наставница недолго довольствовалась моими пространными «уху» на свою речь. — Молодая девушка, чтобы стать настоящей леди, ты должна внимательно слушать собеседника!

Я подавила рык, чтоб не нарваться на зонтик.

— Но я же могу умереть от тоски. О чем ты…?

— Вы, а не ты. Я, может, привычная, но тебе рано или поздно придется научиться говорить «вы»! В светском обществе…

— Да ладно, перебьется это светское общество! Так о чем?… — я помялась. Оказалось, пересилить себя и сказать «вы», для меня тяжелее, чем в одиночку завалить минотавра. Что ж, видно, не быть мне леди. О, какая жалость! Как же теперь жить?! Я, наверное, умру с горя. — О чем речь?

— Как раз о муже. Я говорила, что собираюсь заняться твоим замужеством, пока еще жива. — Старушка посмотрела на меня, сдвинув брови галочкой. — Хватит возмущенно открывать рот! Я подберу тебе достойную пару. Спасибо скажешь.

Я хмыкнула. Ну-ну. Интересно будет полюбоваться на идиота, который осмелится просить у меня руки! Хи-хи, ха-ха и хо-хо раз двести!

Планы наставницы меня не волновали, она не первый раз пыталась устроить мою жизнь. Волновалась, как бы мы со Стокли не пропали, если с ней что-то случится. Обычное дело: я относилась к подобным выходкам с пониманием, даже сочувствием.

Но брак и я — вещи несовместимые. Помимо того, что я оборотень, — причем кошка, которая не терпит чужаков на своей территории, — рутина приводила меня в бешенство. Два года назад старушка оставила меня на кухне, в компании слуг, надеясь, что я постигну кулинарное искусство под руководством нашего грозного повара. Зря она это затеяла. Разгромив всю кухню, мы с поваром уселись играть в карты — чудесно провели время. После этого на моем кулинарном таланте был поставлен жирный крест.

А старушка неделю лечилась «от нервов». Но это уже совсем другая история.

— Вот, например, Монте. — Наставница, нашедшая свою излюбленную тему, разошлась не на шутку. — Какой благородный! Чудесный…

— Чудесный труп в двухсотлетнем возрасте. — Я состроила влюбленную рожицу и протянула: — Ах, кааакой душка!

— Лионна, вечно тебе не угодишь! Да, он староват. — При этих словах я многозначительно кашлянула. — Хорошо, он очень староват, но зато денег у него куры не клюют. Не делай такое лицо, юная девушка! Не хочешь, не надо. Есть капитан Нари! Молод, весел…

— Слегка кривой, слегка косой, но ничего, сойдет! Не беда, что у него зубов нет — с ложечки покормим, а отсутствие слуха и вовсе достоинство — как подумаю, какими словами его можно ругать, аж не терпится замуж!

— Ты придирчива, юная девушка! Хорошо, а как же граф Пери, а?

— Эта свинья?

— А Ландо?

— Козел.

Старушка помрачнела. И как раз в этот момент из-за угла показалась карета, украшенная золотым гербом Таннеров. Наставница повеселела, зато я нахохлилась. Только Таннера не хватало! Теперь я так счастлива, что готова удавиться.

***

Таннеру-старшему доверили должность королевского колдуна, но я считала и считаю, что он больше годится на должность королевского шута. Только шут мог отдать остров Лазури иностранному послу — причем за бутылку вина! Да, отличного вина. Но променять на литр жидкости роскошные пляжи с белым песочком? Лично меня бы задушила жаба. Но не свое — не жалко; всем же известно.

Карета остановилась. Паж резво соскочил и поспешил открыть Его Святейшеству Королевскому Шуту дверцу.

— Прошу, сэр.

Внешне мистер Таннер напоминал сухую палку. Высокий, чересчур худой, он вечно тянул подбородок вверх, а спину держал так прямо, будто проглотил шпагу. Сероватая кожа и бегающие глазки не добавляли ему очарования, и даже богатый наряд — облегающий сюртук, модные штаны и сапоги на высоком каблуке — не могли скрасить общего впечатления.

Одно слово — темный маг; и сынок, видать, у него такой же. Хоть и гуляют слухи о неотразимости последнего, но спорю, это чистой воды подхалимство.

Таннер отвесил слуге подзатыльник за нерасторопность и, резким движением поправив сюртук, двинулся к нам.

— О, леди Веалли. Какая вдохновляющая встреча! — Колдун отвесил поклон старушке и повернулся ко мне. — Вижу с вами ваша очаровательная воспитанница! Позвольте ручку…

Разумеется, я не позволила. Таннер пожал плечами и улыбнулся.

— Мисс Виэллон не в духе?

Мерзкий старый хрыч! Без конца вынюхивает — у него даже походка, как у шакала! И уж чем я этому гаду полюбилась, не знаю, но смотрел он на меня так, будто оценивал товар на витрине. Да еще норовил заглянуть в глаза, что моя вторая ипостась расценивала, как угрозу.

— Абсолютно не в духе. У нас с духом временные разногласия, — хмуро ответила я.

— Прискорбно, прискорбно, — тщательно растягивая слова, вздохнул Таннер. — Что ж, а я тут мимо проезжал…

— Неужели? — Наставница всплеснула руками. — Садитесь, господин Таннер, вы должны нам рассказать, что происходит при дворе!

О боги, я сейчас скисну. Если эти двое начнут перемывать косточки знакомым, то закончат не раньше, чем наступит конец света.

— Ну что вы, я тороплюсь! — Таннер быстренько сел рядом с нами. — Вы знаете, что в город приехал господин Ниаграсс? Единственный сын Ниаграссов, между прочим!

Сердце пропустило удар. Ниаграсс? Навострив уши, я выпрямилась.

— Замечательный молодой человек! Лионне бы стоило с ним познакомиться! — Таннер выразительно переглянулся со старушкой.

— Что скажешь, Лионна?

Я скажу только одно: через мой труп! Если Ниаграсс приехал сюда, то мне пора уезжать отсюда. Кружево перчатки треснуло, и я поспешила спрятать руки в складках платья. Стоит Таннеру-старшему заметить когти, как он быстро смекнет, что к чему.

— Да, разумеется, но чуть позже, — я через силу, но улыбнулась. — Как можно забыть? У меня болеет кузина, я же не могу бросить бедняжку на растерзание страшного недуга! В другой раз, иными словами.

— Кузина, — полувопросительно сказал колдун. — В таком случае, вам надо ее проведать. Но через месяц жду вас и вашу обворожительную наставницу в моем доме. Заодно познакомлю вас с моим сыном, Роланом, он недавно вернулся из командировки.

Нашел, чем обрадовать. Этот его Ролан, что заноза в известном месте: сама я с ним, к счастью, не встречалась, но приятели из Старвиля — Таннер-младший обитал там последние пару лет — чуть ли не со слезами на глазах обещали, что закопают «темную скотину живьем». Со слезами, потому что каждый из них уже пытался, да не вышло.

Сыночек Таннера на удивление быстро взлетел на верхушку Темного ордена, и, видно, не жалел сил и времени на истребление преступности. Такое случается, если человеку делать нечего. Или если человек фанатик. А Таннер-младший, похоже, страдал и от того, и от другого, иначе бы проблем от него было гораздо меньше.

Да, обрадовал, так обрадовал. Для нас появление темного мага такой силы — тревожный звоночек. Надо предупредить ребят.

— Мне надо идти. — Я резко встала.

Наставница и Таннер проводили меня удивленными взглядами и вернулись к сплетням. Я оглянулась на пересечении улиц, чтобы убедиться, что они заняты беседой, а не шпионажем, и как можно спокойнее свернула в подворотню. Не привлекать лишнего внимания. Даже когда мир рушится, приходится оставаться начеку.

А мир рушился. Ролан Таннер — полбеды.

Беда — это Ниаграсс.

Если бы я только знала, как ошиблась.

***

Рат, как истинный холостяк, поселился в районе, который славился девицами легкого поведения. Обшарпанные здания, пьяницы с бутылками, разукрашенные женщины в ярких платьях: нечего было и думать, чтобы заявиться сюда в приличной одежде, запомнят. Поэтому, прежде чем соваться в трущобы, я переоделась в кожаные обтягивающие брюки и короткую тунику и стерла всю краску с лица: и без того, бывает, пристают.

— Милая, как звать? Пойдем-ка со мной, оторвемся! Чего интересного поделаем, выпьем…

— Ну, разве что крови, уговорил, красавчик! — Я повернулась и посмотрела на мужчину. Ольхон? Да, кажется, так его звали. — Где там твоя шея? Подставляй!

— Прости-прости! Я тебя не узнал, Ли! — Мужчина замахал руками и смылся быстрее, чем я успела нахмуриться.

Терпеть не могу выбираться к Рату. Одна из причин, почему я никогда не стану с ним встречаться. Я вернулась к двери и пнула ее ногой так, что стена дрогнула.

— Чтоб тебя шейсы утащили под землю! Рат, когда ты уже дойдешь, скажи на милость?

— Иду, иду! — В сотый раз пообещал приятель, и я со вздохом прислонилась к двери спиной. И чуть не упала в результате, потому как на этот раз друг действительно шел. — Ты ко мне? Наконец-то решила познакомиться поближе?

Скрестив руки на груди, я пристально посмотрела на Рата. В подробностях изучив цветочек на его семейных трусах, я без приглашения отправилась в комнату.

Рат посторонился, виновато улыбаясь, и закрыл дверь. Противный запах перегара остался на улице, что не могло не радовать: может, в квартире тоже не цветами пахло, но ванилью разило за версту. Дешевая подделка модного запаха.

Я незаметно усмехнулась. Кто-то хорошо проводил время.

— Что ты так долго шел?

В комнате друга царил идеальный порядок. Кровать убрана, на тумбочке ваза с цветами, аккуратно застеленный диван, — все на своих местах. Разве что одну вещь Рыжий забыл припрятать.

— Бурная ночка? — Я брезгливо подцепила… хм, предмет женской нижней одежды. Рат всегда предпочитал пышногрудых путан, вкусы не изменились.

— Это не то, что ты думаешь! — Рат обиженно отнял у меня вещицу и припрятал под одеяло. — Совсем не то. Э, нет, Ли, помалкивай…

— Боги, только не говори, что ты это носишь! — рассмеялась я. — А тебе… ну, не велико, случайно?

— Я так и знал, что не промолчишь! — всплеснул Рат руками. — Любовь моя, если ты пообещаешь провести со мной ночь, я надену все, что угодно!

— Мечтатель, — скривилась я и, обойдя друга, направилась в кухню. — Угости лучше чаем, дело есть!

Я полезла в шкаф за чашками, но стоило раскрыть дверцы, как под ноги с грохотом вывалилась куча вещей. Понятно, если бы ложки с вилками, но стулья, белье и оружие? Отпрыгнув, я зашипела. А, вот почему друг шел полчаса! Уместить все это барахло в узенький шкафчик — безусловный талант.

— Слушай, ты так редко заходишь… боюсь спрашивать, что случилось? — Рат, не моргнув глазом, достал со шкафа две чашки. Друг знал в чаях толк, недаром год проработал в чайном заведении.

— Ты что, не в курсе? Небо рухнуло на землю. По улицам бродят живые трупы. Поверить не могу, что ты проспал конец света! — Рат укоризненно на меня посмотрел, и я, усевшись к столу спиной, положила руки на спинку стула. — Ну, почти конец света. К нам едет Таннер-младший, это раз. К нам едет Ниаграсс, это два. За последним ты проследишь. И очень внимательно проследишь. Будешь докладывать мне, что он делает, когда и как.

— Дай угадаю. Твоя бывшая любовь? — Чашка со стуком опустилась на стол. — Бросил? Обидел? Что вы только находите в этих богатеньких сынках?!

— Любовь, — передразнила я. — Насмешил, Рыжик.

— Тогда что? Как я могу помочь, если у тебя вечные тайны? — Рат поставил руки на спинку стула, оказавшись ко мне нос к носу, и нахмурился. — Все время где-то пропадаешь, и слова из тебя не вытянуть!

Опять вернулись к старой теме. Я тоскливо вздохнула и, резко оттолкнувшись от спинки стула, поднялась. Месяц назад что-то подобное уже обсуждалось. Но я не собиралась тогда и не собираюсь сейчас выкладывать лишнее. Чем меньше людей в курсе моего прошлого, тем больше шансов, что собственная шкура останется при мне.

— Занимайся своими делами, — разглядывая через пыльное окно улицу, отрезала я. — У тебя есть задание, его и выполняй.

— Ты мое дело! — Рат развернул меня к себе и схватил за плечи, но под моим взглядом стушевался и растерял запал. — То есть… я хотел сказать…

— Я тебе сообщу, когда стану твоим делом.

— Мы же в одной команде. Я волнуюсь за тебя.

— Я волнуюсь за себя не меньше. Если не больше. — Я аккуратно убрала руки Рата с плеч и подошла к столу. Чай оказался вкусным, ароматным и в меру горячим: отхлебнув, я зажмурилась от удовольствия. То, что надо. — Есть такая штука, называется месть. Понимаешь, Рат, в прошлом я, скажем так, досадила семейству Ниаграссов. И теперь мне очень, ну просто очень, не хочется случайно наткнуться на кого-нибудь из них. Это все, что тебе надо знать. Так я на тебя рассчитываю?

— Я все сделаю. Но было бы лучше, если бы я все знал.

— Было бы лучше, если бы ты не лез в чужие дела. — Поставив чашку, я по-дружески дотронулась до плеча Рата и улыбнулась. — Спасибо за чай. Да, не забудь про информацию о Черной Химере!

— Принесу, — кивнул Рыжий. — Штаб открыть?

— Как обычно. Пусть один из наших… Бур, скажем; меньше будет ныть, что его никуда не берут… стоит рядом с деревом, дай ему телепортационное зелье на одного… нет, на двух человек. Вроде всё.

— Может, я стражу отвлеку? Хоть что-то сделаю. — Рат открыл передо мной дверь.

— А дозорные на что? Пусть они и отвлекают. На то они и дозорные. Циркач и Али справятся, не переживай. — Я переступила порог. — Всё, до скорого.

Рат кивнул и отвел взгляд. Я даже не стала дожидаться ответа: развернулась и сбежала по лестнице.

Еще одна ступень в пропасть. Я понимала, что друг волнуется обо мне искренне, без задней мысли, — таков уж Рат, — но не могла ему довериться. Не могла.

Зато я могла доверить ему Ниаграсса. Спихнув часть проблемы на Рата, я вздохнула свободнее, тревога перестала раздирать изнутри. Поэтому, вернувшись в родной квартал, я первым делом скупила все мороженое, которое попалось под руку, и объелась в честь хорошего дня.

***

Я пришла в городской парк чуть раньше назначенного времени и разместилась под деревом, как раз рядом со статуей. Денек выдался превосходный — солнечный и радостный. Я зевнула и достала свиток. Информации ребята добыли немного, но все же…

Что это за артефакт такой, что у него свойства неизвестны? Меня нервировало это. Выводило из равновесия. Я любила планировать, и терпеть не могла, когда что-то шло не так. С этой Черной Химерой все не так. Остается надеяться, что посредник не соврал, и у статуэтки на самом деле не атакующие свойства.

Я свернула свиток и резко обернулась. Все то время, пока я читала информацию, меня не покидало дурацкое ощущение, что за мной следят. Будто холодок по коже — я в таких делах редко ошибаюсь; это же моя работа. На этот раз ошиблась: сзади никого не было. Только дерево покачивалось на ветру, да ворона терзала клювом что-то блестящее.

Ладно. Пустые страхи.

— Ты уже здесь? — Тень Нирны упала на свиток.

— Нет, меня здесь нет, — ядовито улыбнулась я. Эльфийка… то есть, простите, полуэльфийка!… явно не обрадовалась нашей встрече. Взаимно, кстати.

Девчонка выругалась сквозь зубы, но этим и ограничилась.

— Ты нашла что-нибудь? — почти прорычала она. Тоже мне, высшее существо! Впрочем, не тратить же на нее свои нервы?

— Нет, — почти промурлыкала я.

Нирна не то захрипела, не то зарычала, явно возмущенная моей безмятежностью.

— У меня был трудный день! — вот тут точно прорычала. — Девочка, с огнем играешь!

— Боюсь, напугала, — коротко обрисовала я свое состояние и протянула свиток Нирне. — Не знаю, что там такое, но, наверное, жутко интересно!

— Ну ты и дрянь. — Нирна выдернула свиток из моих рук. — Думаешь, все позволено?

— Конечно! Ведь если я встретила тебя, то, значит, сплю и вижу кошмар! — Я потянулась. — А в кошмарах позволено. Почитай пока, что там ребята раскопали, а я вернусь через десять минут. Хотя не обещаю.

— Куда ты? — Нирна грозно махнула мне вслед свитком.

— Без понятия! — я пожала плечами и направилась прямиком к лавке, где продавали вкусные пирожки с курицей… ох, какой запах!

Глава 6

В гости к барону

Нирна

Воспользовавшись тем, что Лионна ушла, я позволила себе немного расслабиться и развернула свиток. Так, и что тут у нас? Ого, новая информация о Черной химере. Надо же, хоть какой-то толк от этой наглой девчонки!

Пробежав глазами текст, я свернула свиток и задумалась. Возникало много вопросов. Например, я узнала, что за пределами дома Тавайна артефакт теряет свою силу. Тирш мне об этом не говорил… Хм, тогда зачем его хозяину столь бесполезная вещь? Ведь использовать ее он все равно не сможет! Ничего не понимаю…

— А вот и я. — Оборотень довольно сощурилась, держа в руках надкушенный пирожок. — Ты без меня не скучала, остроухая?

«Спокойно, Нирна, — приказала я себе, подавляя волну ярости. — Если ты сейчас сцепишься с этой особой, то не получишь денег. К тому же ты мудрей, терпеливей… Но боги, как же мне все-таки хочется убить ее!!!»

Моя напарница с интересом наблюдала за моими гримасами. Похоже, я для нее была кем-то вроде алхимической крысы, над которой можно ставить различные опыты, прекрасно зная, что ничего тебе за это не будет. Еще один повод, чтобы занести ее в список врагов.

— Нет, не скучала. — Я презрительно улыбнулась. — Я была бы рада, если бы ты вообще не вернулась.

— Прости, что не оправдала твоих надежд, — издевательски протянула девчонка и доела пирожок. Затем облизнулась и выдернула у меня свиток. Я только скрипнула зубами от такой бесцеремонности, но ничего не сказала.

— Чего скрипишь зубами? Все равно ведь уже прочитала, — усмехнулась Лионна и спрятала свиток в сумку.

— Да, прочитала. Но это не значит…

— Вот только нотаций не надо! Лучше скажи, есть в этом свитке что-то стоящее об этом шейсовом артефакте?

— Есть. Я узнала из него, что Черная химера не действует за пределами дома Тавайна. То есть она довольно бесполезна для других людей. Поэтому подозрительно, что она могла кому-нибудь понадобиться.

— Ушастая, ты еще скажи, что против нас затевают всемирный заговор. Чего уж мелочиться, мнительная ты наша. — Карие глаза Лионны насмешливо блеснули.

— И скажу, — я начала терять терпение. — В отличие от тебя я иногда думаю головой!

— Ой, а я и не знала, что можно думать чем-то другим! — в притворном изумлении воскликнула оборотень. — Не просветишь чем?

Все! Она меня вывела из себя! Ей это удалось! Ее теперь даже никакая защита от магии не спасет!

Я зловеще улыбнулась и прошептала пару слов. Темная волна силы вырвалась из моих рук и понеслась к Лионне. Она что-то почувствовала, но решила не уклоняться, понадеявшись на защиту. Зря, ой зря!

Волна добралась до девушки и ту просто смело. Она улетела в кусты, и оттуда раздалось звериное рычание.

Я торжествующе рассмеялась, но ощутила дикую боль во всем теле. Видимо, защита Лионны действует и против запрещенных заклинаний, пусть и с опозданием. Ох, как же мне паршиво!

Я рухнула на колени и застонала. Было чувство, будто меня выворачивают наизнанку. Давно я уже не испытывала таких ужасных ощущений. Помнится, последний раз такое непередаваемо омерзительное состояние было, когда я ради пари рискнула отведать печень тархейской ящерицы — популярного блюда в гоблинской национальной кухне.

— Получила свое? — Шатающаяся Лионна выбралась из кустов и подошла ко мне. — Нравится?

— Иди ты к Ульрику! — прорычала я, с трудом удерживаясь от того, чтобы не показать один неприличный жест.

— Сама к нему иди, — Лионна оскалила клыки.

Мы с ненавистью посмотрели друг на друга. Еще немного и мы, плюнув на обещанные деньги, обязательно подеремся. А мне этого совсем не хочется. Так что придется запихать гордость подальше и…

— Прости меня. Я вспылила. — Слова давались с трудом, но я все-таки смогла попросись прощения.

— А вот и не прощу, — серьезно сказала воровка, но тут же рассмеялась. — Расслабься, ушастая, я на тебя не в обиде. Раз уж тебе тоже досталось… я ведь получила море удовольствия от твоих мучений!

— Добренькая ты, — прокряхтела я, поднимаясь с колен. Боль наконец-то отпустила.

— Сколько можно уже тянуть, между прочим? Пора грабить этого барона. Чем быстрее выполним заказ, тем скорее расстанемся. А чем скорее расстанемся, тем меньше будем друг друга изводить.

— Надо же, впервые согласна с тобой. Ну и когда пойдем на дело? — Оборотень утратила всю свою смешливость, в одно мгновение став собранной и сосредоточенной.

— Сегодня в полночь. Устраивает?

— Вполне. Где встречаемся?

— В таверне «Одноглазый горбун». Оттуда уже направимся к дому Тавайна.

— А не проще сразу там встретиться?

— Хм, даже не знаю. — Я на минутку задумалась, теребя пушистый кончик уже порядком растрепавшейся косы. — В принципе, можно. Тогда жди меня возле тайной калитки, которой пользуются слуги. Знаешь, где она?

— Да. На плане указана.

— Ну и отлично. Раз обо всем договорились, то можно и разбежаться, — подвела итог я.

— Наконец-то! — воскликнула оборотень и, развернувшись, гордо затопала к выходу из парка.

Я только вздохнула. За все свои двадцать три года жизни я сталкивалась с разными личностями, но таких, как Лионна, на моем жизненном пути до недавнего времени не встречалось. И слава всем богам! А то бы я давно уже поседела и свихнулась. Ох и не завидую же я ее родным, если они у нее имеется. Воспитывать этого шейса в женском обличии я бы и врагу не пожелала.

Погрузившись в свои мысли, я и не заметила, как ко мне подошла голубоглазая девочка с двумя темными косичками. Мило улыбнувшись, она сказала:

— Здорово, Нирна. Отдыхаешь? А тебя, между прочим, в гильдии дожидаются. У мастера Гиона к тебе парочка вопросов имеется.

Я только хмыкнула. Совсем уже старик заработался, раз гоняет ко мне всякую мелочь пузатую. Нет, Ильвиона, конечно, талантливая девочка, не спорю, но, тем не менее… Мог кого-нибудь и постарше послать. Хотя…что-то я совсем загордилась. Не принцесса же, в конце концов, чтобы за мной целую свиту отправлять.

— Что ж, раз есть вопросы, то надо зайти. Правильно, мелкая? — сказала я и потянулась, чтобы потрепать ее по голове.

— Я не мелкая, — огрызнулась Виона, уворачиваясь от моей руки. — И не надо мне твоих телячьих нежностей.

— Ну не надо, так не надо. А конфет хочешь?

— Просто так или в обмен на услугу? — подозрительно осведомилась девочка.

— Просто так, — я грустно улыбнулась. — У меня сегодня день добрых дел. Поэтому накуплю тебе конфет, чтобы ты наелась до отвала.

Виона мечтательно улыбнулась. Вот сейчас она походит на ребенка девяти лет, а не на хитрую карманницу, которая привыкла обманывать людей. Да и от того звереныша, что я нашла год назад в трущобах, в ней мало что осталось.

— Ладно, пошли, — сказала я и, взяв Виону за руку, повела ее к выходу из парка.

— Нирна, наконец-то ты соизволила навестить меня. — Высокий и слегка полноватый мужчина с русыми волосами поднялся из-за стола и, подойдя поближе, обнял меня. Я виновато улыбнулась и отстранилась от Гиона.

— Ты же сам понимаешь, что у меня дела. Я не могу навещать тебя столь часто, как раньше. — Говоря эти банальные фразы, я понимал, что самую малость лукавлю.

— Да я понимаю. Ладно, оставим эту тему. Лучше скажи, где пропадает мой сынок? Обычно он предупреждает о своих загулах.

— Странно, что твои соглядатаи еще не донесли. Он у меня. И….

— Нирна, неужели вы все-таки начали встречаться? — Старый вор с интересом посмотрел на меня.

— Нет. Эрик ранен, и я всю ночь выхаживала его.

— Ранен? — Гион вздохнул. — Опять? Вечно в какую-нибудь потасовку ввяжется. И кто его в этот раз уму-разуму учил?

— Какой-то минотавр. Я его еще подробно не расспрашивала.

— Что ж, тогда немедленно отправляемся к тебе и все выясним, — решил отец Эрика и вышел из кабинета. Я последовала за ним.

— Папа, что ты тут делаешь? — изумленно воскликнул Эрик, увидев Гиона.

— Пришел проведать тебя, сынок. Вечно ты всякие потасовки устраиваешь. Все еще не перебесился? — с укором спросил мужчина, подходя к сыну.

— Опять ты за старое! Лучше бы спросил, как я себя чувствую! — возмутился мой друг.

— Раз говоришь, значит живой, — хмыкнул Гион. — Кстати, тебе на полу удобно?

— Вполне. Хотя… я не прочь перебраться на кровать. Если ты, Нирна, не против, — протянул приятель и умоляюще посмотрел на меня.

М-да, теперь понятно, почему против его обаяния не может устоять ни одна женщина. Один взгляд серых глаз, и любая будет готова сделать все, что угодно.

— Не против. Вот только как же твоя рана?

— Мазь твоего знакомого творит чудеса, и плечо почти не болит. Поэтому прогулка до кровати мне вряд ли повредит, — улыбнулся Эрик.

— Ну тогда перебирайся на мое ложе, — пафосно произнесла я и рассмеялась.

— Тебе надо почаще улыбаться, моя ушастая прелесть, — сказал друг и направился в спальню.

Я вздохнула. В чем-то они правы: совсем разучилась радоваться жизни, а мрачное выражение уже и самой поднадоело. Но одного желания измениться недостаточно. Нужно еще где-то найти в себе силы сделать хотя бы крохотный шаг в нужном направлении.

Пойти что ли, у зеркала потренироваться, чтобы улыбка не превращалась в циничную ухмылку?

— Поддерживаю Эрика. На людях ты больше мрачная, при нас только смеешься, — заметил Гион. — Так нельзя. Но я, пожалуй, знаю, как поднять тебе настроение. Кое-кто интересовался тобой.

— Ого, моя популярность растет, — саркастически заметила я, хотя внутри все сжалось от страха. — И кто же это был?

— Эльф, представь себе. У него новости от твоей матери…

Я замерла. Мать? Женщина, которая когда-то равнодушно отвернулась от собственной дочери, и плевать хотела на ее дальнейшую судьбу? Та, по чьей вине я испытала множество унижений и почти смирилась с презрительным прозвищем «байстрючка»?

Как же мило с ее стороны вспомнить обо мне по прошествии стольких лет, когда мечты найти родителей стали казаться смешными и нелепыми, а всякие там родственники и даром не нужны. Просто замечательно!

— Как ты сказал? Матери… Но как так? Как же так? — Я отвернулась от Гиона, пытаясь скрыть слезы. — Столько лет я привыкала к мысли, что у меня нет никого. Никого, кроме вас. А тут… тут… Я не хочу ничего знать! Эта женщина мне не мать! Не мать!!!

— Нирна, девочка, ты бы сначала выслушала, — ласково попросил отец Эрика. — Ты же ничего не знаешь, глупышка!

— Хорошо. Рассказывай, что ей от меня нужно и кто она вообще такая. — Я вытерла слезы и повернулась к Гиону.

— Эльф сказал, что тебя похитили у родителей жрецы и забрали в орден, посвященный Йну. Когда-то твой отец дал обещание, что его дети тоже будут служить темным богам. Но потом нарушил его, за что и поплатился.

Твоего отца звали Тельмин Ингваре, и он был служителем бога Йну. После встречи с твоей матерью он очень изменился и покинул орден Призрачных врат, который и воспитал тебя. Какое-то время он жил в эльфийских лесах, но потом вернулся в Окему вместе со своей женой. Потом он отправился в экспедицию, где и пропал. Твоя же мать, Эвэрэ, до сих пор тоскует о нем. Тебя она долго не могла разыскать и почти потеряла надежду. Но ее сородичи все-таки сделали то, что не удалось ей.

Я была потрясена, ошарашена, шокирована, пытаясь осознать сказанное Гионом. Впервые я не могла контролировать эмоции. Хотелось плакать и смеяться одновременно. Все-таки не каждый день узнаешь тайну своего происхождения и имена родителей.

Гион молчал, прекрасно понимая, что я испытываю. Я подошла к нему и он, обняв меня, прижал к себе.

— Все будет хорошо, девочка, вот увидишь. Ты поладишь с матерью, привыкнешь к ней, пусть и не сразу. Эльфы и полуэльфы живут долго, так что у вас будет достаточно времени, чтобы наверстать те годы, что вы были в разлуке. Поверь старому, мудрому человеку.

— Не прибедняйся, Гион, вовсе ты не старый. — Я отстранилась от вора и улыбнулась. — Ты у нас еще ого-ого. А за новость спасибо. Она и правда порадовала меня. Просто сначала надо привыкнуть даже не к матери, а к мысли о том, что она у меня есть.

— Понимаю, — Гион улыбнулся в ответ и потрепал меня по голове. — Но ты у меня умница, да, эльфеныш?

Я засмеялась. Уже сто лет Гион не называл меня подростковым прозвищем, которое в свое время я ужасно ненавидела. Но тогда я была полукровкой, которая не знала, кто она на самом деле. Теперь все иначе. Я знаю, кто я. Я Нирнаэль Ингваре, законнорожденная дочь человека и эльфийки, а вовсе не результат запретной, постыдной связи, как говорили некоторые. И моя мать хочет увидеть меня. Это ли не начало новой жизни?

— Нирна, а обед ты скоро начнешь готовить? — раздался из спальни голос Эрика. — А то я уже есть хочу.

— Узнаю моего сыночка, — хмыкнул мужчина, присаживаясь в кресло рядом с камином.

— Узнаю своего друга, — в тон ответила я, и мы с Гионом понимающе переглянулись.

После ухода Гиона я накормила Эрика и, усевшись за стол, начала изучать план особняка Тавайна. Нет, я, конечно, уже его смотрела, но только мельком. Сейчас же решила изучить более подробно.

Итак, дом барона представляет собой трехэтажное здание, в которое можно проникнуть или через парадную дверь (чистое самоубийство), или через черный вход (что более приемлемо). Большой плюс — наличие множества окон, через которые можно будет удрать, если что-то пойдет не так.

Что касается Черной химеры, то она располагалась в кабинете Тавайна, на втором этаже. По пути к нему особых ловушек не было, а вот сам артефакт был помечен пятой степенью. Эта степень считается самой высшей в защитной магии. То есть мне придется изрядно повозиться, взламывая ее. М-да…

Ладно, что еще? Ого, Тирш оказался столь любезен, что даже написал на обратной стороне плана, когда проходит смена караула и сколько всего охранников находится в подчинении у барона. Это нужная информация. Все-таки не зря я предложила Лионне встретиться в полночь. Стражники уже сменятся, и нам не надо будет лишний раз рисковать.

Ну, и дополнительным плюсом можно считать наличие нескольких потайных ходов. Думаю, они нам пригодятся.

Я задумалась и тут увидела небольшую запись довольно корявым почерком:

«Опасайтесь собак в саду. Очень злобные и кровожадные твари!»

Хм, собачки. Было бы чего бояться. Да едва они почуют запах оборотня, то есть Лионны, как сразу удерут, поджав хвосты. А не удерут — им же хуже.

Я злорадно улыбнулась и потянулась. Пожалуй, стоит прогуляться, а то дома уже надоело…

Ближе к полуночи я уже поджидала Лионну у калитки, которая была довольно умело замаскирована плющом. Сразу и не догадаешься, что он прикрывает не сплошную стену, а проход.

— Ушастая, я уж думала, что ты не придешь. — Моя напарница бесшумно выскользнула из-за растущих поблизости кустов.

— Даже не надейся, — хмыкнула я.

— Да я и не надеюсь, — улыбнулась девчонка и вновь нырнула в кусты. Я лишь недоуменно приподняла брови.

А через несколько минут из них уже выбиралась черная пантера с блестящей шкурой и хитрой мордой. Я невольно сделала шаг назад. Все-таки я нечасто видела оборотней.

— Сюрприз для собачек, — промурлыкала Лионна и без видимых усилий перепрыгнула через стену, даже не воспользовавшись калиткой.

Конечно, зачем она ей, когда можно воспользоваться преимуществами второй ипостаси и пробудить во мне черную зависть. Я, правда, тоже умею хорошо прыгать и ловкости не занимать, но не сравнюсь с черноволосой воровкой.

Между тем за стеной послышались рычание и собачий скулеж. Затем все стихло. Я, движимая любопытством, отодвинула плющ, открыла калитку и тенью проскользнула во владения Тавайна.

Собак не было, зато была довольная Лионна, притаившаяся у раскидистого дерева. Увидев меня, она огромными прыжками понеслась к дому. Я лишь выругалась и побежала за ней.

В особняк мы проникли через черный вход, и на кухне оборотень превратилась в человека. Покопавшись в шкафу, где обычно хранили посуду, она извлекла оттуда запасную одежду и оделась. Хм, неужели она уже здесь была?

Впрочем, это не имеет значения. Если и была, то мне же лучше.

— Начнем веселье? — подмигнула мне Лионна.

— Начнем, — кивнула я, окутывая себя защитной сферой.

Мы без препятствий выбрались из кухни, пересекли огромный коридор и поднялись на второй этаж. Там стояла парочка стражников, которые травили байки и попивали вино. Проскользнуть мимо них для нас не составило труда. Двумя тенями мы проникли в вожделенный кабинет. Честно говоря, меня несколько настораживало то, что семейная реликвия охраняется не так уж и хорошо. Хотя … может, барон понадеялся на магическую защиту?

Мучимая сомнениями, я подошла к тайнику, где хранилась Черная химера и внимательно его изучила. Видимая только мне магическая сетка была зловещего багрового цвета. М-да, уничтожить ее будет не так просто. Придется воспользоваться заклинанием пятой ступени Черная бабочка.

Конечно, после него я стану слабее котенка, но обещанная сумма того стоит.

Тяжело вздохнув, я приблизила руки к тайнику и начала читать заклинание. Мрак в комнате сгустился, из него ко мне потянулись щупальца. Я содрогнулась, но позволила им опутать меня. Лионна оскалилась и зашипела. Но я ничего не могу поделать, ей придется потерпеть.

Мрак заключил меня в своеобразный кокон, который вскоре лопнул, и я почувствовала, как за спиной начинают трепетать крылья, состоящие из чистой силы. Именно из-за них заклинание получило свое название.

Может возникнуть вопрос: а зачем вообще нужны крылья? Когда-то именно его я и задала Улиган. Наставница лишь улыбнулась и сказала, что они служат источником дополнительной силы, чтобы заклинатель мог потом уйти на своих двоих, а не валяться на земле, обессиленный и беспомощный.

Я это хорошо запомнила, но не думала, что мне однажды придется прибегнуть к подобному заклинанию.

— Быстрей! — поторопила меня Лионна. — Сюда кто-то идет.

Я выругалась и поспешно окутала себя крыльями. Сконцентрировавшись на сетке, я опутала ее темным облаком, которое вырвалось из моих рук. Оно росло, ширилось, и багровое сияние начало угасать.

Но мне этого было мало и я, собрав всю магию, ударила по сетке волной силы. Магические нити начали рваться и таять, но под ними я увидела тускло мерцающую звезду огня.

Шейсы побери этот артефакт, да здесь многоступенчатое охранное заклинание!

— Эльфийка, кончай возиться. Похоже, Тавайн решил проверить свой драгоценный артефакт, и сейчас он буквально в паре шагов от двери.

— Да будь все проклято, — зло прошептала я и вновь ударила чистой силой.

К моему удивлению, звезда растаяла и я, наконец, безбоязненно смогла открыть тайник и взять Черную химеру.

— Уходим, — сказала напарница и вылезла в окно. Я последовала за ней, ощущая страшную слабость. Крылья, конечно, выручили, но я все равно чувствовала себя паршиво, как гоблин, повстречавший в темном переулке минотавра.

Глава 7

Предвестник неприятностей

Лионна

Надо менять ипостась, в человеческой шкурке я далеко не уйду. Я посмотрела на Нирну, с видом храброй мученицы подпирающую стенку. Понятное дело — даже обычная магия будь здоров силы отнимает, а уж о черной и говорить не приходится!

Проще всего смыться по-тихому, предоставив вредной полуэльфийке выкарабкиваться самостоятельно. Проще всего…

Я быстро сняла одежду и запрятала ее в трубу. Простые пути — для слабаков. Я предпочитаю сложные.

— Что ты делаешь? — Нирна скривилась, пытаясь врубиться, чем я тут занимаюсь. Судя по лицу, она решила, что я собираюсь соблазнять стражу, а, может, и хозяина заодно.

— Ну как? — Я потянулась, разминая мышцы. — Разве ты не знала, что бегать голышом в полночь очень полезно? Знаешь, как тонизирует?

— Что? — непонимающе нахмурилась Нирна. Видать, после магии головка плохо соображает, глупые вопросы начинает задавать.

Я усмехнулась и нырнула в кусты, чтобы не травмировать нежную эльфийскую психику. Вообще-то я не превращалась, а, скорее, перетекала в пантеру, причем происходило это молниеносно: при всем желании никаких ужасов я показать бы не смогла. Другое дело, что на мгновение я стану уязвимой, а, что творится в мозгах Нирны, мне никогда не понять. Мало ли.

Вздохнув, я протянула нити силы ко всем мышцам и косточкам, задействованным в перевоплощении. Секунда и готово! Как-то раз у меня получилось перекинуться в прыжке, но только раз: от страха, видимо.

— Аааа! Стража!

О, кажется, до хозяина дошло, что кто-то стащил артефакт. Я выскочила из кустов и коротко рявкнула:

— Садись!

— Что? — Нирна отшатнулась, словно увидела оборотня. Хотя да, я же оборотень. Совсем забыла.

— Садись, говорю! О, боги, уши, как лопухи, а совсем глухая. — Я раздраженно дернула хвостом. — Ну?! Ты будешь шевелиться или мне тебя покусать?!

Нирна оторвалась от стенки и неуклюже — видимо, после заклинания, — влезла мне на спину.

— Шшшшш, да не дергай ты мне шерсть, за шею хватайся! — зашипела я, когда ушастая попыталась оставить меня без загривка. — И осторожнее же! О шейс, какой идиот додумался создать эльфов?!

— Полу, — сдавленно прохрипела Нирна.

— Тем более. — Я присела и резко прыгнула. Эльфийка ойкнула. Хорошо хоть не заорала, один крик — и мы упростим страже работу, а мне бы не хотелось.

За высоким забором заботливый хозяин распорядился посадить большое дерево, за что ему отдельное спасибо. Ценю такую заботу о гостях, все бы так! А то вместо дерева, бывает, насадят колючек, а ты потом выковыривай их изо всех возможных мест.

Я зацепилась когтями за кору и буквально съехала вниз, оставляя за собой несколько глубоких борозд. Больно, конечно, но чего только не сделаешь ради свободы?

Теперь бы добраться до моих ребят с их телепортационным зельем. Но, шейс, хотелось бы сохранить свой маленький секрет! Иначе придется всех убить. Или запугать. Что я оборотень, никто не знал, — не считая меня, конечно, — и лучше, если и впредь тайна останется тайной. Меньше знают, крепче сон. В данном случае, мой.

— Они там! — За забором послышался топот и хруст гравия на дорожке. Этак они нам все пути к отступлению перекроют.

Решение пришло неожиданно. Глупое, кстати, решение, зато повеселюсь напоследок!

— Слезай!

— Бросишь? — с ненавистью выдохнула полуэльфийка.

— Чтоб ты меня выдала? Не дождешься. — Я недовольно потянула носом. Эти охранники хоть знают, что такое чистота? Судя по запаху, не знают. — За углом стоит один из моих. Мальчишка, светлые волосы, глаза голубые, откликается на Бура. Скажешь, что ты от Ли, а уж он о тебе позаботится. А надумаешь сбежать, лично найду и прибью, ясно?

— Я тебе не заяц, чтобы бегать! — надменно произнесла эта особа.

— А жаль, зайцы — от них хотя бы польза есть! — насмешливо фыркнула я и, не дожидаясь ответной шпильки, перемахнула через забор. — Маааальчик-ки… Ой! — Я нечаянно свалилась на голову стражу. — Добрый вечер, сэр, не подскажешь, как пройти в библиотеку?

«Сэр» побледнел и отшатнулся. Видимо, он как раз собирался выйти за ворота и поймать наглых воровок, но не ожидал, что одна из воровок в буквальном смысле свалится ему на голову. Он растерялся, зато его товарищи нет. Говорю же, глупая была идея!

— Сдавайся, создание Ульрика! — воскликнул один особо храбрый страж и со скрежетом вынул меч из ножен. Боги, сколько пафоса.

— Секунду подожди. — Я клыкасто улыбнулась и прыгнула вверх, на карниз. Здесь-то им меня не достать! Куда этим людишкам до моего совершенства?

— Ну, мальчики, ведете себя нехорошо! — Я довольно посмотрела на растерянных стражей, застывших внизу с мечами. — Перед вами дама, а вы, ай-яй-яй, ругаетесь, да и про поклон забыли. Где ваши манеры, господа? Ведите себя достойно! — Закончив лекцию, я взмахнула хвостом и, гордо вышагивая, направилась к окну.

— Стой, воровка! — Мне в спину полетело какое-то заклинание. А вот это уже далеко не смешно! Я прыгнула вбок, заклинание врезалось в стену и осыпалось зелеными огоньками. Шейс бы их побрал! Хоть и не действует на меня обычная магия, но, как я сегодня убедилась, есть вещички, которые и меня прошибают!

Я поморщилась, подобралась для прыжка и прыгнула. На дерево, оттолкнуться, опять на карниз, снова на дерево и… слава Киа, наконец-то крыша!

Стража внизу бестолково бегала и размахивала мечами, явно не представляя, что делать дальше. Маг, — которым оказался какой-то тип в черном балахоне, — в это время плел сложное заклинание. Ха, «сеть» готовит, леди Веалли часто ею балуется! Обойти эту гадость сложно, но если знать определенные секреты, то можно. Надеюсь, сегодня мне их не придется вспоминать.

Я задумчиво лизнула лапку. Бежать в ту же сторону, в которую отправилась Нирна, глупо. Вмиг раскусят, а если очень не повезет, так еще и поймают обеих. Слева от дома живет маг — не самый удачный вариант для побега. Вправо тоже не сунешься — придется тогда сматываться через сад, а там колдун и недружелюбные дяди в доспехах. Остаётся последний и самый неприятный выход… Речка.

***

Ужас перед водой — один из главных недостатков кошачьей ипостаси. Пантеры плавают превосходно, но — боги! — шерсть, которая мерзкими колючками свисает с боков, может довести кого угодно! В общем, кошки меня поймут.

Я уже подплывала к нужному месту, когда заметила одинокую фигуру на берегу. Мужчина, да еще знатный. Все планы мне сбил. Я шумно выдохнула и двинулась обратно, разгребая грязную воду лапами и стараясь не шуметь. Отплыть далеко я не могла, — одежда находилась в двух шагах от мужчины, — а поблизости хорошего укрытия не наблюдалось. Пришлось довольствоваться малым: я выбралась на берег и, стряхнув с головы капельки воды, затаилась за камнем.

Мужчина выбрал странное место для прогулки: Южные Берега считались трущобами, где воспитанным людям не место. Днем здесь разбивались палатки с гнилыми продуктами и протухшей рыбой — для самого бедного населения города, — ночью набережная пустела, оставленная на растерзание ворам и убийцам. Хотя воры и убийцы предпочитали северную часть города — ту, где огромные усадьбы соседствовали с роскошными дворцами, — но время от времени и сюда забредали в поисках легкой наживы.

Вот почему я выбрала эту часть города для запасного плана: воров я не боялась, — свой своего не трогает, — а простые смертные охотнее заглядывают в пасть к дракону, чем на Южные Берега. Но мужчина выглядел так, будто вознамерился проторчать на берегу всю ночь.

Ну уходи же! Я прождала минут десять, и мое терпение лопнуло. Так рявкнула, что у самой уши заложило.

Мужчина — шейс бы его побрал! — заинтересованно подался вперед. Я-то надеялась, что он убежит. Но нет: придется еще разок напугать. Я уже открыла пасть, чтобы повторить вокал, но тут свет от фонаря упал на лицо незнакомца, и я поняла, что мы знакомы.

Я подняла голову к небу. Когда уже вам надоест шутить, о великие боги?! Шейс, шейс, шейс!

— Лиэль? — Неуверенно прошептал мужчина себе под нос. Я прижала к голове уши и невольно зашипела. Но усилием воли взяла себя в руки. Не нужно мне лишнего внимания. Особенно от Ниаграсса.

Я попятилась в тень от дерева, потом легко вспрыгнула на ветки и затаилась.

Сделав шаг в мою сторону, Ниаграсс остановился и натянул перчатки. При этом он внимательно рассматривал камень, за которым я пряталась мгновение назад, и выглядел так решительно, будто был готов перевернуть каждый камешек в округе, лишь бы добиться своего.

Пусть только подойдет ближе, не пожалею! Подобравшись, я припала к ветке и приготовилась нападать; пантера мечтала попробовать крови Ниаграсса много лет, и до сих пор мне удавалось держать ее на привязи. Но поводок легко отпустить — куда легче, чем надеть, — и сейчас я была как никогда близка к этому.

Неизвестно, чем бы закончилась встреча, если бы к Ниаграссу не подошел юноша. Я втянула когти и выдохнула.

— Господин Ниаграсс, какой-то из местных хочет вас увидеть.

— Так поздно? — Ниаграсс бросил еще один взгляд в сторону камня, за которым я не так давно пряталась, и отвернулся.

— Он очень настойчив. Из темных.

Ниаграсс кивнул и накинул на голову шляпу. Его светлые волосы казались волшебно золотыми под светом фонаря — просто сказочное создание. Я проводила взглядом удаляющиеся фигуры и спрыгнула на землю.

— Чтоб вас всех. — Я превратилась, подбежала к фонарю и опрокинула камень. Специально выбрала именно этот камень именно под этим фонарем — и надо же! Нарвалась.

Переодевшись, я поспешила в штаб, чтобы выяснить обстановку. Наверняка пропажа Черной химеры наделала шуму, и теперь по городу рыскают ищейки. Возможно, мне лучше переждать пару деньков в укрытии, пока всё не уляжется. Так и поступлю.

Самое главное, что задание выполнено. Как будто камень с души свалился! Последние дни меня не покидало дурацкое чувство, что я опять куда-то вляпалась. Но, видно, напрасно: всё прошло хоть и не гладко, но без особых неприятностей. Осталось забрать тридцать пять золотых, не зря же я эту полуэльфийку терпела! Отныне заведу себе маленький пунктик при найме на работу, и буду посылать всех, кто попытается всучить мне напарника, к Ульрику в гости.

***

Первое, что мне бросилось в глаза, когда я вернулась в штаб, — это статуэтка Черной Химеры. В комнате царил полумрак, но артефакт светился будто сам по себе, — каменную фигурку словно окружал красновато-багровый туман. Я медленно обошла ее со всех сторон, вглядываясь в причудливую вязь незнакомых букв, высеченных на подставке. От букв веяло магией, причем магией черной.

Я представляла химер как-то иначе, — обычно считалось, что у них три головы, — но у этой была всего одна, львиная. Оскаленная пасть выглядела устрашающе, на мощной лапе кто-то искусно вырезал острые когти, а крылья и хвост, покрытые мелкими черными чешуйками, напоминали о драконах. Химера будто прыгала на жертву. Всё, — и пасть, и когти, и хвост, — мерцало в полумраке багровым; похоже, фигурка вырезана из какого-то дорогого, но неизвестного мне камня.

Мне почему-то стало не по себе от вида артефакта. От него струилась незнакомая мне магия, подавляющая, но и притягивающая. Я повернулась к фигурке спиной, чтобы положить кофту на диван, но не выдержала и мгновения, — резко обернулась, злясь на себя за странное чувство чужого присутствия.

— Что же в тебе такого особенного? — Желая доказать себе, что опасности нет, я медленно коснулась черного камня. Гладкий и отчего-то теплый, как… как живое тело. И камень нагревался все сильнее — буквально обжигал!

Я отняла ладонь, и в то же мгновение глаза Черной Химеры полыхнули красным; дернувшись, она упала со стола на пол, заставив меня отскочить на добрых два шага назад. С колотящимся от страха сердцем, я приблизилась к статуэтке. Клянусь, в ней было что-то… очень зловещее и недоброе. Чем дольше я смотрела на безобидную с виду статуэтку, тем больший ужас охватывал меня. Вздрогнув, я подхватила черную химеру и, запихав в мешочек, крепко завязала. После чего отошла на безопасное расстояние. Я боялась этой штуки, боялась необъяснимо и непонятно.

Я потерла ладонь и поморщилась: красная капля на руке пахла кровью, — это еще откуда? Приглядевшись, я нашла маленькую точку на ладони, будто укус, — едва заметное красное пятнышко. Я бы поняла, если бы поранилась на улице, но порез свежий, а на мне все заживает моментально, тем более такие мелочи.

Укус затягивался на глазах. Мгновение — и кожа стала ровной и гладкой, как обычно. Последний раз покосившись на мешочек с Черной Химерой, я поспешила покинуть комнату: это уже слишком даже для меня. Чем быстрее мы избавимся от этой штуки, тем лучше.

Лионна

Нирна дожидалась меня на кухне, уже вполне отдохнувшая и набравшаяся сил, что, впрочем, не помешало ей оставаться все той же заразой.

— Какая жалость, что тебя не поймали, — с искренним разочарованием протянула ушастая, стоило мне только ступить на порог. — А всё так хорошо начиналось!

— Радуйся, ушастая, я бы тебя первым делом выдала, — честно призналась я. — Еще и поймать бы помогла. Сейчас отнесем заказчику Химеру и распрощаемся.

— Слава богам, — тихо порадовалась эльфийка.

— Да-да, я тоже тебя очень люблю! Так люблю, что готова отправить пинком под зад прямиком в царство Ульрика.

— Как любезно!

— Сама удивляюсь, что это я такая добрая сегодня. Постой, я исправлюсь! — Резко сменив тон, я зло процедила: — Перейдешь мне дорогу, остроухая, я тебя по кусочкам твоим приятелям перешлю.

— Смотри, как бы сама мне не попалась!

Я весело усмехнулась. Пожалуй, забавно будет померяться силами с этой выскочкой. Достойный противник. Не будь она темным магом, я бы даже попробовала перетащить ее в свою команду. Но темных мне не надо, терпеть их не могу. Особенно после того, как один такой маг чуть не прирезал меня на алтаре. К счастью, кошки живучие и мстительные. Тот колдун, оставивший мне на память шрам, больше никому ничего плохого не сделает. Гарантирую.

— Собирайся, эльфийка, пойдем требовать плату за мучения. — Я кинула Нирне сумку и вышла на улицу.

Ночка выдалась прохладной и недружелюбной. На темном небе висела кровавая луна: вокруг нее, будто верные спутники королевы, собирались облака. Ветер — не по сезону ледяной. Я провела рукой по влажным волосам и поежилась. Иногда природа говорит с нами, но редко кто ее слышит. Я слышала. Но едва ли могла понять.

…Зато я поняла, что за углом торчит Стокли. Мелкий паразит — говорила же, чтобы дома остался! Еще пострадает.

— А ну иди сюда, Стокли, быстро! Я знаю, что ты там.

