Глава 20. Нравы и характер

Итальянцы совсем не так, как мы, относятся к жизни. У них на все свой, неповторимый, взгляд. Познакомимся с их привычками и нравами поближе.

Дружба

Дружеские узы несколько меркнут перед семейными, однако в итальянском обществе дружба тоже играет немалую роль. У итальянцев сильно развито стадное чувство, им нравится принадлежать к различным сообществам и группировкам. Идея принадлежности к той или иной группе представляется им крайне важной.

Истинная дружба обычно завязывается еще в детстве и, как правило, сохраняется в течение всей жизни. Обычно близкими друзьями становятся соседи или одноклассники. Круг старых друзей, как правило, довольно узок и замкнут, так что попасть в него нелегко.

Постепенно итальянец взрослеет, и у него появляются друзья в университете, на работе, в спортивной команде. На самом деле этих людей нельзя назвать настоящими друзьями. Они, скорее, относятся к категории «нужных». Взрослый итальянец заводит целую сеть «нужных» друзей: дантиста, что удалит вам зуб за полцены; ловкого адвоката, что бесплатно проведет дело в суде; булочницу, что всегда оставит для вас батон вашего любимого хлеба.

Иностранцы нередко обвиняют итальянцев в показном дружелюбии, но они заблуждаются. К чужакам итальянцы настроены дружески и ничего, кроме дружелюбия, взамен не требуют; к своим они так относятся крайне редко. Дружба с иностранцами не имеет последствий, ведь иностранец не попросит их пристроить на работу Кончетту, троюродную сестру Сальваторе, когда она будущей весной приедет в Италию.

Перехитрить других итальянцев

Идеей перехитрить других итальянцев, а потом посмеяться над их неповоротливостью, легковерностью, назвать дураками («fessi») одержимы все итальянцы, и это считается достоинством, если удается. Итальянцы с оттенком восхищения и зависти относятся к ловкачу («furbo»), который сумел выбраться из пробки на улице, проехать на красный свет и оставить позади всех остальных. Если его при этом заметил дорожный полицейский, догнал и остановил, итальянец будет бить себя в грудь и клясться, что у него жена рожает, поэтому ему надо как можно скорей добраться домой, чтобы отвезти ее в больницу; таким образом, он рванет дальше уже под эскортом полиции. Все идет в ход, чтобы обвести ближнего вокруг пальца: от пренебрежения до откровенной лжи. Все итальянцы по опыту знают, что правду надо говорить только в крайнем случае, а тот, кто откажется играть в эту игру, поставит себя в невыгодное положение. Причем в изобретении лжи надо обойти других хотя бы на шаг.

С опасностью, что выйти из воды сухим не получится, итальянцы мирятся. Кто знает, может, и не придется платить штраф за то, что прошел на красный, особенно если у водителя есть двоюродный брат в полицейском управлении, который напомнит регулировщику, что они болеют за одну футбольную команду, и скажет, что у водителя есть лишний билет на матч в воскресенье.

Ударить лицом в грязь гораздо страшнее, чем быть разоблаченным, поэтому итальянец всегда выдумает целый ряд совершенно ненужных и невероятных отговорок, только бы не попасться с поличным. Обычные эвфемизмы, такие как «Я неправильно записал адрес» или «Я не получил вашего письма», выговорить гораздо легче, нежели признать, что ты поленился отозваться, неправильно просчитал ситуацию и таким образом выставил себя дураком.

Бизнес

В Италии процветает семейный бизнес. Семья прочно держит в своих руках контрольный пакет акций. Такой концентрации власти нет больше ни в одной стране Запада. Всем заправляет горстка влиятельных семейств, таких как Аньелли (автомобили), Пирелли (покрышки), Де Бенедетти (компьютеры), Берлускони (телевидение), Бенеттон (одежда)

В целом процветание итальянской экономики основано на опыте, трудолюбии и расторопности мелких и средних компаний Севера, которые производят значительную часть валового национального продукта. Каждая из этих компаний тоже представляет собой семейный бизнес, организованный таким образом, чтобы уменьшить налоги и размеры государственной страховки. Пожалуй, Италия — единственная страна в мире, где работники получают больше своих нанимателей. Во всяком случае так явствует из налоговых деклараций. И по примеру финансовых воротил представители самых разных профессий (механики, бухгалтеры, ювелиры, зубные врачи и адвокаты) заявляют о своих доходах в размере прожиточного минимума, имея при этом два дома, скаковую лошадь и три яхты.

