КНИГА XXVI

Гл.1. (1) После смерти Пирра вспыхнули не только в Македонии, но также в Азии и Греции крупные войны. (2) Жители Пелопоннеса, вследствие предательства, перешли под власть Антигона. (3) Одни города были опечалены смертью Пирра, другие ей радовались; в зависимости от того, какие из них надеялись на помощь Пирра, а какие боялись его, теперь одни вступили в союз с Антигоном, а другие, вследствие взаимной ненависти, подняли оружие друг против друга. (4) Во время этого смятения, когда в брожение пришли все области, в городе элеян Аристотим, один из виднейших граждан, установил свою тиранию. (5) Многих из первых лиц в городе он убил, еще больше изгнал. Когда этоляне потребовали через послов, чтобы он вернул изгнанникам их жен и детей, Аристотим сначала отказал, (6) а затем, как бы раскаявшись, дал разрешение всем матронам ехать к своим мужьям и назначил им день отъезда. (7) Женщины, полагая, что им до конца своих дней придется жить в изгнании вместе с мужьями, сошлись у ворот, чтобы отправиться в путь всем вместе, забрав с собой все наиболее ценное: но все эти вещи были у них отняты, а сами они брошены в тюрьму; малые дети были убиты на руках у матерей, а девушки опозорены. (8) Когда все как бы оцепенели, устрашенные столь жестокой тиранией, тогда Гелланик, один из знатнейших граждан, бездетный старик, ничего не боявшийся, как по возрасту своему, так и потому, что никто из его родных не остался в заложниках у тирана, собрав у себя в доме преданнейших друзей, убеждает их спасти родину. (9) Когда же они, не решаясь подвергнуть себя опасности во имя общества, стали просить отсрочки, чтобы обсудить это дело, Гелланик призвал рабов, приказал запереть двери и немедленно сообщить тирану, чтобы тот прислал людей схватить заговорщиков, собравшихся в его доме; если ему самому, говорит он каждому, не удается спасти родину, то он, по крайней мере, отомстит тем, кто покидает ее в беде. (10) Тогда друзья Гелланика, видя перед собой гибель и в том и в другом случае, избирают более благородный путь и клянутся убить тирана. И Аристотим погибает на пятый месяц после захвата тиранической власти.

Гл.2. (1) В то время, когда Антигон был вынужден одновременно вести войну и с Птолемеем, и со спартанцами, на него нахлынул еще новый враг – войско галлогреков. Оставив небольшой отряд в якобы укрепленном лагере для защиты от прочих врагов, он с главными своими силами выступил против галлов. (2) А галлы, узнав об этом, стали тоже готовиться к сражению и заклали жертвы, чтобы получить знамения относительно предстоящего боя. Внутренности животных предрекли, что галлов ожидают великое избиение и всеобщая гибель, но это повергло их не в страх, а в ярость и, думая, что угрозу богов можно искупить убийством своих кровных, они убивают своих жен и детей и тем самым осуществляют дурные предзнаменования, уничтожив своих близких. (3) Их дикими душами овладела такая свирепость, что они не пощадили и того возраста, который щадят даже враги, а истребили и детей и их матерей, ради защиты которых обычно начинают войну. (4) Итак, точно купив ценой преступления жизнь и победу, галлы, еще обагренные кровью только что убитых родичей, вступают в бой, исход которого оказался для них не лучше, чем предзнаменования. (5) Раньше, чем враги, галлов обступают фурии, мстительницы за убийство родичей, и тени убитых носятся перед ними. Галлы были изрублены все до одного. (6) Избиение было таково, что, казалось, боги объединились с людьми для кары за злодеяние. (7) Узнав об исходе этой битвы, Птолемей и спартанцы, уклоняясь от встречи с победоносным вражеским войском, отступили в более безопасные местности. (8) Антигон, узнав об их отступлении и стремясь использовать еще не остывший после недавней победы пыл своих солдат, начал войну против афинян. (9) Но в то время как Антигон был занят этой войной, эпирский царь Александр, желая отомстить за смерть отца своего Пирра, начал опустошать македонские области. (10) Когда же Антигон возвратился из Греции и выступил против Александра, то солдаты Антигона перешли на сторону врагов, и вместе с войском он потерял и Македонское царство. (11) Сын его Деметрий, еще подросток, в отсутствие отца вновь набрал войско и не только добыл обратно потерянную Македонию, но даже отобрал Эпирское царство у Александра. (12) Столь велико было то ли непостоянство солдат, то ли превратность судьбы, что цари попеременно становились то изгнанниками, то снова царями.

Гл.3. (1) Так, Александр бежал изгнанником в Акарнанию, но вскоре был восстановлен на царстве, как по желанию самих эпиротов, так и с помощью союзников. (2) В то же самое время умер царь Кирены Магас, который еще до болезни, чтобы покончить распрю с братом своим Птолемеем, просватал за сына последнего свою единственную дочь Беренику. (3) Однако после смерти царя мать девушки Арсиноя, чтобы расстроить брак, о котором договорились против ее воли, отправила посланцев, которым поручила пригласить из Македонии для женитьбы на ее дочери и для занятия царского престола в Кирене Деметрия, брата царя Антигона и внука Птолемея от его дочери. (4) Деметрий не заставил себя ждать. С попутным ветром он быстро примчался в Кирену. Однако, уверенный в своей красоте, которая больше, чем следует, начала нравиться его будущей теще, он, гордый от природы, стал слишком надменно вести себя по отношению к царской семье и войску и притом старался понравиться не столько девушке, сколько ее матери. (5) Это показалось подозрительным сначала самой девушке, а потом местному населению и солдатам и вызвало ненависть к нему. (6) Поэтому всеобщее мнение склонилось в пользу сына Птолемея, а против Деметрия составился заговор, и, когда он однажды разделял ложе со своей тещей, к нему были подосланы убийцы. (7) Арсиноя, услыхав голос дочери, стоявшей у двери и предупреждавшей убийц, чтобы они пощадили ее мать, некоторое время телом своим защищала любовника. (8) Но все же он был убит, и Береника, таким образом, отомстила матери за прелюбодеяние, не нарушив дочернего долга, а в выборе мужа последовала решению своего отца.

Оглавление