— Да нет тут никого, с чего ты взяла? — Пацан высунул мордашку из-за угла и, убедившись, что улица пуста, перебежал ко мне. — Как охота? А чего новенького сперли? А где Рат? А что это за эльфийка? А…

— Стокли. — То ли парнишка так впечатлился, увидев мое лицо, то ли запас слов иссяк, но заткнулся, хвала всем богам! — Задание есть. Передай Рату, что этот штаб закрываем, будем укрываться в другом.

Очень неосмотрительно доверять месту, про которое знает чужак. Сомневаюсь, конечно, что ушастая побежит и наябедничает королевской страже, а вот заявиться на огонек со своими приятелями вполне может. Рисковать я не собиралась — тем более ребятами, поэтому решила перенести штаб в другой квартал. Осторожность превыше всего.

— Ладно, — неохотно буркнул мальчишка. — Между прочим, могла бы и сама ему сказать. Рат тебя вечно ждет, а ты… Он будет в «Притоне Киа». Ты же придешь?

«Притоне Киа». Подпольное заведение, мое любимое место отдыха, куда я отправлялась каждую ночь, чтобы окунуться в вихрь безграничной свободы и хаоса вседозволенности. Но сегодня сделаю исключение. Устала я, да и шейсов артефакт отдать надо.

— Нет, без меня сегодня.

— Что так? Рат расстроится…

— А ты ему передай, что я о вечном думаю, он и отцепится. — Я насторожила ушки. — А теперь вон отсюда!

— А…

— Исчезни, малявка! — грозно прорычала я. Не хватало еще, чтобы моих ребят каждая воровка знала!

Стокли шустро скрылся за углом; кажется, обиделся. И как раз вовремя — злая Нирна объявилась на пороге и бросила мне сумку.

— Ссама понессешь! — сквозь зубы выдавила она. Я пожала плечами и подхватила сумку. Мне не сложно, я ж не неженка эльфийская! Но сколько презрения, сколько ярости! Ой, не могу, вот умора!

Заказчик — некий Тирш — расстался с денежками без вопросов. Тридцать золотых он отдал спокойно, зато, когда я нагло потребовала пять на расходы, — сверкнув глазами напоследок, — перекосило не только его, но и ушастую. Тирш заявил, что знать ничего не знает, а я заявила, что моя хата тоже с краю, поэтому я его тогда сейчас тихонечко прирежу, выгребу всё ценное из карманов и закопаю во дворике. Пробормотав несколько проклятий, дядя со скрипом отсчитал мне монеты. Кажется, я ему не понравилась.

Тридцать пять золотых. Все говорят — любовь самое лучшее, что есть в мире, самое ценное. Врут. Не верю я в любовь. Вот деньги — другое дело, их хоть потратить можно. С такими мудрыми мыслями я прыгала с крыши на крышу, не забывая при этом изредка поглядывать на мешочек в пасти — а вдруг где дырка образуется? Собирай потом золотые по всему городу!

Нет, все-таки деньги — великая сила.

***

Я старалась отогнать мысли о Ниаграссе. Старалась, но он все равно лез в голову. А с ним и прошлое — моя нелюбимая тема. Я бы хотела все перечеркнуть, да не могла.

Спрыгнув с крыши на балкон и лапой оттолкнув дверь, я неторопливо зашла в комнату. Мне было грустно и тоскливо — то ли потому, что устала, то ли потому, что впервые за последние восемь лет у меня появились несколько часов свободного времени.

Вздохнув, я прямо в облике пантеры прилегла на пол и опустила голову на сложенные лапы. Моя жизнь — скажем так, не сказка. Было время — давным-давно! — когда я, как и все нормальные девочки, мечтала о принцах, балах и роскошных платьях. Мне хотелось затмить этот мир своим светом, чтобы каждый, кто находится рядом со мной, стал чуточку лучше.

Жизнь порой жестока. Тогда я думала, что у меня есть семья, что я кому-то нужна. Маленькая, сопливая дурочка, прыгающая вокруг людей со своими наивными мыслишками!

Я резко встала и заставила себя вернуться к человеческому облику. Внезапная боль стрельнула по позвоночнику: злость — не лучшая эмоция для обращения.

Как сейчас помню: теплый осенний вечер, маленькая девочка в голубом платьице и смуглый черноволосый мужчина. Птички поют, травка зеленеет — идиллия одна, да и только.

— Хочу в зоопарк. Или в цирк. Хотя нет, во Дворец. Папа, отвези меня в город! — Девочка, так похожая на меня, весело прыгает вокруг отца. Потом не выдерживает и цепляется за его рукав. — Пожалуйста! Ну, пожалуйста, пожалуйста! Ты обещал.

— Милая, обязательно отведу, но не сегодня. — Мужчина широко улыбается. Глаза у него такие же, как у девочки: карие, чем-то напоминающие глаза кошки.

— А когда? — расстраивается девочка, но вместо ответа отец замирает и к чему-то напряженно прислушивается.

— А ну-ка, поиграем в прятки. Спрячься и сиди, как мышка!

— Кошки не могут быть мышками.

— А ты притворись, Лиэль. У мышек тоже есть чему поучиться. — Мужчина хватает девочку за руку и заставляет спрятаться за деревом, рядом с пышными кустами.

Малина. Сорвав ягоду, девочка садится спиной к дереву и, с удовольствием пробуя ягоду на вкус, смотрит, как солнце играет в листве. А потом не выдерживает и, пригнувшись, выглядывает из укрытия: к отцу подходит какой-то незнакомец. У него маленькие глазки, чисто выбритое лицо и расшитый золотом белый костюм. Кто-то из города, но, в отличие от других горожан, которых довелось увидеть, этот девочке сразу не понравился. Было в нем что-то трусливое и злобное.

Незнакомец и отец о чем-то говорят, но они слишком далеко, чтобы услышать. А любопытство мучает. Заправив черные волосы за ухо, девочка наклоняет голову и прислушивается.

— Сделай, сделай, что обещал! Ты нужен нам.

— Здесь я нужнее.

— Подумаешь, семья. Твоя жена в два счета найдет себе другого, вон уже спуталась. А девка твоя… — Незнакомец что-то говорит, и отец, зарычав, хватает того за воротник.

— Выбирай выражения!

— У тебя есть другая семья. Которая тебя ждет. — Незнакомец хрипит, но все равно усмехается, будто губы живут сами по себе. — И ценит больше. Не ты ли говорил, что в любой момент оставишь дом? Ты же сам выбирал, с кем тебе быть, столько лет готовился, а теперь метаешься, будто кот в горящей избе! Опять!

Отец отпускает воротник собеседника, разжав пальцы, но не отступив.

— Я подумаю, — резко бросает он, и освобожденный незнакомец, подняв руки, нагло ухмыляется и делает несколько шагов назад.

— Думай-думай. Но время-то тикает, друг мой.

Он разворачивается и уходит, буквально убегает от гневного рыка, и девочка, прекратив обрывать малину с куста, смотрит ему вслед. О чем он говорил, этот странный человек? Отец уйдет?

Нет, конечно, нет, он никогда так не поступит. Встряхнув головой, она выходит из-за дерева и подходит к отцу.

— Папа? А кто это?

Мужчина поднимает Лиэль на руки и, взлохматив ей волосы, тут же опускает на землю. Ответа не будет.

Девочка со вздохом прижимается к руке мужчины. Словам незнакомца она не поверила, но они жужжат в голове, как назойливая муха. Что за глупость? Это же ее отец, он никогда ее не бросит!

— Папа? Ведь ты никогда-никогда не уедешь?

— И не надейся. Уж от меня никуда не денешься. — Он пытается развеселить дочь щекоткой, но та серьезно отталкивает его руки и настойчиво требует:

— Обещай!

— Обещаю, Лиэль. Больше того, клянусь жизнью.

— Я люблю тебя, папа, — она почти шепчет. — Очень люблю.

— И я тебя, родная. — Улыбнувшись, он кладет руку девочке на затылок. — Только никому не рассказывай о нашей тайне, ты помнишь?

Она молча кивает.

— Ну поехали в зоопарк? Ну, па-а-ап!

— Не сегодня, милая. Я обещаю тебе, но не сегодня.

Он так и не отвел меня в зоопарк. Не сдержал обещания. Бросил меня, как игрушку, как надоевшего щенка! Предал.

Хотя предал ли, и если да, то меня ли? Есть ли что-то общее между той девчонкой и мной?

Я метнула нож в мишень напротив.

Маленькая Лиэль умерла десять лет назад. Ей было девять, но никто о ней не горевал. Никто не проливал слезы и не рвал на себе волосы от горя. Ее мать ненавидела ее, а отец бросил. И даже я ее презирала.

Лиэль — умерла, Ли — осталась.

***

— Ты же собиралась подумать о вечном. — Рат усмехнулся и шлепнул на стол карту. Еще одну карту он, разумеется, сунул в рукав. К счастью, никто этого не заметил, кроме меня, а не то бы один конкретный рыжий получил пинка под зад.

— Подумала. — Я скривилась и уселась за стол.

— И? — сильно заинтересовался Рыжий.

— Не понравилось, — честно призналась я, кидая монетку усатому мужчине. — Я в игре, всё, как обычно.

Усатый понятливо кивнул и сдал карты.

— Выигрываешь? — Я со смешком кивнула на стопочку монеток, столбиком выложенных рядом с рукой Рата. — Опять за свое, Рыжий? Мало тебя гоняли, что ли?

Парень загадочно ухмыльнулся, одной рукой раскладывая карты красивым веером. Он сегодня принарядился — наверное, опять за кем-то ухлестывает. Рыжие волосы аккуратно собраны в хвостик, рубашка с воланами застегнута всего на две пуговицы, обнажая загорелую грудь. Я невольно засмотрелась.

Нет, флиртовать с ним я не собиралась. Но не люблю я рыжих бабских угодников, что ж тут такого? Однако сегодня я впервые заметила, что парень-то ничего, симпатичный.

— Нравится? — Рат с гордостью поправил волан на рубашке. — Не хочешь составить мне компанию?

— Далеко собрался? — Я швырнула карту на стол. Мужик в черном разразился потоком ругательств и проклятий. Кажется, я выиграла. Отлично.

— В постель, конечно. — Рыжий сделал удивленное личико. Ах, ну да! Куда еще этот паршивец может меня пригласить? Не в театр же.

Я усмехнулась. Рат в своей роли; уже привыкла. Другое дело, что реакция на его подколки у меня всегда разная. Могу дать пинка, могу послать к Ульрику, а могу подколоть в ответ.

— Не боишься, милый, что я тебя до смерти замучаю? — Я стряхнула еще одну карту на стол и с удовольствием выслушала очередную «хвалебную» оду в свою честь. На этот раз возмущался наемник слева от меня. Ха, надо уметь мухлевать! — А то смотри, еще месяца два из своей постели не вылезешь!

— Ради тебя, Ли, на любые жертвы. — Рыжий интимно подался вперед. — Всего одна ночь, и я буду вечно тебя на руках носить!

— На руках. — Я сделала вид, что думаю над предложением. — Заманчиво. Но… нет, думаю, я пока могу ножками двигать самостоятельно. Но как только мне стукнет сто, я тебя обязательно позову, Рыжик!

— Вот всегда так! — Рат обиженно надулся. — Ведьма ты, Ли. Но в сто уже не отвертишься!

— Что ты, всегда есть выход… помереть, например! — Я резко встала и бросила карты на стол. — Конец, господа! Или как вас там. Гоните деньги, я выиграла.

«Господа», грязно ругаясь и проклиная на все лады «мерзкую выскочку», неохотно распрощались с кровными денежками. Судя по их взглядам, меня они не просто ненавидели, а очень ненавидели. Что ж, меня ненавидела большая часть населения Окемы, ну и что дальше?

Я хмыкнула: даже эльфийку удалось вывести из себя. Темные маги вроде как славятся выдержкой и дисциплиной, недаром считается, что если летом холодный пар изо рта повалил, знать, колдун рядом. А Нирна, спорю, занесла меня в черный список; так что я завела себе очередного опасного врага, ну и шейс! У кошки, в конце концов, девять жизней, и надо использовать эти девять жизней по максимуму. А разве может быть интересной жизнь без врагов? Скучно ведь, тоска зеленая.

Зевнув, я взвесила на ладони полученную прибыль. Да тут, пожалуй, немало! Но пересчитать не помешает. А заодно и разделить на две половинки: без жульничества Рата выигрыш смотрелся бы далеко не так солидно.

— Забери. — Я подвинула стопку монет к Рыжему. — Твоя доля.

— В хозяйстве всё пригодится! — Рат с усмешкой сгреб свою половину в карман и мечтательно уставился на пышногрудую девицу явно не тяжелого поведения. — Посмотри-ка вот на ту цыпочку, а! Хороша!

— Ооо, она, наверное, полна всяких сюрпризов, — я не удержалась и фыркнула. — Смотри, не подцепи какой-нибудь из них!

Рат обиженно нахохлился и ворчливо заметил:

— Тебе-то что? Подумаешь, заболею и умру!

— Да ты что, не вздумай! — Я в притворном ужасе отшатнулась. — Я же с ума от горя сойду! Ты же мне пять золотых еще не отдал, с кого мне потом спрашивать?!

Рат, просиявший при первых словах, теперь снова скис и пробурчал что-то насчет «дождешься от нее». Я рассмеялась и хлопнула парня по плечу.

— Да ладно, не дуйся. Лучше расскажи, что насчет Ниаграсса разузнал?

— Что он тебе сдался? — Рыжий завистливо вздохнул. — Смотрела бы на нормальных парней, а то тьфу! Аристократ шейсов, весь такой чистенький и опрятненький! На лбу написано, что из высшего общества!

Я нетерпеливо махнула рукой, требуя пропустить лекцию и перейти к сути.

— Но зачем он здесь?

— Вроде ищет кого-то. Думаешь, тебя? Может, расскажешь, чем ему досадила, а?

— Я же говорила, — я упрямо мотнула головой, — что это мое дело. И без того много рассказала, поменьше там болтай, понял?

— Хорошо, хорошо, — ворчливо отозвался друг и обиженно замолчал.

Покосившись на приятеля, я вздохнула, еще раз пересчитала монеты и ссыпала их в карман. Своих проблем, что ли, не хватает? Несмотря на то, что я не собиралась менять решения и раскрывать прошлое, от молчания Рата становилось не по себе. Однако я не должна перед ним отчитываться, это мое личное дело, и его точно не касается. Тщательно задавив совесть — и чувство вины, — я подвинула к Рыжему кружку пива. Все равно не пью.

— Помоги-ка лучше! Задохнусь скоро, так воняет, сил нет!

Рат усмехнулся, и обида была забыта. До следующего раза: похоже, друг не успокоится, пока не докопается до правды. Пусть копает, пусть, все мои секреты надежно зарыты в прошлом девочки, которой больше не существует.

— Ли? — Владелец заведения, которого мы прозвали Палачом за безжалостное вышвыривание пьяных драчунов на улицу, подошел к нам и склонился над моим ухом. — Послушай, вам бы лучше скрыться.

— Что-то случилось? — Я отодвинула стакан и напряглась. Палач не раз спасал мою шкуру, предупреждая об облавах и проверках, так что к нему стоило прислушаться.

— Наши доложили только что. — Палач склонился чуть пониже, чтобы его не смог расслышать никто, кроме меня. — Сюда Таннер со своими движется, да будет его дорога беспросветна!

— Этот старый козел? — Я нервно передернула плечами. — Он не опасен!

— Если бы старый! — Палач гневно сверкнул глазами. — Это новенький, сыночек. Только-только приехал, сегодня утром заходил, уже троих того…

Я озадаченно моргнула. Таннер же не идиот посреди дня, в общественном месте, кого-то убивать! Хотя о нем ходят странные слухи… уверена, преувеличенные раз в триста.

— Ну, того… арестовал, — пояснил Палач. — Какого-то барона вечером прихлопнули, вот и зачистка. Давайте-ка шустренько, я вас через черный ход выпущу!

— Ли, он прав, этот Таннер сущий зверь, — забеспокоился Рыжий.

— Не бойся ты, выкрутимся. — Я отсчитала пару монет Палачу и поднялась. — Пошли.

Что этому Таннеру понадобилось в самом опасном заведении города? Да еще барон. Сердце кольнуло нехорошее предчувствие. Но я только отмахнулась. Ничего плохого я не сделала; вот если бы убила кого, а так… Подумаешь, позаимствовала артефакт на сотню-другую лет.

Я вздохнула. Стоит воздержаться от перевоплощения в ближайшую неделю. Если кого и запомнили — так это пантеру. Может, еще эльфийку, но поди разберись в темноте, какая ушастая из тысячи попалась на этот раз. А вот я, в каком-то роде, уникальный экспонат. Я поежилась и скользнула вслед за Ратом в темный переулок.

Придется целую неделю держать зверя на привязи. Для меня худшее наказание, да и опасно: если не дать кошке свободу, она вырвет ее когтями и зубами.

Надеюсь, до трагедий не дойдет.

***

Ночью мне снилась черная химера. Она била по каменному полу драконьим хвостом, то и дело припадала на лапы и скалила пасть. С ее белоснежных, острых клыков капала кровь, — густая, вязкая, темная… красные глаза неотрывно наблюдали за каждым движением израненного человека.

Я чувствовала ее голод, ее ярость, ее жажду крови. Она жадно вдыхала запах страха, идущий волнами от мужчины, — она охотилась на него, как кошка охотится на дичь, и подобно кошке, играла с жертвой; наслаждалась ее обреченностью.

— Нет, — мужчина протянул руку к химере, будто умоляя пощадить. Слишком поздно… рявкнув, химера бросилась на жертву, вгрызаясь, кромсая, раздирая…

Но в какой-то момент она взглянула на меня. Долгий, немигающий, пристальный взгляд, от которого стынет кровь. Будто кто-то смотрел сквозь Химеру, кто-то слишком древний, слишком могущественный, — кто-то жестокий и беспощадный.

Я вздрогнула: эти глаза принадлежали не зверю, а человеку, и от их взгляда в сердце проникал беспросветный ужас, дикий страх, — я даже не знала, что можно испытывать что-то подобное. Будто весь мир исчез, и ты падаешь, падаешь в глубокую тьму, зная, что никогда не увидишь света.

Вскрикнув, я проснулась и, задыхаясь, вцепилась в голову руками. В комнате висела мертвая тишина, — но в голове все еще звучал крик мужчины.

А ведь я узнала его. Я узнала мужчину.

Барон Тавайн собственной персоной.

Встав с кровати, я прошлась до графина с водой и вылила его себе на голову. С этими артефактами рехнуться можно!

Глава 8

О грубиянах и темных ведьмах

Нирна

Итак, деньги получены, с Лионной я распрощалась, теперь можно и на дно залечь, отдохнуть пару месяцев. Так-то оно так, но почему же не оставляет предчувствие какой-то очень крупной неприятности? Я, конечно, не провидица, но, как и у любой девушки, интуиция у меня развита хорошо и никогда еще не подводила. А может, все-таки махнуть рукой на все эти предчувствия и уехать подальше, например, к Илдийскому морю? Обосноваться в каком-нибудь из прибрежных городков и наслаждаться покоем. По-моему, прекрасная идея!

Приободренная столь замечательной мыслью и, уже воображая, как буду хорошо отдыхать, я забыла об усталости и довольно быстро добралась до дома.

Стоило переступить родной порог, как я метнулась к тайнику, в котором хранила все самое ценное, и положила туда мешочек с деньгами. Затем, сняв полумаску и плащ, я рухнула на кушетку с драконами, когда-то заказанную из далекой восточной страны, и прикрыла глаза. Все, спать, спать… Это было последней связной мыслью перед тем, как я провалилась в темноту.

***

Следующее утро нельзя было назвать добрым. А все из-за того, что меня разбудили на рассвете, и я не смогла нормально выспаться. Я даже накричала на Виону, которая, собственно, и была причиной моего раннего пробуждения. Конечно, потом стало стыдно, и я извинилась перед ней, но на душе остался неприятный осадок.

Впрочем, Виона недолго обижалась и, скорчив серьезную рожицу, заявила:

— Нирна, тебе стоит быть осторожнее. По крайней мере, так сказал мастер Гион. Еще он велел передать, что убили барона Тавайна. Стража обвиняет в этом неизвестных воровок — эльфийку и девушку-оборотня. Нирна, а эльфийка — это ты? Неужели ты убила аристократа? — Девочка сочла, что, передав весть, может перейти к допросу.

Я ничего ей не ответила, ошарашенная новостью. Кто-то убил Тавайна, а подставил нас. Конечно, охранники меня толком не разглядели, но на артефакте-то остались следы моей магии.

О боги, ведь я чуяла что-то неладное! Но не обратила внимания на подозрения и предчувствия. Захотела испытать себя, принять вызов и вот результат.

— Ну, Нирна-а! — Виона, не дождавшись ответа, дернула меня за рукав пеньюара.

— Виона, не до тебя сейчас! — отмахнулась я. — Иди в гильдию и не ищи меня больше. И, кстати, барона я не убивала. А теперь уходи!

Девочка убежала, а я пошла в спальню и разбудила Эрика. Я объяснила ему ситуацию и тоже велела уходить.

К счастью, он чувствовал себя довольно сносно и вполне мог самостоятельно добраться до дома. Поэтому Эрик, не задавая лишних вопросов, собрался и ушел.

Я же с тоской оглядела любимый и привычный дом. Конечно, здесь царит жуткий беспорядок, мебель расставлена хаотично, и вообще она старая, но как же я по всему этому буду скучать. Можно, конечно, и остаться, стража еще не скоро выйдет на меня (если вообще выйдет), но лучше не рисковать.

А потому пора и мне покинуть свое жилье…

Собиралась я быстро и потому покидала в сумку только самое необходимое. Перед уходом забрала все ценности и деньги из тайника и, зачаровав дверь от всяких любопытных, отправилась на улицу.

Дел на сегодня предостаточно; чувствую, к концу дня буду как взмыленная лошадь. Итак, сначала наведаюсь в библиотеку, кое-что проясню для себя, а потом рвану в гильдию. Самое идеальное место для наведения справок о Лионне. Можно, правда, сходить в тот дом, в котором я дожидалась ее вчера, но сомневаюсь, что она там будет. Девчонка мне не настолько доверяет, чтобы по-прежнему пользоваться рассекреченным убежищем.

Эх, а ведь Эрик предупреждал меня о том, чтобы я не бралась за кражу Черной химеры. Ну почему я его никогда не слушаюсь? Впрочем, что теперь убиваться? Как говорят минотавры, после драки рогами не бодаются.

***

— Рад вас снова видеть, госпожа! — На этот раз старый гоблин сидел в кресле-качалке и, не спеша, попивал чай.

— Я тоже. — Улыбка получилась какой-то жалкой, но мне было все равно. — Скажите, пожалуйста, где можно разыскать вашего приятеля, у которого купили Черную химеру?

Библиотекаря мой напор обескуражил, но у меня не было времени с ним деликатничать.

— Он держит сувенирную лавку на Торговой площади. На вывеске еще написано «Сувениры от Тарлиаса». Думаю, вы ее быстро найдете.

— Спасибо за информацию. — На этот раз улыбка получилась, что надо. — Я бы с вами поболтала, но очень тороплюсь.

С этими словами я стрелой вылетела из библиотеки. Чем быстрее все выясню и затаюсь — тем лучше.

Сувенирную лавку я нашла весьма быстро, благо Торговая площадь находилась не так уж и далеко. Тарлиас оказался деловитым молодым гоблином и, услышав о Черной химере, заявил, что любая информация стоит денег.

— Я — торговец, милая, — улыбаясь щербатым ртом, заявил хозяин лавки. — А мы из всего выгоду извлечь пытаемся.

— Ай, шейсы с тобой, заплачу. Сколько? — с хмурым видом поинтересовалась я.

— Три золотых, не меньше, сладенькая. — Тарлиас нагло подмигнул мне. — И я расскажу все, что знаю.

— Три золотых?! Да я тебя… Впрочем, шейсы с тобой. Вот деньги, а теперь говори, — потребовала я, сев на прилавок. Наплевать на приличия, главное, отдохну немного.

Гоблин с ухмылкой покосился на мои ноги и начал рассказывать об артефакте.

Через полчаса я покинула лавку, значительно обогатившись знаниями о Черной химере. Эта милая статуэтка оказалась более мощной, чем я думала. И вся предыдущая информация, даже ту, что добыла Лионна, оказалась пустышкой. На самом деле она отражала чужую магию, направленную на ее владельца. Неудивительно, зачем нашему мерзкому заказчику так понадобилась Черная Химера.

***

В гильдии я отыскала Тилка, старшего ученика Гиона, который был знаком почти со всеми ворами в Океме и вообще слыл наиболее осведомленным среди моих коллег.

— Что ты знаешь про Лионну? — холодно спросила я.

— Про Лионну? Почти ничего, — торопливо ответил вор, заметив, что я не в настроении. — Девчонку видел только мельком, зато знаю ее приятеля, Рыжим его кличут. Он часто бывает в трактире «Притон Киа». Злачное местечко…

— Спасибо за помощь. — Я улыбнулась, и парень чуть не грохнулся в обморок. Покраснев, он что-то пробормотал и поспешил уйти. М-да, вот оно знаменитое эльфийское обаяние. Спасибо мамочке!

Я поправила выбившуюся из косы прядь и решила наведаться вечером в указанный трактир. Что-то подсказывало мне, что сообщник Лионны там обязательно будет.

А пока можно сходить на рынок, запастись продуктами. Заодно поискать временное жилье. Ибо из города сейчас уезжать весьма глупо, это будет похоже на бегство. И надо найти этого шейсова нанимателя. Прямо не терпится с ним поговорить с применением всех запрещенных заклинаний!

***

Рынки я никогда не любила. Еще с тех времен, когда была обычной карманницей, и только училась воровскому ремеслу. Грузные тетки-торговки с зычными голосами, покупатели, спорящие за любой товар, запах протухшей рыбы… В общем, неудивительно, что сейчас я бродила среди торговых рядов с самым мрачным выражением лица. Брезгливо покосившись на увядший пучок лука, я свернула к оружейной лавке.

Внутри нее было полутемно, тихо и прохладно. Гоблин-продавец скучал за прилавком, посетители неприкаянными тенями бродили из угла в угол, изредка останавливаясь, чтобы разглядеть какую-нибудь секиру или меч. Я только хмыкнула, покосившись на них, и прошла к отделу с луками. Там было на удивление многолюдно: пять парней в белых плащах столпились возле стены, где было развешано оружие, и что-то громко обсуждали.

Светлые жрецы! Шейсы и вся тьма этого мира, опять не повезло! Более приятной компании и пожелать нельзя! Уйти или нет? Нет, я не крыса, бегать не собираюсь!

С самым независимым видом прошла мимо магов к стойке с копьями. Парни скользнули по мне заинтересованными взглядами, но вскоре снова сосредоточились на луках. И только один из них с резкими чертами лица и пшеничного цвета волосами и не думал отводить от меня взгляда холодных янтарных глаз. И ладно бы это был обычный мужской интерес! Нет! Этот гад решил изучить мою ауру. Чтоб ему пусто было!

— Знаете, говорят, у темных ведьм, как и у простых ворожей, есть хвост, — блондин говорил намеренно громко.

Я напряглась, но продолжала разглядывать копья. По-моему, вон то, из бронзы, идеально подойдет для убийства одного грубияна.

— А я слышал, что они как суккубы — тянут из мужиков силу и потом используют ее в своей темной магии. И так же горячи, как демоницы, — с радостью поддержал поднятую тему приятель светлоглазого.

— Нет, их с детства учат самоконтролю, оттого они и холодны как ледышки. По сравнению с суккубами они просто бревна в постели, — насмешливо протянул блондин.

Тут мое терпение лопнуло. Хватит, пора этот спектакль заканчивать! Если бы они говорили гадости об абстрактных темных ведьмах, я бы еще стерпела. Но этот гад хотел уязвить меня! Что ж, ему удалось!

И так день тяжелый, так еще светлые грязью поливают. Сейчас посмотрим, как у меня этот святоша запоет.

Я подлетела к болтающим парням и, бесцеремонно потеснив дружков светловолосого, обвила его шею руками. А затем поцеловала так, будто он был моим давним возлюбленным, с которым я не виделась тысячу лет.

Парень попытался возмутиться, но затем несмело обнял меня за талию. Хи-хи, похоже, у него тоже чувства возобладали над голосом рассудка. Его приятели будто остолбенели и молча на нас пялились.

— Молодые люди, что вы себе позволяете! — Гоблин все-таки выбрался из-за прилавка и теперь изображал из себя поборника нравственности.

Светлый тут же отпихнул меня, да так, что я чуть не упала. Довольный продавец удалился, считая, что сказал все, что хотел. А маг между тем с искаженным от ярости лицом наступал на меня. Его дружки, ухмыляясь, наблюдали за разворачивающимся представлением.

— Эргах фиил тон! — выругался парень на языке минотавров — схише. Затем стремительно подошел ко мне и больно схватил за руку. — Как ты посмела поцеловать меня, девка?

На девку я обиделась. Поэтому неудивительно, что навязчивого светлого унесло к противоположной стене темной волной — моим любимым заклинанием.

И пока ни он, ни его приятели не успели опомниться, я поспешно удрала из лавки. Своевременное отступление — золотое правило успешного вора.

На улице я отдышалась и поклялась себе, что больше никогда не буду целовать незнакомцев, тем более таких агрессивных. И вообще, что-то в последнее время чересчур нервная стала, совсем забыла о том, чему учили в ордене. Не к добру это. А с другой стороны, никакие наставления учителей дар укротить не помогли. Так что пусть идут к шейсам с этим самоконтролем.

«Но со светлыми жрецами все-таки нужно быть повежливей», — промелькнуло в голове.

Я поклялась себе, что отныне и слова грубого им не скажу, и отправилась искать съемное жилье.

***

— Да, я сдаю комнаты, — вещала мне толстая тетка в грязном чепчике, ведя меня по длинному, плохо освещенному коридору. — Вот здесь жил мой второй муж. Тут, кстати, он и повесился. Но вы не бойтесь, его труп уже убрали.

Я с ужасом заглянула в полутемную каморку. Если бы я жила в ней, то тоже бы повесилась!

— Э-э, знаете, симпатичная комната, но мне не подходит, — сказала я и поспешила проститься с разочарованной домовладелицей.

***

Следующий дом посоветовал Эрик. Встретила меня милая девушка с копной рыжих волос. Ее звали Этали, и она относилась к топу типу людей, которых называют болтунами. Пока мы бродили по ее светлому и просторному домику, я успела выучить имена всех ее родственников и кавалеров. Осмотрев последний этаж, я поняла, что с такой хозяйкой грозит смерть от переизбытка информации, и решила продолжить поиски жилья.

Третий дом показался идеальным по всем параметрам. Располагался за чертой города, где патрулей стражей почти и не бывало, хозяином оказался премилый старичок с окладистой бородкой и просветленным взглядом, какой бывает у некоторых жрецов. Счастливая от того, что нашла то, что нужно, я приступила к обсуждению цены.

— Серебряный в день, питание включено. Вас устраивает? — добродушно поинтересовался он.

— Вполне, — улыбнулась я. — Даже торговаться не вижу смысла.

— Ну и отлично, только должен предупредить, что некоторые мои привычки могут показаться вам, молодая леди, несколько странными, — старичок столь быстро отвел глаза, что я сразу поняла: у него даже не одна гарпия в шкафу спрятана, а целый выводок.

— И что это за привычки? — напряженным голосом спросила я, оглядываясь. Вдруг придется не через дверь удирать, а воспользоваться окном.

— Я …я просто обожаю некромантию! — глаза старичка утратили безмятежное выражение, вспыхнув фанатичным огнем. — В подвале у меня живет зомби, но вы не бойтесь, более доброго существа не сыскать. А в саду я построил склеп и …

Дальнейшие откровения этого типа я слушать не стала, грубовато простилась и тут же поспешно покинула домик, потерявший большую часть очарования.

Хорошо, что старик еще честный оказался, сразу обо всем предупредил. А то страшно представить, что я могла бы обнаружить на кухне или в пресловутом саду.

***

К Эрику я пришла уставшая и измотанная. Подходящий домик или хотя бы комнату я так и не нашла. Где-то были жуткие условия обитания, где-то меня не устраивала обстановка или же сами хозяева. В общем, я все больше склонялась к тому, чтобы снять комнату в одной из многочисленных таверн и успокоиться.

— Утомилась, бедняжка? — Эрик проводил меня на кухню и усадил за стол.

— Да, — кивнула я и прикрыла глаза.

— Хочешь, помогу расслабиться? — промурлыкал мой друг.

— Эрик, ты меня соблазняешь? — кокетливо спросила я.

— Да, моя милая полуэльфийка, — рассмеялся он и, подойдя поближе, начал массировать мои плечи. Я расслабилась, чувствуя, как Эрик постепенно переходит с плеч на спину. У него просто волшебные руки. Повезет же его жене….

Я, похоже, и сама не заметила, как уснула. По крайней мере, когда я открыла глаза, то увидела, что лежу на кровати, а мой приятель сидит за небольшим столиком и что-то пишет.

— Ну, как? Отдохнула? — спросил он, отрываясь от своего занятия.

— Да. Слушай, а у тебя больше не осталось знакомых, сдающих комнаты? — спросила я.

— Нет. Нирна, а почему бы тебе не пожить со мной? Я почти оправился и сам смогу за собой ухаживать. Да и готовить тоже буду сам, чтобы ты не думала, что я пытаюсь заполучить бесплатную кухарку.

— Какое заманчивое предложение! Я, в принципе, согласна. Но разве я не спугну твоих подружек? — Я села на кровати и внимательно посмотрела на Эрика.

— Не спугнешь. К тому же еще ни одна из них не была у меня дома, — серьезно сказал парень. — Я не настолько им доверяю.

— Значит, ты никого из них не любишь, — грустно усмехнулась я.

— Значит, не люблю, — вздохнул вор.

— А меня ты любишь? — Я улыбнулась и, встав, подошла к другу и нагло уселась на стол.

— Тебя люблю….- произнес вор и тут же поспешно добавил: — Как подругу. А теперь ложись-ка давай спать.

— А-аа! Какое «спать»? Я же совсем забыла о Рыжем! — Я вскочила и начала торопливо оправлять одежду. — Эрик, я сегодня вернусь поздно, так что не теряй меня!

— Нирна, куда ты? — удивленно спросил Эрик, но я уже вихрем вылетела из спальни, и его вопрос остался без ответа.

***

«Притон Киа» находился хоть и в центре Окемы, но славу имел дурную. Там собирались не только воры, но жулики и убийцы всех мастей. А еще каждый вечер в этой милой таверне обязательно случалась потасовка, и «кровь лилась рекой», как любят петь менестрели. В общем, здесь всегда следовало быть начеку.

Я сидела за дальним столиком и медленно цедила прокисшее вино. Недалеко от меня расположилась компания пьяных типов разбойной наружности. Непонятно, каким образом среди них затесался Рыжий. Он рассказывал похабные шуточки и между делом раздавал игральные карты. Хм, похоже, паренек собрался облапошить незадачливых дружков. Помочь ему, что ли?

Я решительно встала из-за стола и направилась к нему. Мое появление не осталось незамеченным, бандиты отпустили пару сальных шуточек. Один даже попытался похлопать меня пониже спины.

Я уже собиралась преподать наглецу урок хороших манер, но тут вмешался приятель Лионны.

— Чего привязались к девушке? — рявкнул он, и мои пьяные поклонники присмирели. — Где ваши манеры?

— Да, как же мы могли забыть о манерах? — издевательски протянул какой-то одноглазый мужик. — Садитесь рядом с нами, леди. Угостить вас вином?

— Угостите! — мило улыбнулась я, изображая из себя наивную дурочку и присаживаясь рядом с Рыжим. — Кстати, а можно сыграть с вами, мальчики?

— Можно. Вот только чем будете платить, леди, в случае проигрыша? Деньгами или натурой? — спросил все тот же одноглазый.

— А давайте играть на интерес! — предложила я. — Если проиграю я, то разденусь, и масса приятных впечатлений вам гарантирована. Если проиграете вы, то выполните любое мое желание.

— Малышка, я готов исполнить твои желания прямо сейчас, — сказал Рыжий, которому видно надоело изображать из себя благородного рыцаря. — Эльфиек у меня еще не было.

— И не будет! — холодно улыбнулась я, смерив его надменным взглядом. Он скривился и заткнулся.

— Давай на интерес. — Одноглазый, похоже, был в этой шайке за главного. Судя по его похотливому взгляду, простым раздеванием в случае проигрыша я не отделаюсь. Ну и шейс с ним, все равно я выиграю. Не зря меня сам Гион учил блефовать.

Игра закончилась быстро. Выиграла я, хотя Рыжего обыграть оказалось тяжело. Из него получился достойный соперник. Но победа осталась все-таки за мной. Я положила карты на стол и, не скрывая довольной улыбки, развернулась к Рыжему, который хмуро смотрел на меня.

— И чего ты хочешь, ушастая? — спросил приятель Лионны с кислым выражением лица.

— Тебя, мой миленький, — хищно улыбнулась я. — Пойдем наверх.

Он тут же приободрился и под разочарованные возгласы мрачных дружков пошел за мной. Но стоило нам подняться на второй этаж, как я резко повернулась и набросила на него простейшую магическую сеть. Парень сначала ничего не понял, а когда до него дошло, то он заковыристо выругался и вызывающе посмотрел на меня:

— Что тебе надо?

— Информацию, — холодно сказала я. — Где можно найти Лионну?

— Не скажу. Своих не выдаю, — процедил парень, с ненавистью глядя на меня.

— Идиот, да я помочь ей хочу! — сказала я и сама поразилась своим словам. — Ее и меня обвиняют в убийстве барона Тавайна! Ей будет лучше, если я найду ее первой. Я, а не стража!

— Так ты — Нирна? — удивился вор.

— Да!

— Ладно, я тебе помогу. Два условия: ты меня отпускаешь и клянешься, что не шпионка. Тогда проведу тебя к Лионне, хотя мне это не нравится. Но предупреждаю: она очень сильно разозлится! — вздохнул парень.

— Наплевать, — сказала я, убирая магическую сеть. — По сравнению с теми неприятностями, в которые я умудрилась влипнуть, это сущий пустяк.

— Ладно, тогда идем, — сказал Рыжий и спустился вниз по лестнице. Я последовала за ним, надеясь, что у него хватит ума меня не обманывать. Ведь я и, правда, не желаю зла его подружке. Не та сейчас ситуация, чтобы сводить с ней счеты.

Шкуру бы свою спасти — вот, что главное. А сделать это можно, только пойдя на поклон к одной наглой и самоуверенной оборотнице.

Видят боги, мне понадобится вся выдержка, чтобы в разговоре с ней не переходить на повышенные тона.

Потому что спокойно с этим созданием Ульрика общаться будет крайне нелегко. Ладно, представим, что она крайне капризная заказчица, которую надо холить и лелеять, слова грубого не говорить.

«Ага, еще начни выплясывать перед ней как дрессированная собачка, — зло проворчал внутренний голос. — Оборотниха будет в восторге».

Я скривилась. Что-то мои мысли и правда не туда зашли. Просто буду повторять как заклинание «Она не стоит твоих нервов» и молить богов ниспослать мне терпение.

Приняв такое решение, я взглянула на сгорбившегося Рата и не смогла сдержать пакостной усмешки. Меня ожидает холодный прием, а вот ему, зная характер брюнетки, явно предстоит взбучка.

«Впечатляющее будет зрелище!», — промелькнуло у меня в голове, и я велела дружку Лионны прибавить шагу. Он пробурчал что-то нелицеприятное, но все же послушался и зашагал быстрее.

А мне только этого и надо было. Обожаю послушных мужчин!

Глава 9

Зелья, маски и прочие неприятности из жизни оборотня

Лионна

«Разыскивается пантера. Окрас черный. Всех нашедших просьба сообщить в…»

Я сорвала объявление и скомкала. Где они видели пантер не черных, хотела бы я знать? Это уже не пантера, а леопард какой-то.

— Уважаемый! — Все еще комкая в руках бумажку, я направилась к стражнику. Тот лениво насвистывал какую-то мелодию, но при виде меня подобрался и вытянулся в струнку.

— Леди? — почтительно шаркнул он ножкой. Шейс тебе, а не леди.

Я приложила руку ко лбу и прищурилась, стараясь рассмотреть собеседника получше. Солнце мешало, слепило глаза, но широкая улыбка стражника, его добродушные глаза говорили о том, что объект для допроса выбран удачно. Так-так, выведать бы у него информацию обо всех этих объявлениях. На каждом столбу — с чего так много чести моей скромной персоне?

И не только моей. Я перевела взгляд на еще один плакат: на стене за стражником гордо красовалось «разыскивается эльфийка, среднего роста, волосы светлые». Нирну, выходит, засекли, но мельком. Нам же лучше. Искать эльфийку с — хм! — светлыми волосами, все равно, что искать иголку в стоге сена: все эльфы пресветлые и премудрые, это же общеизвестно. Гораздо проще найти пантеру, их же в этих местах отродясь не водилось.

— Скажите, а уже нашли? — Я указала ажурным зонтиком на объявление.

— Нет, только повесили, — бодро отчитался жизнерадостный стражник.

— Кого повесили? — удивленно подняла я брови. — Эльфийку?

— Объявление, леди! — спокойно поправил меня мужчина. Я печально вздохнула. Какая, однако, жалость. — Могу я узнать, почему вы спрашиваете?

— Но как же мне не спрашивать? Моего Нельсона стащила похожая тварь! Моя собачка. — Я приняла протянутый мне платок и аккуратно приложила к глазам. Слезы всегда превращают мужчин в растерянных мальчишек. Они теряют бдительность и совершенно не знают, что делать. Как раз это мне и нужно. — Кому сказать, я только на минутку отвернулась, а его уже нет! — Я опустила платок и с ненавистью процедила: — Эльфы! Могу поспорить, эта дрянь тоже что-то украла!

— Почти, леди. — Мужчина украдкой перевел дыхание. — Ее и оборотня разыскивают за разбойное нападение, кражу артефакта и убийство барона Тавайна. Вы хорошо себя чувствуете?

Я откашлялась и кивнула. Мысли перемешались в кучу и никак не желали выстраиваться в цепочку. Выходит, вчера мы пристукнули барона. И не заметили. Странные дела творятся в мире; когда мы только все успели?!

Убийство. Шейс подери! Влипли по уши.

— Леди?

— Вот это новость! — Я изобразила восторг сплетницы, узревшей новую жертву, и хищно подалась вперед. — Я должна об этом узнать! Просто обязана. Обо всем, вплоть до деталей. Ну?

— Это не совсем доступная информация, видите ли…

Ишь, честный какой. Ладно, бьем секретным оружием.

— Я скажу спасибо. Большое спасибо. — Я облизнула губы и притянула стражника за воротник к себе. — Но я должна знать, кому поручили дело. О боги, если этому красавчику Ниаграссу…

Те, кто знаком хотя бы с одной так называемой «леди», знают, что легче вырваться из хватки дракона, чем из хватки сплетницы. Молчание можно сохранить только в одном случае — повеситься. И не факт, что поможет: слабые барышни могут и вернуть с того света.

— Таннеру! — Испуганно выдохнул стражник, поняв, на кого нарвался. Тьфу, Таннеру?! Какое оскорбление. Хомячка я и то больше боюсь.

— Таннеру? Королевскому колдуну, что ли?

— Да нет. Его сыну. Ролану, из ордена Ульрика. Он, знаете, какой… уж тот-то раскроет, будьте спокойны!

Я отпустила ненужного стражника и задумалась. Вот зачем этот шейсов Ролан приплелся в «Притон Киа»! Нечего сказать, шустро работает. Хотя, может, он всего лишь решил развеяться…

Ага, и выбрал для этого заведение, где традиционно обитают самые-самые негодяи! Раньше ни один маг в здравом уме не ворошил осиное гнездо. Чревато переломами рук, ног и головы.

Тем более, между магами и преступным миром есть что-то вроде договоренности: если магам не переходят дорогу, они закрывают глаза, уши и притворяются немыми. Среди воров и убийц хватает своих колдунов; темные маги, например, частенько подаются в наемные убийцы: а почему нет? Их Орден сложно обвинить в учтивости с учениками, так что сильные ученики, повзрослев, либо выбиваются на самую верхушку Ордена, — откуда отыгрываются на слабых, — либо уходят в одиночное плавание и мстят обидчикам исподтишка.

Но Таннер, видимо, относится к первым: говорю же, фанатик. Иными словами, дело дрянь. Выбора нет, придется сматываться из города, пока никто не подпалил шкурку. На месяц, а лучше на два. И ребятам надо запретить соваться в «Притон Киа», воровать у стражи и дразнить магов.

Вот досада-то, а?

— А… — Стражник только раскрыл рот, как я притянула его обратно и заботливо поправила воротник.

— Большое спасибо.

Одарив смущенного мужчину воздушным поцелуем, я раскрыла зонтик, подхватила юбки и гордо зашагала прочь.

***

Надо срочно найти Рата. Передам ему все дела и уеду. Но сначала… сначала надо кое-что завершить, чтобы не вызвать подозрений. Хотя бы взять отпуск на месяц. Не хочу бросать тень на имя леди Веалли.

Я вздохнула и пнула камешек ногой. Что за жизнь! Не успела привыкнуть к городу, завоевать себе репутацию и обзавестись деньгами, как на тебе — в убийстве обвиняют! И где справедливость?

— Ли, сюда! — послышался шепот из-за угла.

Я оглянулась и, убедившись, что никто за мной не наблюдает, нырнула за угол. Дома здесь стояли так близко, что между ними едва помещались мы с Ратом. Красные кирпичные стены заканчивались тупиком, а окна выходили на другую сторону, — никто не подслушает, значит. Кроме нас с другом в тупике была только бочка, и она воняла чем-то странным, — вроде забытых в воде тряпок, — так что приближаться к ней я поостереглась.

Рат, прислонившись спиной к стене, довольно щурился, как дракон на золоте, и разглядывал мой наряд.

— Надо же, какая ты аппетитная в этом платьице! — Друг быстро схватил меня за талию и — пискнуть я не успела — уткнулся носом в мою шею. — И пахнешь так сладко.

— Что ты делаешь, а?!

— Тебя соблазняю. Что непонятного? — Рыжий поднял голову и приподнял бровь. — В надежде на горячую ночь вдвоем. Пойдем ко мне, там нам никто не помешает…

Иногда руки действительно чешутся. Сейчас бы каак вмазать пощечину!

Я сдержалась. Остается надеяться, боги учтут мое терпение, занесут в рамочку и перестанут потешаться над бедным оборотнем.

— Хватит. — Я оттолкнула приятеля и отряхнулась. — Еще одно слово на эту тему, и ты уже никогда дома не окажешься!

— Да ладно, ладно, уговорила. Я поселюсь у тебя. Какая разница, в конце концов? — Друг поднял руки вверх и шутливо закатил глаза к небу. — Шутка, не злись. Ты знаешь насчет Тавайна?

— Теряюсь в догадках. Учитывая, что об этом весь город жужжит. — Я встряхнула головой, отчего туго завитые кудри упали на лицо. Напоминаю сама себе куклу. Даже думается в духе куклы, то есть не думается вообще. — Рат, я решила уехать. Ненадолго, пока все не уляжется.

— Да тебе-то зачем? Тебя даже не ищут! Только эльфийку и пантеру эту. Скажи, а барон очень мучился?

Я внимательно посмотрела на друга. Похоже, он и впрямь считает меня крутой девочкой, для которой убить, что раз плюнуть. Не спорю, я сама создавала себе такой образ. И все равно неприятно.

— Не валяй дурака, а? Я же не дура, чтобы барона грохнуть! Барона, а не какого-нибудь там, заметь. Это же самоубийство! Ты хоть знаешь, что за это будет?! Если только поймают… — Я нервно дернула перчатку, и тонкое кружево с треском порвалось. — Не убивала я его. Откуда мне знать, мучился он или нет?

— Выходит, кто-то вас подставил. — Рат растерял остатки веселья и скрестил руки на груди. — Кому это нужно?

— Если бы я знала! Хотя догадываюсь. Рыжик, ты мне поможешь?

— Ты же знаешь, что я для тебя горы сверну.

При всех своих недостатках, Рат имеет один большой плюс: на него можно положиться. Всегда и во всем. Другие могут про тебя «забыть» или заняться «очень важными делами», едва ты нарушишь их правила или перестанешь приносить выгоду, но не Рат.

— Нужно узнать имя заказчика. Истинное, а не поддельное.

Рат неуверенно потоптался на месте и прислонился к стене.

— Тут такое дело, Ли. Я уже пытался, еще с утра, но ничего не узнал. Такое чувство, что заказчика вообще не существует. Будто растворился в воздухе. Зато я нарыл след посредника.

Я так резко стукнула острым зонтиком по камню, что между домами заметалось эхо. Проклятье. Знала же, знала, что не стоит браться за дело! И что мне теперь эти тридцать пять золотых? Стоят они друзей, жизни, спокойствия? Права была мать, когда говорила, что люди меняют счастье на деньги. Как выяснилось, оборотни тоже.

— Славно, шейс дери!

— Мы выкрутимся. Просто затаимся.

— Да выкрутимся, выкрутимся. — Я нервно щелкнула пальцами. Валерьянки бы мне. — Ищи, в общем, этого… посредничка! Вечером встретимся.

Рыжий помолчал мгновение, мрачно изучая дорожку под ногами. Потом не выдержал и, подняв голову, расплылся в улыбке от уха до уха.

— О, свидание! Уговорила. Позвольте вашу ручку, леди!

— Я могу ножку позволить. Точнее, ножкой. — Я многообещающе сощурилась. — Но боюсь, что у тебя потом могут возникнуть проблемы с ночными похождениями.

— Ты расстроишься? — Парень с надеждой подался вперед.

— Я? Ничуть. Расстроишься ты! — Высокомерно фыркнув, я раскрыла зонтик и неспешно пошла к дому Веалли. Всячески пытаясь сохранить видимость благополучия и спокойствия.

А вот на душе кошки скребли.

***

Тишина старого дома успокаивала. Большие напольные часы мерно отсчитывали время, портреты, как обычно, взирали со стен с крайним неодобрением. Иногда мне казалось, что портреты живут своей жизнью, и соседство оборотня им не по душе. А может, им не по душе оборотни-воровки, кто их разберет.

В детстве я хотела для себя другой судьбы. Но едва ли мне оставили выбор любящие родственники: пришлось выживать, и какие уж тут планы на будущее, пережить бы день. А сейчас — поздно меняться. Ни сил, ни желания.

Я всегда будто разрывалась на две части, раздваивалась, играя роль воспитанной девушки с одной стороны, и роль воровки с другой. Но обе этих роли были для меня одинаково чужими: в конце концов, какая разница, кто ты?

Иногда я чувствовала себя, как в ловушке. Как загнанный зверек, напуганный и оттого агрессивный. Я хотела, чтобы прошлое умерло, умерло безвозвратно, но как бы я ни старалась, оно до сих пор преследовало меня. Ниаграсс, маги, вечное чувство опасности, ожидание врага в каждом встречном… Жизнь воровки помогала забыться, — но иногда лишь усиливала чувство обреченности.

Я сбросила туфли и, отмахнувшись от летающей в солнечном свете мухи, упала в кресло. Юбки, шелестя, раскинулись веером по паркету. Это несправедливо. Я восемь лет прожила в этом городе. У меня появились друзья. Пусть маленькая, но семья. Ну и враги, куда без них. Окема — мой дом.

Но объявившийся Ниаграсс, и это неудачное дело с черной химерой, и темный маг, которому я едва не угодила в лапы… здесь становится слишком опасно. Я чувствовала, знала, что пора бежать: просто нет выхода.

Ну и ладно. Всегда хотела к морю. Осяду там на время; кто знает, может, и смогу вернуться в Окему через годик.

— Как ты вовремя, Лионна! Подойди сюда!

Я встрепенулась, заметила, что согнулась, будто придавленная тяжестью, и выпрямилась.

Ну вот, стоит только зайти. Эта старая ведьма чует меня за километр.

— Бегу и падаю, — недовольно пробурчала я себе под нос, чтобы старушка меня не услышала. — Боги, как все достало.

— Лионна! — Судя по голосу, старушенция не в духе.

Я вздохнула. Может, смыться по-тихому, пока не поймали?