Дом

Итальянцы очень практичны; все, по их мнению, должно приносить пользу. Дома у итальянцев небольшие, но очень ухоженные, число комнат сведено к минимуму. Спальни для гостей считаются излишеством. Большую часть жизни итальянец проводит вне дома, и это место воспринимается как территория, на которой можно немного передохнуть. В большинстве домов есть одна комната для приема гостей, где собраны лучшая мебель и картины. Семье туда вход заказан, и пользуются ею так редко, что зимой помещение буквально вымерзает: обогревать его нет смысла.

У многих семей есть второй и даже третий дом на море или в горах. Это обычно маленькие, в одну-две комнаты, апартаменты с кушетками, на которых размещается во время отдыха вся семья.

Манеры и этикет

Итальянцы — очень воспитанные люди, с хорошими манерами. Большое значение они придают приветствиям, которые всегда сопровождаются рукопожатиями и поцелуями. Так они выражают радость при встрече с друзьями и знакомыми, даже если в последний раз общались с ними совсем недавно. Итальянец непременно расцелует вас в обе щеки, причем у мужчин это тоже принято. А рукопожатие несет в себе определенный символ: оно показывает, что руки, тянущиеся друг к другу, безоружны. Итальянцы очень приветливы, они часто называют друг друга «дорогой, дорогая» («caro, carа») и «милый, милая» («bello, bella»), даже если едва знакомы. Но, прежде чем переступить порог, непременно спросят, можно ли войти. «Чао» — неофициальная форма приветствия и прощания, так говорят только друзьям и хорошим знакомым. Фразу «добрый день» («Buongiorno») говорят часов до трех, а потом сразу переходят на «добрый вечер» («Buonasera»). В обращении у итальянцев есть две формы: «tu» и «Lei». Форма «tu» употребляется среди родственников, друзей и, конечно, молодежи. При вежливом обращении используется форма «Lei».

Незнакомых называют «синьор» и «синьора». Женщине говорят «синьора», даже если она незамужняя. Очень часто — гораздо чаще, чем в Англии и Америке, — пользуются профессиональными титулами. «Доктор» — вовсе не обязательно врач, а любой человек с высшим образованием; «профессорами» величают всех учителей, а не только университетских преподавателей; «маэстро» могут называть человека любой профессии, а вот «инженер» — очень почетный титул, отражающий высокий статус людей с инженерным образованием. Часто профессиональные или почетные обращения незаслуженно присваивают знаменитым людям. Так Джованни Аньелли именуют «адвокат», а Сильвио Берлускони — «кавалер». Если титул звучит почетно, никто не обидится на его несоответствие профессии.

«Спасибо» («grazie») и «пожалуйста» («prego») слышатся в Италии на каждом шагу, но при этом с обслуживающим персоналом обычно не любезничают, на вежливые слова могут даже обидеться. Итальянцы в отличие от англичан не слишком часто говорят «извините»: если они не чувствуют за собой вины, то и говорить нечего; покаяние лучше оставить для исповеди.

Суеверия

Итальянцы очень суеверны: они опасаются предметов, событий и особенно людей, которые, по их мнению, могут принести несчастье. Многие оберегают себя от сглаза молитвами и амулетами, коими увешаны их тела, дома и машины. В Италии процветают всякого рода гадалки и шаманы, астрологи и колдуны, призванные оберегать мнительных итальянцев от всякой нечисти. Желая подстраховаться, итальянцы тратят на этот контингент внушительные суммы денег. Но из своих суеверий итальянцы умеют извлекать практическую пользу. Так одному итальянцу приснился сон, будто он сидит с Папой Иоанном XXIII и слушает старую, на тридцать три оборота, пластинку. Проснувшись, он рассказал свой сон соседке. «Двадцать три и тридцать три, — незамедлительно отреагировала та. — На эти номера я завтра поставлю в лотерее».