— Я знаю, это ты! — поспешила разочаровать меня добрая женщина. — Я тебя в окно видела!

Я не ответила, лишь тихо зарычала. Не хватало мне еще очередных наставлений и нравоучений.

— Добрый. — Я вошла в комнату и бросила надоевшую шляпу на стол. — Что, без меня и дня не прожить?

— Ай-ай. А как же манеры? Лионна, поздоровайся с мистером Таннером.

Я так и замерла. Старший Таннер задумчиво изучал меня маслянистым взглядом. Старый хрыч! Что он тут делает? Не связано ли это с убийством?

— И вам добрый, — наконец выдавила я. Заметив, что Таннер собирается встать, дабы торжественно попросить у меня «позвольте ручку», я поспешила добавить: — Вот только не надо вставать, обойдемся без церемоний.

— Лионна! — возмущенно взвыла кочерыжка.

— Ничего, леди Веалли, я уже привык. Вам не кажется, что мисс Виэллон пора замуж? — Колдун прищурился. — Вашей воспитаннице необходим достойный кавалер, который сможет… хм, благотворно на нее повлиять.

— И сколько в наше время получают за сводничество? — ядовито поинтересовалась я. — Хотя бы в общих чертах? Может, мне тоже чем-то подобным заняться?

— Что? — озадачился старый интриган. — О чем вы, молодая леди?

— Я о том, что от сования в чужие дела быстро нос растет, — хмуро пояснила я и повернулась к наставнице. — Я пришла просить отпуск, моя кузина серьезно больна. Мы с ней уезжаем на… море.

— Лионна, извинись перед мистером Таннером! — Старушка неодобрительно покачала головой и приложила к глазу монокль. — Тогда, может быть, я тебя отпущу. Хотя покидать старую женщину! Надо же додуматься. Искренне надеюсь, что рано или поздно смогу увидеть твою кузину, так сказать, в воплощении. Иногда мне кажется, что она слегка мифическая.

Только кажется? Ха, да я мастер вранья! Если вспомнить, что «кузина» болела уже десятый раз за год и не собиралась останавливаться.

Я вздохнула и снова повернулась к противному Таннеру. Тот, будто кот на солнышке, довольно щурился и ждал, когда почешут за ушком.

— Прошу прощения, мистер Таннер, — сказала я таким тоном, каким говорят «Чтоб ты ко всем шейсам провалился, скотина!».

— Э, не стоит извиняться, — пробормотал Таннер. — Я знаю только одного человека, которому под силу справиться с характером мисс Виэллон, леди Веалли.

— Да что вы! И кто же он? Вы имеете в виду вашего сына? — искренне заинтересовалась старушка. Сыночек у старого козла знатный, ага. А справляться с моим характером он будет, гоняясь за мной по тавернам, не иначе. Пока я его не прибью с досады.

Я кинула взгляд на часы и встрепенулась. Эти двое, что сороки, могут трещать о пустяках не то что часами — днями. У меня этого времени нет.

— Отпуууск, — напомнила я. — Может, я могу идти? У меня мало времени.

Сводники удивленно посмотрели на меня, словно я неожиданно с потолка свалилась, и переглянулись. В голове наставницы явно происходили какие-то загадочные процессы. Возможно, она даже думала — такое редко случается, но все же иногда бывает.

— Как же с тобой тяжело. Иди, иди, хорошо. Видят боги, неблагодарная у тебя душа! Учти, что через месяц я жду тебя здесь. Мы с тобой приглашены на бал к мистеру Таннеру. — Старушка махнула мне рукой, разрешая подняться наверх и собрать вещи. — А теперь, мистер Таннер, продолжим разговор. Уверяю вас…

Дальше я не слушала. Ласточкой взлетев по лестнице, я ворвалась в свою комнату и заглянула под кровать. Разноцветные пузырьки рядками лежали в пыли и таинственно поблескивали в полутьме. Слава Киа, все на месте! Зельями, по крайней мере, я обеспечена. Надо только еще парочку телепортационных стащить из лаборатории, и я совсем успокоюсь на этот счет.

Я сгребла свое богатство в большую сумку и задумчиво огляделась. Одежда… Возьму, пожалуй, одно платье — вдруг пригодится? Знатной даме легче пройти через городские ворота, чем оборванной девчонке с татуировкой на спине. Странно, но факт. Стражники побаивались тревожить высокопоставленных особ, зато отрывались на бедняках.

Что еще? Я залезла в тайник и достала оттуда коробочку, перевязанную красной лентой. В ней хранилось кое-что, очень мне дорогое. Папино кольцо… Я выкинула все, что было связано с отцом, а вот кольцо почему-то оставила. Наверное, чтобы не забывать, как быстро и легко предают люди. Бабушкино ожерелье… Она передала мне его по наследству, но сама умерла за неделю до моего рождения. Так что ее я не помнила.

А еще письмо брата, умолявшего меня вернуться и послушаться мать. Он так и не смог меня понять. Вроде бы охранял и берег, но едва не лишил меня самого дорогого — моей второй сущности.

Я протерла коробку от пыли. Сколько я в нее не заглядывала? Год? Стоило бы вообще выбросить этот хлам, а вот рука не поднимается!

Я безжалостно запихала коробок в сумку и примяла. Теперь еще несколько склянок с зельями влезут, а надо будет — выкину коробку в ближайшую яму.

Решив так, я закинула сумку на плечо и отправилась в лабораторию, где прихватила парочку зелий. С тоской посмотрела на книжную полку. Томик по изготовлению магических штучек сиротливо валялся на полке. Взять или нет? Хотелось бы, но воровать у старушки, напротив, не хотелось. А, ладно! Куплю сама как-нибудь.

Я еще раз оглядела помещение, заваленное банками, зельями и книгами, и отправилась вниз. Делать мне в этом доме больше нечего. А когда-нибудь я вернусь. Если, конечно, не вляпаюсь еще в какое-нибудь болото.

— Лионна, хозяйка велела спуститься. — Меня догнала запыхавшаяся Елиана. — Там какой-то господин пришел.

— Мне-то что? — Я философски пожала плечами. — Я в отпуске.

— Ну хотя бы в комнате посиди, а я скажу, что тебя не нашла. — Горничная сделала умоляющие глазки, и я сдалась.

— Да ну тебя. Кто пришел-то?

— Какой-то тип в мантии. — Елиана закатила глазки. — У нас же в доме проходной двор какой-то, вечно эти расфуфыренные шляются. Дома им не сидится, что ли?

— А как выглядит? — не отставала я. В мантии — значит, маг какого-то ордена.

— Ой, они все на одну рожу! А этот и вовсе без рожи. Он не снимает капюшон, — пояснила девчонка в ответ на мой удивленный взгляд. — Шейс! У меня там молоко, наверное, убежало! Извини, я на кухню.

— Пока, — задумчиво ответила я.

Надо бы посмотреть на этого мага, может пригодиться в будущем. Врагов надо знать в лицо. С другой стороны, никогда не угадаешь, чего от этих магов ждать, так что лучше, если меня не увидят.

Я спустилась вниз и подошла к двери, из-за которой слышался голос наставницы.

— Ну что вы, что вы, — распиналась старушка. — Для меня честь! Елиана сейчас приведет мою воспитанницу. Если найдет, конечно.

— Занятная особа, как раз в твоем вкусе. — А это Таннер-старший. Надо же, я — и занятная особа. Да еще в чьем-то вкусе! Как бы не сожрали.

— Я с радостью с ней познакомлюсь, отец. — Медленно произнес чей-то баритон. Приятный голос… и неожиданно смутно знакомый. — Лионна Виэллон, если не ошибаюсь? Наслышан.

От интонаций в этом голосе у меня аж мурашки по коже поползли. Он назвал Таннера-старшего отцом? Да что мне так везет в последнее время на темных магов?! У Таннера только один сын, и этого сына зовут Ролан, — вот теперь ясно, что визит Таннера не случаен.

Я инстинктивно попятилась назад. Не люблю темных, ненавижу!

А потом споткнулась о ковер и уронила сумку. Грохот… И тишина.

— Лионна? — неуверенно спросила наставница.

Я промолчала, с ужасом глядя на то, что шло от двери. На меня двигалось поисковое определяющее заклинание: мои глаза воспринимали его, как легкий, сероватый туман. Хорошо, что я оборотень, иначе бы не увидела!

А может, и плохо, что я оборотень: сейчас эта штука доложит хозяину, кто я есть и чего от меня ждать.

Стоило мне это осознать, как в голову пришло решение. Подхватив сумку, я бросилась к раскрытому окну. Выбросив сначала сумку, я перевалилась через подоконник следом и повисла на карнизе.

— А ты что там делаешь?

Я разжала руки и мягко приземлилась на ноги. Елиана стояла и смотрела на меня, раскрыв рот. Верно, не каждый день девушки в роскошных платьях выбрасываются из окна первого этажа. На худой конец сойдет какая-нибудь высоченная башня или обрыв — вроде как несчастная девушка, доведенная мамой, папой, бабушкой, дедушкой, тетей и женихом, решила прервать жизнь в самом расцвете сил. Ах, как романтично! А я тут со своей акробатикой ну никак не вписываюсь в законы жанра.

— Упражняюсь. — Я поднялась и с ненавистью посмотрела на окно. Шейсов маг! Чуть не поймал! И что теперь делать? Уйти не могу. Станет ясно, что сбежала: все равно, что подразнить охотника, потом этот Ролан не отцепится, пока не найдет.

Но войти в комнату, где сидит маг, причем настолько сильный, что способен создавать подобные заклинания… это глупо.

Я вздохнула. Безвыходная ситуация.

…Из которой, впрочем, найдется выход. Я оценивающе осмотрела девушку. Примерно моего роста, глаза большие, как у меня, волосы длинные. Фигура, правда, другая: чуть шире, последствия дружбы с поваром. А вот что касается форм, то в этом мы почти одинаковы. Разумеется, вряд ли нас кто-то спутает. Однако…

Я задумчиво покопалась в сумке и выудила оттуда одно из зелий. Вот уж не думала, что оно мне пригодится.

— Елиана. Хочешь побывать в моей шкуре? — тоном искусительницы начала я. Девушка отшатнулась, явно подозревая, что одна из нас лишилась ума. Я вот точно лишилась, потому что сижу под окном и жду, пока темный маг выглянет на улицу. — Подожди, сейчас объясню, только давай уйдем за угол. Пожалуйста!

***

— А вот и Лионна! — Старушка даже привстала, явно удивленная визитом непокорной воспитанницы. В здравом уме я и правда не сунулась бы в комнату, где засел темный.

Темный маг величественно встал и поклонился. Капюшон мантии скрывал его лицо не хуже маски. Да это и есть маска: вглядывайся или нет, а увидишь только тьму. Магия темного ордена.

Я смогла разглядеть лишь роскошные черные волосы — и то исключительно потому, что они доходили магу до середины плеча и выглядывали из-под капюшона.

— Весьма рад знакомству. Наконец-то я имею честь вас видеть, леди. Вы похожи на кошку, которая скрывается в ночи и которую крайне тяжело поймать.

Намекает. Я так и знала. Но как, каким образом этот тип меня выследил?

Старушка удивлялась все больше и больше, ведь ее воспитанница томно закатила глазки и пропела не своим голосом:

— Ооооо, мистер Таннер! Если бы вы знали, как я рада вас видеть!

Леди Веалли чуть в обморок не грохнулась, а ее воспитанница все не унималась.

— Я много слышала о вас, мистер Таннер. Вы не против, если я буду называть вас Роланом? Говорят, вы лучший маг на всем континенте! Это правда, что вы раскрыли то ужасное убийство? Неужели, да? Признавайтесь же, признавайтесь!

Капюшон «мистера Таннера» всем своим видом выдавал отчаянную скуку. Темный маг лениво запустил определяющее заклинание и разочарованно сел на место. По всей видимости, он ожидал чего-то другого. И я даже знаю, чего.

— Я жду нашей встречи на балу, мистер Таннер. Вы знаете, я просто счастлива, что могу лично с вами пообщаться. Вы не могли бы снять капюшон? Мне все подружки про вас говорят. Они уверяют, что вы красивы, словно бог, но я всегда стараюсь убедиться во всем своими глазами. Хи-хи, не подумайте ничего плохого.

Маг откинулся на спинку кресла, чтобы до него не смогли дотянуться всякие болтливые представительницы из высшего общества, и ответил голосом, в котором так и сквозила усталость и отвращение:

— Сожалею, что не могу исполнить вашу просьбу. Видите ли, пока я на службе мне приходится хранить свою личность в тайне. Но смею вас уверить, милая леди, что мы обязательно познакомимся ближе на балу. Если, конечно, дела не уведут меня из этого города.

Судя по голосу, они его уведут, да еще куда. Как можно дальше от этой прилипалы. Я мысленно поблагодарила всех богов.

— Хи-хи! Милая леди! Это так красиво звучит из ваших уст.

Меня сейчас вырвет.

— Вы душка, Ролан! И сколько в вас достоинства!

— Лионна, милая? — Старушка испуганно схватилась за сердце. — С тобой все в порядке? Ты здорова?

— Возможно, девушка расстроена из-за кузины? — подхватил старый Таннер…

Кажется, старушку сейчас хватит удар. Меня тоже.

Я зажмурилась: ну, Елиана! Хороший спектакль. И хорошее решение, кстати, подослать ее вместо себя: быть может, от меня отцепятся.

Набравшись сил, я снова открыла глаза. Елиана с моей внешностью стояла посреди комнаты и расточала кокетливые улыбки направо и налево. Вся такая глупенькая дурочка, живущая ради развлечений. Зато проверку она прошла, и никто не завопил: «Аааа, оборотень, лови ее!» Всё, что увидел темный маг — провались он к шейсам! — легкое заклинание красоты. А это по закону не наказывается.

Я вздохнула с облегчением и отползла от замочной скважины. Одной проблемой меньше.

Подхватив сумку, я выбежала на улицу и отошла на безопасное от дома расстояние. Я не хотела оглядываться, но все-таки не выдержала и обернулась. Дом, похожий на замысловатый торт с башенками, утопал в зелени деревьев и вездесущем тополином пухе. Резные балкончики грозили обрушиться под тяжестью старых и посеревших от времени колонн, некогда изумрудно-зеленые стены покрылись пылью и потеками от дождя, — это успешно скрывал разросшийся плющ. Может, дом выглядел старым и потрепанным, но все же этот дом мой.

И я должна его покинуть. Тоскливо заныло сердце, но я лишь отмахнулась: вернусь, куда денусь? Даже если куда-то денусь, старушка достанет из-под земли: от нее и в обители Ульрика не скрыться, не то что на море.

Мальчишка, крутя шарманку, медленно и торжественно проплыл мимо, прямо к лотку с пирожками. Я его понимала: пахнет свежей выпечкой и пирожками с курицей так, что голова кружится, а ноги сами поворачиваются в сторону лотка.

Но мне надо идти, вдруг Таннерам взбредет в голову выйти на свежий воздух? Проклятые маги! Я вздохнула, поудобнее перехватила сумку и, не оглядываясь, отправилась в штаб. Интересно, куда мне податься в отпуск? Точно к морю? А, может, в соседнее государство? Там меня еще не было.

Хотя осталось одно дело. Для начала надо навестить знакомого мастера. У него получаются очень красивые татуировки. Мне бы не помешала одна из них, защищающая от всех видов темной магии. Тогда, шесть лет назад, я и представить не могла, что мне на дороге повстречается столько магов. А зря.

Лионна

— Ну и? Рассказывай, что нового?

Я вздрогнула и, чтобы не закричать, закусила тряпку. Магические татуировки — это вам не приятный массаж: из-за вложенной в них магии боль усиливается троекратно. Мастер отложил иглу в сторону и достал следующую.

— Буфет офень бофно? — пробубнила я сквозь тряпку.

— Будет очень больно, если ты об этом. Но, моя дорогая, если хочешь пообедать кроликом, сначала его надо подстрелить. Ты знала, куда идешь. — Мастер сделал еще укол и, вздохнув, бросил инструмент на стол. — Передохни.

Стараясь двигаться поменьше, я села и выплюнула тряпку. Спину жгло и саднило, но я помнила ту, первую боль, когда мастер впервые рисовал татуировку. Было такое чувство, будто в тело подселяют кого-то чуждого и враждебного, — недалеко от истины, кстати. Магия, говорят, отдельная сущность, которая вполне может перехватить контроль. Вот почему среди магов так много безумных.

Сегодня мне повезло: вместо того, чтобы создавать новый рисунок, мастер согласился подправить старый.

— Тор, хоть бы раз соврал, что будет не больно! — Я набросила на плечи халат и с опаской коснулась спины. И тут же отдернула руку: боль стрельнула вверх. — А то все больно, да больно. Как там эти врачеватели болтают? «Ути-пути, мой хороший, сейчас тебе вырвут кости, но ты не бойся, это так, совсем не больно».

— Ты знала, куда идешь, — повторил Тор. — Но, если тебе так хочется, перед тем, как изрезать тебя вдоль и поперек, я скажу, что это ерунда, комарик укусит. Хочешь?

Я замерла, так и не дотянув рукав до плеча. Едва ли Тор знал, что заставил черные воспоминания подняться со дна памяти и промелькнуть перед моими глазами, будто дразнясь: «смотри, тебе никогда от нас не избавиться, как бы ты ни старалась».

Впервые я встретилась с Тором, когда мне было тринадцать. Я была на грани, сломленная, озлобленная, живущая мечтой — отомстить тем, кто меня такой сделал. Леди Веалли, поворачивая меня к зеркалу, часто говорила, что внутри зверя кроется добро, но я видела только зверя. Его ярость и боль — мы хотели одного и того же, мести; вот почему я охотно делилась со зверем силой.

Наставнице — тогда еще почти незнакомой женщине — я была обязана тем, что выбралась из ямы ненависти, отчаяния и страха. Она дала мне крышу над головой, еду, заботу. Что странно, о мастере, который способен оградить от магии, я узнала именно от нее, и, выбравшись из дома ночью, отправилась на его поиски.

Тор, если и удивился маленькой девочке, которую он обнаружил внутри закрытого дома посреди ночи, то ничем себя не выдал.

«Вижу, кто-то злится на весь мир. Ты ведь знаешь, что причина злости всегда одинакова? Страх, — сказал он тогда. — Чтобы победить страх, нет лучше способа, чем проглотить его целиком и, пережевав, выплюнуть».

Я проглотила — и выплюнула. Месть постепенно отошла на второй план, ночью перестали сниться кошмары: я ожила. Но иногда, вот как сегодня, кошмары возвращались, а вместе с ними и страхи. Просто я научилась их не замечать.

— Нет, лучше говори правду. У тебя как-то зловеще утешения звучат. — Я все-таки натянула рукав и заодно поправила короткую майку.

— Вспоминала о старом?

— Уже забыла. Восемь лет прошло.

— Неужели забыла? — проницательно спросил Тор.

— Я не хочу об этом говорить, ты извини. — Я встала и, подойдя к зеркалу, опустила халат и повернулась к зеркалу спиной. Витиеватые, черные линии переплетались между собой, покрывая всю поясницу и добрую часть спины, вплоть до лопаток. После работы мастера узел превратился в вытянутый, но красивый узор. — Мне нравится, симпатично получилось. Ты просто гений, знаешь об этом?

— Лионна, нужно говорить о страхах, с кем-то нужно поделиться, разделить эту ношу. Нельзя все носить в себе, рано или поздно прошлое захватит тебя без остатка, если не дать ему выхода. Из тебя же, как клещами вытаскиваешь, уж мне ли не знать.

Поделиться. С кем? На ум пришел Рат, и я грустно покачала головой. Нет, не хочу. Это будто свалить всю грязь на другого и смотреть, как он, этот другой, мучается. А если и Рат предаст? Понимая, что это ненормально, я все же не могла доверять. Словно доверие вырвали из сердца вместе с верой в людей.

Лучше пусть все остается, как есть.

— Ой, вот как раз ты все знаешь. — Я врала, и пятой части Тор не знал. — Давай сюда свои иглы, я отдохнула. Так что, будет больно?

— Будет очень, очень, просто очень больно, — с непередаваемым удовольствием протянул Тор. — Ну? Уверена?

— Ха! После твоего комарика, который укусит, уже ничего не страшно… ай!

***

В штаб я пришла затемно, уставшая и злая. Спину тянуло, жгло и саднило, обновленная татуировка будто пульсировала внутри кожи. К тому же, я набродилась по лавкам, пытаясь собраться в дорогу, и наспорилась со стражниками, поймавшими Бура на краже пирожка: Бур не в состоянии пройти мимо того, что плохо лежит, и сколько раз его ловили, — не сосчитать!

В общем, тот еще денек выдался. Очень хотелось перекинуться в пантеру и попрыгать по крышам, но пантеру сейчас искали все, кому не лень. Так что это не самая лучшая идея.

В штабе кто-то был. Я нахмурилась. Сказала же им, чтобы сюда и носа не совали!

Рыкнув, я резко открыла дверь и осмотрелась. Ох, да Рат, похоже, совсем из ума выжил, раз притащил в штаб эту… эту!

— Что это?! — Я вложила в голос столько холода, сколько смогла. — Что это здесь делает, Рат?

— Говорил же, разозлится. — Рат вжался в кресло и приготовился получать нагоняй. Заслуженный, кстати, нагоняй.

— Я пришла… — Эльфийка, похоже, нисколько не смутилась и не испугалась. Ладно, с ушастой я потом разберусь.

— С тобой мы еще поговорим, как следует! — рявкнула я. — Рат, на пару слов.

Сейчас кое-кто получит по ушам! Выдать наше убежище врагу! Вот как я на него оставлю ребят? А придется. Перевешают всех за этот месяц, уже чувствую.

— Ты какого шейса ее сюда приволок? — Я недобро размяла руки и указала на Нирну. Эльфийка спокойно чертила на столе кружочек.

— Она сказала, что хочет помочь.

Я хлопнула ладонью по лбу. Вот идиот. Он думает, я его за Нирну ругаю. Хотя, строго говоря, и за нее стоило бы.

— Рат, головой думать надо! — Я постучала пальцем по голове, намекая, что там тоже есть кое-что полезное. — Ты понимаешь, что сегодня здесь я, а завтра кто-то из ребят прятаться будет? Это штаб, а не квартира для встреч. Твоя Нирна кому угодно может выболтать информацию! Что ты за нее, отвечаешь, что ли?!

— Виноват, — Рат серьезно кивнул и уже более настороженно посмотрел на Нирну. — Думаешь, доверять ей нельзя?

Нирна приветливо улыбнулась. Ну да, сама невинность.

— Нельзя, — уверенно ответила я.

Рыжий печально вздохнул и бросил на Нирну еще один взгляд. На этот раз азартный.

— Ладно, я найду другую комнату для штаба. А с виду она такая… ну, ты понимаешь, — выразительно подмигнул Рат. — Может, оставишь меня с ней на часик?

— А вот у нее и спросим. — Я обошла Рыжего и подошла к полуэльфийке. — Здравствуй, ушастая. Надеюсь, у тебя серьезные причины для визита, потому что я очень не рада нашей встрече.

— Взаимно, — усмехнулась Нирна.

Я вздохнула и села в кресло. Это надолго. Шейс бы побрал тот день, когда я согласилась на задание в паре.

— Ближе к делу, — махнула я рукой. — Будешь надоедать — выставлю вон, и хорошо, если живой. Так что короче, у тебя десять минут.

— Не переживай, мне твое общество так же неприятно, как тебе мое, — точно подметила полуэльфийка. — Причины тебе известны.

— Тавайн, — поморщилась я. — Дай угадаю, ты его тоже не убивала. Он, наверное, сам помер. От разрыва сердца.

А ведь и правда от разрыва. За день мне удалось узнать подробности преступления. Кровавое дело. И самое противное, в таких гадостях обвиняют меня… нас. Пожалуй, сейчас мне даже нравится это «нас». Хоть не так обидно.

Еще этот сон… он не давал мне покоя, слишком много совпадений. Сомневаюсь, что какая-то черная химера, — а их в жизни вообще-то не бывает, — явилась к барону и растерзала его на части, но сам по себе сон странный. Провидческого дара мне для полного счастья не хватало, — и без него весело.

— А ты думала, это я его убила? — Нирна недовольно хмыкнула. — Ну, знаешь ли…

— Не знаю, в том и дело. — Я с вызовом посмотрела в глаза эльфийки. — Чего ты от меня хочешь?

В комнате повисла тишина.

— Впутались вместе, выпутываться придется тоже вместе, — наконец, произнесла ушастая. Ничего другого я и не ожидала. Что ж, тут она права.

— Замечательно. Можешь присоединяться. Я послезавтра уезжаю.

— Скрыться хочешь? — насмешливо улыбнулась Нирна. — Бежишь, как преступница?

— Есть другие варианты? — Как ни странно, но я уже не злилась. Нет, я хладнокровно обдумывала варианты убийства этой надоедливой ушастой. Ррр, она действует мне на нервы!

Надо успокоиться. Нельзя выпускать пантеру из-под контроля, иначе она отправится на охоту.

— Здесь ждите, — коротко посоветовала я и отправилась на кухню. Разумеется, за чем-нибудь вкусным.

Соорудив большой бутерброд, с трудом умещающийся в руке, я успокоилась и смогла расслабиться. Теперь я, пожалуй, даже никого не загрызу.

Быть оборотнем приятно, но сложно. Приходится постоянно балансировать на грани разума и инстинктов. Мне повезло — я родилась с этим даром, и при этом мне досталось очень осторожное животное, чуточку брезгливое и не шибко кровожадное. И все равно, иногда нелегко загнать зверя внутрь. Особенно тяжело, если в течение дня ни разу не перекинулся, тогда вторая сущность начинает требовать свободы. Нагло требовать и настойчиво.

Но никогда не откажусь от второй сущности. Это то же самое, что птица без крыльев: не жизнь, а существование. Даже хуже, чем смерть.

— Так как там с вариантами? — Поудобнее умостившись в кресле, я жадно впилась зубами в бутерброд. — Фто? — На меня волком смотрел Рыжий. Я чуть не подавилась. — На кухне еще есть, даже готовые. Только принести осталось.

Рыжий молча протопал на кухню и грозно загремел тарелками.

— Мужчины, — насмешливо протянула я. — Ты, случаем, не голодная? А то мало ли, бросаться начнешь.

— Поела уже, — спокойно ответила Нирна. — Давай лучше поговорим.

— Ну, говори, — почти дружелюбно протянула я. — Только помни! Десять минут.

Глава 10

А мы вас ждали…

Нирна

Я насмешливо взглянула на Лионну. Надо же, она разрешила мне заговорить. Да у нее, похоже, мания величия, причем, в крайне запущенной форме. Такое уже ни один лекарь не вылечит. Впрочем, сейчас мне плевать на явно завышенное самомнение брюнетки. Главное — убедить ее в необходимости нашего сотрудничества и отговорить от побега из города. Конечно, я и сама планировала куда-нибудь уехать, но ситуация изменилась и теперь нужно не бегать как зайцы, а действовать. Слаженно и быстро.

— Я предлагаю тебе временное сотрудничество, во время которого мы откладываем всякие разборки на потом. А также совместное расследование и поиск настоящего преступника. Впрочем, если хочешь, то беги…. Беги, ты ведь кошка. А они довольно трусливые создания.

— Как и эльфы, заметь, и люди, и даже, представь, полуэльфы. Я тебя разочаровала, да? Не надо оскорблять, предлагая перемирие, ушастая. Этим ты ничего не добьешься. — Воровка дожевала бутерброд и изучающе посмотрела на меня. — Что касается твоего предложения, то оно меня не привлекает. Ты сама подумай — воровки ищут убийцу…. Смешно звучит? Смешно. Да и путаться под ногами у стражей — не самое мудрое решение. Так что вали-ка ты куда подальше со своими дурацкими идеями.

— Я могу уйти, оборотень. — Я уже не пыталась сдерживать себя и почти рычала. — А ты сбежишь. Конечно, так намного легче. Отступить, сдаться, взять на себя чужую вину.

Ты привыкла таиться, скрываться, и совсем забыла, что значит сражаться! За себя, свою жизнь и тех, кто дорог тебе. И вряд ли задумывалась о том, что рано или поздно твою банду найдут и тогда они пожалеют, что родились на свет. Их будут пытать долго и мучительно, чтобы узнать, как можно больше о тебе. И кто-то не выдержит, предаст тебя. Но это не страшно. Весь ужас в том, что ты не успеешь их спасти, потому что опоздаешь. Обязательно опоздаешь, пока будешь выбираться из какой-нибудь дыры, в которую забьешься, спасаясь от погони. И это не попытка запугать тебя, это всего лишь один из возможных вариантов твоего будущего.

— Замолчи! — Ли выпустила когти и попыталась полоснуть меня по щеке. Я увернулась и залепила ей хорошую пощечину. Личико моей противницы исказилось, сквозь него на минуту проступили звериные черты. И именно в этот миг в комнату влетел Рат. Увидев разъяренную подружку и мрачную меня, он встал между нами и рыкнул:

— Тихо!!! Успокойтесь!

Мы зло посмотрели на него, переглянулись… и сели обратно на свои места. Ярость схлынула, оставив неприятный осадок в душе и странное безразличие.

— Прости. — Я заставила себя переступить через свою гордость и протянула девушке руку. — Мир?

— Мир… Боги, как же меня раздражаешь ты и твоя правота! Знала бы ты… Хорошо, бегство — это не выход, уговорила. Раз так — значит, будем искать убийцу. Придется объединиться, но учти, что после этого наши дорожки разойдутся, и тогда моли богов, чтобы мы больше не встречались! Поняла?

— Вполне. — Я отдернула руку и зло улыбнулась. — Ладно, забудем о своей неприязни и займемся делом. Предлагаю сначала найти кого-нибудь из посредников и допросить одного из них. Вдруг узнаем что-то новое?

— Сомневаюсь, но начнем с этого. Ты ищи Тирша, а я буду искать своего нанимателя, — сказала оборотень и так кровожадно улыбнулась, что я невольно посочувствовала незнакомому посреднику.

— Договорились. Больше не буду тебя задерживать, — сказала я и встала из-за стола, собираясь уходить.

— А поцелуй на прощание? — Рат подскочил ко мне и попытался обнять.

— Обойдешься, — усмехнулась я и несильно пихнула вора. Он мрачно посмотрел на меня, но ничего не сказал и отошел.

— Ты ему понравилась, — серьезно сказала Ли, а потом рассмеялась. — Ладно, не злись, Рат ко всем девушкам пристает, такая уж у него натура.

— И все-таки ему следует поумерить свой пыл. По крайней мере, со мной, — сухо сказала я и вышла из дома. Но затем вспомнила, что мы так и не договорились, где будем встречаться. Пришлось возвращаться.

— Это снова ты. — Ли даже не стала пускать меня за порог. — Что нужно?

— Я забыла спросить, где мы будем встречаться? — Я прислонилась к растущему поблизости дереву и взглянула на звезды. Лучше смотреть на них, чем на надоевшее лицо так называемой напарницы.

— Здесь. Все равно тебе уже известно об этом штабе. Да и по тавернам надоело шляться. К тому же в них теперь будет чаще заглядывать стража, — сказала девчонка. — Еще вопросы есть?

— Нет, — ответила я и решительно зашагала к дому Эрика. За спиной громко хлопнула дверь — хи-хи, опять я вывела Ли из себя. Ну и темперамент!

***

— Ну и где тебя носит? — Эрик сидел на крыльце и даже не подумал встать при моем приближении. — Что за Рыжий, с которым ты встречалась?

— Эрик, что за тон? Хочешь поиграть в ревнивого мужа? Брось, тебе это не идет. — Я попыталась пройти мимо, но вор ухватил меня за руку и заставил сесть рядом.

— Нирна, я не хочу, чтобы какой-нибудь гад воспользовался тобой и разбил твое сердце. Поэтому немедленно ответь, что за Рыжий и какие дела или отношения вас связывают?

— О боги, вот привязался, — я тяжело вздохнула. — Рыжий — это дружок Ли, ну которая нам вечно дорогу перебегает. И от него мне нужна была только информация. Теперь я могу идти?

— Можешь, — сказал довольный Эрик и погладил меня по голове. Я посмотрела на него волчицей, но ничего не сказала. Похоже, для приятеля так и останусь той худенькой девочкой с восторженным взглядом, которая бегала за ним как преданная собачка и готова была ради него умереть. Вот только… та девочка не умела быть жестокой. А я научилась.

— Спокойной ночи, — сухо обронила я и вошла в дом.

Иногда постоянная забота надоедает. И в такие моменты я начинаю ненавидеть тех, кто искренне желает мне добра. Глупо? Возможно! Но в жизни бывают и более глупые вещи…

***

Следующее утро началось с приятного сюрприза: Эрик принес мне завтрак в постель. И даже не поленился притащить букет полевых цветов. Подлизывается, хитрюга. Впрочем, я давно простила его. Он же за меня беспокоится, переживает… Вот и получается, что сердиться на него не стоит.

— Спасибо за завтрак, — я улыбнулась и потянулась. — Все было очень вкусно.

— Рад, что тебе понравилось. — Эрик забрал поднос, поцеловал меня в щеку и вышел из комнаты.

Я нахмурилась: что-то слишком часто друг стал вести себя как влюбленный кавалер. Ладно, пока он не переходит дозволенные границы, сделаю вид, что ничего из ряда вон выходящего не происходит. А там видно будет. Приняв такое решение, я встала и начала одеваться.

Впереди меня ждал долгий и трудный день.

***

Поиски Тирша я начала, естественно, с достопамятного борделя. Его хозяйка, мадам Лид, высокая блондинка, лишь развела руками. Она заявила, что он в последние дни здесь и не появлялся. И вряд ли появится.

— Но ты можешь попытаться найти его дружка Дозку. Он торгует всякими зельями на Кривой улочке, — сказала она, когда я собралась уходить.

Что ж, хоть какая-то зацепка.

***

Кривая улочка находилась в Южном районе Окемы, была узкой и извилистой, за что и получила свое название. На ней располагались лавочки не очень богатых торговцев всякой всячиной. Я не стала терять зря времени и, подойдя к толстой тетке, продающей ткани, спросила, где можно найти Дожку.

— Да вон его лавчонка, совсем рядом, — сказала она, указывая на какой-то сарай. Я взглянула на него и ужаснулась. Он был настолько ветхим, что я долго колебалась, прежде чем войти. Но потом все-таки решилась и зашла внутрь.

— Эй, есть кто-нибудь? — спросила я, оглядываясь. С потолка свешивалась паутина, похожая на бахрому, на полу в одну кучу были свалены охапки высушенной травы. М-да, похоже, этот Дожку не знает, что на свете есть слово «уборка».

— Да-да. Сиятельная госпожа что-то желает? — Из-за прилавка вынырнул невысокий щупленький человечек со сморщенным лицом.

— Желает, — я хищно улыбнулась и вытащила из ножен кинжал. Не все же к темной магии прибегать да к ментальной. Слишком много энергии на них уходит, а мне сегодня еще понадобятся силы. — Я хочу знать, где найти Тирша. И не думай сбежать. Мигом покойником станешь. Понял?

— Да, да. Только не надо меня убивать, — проскулил торговец.

— Отлично. Так где я могу найти твоего дружка? — холодно спросила я, настороженно следя за ним.

— Он уехал. Вчера уехал. А куда — не знаю. Клянусь, клянусь всеми богами, что не знаю, — выпалил Дожку.

Я хмыкнула и подошла поближе к торговцу. Затем схватила его и резко притянула к себе. Приставив кинжал к его горлу, я повторила вопрос. Кто его знает, вдруг он соврал, сочтя мои слова всего лишь угрозой. Теперь же, чувствуя свою смерть так близко, он вряд ли осмелится на ложь.

Но, к моему удивлению, дружок Тирша повторил ответ слово в слово. О боги, опять мне не повезло. Впрочем, глупо было бы ожидать, что посредник неизвестного убийцы останется в городе. Естественно, что он пожелал сбежать подальше из Окемы. Что ж, остается надеяться, что поиски Лионны пройдут успешнее, чем мои.

Взглянув на испуганного Дожку, я отпустила его и вышла из лавки.

***

День пролетел незаметно, и вечером я отправилась в штаб Лионны. Интуиция подсказывала мне, что ее охота на посредника прошла удачнее, чем моя. Поэтому в душе теплилась слабая надежда, что мы все-таки сможем узнать какую-нибудь информацию о нашем таинственном нанимателе.

— Наконец-то ты пришла. Заходи скорей, — напустилась на меня Ли, стоило мне переступить порог. — Вон полюбуйся, ушастая, что выловили мои ребятки. Вернее, кого.

Я с интересом посмотрела на мужчину, привязанного к ветхому стулу. Бледное лицо, надменные черты лица, искаженные гримасой отчаяния, и аура человека, привыкшего повелевать. Интересно, что такое сделала с ним моя напарница, если от него исходят почти осязаемые волны страха и паники?

— Умоляю, отпустите, я все равно ничего не знаю, — сказал мужчина хриплым голосом и с надеждой посмотрел на меня. Я проигнорировала его просьбу и повернулась к Лионне:

— Ты его уже допрашивала?

— Допрашивала. Молчит, гад, — прорычала девчонка и выругалась. Кажется по-гоблински. — Даже, когда зелье использовала и иллюзорным монстром припугнула, так ничего и не сказал.

— Понятно, — задумчиво протянула я. — Ладно, не хочет по-хорошему, будет по-плохому. Усиленное заклинание правды заставит выложить его все. Правда, он станет немного придурковатым, но это уже его проблемы.

Подойдя к пленнику, я нараспев прочитала заклинание и приготовилась проводить допрос. Какое-то время он сопротивлялся моей магии, но потом сдался и заговорил:

— Что вас интересует?

— Имя человека, чьим посредником ты являешься и где его можно найти, — выпалила Лионна, не дав мне даже рта раскрыть.

— Его зовут Лорк, но …но сомневаюсь, что это имя настоящее. Что я знаю наверняка, так это то, что найти его можно в пригороде. Я там бывал несколько раз, — охотно ответил мужчина.

— Назови улицу и дом! — приказала я, вытирая лоб, покрывшийся испариной. Заклинание правды относилось к ментальной магии и требовало больше энергозатрат, чем темная магия. Поэтому я пользовалась им довольно редко.

— Э-э, кажется, она называется Лиловой. Или Бордовой? Нет, точно Лиловая. А дом…дом вроде бы пятнадцатый.

— Что это с ним? — удивилась оборотень. — Вроде бы не старый, а уже склероз начинается. — Хотя да, он же и в прошлый раз провалами в памяти страдал…

— Это не склероз, — нахмурилась я. — Просто этот Лорк, похоже, колдун и наложил на беднягу заклинание, туманящее память. Мое заклинание частично разрушило его, но не уничтожило. Поэтому наш пленничек и путается.

— Какая трагедия, однако. Хорошо, хоть что-то узнали. Что будем делать с этим голубчиком?

— Отпусти его. Он никому ничего не расскажет о нас, потому что заклинание уже начало разрушать его мозг. Завтра он станет безобидным дурачком и ему не будет до нас никакого дела. Тебе не о чем волноваться, пантерка, — я не удержалась от легкой подколки.

— Знаешь, Нирна, вот поэтому я и ненавижу темных магов, — серьезно сказала брюнетка. — Вам доставляет удовольствие лишний раз причинить человеку боль. Нет, я не жалею этого придурка, просто убить беднягу и то милосерднее. Хотя, что ты знаешь о милосердии, полукровка? У тебя же, наверное, вместо сердца ледышка!

— Не смей так говорить, — холодно сказала я. — Тебе неизвестно, что у меня в душе. Ты плохо знаешь меня, а потому не имеешь права судить. Поняла, оборотень?

— Ой, ой, оскорбленная невинность! Поняла, да не приняла, — зло усмехнулась Ли. — Ты все равно меня не переубедишь.

Я лишь махнула на нее рукой и подошла к окну. За спиной хихикал посредник Ормина, и о чем-то шепталась оборотень со своим напарником. Я могла бы прислушаться к их беседе, но не хотелось. Я просто стояла и смотрела на луну. Она задумчиво плыла среди темных облаков и была так неприступна, так горделива… А еще очень одинока. Как я.

«Разве ты одинока? — изумленно спросил внутренний голос. — У тебя есть Эрик, Гион, его жена Тилма. Они любят тебя и никогда не покинут. А еще где-то тебя ждут настоящие родители. Так что ты не одинока…»

Он прав. Но почему же на душе так горько и неспокойно?

«Да потому что ты никак не выкинешь из головы того светлого грубияна», — проворчал треклятый внутренний голос.

Цыц, зараза, а то так и до раздвоения личности недалеко, — мысленно прошипела я.

«А все-таки я опять прав!»

-Ушастая, спустись на грешную землю! Или в пригород я поеду одна, — сказала Ли. — Ты со мной или так и будешь пялиться с отсутствующим видом в окно?

— С тобой, — мрачно откликнулась я.

— Ну тогда пошли, — решительно сказала Ли и вышла из штаба. Я последовала за ней.

***

Лиловая улица оказалась очень ухоженной. Двухэтажные аккуратные домики, окруженные пышно разросшимися кустами роз, чисто подметенные тротуары — ну просто сельская идиллия для богатеев.

Мы с Лионной в потрепанных одеждах среди расфуфыренных мамаш с детьми и томных кавалеров смотрелись, как гоблины, вторгшиеся в храм светлого ордена.

— Не нравится мне это место, — хмуро произнесла Лиона, оглядываясь.

— Знаешь, в кои-то веки я с тобой согласна, — усмехнулась я, внимательно изучая таблички на домах. — О, вот и убежище этого Лорка!

— Наконец-то! — рыкнула оборотень, и вместе мы направились к каменному дому с красной черепичной крышей.

На деревянной двери висела колотушка в виде львиной морды. Я пару раз стукнула ей и услышала чьи-то шаркающие шаги.

— Кто там? — раздался неприветливый старушечий голос.

— Магическая инспекция! — грозно рявкнула моя напарница, выхватывая из сумки странный флакон с фиолетовой жидкостью, на этикетке которого были нарисованы смеющиеся рожицы.

Лионна открыла его, и нас окутал туман, который вскоре исчез. После этого оборотень поспешила убрать флакон в сумку.

— М-магическая инхспекция? Ое-ей, что же опять хозяин натворил… Я… я не хочу проблем с законом. Входите.

Дверь открылась, и мы с Лионной увидели испуганную старушку. Она подслеповато взглянула на нас и пробормотала:

— Милости прошу, высокочтимые магессы, хозяин в кабинете. Следуйте за мной.

И медленно зашагала к лестнице. Я изумленно приподняла брови и шепотом спросила:

— Магессы?

— Зелье Шута. Действие то же, что и у зелья иллюзий. Только оно более мощное, — пояснила Лионна и пошла за старушкой. Мне ничего не оставалось, как последовать за ними.

Хозяин дома оказался улыбчивым лысеющим толстячком с плутоватым взглядом. Увидев нас, он изменился в лице и даже привстал из-за стола, но быстро справился с собой и сказал:

— Чем могу помочь, уважаемые леди инспекторы?

— Нам известно, что здесь проживает… эм… некий Лорк! Это вы? — Я грозно посмотрела на толстяка. Бесспорно, он сейчас видит перед собой не эльфийку в поношенной одежде, а строгую магессу в синей форме инспектора по магии.

— Н-нет. Я хозяин этого дома, господин Эгрэ. А Лорк… я не знаю такого типа, — выдавил Эгрэ, судорожно стискивая пальцы.

— А вы знаете, что полагается за укрывательство колдуна-преступника? — ледяным тоном поинтересовалась Лионна, подходя к столу и глядя толстяку прямо в глаза.

— Т-тюремное заключение? — неуверенно предположил хозяин дома.

— Не угадали. Пять лет рудников в Альсхайских шахтах. А там растет весьма интересная ядовитая плесень. Она отравляет воздух и заключенные, вдохнув его, начинают гнить заживо. Познавательно, не правда ли? — промурлыкала Лионна. — Ну так вы, господин Эгрэ, в самом деле не знаете, где Лорк?

Толстяк побледнел и нервно сглотнул. На лбу его выступила испарина: слова оборотницы явно произвели на него впечатление.

— Знаю, знаю. Сейчас…подождите буквально пять минут, леди! Таамн? Нет, не то. Лирк? Тоже не то…. — толстяк наморщил лоб, тщетно пытаясь вспомнить нужный город. Мы с Лионной понимающе переглянулись. Опять заклинание, а возможно и зелье, туманящее память. Лорк зря времени не терял, а мы опять остались ни с чем. Шейсы нас, что ли сглазили?

— И что нам теперь делать? — тяжело вздохнула я, глядя на бормочущего хозяина дома

— Бежать, — отрывисто бросила оборотень и торопливо направилась к выходу.

Я непонимающе взглянула на нее и тут услышала гневный вопль Эгрэ. Обернувшись, я увидела, что он активирует какой-то артефакт.

— К сожалению, зелье хоть и более мощное, даже на магов действует, но хватает его ненадолго, — заявила Лионна, выбегая из кабинета. — Извини, что не сказала раньше.

— Я! Тебя! Ненавижу! — процедила я, обгоняя брюнетку. — И к твоему сведению: наш гостеприимный хозяин активировал какую-то магическую пакость!

— Ничего, прорвемся, — самонадеянно заявила Лионна, добираясь до вожделенной двери и распахивая ее.

— Добрый день, леди! — Высокий худой мужчина в темной мантии, стоявший на крыльце, приветливо улыбнулся нам. Стражники, толпящиеся за его спиной, довольно ухмылялись. Один из них нехорошо на меня посмотрел и взглянул на свиток.

— Господин, да это ведь та самая эльфийка! Ребята, хватайте ее!

— Какая удача! — пропел маг (а с такой аурой он не мог быть никем иным). — Меня точно ждет повышение. Только меня интересует, кем является вторая леди? Вашей пособницей?

У меня была секунда на раздумье. Выдать кошку — и тем самым снизить шансы на освобождение? Ну уж нет!

— Это секретарь господина Эгрэ, — надменно заявила я. — Хотела меня остановить.

— Вот как? Хм-м… вообще-то господин Эгрэ всегда питал слабость к брюнеткам, так что ваши слова похожи на правду. Но все же я хотел бы переговорить с ним лично..

Дверь за нашей спиной скрипнула. Я поняла, что еще немного, и все пропало. Действовать надо быстро.

Я метнулась к Лионне и толкнула ее прямо на мага. В кинувшихся на меня стражников полетела пара так называемых «клякс», а я уже стрелой летела к двери. Теперь дело за Лионной. Надеюсь, она воспользуется суматохой и сбежит.

Увы, мне не так повезло. Не успела я спрыгнуть с крыльца, как угодила в лапы стражникам. Проклятье! Пока мне выкручивали руки, я твердила, что больше никогда и ни за что не свяжусь с оборотнями! Так глупо попасться!

— В карету ее! Кое-кто будет крайне рад встрече с этой эльфийкой! — маг довольно потирал руки, а стражники с небывалым рвением запихивали меня в карету.

Всё, добегалась! Я встряхнула головой и с ненавистью заглянула в глаза мага, прежде чем смириться со своей участью и позволить стражникам затолкать меня внутрь пыльной коробки .

Последнее, что я увидела, это как Лионна скрывается в саду. Что ж, надеюсь, она мне хоть как-то поможет! В конце концов, это из-за нее меня сейчас отправят в тюрьму. Хотя сомневаюсь, что у девчонки проснется совесть, но унывать пока не буду. Как любит говорить один из приятелей Гиона, пока тебя не повесили — будь оптимистом.

Будь оптимистом… легко сказать!

***

Никогда не любила тюремные камеры. Вонь жуткая, крысы скребутся и света мало. Мою эльфийскую половину последнее обстоятельство крайне раздражало. Ну и, конечно же, руническая вязь по стенам и двери. Даже магию не использовать для побега. Некто хорошо подготовился, очень хорошо. И все же, как глупо мы попались у этого Эгрэ!

Мои грустные размышления прервал скрип двери, и в камеру вошел мужчина в темном плаще. Лицо его скрывал капюшон, и я с тоской подумала: «Наверняка маг! Только мы можем быть такими параноиками, чтобы таиться ото всех». Тут даже и без магического зрения все понятно.

Между тем тип соизволил заговорить. Собственно, начало нашего знакомства оригинальным не было.

— Теперь осталось найти кошку, не так ли? Ты будешь отличной приманкой, — с некоторой долей самодовольства произнес мужчина. Судя по голосу, довольно молодой.

— Можешь не надеяться. Кошки гуляют сами по себе, ты забыл? — со злорадством сказала я. — Им не нужны друзья или напарники.

— Ты ошибаешься, — мягко сказал собеседник. — Я знаю кошек. Он или она обязательно придет за тобой. Но даже если нет, то можно рискнуть. Кто умеет ждать, тот всегда выигрывает. Ну а теперь можешь отдыхать, ведьма.

С этими словами тип в капюшоне удалился. Я с тоской посмотрела на крохотный лучик света, проникавший сквозь небольшое окошко, и подумала, что, может быть, и поспешила довериться Лионне. В конце концов, мы с ней даже не подруги. Кошки — своенравные создания, и никто не может предсказать, что взбредет им в голову. Если маг окажется прав — что ж, я поверю, что леди Удача не совсем отвернулась от меня. Но что будет, если Лионна решит, что помощь мне — лишние хлопоты? И что ей выгоднее, чтобы я гнила в тюрьме, за чужое преступление? Ведь судья на крайний случай может довольствоваться и одной воровкой.

Ох, правду говорят, что шейсы выдумали сомнения. Они хуже яда. Он, по крайней мере, убивает спустя какое-то время, а сомнения могут мучить целые десятилетия.

«Время, Нирна, только время, покажет, стоило ли доверяться Лионне». Я тяжело вздохнула и поудобнее устроилась на подстилке. Что ж, будем ждать.

Конец первой части.

Часть 2

Огонь, вода и темные маги

Глава 11

Кошки-мышки

Лионна

Дождь накрапывал с завидным упорством. Рваные облака медленно ползли по небу, то и дело закрывая луну. Мне слегка взгрустнулось. Ехала бы сейчас на море и в ус не дула — говорило же мне шестое чувство, что надо драпать!

Я провела рукой по влажным волосам и поджала губы. Серое здание тюрьмы выглядело так, будто пережило тысячу войн и еще небольшое нашествие минотавров. Облупившаяся краска, темный от времени камень и унылое пространство вокруг.

— Ладно, пошли. Веревка на месте?

— Обижаешь. — Рат порылся в сумке. Судя по лицу, веревку сперли, но спустя минуту усердных поисков друг радостно вскрикнул. — Нашел!

— Да тихо ты, находка стражей! — Я нащупала трещину в кладке ограды и подтянулась. Камень крошился под рукой, но мой вес выдерживал. А уж когда я сообразила, что существует частичное изменение, прогулка стала еще приятней: когти-то всяко лучше.

И все-таки без жертв не обошлось. Смертью храбрых погибли мои любимые штаны из черной кожи. Я потерла рваные края дырки и рывком втащила на ограду Рата.

— Ты пока перелезай, а я… — я запнулась и пригнулась к ограде.

Обожаю того, кто предложил подбивать сапоги стражников металлом. Теперь стражники подкрадываются примерно с тем же успехом, что стадо слонов. Причем, могу спорить, слоны тише.

— Караул! Стража то есть. Пригнись.

Рат ойкнул и чуть не свалился — едва успела схватить за шиворот. Боги, навязался же на мою голову! Если поймают, я знаю, кого винить.

Тщательно стуча каблуками, под нами прошли стражники. Я перевела дыхание и кивнула другу.

— Действуй по плану. Только в здание не суйся. Помнишь, да, что ты делаешь?

— Кричу и бегаю по поляне голым.

— Рат!

— Да помню я, помню. Отвлекаю стражу. Хотя чем тебе не нравится вариант с поляной?

Нашел время для шуток. Я спрыгнула на землю, потерла отбитые ладони и выпрямилась. Где там эти слоны? Стражники, в смысле.

Стражники как раз заворачивали за угол. На всякий случай я скользнула в тень от ограды и выждала две минуты. Дождь усиливался. Холодные капли стекали за шиворот, тонкая блузка липла к телу, а чувствовала я себя хуже некуда. Пожалуй, мокрая кошка — это сейчас ко мне.

Чем скорее расправлюсь с делом, тем мне же лучше. Решив, что время пришло, я метнулась к стене, уцепилась за трубу и, помогая себе ногами, взобралась на третий этаж. Для кошки сущий пустяк, равно как и взлом решетки для оборотня.

— Шейс. — Я прикусила язык и потрясла руку. Больно, зараза! Содрала кожу на костяшках пальцев — правда, и решетка выпала. Хорошо внутрь, а не на улицу. Шум бы поднялся до небес.

Протиснувшись в получившийся проем, я быстро осмотрела коридор и сняла с пояса связку ключей. Спасибо начальнику тюрьмы, сладко дрыхнущему в обнимку с грогом.

— Лионна? — Нирна встрепенулась и бросилась к прутьям камеры.

— Нет, Ульрик с шейсами по твою душу.

— Убирайся отсюда!

Нет, ну заявки! Я тут из кожи вон лезу, чтобы спасти эту ушастую от петли, а она отказывается спасаться. Кому сказать — не поверит.

— А я всегда знала, что эльфы двинутые. На тебя что, тоска напала, и ты решила трагически повеситься?

— Ты не поняла! — Ушастая посмотрела мне за плечо и побледнела. Ой, шейс, что-то мне это не нравится.

***

— Я, пожалуй, дополню фразу.

Я резко повернулась и прижалась спиной к решетке. Темный маг! Ульрик его побери!

— Она хотела сказать: «Ты не поняла, здесь засада». Видишь ли, кошка, я тебя ждал. Вот и познакомились, мисс Виэллон.

У меня перехватило дыхание. Я узнала этот бархатный голос. Только его обладатель мог знать, что я и мисс Виэллон — одно лицо.

Ролан Таннер.

Я до боли сжала в руках ключи, так, что металл врезался в кожу. Боль заставила меня вздрогнуть, но в то же время вернула способность мыслить. Я глубоко вдохнула и резко выдохнула, успокаивая сердце и пытаясь собраться с силами.

«Это всего лишь маг. Даже у темных магов есть слабые места. Думай!»

Лучший вариант — бежать. Но тупик. Везде, куда ни посмотри, — тупик!

Попалась мышка в клетку. Я напряглась и, не отрывая взгляда от мага, попятилась к стене. Клыки удлинились, ногти заострились: я чувствовала изменения каждой клеточкой тела и знала, что выбора нет.

Бежать некуда. Значит, придется драться.

— Очень некрасиво подсылать вместо себя наивную дурочку-служанку, не находишь? — Он сделал шаг вперед, потом еще и еще. Я тихо зашипела, но одернула себя: не покажу слабости. — Хотелось бы… познакомиться поближе.

Он подошел едва ли не вплотную, заставив меня прижаться к стене, и замер.

— Кошка, попавшая в ловушку, ведет себя глупо и агрессивно. Не старайся, тебе некуда бежать.

Я напряглась, выжидая, — и в тот момент, когда маг протянул ко мне руку, я вскрикнула и со всей силы ударила его по лицу. Когти вспороли кожу, капюшон слетел, а в нос ударил запах крови. Маг, взвыв, пошатнулся и схватился за щеку. Ролан и правда оказался молодым, но — что куда удивительнее — я его узнала.

Провались тот день, когда я взялась за заказ с брошкой, ко всем шейсам! Я как чувствовала, что встреча с магом в тот день мне еще аукнется — и не ошиблась. Надо же было нарваться не просто на темного мага, а на Ролана Таннера собственной персоной! Да что за игра такая у богов, что они смеются надо мной, не переставая?!

Не теряя времени, я ударила парня по коленной чашечке. Я метила выше, но в последний момент эта сволочь увернулась.

Я выиграла две секунды. Две секунды — но мне их хватило, чтобы вырваться. Опомнившийся маг попытался меня схватить, но не успел.

— Стой!

Помечтай! Я с разбега выпрыгнула в окно и, кувыркнувшись пару раз, встала на ноги…

…Чтобы вляпаться в магическую сеть. Золотистые нити, по силе не уступающие хорошим веревкам, впились в кожу и негромко зашипели.

— Лионна, подожди, я сейчас!

Рат стукнул нападавшего стражника по голове и кинулся ко мне. Я дернула рукой, но магия — по нитям силы пробежали зеленые искры — только сильнее запуталась.

— А ну стоять!!! — давненько я так не орала. Рат резко остановился и растерянно хлопнул глазами. — Здесь сеть. Уходи, пока есть время. Уходи, слышишь? Иди же!

— Я вытащу тебя, Ли. Клянусь своей жизнью, вытащу! — Он нервно обернулся, но не сдвинулся с места. Вот образец полного идиота — нет бы послушаться и быть паинькой! Так вместо этого торчит, как истукан, и явно ждет, пока его бросят в клетку!

— Иди! — крикнула я.

Уже глядя вслед убегающему Рату, я вдруг осознала, в каком… месте оказалась. Ох, проклятье. Это конец. А что конец будет в страшных муках, я осознала чуть позже, когда темный маг плавно приблизился ко мне: на его лице читалась не только злоба, но и то самое выражение, которое я называю «убью, порежу на кусочки и скормлю собакам». Хо-хо, я в еще одном черном списке.

— Ах, ты…! — Ролан резко дернул меня к себе и с ненавистью посмотрел в мои глаза. Сеть осыпалась мерцающими искрами, вернув мне свободу.

Я горько усмехнулась, заметив на руке Таннера печально знакомый сапфировый перстень. Почему я не сообразила раньше? Точно такой же перстень у его папочки, разве что камень крупнее. Боги, что за день! Вряд ли Ролан запомнил меня в образе Геральдины, но если запомнил, придется отвечать еще и за использование чужого имени!

Терять нечего — все уже потеряно. Но это не значит, что я сдамся.

— Пошел ты! — Я гордо подняла подбородок и прищурилась. Ох, кошка, нарываешься.

По крайней мере, не одной мне досталось. Я с мрачным торжеством изучила лицо противника и довольно усмехнулась.

Что ж, Ролан действительно красив. Это я заметила еще в прошлую встречу, только не знала, с кем имею дело. Природа щедро одарила мага внешностью и обаянием. Правильные черты лица, роскошные темные волосы и глубокие серые глаза — проницательные, холодные и в то же время чарующие. И неуловимый оттенок аристократичности. Старушка часто сплетничала о девушках, вьющихся вокруг Таннера-младшего, и теперь я видела, что слухи не врали.

Но в ближайшие дни поклонниц у Таннера поубавится: его симпатичную рожицу перечеркивали пять глубоких царапин. Мелочь, а приятно! Кровь стекала по щеке мага на черный воротник мантии; сладкий, металлический запах кружил мне голову. Наверное, так ликуют минотавры, когда танцуют на костях поверженных врагов.

Жаль, мой враг еще держится.

— Ты мне за это заплатишь! — Ролан метал гром и молнии. — Ты меня слышала?!

— Не понравилось, да? — Я склонилась к уху мага, глубоко вдохнула запах крови и прошептала: — А мне так очень.

Ролан выругался сквозь зубы. Видно было, что он отчаянно старается сохранить спокойствие, которое на глазах трещало по швам.

То, что он сделал в следующий момент, расстроило. Я надеялась, маг будет орать, рвать на себе волосы, выкрикивать проклятия, а может, взорвется от гнева и тем самым избавит меня от массы проблем. Но он неожиданно улыбнулся — нехорошо так улыбнулся, коварно, — и провел тыльной стороной ладони по моей щеке.

— А ты красивая. Кто сказал, что не понравилось? Я жажду продолжить общение в более подходящей обстановке. — Он резко переменился в лице, и его пальцы впились в мое плечо. — Хватит игр, кошка. Доигралась. Пошли… Геральдина Моустриц!

***

Перед магом поставили дымящуюся кружку. Аромат кофе и корицы. Боги, как я хочу домой. Промокла до нитки, устала и попалась, как котенок! Я подавила отчаяние и выпрямилась: шейса-с-два я сломаюсь!

— Мог бы и меня угостить.

Маг аж подавился. Откашлявшись, он махнул дернувшемуся охраннику.

— Все нормально. Принеси.

Что ж. Какие мы добрые. Я уделила принесенной чашке ровно мгновение и тут же снова уставилась на Ролана. В надежде, что тот снова подавится и на этот раз сильно.

Ненавижу темных!

Хотелось расцарапать симпатичную мордочку, но я и так уже постаралась. Маги — особенно темные — умеют ускорять заживление. Уверена, завтра от царапин не останется и следа. Но сегодня я успею налюбоваться.

— Что на этот раз? — наконец, не выдержал Таннер. — Бринг, принеси одеяло.

— Для этой твари?

— Я сказал, принеси! — В голосе темного появился металл. Примерно таким же тоном я отдавала приказы ребятам.

Стражник кинул на меня убийственный взгляд, но ослушаться не посмел. Однако ему пришлось сложить одеяло на стол: я скорее сдохну, чем приму подачку от темного мага! Кофе не в счет — моя инициатива.

— Сливки, корицу? Быть может, сахара или пирожное, леди? — Ролан бросил выразительный взгляд на мою чашку. Насмехаешься? Отлично. — Не стесняйтесь, пожалуйста. Все для вашего удобства.

— Безусловно. Все сразу. Сливки, корицу, сахар, пирожное и еще торт с молоком.

— А на столе не сплясать? — уточнил темный.

— Желательно с раздеванием.

— А шнурки погладить?

— И постирать. Всенепременно с крахмалом.

— Прошу, приступай, будет интересно. — Ролан взял в руки кружку и откинулся на спинку стула. Прямо как король, выигравший битву. — Начни с раздевания.

— Ой, я не умею! — Я скопировала позу противника и улыбнулась. — Покажи, как надо.

Быть может, опасно, но мне доставляло истинное удовольствие злить мага. Признаться, это последняя радость, которая мне светила в жизни. За убийство барона лишь одно наказание, и это отнюдь не выращивание цветочков.

Хотя, возможно, я слишком далеко зашла.

— Хватит! — Ролан резко опустил кружку на стол, едва ее не разбив, и, поставив руки на стол, навис надо мной. — Зачем ты убила барона?! Отвечай!

— А зачем ты съел королевскую собачку?! — закричала я в ответ.

— Какую еще собачку? — уже в открытую зарычал маг. — Я не ел никакую…

— А я не убивала никаких баронов! — Я встала и, копируя мага, поставила руки на стол. — Не убивала, ты понял меня?! Шейс бы тебя подрал, нас подставили! Сам подумай своей пустой головой, зачем нам это?!

Ролан, будто его переключили, успокоился и, расправив мантию, спокойно сел.

— Именно это мы и будем выяснять. — Он поднял голову и мрачно приказал: — Сядь.

Я села. На стол. Не совсем, конечно, развалилась, но на стул я теперь принципиально не сяду.

— Темный Ульрик, ты достанешь мертвого! — Маг устало, но как-то изящно, потер переносицу и строго нахмурился. — Хорошо. Давай по порядку. Зачем вы убили барона?

— Хорошо, давай. — Я притворилась, что думаю. — Зачем ты съел королевскую собачку?

— Да, чтоб тебя… Отвяжись ты от этой псины! Предложим, вы его не убивали. Тогда что вы делали в особняке Тавайна? Учти, одна только ложь, и я отправлю тебя на виселицу без суда и следствия, ясно?

О, вот это уже хуже. Я нехотя пересела на стул и посерьезнела. Справедливости ради, я и до того не веселилась, но сейчас моя единственная надежда на доверие мага.

— Грабили. Послушай, Ролан. Или как там тебя? Мы оба знаем, что тебе известна моя деятельность. — Я взяла в руки ложку и принялась ее крутить. — Нас наняли, чтобы украсть артефакт. Нанял некий Лорк, если имя настоящее, конечно. Цена стоила того, но поверь, мы не убивали Тавайна. Я на все сто поручусь за себя и чуть меньше за Нирну. Больше я ничего не знаю. Если бы вы дали нам время, мы бы нашли убийцу. Но тебе же плевать, правда? Тебе главное избавиться от дела?

Он промолчал, и я сглотнула горький комок.

— Вы маги. Вы все одинаковы.

— Мне не плевать. — Темный выждал паузу и, вздохнув, расслабился. Будто тигр, выжидающий момент для нападения. — Тавайн был моим другом. Я веду это дело по собственному желанию. И я тебе не верю.

Славно. Мне хотелось смеяться и плакать одновременно. А этот маг — опасный тип, ребята оказались правы. То кнут, то пряник. То непринужденность, то холодная сталь. Несомненно, он умело играл свои роли. Впервые за весь вечер я действительно почувствовала в противнике что-то темное, сильное, жестокое — он вовсе не такой лапочка, каким хотел казаться.

И вот сейчас истинное лицо Таннера проявилось во всей красе. Лицо темного мага, отродья Ульрика.

Кто из нас кошка и кто играет с мышкой?

— Ты меня не обманула, увы… для тебя. — Он встал и, приблизившись ко мне, обхватил мое лицо руками. — А теперь посмотри мне в глаза и скажи правду.

Серые глаза сузились, завораживая и подчиняя. Буквально затягивая в себя — в какой-то момент я поняла, что делает маг. Легкое заклинание правды, а ведь мог бы запросто применить ментальное сканирование. Та еще гадость!

Однако, не откажешь Таннеру в мастерстве: он ловко обходил защиту татуировки. Вот шейс! Силен.

— Мне нечего скрывать. Я не убивала барона.

— А эльфийка?

— Никто из нас не убивал барона.

— Что вы украли у Тавайна?

Мне показалось, или для мага это важный вопрос? Я замешкалась, гадая, какое дело темному магу до сворованной статуэтки, но Ролан истолковал молчание по-своему. Он прищурился и четко спросил:

— Где Черная Химера, Лионна?

— Я не знаю! Спроси у заказчика, у Лорка, скажем! — не выдержала я: такое чувство, что из меня силой вытягивают ответы. — Зачем ты спрашиваешь, если знаешь? В конце концов, от этой Черной Химеры одни проблемы и кошмары!

— Кошмары, говоришь?

— Ты, например.

Ролан задумался. Он смотрел на меня долго, очень долго, будто обдумывал, насколько мне можно верить. Наконец, он моргнул и улыбнулся кончиком рта.

— Я тебе нравлюсь?

Скотина! Боги знают, чего мне стоило не вякнуть «да», потому что на деле Ролан — как раз мой тип мужчин. Но он темный. Едва я вспомнила о его профессии, как вернулось отвращение. Маги всегда обаятельны, а на деле — самые настоящие звери, готовые на все ради своих целей.

— Ээээ… нет!

— Врешь, кошка, — разочарованно протянул Таннер. — Я разочарован. Бринг! Отведи ее в камеру!

— Уязвленная гордость, да, Таннер? — Я позволила стражнику связать мне руки и прищурилась. — Что, на этом ты строишь свои выводы? Так раскрываешь смерть друга?

— Хватит болтать. — Маг подошел ко мне, небрежно бросил Брингу одеяло и холодно отрезал: — Я никаких выводов не сделал, прежде надо навести справки об этом вашем Лорке. Очень надеюсь, что в твоих лживых словах есть хоть капля правды. А теперь я должен идти. Бринг! Если хоть пальцем ее тронешь, я отправлю тебя прямиком под землю. Она мне нужна.

Я похолодела. Нужна — зачем?

— Есть, — неохотно буркнул стражник и толкнул меня в спину. — А ну шевелись!

***

Меня втолкнули в камеру с таким презрением, будто я прямиком из выгребной ямы. Зашипев, я внимательно посмотрела на так называемого Бринга, — так, что его, как ветром сдуло. Мерзавец! Всю дорогу толкал меня, как последнюю собаку!

Интересно, куда заторопился Таннер? Он явно спешил: я ему случайно ничего лишнего не выдала под гипнозом?

— Боги, Лионна, мне ужасно жаль! Что он с тобой сделал?

Я натянула улыбку на лицо и повернулась.

— Не поверишь, Нирна. Угощал кофе и одаривал одеялами.

— С тобой точно все в порядке? — подозрительно уточнила Нирна. Я с рыком разодрала веревки и с ненавистью бросила одеяло на пол. Потоптавшись на нем, я попыталась выдрать решетку — ни шейса подобного. Зачарована.

— Похоже, что я в порядке?! — рявкнула я и, напоследок ударив по прутьям, сползла на пол. — Все бесполезно.

Я с отчаянием вцепилась в волосы. Неделя под знаком Ульрика. Беготня, суета, погони, обвинение. И такой великолепный финал в виде заключения.

Повезет, если мне дадут просто погибнуть. Но я сомневаюсь. Маги жестоки — и что они сделают с кошкой-оборотнем, которых в мире едва ли штук пять? Чудесный экземпляр для опытов. Иногда мне кажется, что время повернулось вспять, и я оказалась в прошлом.

— Лично я сдаваться не собираюсь, — помолчав, заявила ушастая. Я исподлобья на нее посмотрела, но не стала даже разубеждать.

Чего там сдаваться? Вякнуть не успеешь, а все уже закончится. По крайней мере, в этом Нирне везет куда больше, чем мне.

Глава 12

Обитель Ульрика

Нирна

Нас поймали! — эта мысль по-прежнему никак не желала укладываться у меня в голове. А все потому, что кое-кто…ну хорошо, признаю, я захотела восстановить справедливость. Тьфу, звучит как мерзко-то. Тоже мне, светлая жрица, защитница угнетенных и обиженных.

Жизнь не сказка и если ты воровка, то будь готова к тому, что рано или поздно можешь оказаться болтающейся на виселице. Хотя выход у меня был — прятаться и бежать, бежать и прятаться. Ли оказалась права, а я просто идиотка, возомнившая о себе невесть что. И даже магия в этот раз не поможет, потому что и стены, и дверь камеры покрыты рунической защитной вязью. Что ж, меня поместили в самую надежную клетку для любого мага.

— Эй, ушастая, чего ты такая пришибленная? Вроде бы собиралась бороться. А сейчас у тебя такое лицо, будто через час к шейсам на поклон отправишься, — в голосе оборотницы звучало привычное ехидство. Своего сомнительного сарказма она не растеряла даже в темнице. И меня почему-то (о, ужас!) это радовало.

— Так-то оно так, но трудно быть оптимисткой в подобном месте, — меланхолично отозвалась я, брезгливо отодвигая пук плохо пахнущей соломы.

— Необязательно, конечно, но и раскисать тоже не стоит. Поверь, у меня бывали ситуации и похуже. С другой стороны, надо быть реалистами, — с нахмуренным видом произнесла Ли. — У нас есть шансы, как спастись, так и закончить свою жизнь на виселице. Или в моем случае на каком-нибудь лабораторном столе.

Я не успела ничего ответить, потому что услышала шаги. Лионна же прикрыла глаза и сделала вид, что ей не особо интересно, кто там ходит. Но я знала: она внимательно прислушивается к тому, что творится за дверью.

Шаги замерли как раз возле нашей темницы. Забряцали ключи, дверь отворилась, и внутрь вошел странный тип в светлом балахоне в сопровождении стражника. Лицо его скрывал капюшон. Я скривилась — мода, что ли, здесь такая?

— На болтовню с этими девками даю не больше десяти минут. К тому же пытаться наставить их на правильный путь — гиблое дело, господин жрец, — хмыкнул обрюзгший тюремщик и вышел, оставив нас наедине. Балахонистый только кивнул.

Мы с Лионной с интересом наблюдали за ним. Незнакомец скинул капюшон и нашим взорам предстал мрачный Рат собственной персоной.

— Вот теперь вы влипли и по-крупному, — со вздохом произнес он, садясь рядом с Лионной. — Надо было бежать из города куда подальше. Впрочем, и сейчас это можно устроить.

— Побег — это хорошая идея, но как выяснилось, имеет некоторые недостатки. Поэтому сначала попробуем решить дело по-другому, — шепотом сказала оборотень. — Используй все мои связи, свяжись с воровской гильдией, сообщи им, что Нирна в беде и сделай все, чтобы подкупить или напугать судью. Приговор должен быть в нашу пользу. Понял?

— Конечно, не тупой, — хмыкнул Рат. — Но вся эта ситуация крайне щекотливая, даже не знаю… Но я сделаю все, что в моих силах. И даже больше. Вот только в конце я получу награду? Поцелуй, а может и… Оу-у-у!

Я отвернулась, пряча улыбку. Тычок от оборотня, даже вполсилы — крайне болезненно.

— Время истекло! — раздалось за дверью, и Рат поспешно вскочил, потирая бок:

— Жестокая ты, Ли. Но, может быть, ты сменишь гнев на милость, когда я, словно рыцарь в сияющих доспехах, вытащу тебя из этого клоповника! Увидимся.

Накинув капюшон, он поспешил уйти, но напоследок громко хлопнул дверью.

— Шут гороховый, — хмыкнула Лионна и посмотрела на зарешеченное окно, сквозь которое пробивался яркий солнечный свет.

— Что есть, то есть. И все-таки этот Рат — неплохой парень, когда не пытается приставать, — улыбнулась я.

— Впервые не хочется с тобой спорить. А Рат ради меня на все пойдет, я в нем полностью уверена, — сказала оборотень и легла на солому.

— Хорошо, когда можно кому-то доверять, — тихо произнесла я и вспомнила об Эрике и его родителях. Думаю, они тоже сделают все возможное и невозможное, лишь бы помочь мне.

Итак, надежда есть… Но вместе с ней и отчаяние. Мы ходим по краю бездны, по самому краю, и только время покажет, упадем мы вниз или сможем сделать шаг назад и спастись.

***

День выдался жаркий и душный, и даже в камере было не очень-то и прохладно. Неудивительно, что меня сморил сон. А когда я проснулась, то увидела, что под дверью белеет треугольник бумаги. Я встала и подошла поближе, чтобы разглядеть, что на нем написано.

К моему удивлению, там стояло мое имя. Я схватила письмо и торопливо прочитала его. Мне обещали помочь и просили не отчаиваться. Слог был витиеватый, почерк уверенный и красивый, явно писал какой-то знатный человек. Хм-м, неужели кто-то из прежних нанимателей решил помочь? Сомнительно, весьма сомнительно. Какой-нибудь знакомец Гиона? Уже теплее. И все же что-то меня смущает.

— Эй, ушастая, чего застыла как статуя? Пытаешься увидеть рожу нашего тюремщика и ослепить своей очаровательной улыбкой? — с привычной язвительностью осведомилась оборотень.

— Вовсе нет! — я резко повернулась к Лионне. — У меня объявился тайный благодетель. Вот, даже записку прислал, обещает помочь.

— Ммм, забавно. Ты случаем не любовница какой-нибудь важной шишки, а? — насмешливо поинтересовалась воровка. — Хотя, что это я? Если бы дела обстояли так, то мы уже были бы свободны.

— Ты просто невыносима, — процедила я. — Тебя точно Ульрик послал мне в наказание!

— Ну, видать, много за тобой грехов числится, — с осуждающим видом произнесла оборотень и расхохоталась. — Записка, надо же! Ну ладно, подождем, пока этот благодетель не объявится.

— Что ж, запасемся терпением, — вздохнула я и вернулась на свою лежанку. Воняла она знатно, но если выбирать между ней и каменным полом, то выбор очевиден.

***

Вечером нас потащили на очередной допрос. Нас запихнули в тесное мрачное помещение и посадили за грубо сколоченный деревянный стол. Напротив сидел щеголеватый тип в красной мантии, уже в годах, но еще сохранивший юношескую живость в глазах.

— Здравствуйте, здравствуйте, девицы! — Голос у незнакомца был чуть хриплым, но ласковым. — Грустно видеть столь юных особ в этой ужасной обители зла и порока.

«Переигрывает, — мрачно подумала я. — И эта пародия на актера будет нас допрашивать? Печально».

— И тебе здорово, дядя! — Лионне, видимо, пафос тоже пришелся не по душе. — Давай задавай вопросы, а то скоро ужин, не хотелось бы его пропустить.

— Такая молодая и такая грубая. Впрочем, чего ожидать от заблудшей души, якшающейся с бандитами? Но у тебя есть еще шанс исправиться, дитя. Просто признайся в том, что совершила, облегчи совесть и тогда…

— И тогда не попадешь ты в обитель скорби, царством Ульриковым именуемое, а возродишься в новом теле, богами светлыми даруемом… Слушай, то, что я воровка… а точнее, охотница за артефактами, не значит, что я всех этих проповедей не знаю. Давай ближе к делу! — Мне показалось или ногти у оборотня заострились?

— Что ж, вижу, тебя уже не спасти, дитя. Хорошо, — щеголь сделал небольшую паузу. Ну, точно, мнит себя несостоявшимся актером. — Ну а ты, эльфийская дева, тоже не хочешь облегчить свою совесть?

— Нет. И Лионна еще вчера говорила вашему коллеге, что мы никого не убивали и сознаваться нам не в чем, — холодно ответила я с самым гордым видом.

— Значит, вы отрицаете, что в ночь убийства были в доме барона Тавайна? — Голос дознавателя сделался вкрадчивым и одновременно злорадным.

— Нет, — ответили мы с Лионной хором и тут же сердито переглянулись.

— И что же вы там делали? — терпеливо спросил мужчина.

— А то вы не знаете. — Я стала терять терпение. — Но если вы так жаждете это услышать… Мы позаимствовали у Тавайна один артефакт. Ничего больше.

— Ах, какое интересное слово «позаимствовали», — засмеялся дознаватель и внезапно заорал: — Да за одну кражу у аристократа вас можно приговорить к пяти годам на рудниках! А вы еще притворяетесь невинными овечками и даже не желаете облегчить свою участь. Да вы хоть знаете, что делают с такими миловидными девчонками надзиратели? А если вас посадить в общую камеру? Думаю, вашими воплями я смогу наслаждаться до рассвета!

— Не запугивай! — рыкнула Лионна, и ее глаза свернули. — Ты сам сказал, что мы лишь притворяемся невинными овечками. Не забывай, кто я на самом деле! Да и она не даст себя в обиду. Так что если кто и будет вопить, то не мы.

— Хм, похвальная выдержка, дитя мое, — с издевкой произнес дознаватель. — И вас при желании можно сломить, но я не любитель угрожать. Я человек дела. И ценю свое время. Поэтому…

Я почувствовала запах озона и напряглась. На мне нет антимагических браслетов, очевидно, маг, что сидит передо мной, крайне самоуверенный тип, а это значит, он считает себя весьма могущественным. И, скорее всего, у него есть все основания на подобное мнение. Слабаков не берут в дознаватели. Я в проигрыше в любом случае, так как не знаю ни точного уровня его силы, ни заклинания, которое он решил применить. Что ж, просто буду начеку, а там посмотрим.

— Вы сами напросились на это, девушка. — В этот раз он говорил безо всякого пафоса, в голосе его слышалась грусть. На миг я и правда поверила, что ему жаль нас. Но только на миг. Потому что в следующую минуту я ощутила жуткую боль в голове и поняла, что за чары творил дознаватель. Ментальное сканирование — процедура крайне неприятная и болезненная, как для мага, так и для того, кто выступает в роли подопытного кролика. Не каждый решится его применить. К моему несчастью, старик оказался не из трусливых и был готов на многое, лишь бы узнать всю правду.

Все ментальные блоки, которые я спешно возводила, он хоть и не сразу, но разрушал. Я кусала губы, лишь бы не закричать от боли. Дознаватель кривился, но тоже держался. Наконец, когда мы оба выдохлись, он решил применить свою магию к Лионне, но у него ничего не вышло. Я вспомнила об ее татуировке и пожалела, что не сделала себе что-нибудь похожее.

— Стража! — крикнул дознаватель, и в комнату тут же вбежали два стражника. — Черноволосую можете увести, а эльфийку оставьте.

— Слушаемся, господин, — рявкнули они и увели Лионну. Я и мой мучитель остались один на один. И пытка продолжилась.

***

Очнулась я уже в камере, вся сырая. Первое, что я увидела, это встревоженную Лионну, склонившуюся надо мной. В руках она держала деревянную плашку, из которой на нос мне капала вода. Заметив, что я очнулась, она отшвырнула ненужную больше посудину и с беззаботным видом произнесла:

— Наконец-то спящая красавица соизволила очнуться. Принца, к сожалению, поблизости не нашлось, поэтому пришлось выбрать не самый приятный способ пробуждения. Учти, я извела на тебя всю воду. Поэтому не удивляйся, что воды в твоей кружке на самом донышке.

— И на том спасибо, — проворчала я, садясь и стряхивая с волос капли воды. — Уф, лучше бы пощечину дала, я ж теперь мокрая как лягушка.

— Пощечина не помогла, — усмехнулась Лионна. — Нет, бить темную колдунью — это, конечно, приятное занятие, но не тогда, когда сидишь с ней в одной темнице. К тому же тот дедуля и так знатно над тобой поиздевался. Когда стражники тебя притащили, ты как неживая была. Я уж думала, меня решили с трупом наедине оставить…

— Помолчи немного, голова раскалывается, — простонала я, чувствуя, что еще немного и голова треснет, как знаменитый куб керейских алхимиков. — Не помню, что было после того, как тебя увели. Похоже, этому отродью Ульрика все-таки удалось покопаться в моих мозгах.

— Ну и что? Я бы на твоем месте вообще не сопротивлялась. Ведь это лучший способ подтвердить наши слова!

— Ага, а заодно открыть доступ к воспоминаниям о всех преступлениях, которые я совершила. Чего тут страшного! — я почти кричала. Шейс, совсем нервы сдают. День-другой и истеричкой стану. Нужно успокоиться!

— Теперь я понимаю, почему эльфов не рекомендуют запирать в закрытых помещениях. О том, что вы чахнете без солнечного света и всяких там цветочков — это глупые байки менестрелей, — задумчиво сказала Лионна. — А на самом деле все проще. Когда вас запирают, вы чокаетесь и становитесь полными психами. Слушай, а что же тебя в отдельную камеру не посадили? Вдруг ты на меня накинешься?

— Лионна, тебе никто не говорил, что у тебя отвратительное чувство юмора? — прошипела я.

— Юмор у меня гораздо тоньше, сейчас я говорю вполне серьезно. — По лицу Лионны ничего нельзя было прочесть, поэтому я махнула на нее рукой и, устроившись поудобнее, закрыла глаза. Чтобы там ни узнал этот маг — сейчас уже ничего не исправить. А значит, остается только одно — отдыхать и ни о чем не думать.

Глава 13

День кошмаров

Лионна

— Доброе утро, кошка. — Его голос сочится медом, но в глазах сталь. — Надеюсь, ты не скучала без меня?

Запах лекарств бьет в нос, я пытаюсь вырваться, но не могу. Я дергаю веревки, рычу от бессилия и страха… все без толку.

Он берет со стола один из скальпелей и подходит ко мне. Солнечный луч скользит по металлу.

Я замираю и равнодушно слежу за солнечным зайчиком.

— Доброе утро, кошка.

Вот и мой кошмар так начинался. Я перевернулась на живот, прищурилась, чтобы разглядеть гостя, и фыркнула.

Таннер упорно и крайне брезгливо вытирал руки платочком. Черные волосы красиво спадали на плечи, из-под черной мантии выглядывали белоснежные кружева, но под глазами залегли тени. А что самое приятное — на щеке розовели следы от моих когтей. Ха, еще дня три можно будет любоваться!

— Ослеплена моей неземной красотой?

— Еще как. Пытаюсь прозреть. — Я широко зевнула. — И вообще, где ты, там утро добрым не бывает.

— Как прискорбно, — без особой жалости посетовал Таннер. — А я так старался, столько завтрак готовил! Все для вас, леди.

Завтрак, говоришь? Сев, я пригладила волосы и скривилась. Надо же, и правда, старался.

Нирна задумчиво рассматривала расставленные на полу корзинки, тарелки и блюда. По ее лицу можно было подумать, что под крышками червяки. Посмотрим…

— Вот шейс!

…Сомневаюсь, что других заключенных тоже кормят, как на убой. Я открыла крышку и принюхалась. Картошка с мясом. Сняла с корзинки полотенце — пирожки с курицей. Мои любимые, от «У тетушки»: каждый завернут в салфетку с печатью заведения.

Я отодвинула поднос и, скрестив ноги, мрачно изучила явление тюремной щедрости. Так кормят только смертников. Иногда подопытных кроликов. И то, и другое одинаково портит настроение.

— Ты что, людоед? — наконец не выдержала я.

— Кто? — Темный даже на секунду перестал вытирать платочком руки.

— Ну знаешь, людей откармливает и съедает. Тебе что, мама сказки на ночь не читала? — Я с опаской взяла пухлый пирожок, разломила на две части и принюхалась. — И даже яда не насыпал. Нет, что-то тут нечисто. Говори, что надо!

Таннер в сотый раз вытер руки платочком и прислонился к стене. Тут же брезгливо скривился и выпрямился. А, теперь понятно: наш аристократ не привык к грязи.

— Ешь. Вас ждет суд.

Я подавилась, Нирна закашлялась, а Таннер, как ни в чем ни бывало, улыбнулся. Этак коварно и подло, что мне захотелось к людоеду.

От людоеда, по крайней мере, знаешь, чего ждать.

***

Не суд, а балаган какой-то.

Разряженные в пух и прах присяжные обсуждали новые духи: разило от них знатно. Примерно так воняет гнилая картошка, приправленная дорогими духами и украшенная палочками корицы. Вроде все хорошо, а нотки выдают. Судья судорожно перебирал парики, повсюду носились какие-то мужчины в праздничных нарядах.

Маги держались особняком. Похоже, светлых магов прикопали под тюремным крыльцом, поскольку на суд явились одни темные. Мрачно-похоронные капюшоны хранили торжественное молчание — точно прикопали и теперь скорбят.

А я знала, что темные маги — страшные люди.

— Надо было сбежать под шумок. Никто бы и не заметил. — Тут я наткнулась на пристальный взгляд Таннера. Поторопилась я с выводами. И чего этому темному так приспичило отправить нас на тот свет?

Что ничего хорошего нам не светит, я знала. Вряд ли нас расцелуют, отряхнут от пыли и отправят отдыхать на Лазурное море. И если уж легенда воровского мира, Хромой Ворон, закончил жизнь на виселице за сворованную буханку хлеба, то чего ждать нам?

Вот и я думала, что ничего хорошего. Сдаваться я, само собой, не собиралась: нет такой ситуации, от которой нельзя сбежать. Но могла ли я подумать, что сборище аристократов будет решать мою судьбу?

Я до боли вонзила ногти в ладонь и выдохнула. Ничего, и не из таких передряг выбирались.

— А ты не знаешь вон того типа? — Нирна толкнула меня в бок. Я проследила за ее взглядом и пожала плечами.

Черноволосый эльф, сурово поджав губы, рассматривал зал. Не спорю, эльф симпатичный, — ну и что? Ушастые все, как на подбор, божественны и светлы.

— Я тебе поражаюсь. Нашла время для флирта.

— Просто я его где-то видела.

— Ну, я тебе по секрету расскажу, что я тоже много кого видела. И даже симпатичней бывали, мда.

Эльф, будто услышав нас, встал и с разочарованным видом ушел. Обиделся, что ли? Может, надо бы и извиниться, но тут как раз судья вздумал начать слушание, и эльф начисто вылетел из головы.

Я откинулась на спинку и с самым наплевательским видом принялась слушать, как нас отчитывают за нехорошие поступки. Особенно распинался старичок в красной мантии и синем парике. Кстати, наш защитник. О, как он нас только не называл! Исчадиями Ульрика, шейсовыми отродьями, даже «правыми руками Ульрика». И это еще самое мягкое.

Интересно, все защитники так потрясающе обвиняют?

— Есть ли вам, что сказать в свое оправдание? — грозно спросил старичок, обмахиваясь париком.

— Мы не… — Нирна привстала.

— Вот видите, им нечего сказать! — Старичок подпрыгнул и гордо поднял нос. — Эти поганые отродья, да явятся им шейсы, признают свою вину!

Боги, ну достал! Я громко выругалась и тут же равнодушно добавила:

— Сам ты поганка. И даже местами зеленеешь.

Сбить противника с толку — уже половина победы. И даже если проиграешь, приятно. Еще моя наставница говорила, что люди любят оскорблять, пока не оскорбят их: а вот тогда им становится неуютно.

Зал потрясенно замолчал. Старичок побледнел. Таннер хлопнул себя по лбу и тааак посмотрел на меня, что я чуть не провалилась под землю. Но, к сожалению, земля выдержала, и побег не удался.

— Мы не виноваты, — спокойно добавила Нирна.

— Ну, ээммм… — Судья растерянно зашелестел бумагами и, прочистив горло, неуверенно выдавил. — Впредь прошу сохранять официальный тон, иначе я буду вынужден выпроводить вас, леди Виэллон, за двери суда.

Я чуть не ляпнула «а можно сразу за ворота», но, открыв рот, поняла, что голос пропал. Довольный Таннер выпрямился и кивнул. Мол, «так-то лучше».

Чтоб ему икалось.

— А теперь, дамы и господа, мы должны решить, что делать с эльфийкой и оборотнем, которые убили…

— Не было оборотня. — Таннер невозмутимо усмехнулся. Поскольку весь зал молчал, он соизволил пояснить. — Было оборотное зелье. Незаконное, без сомнения, но не имеющее никакого отношения к оборотням. Кроме того, должен сказать, что мне только что принесли бумаги, по которым выходит, что смерть барона наступила как раз в тот момент, когда воровок видели стражники. Крайне интересный момент для следствия, не находите?

Пауза. Даже у меня рот раскрылся.

Шейс бы побрал этого мага с его добродетелью! Я мучительно пыталась понять, зачем Таннеру понадобилось нас выгораживать, но картинка не желала собираться в единое целое. В порядочность темных магов я перестала верить еще в детстве. Все, что они делают, подло и мерзко. Да они комара не прихлопнут, если это не принесет им выгоды!

Отчаянно захотелось ляпнуть правду. Хорошо, что голоса нет. Мудрее промолчать с загадочным видом; кстати, я так и сделала.

— Вот как, значит. — Судья встал и, поминутно тыкая в нас пальцем, начал яростно объяснять что-то нашему защитнику. Потом отнял у защитника парик и с достоинством сел. — Мы решили, как справиться с этим интереснейшим явлением.

Я скрестила руки на груди и нахмурилась. Хотел Таннер нам помочь, или нет, но наказание «смягчили» до обычного заключения на время «выяснения обстоятельств». То есть пожизненно. Мы с Нирной переглянулись. Это значит, придется драпать. Неприятно, но не смертельно.

И то, что нас переводили в другую тюрьму, все решало.

Бежать надо немедленно, во время перевода.

Лионна

Карета подпрыгивала на каждой кочке, заставляя нас цепляться за выступающие решетки. Хотя карета — это сильно сказано. Так, железная коробка на колесах. Металл скрипел, звенел и угрожающе скрежетал. За квадратиком, носящим гордое название окна, прыгали облака и верхушки деревьев.

Я зажала нос руками и постаралась не дышать: воняло конским навозом. Этот дивный аромат приносил ветер; сегодня погода разбушевалась не на шутку.

— Нехорошо как-то получилось. — Нирна вздохнула и повторила попытку снять антимагические браслеты. Браслеты полыхнули красным, и запахло паленым. — Фу, шейс бы их подрал!

Я потерла спину и с досады стукнула по железной стенке кареты. Будь металл обыкновенным, осталась бы дырка. А вместо этого жалкая вмятина.

Нехорошо получилось, это точно. Кто же знал, что среди нашего сопровождения затесался темный маг? Хлюпкий и слабый, но, скрываясь за спинами десяти стражников, успел наделать пакостей.

В итоге неудачный побег, антимагические браслеты и уязвленная гордость.

— Ладно, будет привал, выберемся. — Я щелкнула когтями и вернула им вид ногтей. — То-то ребятки удивятся.

— Сможешь распилить эти наручники?

Я покосилась на массивные «браслеты» Нирны и поморщилась. Антимагические браслеты делают из специального металла; снять их может только маг. Меня же потом придется выносить в обжаренном виде, и хорошо, если не в расплавленном.

— Это вряд ли. Есть выход, конечно, но, боюсь, он тебе не понравится. Да и пригодятся руки на будущее, так же?

— Сама доброта, — выдохнула ушастая.

То ли стражники догадались о наших коварных планах на привал, то ли у темного мага от победы крышу снесло и рвения прибавилось, но день подошел к вечеру, а вечер перешел в ночь, а мы все также ехали.

Нирна дремала, я мрачно рассматривала ногти. Интересно, что задумал Таннер? Странный маг: он вызывал у меня отвращение пополам с восхищением. Отвращение, потому что это моя стандартная реакция на темных магов. Восхищение, потому что накормил. И не хочется признавать, но свое дело он знает.

Таннер — враг. Причем опасный.

— Ладно, посмотрим, кто кого. — Я потерла руки, подула на замерзшие пальцы. Для этого времени года холодновато. Пронизывающий ветер хлестал в окно, окружая нас запахами земли и луговых трав.

Я принюхалась. Не луговых трав, а горных! Что за шейс?

Подскочив, я приникла к решетке. Глаза перестроились на ночное зрение, и я вдруг обнаружила, что мы едем по узенькой тропке, слева обрыв, а справа возвышаются горы. Такое место вблизи Окемы лишь одно, и это место — Горный Тракт.

Можно ли везти пленников в Окемскую Темницу, которая находится на западе, по Горному Тракту, пролегающему на восток? Вот и мне подумалось, что это чересчур большой крюк!

Я тихо выругалась. В лесу сложно сказать, на запад мы направляемся или на восток, но сейчас, когда мы стали подниматься, ошибки исключены. В дне пути от Окемы находятся Серебряные Вершины, и кроме них, поблизости ни одной возвышенности. Когда-то я сама добиралась до Окемы именно таким путем, — еще бы не узнать места! Вот сейчас дорога расширится, и откроется целая горная поляна…

— Ох, ничего себе! — Я увидела поляну и опустилась на место.

— Что там? — Нирна зевнула, лениво потирая браслеты на руках, будто надеялась протереть металл до дыр. Я мельком взглянула на нее и прошептала:

— Нас везут не в тюрьму.

— Ага, на курорт, — хмыкнула Нирна.

— Нет, ушастая, ты не поняла! — в панике вскрикнула я. — Мы в горах, слышишь?! Это Горный Тракт! И куда нас везут, я даже боюсь представить!

Нирна удивленно вскинула бровь и попыталась подняться. Но тут карета будто на что-то натолкнулась и резко встала. Металл заскрежетал; ушастую отбросило на пол, а я больно ударилась плечом. Снаружи заржали лошади, закричали охранники.

Это еще что? Я потрясла головой и вздрогнула. То ли я ударилась головой, то ли снаружи действительно мелькали зеленые вспышки.

— Этого только не хватало в завершение ко всем бедам! — выдохнула Нирна.

***

Хаос за стенами кареты был такой, что я поневоле поверила — это сам Ульрик явился по наши души. В данном случае, правда, по души охранников. Зеленые вспышки освещали вечерние горы, крики боли, взрывы и проклятия так и сыпались со всех сторон.

Я попыталась разрезать дверцу когтями, но меня хорошенько ударило заклинанием. Пока я дула на обожженные пальцы и пыталась избавиться от дурных предчувствий, к окошку кто-то подошел.

Только тогда я сообразила, что крики охранников стихли. Жалобно ржали лошади, но люди молчали. Я осторожно отодвинулась и приготовилась ударить первого, кто откроет дверцу.

— Ну-с, — «кто-то» закряхтел. Дверца заскрипела и с грохотом отвалилась; за ней нас поджидал мужчина лет под тридцать, бородатый и мускулистый. Вряд ли голубых кровей, скорее, из простонародья, вон какая одежда помятая. Мужчина небрежно крутил в руках дубинку и похабно подмигивал.

Я тайком перевела дух — не Ульрик! — и от души врезала типу ногой в живот. Не знаю, чего он ожидал, но явно не оборотня. Вскрикнув, мужчина сделал пару шагов назад, и рухнул на землю, как подкошенный. Его голова ударилась о камень, а я задержала дыхание, не веря, что так легко отделалась, — однако мужчина не двигался: видимо, потерял сознание.

— А теперь бежим отсюда! — Я выпрыгнула из кареты, собираясь последовать своему же совету. Но стоило мне сделать пару шагов, как надежда сбежать лопнула, будто мыльный пузырь.

Стражники ровным рядком лежали вдоль тропы. Связанные и на диво молчаливые. Сопровождающий маг обнимал растущее возле горы чахлое деревце и видел десятый сон, а вокруг него столпились типы в капюшонах. Они что-то бубнили, — не удивлюсь, если колыбельную, — и им явно было не до нас.

Но боги с ними. Дорогу преграждал огромный булыжник, — похоже, с большой высоты свалился… я задрала голову, прищурилась, оценивая расстояние с вершины горы до тропы, на которой мы находились. Без магии не обошлось.

И, разумеется, без мага тоже. Булыжник — никакая не проблема. Проблема ждала меня, прислонившись к булыжнику плечом. Маг наблюдал за мной с нескрываемым интересом, будто гадал, как я теперь поступлю.

Ахнув, я попятилась. Несколько мелких камешков сорвались вниз, гулко застучав по склону горы; я с замиранием сердца посмотрела им вслед. Пропасть глубокая, падать далеко. Да еще эти острые камни… Единственный путь к побегу — горная поляна, оставшаяся позади, но и там нас легко поймать.

Это ловушка. Идеальная ловушка.

— Что еще? Ульрик там, что ли? — с тоской вздохнула ушастая.

— Нет, всего лишь шейс подери. Но шейс очень приставучий! — Я прислонилась к карете, давая Нирне вылезти и оценить замысел богов по достоинству.

А боги потешались на славу. Праздник у них там наверху, или Киа в загул ушла? Божественная жестокость в последние недели не знает границ: вот опять с Таннером столкнули, да что за напасть?!

— Я надеялся, что по мне будут скучать. Кроме того, я так и не дождался «спасибо» за завтрак. — Ролан насмешливо прищурился. — Я жду.

— Отвратительный из тебя повар, если честно! И пирожки соленые, и картошка невкусная. — Я незаметно осматривала место в поисках спасения. Должна же быть лазейка? — А яда многовато, перестарался.

— Ранила в самое сердце, кошка. Уговорила, сегодня вечером кашу варишь ты.

— Боги, правда?! Я мечтала об этом с тех пор, как отравила полдеревни супом!

Я посмотрела на лошадей. Если их быстро отвязать…

— Даже не думай, — мрачно осадил меня Таннер. — Не выйдет.

Ну да, он прав. Я бросила тоскливый взгляд в пропасть, но подумала, что спрыгнуть всегда успею. Кроме того, может, Таннер мимо прогуливался, случайно кусок скалы отколол, нечаянно стражников отключил, а тут набежали типы в капюшонах и принялись петь колыбельную? А что, звучит убедительно.

Собравшись с силами, я посмотрела прямо в глаза Ролана.

— Что за спектакль, Таннер? Зачем ты все это устроил? Зачем мы здесь?

— Вот и мне интересно, — невозмутимо ответил маг. Он что, правду говорит? Или врет? Никогда с ним не поймешь.

— Хочешь сказать, не ты напал на карету, не ты приказал отправить нас на восток, не ты сбросил камень на тропу?

— Так, по порядку, — вздохнул Ролан. — Я. Не я. Я.

Я помолчала, вспоминая, в каком порядке задавала вопросы — как он вообще умудряется все запоминать?

— Но ведь ты знал, что мы будем здесь?

— А как ты думаешь? — Ролан приподнял бровь. Вздохнув, он выпрямился и сделал ко мне шаг. — Некий Лорк выехал в Снежвиль неделю назад, так что, считайте, я решил дать вам шанс. Не рада, что свободна?

— Кто тебе сказал, что мы свободны? — Нирна указала на свои браслеты и, по короткому кивку Таннера, один из магов их снял.

— Теперь свободны, — пожал маг плечами, по-прежнему не отводя от меня взгляда.

— Так что, мы можем идти? — недоверчиво уточнила я.

— Идите, — опустив руки в карманы, маг улыбнулся.

Я медленно-медленно повернулась к Ролану спиной и переглянулась с Нирной. Между лопаток тут же зачесалось: подумать только, за моей спиной куча магов! Вот я сейчас шаг сделаю, а они как соберутся все вместе и…

Я резко оглянулась. Маги дружно сделали вид, что это не они только что брели на нас с вытянутыми руками, и также дружно принялись стряхивать пыль с мантий. Я поежилась: странные какие-то типы.

— Пойдем? — неуверенно прошептала я Нирне. Ушастая, видимо, тоже посчитала магов странными, поскольку поворачиваться к ним спиной не рискнула. Попятившись, она кивнула.

— Нам нужны лошади.

Разумеется. Далеко на своих двоих мы не уйдем. Все еще оглядываясь на Ролана, я подошла к лошадям и попыталась освободить животных от оглоблей.

— Кстати, а не хотите узнать, что задержало ваших дружков по пути в суд? Как их там… Эрик и Рат, да?

Я замерла. Ногти впились в дерево оглоблей; я низко склонила голову, стараясь дышать глубоко и ровно. Шейсов Таннер! Знает, на что давить. Отсутствие Рата немало меня встревожило: он бы приполз на суд, даже случись конец света. Может, Ролан заключил контракт с Ульриком? Иначе почему он так хорошо управляет людьми, будто мысли считывает?

Лошадь фыркнула, а я подняла голову и взглянула на ушастую. Нирна побледнела, вокруг нее клубилась тьма: кажется, этот день может плохо закончиться не только для нас, но и для мира.

— Ты! — Ушастая вихрем налетела на Таннера и хорошенько его толкнула. — Что ты сделал с Эриком?!

— Давайте поставим вопрос иначе. — Таннер отступил на шаг, но не упал. К моему сожалению. — Что сделали со мной ваши дружки, к примеру. Кстати, я из-за них жестоко пострадал: видите? — Он отряхнул мантию и поправил кружевную, но обожженную манжету. — Это была моя любимая мантия, между прочим!

— Надо похвалить Рата при случае, — резко сказала я.

— Жаль тебя разочаровывать, кошка, но мантию испортил я сам, пока гнался за твоим драгоценным Ратом. Но кто докажет? В любом случае, по моему приказу ваши друзья арестованы. Поверьте, мне очень жаль.

— Сволочь, — выдохнула я.

— Какое оскорбление! А я всего-навсего исполнял свой долг. Нападение на темного мага, вкупе с испорченным имуществом и покушением на убийство, должно быть наказано. Законы, кошка.

— Я убью тебя, если ты что-то сделал с Ратом.

— Или с Эриком, — мрачно добавила Нирна.

Ухмылка Таннера исчезла с лица. Глаза сузились, в линии губ появилась жесткая черточка. Он быстрым движением достал из-за пазухи сероватый конверт и бросил Нирне.

— В этом письме есть пара строк от ваших друзей. За эти строки я их отпустил. Но мне пришлось одарить их следящими браслетами. Поэтому, если со мной что-то случится… если вы вздумаете убежать… если вы не докажете свою невиновность… в любом случае их казнят.

— Свою невиновность? — едко переспросила я. — Да ты же доказал!

— Я соврал, — без зазрения совести признался маг. — А теперь мои условия, дорогая. Вы находите убийцу, а я вас не трогаю. Учтите, малейшая ошибка — и я отправлю вас на тот свет без суда и следствия. И никакие эльфийские связи, госпожа Нирнаэль, вам больше не помогут. Как и связи с темным орденом, моя милая кошка.

Связи с темным орденом? Что за бред? Выходит, мои подозрения были не напрасны. Кому-то снова понадобился оборотень для опытов, или зачем бы Ордену вмешиваться в суд?

И все бы ничего, да Таннер — такой же темный маг. Где гарантии, что это не Орден его послал? Тогда понятно, зачем ему прогуливаться ночью на Горном Тракте, сбрасывать булыжники с горы и натраливать типов в капюшонах на невинных стражников.

Разве что… проще меня обвинить, а потом предъявить право темного ордена. Мало кто знал, но я знала точно: не все смертники умирали сразу. Многие заканчивали свою жизнь в качестве мишени для заклинаний.

— Вам придется довериться мне, — будто угадав мои мысли, с нажимом сказал Ролан. Но при этом смотрел исключительно на меня. — У вас нет выбора. Это понятно?

Куда уж понятнее.

Сверху посыпались мелкие камешки, их тихий стук вывел меня из оцепенения. Я переглянулась с Нирной, и ушастая с ненавистью смяла листок в руке.