Многие бдительно следят за лунным циклом — не для того, чтобы проверить, какое воздействие он оказывает на человеческое сознание и организм, а чтобы узнать, когда сеять, когда собирать урожай, как хранить еду и питье. Так вино можно разливать в бутылки только в полнолуние, однако пить его разрешается независимо от лунного цикла (разве сможет истинный итальянец долго протянуть без этого напитка?).

Далеко не все итальянцы регулярно посещают церковь, зато все без исключения верят в неразрешимые загадки и чудеса. Когда весной 1995 г. в небольшом провинциальном городке обычная, массового производства статуя Мадонны вдруг заплакала кровавыми слезами, вся страна была вовлечена в дебаты: «Отчего епископ признал чудо раньше Ватикана?», «Почему кровь была мужская?» и т. д., а местные власти и торговцы приготовились к встрече армии паломников. Однако здравый смысл все-таки возобладал, и на месте свершившегося чуда появилась лишь горстка фанатиков.

В Италии имеется самая внушительная сокровищница реликвий. К примеру, кровь святого Януария, хранящаяся в Неаполе, чудодейственным образом разжижается трижды в год, начиная с 1389 г. И ничего, что из подлинных обломков Святого Креста построено чересчур много соборов, ничего, что у святой Евлалии (кормилицы Иисуса) тринадцать грудей. Реликвии и чудеса помогают так или иначе держать паству в узде, а еще более способствуют процветанию торгового бизнеса.

Искусство устраиваться

В искусстве устраиваться (arrangiarsi) итальянцам нет равных. В какую ситуацию они бы ни попадали, всегда смогут получить выгоду. И это благодаря тому, что в прошлом, да и в настоящем итальянцы даже в собственной стране всегда вынуждены приспосабливаться к неудобствам.

К примеру, движение на улице перекрыли два водителя, которые не видались со вчерашнего дня и остановились поболтать. А те, кто застрял в пробке, пользуются случаем посигналить, полить нарушителей отборной бранью, почитать газету, позвонить кому-нибудь и при этом полюбоваться собой в зеркале заднего обзора.

Когда в 1970-е гг. из-за некомпетентности правительства и коррупции чиновнического аппарата Италия осталась без разменной монеты, итальянцы, совершенно не унывая, стали использовать вместо мелочи… конфеты!

Подарки Итальянцы — народ щедрый, но к их щедрости надо относиться с опаской, поскольку ни один подарок не делается в Италии без умысла. Жизнь и власть итальянцев базируются на системе подарков и услуг. Если вы приняли подарок, значит, должны отплатить дарителю услугой. Тем самым заключается сделка длиной в целую жизнь. Поэтому, если один итальянец подбросил другого на вокзал или устроил к хорошему окулисту, рано или поздно он потребует вознаграждения.

Автомобиль

Автомобиль для итальянца — это не просто средство передвижения или предмет роскоши, это сфера жизни, где мужчина-итальянец чувствует себя полностью в своей стихии. Спросите итальянца, что он понимает под хорошим вождением и хорошей дорогой, и он буквально растает от удовольствия. Он скажет вам, что хороший водитель — это тот, кто ездит на большой скорости, обеспечивая максимальное удовольствие и комфорт пассажирам; тот, кто не станет тормозить перед каждой кочкой и ямкой, а объедет их, как слаломист или гонщик команды «Феррари» в «Формуле-1». А хорошая дорога — это широкая магистраль с выпуклым профилем, по которой можно идти на высокой скорости, не испытывая никаких неудобств, иными словами, гоночный трек. Узкий, живописный серпантин итальянец хорошей дорогой не назовет.

Когда итальянец приобретает новенькую «Альфа Ромео», инструкция компании рассказывает ему об определенных правилах вождения, чтобы машина служила лучше и дольше: он не должен прижиматься вплотную к впереди идущей машине, резко прибавлять газ, внезапно тормозить перед светофором, поворачивать на скорости и т. д. Короче, он не должен водить так, как это делают итальянцы.

Водителю, попавшему из деревни в город, необходимо запомнить два основных правила. Первое: машины с иногородними номерами местные автомобилисты и полиция считают легкой добычей; второе: полицейский может по своему усмотрению ужесточить правила дорожного движения. Говорят, в Неаполе есть только два типа светофоров: одни исключительно для украшения, другие — просто для информации.