— Они просят нас пойти с Таннером в Снежвиль.

Я вздохнула, хлопнула лошадь по крупу и, повернувшись к темному магу, нагло потребовала плащ, еду и двадцать золотых. Раз уж ничего не поделать с этой компанией, пусть хоть платит за навязанное общество.

Меня ждало глубокое разочарование. Вместо того, чтобы покраснеть от ярости и скоропостижно скончаться от сердечного приступа, Таннер так задумчиво на меня посмотрел, что я вздрогнула от нехороших предчувствий.

***

Таннер отпустил магов, — или эти типы в капюшонах сами ушли? — и оставил себе лишь пару охранников для сопровождения. Стало дышать легче, но не так, чтобы совсем легко. То и дело я ловила на себе быстрые взгляды Ролана, будто он чего-то от меня ждал.

Лошади мерно шагали след в след за нами: слишком темно для езды верхом по такой местности. Мы приближались к перевалу; маги соорудили над пропастью что-то вроде каменного выступа, даже оградку поставили, но время от времени кареты все равно срывались в пропасть, а лошади перепрыгивали оградку и летели к земле. Заколдованное место. Говорят, здесь когда-то погибла дочь короля, — спрыгнула в пропасть, — и теперь ее душа тянет за собой живых.

Правда или нет, а путники из Снежвиля охотнее добирались до Столицы в объезд Горного Тракта: раза в три дольше, зато надёжнее.

Не успела я подумать, что с радостью бы последовала примеру умных путников, как Таннер вдруг поднял руку. Наемник впереди остановился, пришлось последовать его примеру.

— Слышите? — Ролан приложил руку к уху и нахмурился.

Лично я слышала исключительно собственное дыхание и гулкий звук скатывающихся по склону камешков. По ночам в горах царит звенящая, чистая тишина, — кажется, можно уловить разговоры мерцающих звезд. Что там Таннеру почудилось? Покосившись на мага, я сморщила нос и старательно потерла переносицу: от кружащейся каменной пыли в носу засвербело, а портить момент не хотелось.

Но в итоге чихнул один из наемников, и все мои старания пошли прахом.

— Извините, — повинился мужчина в ответ на строгий взгляд Ролана.

А потом мне на голову свалился один из мелких камешков, и что-то загрохотало наверху, отдаленно так, как гром… я вздрогнула: в горной тишине этот звук напоминал о шагах великана. Ничего себе чихнул!

— Что это? — насторожилась Нирна.

— Пока не знаю, — кажется, вот что прошептал Таннер. Встрепенувшись, он посмотрел наверх. И тут же бросился ко мне, увлекая под каменный выступ. — Все в укрытие!

Ролан сграбастал меня в охапку, сжал так, что косточки затрещали, и заставил наклонить голову. Волей-неволей мне пришлось вцепиться в него, как утопающий за соломинку, я даже не успела сообразить, что вообще происходит.

Зато Нирна сообразила, метнувшись под ближайший каменный выступ со скоростью кошки. Лошади заржали, забили копытами, беснуясь от страха, и, в конце концов, помчались в сторону перевала. Цокот их копыт утонул в нарастающем грохоте; мои уши заложило, я потерялась в ужасных звуках и всем этом хаосе, — да что опять-то случилось?!

Гром становился все ближе и ближе, пока я не поняла, что это падает огромный камень с вершины горы… земля под ногами заходила ходуном, я зарылась в куртку мага и тихонько заскулила, понимая, что какой-то каменный выступ нас не спасет. Наоборот, будет хуже: вот шейс!

— Арито, — прошептал маг, вытягивая руку. Слабый голубой щит накрыл всех, до кого смог дотянуться.

Камень пролетел в двух шагах от нас, но все-таки пролетел, а не накрыл с головой. Соскользнув по щиту в пропасть, он с грохотом помчался дальше; треск откалывающихся камней, захваченных булыжником по дороге, еще долго отдавался эхом от скал. Но вскоре и этот звук затих вдалеке…

Я выдохнула и отпустила куртку мага. С волос посыпалась мелкая каменная крошка; разум отключился моментом раньше, так что я просто смотрела в глаза мага и хлопала ресницами. Пока не осознала, что еще жива.

— Шейс, что это было?! — встряхнув головой, я попыталась выползти из укрытия. Я бы тихонько разведала, — должна же я знать, стоит ли кто за попыткой убийства, — но Ролан, видимо, привык считать себя умным, а всех остальных заранее причислять к глупцам.

— Голову потеряла?! Сиди тихо! Надо выждать. — Ролан схватил меня за рукав и заставил вернуться под выступ. Я выдохнула и прислонилась к камню.

— И как мы теперь без лошадей? — глухо проворчала я. Таннер уселся поудобнее и загадочно улыбнулся.

— Они недалеко. Я наложил на них следящее заклинание, ты же не думала, что я об этом забыл?

— А ты вообще, предусмотрительный, да? — с плохо скрываемым раздражением спросила я.

— Я всегда на шаг впереди, — скромно признал Ролан.

Фу, зазнайка! Я надулась и отвернулась от мага. Небо на горизонте было светлее, будто вместо ночи там наступало утро. Почему-то успокаивало. Хотя этот Таннер все равно выскочка, зазнайка и приставучка, чтоб его шейсы утащили!

Но кто все-таки желал нам с Нирной смерти? Я оглянулась на ушастую, спрятавшуюся под соседним выступом, — хорошо, что мы выжили. Кому мы только помешали, уму не постижимо…

— Что дальше? — Один из наемников подобрался к Ролану поближе и протянул задетую камнем руку. Маг поколдовал над ней, что-то прошептал, и — вуаля, — рука, как новая. Я исподтишка наблюдала за действиями мага, пытаясь оценить уровень его силы. Пригодится на будущее.

Я все равно найду способ избавиться от Таннера, так или иначе, рано или поздно.

— Минуем перевал, и на лошадях дело пойдет быстрее. К ночи будем в лесу, там переночуем, — Ролан кивнул наемнику.

— А что там ваша коллега, Лисса? Может, лучше у нее…

— Нет! — отрезал Ролан. — Никакой Лиссы.

— Но…

— Переночуем в лесу, — жестко повторил Таннер.

Наемник, помедлив, неохотно кивнул и осторожно вылез из укрытия. Прошло уже достаточно времени, но все мы затаили дыхание, ожидая, что наемника вот-вот расплющит очередной булыжник с неба. И все-таки обошлось.

— Чисто, — наемник пожал плечами.

— Как это в духе преступников. Нагадить и сбежать, — проворчал Ролан. — Ладно, вылезаем. Чем быстрее мы сойдем с Тракта, тем лучше.

Лионна

Маг оказался прав: лошади ждали нас на перевале, мирно щипая травку. Аж от сердца отлегло: после случая с камнем стало как-то неуютно в горах. Любой звук, любой камешек, падающий с вершины, заставлял вздрагивать; мы все то и дело задирали головы, паниковали от каждой мелочи. Так что, оказавшись в седле, я выдохнула с облегчением: лошади быстрые, авось и проскочим, если опять начнется камнепад.

К счастью, после перевала дорога резко пошла под уклон и расширилась. Вниз мы спустились без проблем и гораздо быстрее, чем рассчитывали. Часа два всего ушло: Горный Тракт — самая короткая часть пути в Снежвиль, так что где-то к полуночи мы оставили Тракт позади.

Горный пейзаж сменился равнинным. С обеих сторон возвышались гигантские дубы, каждому из которых было больше лет, чем всем нам вместе взятым. Ураганный ветер ломал их ветки; деревья жалобно скрипели, пригибаясь к земле. Пахло надвигающейся грозой.

Я заправила растрепавшиеся волосы за уши. Если мы останемся в лесу, нас снесет вместе с лесом! Будто вторя моим мыслям, позади нас раздался оглушительный треск, и гигантское дерево свалилось поперек тропы. Ролан оглянулся, зашипел что-то ругательное сквозь зубы и резко бросил наемникам:

— Направляемся к Лиссе! — Наемники, кажется, обрадовались. Чего не скажешь о маге. — Проклятая погодка, — прошептал он едва слышно.

Что ж, может, не самый подходящий момент… но другого может и не быть. Подгоняя свою лошадь, я поравнялась с Роланом. Какое-то время, без лишней скромности, я разглядывала мага, пока он, наконец, не повернул ко мне голову. Легкая улыбка скользнула по его губам, серые глаза чуть сощурились, — его, похоже, забавлял мой интерес.

— Дай угадаю, ты мной ослеплена и потеряла дар речи? — спросил он. Но без всякой интонации, разве что с легкой грустью… но с чего бы ему грустить? Это, скорее, я должна.

— Зачем мы тебе? — без предисловий спросила я. Маг покачал головой.

— Конечно, нет. Полагаю, не ошибусь, если скажу, что ты ищешь мои слабые места, — маг коварно улыбнулся. — Их нет, знаешь ли.

— Ой-ой! Подумаешь, я уже одно нашла! Излишняя самоуверенность, — фыркнула я. — Ты не ответил на вопрос.

— А что я получу, если отвечу? — маг понизил голос до интимного шепота и чуть наклонился ко мне. Я отшатнулась.

— А что получу я, если не спрошу, а, Таннер? Клетку? — мой шепот интимным далеко не был. Ярость и ненависть порой сложно скрыть, а я даже не пыталась. Ролан выпрямился, пристально посмотрел в мои глаза и резко отвернулся.

— Думаешь, я не умею держать слово? — выдохнул он.

— Думаю, ты виртуозно не договариваешь! — злобно ответила я.

— А я думаю, это по твоей части!

— А мне плевать, что ты думаешь! Я хочу знать, что тебе от нас надо!

Бандит, возглавляющий наш маленький отряд, обернулся на мой громкий шепот и удивленно посмотрел на Ролана. Тот устало махнул рукой, — мол, все в порядке.

— Возможно, мне было скучно, кошка. — Таннер таинственно улыбнулся, справившись с раздражением за считанные мгновения. Жалость какая, я надеялась вывести его из себя. — Или мне захотелось помочь тебе. Может, Нирне? Или я дал вам шанс, как ты просила? — Голос внезапно стал жестким, и Таннер посмотрел на меня. В его глазах читались разочарование и досада. — Мне кажется, ты задаешь глупые вопросы. Сказала бы спасибо!

— Я не верю тебе, — упрямо сказала я.

— Потому что я темный маг?

— Именно.

— И что, тебе никогда не встречалось порядочных темных магов? — голос чуть заметно повысился, и я, уже готовая произнести «никогда», удивленно взглянула на Ролана. — Неужели, Лионна?

Судя по интонациям, вопрос с подвохом. Я проглотила слово «никогда» и промолчала: совру, если скажу, и Таннер, конечно, об этом догадается. Потому что порядочные темные маги, хоть и редкость, но встречаются. Я жива благодаря одному из них. Глубоко вдохнув, чтобы успокоиться, я встряхнула головой.

— Так зачем мы тебе? Ты ответишь? Почему тебе не узнать все, что нужно, в одиночку, а нас отправить, куда положено по закону? Это же проще, чем тащить двух воровок с собой, а?

— Во-первых, кое-кому так хочется под стражу? А во-вторых, — он улыбнулся, на этот раз холодно, — это не твое дело.

Могу ошибаться, — с этим магом не угадаешь, — но мне кажется, я, таки, его достала. Гордо выпрямившись, Таннер удалился от меня на безопасное расстояние.

Шейсов маг! Я нахмурилась и придержала лошадь, чтобы поравняться с Нирной. Сказать, что меня беспокоили планы Таннера, значит, не сказать ничего. Он что-то скрывает, ведет свою игру, в которой мне неизвестны ни правила, ни ставки. Что ему надо от нас?

Что ему надо от меня?

— Ты ему что-то сказала? — Нирна покосилась сначала на мага, потом на меня. В ее глазах зажглось любопытство.

— Да так…

— Что бы ты ему ни сказала, говори почаще. Мне кажется, он тогда сам от нас сбежит, — хмыкнула Нирна.

Вот было бы здорово!

Вскоре тропа вывела нас к большой площадке, где теснилось несколько домов. Целая деревушка! Похоже, именно здесь жила загадочная коллега Ролана, к которой ему так не хотелось ехать. А интересно, почему не хотелось?

Впрочем, какая мне разница? Возможность нормально покушать и понежиться в теплой постельке мигом выветрила из моей головы все сомнения и тревоги. Ура!

— Ну наконец-то приехали! — Я быстренько слезла с лошади.

— А кто сказал, что мы делаем привал, кошка? — Таннер недовольно сощурился, как и два следующих по пятам бандита. То есть наемника, если верить словам темного.

— Я сказала, — невозмутимо улыбнулась я.

Если я сейчас не поем и не высплюсь, рискую загрызть Таннера. В буквальном смысле. Держать оборотня впроголодь опасно для здоровья.

Хотя… может быть, это выход. Стать пантерой и забыть, что значит быть человеком. Волки часто выбирают этот путь — путь свободы от человеческих метаний, но и путь звериной жестокости. Я задумчиво облизала пересохшие губы. Однажды я чуть не выбрала дорогу зверя, но вовремя одумалась. Однако еще не поздно изменить решение.

— Так и быть, ради тебя, моя королева, я сделаю все, что угодно. Но, видишь ли, дом Лиссы чуть дальше.

Я очнулась и, смерив Таннера обиженным взглядом, залезла в седло.

Дом оказался мрачным, темным сараем на окраине деревни. Черные проемы окон недружелюбно высматривали жертв, да и вообще, сам дом напомнил мне чудовище, поджидающее путников в лесу. Ставни окон хлопали от резких порывов ветра, сероватый туман стелился по земле и, казалось, лошади увязли в призрачном дыме.

Моя лошадь дернулась, заржала и попятилась. Я положила ей руку на холку, успокаивая, но была с ней согласна. Что-то неправильное и зловещее в этом доме.

— Я передумала. Едем дальше. Я не устала.

— Зато я устал, — отрезал Таннер.

— Дом и мне не то чтобы нравится… но страшно хочется спать, — жалобно прошептала Нирна, так, чтобы не услышал Ролан. — Может, ну его? Отомстим Таннеру потом?

Чудовище встрепенулось, и один глаз зажегся слабым огоньком. Лязгнул засов, тонкий луч света прорвался в темноту ночи.

Сегодня день кошмаров, определенно. Я вздохнула и спрыгнула с лошади.

Глава 14

Если друг оказался вдруг….

Нирна

Мы сидели за длинным массивным столом, который уместнее смотрелся бы в замке аристократа, а не в большом деревенском доме. Я вяло ковыряла вилкой нежное куриное мясо и гипнотизировала взглядом трепещущее пламя свечи.

Лиссана, красивая изящная блондинка, медленно цедила вино из бокала и в открытую флиртовала с Роланом. Он мило улыбался ей, но даже и не пытался скрыть скуку во взгляде. Лионна целиком сосредоточилась на курице, умяв почти половину за крайне короткое время. Соглядатаи темного жреца, забыв обо всем, непочтительно на нее пялились. Сразу видно, что ребята не привыкли иметь дела с оборотнями. А то бы не удивлялись так зверскому аппетиту хрупкой на вид девушки.

— Вижу, ужин пришелся вам по душе, — мягко пропела Лиссана, отвлекаясь от Ролана. — Мой помощник — кулинар от богов. Знали бы вы, чего стоило переманить его сюда из столицы. Ох, я думала, что разорюсь…

— Что же заставило вас уехать из столицы? — Мне не нравилась манерная знакомая Ролана, и я не собиралась с ней деликатничать. Из Окемы личности вроде нее просто так не уезжают, тем более в такую глушь. Конечно, правду она не скажет, но пару неприятных минут мой вопрос ей доставит.

— О, леди Нирнаэль, достаточно обыденная причина. — Губы Лиссаны изгибались в улыбке, но в глазах стыл холод. — Всего лишь научные изыскания. Рядом с этой деревенькой находилось темное святилище, которое впоследствии было разрушено. Но катакомбы, существовавшие под ним, остались. Я исследую их, но следует быть очень осторожной, ведь они такие древние, в них спит страшная магия и…

— Лисса, дальше можешь не продолжать, — прервал магиню Ролан. — Я знаю, как ты любишь работу, но пощади наши уши. Я не выдержу двухчасовую лекцию об этих катакомбах.

— Хорошо, Ролан, я уже умолкаю, — промурлыкала Лиссана, со стороны Ли послышалось нечто, напоминающее смешок. Таннер кинул на нее нехороший взгляд, но ничего не сказал.

Мне же расхотелось задирать Лиссану. Да, она, конечно, насквозь лживая и какая-то ненастоящая, что ли, но все же приютила нас в своем доме. И не стала задавать лишних вопросов Ролану, а ведь могла бы. Надо всего лишь немного потерпеть, и завтра мы расстанемся с ней. Да и ужин потихоньку подходит к концу.

Ободренная этой мыслью, я нашла в себе силы взглянуть на хозяйку дома и даже мило ей улыбнуться. Она улыбнулась в ответ, но, наверное, у змеи это вышло бы намного дружелюбнее. А еще не стоило все-таки встречаться с ней взглядом. Потому что сама Тьма смотрела из ее глаз на меня, вечная и древняя, и за оболочкой красивой женщины пряталось чудовище. Укрощенное чудовище, в отличие от моего.

Я нахмурилась и с силой вонзила вилку в несчастную курицу. Воспоминания напирали, поднимались из глубин памяти, захлестывали.

«Только не сейчас!» — мысленно взмолилась я, но было уже поздно.

Четкая яркая картинка возникла перед внутренним взором, и я мысленно перенеслась в тот день, который так жаждала забыть.

— Ты уверена, что хочешь пройти Испытание? — Улиган нервно ходила из угла в угол.

— Да, наставница. Я готова.

Я старалась не смотреть в глаза черноволосой женщины, заменившей мне мать. Ей совсем не обязательно знать, что я ужасно боялась Испытания, но больше не могла терпеть кошмары и приступы дикой необъяснимой злости, когда я готова была убить даже ребенка. Я считала это проявлением моей темной магии, которую в последнее время с трудом могла контролировать. И я просто жаждала подчинить ее себе и обрести, наконец, покой.

— Что ж, если ты так этого хочешь, то пойдем в подвал, — вздохнула Улиган и отворила массивную каменную дверь, украшенную затейливым растительным орнаментом. Я встала с кресла и подошла к темному проему. Немного поколебавшись, я все-таки шагнула на сырые, поросшие мхом ступеньки.

…Тьма была везде, она тянула ко мне уродливые щупальца, она говорила со мной тысячами голосов, которые кричали, умоляли и шептали. Она пыталась завладеть моим сознанием, сломить волю. Я сопротивлялась ей, как могла, хотя силы были на исходе.

Но потом на смену страху и слабости пришла злость. Я перестала разделять себя и силу, позволила ей проникнуть в себя и прикрыла глаза. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом пришла боль, боль настолько дикая, что мое тело начало корчиться в агонии, а из горла рвались почти звериные вопли. Улиган что-то кричала, но я не слышала ее.

А потом я потеряла сознание.

После этого кошмары отступили, и в душе воцарился покой. Наставница поздравила меня с успешно пройденным испытанием и завершением обучения.

А месяц спустя я потеряла сознание и очутилась в незнакомом месте. И на моих руках была кровь…

Трупа я не обнаружила и потому предпочла забыть. Забыть это происшествие как страшный сон.

— Ушастая, хватит медитировать над ужином. Не нравится, так и скажи, — из задумчивости меня вывел язвительный голос Лионны. Я осмотрелась и заметила, что головорезы темного жреца уже ушли. А Ролан и Лиссана смотрят на меня как на душевнобольную.

— Извините, у меня разболелась голова, — резко сказала я и встала из-за стола. Моя ложь была настолько очевидной, что Ролан не удержался от скептического хмыканья, но я плевать хотела на его мнение. День был тяжелый, вечер не лучше, и деликатничать я ни с кем не собиралась.

— Что ж, тогда не смеем вас задерживать, — насмешливо произнесла Лиссана. — Отдыхайте и …поправляйтесь. Мой помощник, Эмилио, покажет вам комнату. Он ожидает за дверью.

— Благодарю, — холодно откликнулась я и вышла из обеденного зала.

Эмилио оказался темноволосым мужчиной с приятными манерами. Пока мы шли по длинному извилистому коридору, он успел рассказать пару баек и даже развеселить. А это весьма непросто, учитывая мой мрачный характер. Неудивительно, что до моей комнаты мы добирались довольно долго и явно окольными путями. Но я совсем не возражала.

— А хотите заглянуть в библиотеку? — дружелюбно осведомился мой собеседник, мягко улыбаясь. — У леди Лиссаны есть пара интересных трудов по магии, весьма далеких от традиционных подходов к ней. А вы, насколько я понял, девушка любознательная.

Лукавый огонек, светившийся в его светлых глазах, заставил меня призадуматься. А мы точно подразумеваем одно и то же под «библиотекой»? Может, я ошибаюсь, но, на мой взгляд, меня в открытую соблазняют. И как вести себя в такой ситуации, чтобы не оскорбить Эмилио? Ведь он мне нравился, и я вовсе не хотела его обидеть.

— Я вижу сомнение в ваших прекрасных глазах. Ах, леди Нирнаэль, неужели вы подозреваете меня в чем-то недостойном? — В голосе мужчины послышалась неприкрытая обида. — Я, правда, хотел показать вам книги и ничего более. Поверьте мне!

И он порывисто схватил меня за руку. Я, не привыкшая к подобному проявлению эмоций, хотела оттолкнуть его, но передумала. Наклонившись к собеседнику, я улыбнулась и самым проникновенным тоном, на какой была способна, произнесла:

— Я верю вам, Эмилио!

— Просто замечательно, — бархатистым тоном произнес он и привлек меня к себе. — Пойдемте, леди Нирнаэль, я покажу вам столько всего интересного.

Привычная недоверчивость на некоторое время взяла верх над остальными эмоциями, я хотела возразить Эмилио, но передумала. Мне нужна передышка, а что плохого, если я немного расслаблюсь и пофлиртую с симпатичным мужчиной? В конце концов, я молодая девушка и могу позволить себе некоторые вольности. И никто слова не скажет, я давно сама по себе.

— Пойдемте, — улыбнулась я и позволила Эмилио увлечь себя в один из ярко освещенных коридоров.

Какого же было мое удивление, когда вместо библиотеки или же спальни Эмилио, мы очутились в захламленной темной комнате. Если бы не эльфийское зрение, я бы точно переломала себе ноги, едва зайдя внутрь.

— Эмилио, если вы решили, что это место подходит для свидания, то я сильно ошиблась посчитав вас галантным, — сердито заявила я, решительно направляясь к двери.

— Знаешь, всегда считал эльфиек непроходимыми дурами. Ты — яркий пример этому, — прошипел Эмилио, и в грудь мне врезался искрящийся шар. Из легких будто разом выкачали весь воздух, и я, хрипя, упала на дощатый пол.

— А теперь пойду помогу Лиссе разобраться с остальными. Ты же отдыхай, крошка, не скучай. Я скоро вернусь.

Хлопнула дверь, и это было последнее, что я услышала, прежде чем погрузиться во мрак.

Я пришла в себя на каменном алтаре, в мрачном и холодном подземелье. Лисса стояла рядом и деловито чистила длинный кинжал. Выражение лица у нее было торжественным и зловещим одновременно.

Приподняв голову, я увидела, что на соседнем алтаре лежит Лионна и тихо рычит. Ее руки и ноги были прикованы серебряными оковами и оборотень не только не могла пошевелиться, но и испытывала дикую боль. Эмилио чистил какие-то железки, ужасно похожие на пыточные инструменты, а вот Ролана поблизости видно не было.

Заметив мой встревоженный взгляд, Лионна криво улыбнулась.

— Милая женщина, правда же? Помнишь, ты мечтала меня убить? Ну, так вот. Твоя мечта, кажется, начинает исполняться.

— Прекрати, Ли. И, кстати, мне искренне жаль, что так все вышло. Знаешь, если это тебя утешит, то я вовсе не желаю тебе смерти. Ты, конечно, вздорная, нахальная, вредная, но при этом не злобная и не сумасшедшая, как эта Лисса. Я рада, что познакомилась с тобой.

— Слушай, а это точно ты? Эта дура тебя случайно головой о стол не стукала? — в пантере проснулось привычное ехидство.

— Нет, не стукала. И вообще я хотела тебе посочувствовать, а ты…- разочарованно протянула я.

— Заткнитесь! Обе! — вдруг взвизгнула Лисса. — Я начинаю ритуал, и вы мешаете мне сосредоточиться.

— А нам-то что? — насмешливо спросила Ли. — Мы скоро умрем и твои желания, истеричка, интересуют нас в последнюю очередь.

Ведьма побелела и, что-то прошептав, сделала пасс рукой. Моя напарница продолжала говорить, но из ее рта не вылетало ни единого звука. Похоже, Лисса наложила на нее заклинание. Вот ведь мерзавка!

— Будешь еще болтать, с тобой будет то же самое, — прошипела Лисса, и мне пришлось замолчать.

Так как Ролан не помогал этой чокнутой в приготовлениях, оставалась слабая надежда на то, что он нас спасет. Если, конечно, он не состоит в сговоре с хозяйкой дома. А что, вполне может быть. Усыпил нашу бдительность байкой о погибшем друге, а сам просто решил предоставить своей приятельнице двух преступниц для магических опытов и неплохо нажиться на этом. Дико звучит, но в жизни и не такое бывает.

Чувствуя, что подобный разброд в мыслях сводит меня с ума, я закрыла глаза и стала ждать. Немного времени и все прояснится.

Ритуал меня не впечатлил. Ведьма что-то чертила и при этом дико завывала. Я несколько раз пыталась слезть с алтаря, но меня на нем будто удерживали невидимые веревки. Опять магия этой блондинистой психопатки! Похоже, надежды на спасение нет.

Эмилио, о котором я успела благополучно забыть, решил напомнить о себе весьма неприятным способом: он начал меня лапать. Я терпела, так как ничего не могла поделать, но, когда он склонился к моим губам, я укусила его за шею. Взвыв, помощник Лиссаны ударил меня.

По рассеченной скуле побежала струйка крови, но я лишь дерзко усмехнулась. Никогда не давала спуску негодяям и впредь не собираюсь! Жаль только, что не раскусила приспешника свихнувшейся ведьмы сразу.

Лисса закончила песнопения и решительно направилась к Лионне. Та храбро посмотрела на нее и, похоже, приготовилась достойно умереть.

И тут внезапно нас всех окутало алое сияние. Я почувствовала, как с меня исчезают путы чужой магии. Довольно улыбнувшись, спрыгнула с алтаря и кинулась на помощь к Лионне.

Но не успела я добежать, как меня схватили и оттащили подальше. Обернувшись, я увидела Ролана. Темный маг, как всегда, выглядел безупречно, и хоть переоделся, но по-прежнему предпочитал темные тона в одежде.

— О, явился! Я уж подумала, что ты заодно с Лиссаной, жрец! — Я с вызовом посмотрела на него.

— Я полон сюрпризов, леди Нирнаэль, — усмехнулся Ролан. — Займись кошкой, а я возьму на себя помощничка.

— Договорились, — сухо сказала я и кинулась к Лионне, которая уже успела перекинуться и теперь дралась с Лиссой.

Успела я вовремя. Хоть моя напарница каким-то чудом избавилась от серебряных цепей, но перед магией ведьмы она оказалась бессильна. Не совсем, конечно, татуировка защищала ее от некоторых заклинаний, но не могла спасти от призванных чудовищ.

А Лисса уже успела вызвать двух низших демонов, которые выглядели как туманные силуэты с горящими глазами и четырьмя конечностями, похожими на щупальца. И сейчас они атаковали Лионну. Один даже успел нанести ей несколько неглубоких ран. Не смертельно, конечно, но неприятно. Да и боль мешает сконцентрироваться на сражении.

Я ободряюще улыбнулась пантере и сформировала в руке шар тьмы. Сейчас эти демоны у меня попляшут, пусть даже потом я обессилею.

Твари, почуяв неладное, повернулись ко мне, но было уже поздно. Два черных сгустка впечатались в их головы. А затем тонкие темные нити стали стремительно оплетать демонов, будто коварный плющ старое дерево.

Демоны выли, тщетно пытаясь освободиться. Их «щупальца» судорожно рвали нити, но тех становилось больше, пока каждый из моих противников не превратился в черный кокон.

Прошло несколько минут, а затем каждый из коконов лопнул, оставив по кучке мерцающего пепла. Так и надо этим проклятым тварям, больше их уже никто не сможет призвать.

Лисса зашипела как змея и вновь заунывно затянула какое-то заклинание. Я в отчаянии вложила всю оставшуюся магию в силовую волну. Ведьму отшвырнуло к стене, какое-то время она лежала без движения.

Я воспользовалась небольшой передышкой и оглянулась. Ролан загнал Эмилио в угол и набросил на него магическую сеть.

«Ну хоть с этим покончено», — с облегчением подумала я и услышала, как громко выругалась Лионна.

Оказывается, Лиссана пришла в себя и начала творить новые чары. Ситуация явно выходила из-под контроля, но тут вмешался темный маг.

— Остановись, Лисса, — преувеличенно ласково попросил он. — Иначе умрешь.

— И не подумаю, мой дорогой Ролан, — рассмеялась Лисса. — Мне слишком хорошо заплатили, чтобы я остановилась на полпути. Ты милый мальчик, можешь быть весьма жестоким, но еще много не знаешь в этой жизни. Оставь этих девчонок и уезжай. Тебя я могу отпустить.

— Милый? Мальчик? — задумчиво переспросил Ролан, будто пробуя слова на вкус. — Лисса, мне даже жаль тебя разочаровывать. Боюсь, когда я буду тебя убивать, твое мнение обо мне испортится. Мне будет очень-очень печально. Но я переживу. В отличие от тебя.

Он материализовал два огненных шара и швырнул их в Лиссу. Она попыталась создать щит, но один из магических снарядов темного жреца оказался быстрее и врезался в ведьму. Она дико закричала и упала на колени.

— Будьте вы все прокляты! — прохрипела Лисса из последних сил, и я увидела, что от нее к нам тянется что-то уродливое и бесформенное.

Ролан выругался и запустил в бывшую приятельницу еще одним огненным шаром. Женщина в ужасе расширила глаза, но убежать не успела и вскоре оказалась охвачена пламенем.

Жуткое зрелище, скажу я вам. Человек вспыхивает как факел, в один момент, но при этом его последующая агония длится довольно долго. И запах паленого мяса не тот аромат, который можешь долго выносить.

Неудивительно, что я постаралась отбежать, как можно дальше, но задумка не удалась. Потому что предсмертное проклятие Лиссаны стремительно приближалось к нам с Роланом, и спасения от него не было. Неужели я все-таки погибну здесь, в этом отвратительном подземелье? Ну уж нет! Надо что-то придумать…Обязательно придумать!

— Нирна, на алтарь, — вдруг закричал Ролан. Я с большой неохотой забралась на холодный камень, недоумевая, что он задумал.

— А ты в сторону, кошка! — рявкнул он на Ли. Та сердито зарычала, но все же перекинулась, закуталась в плащ Лиссы и выполнила его приказ.

— Отлично. А теперь предстоит самое тяжелое. Нирна, запомни главное — не противься магии алтаря, — быстро выпалил он и коснулся одной из рун на алтаре. Та вспыхнула льдисто-синим цветом, и я почувствовала, как на меня дыхнуло могильным холодом.

Ролан опустился на колени и начал тихо петь. Постепенно все его тело начало светиться, и ко мне потянулись сияющие красноватые нити. Я поняла, что маг просто нагло выкачивает из меня силы. Но самое странное — моя магия не убывала. Наоборот, от алтаря мне передавалась новая энергия, дикая, неуемная и, как казалось, — бесконечная.

Ролан закончил петь и, пошатываясь, встал. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом от него отделился темный силуэт и устремился навстречу облаку. И просто поглотил его. Я не могла поверить своим глазам. Как такое возможно? Впрочем, плевать, какую магию применил жрец, главное — мы живы!

— Ура, у нас получилось! — закричала я и внезапно почувствовала во рту привкус крови.

— Нирна, что с тобой? — озадаченно спросила Ли.

— Не знаю, — пробормотала я, чувствуя, как в глубине души просыпается что-то темное. — Кажется, что-то во мне меняется.

Больше ничего сказать я не успела, потому что кровь пошла у меня горлом. Я закричала и сползла с алтаря. Ролан кинулся ко мне и начал шептать какие-то заклинания. А я, ничего не соображая от боли, могла лишь только плакать и о чем-то молить.

— Это все алтарь, — покачал головой темный.

— Ты можешь ей помочь? — взволнованно спросила Ли.

— Я потратил все силы, — с неохотой признался темный. — И даже если бы очень хотел, то ничего не смог бы сделать.

— И какой от магов только прок? Отойди-ка, — велела темному магу оборотень.

— Хорошо, — на удивление покладисто откликнулся Ролан. — Но сначала объясни, что ты собираешься делать? Ты ведь не маг, кошка, можешь и навредить.

— Ну как что? Прибью ее, чтобы не мучалась, и закопаю на заднем дворе, — фыркнула Лионна. — Слушай, я знаю, что делаю. Если смешать кровь, я смогу вывести дух Нирны к свету. А дальше сам думай. И вообще, отвали, а? Достал.

Я почти ее не слушала, пытаясь не потерять сознание. Интуиция подсказывала мне, что на этот раз тьма спасительной не будет.

— Смесь шаманской магии и магии рода? — протянул Ролан.

— Это не магия. Впрочем, называй, как хочешь, — пробормотала Лионна и резанула себя когтем по запястью. Потом проделала то же самое со мной. Я только скрипнула зубами и выругалась.

— А теперь закрой глаза, ушастая, — посоветовала напарница, и мне оставалось только подчиниться. Сначала перед моим внутренним взором стояла лишь тьма, но потом я увидела сияющий силуэт Лионны и облегченно вздохнула.

— Хватит уже притворяться умирающей! — усмехнулась Лионна и поманила к себе. Я представила себя таким же сияющим духом и пошла. Тьма с неохотой отступала от меня и постепенно исчезала. А потом пантерка схватила меня за руку, и я почувствовала, как растворяются мои страхи и кошмары.

— Спасибо тебе… подруга, — улыбнулась я.

— Похоже, реки потекли вспять, — сказала она и растаяла.

Глава 15

Ужин с приключениями

Лионна

Даже в кошмарах я не могла представить, что мне придется сотрудничать — сотрудничать, шейс дери! — с темным магом, злейшим врагом. Что он всерьез решит стать моей тенью.

Таннер возникал в самых неожиданных местах, в самые неожиданные моменты. Подкрадывался, словно призрак, и заставлял меня вздрагивать при каждом шорохе. За два дня он довел меня чуть ли не до нервной икоты, а его мерзкая ухмылка приводила меня в бешенство.

Перспектива повеситься на ветке становилась все более заманчивой. Но я назло не сдамся, пока есть вариант повесить мага. Веселее, во всяком случае.

— Я кушать. Ты со мной?

Ушастая перевернула страницу книги и махнула рукой — мол, «пошла вон и не мешай». Я наклонилась, чтобы прочитать название.

— Каталог изделий в форме драконов и драконовидных существ. — Ааа, вон почему у ушастой так страшно горят глаза. Я выпрямилась и завязала на шее декоративный шарф. — Не буду мешать. Пойду и съем пару драконов.

Живот согласно заурчал, и я, не подозревая ничего плохого, распахнула дверь.

— Опять ты! — Я ткнула пальцем в гостя, обнаружившегося по другую сторону двери, и чуть не зарыдала в голос.

— Какое совпадение, кошка. Как раз тебя ищу.

— Действительно, совпадение, причем прискорбное. Как раз думала, как бы с тобой не встретиться случайно пятый раз за день! — Последние слова я почти выкрикнула. До чего же меня злит этот маг! Я захлопнула дверь перед носом Ролана и, сжав кулаки, зарычала сквозь зубы. Не помогло, ярость бушевала внутри, и, чтобы успокоиться, я чиркнула когтями по кожаной обивке двери. Еще немного, и на месте обивки будет лицо мага!

— Проблемы с Таннером? — Нирна рассеянно взглянула на меня поверх книги и вернулась к рисункам.

— Что ты! Никаких проблем. Я просто его убью.

— Меня позови, хочу посмотреть.

— Да непременно! Пойду схожу за ядом, может, хоть яд этого Таннера возьмет?

Набросив плащ, я открыла окно, примерилась и спрыгнула на землю. Грязь брызнула в стороны, сапоги по носок утонули в луже. Я поморщилась и зашагала к таверне: хоть раз, но поем спокойно. Без магов!

***

Таверна, расположившаяся на окраине Снежвиля, гудела от разговоров: здесь, наверное, собрались все приезжие. Нашелся даже один ролшарец — в тюрбане, темнокожий и с огромным кошельком, валявшимся на столе. Надо же, какая трепетная забота о воришках. Даже у меня руки зачесались.

— Курицу. — Я мельком взглянула на девчонку, подошедшую ко мне с листочком заказа, и, выбрав столик в самом темном углу, села.

Дотронувшись до висков, я вздохнула и закрыла глаза. Привычная атмосфера расслабляла, позволяла забыть даже о Таннере. А с прикрытыми глазами, кажется, что сейчас подойдет Рат и скажет…

— Детка, может, познакомимся поближе?

Именно так Рат и сказал при первой встрече. Но голос у Рыжего был приятнее, и вел он себя гораздо вежливее.

В вырез упала какая-то бумажка, и я, недолго думая, перехватила руку чужака. Ишь, обнаглели: что за мода без спроса трогать за плечо?

Раскрыв глаза, я рассмотрела «ухажера», — бородатый, темноглазый, явно неблагородных разбойничьих кровей, — и без зазрения совести выгнула его запястье в другую сторону. Что-то хрустнуло, мужик завопил.

Шейс, переборщила с силой.

— Давай познакомимся, — устало вздохнула я. — Тебя как зовут?

— Дрянь!

— Так и зовут? — удивилась я.

Мужик, взвизгнув, вырвался и попятился. Ну вот, мы только познакомились, а он уже удирает! Я чуть не побежала за ним, но передумала.

Вместо этого я достала из выреза бумажку и разочарованно повертела ее в руках. Записка. Мог бы и денежку положить: что за глупые приставалы пошли? А где-то же я этого бородатого видела…

— «Прекрати копать насчет Тавайна, или твои друзья умрут»… ого!

Это еще что за шутки? Я нахмурилась и, вскочив, внимательно осмотрелась. Посетители таверны, работники и девицы легкого поведения — больше никого. Бородатый как сквозь землю провалился.

Не мог же он так быстро удрать? Я смяла записку в руке и присмотрелась внимательнее, к каждому из находящихся внутри. Никого даже отдаленно похожего.

Разве что сероглазый мужчина у стойки проявляет слишком много внимания к гостям. В частности, ко мне. Я ответила ему пристальным взглядом, и он быстро-быстро отвернулся. Что-то нечисто. Я сделала пару шагов к стойке, но тут меня взяли под локоток и повели обратно к столику.

— Я же сказал. Нам нужно поговорить. — Таннер настойчиво надавил на мои плечи и заставил сесть.

***

Таннеру шел новый наряд. Белая рубашка, украшенная тонкими кружевами, была расстегнута на груди, и я про себя отметила, что маг в прекрасной форме. Значит, победить его силой не удастся. Крайне жаль.

— Чего тебе? — недовольно буркнула я, с сожалением поглядывая на большое блюдо с курочкой. Вот и поела в тишине.

— Хлеба и зрелищ, например.

— А в глаз?

— Если только нежно поцеловать, Лионна, — ухмыльнулся маг.

Очень нежно — и кулаком. Единственное, что я могла предложить.

Я резким движением оторвала у несчастной курицы ножку и впилась в нее зубами. Интересно, Таннер умеет понимать намеки?

— Темный, давай короче, а?

Таннер хмыкнул и изящным движением подвинул к себе тарелку. Прежде чем я поняла, что происходит, маг уже с аппетитом пожирал мою курицу. Ничего себе! У меня даже глаз дернулся от подобной наглости.

— Не возражаешь? — он насмешливо сощурился. — Вижу, что нет. У меня к тебе деловое предложение на будущее.

— Нет.

— Ты даже не выслушала.

— Зачем? Ответ ты знаешь.

Таннер вздохнул и постучал пальцами по столу.

— Да, сложно будет вписать тебя в высшее общество. Ни вежливости, ни понятия о правилах этикета…

Я молча вытерла руки о скатерть, потом посмотрела на перекошенное лицо мага и вытерла еще раз. На этот раз медленно и с удовольствием.

Вписать меня в высшее общество? На самом деле, легче простого, только магу о моем прошлом знать не надо. А для меня правильным будет отрезать любую лазейку для дальнейшего общения с Таннером. Во-первых, он темный маг. Во-вторых, рано или поздно я его убью, а потом что — отвечать? Увольте.

В-третьих… я поймала себя на том, что строю глазки злейшему врагу, и выругалась. В-третьих — и это совершенно невероятно, — по злой прихоти богов меня тянет к темному магу.

— Вообще-то, я хотел дать тебе выбор. Чисто из вежливости. Но раз ты так возражаешь, то придется иначе. Ты будешь работать на меня, кошка. Посещать балы, вынюхивать врагов. Следить, нет ли яда в бокалах.

— Ты что, решил дать мне шанс тебя отравить? С чего вдруг такая доброта?

— Учитывая, что я буду платить, моя смерть будет для тебя невыгодна. Такие, как вы, думают только о деньгах. — Таннер задумчиво потер подбородок. — Скажем, по пятьдесят золотых за вечер тебя устроит?

Я нечаянно прикусила язык и зашипела. Пятьдесят золотых. За два вечера я получу сто. Да этого на дом хватит. Я смогу жить безбедно, ни в чем не нуждаясь. Мне больше не придется воровать артефакты…

…и я помру от скуки. Не только потому, что в жизни не останется риска, но и потому, что балы хуже менестреля, вопящего сейчас о вечной любви. Хотя менестреля по занудности мало что переплюнет.

— Я так и знал, что деньги примирят тебя с чем угодно, — довольно выдохнул Таннер. — Видишь, я тебя хорошо изуч…

— Нет. Я не стану на тебя работать.

— Мало? Так я могу платить больше. — Таннер нахмурился и откинулся на спинку. Судя по лицу, он ожидал другого ответа и теперь рассматривал меня с видом грибника, надкусившего поганку.

Ой, этот тип — универсальный поглотитель хорошего настроения! Я отбросила тарелку на середину стола и сложила руки на груди. Зачем я ему вообще нужна? Ведь умный парень: должен понимать, что от меня можно ждать любой подлости. Убить не убью, но и спасать не стану.

Или стану? Я постучала ногой по полу и встала.

Да, враг, который упорно не замечает, что он враг — это большая проблема, надо сказать.

— Слушай, темный. Твои деньги меня не интересуют. А раз у тебя их так много, почему бы тебе не прикупить полк охраны? Толку больше, проблем меньше. Лично я хочу одного: избавиться от тебя. И я сделаю для этого все, что только можно и нельзя. Ты мне совершенно, абсолютно, не нравишься, если ты еще не понял.

— Вот как. — Маг встал и хищно подался вперед.

Похоже, я его сильно задела — интересно, это потому, что я отказала или потому, что он мне не нравится? Но лицо мага превратилось в маску сдержанной ярости; даже желваки заходили.

— Не нравлюсь? Проверим?

Я и пикнуть не успела, как он резко притянул меня к себе и поцеловал — настойчиво и решительно, лишая любой возможности сопротивляться. Запустив руку в мои волосы, он показал первый класс: целовался он превосходно… страстно, но нежно, и от его прикосновений сладко щемило сердце, и сбивалось дыхание… не успела я сообразить, как руки сами обхватили мага за шею. Маг притянул меня ближе, его рука скользнула на мою талию… Сердце забилось быстрее, в ушах стучала кровь, но меня самой будто не было больше: ни мыслей, ни страхов, ни сомнений. Всего лишь один момент, прекрасный и стремительный, но…

Но это же Таннер!

Таннер. Темный маг. Я повторила это в мыслях пять раз, прежде чем поняла, почему это плохо.

Я оттолкнула Ролана, с ужасом понимая, что только что ответила темному магу. Это кошмарный сон! Иначе быть не может. Я лучше проглочу бочку соли, чем стану водиться с магами Темного Ордена!

Учитывая, что они со мной сделали в прошлом.

— Повтори это еще раз, Лионна, — надменно улыбнулся маг. — Если сможешь.

— Какого шейса, Таннер?!

— Захотелось, — равнодушно бросил маг. — Посмотри мне в глаза и скажи, что не понравилось. Соври еще раз, что я тебе не нравлюсь, ну же!

Я промолчала, — сильно же я его разозлила! Сощурившись, я отвела на мгновение взгляд. Впрочем, тут же посмотрела прямо в глаза магу: не дело, если он почувствует во мне слабость. Еще возомнит, что выиграл! Я же не переживу.

Но и говорить ничего не стала. Обойдется.

Кажется, маг истолковал мое молчание по-своему. Его лицо чуть смягчилось, он даже попытался прикоснуться к моему лицу, — я, однако, резко отбросила его руку и нахмурилась. Никогда мне не понять этих магов: то он мне угрожает, то пытается заигрывать! Хватит с меня дурацких игр. Я не домашняя кошка, в конце концов, чтобы манить меня фантиком на веревочке!

В глазах мага скользнула тень разочарования, но разочарование мгновенно сменилось холодом.

— Если мне захочется, чтобы ты работала на меня, так и будет, поверь. Я знаю о тебе очень многое, помнишь?

— Шантажируешь, да? — с вызовом бросила я. Он замялся под моим пристальным взглядом, однако не сдался и не отвел взгляда.

— Посмотрим, — с нажимом сказал он. — Я избалованный мальчик, кошка, привык получать то, что хочу. И советую отправиться в комнату. Ты не на прогулке. — Он бросил на стол золотой и двинулся к выходу.

Вот навязался на мою голову! Я проводила фигуру взглядом и с яростью впилась ногтями в спинку стула. Дерево заскрипело под нажимом, грозя рассыпаться трухой. Пора бы хозяину сделать ремонт.

Боги с Таннером. Я оглянулась: у меня есть дело. Куда более важное, чем уязвленная гордость. Я поискала глазами сероглазого и успела заметить, как он мелькнул возле задней двери. Чудно.

Я схватила плащ со стула, отбросила за спину длинные волосы и отправилась на охоту.

***

Мужчина углубился в подворотню, я последовала за ним. Дома по обе стороны напоминали сплющенные грибы; стояла тишина, только шаги сероглазого эхом отдавались от стен. Я тенью скользила следом, бесшумно и мягко, как могла.

Наконец, сероглазый остановился и оглянулся. Я едва успела спрятаться за бочки. Кого же ты ждешь? Чует мое сердце, кого-то очень важного для меня.

— Хэлл! — Сероглазый, посмотрев на крышу напротив моего укрытия, радостно поднял руку. Я проследила за его взглядом и выругалась.

— Вот шейс!

Видимо, этому Хэллу не понравилось, что его обнаружили: он молниеносно поднял руку, и лунный свет пробежался по металлу оружия. И в то же мгновение кто-то толкнул меня на землю, а там, где я стояла, взорвалась серебряная вспышка. Бочки взорвались щепками и кусочками хранившихся в них яблок, — ого, на их месте могла быть я!

— Где твоя реакция, кошка? Спишь на ходу?

А Таннер, оказывается, тяжелый. Какое-то время я бездумно смотрела в его глаза, пытаясь прийти в себя и понять, кто я и где; в ушах звенело, а глаза видели целых двух Роланов, будто мне одного не хватало!

— Эй, ты в порядке? — тихо спросил Таннер. Я встряхнула головой, сфокусировалась на маге и сердито поджала губы. Ну, этому Хэллу сейчас крупно не повезет! Я этого так не оставлю!

— А-ну-слезь-с-меня! — недовольно прокряхтела я, старательно сталкивая мага на землю. Задачка непростая, но не для оборотня. Сбросив мага, я тотчас же вскочила на ноги и поискала глазами нападавшего. Ах вот ты где, гад! Грузная фигура на удивление живо прыгала по крышам и быстро бегала.

Но не быстрее меня.

— Ли, не вмешивайся! — рявкнул маг.

Я пропустила его приказ мимо ушей, сорвалась с места и, зацепившись за край крыши, подтянулась. Забравшись на крышу, я перевела дыхание и припустила за беглецом.

Как оборотень, я способна догнать любого человека даже без облика пантеры. Любого нормального человека. Но этот человек бегал так, будто всю жизнь только этим и занимался.

А прыгал и того лучше. Я перепрыгнула на другую сторону улицы и едва не съехала вниз по черепице, но обошлось. Мерзкий человечек, нет бы, пожалеть бедного оборотня.

Разбежавшись, я перелетела на следующую крышу, затем еще и еще. Пока, наконец, не сообразила, что этак мы можем вечно играть в догонялки.

Пора прихлопнуть мышку. Будет и пантере праздник.

— Далеко не убежишь, милый. — Я скинула плащ, пожалев, что придется пожертвовать штанами и рубашкой. Жаль, у меня почти не осталось нормальной одежды.

Перекидываться легче простого, это похоже на умение дышать или есть. Встав на четыре лапы, я привыкла к другому телу и кинулась в погоню. Два прыжка, и я повалила мужчину на черепицу, удивилась неожиданной встрече и скинула гада на землю. Он шлепнулся на живот со звуком, похожим на звук падающего мешка.

— Какая встреча! — Перевернув мужчину на спину, я придавила его лапой. — Ты забыл ответить. Тебя действительно зовут дрянь?

— В человеческом обличье ты посимпатичней, — рассмеялся Хэлл. — Но тебя это не спасет, ты же понимаешь.

— Какой болтливый ужин, вы только посмотрите! А хочешь, я тебе нос откушу? Или у тебя уши вкуснее? — Я выпустила когти и слегка надавила на шею Хэлла. Показалась кровь. Бородатый тоненько взвизгнул и побледнел. — Спорим, ты знаешь, кто убил Тавайна?

— Нет! Я не знаю!

— А поду-умать? — медленно промурлыкала я. — Советую тебе думать пошустрее, у меня живот пустой. Могу случайно потерять контроль. Твоя записка?! Кто тебя послал?!

Я вдавила когти так, что на шее Хэлла остались синюшно-красные следы. Кровь раззадорила пантеру, заставив меня саму изрядно понервничать. Только не хватало для полного счастья потерять голову.

Чуть-чуть отпустив бородатого, я уже хотела приступить к серьезному допросу, как меня отвлек Таннер.

— Отпусти его, Лионна. — Судя по напряженному голосу, Ролан решил, что я действительно собираюсь ужинать. — Я сказал, отпусти его.

Омерзительно запахло паленой магией: эти огненные шарики мертвого достанут! Я отвлеклась, повернув голову на угрозу от якобы союзника, и мой пленник этим воспользовался. Я чувствовала от Хэлла магию зелий и раньше, но сейчас меня хорошенько ею жахнуло. Подло и коварно.

Отлетев на метр назад, я перевернулась и приземлилась на лапы рядом с магом. Проклятый Таннер! Теперь мне оставалось только в бессильной ярости наблюдать, как бородатый счастливо машет ручкой, растворяясь в воздухе. Нет, подумать только — он же был у меня в лапах!

— Что у тебя первым откусить — ухо или нос? — сварливо поинтересовалась я, когда окно телепорта схлопнулось. — Выбирай, потому что я очень зла, а ты точно пострадаешь. Ну, молчишь? Умница, справился!

Таннер погасил огненный шар и вздохнул.

— Тебе повезло, что ты мало получила.

— Мало-о?

— Используй он свое оружие, а не жалкие зелья, мне осталось бы тебя только похоронить. Если было бы что. — Таннер бросил передо мной плащ. — Перекидывайся.

Надо же, меня, оказывается, спасли! Как благородно. Зла не хватает! Я могла узнать имя — и конец всем моим бедам!

Шейсов Ролан. Сегодня я ненавидела его даже больше, чем обычно.

Глава 16

Здравствуй, дядюшка злодей!