Езда по незнакомым дорогам сулит путешественнику немало приключений. Художники рисуют дорожные указатели не для того, чтобы помочь водителям, а чтобы удивить всех своим мастерством. К счастью, в Италии заблудиться довольно трудно, особенно если помнить, что, вопреки уверениям дорожного ведомства, далеко не все дороги ведут в Рим.

На сцене

Итальянцы — прирожденные актеры, и вся их жизнь порой выглядит одной длинной пьесой. Большую часть жизни они проводят на публике, выставляя себя напоказ, а показать себя они умеют. Делают ли покупки в супермаркете или демонстрируют модели одежды, работают в конторе или регулируют уличное движение, обслуживают клиентов в ресторане или идут на прием к врачу, итальянцы всегда с блеском играют свою роль. Играть они выучиваются с детства и лицедействуют всю жизнь. Игра — это стиль итальянской жизни, особое отношение к жизни, себе, другим людям. Не играть итальянцы не могут, это у них в крови. К тому же игра — это легкость и веселье, а итальянец не может быть суровым и скучным.

Поскольку играют все поголовно, на итальянской сцене актеры нередко переигрывают, да иначе и невозможно, иначе как отличить драму от реальной жизни?

По одежке встречают

Очень много внимания итальянцы уделяют своему внешнему виду. Итальянец всегда одет подобающим образом, ведь для роли нужен соответствующий антураж. Начальник вокзала должен быть в форме, чтобы выглядеть как начальник вокзала, не то он может провалить свою роль. Главное в жизни — это стиль. Таксист, учитель, врач, адвокат, инженер должны быть одеты и вести себя в точности так, как таксист, учитель, врач, адвокат и инженер.

Относиться к жизни легко, а главное — показать другим, что ты относишься к жизни легко, где бы ни был: на пляже, дискотеке или службе, — это и есть стиль. Благодаря ему итальянцы с удовольствием занимаются самой нудной работой, например служат охранниками или телохранителями. Итальянцы постоянно демонстрируют хорошее настроение, свое довольство жизнью и всем, что происходит вокруг. Может, это и не совсем честно, но по крайней мере действительно заряжает положительной энергией, за которой сюда приезжают иностранцы.

Итальянцы никогда не упустят возможности покрасоваться и поиграть, и нигде эта черта итальянцев не проявляется так отчетливо, как в спорте. Не суть, умеешь ли ты плавать, но для подводного плавания ты должен быть одет так, как положено, иметь соответствующее оборудование — словом, выглядеть как настоящий ныряльщик. Вот почему так важно быть в курсе последней моды. У многих итальянцев чердаки забиты спортивной одеждой и аксессуарами, на которые истрачена уйма денег, но теперь все это заброшено, поскольку либо вышло из моды, либо владелец увлекся другим видом деятельности.

Спортом тоже зачастую занимаются напоказ. Когда вошли в моду облегающие лыжные костюмы из лайкры, начался настоящий бум беговых лыж. Теплолюбивые итальянцы одержимо катались, невзирая на холод и физические перегрузки (кто знает, может, оно и полезно для здоровья?), чтобы потом эффектно появиться в баре.

Итальянцы всегда замечают, как одеты другие, особенно иностранцы. Разумеется, все они одеты плохо или по крайней мере чуточку хуже итальянцев.

Allegria

«Allegria» — это всеобщий подъем и любовь к жизни, которыми чужаку проникнуться не так-то легко. Это явление тесно связано с итальянской натурой, вобравшей в себя солнце, общительность, веселье; вот почему итальянцы так часто смеются в компании.

«Allegria» — штука заразная, и не участвовать в ней считается дурным тоном. Все собравшиеся на семейный пикник в горах демонстрируют «allegria», покатываясь со смеху, когда дядюшка Джанни изображает, как тетушка Рита случайно села на кактус, хотя эту историю они уже слышали миллион раз.

Противоположностью «allegria» служит депрессивная форма меланхолии. От нее посторонние тоже избавлены, ибо меланхолия совпадает с осенней сыростью и сезонным повышением цен и налогов.

Но в целом итальянцы смотрят на жизнь оптимистично. Хорошей иллюстрацией этого оптимизма служит трогательное итальянское приветствие: «Пусть самые печальные дни твоего будущего будут похожи на самые счастливые дни твоего прошлого». 

Оглавление

Обращение к пользователям