Нирна

Я валялась в комнате в обнимку с каталогом и влюблено смотрела на статуэтку темно-фиолетовой виверны со всадницей. И рептилия, и девушка были выполнены с удивительным мастерством, неизвестный мастер с любовью воссоздал даже крохотные детали. Как же хорошо, что, желая снять стресс после столкновения с Лиссаной, я завернула в ту неприметную лавку. Ну кто бы помог подумать, что я обнаружу там такой роскошный каталог. Я мечтательно зажмурилась, представляя, как покупаю вожделенную статуэтку. Моя, она просто должна быть моей. И будет!

И тут раздался стук в дверь, самым грубым образом вырывая меня из пленительных грез. Я поспешно закрыла каталог, поправила волосы и поторопилась открыть дверь.

— Прекрасная госпожа, вам велели передать, — протараторил молоденький гоблин и, вручив букет алых роз, бросился бежать. Я оглядела букет и заметила в нем аккуратно свернутую записку. Терзаемая любопытством, я тут же поспешила достать ее. Швырнув букет на постель, я развернула записку и побледнела.

«Прекрати поиски, иначе умрут все, кого ты любишь», — было написано в послании. Страх сжал сердце ледяной рукой, но тут же сменился злостью. Да сколько можно? Сначала Таннер, теперь этот неизвестный. Я еще не оправилась от столкновения с жрицей Ульрика, а на горизонте уже маячат новые враги. И все ждут, что я буду плясать под их дудку! Ну уж нет! Я выясню, кто написал эту записку, чего бы мне это не стоило.

Хм, пожалуй, я знаю одно подходящее заклинание. Темное прорицание. Сил, конечно, жрет много, но зато даже по слабым следам ауры можно увидеть того, кто прикасался к тому или иному предмету. Заклинание относится к запрещенным и ревниво оберегается темными жрецами, так что ничего удивительного, что неведомый злодей оказался столь беспечен и послал мне записку. Он считает себя вполне защищенным.

Я злорадно улыбнулась. Ничего, скоро я нарушу его покой. И докажу ему, что не все эльфийки «дивные создания с нежными голосками».

Я положила записку на стол, провела над ней руками и быстро прошептала заклинание. Комнату наполнил туман, в неясном мареве возникла нечеткая картинка. Даже хваленое эльфийское зрение не помогало. Я прочитала заклинание еще раз, и видение стало более четким. Теперь можно было разглядеть довольно симпатичную таверну, светлую и просторную, с резной мебелью и изысканно одетыми служанками, не похожими на тех разбитных девиц, что обслуживают посетителей в обычных забегаловках.

«Интересное местечко, наверное, для местных богатеев», — промелькнуло у меня в голове, но тут видение пошло рябью и моему взору предстала уютная кабинка, отделенная от общего зала бархатной портьерой. Там сидели двое незнакомых мне мужчин. Один был рослый, высокий и бородатый, другой, более сухопарый, кутался в плащ. Лицо его было скрыто темной маской, каштановые с проседью волосы были собраны в аккуратный хвост.

— Я предупредил их, но девчонки оказались упорные, — послышался голос бородача, басовитый и степенный. — Не знаю, господин Ормин, как им это удается, но они идут за нами след в след.

— Ты же сказал, что проблема пустяковая! Что ты все решишь самостоятельно! — тип в маске шипел не хуже змеи. — Раньше ты не подводил меня!

— Господин, я… да, я… все исправлю. Эти девчонки скоро будут мертвы, вы даже не беспокойтесь! — скороговоркой залепетал бородач, умоляюще глядя на шатена.

— Даю тебе последний шанс! Не подведи меня! — сухо произнес его собеседник и, медленно поднявшись, покинул кабинку. Бородач облегченно вздохнул и схватил кувшин.

Картинка тут же сменилось другой: шатен выходил уже из таверны, я чудом успела заметить промелькнувшую вывеску — Разбитый кувшин. Затем видение исчезло, а спустя несколько секунд испарился и туман.

Я рухнула на кровать, чувствуя себя ужасно слабой. Правильно утверждала Улиган: «Каждому заклинанию — свое время». Адепткой я потеряла бы сознание после подобного колдовства. А так полежу некоторое время и отойду. Все-таки опыт ничем не заменишь, — с некоторым самодовольством подумала я и тут дверь распахнулась.

Я напрягалась, но это оказалась всего лишь Лионна. Правда, глаза у нее горели зеленым пламенем, казалось, еще немного и начнется трансформация.

— Ушастая, ты тут валяешься, а со мной такое произошло! Меня чуть не прибили! — заявила она, метаясь из угла в угол. Ну прямо вылитая пантера, запертая в клетке.

— Ого, на нас повышается спрос, — невесело улыбнулась я. — Скажи, тебе присылали записку с угрозами?

— А ты откуда знаешь? Или подожди… Неужели и тебя успели подобным подарком порадовать?

— Угадала. Я даже успела провести один ритуал и узнать, где состоится встреча этих отродий Ульрика, — с некоторой долей самодовольства заявила я.

— И где же?

— В таверне «Разбитый кувшин», а вот какой город — без понятия, — я тяжело вздохнула. — Но думаю, великий и ужасный Ролан сможет разузнать все, что нужно. Единственное, что могу сказать, встреча должна состояться через три дня. Именно такой временной промежуток я определила в заклинании.

— А ты времени зря не теряла, — одобрительно заметила оборотень. — А я-то думала, что весь день так на кровати и проваляешься в обнимку с этим каталогом. И как тебе могут нравиться эти уродливые статуэтки?

— Ничего ты не понимаешь в истинном искусстве, — рассерженной кошкой прошипела я, вскакивая с кровати.

— Да ладно, чего сразу злиться, — примиряющим тоном произнесла Лионна, и я немного поостыла. Но в любом случае сидеть в четырех стенах порядком надоело, и я решила прогуляться.

— И правда, что-то больно нервная сегодня, — со вздохом признала я и, не дожидаясь ответной реплики Лионны, схватила каталог и покинула комнату.

Торговец лавки, в которой я нашла каталог, почтенный минотавр с седой шерстью и в просторной серой хламиде, едва завидев меня, произнес их традиционное приветствие:

— Арио, молодая госпожа.

— Арио, уважаемый, — я чуть заметно улыбнулась и прошла в лавку. Народу здесь было не так уж много, что мне только на руку. Все-таки в глубине души я мизантроп, признаюсь честно, и не люблю больших скоплений людей.

Внимательно оглядев полки, я не заметила вожделенной статуэтки. Нахмурившись, я вернулась к минотавру и нетерпеливо спросила:

— А где же статуэтка виверны со всадницей?

— Она продана, госпожа, сегодня утром. Но у нас есть еще множество прекрасных экземпляров, — запел соловьем минотавр, но я зло взглянула на него, и он сразу заткнулся.

— Просто скажите, кому вы ее продали и по какому адресу можно найти покупателя, — надменно потребовала я, не сводя с минотавра напряженного взгляда.

— Я не выдаю подобных сведений, — с обиженным видом начал он, но я резко его перебила:

— Или говори, или прокляну. — Над нами вспыхнул темно-фиолетовый искрящийся шар. В него я вбухала последние остатки своей магии. И вообще, моя угроза была блефом, так как проклинать могут только темные магистры.

— Хорошо. Покупательница — Мерисса Гарье, живет на Аметистовой улице, дом пять! Только не проклинайте, — минотавр умоляюще посмотрел на меня.

— Не буду. Живи и наслаждайся жизнью, — усмехнулась я и чуть ли не бегом покинула лавку.

Да, наверное, я сумасшедшая, но собирание статуэток было единственным увлечением, которое одинаково интересовало и девчонку, какой я была и раньше, и безжалостную воровку, которой я стала. Это было моим спасением, точкой опорой — называйте, как хотите. Но, только завладев той или иной «рептилией», я могла почувствовать себя счастливой. Пусть даже на краткий миг.

А кроме этого, я всегда получаю, что хочу. Как бы эгоистично это не звучало.

Мерисса Гарье оказалось благообразной старушкой, одетой весьма простенько. Чепец, старенькое домашнее платье голубого цвета, разношенные тапочки. Она тяжело опиралась на клюку и с удивлением смотрела чуть подслеповатыми глазами на незваную гостью в моем лице. Я чувствовала себя неловко, не зная с чего начать разговор.

— И чегой-то тебе надо, милая? — прерывая затянувшееся молчание, дружелюбно поинтересовалась бабулька.

— Я… я…по поводу статуэтки, — выдавила я. Страсть коллекционера поутихла, голос разума вопил, что я зря теряю время и могу только расстроить старую женщину. — Виверна с девушкой, сегодня вам должны были доставить. Я бы хотела купить ее у вас.

— Ох, я бы продала ее тебе, милая, да только хто же я буду, если подарок единственной дочки первой прохожей отдам.

— Я заплачу большие деньги, какие хо… — голос мой звучал жалко, и я оборвала себя на полуслове.

— Да что мне деньги твои, глупенькая. Доча-то вон тоже деньги посылает, а сама и носу не кажет. Уже три года. Я совсем одна, чую, так и помру в одиночестве. — Старушка отвернулась, плечи ее вздрагивали. Мне стало совсем уж нехорошо.

«Ты темная ведьма, тебе не пристало жалеть каких-то малознакомых старух», — послышался змеиный шепот моей Силы.

«А не пошла бы ты к шейсам!», — зло подумала я, а вслух произнесла:

— Госпожа Мерисса, а не выпить ли нам чаю?

— Ой с радостью, детка, только госпожой не зови. Какая из меня госпожа, я ж простая торговка рыбой. — Старушка повернулась ко мне и вытерла слезы. — Пойдем-ка на кухню. Посидим, поговорим.

Статуэтку я все-таки купила, но совершенно другую. И мне было все равно. Потому что сегодняшний день преподал мне ценный урок. Никакие вещи, подарки и прочее не заменят любовь и заботу. Вот так прогоняюсь за статуэтками всю жизнь, а что потом? Буду старая и дряхлая пыль с них протирать, а потом так и умру с тряпкой в руках? И Эрика рядом не будет, он ведь к тому времени если и не умрет, то уж точно навещать меня часто не сможет.

Нет, решено, вот разберусь со всеми проблемами и займусь устройством личной жизни.

Сколько можно одной да одной?

Таннер вновь меня удивил. Он решил задействовать свои связи, чтобы помочь и кому? Двум воровкам, которым у него нет особых причин верить. Поистине этот человек похож на шкатулку с потайным дном. Таинственный, скрытный, властный, готовый на все, чтобы добиться своего, но при этом еще не забывший, что значит слово «честь». За одно это его можно уважать, хотя он и враг.

Ведь многие темные маги не имеют никаких моральных принципов. Забудьте все философские рассуждения о том, что темная и светлая магия — это одна и та же сила и только от человека зависит, как он будет ее применять. Это неправда. Если уж не повезло родиться темным магом, то будь готов к постоянной борьбе с мерзкой сущностью внутри себя. И даже пройдя Испытание, есть опасность так и не подчинить ее. Я — яркий пример тому. Поэтому если вдруг кто-то из темных начнет утверждать, что все его ужасные деяния творятся на благо общества, глупо ему верить.

Конечно, это не значит, что светлые маги — добрые и всепрощающие, но им все же гораздо легче поддерживать хорошую репутацию, потому что их дар не разрушает их изнутри, а наоборот дарит душевный покой и внутреннюю гармонию. Им не надо сражаться за свою личность, не надо противостоять тьме, что притаилась в уголках сознания, и потому темные маги бешено ненавидят светлых. И с удовольствием плетут против них интриги и делают им большие и мелкие пакости.

Мои мысли были прерваны громким стуком. Лионна крикнула «войдите» и пред наши очи предстал Ролан собственной персоной. Вид у него был, как у кота, дорвавшегося до сметаны.

— Ну, узнал что-нибудь? — хором спросили мы с Лионной и понимающе переглянулись. Похоже, ей, как и мне, порядком надоело сидеть в таверне, ожидая, пока Ролан добудет хоть какую-то информацию.

— Да. Один из информаторов бывал в нужной нам таверне, она находится в соседнем городе Эрригане. Всего день пути и мы уже там. Так, что собирайтесь милые дамы, мы отправляемся. Немедленно!

Стоило ему уйти, как мы вскочили и начали спешно собирать вещи. Больше торчать в этой таверне у меня не хватило бы сил.

Таверна «Разбитый кувшин» никак не походила на заведение, где скрываются беглые убийцы. Небольшой двухэтажный домик с резными ставнями и увитый плющом, скорее, напоминал уютное гнездышко счастливой семейной пары. Да и его хозяин, улыбчивый полноватый мужчина, казался олицетворением честности и дружелюбия.

В общем, не таверна, а сплошная идиллия, в которой нет места злодею. Но в жизни всякое бывает, а те же злодеи не лишены тяги к прекрасному, и нет ничего удивительного, что бородач и его скрытный хозяин любят посещать именно «Разбитый кувшин».

С такими мыслями я присела за столик, располагающийся рядом с выходом, и теперь лениво наблюдала, как Ли и жрец, переругиваясь, садятся рядом.

— Ну и где наши недоброжелатели? — спросила я, подозрительно оглядывая зал.

— Сидят в дальнем углу. По крайней мере, бородач именно тот, что напал на Лионну, — ответил Ролан.

— А ведь точно, те самые типчики, — недобро произнесла я, глядя на шатена в маске и сероглазого типа лет тридцати.

— И долго мы будем так сидеть? — Ли нетерпеливо побарабанила пальцами по столу.

— Сколько потребуется, — сказал Ролан. — Прояви выдержку.

— Выдержкууу, — издевательски протянула подруга. — Почему ты не хочешь напасть на них прямо сейчас?

— Прежде я хочу оценить врага и выработать стратегию схватки, — спокойно ответил темный маг, но в его глазах появилось нехорошее выражение. Похоже, его терпение на пределе, и Ли скоро выведет его из себя.

— А я думаю, что ты просто боишься. Но при этом строишь из себя всемогущего и непобедимого, — продолжала дразнить Таннера оборотень.

— Я не боюсь. — Маг все-таки вспылил и вскочил со стула. — Хочешь немедленной драки — будет тебе драка.

И гордо пошел к ничего не понимающему типу в маске и бородачу

— Сейчас что-то будет, — мрачно изрекла я. — Мне кажется, ты зря поторопила Ролана.

— Шейс, я же не думала, что темный так обидится. — Ли привстала. — Шейс, шейс, шейс! Что же я наделала? Придется помогать…

— Поможем только в случае крайней необходимости, — сурово сказала я. — Мне кажется, что этот таинственный хозяин не так прост, а рисковать лишний раз своей жизнью из-за мага я не намерена.

— Но он же нам помог! — воскликнула воровка. — Ролан, конечно, гад, но вдруг и правда не справится один. Может…

— Ли, сейчас мы в любом случае только помешаем ему, — примиряюще сказала я, наблюдая, как жрец о чем-то беседует с виновником наших несчастий.

— Ну, может, и помешаем… Ладно, подождем.

Я лишь молча кивнула и на всякий случай просканировала ауру шатена. Естественно, постаралась сделать это как можно незаметнее, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Мне это удалось, но, собственно говоря, мое везение на этом и закончилось. Потому что аура мужчины была какой-то странной, я такой прежде не видела. Она была насыщенного алого цвета, а у магов однотонные ауры — редкость. Так что судить об уровне силы я не могла. Бородач был обычным человеком, но это ничуть не успокоило. Судя по рассказу Лионны, он всегда таскает с собой зелья. Так что на свой лад тоже опасен.

— Нирна, у тебя такое странное выражение лица. Будто призрака увидела, — прервала мои размышления Ли. — Что случилось?

— Хозяин нашего бородача — эээ, непонятный какой-то, — сказала я, и тут из рук Ролана вырвалась какая-то мерзость, похожая на кляксу. Она устремилась к убийце барона, но тот даже и бровью не повел. Лишь сделал небрежный пас рукой, и «клякса» испарилась.

Затем колдун быстро поднялся и что-то прошептал. Из его ладоней вылетели серебристые шипы и полетели в сторону темного жреца. Но тот уже успел создать магический щит, и цели они не достигли.

— А колдунишка наш не так уж и прост. Кажется, он материализатор. — Я подалась вперед и жадно наблюдала за схваткой Таннера и Ормина.

— Напомни-ка, что за ерунда?

— Материализация — редкая магическая способность, обладатель которой имеет доступ к особому астральному полю, где созданные в воображении предметы моментально воплощаются в зримом мире, — процитировала я выдержку из учебника по общей магии.

— Вот как. А я всегда думала, что после подобной материализации у кого-то что-то пропадает, и почему-то всегда той же расцветки, того же размера и покупательной способности, что и материализованное.

— Хм, вообще-то в большинстве случаев так и происходит, но есть вот и такие таланты. — Я покосилась на Ормина. Ролан прижал его к стенке и теперь обстреливал огненными шарами. Похоже, у него это любимый вид атаки.

— Кажется, победа на нашей стороне, — радостно заявила Ли, но тут жрец вдруг побледнел, покачнулся и рухнул на пол.

— Ему не жить, — прорычала моя напарница, и ее лицо исказилось в звериной гримасе. — Доводить Ролана до обморочного состояния только моя привилегия!

— Ли, осторожней. Этот тип опасен…

— Я знаю. Но и оборотни тоже кое-чего стоят, — ответила она, превращаясь в пантеру. Посетители таверны, до этого пытающиеся найти укромное местечко и спрятаться, кинулись к выходу. Причем возглавлял их толпу улыбчивый хозяин «Разбитого кувшина». Видимо, жизнь была для него ценнее собственного заведения.

Чувствуя себя пауком-переростком, я начала сплетать магическую сеть. Лионна же перегородила колдуну и его сообщнику проход, грозно зарычала и вздыбила шерсть. На что колдун выругался и, взмахнув рукой, вызвал двух псов. От обычных они отличались огромным ростом, скорпионьим жалом вместо хвоста и красными глазами.

Бородач вытащил из кармана кинжал, по лезвию которого пробегали голубоватые всполохи, и швырнул его в Лионну. Она смогла от него увернуться и недобро взглянула на мужчину. Тот нервно сглотнул и вновь сунул руку в карман. Но Ролан, уже пришедший в себя, что-то прошептал, и бородач замер памятником самому себе.

— Ли, берегись! — Я метнула в одного из псов сеть и побежала к Ролану. Жрец уже пытался встать. Я помогла ему подняться и швырнула в шатена так называемую звезду тьмы — сгусток чистой силы, способный парализовать на какое-то время. Но колдун вовремя прикрылся магическим щитом и пакостно ухмыльнулся.

— У тебя все равно рано или поздно иссякнут силы. Лучше сдавайся, — прохрипел Таннер, держась за грудь. Крепко все-таки ему досталось.

— Размечтался, мальчишка, — процедил тип в маске. — Сам еле на ногах стоишь, а еще и запугать пытаешься.

— Нирна, — темный жрец обернулся ко мне, — по-хорошему он не понимает. Боюсь, придется применить против него заклинание Орхидея Ночи. Оно, конечно, отнимет у нас очень много сил, но этот гад, по крайней мере, не сможет колдовать.

— Таннер, ты сумасшедший. Высшая темная магия убьет меня. Заклинание пятой ступени — это мой предел. А Орхидея тянет как минимум на восьмую, — прошипела я, стараясь не орать. Не хватало еще, чтобы враги услышали о наших планах.

— Я мог бы прочитать заклинание в одиночку, но сейчас слишком слаб. Мне нужна твоя помощь, — сказал жрец и внимательно посмотрел на меня. — Решайся, тем более Лионна долго не продержится, если мы не атакуем колдуна сейчас.

Я взглянула на напарницу. Одного пса обездвижила моя сеть, но вот второй, хоть уже изрядно пострадал от клыков и когтей Ли, продолжал ее атаковать. Она отражала его атаки, но сама была ранена в переднюю лапу и из-за этого сильно хромала.

— Она меня спасла, теперь мой черед спасать ее, — обреченно сказала я. — Я помогу тебе, как смогу.

— Спасибо, — сказал Ролан. — Начнем?

— Да, — сухо сказала я.

Жрец чуть заметно улыбнулся и начал читать заклинание. Затем он остановился, а я продолжила вместо него. Каждое слово отнимало силу и затрагивало основы мироздания. Каждое слово приближало меня к бездне.

— Нирна, не выпадай из реальности, — раздался холодный голос Таннера, и я все-таки закончила заклинание.

— Тьма потребует плату, так что не расслабляйся, — зловеще произнес Ролан и сделал пасс рукой. В воздухе тут же соткался черный цветок, отдаленно напоминающий орхидею. Он начал быстро расти и тянуть лепестки к материализатору. Тот впервые за этот вечер потерял самообладание. Похоже, бедняга кое-что знал о темной магии, а значит, помнил, что Орхидея Ночи действует как магический паразит и выпивает из мага всю его силу. И после несчастный уже не может больше колдовать.

— Безумцы, — взвыл он и попытался сбежать. Но «цветочек» уже настолько разросся, что колдун очутился в западне, и ему оставалось только молиться. Бородач начал дергаться, но парализующее заклятье, что применил Ролан, все еще действовало.

Я уже начала радоваться, но тут мои руки начали леденеть, и Орхидея, созданная наполовину из моей силы, начала исчезать.

— Нирна, только не сейчас! — В голосе Ролана звучало неподдельное отчаяние.

— Тьме… все равно, когда брать плату, — прошептала я каким-то чужим голосом и рухнула на пол. Все тело будто оцепенело, я не могла пошевелиться. А к душе уже подбирался страшный, потусторонний холод.

— Держись, — Таннер присел рядом и больно стиснул мою руку. Затем он достал пузырек, открыл его и влил в рот какую-то гадость. Стало легче, но пока жрец возился со мной, убийца барона смог улизнуть. Ли пыталась ему помешать, но он материализовал еще одного пса-монстра и убежал.

— Ладно, шейс с ним! Все равно я его найду! — прорычал Ролан и, посадив меня на стул, пошел помогать Ли. — К тому же его приспешник остался у нас.

— Боюсь тебя разочаровать, но он тоже удрал. Телепортировался с помощью зелья, — меланхолично произнесла я и посмотрела на легкое светло-сиреневое облачко, оставшееся на том месте, где совсем недавно стоял бородач.

Ролан зло выругался, а я опустила голову на стол. Мне было плевать на всех врагов. Хотелось одного — сдохнуть, лишь бы избавиться от внезапно накатившей слабости. Хотя… осталась жива и на том спасибо. Некоторые ведь после чтения высших заклинаний оступаются и падают в бездну. А тьма, мягко улыбаясь, забирает себе их души. Я же избежала столь страшной участи, а значит…

… значит, я еще посражаюсь и попорчу настроение врагам.

Глава 17

По следам охотника

Лионна

Я только собралась прикончить вредного пса, как он взял — и растаял под моей лапой. Одни искры посыпались, и паленым завоняло. Нет, ну я так не играю. А как же страшная месть? Я уже целую злодейскую речь заготовила.

— Темный, ты мне такую потеху испортил! — Я, кривясь и фыркая, выплюнула клок собачьей шерсти. Фу, сейчас вырвет. — Где там пленники?

— Если ты о тех, что смылись, то они смылись, — глухо проворчала Нирна.

Я оглянулась. Щепки, осколки, черепки — и обугленные стены с кровавыми отпечатками рук. Своего рода искусство; только, боюсь, хозяин не оценит. Чем эти двое магов занимались? Такое чувство, что в таверну наведались все темные боги разом, напились и решили «навести красоту».

Нирна, устало повесив голову, расположилась за единственным уцелевшим столиком. Цветом она напоминала восставшую из мертвых, так что я сделала вывод, что Таннеру опять пришла в голову «блестящая идея».

— Не ходи за мной, — сурово наказала я магу и, прихрамывая, скрылась за шкафом. Точнее, тем, что от него осталось, а осталось от него немного.

Что-то мне не нравилась рана. Превратившись, я прислонилась спиной к шкафу и слегка дотронулась до плеча. Боль стрельнула выше, отдалась в шею и заставила меня зашипеть. Симпатичная рана, по краям которой шли синеватые следы от клыков, и не думала затягиваться. Шейс, до чего больно!

— Давай помогу.

— Да чтоб тебя, темный! — я выдохнула. Нельзя же так подкрадываться. — Я ведь сказала не ходить за мной!

— А я не послушался. Кхм, да. — Ролан быстро отвел взгляд и стянул куртку. — Возьми.

Нигде от этого Ролана покоя нет. Нахмурившись, я рывком выдернула из его руки куртку и примерила к себе. Ничего так, сойдет, и длина до колен. А то у некоторых магов слишком любопытный нос.

Я натянула рукав и замерла, учуяв запах куртки. Ммм, какой потрясающе мужской аромат… Я тайком уткнулась в воротник, глубоко вдохнула, но, заметив ухмылку мага, поспешила вернуться к одеванию. Шейсовы кошачьи повадки!

Запахи — это еще что. Однажды Стокли пришлось потратить два часа, чтобы разлучить меня с велюровыми обоями в чужом доме. Но они были такие мягкие на ощупь, мрррр! До сих пор жалею, что не захватила кусочек стены на память.

— Не подглядывай!

— Боги упаси! Хотя вид ничего так. — Ухмылка мага вышла на удивление мерзкой. Я даже зубами скрипнула от досады: у меня-то так не выходит.

И вообще, где смущенный вид и виноватые оправдания? Тоже мне, джентльмен.

Я запуталась в манжетах — куртка оказалась слишком большой для меня — и вздохнула. Никогда мне не понять, как можно носить такие красивые и такие неудобные вещи. Тем более, не прошло и мгновения, как белоснежные кружева пропитались кровью, и теперь с них капало на пол.

Переступив босыми ногами, я вернулась к куртке. Впрочем, мучилась я недолго: Таннер не стал дожидаться, пока я расправлюсь со всеми застежками. Быстро повернувшись, он ловко застегнул последние крючки и, только подняв голову, заметил мрачную меня. Не то чтобы забота темного была неприятна… но я уже которую неделю страдала вопросом, за каким шейсом нам помогает злейший враг.

А злейший враг молчал, как самый настоящий королевский шпион, и помогать не желал.

— Лучше бы ты штаны притащил!

— И где я их возьму? Или ты предлагаешь мне снять штаны с себя? — спросил Таннер таким вкрадчивым тоном, что захотелось срочно завизжать, ударить веером по наглым ручкам и пропищать «уйди, противный!». — И что, прямо здесь? Я так и знал, никакого понятия о правилах этикета!

— Я предлагаю тебе провалиться под землю. Прямо здесь и немедленно!

— Только вместе с тобой, одному под землей скучно.

В серых глазах так и плясали веселые огоньки. Ролан прикоснулся к моей щеке, дразнясь и заигрывая, — я нахмурилась, но почему-то не отшатнулась, — и посерьезнел.

— У тебя кровь.

— Да ты что! А я не заметила!

— Лионна, помолчи, а? — резко бросил Ролан, закатывая мой рукав. Никак не могу привыкнуть к его перепадам настроения. В нем будто два человека: один — нормальный, а другой — маг.

Таннер, хмурясь, осмотрел рану, сделал над ней какие-то пассы и выпрямился. Что странно, помогло: боль ушла, притупилась, и вместо нее я почувствовала привычный зуд регенерации.

— Надеюсь на дальнейший разговор про штаны, — усмехнулся маг и, опустив мой рукав, вернулся к Нирне.

Я последовала за ним, твердя под нос «надейся дальше». Увы, меня не слушали. Даже ушастая — и та, подозрительно посмотрев сначала на Таннера, потом на меня, ничего не сказала. И хвала богам, а то бы я, честное слово, озверела.

— Надо попробовать поймать их след. — Таннер сел и принялся рыться в своей сумке. — Я займусь этим. Идите куда-нибудь, не мешайте мне. С хозяином таверны все уладьте, что ли.

— Я, между прочим, тоже маг, — встрепенулась Нирна, за что получила полный сомнения взгляд от Ролана. — Могу помочь.

— Что, правда?

Ушастая возмущенно сощурилась, но, к моему удивлению, не стала спорить.

— А, в самом деле, пойдем, и пусть захлебнется своим ядом, — гордо отчеканила она и, поднявшись, первая пошла к выходу.

— Хорошо бы, — задумчиво протянула я. — Да не верится в такое счастье…

— Я все слышу, кошка.

— На то и расчет, темный! — Улыбнувшись, я захватила со стола чудом уцелевшее печенье и отправилась за Нирной. По дороге пришлось ограбить кладовку таверны на предмет штанов и рубашки. Мне нужнее.

Но с курткой я не рассталась. Зарывшись носом в воротник, я еще раз вдохнула чужой запах и потерлась щекой о синий бархат.

Проклятые кошачьи повадки! По крайней мере, я надеялась, что это именно они.

***

Зря говорят, что лошади не любят оборотней. У меня с лошадьми как раз полное взаимопонимание. Я их обожаю, они меня тоже.

Никогда не забуду беленькую Манни, смешную пони с лохматой челкой. В детстве я не могла и часа провести без нее. Помню, как-то раз отцу пришлось силой вытаскивать меня из конюшни, а я все рвалась назад и жаждала поделиться с лошадкой перепавшим мне яблоком.

Манни умерла в день моего восьмилетия, и я прорыдала весь праздник. До сих пор вспоминаю о ней с грустью: она была моим лучшим другом. Но жизнь меняется, меняюсь и я. Больше не могу чувствовать так глубоко, как раньше. Привязываюсь не так сильно. Боюсь впустить кого-то в сердце так же, как мою Манни: слишком больно терять. Иногда мне кажется, что я вообще ничего не чувствую. Больше ничего.

Рука сама потянулась к шее, но я вспомнила, что потеряла кулон с белым волоском из гривы Манни восемь лет назад. Вздохнув, я выпрямилась в седле, как тренировали в детстве. «Так и только так ездят благородные леди».

— Кто тебя учил? — прервал мои воспоминания подозрительный голос Ролана.

Я резко выдохнула и согнулась, как положено нормальной уличной девке из низшего сословия.

— О чем ты? — Я похлопала по черной шее Беса, дождалась ответного фырканья и уверенно солгала: — А, это. У наставницы подсмотрела. Она знаешь, как жеребцов укрощает, ух! Одни клочки по закоулочкам.

Ага, а жеребцы потом вылетают из дома вперед ногами, с отпечатком сапога на пятой точке. Старушка только кажется хлипкой и дышащей на ладан, но любой стражник знает, что сапоги у нее крепкие, а характер дурной.

А мы-то, домашние, как знали… я невольно потерла поясницу. Мне повезло, что я выросла. Уж больно старушка не любила, когда я мешалась под ногами и выспрашивала о зельях — сразу за шкирку и вон из дома. А теперь за шкирку не получается, как ни пытайся.

Опустив голову, я прикрыла глаза и улыбнулась. Я скучала по старой ведьме, мне не хватало ее. Увидимся ли мы снова?

Захочет ли она меня видеть?

— Нирна! — Маг устало потер шею и размял плечи. — Посмотри, где след.

Ушастая нехотя вытащила из сумки полупрозрачный шар-поисковик; Таннер шаманил над ним битых два часа. Не знаю уж как, но ему удалось поймать след сообщника мага. Ну и хорошо, мы с Хэллом так и не успели закончить разговор. Беда с этими поклонниками: убегут — а ты ищи в поле ветра.

Что касается второго — темного мага, — тот как сквозь землю провалился. Не помог даже танец с вырыванием волос и драматическим завыванием: беглец так и не возник посреди комнаты.

— Странно. — Нирна встряхнула шар и покачала головой. — След обрывается чуть дальше, прямо в лесу.

— Вот как. — Ролан помолчал, напряженно хмуря лоб. — Тогда все, привал на ночь.

— Еще светло, — заметила ушастая.

— Темнеет быстро, я не успею поставить щиты. И только не говорите мне, что не подумали о засаде. — Маг изучил наши пристыженные лица и, вздохнув, спешился. — И почему я за вами столько гонялся? Даже я лучше ворую.

Мы с Нирной недовольно переглянулись: этот гад умудрился задеть нашу профессиональную гордость.

— В следующий раз тебя позовем.

— Правда, кошка?

В голосе Ролана сквозила такая искренность, что я проглотила очередную колкость и приняла его протянутую руку. Обходительность въедается в аристократов с детства, от нее сложно избавиться. Даже мой брат — уж до чего порой вредный! — помогал мне слезать с лошади. Впрочем, не переставая сыпать насмешливыми фразами и доводить меня до белого каления.

— Спасибо. — Ладонь мага оказалась на удивление теплой, так что я с большим сожалением выпустила ее.

— Случился мировой потоп! Итак, я все-таки дождался благодарности?

— А ты сейчас и пинка дождешься, я забыла сказать, да?

Таннер покачал головой — мол, «неисправима», — и помог слезть Нирне, после чего занялся щитом.

Темный нашел неплохую полянку для ночлега — неплохую, насколько возможно. Сам лес пользовался дурной славой. Он не входил в перечень «запретных» лишь потому, что его и так, словно чумное место, обходили стороной. Зато сюда частенько наведывались маги-практиканты, а профессора потом хвастались, что у них отсеялась половина студентов.

Но сейчас казалось, что всё это байки. Зеленая опушка с мягкой травкой, где нашлось достаточно места для щита, ну никак не подходила под жуткие описания. Туманный купол занял метров восемь в радиусе и с шипением прожег траву по кругу, обозначая границу.

Нирна тут же достала котел.

— Огоньку не подбросишь? — без особого энтузиазма обратилась она к Ролану. — Не хочу рисковать. Я уже достаточно к темным силам обращалась.

Маг без лишних слов метнул пару искр на собранный хворост, окруженный мелкими камнями, и разлегся прямо на земле.

Улучив минутку, я спустила рукав и полюбовалась на затянувшуюся новой кожей рану. Зуд регенерации выводил меня из себя — так бы и расчесала до крови, лишь бы избавиться от проклятой чесотки! Но тогда вместо двух дней на заживление уйдет неделя: в наших условиях не лучший вариант. Я зашипела и подняла рукав на место. Переживу.

— А кто готовит? — Я сбросила седло на землю и полезла в сумку за яблоками для лошадей. Надо же их вознаградить за хорошее поведение.

Мы с Нирной, не сговариваясь, посмотрели на лентяйничающего мага. Выглядел тот умиротворенным и расслабленным, а для пущего эффекта демонстративно всхрапнул. Так я и поверила. Но, легонько пнув Таннера по сапогу, я поняла, что от этого бревна все равно ничего не добьешься.

— Видимо, мы, — фыркнула Нирна. — Я за водой схожу.

— Давай, — я зевнула. — А я пока травки нужные подберу.

Нирна кивнула и побрела в сторону леса.

— Надеюсь, травки не ядовитые, — сразу же «проснулся» маг. — Давай я сам все сделаю.

Ролан потянулся к сумке.

— Боишься, что отравлю? — Я безропотно отдала тару. Готовить я не любила и не хотела любить: не успеешь заметить, а уже хозяюшка, и муж стучит ложкой по столу. Нет, я всю жизнь предпочитала одиночество.

Хотя иногда оно тяготит. Висит тяжким грузом над душой, и некуда от него деться.

Я молча наблюдала, как маг отбирает травы. Он выбирал те, которые выбрала бы и я. Но, присев на корточки, я все равно, из чистого упрямства, контролировала каждую травинку. Случайно отравиться совершенно не хотелось.

— Почему ты занялась воровством, Лионна? — Маг забросил все необходимое в котелок и, отряхнув руки, сел напротив меня. — Где были твои родители? Твой отец куда смотрел?

— Закроем эту тему, — жестко отрезала я.

Из всех возможных тем Таннер выбрал самую больную. Тему отца. Я не хотела — не могла — говорить о нем. Само это слово, «отец», отзывалось болью в сердце, и эта боль была много хуже любых ран.

Я думала, забудется. Думала, время поможет. Но спустя десять лет я все еще оплакивала веру в людей, которую потеряла.

Все еще жалела, что осталась жива.

— Он был такой же, как ты? Тоже преступник и… хм, притворщик? — продолжал маг, будто специально наступая на больную тему.

Я замерла от этих слов, но быстро справилась со вспышкой ярости и зло бросила траву в котел.

— Ты прав, он тоже притворщик, — холодно сказала я. — А теперь заткнись, ясно!

— Неудивительно. Грязная кровь. — Маг с сочувственным «пониманием» посмотрел на меня. — В семьях воров и убийц преступные наклонности передаются по наследству.

— А ты у нас великий исследователь наследственности, да?

Я не слишком разозлилась на «грязную кровь» и «семью воров и убийц». Моя семья вращалась в высших кругах и считалась одной из наиболее уважаемых в стране. Что не мешало ей подходить под слова темного мага. Да, люди высшего света тоже могут быть с грязной кровью.

— Брось, Ли. Я тебя не обвиняю. Родись ты во влиятельной семье, все могло сложиться иначе. Твой отец наверняка погиб в пьяной драке, да?

Я глубоко вдохнула. Успокоиться.

— Он меня бросил, — с плохо сдерживаемой яростью процедила я.

— Из-за того, что ты оборотень?

Я вцепилась руками в котел, чтобы не дать гневу вырваться. В голове шумела кровь.

«Что, допрыгалась? Кому понравится дочь, отродье тьмы, Ульрикова кровь. Я хочу, чтобы ты знала, он ушел из-за тебя. — Мама делает аккуратный стежок и откладывает вышивку в сторону. — Я ненавижу тебя».

Я рыкнула и скинула котел на землю.

— Я сказала, эта тема закрыта, — повторила я, не отрывая взгляда от серых глаз. — Ты ничего обо мне не знаешь. И ты не знаешь моего отца, поэтому не смей о нем так говорить!

Я развернулась, собираясь уйти, но маг молнией вскочил, притянул меня к себе и прижал мои руки к бокам, не давая пошевелиться.

— Нет, я его не знаю. Но я знаю, что хороший человек не позволит своей дочери шататься по землям Темного Ордена. Не позволит умереть ей от холода и голода в жалком подвале. Что скажешь, не так было? — Таннер встряхнул меня. — Отвечай, Лионна!

Вздрогнув, я сбросила его руки и отшатнулась: Ролан мог ударить меня, и то не добился бы такого результата. Я помнила тот день, помнила всегда… но от меня ускользали детали. Теперь я будто снова оказалась в прошлом, прикоснулась к нему, почувствовала вкус зимы…

***

К тому времени я уже год скиталась по улицам. Меня гнали, как прокаженную, отовсюду. На улицах преследовали стражи, в пустующих домах поджидали такие же, как я — оборотни, но с волчьей натурой. И кое-кто пострашнее.

Я оказалась один на один с жестоким миром, который вынес мне смертный приговор. Я мерзла на улицах, пытаясь согреть белоснежные от холода пальцы. Сворачивалась клубком у теплых дверей. Мне всегда хотелось есть, но еще больше хотелось тепла. Но я знала, что дороги назад нет. Вернись я в тот момент домой, меня ждала бы смерть, только медленная и мучительная. А я хотела умереть быстро.

Где, когда я выдала свой секрет? Может быть, тогда, когда воровала еду с прилавков, — это проще всего сделать в облике пантеры, а не человека. Может, когда зализывала раны, не в состоянии понимать, что делаю и где нахожусь. Не знаю. Но меня нашли, выследили.

Они гнали меня по улице, с криками, топотом и свистом. Будто зверя. Выслеживали неделю, без остановки. Шли по пятам. От страха я потеряла голову, а интуиция говорила мне, что смерть от рук преследователей будет медленной. Они не знали о милосердии, зато им нужна была я. Вторая сущность сыграла со мной злую шутку. Им нужен был оборотень, непременно кошка, хотя я до сих пор не могу понять, зачем.

Тогда я еще не знала, что пытки ничто по сравнению с теми экспериментами, которые они будут ставить надо мной. Доводить до края жизни — и возвращать обратно. Обрывать жизнь — и воскрешать. Боль, боль и еще раз боль.

Если бы я знала, не сунулась бы на территорию Темного Ордена. Но я пришла именно туда, в точности следуя планам преследователей. Умно, что сказать.

Я забилась в темный подвал. Мне было все равно. Хотелось есть, а зимний холод, казалось, проникал в самое сердце. Я умирала, угасала. Снаружи доносились голоса преследователей, и я хотела лишь одного — умереть до того, как меня найдут.

— Что ты здесь делаешь?

Огонь осветил бледное лицо. Черные волосы, большие серые глаза, сосредоточенно-хмурый взгляд. Смерть с лицом бога — именно так я подумала про мальчишку.

Я понимала — это конец. Меня нашли, и не было сил сражаться.

— Эй, парень! Ты чего притих? Есть там кто?

Мы одновременно вздрогнули: голос разбил глубокую тишину между нами.

— Не выдавай, — одними губами прошептала я.

Мальчик моргнул, сосредоточенное выражение сменилось удивлением. Несколько мучительных мгновений он стоял, разглядывая меня. Я боялась пошевелиться.

— Все чисто! Здесь никого! — крикнул он и, решительно поставив фонарь на пол, достал с полки одеяло. Бросив его мне, он тихо сказал: — Постарайся не околеть к утру и убраться, или мне влетит за вранье.

Он ушел, а вечером, проснувшись, я обнаружила у лестницы сумку с едой.

***

Я помнила мальчишку — ведь он спас мне жизнь, — но я никогда не думала, что этот мальчишка передо мной. Так часто жалеть, что не сказала спасибо, так долго искать похожие черты в толпе, и не заметить их вблизи.

Черные волосы, серые глаза. Не может быть.

— Откуда ты знаешь? — Я понимала ответ, ну конечно, понимала. Я никогда и никому не рассказывала ту историю.

— Я хотел тебя найти, и я нашел, — помолчав, тихо сказал Ролан. — Ты изменилась. И осталась прежней внутри.

Сжав кулаки, я с силой вдавила ногти в ладонь и зажмурилась. Я разрывалась на части. Передо мной был мой враг. Или мой друг. Тот, кто преследовал меня. Или тот, кто спас.

Я не знала, что теперь делать.

К счастью, мои раздумья прервал треск ветки и приглушенный вскрик — в отдалении, но достаточно близко, чтобы мы услышали. Я распахнула глаза и взглянула на Таннера.

— Пойду проверю, — мрачно заявила я, но маг вцепился в мое плечо и указал глазами на костер.

— Сиди здесь. Я сейчас вернусь.

Я посмотрела в спину магу, пожала плечами и, выбросив зажатые в руке травы, отправилась следом.

***

Синие сумерки накрыли лес плотным одеялом тишины, и мои уши легко улавливали треск опавшей хвои под ногами Ролана. Я раздвинула ветки и вышла на круглую поляну вслед за магом. Не скажу, что удивилась, обнаружив там знакомого бородатого мужчину. Надо было откусить Хэллу нос или ухо, — хотя бы ради того, чтобы он оставил нас в покое.

— Гляди, кто пришел. Твои друзья, моя прелесть. Скажи, им понравится мой маленький подарочек?

Бородатый Хэлл, прижимая к шее Нирны кинжал, склонился к ее уху. Котелок валялся в стороне, вода расплескалась и лишь наполовину впиталась в землю. Значит, гость объявился недавно.

Это утешает. За короткие мгновения он не успел бы серьезно навредить Нирне.

— Отпусти ее, Хэлл. — Я встала рядом с Роланом, не обращая внимания на гневные взгляды. Да знаю я, знаю, что должна сидеть у костра. Но не хочу.

— Их, — сурово поправил маг, вдоволь на меня насмотревшись. — Отпусти их. Разберемся один на один. Как мужчина с муж…

— Э, э, э! Так дело не пойдет. — Бородатый неодобрительно покачал головой и усмехнулся. — Ты думаешь, я глуп? Скажи-ка, сладкая моя, нравится тебе без магии?

А и впрямь, почему Нирна не развеяла этого Хэлла по ветру? Я нахмурилась, пытаясь поймать мысль. Крутится же в голове. Антимагические…

— Берегись, Ролан!

Я бросилась к магу, но поздно. Сероватый туман, клубясь и разбрасывая вокруг щупальца, прикоснулся к Таннеру и впитался без остатка. Склянка жалобно треснула и рассыпалась на осколки.

Антимагические зелья.

Не давая Хэллу опомниться, я вклинилась между ним и ушастой, ударила врага под дых, а ушастую оттолкнула назад, к Ролану. Эти маги без магии — беспомощные котята. За ними глаз да глаз нужен.

Хэлл выругался и, отшатнувшись, достал из-за плеча уже знакомое оружие. Нет, сколько можно?

— Надоел, ну придумал бы что-то новенькое, — устало выдохнула я. — Уже даже скучно.

— Давно не виделись, кошечка. Подаришь мне свой хвостик? Мой хозяин щедро за него заплатит…

— Я-то зачем твоему хозяину?! — удивилась я.

— Ты с ушастенькой ему как кость в горле. А я буду тем, кто от этой кости его избавит, — Хэлл недобро улыбнулся. Мне хватило этого, чтобы упасть вниз и пропустить удар над головой. А вот дереву повезло меньше: разлетелось в щепки.

И, как назло, ни одного зелья, а сам бородатый минимум в десяти шагах. Пока я доберусь до его наглой морды, меня тысячу раз постигнет судьба дерева.

— Вот шейс!

— Кошечка, что ж ты такая непослушная? Вертлявая какая. А я бы с тобой поиграл.

— А давай ты спрячешься, а я тебя буду долго искать? — не особо надеясь на успех, протянула я. И, не дожидаясь ответа, перевернулась через спину и одним движением поднялась на ноги.

Чувствую, надо перекидываться. Я потянулась сознанием к мышцам и… ничего. Вообще ничего. А должен был хвост вырасти! Я даже повернулась, чтобы проверить, куда делся хвост, и тут же шарахнулась в сторону. Еще одно дерево закончило жизнь в самом расцвете сил.

А приятель не шутит. Проклятые зелья — кто бы мог подумать, что они действуют на оборотней.

— Послушайся меня хоть раз! — Таннер сграбастал меня в охапку и, не дав опомниться, увлек за камень. Усадил рядом с Нирной и пригнулся, будто собрался куда-то бежать. — Один раз, кошка! Сиди тут, или я сам тебя задушу!

— Эй, я и тебя спасала! Другой бы расцеловал за такое, — ворчливо заметила я, рассматривая занозу на ладони.

— Я исполню твои пожелания, но в более подходящий момент, — едва заметно улыбнулся маг. Я вскинула голову, возмущенная, но поняла, что маг опять меня подкалывает, и надулась.

— Жду-не дождусь, — хмуро сказала я.

— Взаимно, — подмигнул маг. И тут же его глаза затянулись льдом, уголки губ опустились, а в зрачках появился желтый огонь. Запертая внутри магия силилась вырваться наружу; это завораживало. — Сидите здесь.

Маг судорожно вдохнул и, метнувшись вбок, растворился в тени деревьев. Может, магии он и лишился, но толика силы осталась, раз смог набросить на себя «покров невидимости». Интересно, что у него за уровень и какая должность при Ордене: зелье должно было «запереть» темную силу полностью, не оставить ни капли.

— Ты его послушаешь? Лично я нет, — решила ушастая и, не успела я рот раскрыть, вылезла из укрытия.

Ролан нас убьет. Задумчиво потрогав шею, которую обещали задушить, я рассудила, что как-нибудь воскресну, и тенью скользнула под прикрытие деревьев. Правда, не рискнула заходить с той же стороны, что и маг, отправилась в обход слева. Ролан зайдет с одной стороны, я с другой, и все — кроме Хэлла — будут счастливы. Надеюсь, Нирна тоже знает, что делает.

— Подожди. Чего ты хочешь? — Нирна подняла руку, останавливая бородатого, и сделала шаг вперед. Ушастая права, надо вытащить из Хэлла всю информацию.

— Ты соскучилась по мне, сладенькая? — Хэлл опустил оружие, очевидно, в надежде поболтать. — А где же твои друзья?

— Я их позову, но сначала…

Пока Нирна отвлекала Хэлла, удалось зайти к тому со спины. Я плавно перетекла к дереву и, дотронувшись до шершавой коры, внимательно осмотрелась. Первым обнаружился маг по другую сторону от бородатого маньяка.

— Задушу, — Таннер не говорил этого вслух, но я прекрасно его поняла по губам и резкому жесту по горлу. Кто еще маньяк!

— Попробуй достань, — в том же духе откликнулась я и, оттолкнувшись от дерева, прыгнула на Хэлла сзади. Обхватив врага руками и ногами, я глубоко всадила когти в его ухо и резко дернула рукой. Вжжик — и после когтей остались багровые полосы.

— Аааа!

Оружие полетело на землю, а Хэлл, визжа, как резаный поросенок, и прижимая руку к раненому уху, завертелся на месте волчком. Я спрыгнула, не удержалась на ногах, и неминуемо бы упала, не поддержи меня подоспевший Ролан. Вцепившись за рукав его куртки, я замерла, — ну до чего же красивые у мага глаза!

— Лионна? — с придыханием сказал Ролан.

— Что? — Удары сердца отдавались в ушах, я смотрела в глаза мага и не могла пошевелиться.

— Когти! — хрипло выдохнул Ролан.

Вот шейс! Я втянула когти, и лицо мага разгладилось. А я уж думала, он меня действительно душить собрался: такой сосредоточенный и напряженный взгляд кого угодно испугает! Выдохнув, я выпрямилась и отошла на безопасное расстояние от мага. Мало ли. Вдруг мне не показалось?

— Извини, — повинилась я. — И что теперь с ним делать?

Хэлл стонал, ныл и плакал, — похоже, больно. Он не находил себе места, а кровь капала сквозь прижатые к уху пальцы, и на какое-то мгновение мне стало жаль беднягу. Чуть-чуть я перестаралась, кажется.

— Мое ухо! Дрянь!

— Сам виноват! — возмутилась я. Перестаралась? Ха! Скорее, старалась плохо. Мало того, первый напал, еще и обзывается!

Ролан, успев отдать Нирне оружие, подошел к Хэллу и ударил его наотмашь.

— Так гуманнее, не находите? — мрачно спросил он и, скривившись, потер руку там, где остались следы моих когтей.

Укол совести заставил меня подойти к Ролану и закатать рукав его куртки. Хм. Я нахмурилась. Ну да, ранки почти не видны, но это плохо: значит, когти вошли глубоко под кожу. Могу представить, как больно.

— У меня есть целебное зелье. Пара капель, и будешь, как новенький, — жизнерадостно просветила я, и, подняв голову, наткнулась на задумчивый взгляд Ролана. Странный он какой-то сегодня…

Не отрывая от меня взгляда, Ролан накрыл рукой мою ладонь и склонился так низко, что я затаила дыхание. Вблизи серые глаза завораживали и подчиняли. Мысли исчезли, растворившись в ударах сердца… а Ролан прикоснулся к моему подбородку, заставляя податься к нему навстречу, и…

— Слушайте, а он что, будет бревном до утра лежать? Может, его еще раз стукнуть, чтобы очнулся? — Нирна от всей души пнула неподвижного Хэлла. От звука мы вздрогнули; чары мага разбились, оставив внутри меня непонятную пустоту.

Я резко отдернула руки от Ролана. Нирна вовремя: как бы то ни было, прошлое там или нет, а Ролан остается темным магом, этого не изменить. Некоторые границы нельзя нарушать, или пожалеешь.

Я и так в жизни много о чем жалела.

— Ну… Зелье в лагере, — как ни в чем ни бывало, продолжила я прерванную фразу. В глаза магу я старалась не смотреть. — Когда вернемся, отдам. Так что жить будешь, темный.

А вот взгляд мага я чувствовала. Что ему надо?! Я сцепила руки в замок: еще немного, и постыдно сбегу. Невыносимо же!

Может, маг услышал мои мысли. Коротко выдохнув, он резко опустил рукав куртки, решительно подошел к Хэллу и присел на корточки. Весь вид Ролана говорил, что он едва сдерживает ярость. Что опять?!

— Хорошо, — почти враждебно буркнул маг. — Подождем, пока он очнется.

— Хорошо, — в тон откликнулась я. Да пошел этот маг ко всем шейсам!

— Прекрасно! — огрызнулся Ролан.

— Просто замечательно, — хихикнула Нирна, но резко замолчала под нашими свирепыми взглядами. — Ладно-ладно, молчу!

Глава 18

Трофейный враг

Нирна

Кто-то в качестве трофея после сражения забирает оружие, артефакты, а мы решили прослыть оригинальными и забрали с собой врага. Допрос, конечно, вел Ролан, причем, крайне виртуозно, но пока узнал только настоящее имя нашего заказчика, Ормина Талику. Впрочем, и это большое достижение, потому что каждое слово из побежденного приходилось вытягивать будто клещами.

— Как же я от тебя устал, — выдохнул Ролан и зло сузил глаза. — Давно уже не встречал таких преданных слуг. Но даже лучшие из лучших оступаются, ведь к любому можно найти подход. Я могу тебе хорошо заплатить, помочь занять важное место в темном ордене. Все, что угодно, за сотрудничество с нами.

— А не пошел бы ты! Я обязан господину жизнью и не предам его. Никогда, — отчеканил пленник и замолчал.

Ролан нехорошо улыбнулся и изо всех сил ударил Хэлла по лицу. Голова того мотнулась, но он даже не вскрикнул.

— Глупец! — Ролан с укором посмотрел на мужчину. — Этот человек совсем не тот, кем кажется. Он, скорее всего, замешан в убийстве, и не удивлюсь, если за ним тянется приличный список всяких грязных делишек. Да ему плевать на тебя, раз он отправил своего слугу одного, без какой-либо поддержки!

— Просто он не сомневался в моих способностях. А я… я не оправдал его ожиданий. Делайте со мной, что хотите, мне уже все равно, — тихо произнес мужчина и сгорбился.

— Ненавижу таких фанатиков, — пробормотал себе под нос Ролан.

— Может, применим магию? — предложила я.

— Жаль тратить энергию на этого неудачника, но… — Ролан не успел договорить, потому что раздался странный звук и пленник внезапно захрипел. С ужасом я заметила, что из его груди торчит стрела, испускающая багровое сияние.

— Кто-то прячется в тех кустах, — шепнула мне Лионна и кинулась бежать. Мы с Роланом последовали за ней, но когда добежали до пресловутых кустов, там никого не было. Я принюхалась и выругалась. Запах озона… ну конечно, таинственный убийца удрал через портал. А мы опять оказались в проигрыше.

— Этот Ормин Талику действует мне на нервы! — процедила я. — Когда я до него доберусь, то…

— Нет, первой доберусь до него я, — нехорошо улыбнулась Ли. — А то, что останется после, так и быть можешь попинать ногами.

— Неужели? Какое благородство. — Мой голос так и сочился ядом. — Может, еще дуэль устроим, чтобы выяснить, кто первой убьет Ормина?

— Девочки, не ссорьтесь, — мягко улыбнулся Ролан, а в следующую минуту закричал: — Потому что этот гад мой и разбираться с ним — моя привилегия!

— Мечтай больше, — хором сказали мы с Лионной, сердито переглянулись и разошлись в разные стороны.

***

Когда мы сожгли тело, Ролан не продолжил путь, а уселся на расстеленном плаще и о чем-то задумался. Мы с Лионной долго терпели, но потом надоело, и мы стали торопить мага. Тот лишь сердито отмахивался. Спустя какое-то время его лицо просияло и, он, встав, гордо заявил:

— Знаете, я могу ошибаться, но мне знакомо имя, которое упоминал слуга мага. Барон говорил о неком юноше, Ормине Талику, который хотел взять в жены его дочь, но он отказал ему. А потом Ормин разбогател, и Тавайн жалел, что упустил такого перспективного юношу. К сожалению, поздно было что-то исправлять, ведь его дочь к тому моменту умерла. Неужели, слуга этого колдуна соврал насчет имени?

— Нет, сомневаюсь, — покачала головой я. — Он сказал правду. И теперь мы знаем, с чего началась вся эта запутанная история. Все просто и банально — месть. Ормин Талику начинает вызывать невольное уважение. Столько лет ждать, плести интриги и наконец-то убить барона — ну и выдержка у него!

— Я бы им тоже повосхищалась, но что-то не хочется! — фыркнула оборотень. — Он нас подставил! Помни об этом, ушастая! И вообще пора уже сваливать отсюда, а то вдруг по наши души еще кто-нибудь явится.

— Лионна права, — согласился Ролан, схватил плащ и направился к привязанным у обочины лошадям. Мы с Ли последовали за ним, беззлобно переругиваясь.

***

Определенно, я начинаю уставать от таверн. Они кажутся тюрьмой, тем более что Ролан опять велел нам сидеть в комнате и умчался узнавать по своим каналам, где можно найти неуловимого Ормина. Честно говоря, я сомневалась, что ему удастся что-то разузнать. И все же слабая надежда оставалась.

Я и сама не заметила, как умудрилась задремать. Лионна тоже куда-то убежала, несмотря на все приказания Ролана, так что растормошить меня было некому. Вскоре я уже спала и видела весьма странный сон…

Я будто разделилась. Одна Нирна сидела на берегу озера в белом платье, вся такая воздушная, хрупкая и эфемерная. Другая, в кожаных штанах и свободной мужской рубашке со шнуровкой, восседала на иве и беспечно качала босой ногой. Ее серебристые волосы были заплетены в неряшливую косу.

— Сколько ты будешь отталкивать меня? — нежным голоском спросила та я, что сидела на берегу озера.

— Всю свою жизнь. До тех пор, пока не найду способ совладать с тобой, — ответила ей та я, что больше походила на меня реальную.

— Глупенькая полукровка. Я — это ты! Борьба с собой — что может быть бессмысленнее? — А вот смех у двойника оказался мерзким и противным.

— Ничего не лишено смысла, когда стремишься подчинить тьму! И я смогу победить тебя, вот увидишь!

— Наивная! Я сильнее, я древнее… Я могу выжидать, сколько угодно, и умру только с тобой. Сроднись со мной, и кошмары отступят; тени в углах, которых ты так боишься, перестанут пугать тебя. Ты — ведьма, темная ведьма, и в твоей природе убивать и разрушать. Не противься этому, прошу тебя по-хорошему, — голос моего двойника стал нежным и умоляющим.

— Убирайся прочь из моего сна! — закричала я и проснулась. Сердце билось, как сумасшедшее, по лбу струился пот. Никогда сон не был еще таким реальным и пугающим.

Итак, со мной разговаривала… э-э, моя сила? Бред какой-то. Не слышала ни о чем подобном от других магов. Не-ет, как вернусь в Окему (надеюсь, что вернусь) срочно надо отправиться к Улиган и поговорить с ней по душам.

Я вскочила с кровати, причесалась и умылась. Сейчас есть кое-что поважнее моих кошмаров. Поэтому надо успокоиться и сосредоточиться на поимке Талику.

— Нирна, спускайся вниз. — В комнату влетела взбудораженная Лионна. Никогда прежде не видела ее в таком состоянии.

— Заказала нам ужин? — поинтересовалась я, потягиваясь.

— Нет! Ролану удалось раздобыть кое-какую информацию об этом Талику! — обрадовала меня Лионна и тут же умчалась вниз. Я, сгорая от нетерпения, поспешила за ней.

***

— Что ж, милые леди, мы на верном пути! Радуйтесь, я уже почти поверил в вашу невиновность! — заявил Ролан с видом короля, объявившем о помиловании. — И благодаря своим связям я узнал, где можно найти Ормина. Он состоял в одном из темных орденов, но давно там не появлялся. В любом случае основным местом его проживания был замок, купленный у одного обедневшего лорда. Коллеги давно его не видели, даже считают погибшим. Вот собственно и все, что удалось узнать. Нам придется быть очень осторожными, жилище колдуна — самая лучшая западня не только для охотников за сокровищами, но и для остальных магов. Во всем слушайтесь меня и не надо проявлять никакой инициативы. Это относится, в основном, к тебе, кошка!

И Ролан кинул суровый взгляд на Лионну. Та лишь улыбнулась и скромно потупила глазки. М-да, сама невинность, но мы-то со жрецом знаем, насколько обманчиво это впечатление.

— Надеюсь, мы друг друга поняли. А теперь, леди, можете отдохнуть часок, и отправимся в путь!

— Ну почему злодеи всегда выбирают роскошное жилье, а не какую-нибудь хибару? — горестно простонала я. — Мы ж замучаемся его разыскивать в этом замке!

— Будь оптимисткой, ушастенькая! — с усмешкой заявила оборотень. — Если мы его победим, сможем присвоить замок себе. Надеюсь, ты не веришь в эти сказки о том, что дом колдуна разрушается после его смерти?

— Это не совсем сказки, — мрачно заявила я. — Если маг делает завязку сущности дома на себе, то такое вполне возможно. Особенно у темных магов. «Так не доставайся ты никому» — любимая их присказка перед смертью. Но для этого нужно прожить в одном месте как минимум тридцать лет. Вряд ли Ормин пробыл столько в замке.

— Что я могу сказать… обнадеживает. Вот уж не думала, что доля правды в сказках больше вымысла! — сказала Лионна. — Ух, что-то я проголодалась за этими разговорами. Интересно в меню этой забегаловки имеется курочка? С поджаристой золотистой корочкой?

Мы с Роланом понимающе переглянулись. Лионна в своем репертуаре.

Глава 19

Кровожадная поляна

Лионна

Лионна

Комар летал перед глазами — туда-сюда, туда-сюда! — будто специально издевался! Зарычав, я попыталась его поймать и едва не свалилась с лошади.

— Шейс подери! Когда уже привал?!

Ни конца, ни краю этому лесу. Смеркалось, небо, покрытое сетью темно-серых облаков, грозило вот-вот пролиться ливнем на наши головы. Деревья по обе стороны от тропинки были похожи на лохматых великанов: картинка зловещая, но ничто не могло сравниться с комарами. Изголодавшись, они жужжали над ухом, заползали во все мыслимые и немыслимые места и оставляли на одежде кровавые пятна, стоило чуточку их расплющить.

Два дня бесконечного леса довели меня похлеще, чем неделя в обществе Ролана. Грязная, уставшая и злая, я чесалась от комариных укусов и бросалась на каждое слово. Учитывая, что остальные заразились от меня — а, может, от комаров? — бешенством, наш путь проходил в полном молчании, и мой вопль отчаяния всех переполошил. Друзья, вздрогнув, переглянулись; а сверчки испуганно примолкли — с тем, чтобы через мгновение застрекотать с утроенной силой.

Я прихлопнула очередного комара с кровожадностью, достойной вампира, и растерла трупик по руке.

— Эй, темный, что скажешь? Обрадуй меня хоть чем-то, а то я кого-то загрызу!

— Я невкусный, — спокойно отмахнулся Ролан.

— Вот и проверим! — зловеще отозвалась я. — Давно мечтала поквитаться, чем не повод? Скажу на суде, что очень кушать хотелось.

— Я такой аппетитный? — вкрадчиво уточнил Таннер и так посмотрел, что сердце подпрыгнуло в груди. — Тогда привал, и с тебя, кошка, рассказ о том, как передо мной сложно устоять. Вон неплохое место, что скажете?

— Скажу, что промолчу, — вздохнула я, проследив за рукой темного.

Полянка, плотно окруженная дубами, напоминала мираж: будто вырвали из идеального мира кусочек и перенесли в мрачный лес. Везде темно — а здесь, словно фонарики, плавают светлячки. Везде пасмурно — а над поляной ни облачка. И комаров не видно. Я потерла шею и прищурилась. Полянка выглядела настолько дружелюбно, что аж мурашки по коже.

— Может, еще поищем? — не удержалась я. — Выглядит… жутковато.

— Да ну, сойдет. — Нирна встрепенулась и, соскользнув с лошади, первой направилась к поляне. — И комаров нет. Хорошее место, Ролан прав.

— Слишком хорошее, — тихо проворчала я, но настаивать не стала. Да и что может случиться? Светлячки нападут? Уж как-нибудь отобьемся.

А вот еще час пути — и меня придется снимать с лошади, как деревянную куклу. До состояния мешка с картошкой я уже дошла и благополучно сползла на землю лишь с помощью Ролана.

Размяв ноги, я первым делом выбрала местечко поуютнее — приглянулся дуб в стороне от поляны, — и бросила на землю плащ. Пока Ролан и Нирна ставили щиты, я успела ограбить мага, стащить пару лепешек и замечательно поужинать.

— Ну а теперь рассказ, как передо мной сложно устоять! — Ролан зевнул и уселся слушать.

— Да, да, ужасно сложно, — сказала я и, бухнувшись на плащ, провалилась в сон.

***

Я проснулась от глухого вскрика, леденящего и жуткого: именно так, как мне кажется, кричат покойники, которых схоронили по ошибке. Звук шел из-под земли. Ну, наверное. Прислушавшись, я решила, что почудилось: тишина давила на уши, глубокая и вязкая, и никаких криков.

Пригладив встрепанные волосы, я зевнула. И лишь перевернувшись на другой бок, поняла, что чего-то на поляне не хватает.

Или кого-то.

— Ролан! Нирна? — Я резко села.

Поляна ответила идеальной тишиной. Светлячки, плавно передвигаясь, скользили в лунном свете. Деревья перешептывались, словно напевали колыбельную. Сова исправно ухала на дубе, и только я, как заведенная, бегала по поляне и искала под каждым кустиком друзей.

Увы, Ролан с Нирной как в воду канули. Плащи, сумки, лошади — есть, а друзей — нет. Сквозь землю они, что ли, провалились?!

— Если это шутка, то не смешно! — на всякий случай сказала я и, присев на корточки, задумалась. Щит мерцал золотым светом, значит, никто за его пределы не выходил. И не входил.

У меня осталось только одно объяснение: друзей сожрали светлячки. И даже косточек не оставили!

То-то насекомые такие жирненькие и довольные… я с подозрением покосилась на светлячка и вздрогнула: клянусь, он чавкал! Встряхнув головой, я отползла подальше и начертила палочкой круг, знак пресветлого бога. Светлячки там или нет, а я теперь под защитой, и мерзкие твари до меня не доберутся!

Впрочем… я заметила кончик плаща, выглядывающий из кустов, и вздохнула. Придется разведать. Готовясь к худшему — скажем, к растерзанным светлячками трупам, — я полезла в кусты и ахнула.

Не знаю, как трупы, а плащ, наполовину втянутый в землю, смотрелся странно. Светлячки, закапывающие трупы в землю? Я помотала головой. Уже совсем ни в какие ворота!

— Когда я говорила «идите к Ульрику», я не имела в виду, что надо последовать моему совету! — Я вцепилась в плащ и потащила его на себя. Где плащ, там и Нирна, разве нет?

Ткань треснула, и кончик плаща остался у меня в руках, так что пришлось зарыться в кусты по самый нос. Пыхтя и ругаясь, я разгребала землю руками, а заодно сочиняла страшную историю о полянке, что жрет людей. Потом Стокли расскажу, чтобы остерегался совершенства в любых его проявлениях.

С этими мыслями я и провалилась под землю, успев лишь вскрикнуть и помянуть Ульрика. Спорю на что угодно, мы только что обнаружили вход в его царство.

***

Я падала.

Я цеплялась за всё подряд: за мелкие травинки, за камни, даже за землю. Подземный ход вел куда-то вниз, и мне вовсе не хотелось знать, куда именно. Народ много чего рассказывал о царстве Ульрика. Стоит ли говорить, что ничего хорошего?

Выпустив когти, я зарычала и всадила их по основание в земляную стену: помогло, но не слишком. Я проехала вниз еще немного, оставляя за собой десять длинных царапин, и вывалилась в какую-то дыру — наподобие той, которую я заметила мгновение назад, но которой не придала значения.

Воняло землей и затхлостью. Я застонала, как старушка, и поморщилась. Вроде ничего не сломала — и на том спасибо, хотя… я вправила вывихнутый палец и задохнулась от боли. Главное, не кричать! Тут поневоле станешь религиозной — а ну как явится темное божество во всей красе? И хорошо, если в красе: у темного бога две ипостаси, и если одна безупречно красива, то другая безупречно кошмарна.

— Проклятье! — Я поднялась и потерла поясницу. — Верните меня к светлячкам…

Надо выбираться отсюда. Чем скорее, тем лучше. Но только как? И куда идти? Пещера была круглой, без видимых дверей и коридоров. Хотя жилой, даже факелы торчали в стенах, разгоняя темноту.

Под одним из факелов лежала кучка костей, да так живописно разложенная, будто кто-то с любовью украшал свое жилище. Я выдернула ближайший факел и присела: кости человеческие. Желтые от времени, с мелкими трещинками, шероховатые на ощупь. Покрутив в руках череп, я бросила его обратно и встала.

Должен же быть какой-то выход?!

Я простучала две стены, надеясь на чудо, лазейку, скрытую дверь, — да хоть что-нибудь! — но в итоге нашла злобную летучую мышь. Мышь, повиснув в укромном углу, мирно покачивалась в полудреме, но, стоило мне осветить потолок, как эта тварь расправила крылья. Задрожав от ярости, она запищала — подозреваю, ругалась, — и спикировала прямиком на мою голову.

— Пи-пи-пи! — дергала она за мои волосы.

— Фу-фу-фу! — прыгала я, пытаясь отцепить мышь от волос.

Отвоевав прядь моих волос, мышь победно заверещала, и принялась метаться со своим трофеем по пещере. Она натыкалась на углы, мелькала то там, то здесь, пока, наконец, не растворилась в стене. Хм…

— Куда же ты делась, мышка? — Я быстро подошла к стене, и, перебросив факел в левую руку, тщательно осмотрела каменную кладку. — Так и знала!

Переступив то, что издалека казалось стеной, я очутилась в узком коридоре. Куда он ведет, интересно? Я оглянулась на пещеру: не лучше ли остаться здесь? Но взгляд наткнулся на кучку костей и горящие факелы — нет, сюда точно кто-то приходит. Людоед, спорю на что угодно.

А с другой стороны… я посмотрела вглубь коридора. Если этот людоед откуда-то и приходит, то из коридора. Как бы не встретиться случайно. Вряд ли меня отпустят, если скажу, что очень тороплюсь.

Пожав плечами, я пошла вперед: выбор-то невелик, хоть так, хоть этак опасно. И все-таки в пещере спрятаться некуда, а коридор может вывести на поверхность. Должны же упыри как-то выбираться наружу? Последую их примеру.

Вот только где Ролан с Нирной? Запоздало я подумала, что пролети я весь ход до конца, точно присоединилась бы к ребятам. Вот только не знаю, жалеть об упущенной возможности или радоваться.

Коридор все сужался и сужался. Огонь в тесноте полыхал жаром, заставляя вытирать пот со лба. Я пригнула голову и сгорбилась, стараясь уместиться в маленьком пространстве — на серых карликов, что ли, рассчитано?!

— Серые карлики! — Я остановилась, пораженная догадкой. Ну конечно!

Серые карлики предпочитали жить в глухих лесах, глубоко под землей. Попасть в их ловушки — значит, погибнуть; редкий счастливчик выбирался на поверхность и мог предостеречь путников. Вот почему само существование народца ставилось под сомнение: карликов считали мифом. Однако я так не считала. Отец, бывало, рассказывал об этих тварях, и он не сомневался, что они реальны.

Я бросила факел на пол и затушила: мне лучше полагаться на свои глаза, а не светиться лишний раз. Карлики, если верить слухам, — существа злобные, хитрые и, самое главное, где один, там и остальные.

А отец рассказывал, что люди для этих тварей — все равно, что деликатес… я скинула одежду и, связав ее в узел, обратилась. Люди? Какие люди? Здесь одни кошки! Поддев узел носом, я взяла его в пасть и двинулась дальше.

Коридор петлял, извивался, как змея. Мелкие — наверное, крысиные, — кости впивались в подушечки лап. Я часто останавливалась, чтобы вытащить зубами очередную занозу; это-то меня и спасло. Гортанные слова прозвучали чуть ли не над ухом, и не будь я занята войной с противной костью, заорала бы. А так лишь прикусила язык и притворилась тенью.

Существа общались на гоблинском наречии — хотя по виду отличались от самих гоблинов, как пауки от мух, — а его я знала достаточно, чтобы понять смысл их разговора.

— Тирре тора ортханк. — Что, безусловно, означало «Даже жалко людишек».

— Ортханк! Ортханк! Туи рре тика ортханк. — «Людишки, людишки! Сожрут сегодня твоих людишек».

Лучше бы тарабарщина оставалась для меня тарабарщиной: терзайся теперь, выбирая, чью шкуру спасать — свою или друзей. Дождавшись, пока карлики скроются за поворотом, я встряхнула головой и обернулась, проверяя, точно ли твари ушли.

— Шейс бы подрал этих ваших ортханк! — с досадой выдохнула я. Говорила же, дурная поляна! Так нет же, угодили прямиком в ловушку, будто нарочно ее искали! — Ладно, ужин, так ужин. Наведаемся в гости, так и быть!

Я развернулась и помчалась в ту сторону, откуда явились карлики. Лапы мягко пружинили, едва касаясь земли, и хотя костей встречалось немало, на бегу они были не страшны.

Как я и думала, где один карлик, там и остальные. Очень скоро коридор закончился, открывая большую площадку, на которой собралась стайка мерзких существ. Затаившись в тени, я шумно выдохнула и рывком выдернула из лапы очередную кость.

Карлики выглядели… как карлики. Горбатые, с кривыми мордами — будто бы их лица рисовал слепой художник. Длинные руки и короткие ноги позволяли этим тварям передвигаться как на двух конечностях, так и на четырех. А благодаря цепким пальцам на ногах они прекрасно ползали по потолкам и стенам.

Я с досадой изучила клыки и когти, которыми Ульрик порадовал своих донельзя уродливых детишек, и отступила подальше в тень. Даже мне с ними не потягаться. Судя по копьям, я нарвалась на элиту: крайне опасные и жестокие существа, если верить книгам; с ними лучше не связываться.

Хуже всего то, что карлики плевать хотели на магию. Значит, от наших магов толку ноль, — понятно, почему их схватили. Я потерла лапой нос и задумалась. Нет, для начала надо обнаружить выход, а не друзей.

***

Найти выход на поверхность. Легче сказать, чем сделать.

Уже минут десять я наблюдала за карликами. Мое чувство прекрасного подверглась жестокой пытке: мелкие твари плевали на землю, ругались между собой, ходили в туалет, где попало, и за те самые десять минут успели прихлопнуть одного из своих сородичей. Причем нечаянно.

Постояв да почесав в затылке, карлики пинками подкатили сородича к краю площадки, где две каменные колонны подпирали потолок, и сбросили вниз. Тело шмякнулось не сразу, и по звуку я решила, что пропасть глубокая.

— Мило. — Я встала с каменного пола и встряхнулась.

У карликов обнаружилось интересное свойство: они боялись темноты. Когда единственный факел неожиданно погас, карлики забегали, натыкаясь друг на друга, заверещали на своем языке и притащили из-под камня сразу четыре запасных факела. Уму не постижимо, что у существ, живущих в пещере, так плохо развито ночное зрение!

Хотя, если уж по правде, думаю, дело не в зрении, а в медленном привыкании к темноте. По легенде карлики родились слепыми, и Ульрик, сжалившись, подарил им чуточку зрения, отняв при этом дар видеть с помощью звука. В итоге карлики потеряли идеальный слух, зато приобрели обычное зрение: не так плохо, если бы не привычка жить под землей.

Вот только легенда врала. Серых карликов создали не боги и даже не природа. Их создали маги, и создали, конечно, не для того, чтобы те прятались под землей и ловили путников. Искусственная раса должна была стать оружием в войне, но обратилась против создателей — это хранилось в тайне, но я любопытна, и мне приходилось искать артефакты в библиотеке Светлого Ордена.

— Начнем, — подбодрила я себя.

Молнией метнувшись к одному из факелов, я сбросила его на пол. Другой факел задула, третий затушила лапой, а четвертый скинула с обрыва. Площадка утонула в темноте, но откуда-то, видимо, проникал свет: я видела все, вплоть до мелких камешков под лапами.

— Ну что? Кто первый, а кто на десерт? — Я подкралась к группке карликов, дрожащих в центре, и расхохоталась. Эхо подхватило смех, усиливая и превращая в потусторонний. Аж самой страшно стало.

— Аааа!

И без перевода понятно. Я перемахнула через головы напуганных до смерти карликов. Их было штук пять или шесть; сбившись в стайку, они дружно орали и показывали на меня пальцами.

— Тишше! — Я развернулась и, чисто из вредности, зашипела. Да еще спинку выгнула и шерсть вздыбила. — А то пожжжалеете!

— Ульрррике! — Побросав факелы, гоблины кинулись врассыпную.

— Ульрике, так Ульрике, — не стала я спорить и, прыгнув к краю пропасти, припала к земле.

Пропасть оказалась глубокой, а внизу, на каменной площадке, ютились две человеческие фигурки. И будто бы никаких входов и выходов… я уже знала, что это иллюзия. Чтобы достать пленников со дна пещеры, надо туда как-то попасть.

А, вот и решение загадки. Вниз вела лестница, вырезанная прямо в камне. Но даже лестница не раскрыла секрет побега из подземелья.

— А ну-ка стой! — Я оглянулась и прыжком догнала не успевшего удрать карлика. Прижав его лапой к земле, я нагнулась и прорычала: — Советую вспомнить человеческую речь. Или конец тебе.

— Та, та, помнить! — Карлик извивался до тех пор, пока я не пустила ему кровь.

— Смирно лежи! Можно отсюда выбраться? Лес, воздух, солнце. Ну?!

Видимо, одно из слов показалось бедняге знакомым. Просияв, он закивал головой и указал на пропасть.

— Солнце! Вон! Лестница, вниз, дверь, коридор, право! Ключ нужен! Не убивать, тиа кре моррр ту!

— Раз ты мне пригодишься, то где, шейс подери, ключ?!

Карлик вцепился руками в мою лапу и попытался поднять ее. Ха, это он с оборотнем решил в силе тягаться?! Я надавила сильнее и злобно клацнула зубами. Но тут над моим ухом тоже что-то клацнуло, и я, взмыв в воздух, отскочила к краю пропасти.

— Так это ты быть Ульрике? — грозно спросила тень.

Я оценила гигантский для карлика рост, выпирающие клыки и раскатистый голос. Живот пришельца напоминал арбуз, а на голове красовалась свернутая в круг железка: не иначе, как повезло нарваться на короля. В руках он тащил огромную дубинку.

Гигантский карлик подошел ближе, и мне удалось разглядеть на его груди кое-что интересное.

— Ой, так это у тебя ключик? — обрадовалась я и алчно облизнулась. Мы смотрели друг на друга, будто два быка, повстречавшиеся на узком мостике, где никак не разминуться.

— Ульрике на ужин! — решил, наконец, карлик. И, для верности хлопнув себя по животу, бросился на меня. Я подалась назад, в надежде, что эта туша пролетит мимо и свалится в пропасть, но сообразила, что свалится он вместе с ключом — ищи потом!

— А короля свергнуть! — решила я и, бросившись на карлика, проткнула клыками его шею. Но до артерии не добралась, ничего себе кожа!

Ошалев от толстокожести жертвы, я пропустила момент, когда меня схватили и занесли над головой, чтобы бросить в пропасть.

— Нет, нет, нет! Подожди!

«Я же еще не стащила твой ключ!» О последнем я умолчала, сообразив, что тогда мне ключ ни за что не достать.

Я замахала лапами, цепляясь за воздух, и в итоге схватилась за голову карлика. Пока бедняга визжал и отдирал меня от головы, я вцепилась в его плечи и попыталась вернуться к голове. Нет ничего страшнее кошки, которая не хочет свалиться в пропасть. Задние лапы заскребли по животу врага, оставляя глубокие царапины, а передние весьма удачно зацепились за ключ на шее.

— Вовремя, — хмыкнула я, но моя радость длилась недолго. Обезумев от боли и ужаса, карлик завертелся волчком, выдирая волосы попутно с моей шерстью и, наконец, ему удалось меня сбросить.

Взвыв, я рухнула в пропасть. Но в последний момент когти зацепились за выступающий из земли древесный корень. До боли воткнув когти в хрупкую опору, я подтянулась; задние лапы заскребли по камню. Я понимала: все равно упаду, — но страх заставлял меня цепляться за призрачную надежду.

— Смерть Ульрикке! — заорал израненный король серых карликов и замахнулся дубинкой. Я судорожно задергалась, пытаясь вытащить когти, но без толку: в попытке спастись я загнала их слишком глубоко в дерево.

Ой-ой! Вот так я влипла! Это конец, похоже… Я зажмурилась, вид стремительно приближающейся дубинки был невыносим. Сердце перестало биться… на одно страшное мгновение я подумала, что уже на облаках.

Особенно, когда услышала яростный рев, а потом полный ужаса крик.

Но кричал король карликов… я распахнула глаза, чтобы увидеть, как что-то страшное утаскивает короля в темноту. Красный блеск зрачков, шипы драконьего хвоста…. Взвизгнув, я, таки, вытащила когти из дерева. Крик карлика отдавался в ушах, но я только что увидела самую настоящую химеру — живую химеру! — и уж лучше пусть она поужинает королем, чем мной!

Глава 20

Нирна

Завывающее нечто грохнулось чуть ли не на меня, следом свалился мешок с одеждой. Хорошо я вовремя успела откатиться в сторону. Ролан вскинул руки в атакующем жесте, но, разглядев, кто к нам пожаловал, можно сказать, с заоблачных высот, расслабленно вздохнул и вновь опустился на расстеленный плащ.

Огромная черная кошка потрясла головой, взглянула наверх, откуда слышались вопли, и презрительно фыркнула:

— Так тебе и надо!

— Это ты кому? — Ролан задрал голову вверх и с любопытством стал разглядывать место, где еще недавно прыгал на краю пропасти карлик. — А куда делась та огромная туша?

— Лучше тебе не знать, темный, — мрачно произнесла Лиона. — Впрочем, главное, я достигла своей цели. Взяла нужный ключ… Кстати, где он? Вот шейс, в полете, кажется, выпал. В общем, так, ищем ключ очень старательно. Потому что он наш единственный шанс выбраться на свежий воздух от этих вонючих карликов.

Мы с Роланом страдальчески переглянулись, но делать было нечего. Сидеть в этом подземном мешке, ожидая непонятно какой участи, уже порядком надоело. Поэтому чем быстрее мы найдем ключ, тем лучше.

***

Как оказалось, найти ключ — это полдела. Намного труднее была задача, куда его приспособить, потому как, даже спустившись вниз по лестнице, мы не смогли обнаружить никакой двери.

— Всегда считала карликов примитивными созданиями! — рычала Лионна уже в человеческой ипостаси. — У них бы умишка не хватило создать потайную дверь.

— Людей некоторые расы тоже считают низшими созданиями, что с того? Мы от этого стали тупее? — насмешливо поинтересовался Ролан, осторожно ощупывая очередной бугристый выступ. — Никого нельзя недооценивать, моя милая кошка.

— Я не твоя, — привычно огрызнулась Лионна и внимательно оглядела стену. — Хм-мм, тут какие-то письмена. Кажется… ого, да это, похоже, разновидность гоблинского языка. Кто знает его более-менее неплохо?

— Пусти-ка меня. — Ролан немного бесцеремонно отодвинул Лионну от стены и, сформировав на ладони так называемый магический «светлячок», стал внимательно изучать надпись.

— Ну, все просто, — спустя какое-то время произнес маг с довольной улыбкой. — Кошка, дай ключ.

— У меня есть имя, — огрызнулась оборотень, но ключ все же отдала. Темный жрец сжал его в руках, что-то прошептал и тот засиял нестерпимым белым сиянием. Часть стены вдруг задрожала и отъехала в сторону. За ней и находилась вожделенная дверь.

— Прошу, дамы, — улыбнулся Ролан и отвесил нам шутливый поклон.

Тьма подземелья освещалась магическим светлячком Ролана, хотя мы с Лионной в нем не особо нуждались. Воздух был тяжелый, спертый, казалось, еще немного, и мы не сможем дышать. Но чем дальше шли, тем больше ощущалось дуновение свежего ветерка. Что не могло не радовать — скоро мы выберемся из этого недружелюбного мрачного места.

— Шейс, еще одна дверь, — со злостью выдохнула Лионна, останавливаясь перед каменной плитой. — Хотя я не совсем уверена, что это дверь.

— Отойди-ка, — велел Ролан и вскинул руки. Мерцающая волна магической энергии превратила каменный заслон в крошку.

— Выход! — торжествующе воскликнула оборотень, и первой выбежала наружу. Мы с Роланом выбрались следом и одновременно выругались.

Перед нами предстал зал, полный серых карликов. Из пещер минотавров в гости к русалкам, — как любит говорить Гион. Лучше и не скажешь.

***

— Чужаки! Убить чужаков! — возопил карлик с ожерельем из чьих-то зубов и в таких грязных лохмотьях, что их постеснялись бы носить самые небрезгливые нищие. Его соплеменники переглянулись, схватили копья и что-то, отдаленно похожее на булавы, и кинулись на нас.

— Ну что за день? — простонала я. — Надо было, в самом деле, обойти эту шейсову лужайку!

— Нирна, хватит ныть! Сражайся, — рыкнула Лионна, частично трансформируясь. На ее пальцах тут же появились когти, а клыкастой улыбке теперь могли позавидовать и хищные рыбы Нелойского моря.

— Я просто устала, — буркнула я и метнула звезду тьмы в бегущего ко мне карлика. Тот вскрикнул и завалился. Его товарищи остановились, что-то гортанно выкрикивая. А Ролану только это и надо было. Он напевно произнес заклинание, и ревущая стена пламени просто смела наших противников.

Но тут раздался противный скрежещущий звук, и несколько каменных плит открылись, впуская целую толпу карликов.

— Со всеми ними не справиться! — закричал темный жрец и первым кинулся к какой-то подозрительной норе, в которую в более спокойной ситуации я бы ни за что не полезла.

— За ним, — Лионна вихрем пронеслась мимо меня, явно задействовав всю природную выносливость.

Я обернулась и увидела огромную толпу вооруженных до зубов карликов, алчно глядящих на меня.

«Еда!!!» — читалось в их голодных глазах.

— Вот шейс! — взвыла я и припустила за Лионной, вовсе не желая становиться закуской подземных дикарей.

Карлики за моей спиной взвыли в ответ и кинулись следом.

Никогда еще в жизни я так быстро не бегала.

***

Стоило мне ввалиться в нору, которая была просто неправдоподобно огромной, как вход затянула липкая черная паутина. Не бормочи рядом со мной Ролан, могла бы подумать, что мы попали в очередную ловушку.

И все же радоваться я не спешила. Кто-то же прорыл эту нору, и вряд ли бы подобным делом стали заниматься карлики. Да и гоблины тоже. Зачем им ход больше человеческого роста? Они же не идиоты, чтобы так усложнять себе жизнь. Значит, мы оказались в гостях у какого-то подземного обитателя и остается только молиться, чтобы он оказался далеко, и наши пути не пересеклись.

— Чувствуете этот омерзительный запах? — тихо произнесла Лионна, делая несколько шагов вперед. — Фу-у, пахнет, как сгоревшие пирожки леди Веалли.

Обоняние у меня было намного хуже, чем у оборотней, так что пришлось хорошенько принюхаться прежде, чем я учуяла запах, о котором говорила подруга. Пахло и, правда, отвратительно. Я тяжело задышала, чувствуя, как волна тошноты подкатывает к горлу.

— Мне уже хочется вернуться к карликам, — пробормотала я. — Но все же у нас больше шансов выжить здесь. Хотя бы потому, что чудовище, проживающее в этой норе, может быть давно мертво. Отсюда и запах. Ну, или быть в любом другом ответвлении и не учуять нас. Главное, передвигаться очень быстро.

— Нирна права, — сказал Ролан, отряхивая костюм. — Так что хватит болтать и вперед, милые леди.

— Я начинаю ненавидеть подземелья! — прорычала я и быстро зашагала по земляному коридору, стараясь не задевать стен, по которым ползали мерзкие белесые гусеницы.

***

Нора впереди разветвлялась на несколько ходов, и мы замерли на перепутье. Лионна сосредоточенно втянула воздух и после некоторого раздумья выбрала центральное направление. По ее словам, запах там был намного слабее, чем в правом и левом. Нам оставалось лишь довериться ее чутью.

Не знаю, сколько времени мы плутали по подземелью, но даже моя природная выносливость уже мало спасала. У меня возникло ощущение, что мы заплутали, но Лионна была уверена, что мы идем в верном направлении. Пререкаться с ней не было сил, так что я устало переставляла ноги и прилагала все усилия, чтобы не упасть.

И вот, когда я уже думала, что рухну замертво и больше не смогу подняться, мы выбрались в огромный зал, в центре которого стояла статуя какого-то омерзительного существа, похожего на помесь краба и паука. Твердый панцирь, множество глаз и тонкие мохнатые лапы — более отвратительного монстра я еще не видела.

Но тут я заметила сияние и чуть не взвизгнула от радости. Каменный купол, напоминающий опрокинутую и местами потрескавшуюся чашу, пропускал солнечные лучи, которые падали на лестницу, вырубленную прямо в стене и ведущую наверх. К столь желанному и знакомому миру с прохладным ветром и сияющим ласковым солнцем.

— Урр-ааа, мы почти у цели! — Я не удержалась от поистине детского ликования и кинулась к лестнице.

Рев, раздавшийся за спиной, заставил меня остолбенеть. Медленно развернувшись, я увидела побледневших Лионну и Ролана. А противоположная стена стремительно покрывалась сетью крупных трещин. Что-то явно пыталось прорваться наружу, что-то огромное и крайне кровожадное.

Мы испуганно переглянулись и кинулись бежать. А я-то наивно думала, что у меня не осталось сил. Оказывается, перед лицом смертельной опасности я почувствовала себя на диво бодрой и готовой пробежать чуть ли не половину родного материка.

Мы были уже на лестнице, когда монстр вырвался на волю и оказался копией уродливой статуи. И хотя мы птицами взлетели еще на несколько ступенек, быстро поняли, что не успеем выбраться на поверхность.

Оставалось одно: сразиться с чудовищем и отправить его в такие глубины мира мертвых, из которых он уже не выберется.

— Придется прибегнуть к вызову туманных нетопырей, — сказал Ролан, и впервые за все путешествие в его глазах промелькнуло что-то, похожее на вину. — Нирна, снова потребуется твоя помощь. Моей магии просто не хватит.

— Ага, меня ты опять собираешься использовать как энергетический сосуд на ножках, из которого можно вытянуть силу до последней капли! Ну уж нет, да я лучше сама спущусь к этому ульриковому отродью. Пусть он жрет меня, возможно, это не так мучительно! — Я с вызовом взглянула на Ролана. Но тот не смотрел на меня, он сделал пасс, и на «краба» упала черная пульсирующая сеть.

— Это задержит его ненадолго, раз уж ты такая несговорчивая. Но мы все равно не успеем добежать, он легко догонит нас и разрушит лестницу. Кроме того, я недоговорил. Нетопырей вызову я, но они потребуют плату. Вот тут и потребуется твоя сила. Так ты отказываешься? Готова рискнуть нашими жизнями из-за минутной слабости? — Глаза Ролана потемнели, напоминая теперь цветом предгрозовое небо. А каждое слово резало мою душу, словно остро заточенный нож.

— Ты просто невозможен, жрец! — прорычала я, едва сдерживаясь, чтобы не запустить в него какое-нибудь оглушающее заклинание. — Я согласна. Вызывай своих нетопырей. Но никогда больше не смей разговаривать со мной в подобном тоне.

— А ты не допускай таких ситуаций, полукровка. — Теперь взгляд Ролана выражал презрение.

— Хватит уже пререкаться, детишки, — хмыкнула Лионна. — Зови летучих мышек, маг, иначе этот урод нас точно сожрет.

Ролан ничего не ответил на ее выпад, лишь вскинул руки и затянул слова древнего призыва.

***

Монстр уже почти освободился от сети, когда на него обрушилась стая нетопырей, чьи смазанные силуэты едва можно было различить, так быстро они двигались. Существа мира тьмы, они были неуязвимы в нашем для большей части материальных тварей. Они оглушали противников воплями, а потом вытягивали из них жизнь.

Гигантские жвала сердито защелкали, ‘краб’ попытался скрыться в проделанном проеме, едва заслышав первую серию криков нетопырей, но не успел. Призрачная тень коснулась его, белесые когти дотронулись до панциря, и чудовище замерло, уподобившись статуе. А нетопыри облепили его, словно комары, и начали допивать остатки жизненных сил.

Я отвернулась, зрелище оказалось мерзким. Хотя то, что придется отдавать часть силы этим существам, было еще омерзительнее.

***

На поверхность Лионна и Ролан вытаскивали меня в четыре руки, потому как мои ноги заплетались, а перед глазами мелькали черные точки. Вспоминать, как нетопыри окружили меня и начали тянуть силу, совершенно не хотелось. Могу только сказать, что после этого я стала слабее былинки и чувствовала себя крайне паршиво. Ролан выглядел совсем немного получше, так что почетная обязанность тащить мое бренное тело по лестнице выпала Лионне.

Неудивительно, что мой словарный запас обогатился парочкой ругательств, а Ролану досталось обещание «скинуть одного темного паразита» с лестницы. А еще оборотень заявила, что настоящих мужчин в нашем мире все меньше и меньше, остаются одни лишь слабые и хилые подобия на них. После такого заявления Ролан нахмурился, но лишь в конце соизволил помочь.

А мне было все равно. Я очнулась от забытья, когда уже валялась на траве, на этой всеми богами проклятой полянке. Надо мной раскинулось бескрайнее синее небо с лениво плывущими пушистыми облаками.

На душе стало так хорошо и спокойно, что даже вялое переругивание Лионны и Ролана звучало почти как музыка.

Лионна

То, что маг назвал «да тут, неподалеку» на поверку оказалось «шейс знает где». Я потянулась так, что косточки хрустнули, и зевнула. Мы ехали второй день, лес сменился полями, а поля — лесом, но Таннер упрямо повторял «еще полчасика». При этом он задумчиво крутил в руках карту, поворачивая ее то одни боком, то другим, будто коварный замок умел телепортироваться и появлялся то на окраинах Окемы, то в дебрях Лунных островов.

— Долго еще ехать? — недовольно проворчала я, когда мы проехали табличку с надписью «Окт Тар». Не поручусь, но у меня возникло нехорошее чувство, что мы проезжали эту шейсову табличку раза три, не меньше.

— Ну долго? — проныла я через час, страстно обнимая шею Беса и растекаясь жареным блином по лошадиному крупу.

— Слушай, мы когда-нибудь вообще доедем? — Я уже не сопротивлялась и, выпустив поводья, свесила руки вниз. Табличка «Окт Тар» промелькнула пятый раз. Или шестой. Теперь я совершенно точно могла сказать, что мы ходим кругами.

Но мага это не смущало. Перевернув карту вверх тормашками, он вынул травинку изо рта и прищурился.

— Еще полчасика.

— Полчасика прошли тридцать шесть полчасиков назад, Таннер!

— Это долгие полчасика, — невозмутимо откликнулся маг, переворачивая карту вверх тормашками. — Считайте, что мы на прогулке. Птичек послушайте, цветочки понюхайте. Можете на меня полюбоваться, если пейзажи не радуют.

— Ненавижу тебя! — от всей души выдохнула Нирна, будто прочитав мои мысли.

Я промолчала. Надеюсь, мой глубокомысленный взгляд выразил все, что я думала о маге, но постеснялась озвучить.

Солнечный диск пугающе красного цвета неспешно опускался за горизонт, разбрасывая вокруг золотисто-розовые лучи. Часа три — и стемнеет, а тут, между прочим, нечистая сила водится. Говорят, время от времени в здешних местах пропадают туристы, а жители клянутся, что видели гарпий, кружащих над лесом. И горячо желают туристам «сдохнуть», потому как «кормют тварей своей человечинкой, а те потом гадють на крышу и зело каркают, спать не даваючи».

Забавно, что этот край славился также добрыми и гостеприимными жителями.

— Кажется, мы тут уже были. — Таннер остановил лошадь у печально знакомой таблички и задумался.

— Какая наблюдательность, — вздохнула ушастая. — А мы не заметили, ты представь.

— Да нет, ну что ты. Мы тут не были. Разве что раз пять, — хмыкнула я, отпуская поводья и собирая волосы в хвост. Завязав ленту, я облокотилась о седло и улыбнулась. — Не огорчайся. Я уверена, мы успеем как раз к похоронам Ормина. Он, бедняжка, лет через сто помрет от горя, что нас не дождался.

— Может, это не гуманно, но мне бы хотелось ускорить этот процесс. Поэтому… — Таннер спешился и, поковырявшись в земле у таблички, выкопал шар. — Поэтому, милая кошка, мы сократим наше путешествие, а в оставшиеся сто лет займемся более приятными вещами.

Маг кинул на меня страстный взгляд, и жутко зачесались руки дать ему подзатыльник. Хотя бы за то, что заставил сердце замереть: какого шейса этот темный маг так на меня действует?! Ульрик бы его побрал.

Я застегнула куртку, так и не отданную Ролану, на последнюю застежку. Не удержалась, вдохнула запах и зашипела. Ульрик — это мягко сказано!

— Что это? — Нирна, похоже, не заметила моих терзаний. Заинтересованно склонившись, она разглядывала шар. — Похоже на артефакт.

— Артефакт «круговик», заставляющий путников блуждать бесконечно. До тех пор, пока не сменят направление, — едва взглянув, проворчала я.

— Кошка? — Таннер обвинительно перебросил шар в другую руку и, повернувшись, недовольно нахмурился.

— Ну что?! Подумаешь, одолжили у вас шарик! Охранять надо лучше.

Помню, Рат еще заливал, что запер всех магов в сторожевой башне. Видать, хорошие маги. Я все думала, зачем в городе артефакт с такими свойствами, и никак не ожидала, что украденный мною предмет заставит меня же нарезать круги на одном месте.

Кажется, наш Ормин знал, кого подставлял. Особенно, если Нирна тоже имела с ним дело, но об этом мы вряд ли узнаем. Лично я доставала шарик некому Лану, да и то пришлось вытаскивать имя клещами: заказчики предпочитают не светиться лишний раз.

— Одолжили, да?

— Он же вернулся. — Я хлопнула ресницами. — Скажи, что нет.

Я с вызовом подняла подбородок и расплылась в улыбке, на что Ролан лишь усмехнулся

Бросив шар в сумку, он взлетел в седло и развернул лошадь.

— Будем считать, что случилось чудо. Леди, вы знаете, как переводится Окт Тар с местного наречия?

— Надоедливый пейзаж? — рискнула угадать Нирна. — Или, может, вечный путь?

— Холодно. Старый Замок, леди, чтоб вы знали. Сократим к нему дорогу. Никто не возражает?

Мне вспомнились байки о нечистой силе, и я против воли поежилась. Сходить с нахоженной тропки в темный, сырой лес, где громко заливались волки перед охотой, не было никакого желания. То, что у волков намечалась именно охота, я знала наверняка: оборотни оборотней всегда поймут.

Но пока я разбиралась в тонкостях волчьего языка, маг растворился в лесу. Пришлось догонять, отмахиваясь от хлестких веток и надоедливых комаров. А кровососы, учуяв свежую кровь, слетелись, сгруппировались в стаю и слаженно атаковали со всех фронтов. Одно насекомое настолько обнаглело, что залезло под блузку, где и закончило свою жизнь в самом расцвете сил.

— Я думала, здесь замок, а не деревня. — Я натянула куртку на нос и поморщилась.

Запах человеческого жилья ни с чем не спутать, особенно, если учесть, что в деревнях сортиры на каждом дворе, и чистят их крайне редко. Людям-то что, у них нюх слабый, зато для меня аромат раскрывался во всех подробностях.

— Замок дальше, — пояснил маг. — Держитесь ко мне поближе, чтобы вас не пришлось спасать от дружелюбных жителей.

— Которые гостеприимные и добрые, — процитировала Нирна путеводитель и ухмыльнулась.

— Именно. Кошка, ты все слышала?

— Ты что-то сказал? — Я зевнула, прикрыв рот ладонью. — Знаешь, меня всегда пугает, когда у тебя так страшно сверкают глаза. Ты не взорвешься случайно? Иногда у тебя дым из ушей валит, вот клянусь!

К прискорбию местных жителей, ума Таннеру не занимать, да и два дня в обнимку с картой не прошли даром. Так что дежурившие на тракте крестьяне, разодетые стражниками и размахивающие вилами, лишь удивленно раскрыли рты, когда трое чужаков вылезли из леса прямо у них перед носом. Особенно их задело то, что мы оказались в деревне, минуя сторожевой пост.

— Эй, а плату? — с детской обидой спросил один из них, угрожающе размахивая ржавыми вилами. Спорю, эти вилы откопали на кладбище, в могиле тысячелетней давности?

— Ты за дорогой следишь? Вот и следи, — жестко отрезал маг.

— Заплати сначала, потом командуй, ишь разоделся! Чай не маг заморский, чтоб народ дурить. Гони золото, как положено!

— А это видел? — равнодушно поинтересовался маг, показывая дулю с пламенем.

Стражники переглянулись, как-то уж очень подозрительно, словно заговорщики. Один из них, перебросив вилы в другую руку, вышел вперед, в то время как второй под прикрытием товарища шмыгнул в лес.

Я провела языком по клыкам: догнать бы беглеца и допросить на предмет спектакля. Даже если бы я хотела остаться в неведении, благодаря выразительной мимике горе-стражников поневоле заподозришь мировой заговор.

— Мне это не нравится, — прошептала Нирна, когда мы углубились в деревню .

— Подозрительно… хотя, может, приспичило в кустики? — Я задержалась и, обернувшись, пристально вгляделась в лес, — на случай, если стражник отправился за сообщниками, — но так и не заметила толпы вооруженных крестьян. Только ветер раскачивал деревья. Дернув поводья, я кивнула Нирне, и мы отправились дальше.

Деревенька оказалось маленькой… даже малюсенькой. Поместье, в котором прошло мое детство, и то по площади раза в два превышало это местечко. Деревянные дома теснились лишь по одну сторону от тракта, их стройный ряд завершался в конце большим кирпичным зданием, на котором гордо красовалась табличка с бочонком. Видимо, таверна. Людей я не заметила, хотя запахи говорили, что они тут все-таки имеются.

Так никого и не встретив, мы миновали негостеприимную деревню. Жуть берет. Вымерли все, что ли?

Оставив таверну позади, мы выехали на широкий тракт, на котором свободно уместились бы две кареты. Впрочем, далеко они бы не уехали: тракт обрывался глубоким рвом. Когда-то по дну рва, наверное, протекала бурная речка; но сейчас от нее осталась лишь мелкая лужа, в которой плавал мусор, а в мусоре утки. Одна из уток, хлопая крыльями и крякая, взлетела вверх, стремительно облетела замок с голубыми башенками и грузно опустилась на воду. Раздался плеск, и хлам, состоящий из ниток, кожуры, очистков, стружки и еще какой-то бяки, пошел волнами.

Я привстала в седле, чтобы оценить расстояние до замка… оценила и села обратно.

— Может, постучим? Скатаемся в город, одолжим катапульту и пару булыжников, а потом вежливо постучимся в окошко.

— А, может, через ров? — Нирна с сомнением посмотрела на замок, ехидно подмигивающий нам черными проемами бойниц.

— Предлагаешь построить мост? — призадумалась я. — Как думаешь, много времени займет?

Маг, вздохнув, спешился и помог нам.

— Я понимаю, вам хочется потратить пару веков на штурм замка. Но у меня есть кое-что получше.

Он достал из сумки пузырек. Очень — очень! — знакомый пузырек, с зеленоватой жидкостью внутри и гербом моей старушки. Я похлопала себя по карманам и, поняв, что меня коварно обокрали, выпустила когти.

— Чтоб тебя шейсы унесли, Таннер!

***

Солнце медленно катилось за горизонт, окрашивая замок в причудливые красноватые оттенки и щедро накладывая тени по углам. Я выглянула в бойницу, и у меня дух захватило от высоты. Сколько простора, какой потрясающий вид!

— Кошка, хватит любоваться. — Маг осторожно, чтобы не шуметь, положил рядом со мной сумку и начал с интересом в ней копаться. — Потом полюбуешься.

— Жалко? — Я изящно махнула хвостом и совсем неизящно влезла в сумку. — Что ты тут ищешь? Темно и пыльно.

— Уж явно не оборотня. — Ролан легонько щелкнул меня по носу. Я смертельно обиделась и с коротким шипением отпрянула от сумки.

— Не надо так делать.

Ролан стер улыбку с лица и серьезно заверил:

— Не буду. В следующий раз оттащу за хвост, уговорила.

— Да как знаешь, только руки мой, а то у немытых такой мерзкий вкус, фу!

— Хватит уже ругаться, пошли! — Нирна вернулась из разведки, быстро осмотрелась и махнула рукой. — Всё чисто, коридор свободен, даже странно. Что ты там ищешь?

Ушастая не удержалась и заглянула в сумку.

— Это что — женское любопытство? — с плохо скрываемым раздражением спросил маг. Нирна пожала плечами и оставила сумку в покое.

— Пошли, — бросила она через плечо, размытой тенью скользя вдоль стены.

Коридор действительно оказался пустым, но мы не рискнули высовываться — мало ли, кому-то из стражников в туалет понадобится? Поэтому двигались перебежками, от статуи к темному углу, от темного угла — к тени под люстрой… пришлось даже прикинуться пылью, когда из-за угла выбежал звенящий стражник и, придерживая живот рукой, помчался по коридору. Долетев до лестницы, несчастный жалобно взвыл и припустил с утроенной скоростью.

— Другого пути нет? — Нирна остановилась у двери и подняла голову. Хорошая такая дверь, с двумя створками, из черного металла с вязью железных узоров. — Откуда стражник бежал?

— Из соседнего коридора. Но тот коридор тоже ведет сюда, — вздохнул Ролан.

На двери висели крест накрест две огромные цепи, соединенные замком, будто бы хозяин сам боялся того, что находится внутри. Подозрительно.

Я принюхалась. Воздух обычный, отдает старой смертью, но так и должно быть. Все замки, в которых мне удалось побывать, — а таких немало, — хранили в себе жертву. Собак, мелких грызунов, а порой и людей, вмуровывали в стены или закапывали под порогом: якобы для счастья его жителей и ублажения богов. Не знаю, как боги, а призраки радовались и стекались на запах смерти, как пчелы на запах меда.

— Должен быть обход. — Да, я ничего не чувствовала, но это и было странно.

— Увы. — Ролан пожал плечами. — Хотя вру, можно вырастить крылья и улететь в окошко.

— Я начинаю думать, что катапульта не такой уж плохой вариант. — Нирна хлопнула ладонью по двери, на что дверь отозвалась металлическим гулом, и прислонилась к ней спиной. — У тебя, случайно, ключа нет?

— А зачем? — С этими словами маг прикоснулся к замку, и тот начал медленно плавиться. — Ключи устарели.

Цепи с жутким грохотом разошлись в разные стороны. Ролан резко отдернул руку и подул на обожженные пальцы. Краснота медленно, но сходила — регенерация отличная вещь.

— Этот Ормин замуровался основательно. — Нирна толкнула створки.

Заскрипели петли, загремели створки, открывая нам большой темный зал, больше похожий на загон для минотавра. Или на склеп: окон не было, везде темнота, если не считать узких полосок света, идущих из оставленного нами коридора.

Я взъерошилась и негромко зарычала. Запах появился — тухлый, затхлый, гнилой, — и он мне совершенно не понравился.

— Фууу. — Нирна закрыла нос рукой.

— Фуууу?! — возмущенно подхватило эхо.

С потолка спикировала какая-то тварь и грузно опустилась на пол. Моргнув, я настроила кошачье зрение, чтобы видеть в темноте, и попятилась назад. Выглядели эти твари даже хуже, чем пахли. Женская голова, напрочь лишенная обаяния, крепилась к телу птицы, причем птицы на редкость отвратительной: вытянутой в длину, с громадными когтями и змеиным хвостом.

— Гарпии, — тихо прошептала я.

Еще одна тварь приземлилась позади, отрезая нам путь к бегству. Мы сгрудились в центре, и по обе стороны от меня зажглись красные огоньки: маги сообразили прочитать заклинание ночного видения.

— Проклятье! — тихо выругался Ролан.

— Ужжин к нам сссам пришел? Как это мило с его ссстороны!. — Гарпия скребнула когтями по полу и каркающе рассмеялась.

***

— Ссславный ужжин, — одна из гарпий, не торопясь, подбиралась ближе, словно примеривалась, за кого взяться сперва. — Ссславный.

— Ролан? — Я нервно барабанила хвостом по полу. — Послушай, ты не мог бы поскорее?

Маг промычал что-то колкое в ответ и выпустил в гарпию огненный шар. Тварь взлетела, поднимая крыльями волну зловония, и невозмутимо уселась на прежнее место, как только шар пролетел под ней.

Еще две гарпии зависли под потолком, не решаясь подлететь ближе, и изредка посмеивались. Увертливости им, конечно, не занимать. Я нервно выпустила когти и снова затянула их обратно.

— Таннер? — Нирна мельком взглянула на мага. — Ты там долго мудрить будешь?

— Скоро. Задержите их, мне нужны считанные мгновения.

Гарпии услышали, заволновались, закудахтали. Одна из висевших на потолке, вдруг резко спикировала вниз, на Нирну, и взвыла, когда я ударила ее лапой по морде. Хлопая крыльями, отчего на нас дохнул зловонный ветер, она поднялась обратно, покружилась и снова спикировала вниз.

Тут я не выдержала. Прыгнув на тварь, я отдалась инстинктам: перебить хребет… разрезать артерии на шее… сломать позвоночник. Обычно пантеры разрывают жертве глотку, но меня беспокоила гигиена. Думать боюсь, какая мерзкая эта гарпия на вкус, если уж от запаха хочется удушиться.

— Всё. — Маг обернулся и побледнел. — Лионна, уходи оттуда!

— Что? — Еще не до конца понимая, что вообще происходит, я увернулась от огненного шара. — Ты что, сдурел?!

— Уходи оттуда! — Маг в два прыжка оказался возле меня и чуть ли не за хвост принялся тянуть к двери. Я огрызнулась на него, и это меня спасло от когтей разъяренной подружки убитой гарпии.

Ролан сбросил еще один огненный шар, и гарпия, обиженно взвыв, отпрянула. Этого нам хватило, чтобы добраться до двери.

— Сюда давайте! — Нирна держала двери распахнутыми, готовая в любой момент их захлопнуть. — Ну же, быстрее!

Я влетела в следующую комнату, следом за мной ввалился Ролан, а за ним, надрывно хрипя и хлопая изрядно подгоревшими крыльями, вломилась гарпия. И наконец-то двери захлопнулись, отрезая нас от оставшейся твари.

— Убийццы! — бесновалась гарпия. — Убийццы!

Нирна сложила руки домиком и попыталась оглушить гарпию заклинанием. Чуть-чуть промахнулась — тварь отпрянула… чтобы попасть в огненную сеть Ролана.

Медленно, почти плавно, она осела на пол и накрылась крыльями. Тонкая огненная сетка прочертила узор на ее теле, и гарпия, мгновенно вспыхнув, разлетелась на сверкающие искры.

— Ай-ай-ай. Что вы сделали с моими бедными птичками?

Мы повернулись на голос. Лучи заходящего солнца скользили по книжным стеллажам, хрустальным статуям, изумрудным листьям пальм и бархатному покрывалу, накинутому на что-то прямоугольное, вроде гигантской клетки. Но свет, будто натолкнувшись на стену, меркнул в центре, где стоял массивный стол и широкое, кожаное кресло.

Высокий седовласый человек величественно поднялся с кресла и театрально развел руки в стороны.

— Вы меня нашли, ну надо же. А я вас заждался. Не хотите ли отужинать, милые гости? Окт Тар славится добрыми и гостеприимными жителями, господа.

Глава 21

Нирна

— Господин Талику, — я вложила в это обращение весь свой сарказм, — вы и правда думаете, что после всех ваших попыток навредить нам, мы с улыбкой примем ваше предложение?

— А почему бы и нет, милая эльфийка?

— Полуэльфийка, — привычно выдавила я сквозь стиснутые зубы.

— У нее на этот счет пунктик, — вмешалась Лионна, со странным выражением глядя на Ормина. — Так что думай, прежде чем говорить…колдун.

— Хорошо, поставлю вопрос по-другому: хотите ли вы отужинать со мной и попробовать убедить меня сохранить ваши жалкие жизни, либо предпочтете сгнить в темнице? — Тон Ормина был ровным, но в глазах его сверкала ярость.

— А почему вы сразу нас не убьете? — холодно поинтересовался Ролан. — Ни за что не поверю, что дело в обычной скуке.

— Я вижу в вас очень хороший потенциал. — Хозяин замка покровительственно нам улыбнулся. — И хотя вы убили моего слугу, я готов вас простить и принять на службу. Ведь возвращаться в Окему для ваших спутниц равносильно самоубийству. Возможно, у вас и есть связи, но что дальше? Один раз вы сможете их спасти, но кто вам даст гарантии, что они откажутся от своей преступной деятельности? Оступившись однажды, трудно начать новую, законопослушную жизнь. А у меня на службе они не будут ни в чем ограничены и сами себе будут судьями. Я узаконю их деятельность… К тому же и вы, молодой человек, сможете выйти из тени своего отца и получить такую власть, о которой могли только мечтать.

— Если вы думаете, что мы…. — возмущенно начала я, но тут Ролан подвинулся ко мне и подло наступил на ногу. Я вскрикнула и замолчала. За моей спиной хихикнула Лионна. Я украдкой показала магу кулак и задумалась.

Ормин Талику что-то недоговаривает, но что именно? Стоит ли принимать правила его игры или сразу броситься в сражение? Лично я так устала, что сил на притворство просто не осталось. Но Ролан явно кое-что придумал, и придется, видимо, подыграть. Однако если что-то пойдет не так, первой прирежу этого Ормина.

— Мы принимаем ваше предложение, достопочтимый Ормин, потому что только глупые люди…и кхм, нелюди могут упустить такой шанс. Но прежде позвольте узнать: дадите ли вы нам отдохнуть и привести себя в порядок? Как видите, наши одежды несколько запылились, и, если вам не составит труда….

У меня начали закрываться глаза под монотонное бубнение Ролана. Ормин же расслабился и улыбнулся, сразу став похож на доброго дядюшку.

— Конечно. Еще никто не жаловался на мое гостеприимство. Следуйте за слугой, он покажет ваши комнаты.

И колдун дернул за подвешенный возле кресла колокольчик. Прошло совсем немного времени, и в зал примчался взъерошенный лакей, на могучем теле которого ливрея чуть ли не лопалась. Здесь что, слуг кормят на убой?

— Леор, отведи наших гостей в комнаты. И проследи, чтобы они всем остались довольны.

Интонации, с которыми Ормин произнес последнюю фразу, мне совсем не понравились. Впрочем, чего еще ждать от врага? Наверняка этот Леор будет шпионить за нами и обо всем доносить хозяину. Хм, пожалуй, ванну в этом замке я точно принимать не буду. И можете считать меня параноиком.

***

Каждому из нас выделили отдельную комнату. Когда Лионна попыталась прошмыгнуть в мою, Леор вежливо, но настойчиво оттеснил ее в сторону и захлопнул дверь. Я пожала плечами и прошла к зеркалу в человеческий рост, украшенному серебряной рамой, на которой можно было разглядеть узор из роз.

То, что я увидела в зеркале, мне совсем не понравилось. Коса свалялась и стала грязновато-серого цвета, светлая рубашка оказалась вся в разводах, штаны пропитались потом и пахли просто ужасно. Срочно надо было привести себя в порядок, чем я, собственно, и занялась. Хорошо, что хоть один чистый комплект одежды у меня остался.

Умывшись, причесавшись и переодевшись, я почувствовала себя намного увереннее. Присев на роскошную кровать, на которой спокойно могли бы уместиться несколько минотавров, я задумчиво посмотрела в окно. И зачем мы полезли в этот проклятый шейсами замок? У нас ведь даже толкового плана не было. Гарпий одолели чудом, не иначе, а будь этот замок нашпигован стражей или магами-последователями Ормина? Магия не бесконечна, равно как и наши физические силы.

Надо было собрать побольше информации, возможно понаблюдать за замком хотя бы месяц… Но желание отомстить затуманило нам головы. К тому же я так устала от этих погонь, нападений, сражений, что вряд ли смогла бы ждать. И куда только девалось мое прежнее знаменитое хладнокровие? Погоня за колдуном оказалась не просто рискованным путешествием, она что-то изменила во мне. Вот только не могу понять: к добру ли эти изменения? Или я с каждым днем все больше и больше приближаюсь к краю бездны?

— Как же, вы, эльфы…хорошо, полукровки, любите изображать вселенскую скорбь! — произнесла Лионна, запрыгивая через окно в комнату. — Я уже успела проверить, есть ли в моей комнате тайные ходы и пробраться к тебе, а ты сидишь тут и ничего не делаешь!

— Я думаю. Иногда это помогает решить проблемы быстрее, чем бесполезные метания туда-сюда, — с нахмуренным видом сказала я. Ну не дают побыть в одиночестве и все тут!

— Я подумать тоже люблю, — ничуть не растерявшись, ответила оборотень. — Когда время есть. А в нашей теперешней ситуации нужно действовать, а не рассиживаться!

— Тише, — прошипела я, прислушиваясь. — К нам кто-то идет!

— Сама слышу, не глухая. Хотя ушки у меня не в пример меньше твоих, — беззлобно подколола меня Ли. Я только раздраженно махнула рукой.

Шаги замерли возле двери. Послышалось сопение, еле слышный шорох. И воцарилась тишина.

Лионна бесшумно прокралась к столику, взяла перо и бумагу и быстро что-то нацарапала. А затем подошла ко мне и отдала записку.

«Ничего не ешь и не пей!» — гласила она.

Я кивнула, пантерка довольно улыбнулась и покинула мою комнату тем же способом, что и пришла.

***

Ужин начался не слишком оптимистично. Думаю, зомби и то выглядели бы более жизнерадостными, чем мы. Ормин Талику медленно цедил вино и кидал на нас мрачные взгляды. Наконец, Ролан соизволил заговорить:

— Господин Талику, думаю, не стоит ходить вокруг да около. Пора положить конец этой затянувшейся истории. Вы причинила нам много зла, но я не герой легенд, чтобы ради мести рисковать самым ценным, что есть у каждого из нас — жизнью. Так что я склонен оставить ненависть и неприязнь в прошлом и согласиться на сотрудничество с вами.

— Рад слышать столь здравые слова, молодой человек. Ну а что решили наши прекрасные дамы? — Ормин внимательно посмотрел на нас с Лионной, будто пытался прожечь дыру в наших лбах.

— Зачем вы пытались убить нас? — вздохнув, Лионна подняла голову и встретилась с магом взглядом. — Ну? Сначала подставили с бароном. Потом на горном перевале. Хэлл в лесу. Припоминаете что-нибудь?

Ормин фальшиво рассмеялся.

— Как же, как же…. Извините, дамы, ничего личного.

— Да что вы? — язвительно протянула оборотень. — Тогда теряюсь в догадках.

— Видите ли, вы ключевые фигуры в делах аж четырех Орденов….

— Орденов всего два, — мрачно сказал Ролан.

— О, так папочка тебе не рассказал про третий? — усмехнулся колдун. — Спроси у него при случае. Что касается вашего вопроса, юная госпожа, то я просто не хочу давать кому-то возможности использовать вас, так что вас надо убрать с дороги. Но можно обойтись без жертв…

— Что-то ты голову нам морочишь! — не выдержала Лионна. — Мы тут при чем? Я так вообще никакого отношения к магам не имею. Нирна давно не в Ордене. А ты, темный, что-то знаешь?

Ролан покачал головой, медленно и будто неохотно.

— Вот видишь?

— Я расскажу вам все. Если вы будете со мной сотрудничать, вы будете в безопасности, даю вам слово, что и пальцем вас не трону.

Мы переглянулись с Лионной. Колдун темнил, но едва ли мы добьемся от него правдивых ответов. Оборотень вздохнула.

— Деньги решают все! Оплатишь наши волнения, старик, и мы твои преданные слуги! — Лионна ослепительно улыбнулась, а Ормин побагровел, но все же сдержался и не заорал.

— В самом деле. Мы взрослые люди. Перспективы, обрисованные вами, заманчивы, так что я присоединяюсь к остальным. — Я мягко улыбнулась, и глазки Ормина масляно заблестели. Мысленно я представила, как умерщвляю его самыми изощренными способами.

— Я рад, что вы оказались столь практичными и разумными. Поверьте, работая на меня, вы ни в чем не будете нуждаться. А теперь выпьем за это. — И колдун встал и поднял бокал с вином рубиново-красного цвета. Мы тоже встали и подняли свои бокалы.

— За сотрудничество! — провозгласил Ормин и первым выпил вино. Лионна между тем принюхалась и скривилась.

«Яд!», — прочитала я по ее губам и тут же выплеснула жидкость из бокала. Что ж, этого и следовало ожидать. Легковерные враги бывают только в сказках. А Ормин просто решил упростить себе работу и убить нас без особых проблем. Видимо, Хэлл не успел ему донести, что в нашей команде оборотень.

— Мы не дураки, господин Ормин, — холодно произнес Ролан и швырнул бокал на пол. Он разбился и разлетелся на множество осколков.

— Что ж, вас, так или иначе, ожидает смерть. Теперь она будет долгой и мучительной, — прошипел Ормин и разбил какую-то склянку. Комната заполнилась грязновато-серым туманом, а у меня перед глазами все поплыло, и я самым позорным образом потеряла сознание.

***

Очнулась я в той самой зале, куда мы прорывались с боем. Обстановка не особо изменилась, разве что с таинственного предмета скинули ткань, и он оказался ничем иным, как клеткой. Но от нее исходило такое сияние, что не удавалось разглядеть, что там или кто. Наверное, очередной монстр, — промелькнуло у меня в голове.

Я огляделась. Лионна лежала возле кресла Ормина, Ролан пытался встать, с грустью глядя на испачканную мантию. Вот какая ему разница, она же все равно черная! Впрочем, о чем это я, сейчас все внимание нужно сосредоточить на враге.

Который, кстати, восседает в кресле с видом короля в пятом поколении и имеет наглость снисходительно усмехаться, глядя на нас.

— Представление продолжается. Ну что, мои любимые марионетки, повеселите дядюшку Ормина перед гибелью? — весьма благодушно поинтересовался колдун, будто просил несмышленых детишек показать ему спектакль.

— Иди ты в царство Ульрика! — с ненавистью закричала я, вскакивая.

Магия переполняла меня, силы я черпала из ярости и злости, холодной и ясной, как кристалл льда. В руках переливались черно-фиолетовым цветом сгустки магической энергии. Я одновременно швырнула их в Ормина, но ничего не произошло. Они будто разбились о невидимую стену. Я в отчаянии смотрела на врага, ничего не понимая. Как такое возможно?

Присмотревшись повнимательнее, я заметила в руках Ормина небольшую статуэтку с головой льва. Да это же Черная химера! Теперь все понятно. С ней он почти неуязвим. Но, возможно, мы сможем найти какую-нибудь лазейку и победить этого заносчивого материализатора. Если же нет, то по крайней, я умру, не моля о пощаде, а сражаясь. Смешно, но подобные фразы перестают казаться пафосными, когда оказываешься на краю бездны.

«Станцуем наш последний танец красиво!» — услышала я тихий зловещий голос в своей голове. Что ж, похоже, перед близкой смертью я свихнулась. Или моя магия все-таки победила.

— Мы никогда не будем твоими марионетками, Ормин, — улыбнулась я и вскинула руки, тут же окутавшиеся сиреневым пламенем. Ролан странно посмотрел на меня, но тоже принялся творить чары. Губы его что-то шептали, отдельные слова, которые я улавливала, были древними и страшными.

Лицо Ормина стало похоже на гротескную маску, его губы кривились в зловещей ухмылке. Видимо, он был уверен в своей защите, потому что, когда сиреневое пламя, вырвавшееся из моих рук, устремилось к нему, он даже не шелохнулся. И птицы, похожие на гигантские тени с пылающими глазами, которых наслал на него Ролан, не смогли пробить ту незримую стену, что возводила магическая статуэтка.

— Ты начинаешь действовать мне на нервы, колдун! — прорычала Лионна, извлекая из кармана куртки небольшой флакончик. Нас же обыскивали, интересно, куда она умудрилась его спрятать?

Она уже занесла руку, чтобы швырнуть его в Ормина, но тот взмахнул рукой и произнес какую-то тарабарщину. Серые уродливые статуи, напоминавшие оживший кошмар, вдруг обрели подвижность и медленно расправили крылья. Глаза их горели алым пламенем, кожа была бугристой и покрытой шипами.

— Ха, думаешь, эти уроды меня остановят? — рассмеялась Лионна, но в следующее мгновение замолчала и медленно опустила руку. В недоумении проследив за ее взглядом, я вскрикнула. Сияние вокруг клетки померкло, и я увидела съежившегося худого мальчишку. Стокли, кажется, один из ребят Лионны. Шейс, вот шейс!

— Горгульи в мгновение ока сломают эту клетку и оторвут голову этому щенку! Ты этого жаждешь, девчонка? — В голосе Ормина звучала торжествующая злоба. Его пальцы ласково поглаживали статуэтку.

Лионна

Маленькая фигурка смотрелась игрушкой в большой клетке — сломанной, забытой, никому не нужной. Съежившись и вздрагивая всем телом, Стокли смотрел в одну точку. В широко раскрытых глазах застыл страх — страх и ничего больше, будто из мальчика выпили всю жизнь.

Плохо, очень плохо.

Сжав зелье, лишающее предметы магической силы, я опомнилась лишь тогда, когда склянка жалобно треснула. Горлышко сломалось, и острые края осколка впились мне в руку.

Одно движение руки — и у нас появится шанс на победу. Одно только движение.

Мы победим, но Стокли — умрет.

— А ведь я мог бы вас отпустить… и даже подарить свободу. Маленькая, незаконная сделка, новые документы и новый город. — Ормин потер запястье и жестом остановил горгулью, дернувшуюся вперед. Запах крови всегда привлекает этих тварей. Я ослабила хватку, и капля крови скатилась на ладонь.

— Что ты ему сделал? — Голос звучал на удивление спокойно, но внутри всё звенело от гнева, отчаяния и страха. — Что-ты-ему-сделал?!

— Только научил манерам.

«Мы научили ее манерам, она плохо себя вела. Правда же, так лучше?».

Я падаю перед маленькой девочкой на колени, трясу ее за плечи, но она мертва. Пустые глаза смотрят в небо, будто пытаясь найти за решеткой проблеск солнца. Я рыдаю — рыдаю навзрыд, — последний раз в своей жизни.

Нет. Стокли не повторит судьбу Рины. Не сегодня. Не так. Не сейчас.

Вдохнуть и выдохнуть. Успокоиться. Руки перестали дрожать, я прищурилась и распрямила плечи.

Горгульи кружили вокруг клетки, но, оживленные магией Ормина, они зависели от хозяина, как зависит цветок от солнца. Колдун, несомненно, знал об этом, и ласково поглаживал статуэтку, опасаясь выпустить ее из рук хоть на секунду. Он держался молодцом, однако в глазах таился страх, тщательно запрятанный вглубь.

Каковы шансы победить? Почти никаких.

Иногда из двух зол приходится выбирать меньшую.

— Ну что ж. Хорошее предложение. — Я положила склянку на пол и, сделав пару шагов к Ормину, чтобы «друзья» ненароком не прибили, развернулась. — Знаете, было весело, ребята, но наши пути… как там?… расходятся!

— Предательница! — прошипела Нирна. Таннер от избытка чувств взвесил на ладони огненный шар и так сверкнул глазами, что у меня волосы на затылке зашевелились. Неужели не поймут?

— Да, да, мне тоже будет тебя не хватать! А ты, Ролан… о, всю дорогу мечтала сказать! Наконец-то могу, пока Черная Химера защищает Ормина, а я могу отсидеться за его спиной… слышишь, за его спиной!… ты глупец, хам, и я рада от тебя избавиться. Счастливого путешествия в страну Ульрика, друг мой!

Я наклонила голову и метнула быстрый взгляд в сторону клетки и обратно, на Ролана. Его глаза расширились, и тут же губы сердито поджались.

— Я спущу с тебя шкуру, когда доберусь, — прорычал он.

— Жду.

Нацепив самую обаятельную из своих улыбок, я подошла к Ормину и нежно отряхнула его плечо от пылинок. Потом провела рукой по его груди, дотронулась до золотого ключа, покачивающегося на цепочке, и одарила колдуна томным взглядом. Очаровать врага, превратить его в друга… я терпеть не могла эти игры, но детство, проведенное среди змей высшего общества, прошло не совсем даром.

— Ты же выполнишь свое обещание? — спросила я, глядя врагу в глаза. — Кошки умеют быть благодарными.

— А ты как думаешь?

Ормин явно поверил в мою игру; он чуть ослабил хватку и, взяв статуэтку в одну руку, дотронулся до моего лица. Фуу, лишь бы не вырвало! Воздух вокруг колдуна чуть сгустился, отзываясь на мои мысли. Не раскрыть бы карты раньше времени.

— Кошечка будет хорошей дочкой?

Ролана перекосило, а я, чтобы не зарычать, со свистом выдохнула. Спокойствие, спокойствие. Елейный, сладкий голос мага разбудил во мне зверя: ненавижу игры в «папы-дочки»! Последний сорокалетний бабник, назвавший меня кошечкой, остался без зубов.

Рука Ормина соскользнула с лица на плечо, и я взвыла. Всё! Больше не могу! Я резко впилась зубами в руку противного колдунишки. Его ладонь разжалась, выпуская артефакт, но меня все равно отбросило назад: видимо, мало просто выбить из рук Черную Химеру, надо лишить замок ее защиты.

Я ударилась о стену возле окна и, простонав, сползла на пол. Точно что-то сломала, но нет времени выяснять, что именно. Одна надежда — что Таннер не подведет.

— Ах ты!… — Ормин поднял руку, собираясь меня прикончить.

— Поиграем? — Таннер выставил руки вперед, и огненная стена побежала к Ормину. Вреда не причинила, но отвлекла.

Я поморгала, восстанавливая зрение, и дотронулась до головы. Сотрясение обеспечено, но боги с ним: не время стенать и плакать. Схватившись за стену, я поднялась на ноги и, пытаясь сфокусировать взгляд, осмотрелась. Где эта шейсова Черная Химера?!

Мы заметили ее одновременно — Ормин и я. Статуэтка, покачиваясь, лежала точно под люстрой, в кружочке света, маня и обещая победителю кучу преимуществ. Мы переглянулись, примериваясь и оценивая противника, и кинулись к призу.

Я никогда так не бегала. За считанные секунды мне удалось добраться до Черной Химеры — к несчастью, соперник тоже ставил рекорды. Пришлось вспомнить подлый трюк, которому меня обучал отец: скользнув вперед, я подрезала Ормину ноги.

Колдун тяжело упал на пол, его глаза забегали, и спустя мгновение он указал на клетку:

— Смотри-ка, птичка!

От крика Стокли у меня упало сердце. Мальчик вдавился в заднюю стену клетки, ногой выталкивая морду горгульи за ее пределы. Тварь, перекусившая прутья и втиснувшаяся в дыру по самую шею, громко верещала и щелкала клювом. Проклятье, проклятье! Ормин не должен был отдавать приказ!

Иногда приходится выбирать.

Я схватила артефакт и, посмотрев в перепуганные глаза колдуна, тихо прошипела:

— А теперь смотри ты.

Я швырнула Черную Химеру в окно. Стекло разлетелось осколками, и статуэтка, перевернувшись в воздухе несколько раз, полетела вниз.

Нирна

Сквозь охватившее меня ледяное оцепенение я услышала звон разбитого стекла. Пару раз моргнув, я уставилась на что-то вопящего Ормина и довольно улыбающуюся Лионну, неспешно к нему приближающуюся. Колдун прекратил орать и затравленно посмотрел на нее, будто забыв о том, что обладает весьма могущественным даром.

— Твоя защита больше не совершенна, а магия не бесконечна. Сегодня у тебя будет свидание со смертью, — произнесла оборотень таким тоном, что даже у меня побежали мурашки по спине.

— Или у тебя, наглая выскочка! — прокричал Ормин, под конец сорвавшись на позорный визг. — Юхис, займись девчонкой, а я пока развлеку других наших гостей.

Горгулья, расправив крылья, заверещала и сорвалась с места. Лионна отшатнулась и полоснула летучую тварь по морде, но оставила лишь царапину. Несладко придется пантерке.

А уж нам-то как! Чудом увернувшись от огненного шара, я налетела на стену, врезалась плечом в железный подсвечник и зашипела от боли. Если так пойдет дальше, от нас с Роланом останутся кучки пепла… а может, и их не останется.

Я прошептала слова заклинания, стянула силу в кулак и, выбросив руку, попыталась оглушить Ормина заклинанием. Задела. Но краем, и колдун, пошатнувшись, создал множество острых, похожих на наконечники стрел, камней.

Я нервно сглотнула, когда они устремились в мою сторону и спешно начала возводить защиту. Зубодробительное заклинание вспомнилось на диво легко, все-таки в опасной ситуации мозг соображает намного быстрее, чем обычно. Я выкрикнула последнюю часть заклинания, когда камни уже были в опасной близости от моего лица. Темный полог укрыл меня, будто теплое бабушкино одеяло, защищая от любых напастей. Жаль, продержится он недолго.

— Сволочь, — задумчиво выдохнул Ролан. — Есть один способ…

Таннер, закрытый от Ормина легким щитом силы, хищно посмотрел на меня. Почему, ну почему, каждый раз от его идей страдаю именно я?!

— Даже не думай, — зло произнесла я, сверкая глазами.

— Но мне понадобится сила.

— Я же не подопытный кролик! — прошипела я, пытаясь придумать, какое бы еще атакующее заклинание использовать. Да помощнее.

Новое заклинание Ормина оказалось ничем иным, как куском стены, летящим в нашу сторону. К счастью, помогла горгулья, отброшенная Лионной в сторону и рикошетом угодившая в хозяина.

Взвыв, колдун дернулся вбок, потерял концентрацию, и булыжник с грохотом и шумом врезался рядом с нами. Пыль и крошка посыпались на голову, заставив пригнуться, а стена, угрожающе заскрежетав, покрылась сетью трещин.

— Шейс бы вас подрал! Удавил бы своими руками! — Вот теперь Ормин разозлился. — Мой замок!

— Ладно, тебе понадобится сила, — со вздохом произнесла я. -Что ты придумал?

— Знаешь, заклинание темной пыли? — спросил маг и, дождавшись моего кивка, продолжил быстрым шепотом: — Так вот, сначала ты прочтешь его, отвлечешь Ормина, а потом я ударю ураганом тьмы.

— Мощное заклинание. Если оно уйдет впустую, мы окажемся бессильны, — с сомнением произнесла я.

— Нужно рискнуть, — твердо сказал Ролан. — Иначе колдуна не победить.

— Хорошо. Но если что-то пойдет не так — виноват будешь ты, — сказала я, уворачиваясь от очередного смертоносного заклинания.

— Договорились, — кивнул Ролан, и от него ко мне потянулось что-то вроде светящихся щупов. Шейс, я уже возненавидела этот процесс! Но ничего не поделаешь, выжить захочешь и не на такое решишься.

Пока мы вырабатывали стратегию нападения, Лионна продолжала отвлекать горгулью. Другая следила за Стокли, забившимся в самый угол клетки. Глядя на измотанную пантеру, я с грустью подумала, что ситуация пока не в нашу пользу.

Но долго раздумывать о сложившейся ситуации мне не дал Ролан. Закончив вытягивать силу, он укрепил наши щиты и замер в ожидании. Я начала читать заклинание, нервно поглядывая на беснующегося Ормина. Кажется, он решил создать что-то поистине гигантское и прихлопнуть нас как тараканов.

Это заставило меня поторопиться, и последние слова я произнесла почти скороговоркой. Из моих рук вырвалась темная волна, состоящая из тысячи песчинок, и устремилась к Ормину. В зале мгновенно потемнело: и Лионна, и горгульи, и хозяин замка превратились в еле различимые силуэты. И даже знаменитое эльфийское зрение не помогало что-либо разглядеть.

— Шархан тоэ лэм! — яростно выкрикнул Ролан, и его окутало темно-серым вихрем. Вскоре этот вихрь почернел и начал зло гудеть.

Дождавшись, пока он наберет достаточную мощь, жрец взмахнул рукой и жуткий, ни на что не похожий ураган устремился к Ормину. Тот спешно возводил щиты, но против такой мощи они вряд ли выдержат…

Так и случилось. Раздался истошный крик, черный вихрь подхватил колдуна, словно ребенок надоевшую куклу, и потащил его к разбитому окну.

— НЕ-ЕТ! — орал Ормин. — Остановите его! Пожалуйста!

Что-то дрогнуло во мне. Да, это враг, много раз пытавшийся нас убить, но помимо этого он человек, просто пошел не по той дорожке. Кто мы такие, чтобы решать, когда ему умирать? Пусть его судят, определят наказание, но сейчас он должен жить. Он, конечно, негодяй, но даже злодеям дают шанс на исправление.

К тому же когда-то и я хотела сполна насладиться местью, строила весьма кровожадные планы. Но наставница спасла меня, не дала оступиться. У Ормина же не было никого, чтобы уберечь его от тьмы, живущей в каждом из нас. Поэтому в чем-то он даже достоин жалости.

Приняв решение, я кинулась к Ормину, который висел за окном и из последних сил цеплялся за неровный каменный выступ. Протянув к нему руку, попыталась втащить внутрь, но тут увидела странное выражение в его глазах.

— Нет, не надо, — тихо сказал он. — Я передумал. Феллима и так заждалась меня в мире мертвых. Отпусти меня.

— Глупец, ты еще можешь спастись! — с непонятной даже мне злостью заорала я.

— Я сделал выбор, — прохрипел колдун и отпустил руку.

Ураган радостно взвыл и швырнул его вниз. Я кинулась прочь от окна, зажимая уши, но все равно услышала предсмертный вопль бывшего врага, полный боли и отчаяния.

Я не помню, что было дальше. Кажется, Ролан кинулся помогать Лионне и раскрошил горгулью в мелкую пыль. Кажется, что-то кричал Стокли…

«И откуда у Ролана еще сила взялась?» — равнодушно подумала я и потеряла сознание.

Лионна

— И что ты с ней сделал? — Я прислушалась к дыханию Нирны. Дышит. И то хорошо: я думала, Ролан со своими безумными идеями, таки, довел бедняжку до смерти.

Пусть нам всем досталось, но ушастой, судя по бледному лицу, сильнее остальных. Может, хорошо, что она пока без сознания. Боюсь, за очередную идею Таннеру придется поплатиться кровью, — я бы точно не удержалась, — а мы только с одним обвинением в убийстве разобрались.

— А ты разве не видела? Заставил пробежать двести раз вокруг Ормина, — усмехнулся маг и тут же нахмурился. — Пришлось, другого выхода не было.

Он выдернул пробку из синего пузырька, разогнал поднявшееся облачко белого дыма и приступил к врачеванию. Запасы Ормина, найденные дотошным магом на столе, пришлись как раз кстати. Лишь бы эта штука не отправила Нирну прямиком в обитель богов — шипит, будто змея, на хвосте которой сплясали танец кроликов.

Я отступила от кресла и нашарила в кармане холодный ключ. Таннер вполне справится без меня. Отвернувшись, я поспешила к клетке и с беспокойством взглянула на Стокли.

Сам того не зная, колдун спас мальчику жизнь: если бы не клетка, Стокли разорвали бы еще в первые минуты. Горгулья и так постаралась, напугав беднягу до полусмерти. Мальчик забился в угол и, обхватив колени руками, раскачивался из стороны в сторону. Но это ничего, это поправимо, главное, что он жив!

От крови пальцы скользили, отчего золотой ключ раза три попал между прутьями, но в конечном итоге мне удалось вставить его в замок. Механизм щелкнул, и дверь приоткрылась.

— Стокли? — Я бросилась к мальчику, упала перед ним на колени и встряхнула за плечи.

Я могла только представить, через что ему пришлось пройти из-за меня и моей глупой самоуверенности. Вместо того, чтобы отказаться от сомнительного дела, я наплевала на внутренний голос — и вот результат. Колдун нашел мое слабое место, а я даже не подумала о том, что из-за меня могут пострадать близкие.

Стокли, подняв огромные глаза, молча прижался ко мне. Он дрожал всем телом, всхлипывая и цепляясь за мою одежду, будто за последнюю соломинку. Возможно, так оно и было. Я помнила себя, умирающую в этом огромном и безумном мире — умирающую не столько от холода или голода, сколько от черствости окружающих и собственного одиночества.

Вместе можно пройти войну, смерть, огонь, но по отдельности — каждый из нас обречен.

— Я хочу, чтобы он забыл. — Я подняла голову и посмотрела на Ролана. Маг подошел неслышно, я уловила лишь запах его крови. — Чтобы он все это забыл. Ты сможешь?

— Не знаю, но попытаюсь. — Ролан оттолкнулся плечом от прутьев, на которые опирался, и присел. Чтобы отцепить пальцы мальчика от моей рубашки, пришлось потрудиться. — Посмотри-ка мне в глаза, Стокли.

Мальчик послушно поднял голову; Ролан, прошептав пару слов, прищурился. Несколько мгновений — и Стокли погрузился в сон: я проверила, точно в сон. Мало ли, что у темного мага на уме.

— Вот и славно. — Ролан устало вздохнул и перенес мальчика в кресло. — Он ничего не вспомнит… кроме того, что не стоит грабить темных магов в их собственном доме. Он тебе точно не родной брат?

— Моего родного брата тебе лучше не знать. Боюсь, этого знакомства ты не переживешь.

— У тебя есть брат? — Ролан задумчиво осмотрел мои руки и резко вытянул одно стеклышко. За что едва не получил подзатыльник: предупреждать надо!

— Был. — Лицо Ролана вытянулось, и я поспешила добавить: — Нет, я не сожрала его! Мы… мы потерялись.

— Потерялись? — хмыкнул маг с видом «я вижу тебя насквозь». — И с какой скоростью он от тебя убегал?

Точнее, с какой скоростью убегала я. Не ответив, я присела на подлокотник и откинула с лица Стокли пару прядей. Страх постепенно исчезал с его мордашки, уступая место легкой улыбке. Интересно, что ему снится? Мне до сих пор снятся одни кошмары, и как бы я хотела их забыть! Да только одного Ролана мало будет для такой работенки.

В окно заглядывала луна. Голубоватый цвет освещал роскошный интерьер зала: обрушенные стены, уничтоженные горгульи, покореженные прутья клетки и разбитая люстра, на треть ушедшая в пол. Пыль летала столбами, повсюду осколки ваз, потолок в одном месте обвалился, а в другом угрожающе прогнулся. И мы — красивые, будто упыри после встречи с армией магов.

— Кхм, кхм.

Мы с Роланом аж подскочили, уже заподозрив, что маг восстал из мертвых. Но нет, нас ждал дворецкий с подносом, накрытым крышкой, и с истинно королевским величием взирал на руины.

— Десерт, господа? — не дрогнув, спросил он. И, вытащив из кармана белоснежный платочек, принялся смахивать с упавшей люстры застарелую пыль.

Глава 22. Пари с темным магом

Лионна

В Окему мы вернулись на рассвете. Я брела по улицам города и размышляла о Ролане. Перед тем, как покинуть замок, он вел себя даже более странно, чем обычно. Излазил весь ров перед замком, причем вдоль и поперек, создал с десяток поисковых заклинаний, без конца рвал на себе волосы, — в общем, нервничал он сильно.

Мне показалось, маг искал Черную Химеру, но та, как сквозь землю провалилась. Так и не отыскав, что искал, маг погрузился в глубокое и мрачное молчание. И молчал вплоть до Окемы, а это путь немаленький, надо сказать.

Он странный, этот маг.

Ну ладно. Я встрепенулась и огляделась. В конце концов, есть в жизни вещи и страшнее, чем помрачение рассудка у какого-то темного мага!

Я так не нервничала, даже когда ждала приговора суда. Последним, кто расстраивал нашу старушку, был заезжий купец, и после визита в наш дом он провел два месяца в обществе санитарок. Чем больше я думала, что меня ждет — повешение, проклятие или пинок под зад, — и чем ближе подходила к дому, тем неуютнее себя чувствовала.

— Двум смертям не бывать, а одной не миновать.

Я разгладила складки платья, поправила сползшие перчатки и решительно поднялась на крыльцо. Главное, накормить старую каргу пирожными до того, как меня проткнут зонтиком. Я перехватила коробку поудобнее и несколько раз стукнула дверным молотком. Дверь отозвалась зловещим гулом, и раскрылась моментально, будто старушка специально поджидала меня по ту сторону.

— Как вовремя. — Леди Веалли, с торчащими в разные стороны рыжими космами, мрачно хлопнула сложенным зонтиком по ладони. Мне показалось, в следующий момент она смачно сплюнет под ноги и двинется наставлять воспитанницу. Я аж попятилась. — Ты задержалась на пять минут, моя хорошая. Что непозволительно для леди?

— Жить в свое удовольствие, — машинально ответила я, и все-таки получила зонтиком по лбу. — Хорошо, хорошо! Опаздывать. Как насчет пирожных?

— С этого и надо было начинать, — растаяла наставница и, неожиданно улыбнувшись, обняла меня. — Давно тебя не было, моя хорошая… отдай пирожные, отдай, кому говорю! Фигуру испортишь!

Я так и осталась стоять с расставленными в стороны руками, а старушка, захватив коробку с пирожными, побежала на кухню. Что это было?

— Пирожные? — Стокли, навострив уши, мигом слетел по лестнице и помчался догонять старушку. — А я? Я тоже хочу!

— Я старше, у меня желудок больше!

— А у меня растущий организм, и мне надо много витаминов!

— Вот и кушай морковку!

Я вздохнула и, перешагнув порог, закрыла за собой дверь. Жизнь в этом доме шла своим чередом, и даже ежедневный ритуал похищения пирожных соблюдался, как и пять лет назад, строго.

Дома. Я наконец-то дома.

***

Опять я дома. Надо было затеряться в Заколдованном лесу. Или уйти в гарпии. Или поселиться в замке — все равно пустует. Пахнет там плохо, но никаких светских приемов.

Я с раздражением бросила приглашение, украшенное розовыми бантиками, на кровать. Ролан мог бы и не волноваться — все равно зловредная старушенция потащит меня на прием Таннера-старшего. Разве что смыться потихоньку, пока никто не смекнул, что я и такое могу выкинуть.

Задумавшись, я пожала плечами. Да почему бы и нет? Потом скажу, что меня похитил секретный культ зеленых гномиков… или нет… скажу, что похитили эльфы, потрясенные моей неземной красотой! Мало ли что в жизни бывает.

Успокоенная найденным выходом, я расслабилась в кресле и взглянула на Елиану. Девушка с упоением копалась в большой коробке, присланной по велению наставницы. Наверное, новое платье и прочие доспехи. И как пить дать, с противными розовыми оборочками, ажурными ленточками и кружевным чепчиком… одним словом, ничего хорошего там нет.

— Ну как, золота много или алмазами откупились? — Я с интересом взглянула на восторженное лицо девицы, на минутку вынырнувшее из коробки. — Доставай уже! Лучше сразу этот кошмар увидеть, чем страдать от смутных подозрений.

— Какая прелесть! — взвизгнула Елиана и извлекла из коробки нечто… кошмарное. Я вздохнула. Старушка своим вкусам не изменяет. Юбка в полкомнаты с оборочками и цвет поросячьего хвостика.

Кошмар! Наряды, платья — все это, конечно, мне не чуждо, как и любой девушке. Но это не повод превращать меня в куклу.

— Ослепительно, — через силу выдавила я, отворачиваясь. — Я отправляюсь искать зеленых гномиков.

Сбегу. Ни за что не покажусь в этом на людях. Тем более Ролану! Представив лицо темного мага, я ужаснулась. Потом ведь не отделаешься от его шуточек. Да и вообще… и вообще… и вообще, почему это меня волнует, что скажет Ролан?!

— Потом найдешь. Госпожа просила тебя спуститься. — Елиана бережно опустила розовый ужас обратно в коробку. — Сказала, что срочно.

— Ель, а ты не могла бы… — Я сделала умоляющее личико, но девушка неожиданно нахмурилась.

— И не проси! — Она сгребла посуду на поднос и поспешила к выходу. — В прошлый раз мне по горло хватило! Да я едва места не лишилась! И поскорее, а то с тебя шкуру спустят.

— Ну, Ель… скажи ей, что я исчезла? Ну что, тебе сложно, что ли?!

Елиана подозрительно сощурилась:

— А что мне за это будет? Нагоняй и все шишки, да?

— Как насчет розового зонтика? Изящный, с золотыми бантами, с гербом Веалли. Чудо, а не зонт. Помнишь его? Соглашайся, нигде такого не найдешь!

Девушка застыла у порога и вздохнула. Подумала и вздохнула еще раз, с видом мученицы, которую соблазняют шейсы.

— Исчезла, ага, как же. Я об этом пожалею, вот как чувствую, пожалею! Последний раз, слышала? И только ради зонтика!

— А ради меня, что, нет? — обиделась я.

— Ради тебя было в прошлый раз, — чашки сердито звякнули, когда Елиана плечом распахнула дверь, — и в позапрошлый. И в поза-поза. И, между прочим, я восемь лет слушаю вместо тебя лекции о плохом поведении. Клянусь, это точно последний раз!

Ага, ага. Я виновато кивнула, подсчитала в уме «последние разы» и, когда Елиана ушла, ухмыльнулась. У меня ведь еще есть замечательная брошка, отличные перчатки и воздушный шарф, перед которыми никто не устоит.

***

Я помедлила и, толкнув дверь, переступила порог таверны. Блеск, дым, бесконечные перебранки и стук карт по столу. Полное пренебрежение всеми правилами и законами, одновременно шик и нищета. Люди, что собирались здесь, выглядели счастливыми, но я знала: у каждого — своя история, у каждого — свое прошлое. Мир подполья, столь бесшабашный с виду, — это мир одиночества, а не веселья.

Вот, скажем, Палач. Верой и правдой служил советнику короля, пока этот советник не вырезал всю его семью: жену, двух дочек и сына.

Я коротко кивнула Палачу, расплывшемуся в искренней улыбке, и прошла вглубь заведения. Ориентиром в сумраке послужила огненная шевелюра Рата — она так замечательно выделялась.

Рыжий меня не заметил. Увлеченный вытаскиванием карт из рукавов, он, похоже, вообще ничего не замечал.

— Подвинься. — Я спихнула ноги приятеля со стула, куда он их пристроил, и уселась. Игра шла полным ходом, причем Рат проигрывал, и наемники сидели гордые, довольные и надменные. Не мешало бы согнать с них спесь. Я бросила монетку. — Я в игре, мальчики. Кстати, давно не виделись.

От моей улыбки «мальчики» побледнели и загрустили. Сдается, не все мне тут рады.

— Ли! Ты вернулась! — Рат накрыл рукой мою руку и улыбнулся. На мои ноги посыпались карты из его рукава. Хорошо, что никто не заметил их красивого полета. — А я думал, ты к балу готовишься.

— А что, незаметно? Я как раз в поисках зеленых гномиков и лабиринта.

Я мельком взглянула на правую руку друга. След от браслета выделялся белым кругом вокруг запястья — Рат загорел за время моего отсутствия, — но сам браслет исчез. Радует, что Ролан выполняет обещания.

Собрав карты, я раскрыла их веером и бездумно уставилась в изображения. Ролан слишком хорош для меня, слишком. Выбросить его из головы, как можно быстрее, — лучшее, что я могу сделать.

А еще лучше видеть в черноволосом короле пик не Ролана, а все-таки короля. Со злостью сложив карты, я резко опустила их на стол. От звука подпрыгнули все, включая Рата.

— Ну, кто первый на разгром? — улыбнулась я.

— А победителю достанется ночь вдвоем? — Рат задорно подмигнул и сжал мою руку. — Длинная ночь, со свечами и вином, полная страсти и наслаждения, а?

— За каким шейсом мне ночь вдвоем?

— А кто сказал, что победишь ты?

— А кто, как не я, если у некоторых рукава дырявые? — довольно подмигнула я. Бросила несколько карт на стол и с удовольствием полюбовалась на вытянутые лица наемников. — Можем поспорить на что-нибудь.

— Я готов и весь к твоим услугам! — Друг подмигнул, а наемники расхохотались. Я бросила на стол еще одну карту. Наемники резко заткнулись, зато пришло время смеяться мне.

— Да нууу, — протянул самый здоровый из наших карточных врагов. — Палач, она опять выиграла! Слышишь?

Палач, протиравший бокал, помахал из-за прилавка и кинулся разнимать драку. Двое наемников, сцепившись насмерть, катались по полу, а вокруг них собирались зеваки. Некоторые вещи не меняются, повторяются изо дня в день. А ведь я могла бы изменить свою судьбу. Я отвернулась и задумчиво перемешала карты на столе. Девочка по имени Лиэль хотела свой дом и крепкую семью. Чего хочу я?

Один из наемников пролетел мимо нашего стола и врезался в прилавок. Вокруг заулюлюкали, засмеялись, загалдели. Я подхватила куртку и встала.

— Ли, ты куда? — Рат оторвался от зрелища и приподнялся вслед за мной. Покачав головой, я усадила его на место, сделала два шага и встала, как вкопанная. Дверь распахнулась, и ветер заставил огоньки свечей заплясать.

— Шейс, — едва слышно выругался Палач, едва увидев посетителя. Все резко замолчали, наступила тишина, и только музыка продолжала греметь.

Да, и еще менестрель вопить о вечной любви. Этот менестрель меня преследует, что ли?!

— Д…- Палач закашлялся. — Добрый вечер… господин Таннер.

Ролан — а это был он — ответил не сразу. От его цепкого взгляда ничто не ускользнуло: ни бледный Палач, нервно вытирающий стакан, ни бандиты, сосредоточенно ковыряющие стол, ни драчуны. Губы осуждающе поджались, но, отыскав меня, Ролан выдохнул — мне показалось, с облегчением, — и тихо сказал:

— Добрый вечер, Палач. Принеси мне что-нибудь поесть.

— Буду рад услужить.

— Уж постарайся.

Таннер кинул монетку на прилавок и уверенным шагом двинулся к нашему столику. Все вдруг стали ненатурально, но громко и шумно переговариваться, ругаться и всячески имитировать непринужденную обстановку.

Ролан подошел к столику, выразительно посмотрел на одного из наемников и с королевским достоинством опустился на моментально освободившееся место.

— Привет, кошка. — Он так тепло улыбнулся, что у меня отчего-то екнуло сердце. Но вместо ответной улыбки я нахмурилась.

— И что дальше, темный? Пришел опять в чем-то обвинить?

— А есть в чем?

— Если и есть, кто тебе скажет?

Он задумчиво провел рукой по столу. Странно он смотрелся — красивый, уверенный, вежливый, ироничный… совершенно не похожий на всех остальных в этом зале.

— Я заходил к леди, но тебя там не нашел. Очень интересная отговорка, Ли — «она отправилась искать гномиков». — Маг задорно рассмеялся, чем сразу же разрушил свой таинственный образ аристократа из другого мира. — Не рада встрече?

Я пожала плечами. Если честно, то рада. Вот это и пугает. Шейс бы побрал этого Таннера!

— Смотря, чем эта встреча грозит. Зачем я тебе?

— Да, зачем она тебе?! — втиснулся нахохлившийся Рат. Таннер, отстранив Рыжего, поморщился.

— Раз обед не идет к минотавру, минотавр идет к обеду, — непонятно ответил Ролан. — Как насчет ответа на приглашение?

Вот прицепился с этим приглашением! Я помнила об угрозах, но надеялась, что у темного хватит совести их не повторять. Ясно же сказала, что не собираюсь ни на кого работать.

— Обед занят. У него свидание с зелеными гномиками и две недели блужданий по лабиринту. И вообще, я болею… Кхе-кхе!

— Сезонным обострением хитрости. — Маг деловито сгреб карты наемника, торчавшего за стулом с обиженным видом, и присвистнул. — С такими картами ноль шансов… Сыграем?

— Тебе не место здесь, маг! — воинственно заявил Рыжий. — Шел бы ты отсюда!

— Разве что с моей дорогой Лионной. Что скажешь, кошка?

— Она не твоя, к шейсу! Она моя! Нас здесь больше, понял ты, да?!

Маг едва заметно прищурился, что говорило о его крайнем раздражении. Руки смяли уголок верхней карты, а на лбу пролегла черточка ярости. Рат, словно только того и ждал, нагло дернул подбородком