ГЛАВА 15

1

Завершив короткий отпуск, Жуков отбыл в Москву, дал последние указания, в том числе начальнику ГРУ генерал-полковнику Штеменко и первому заместителю начальника ГРУ генерал-лейтенанту Мамсурову.

Поинтересовался: все ли идет в соответствии с планами?

Получил ответ: полный порядок.

2

Подготовка к зарубежному визиту — дело серьезное. Предстояло сгладить острый дипломатический уголок. Приглашение Жукову посетить Югославию посол Фирюбин выбил 22 июля 1957 года. Это приглашение даже не было оформлено в письменном виде (Российский государственный архив новейшей истории (РГА-НИ). Фонд 3. Опись 12. Дело 247. Лист 34). Советской стороне надо было скрыть тот факт, что Жуков при содействии посла Фирюбина сам напросился в гости.

Бывший чрезвычайный и полномочный посол Советского Союза в Югославии, а ныне заместитель министра иностранных дел товарищ Фирюбин сумел уладить и этот вопрос. С согласия югославских товарищей было подготовлено сообщение ТАСС о том, что приглашение Жукову от командования югославской армии было получено давно.

Заслуга Фирюбина состояла еще и в том, что он сумел организовать не просто визит, но визит грандиозный и продолжительный, на много дней. Жуков ехал в Югославию по приглашению генерала армии Гошня-ка, но Фирюбин организовал ему встречи со многими важными лицами. Жукову дали возможность встретиться с маршалом Тито и лично побывать в тех местах, которые представляли особый интерес со стратегической точки зрения.

Перед отъездом товарищ Фирюбин ввел Маршала Советского Союза Жукова в курс дела, рассказал о положении в Югославии, описал маршала Тито и его ближайшее окружение, рассказал об их политических взглядах, склонностях и увлечениях, о планах югославских товарищей на будущее.

3

Постановлением Президиума ЦК КПСС в число лиц, сопровождающих Маршала Советского Союза Жукова во время визита в Югославию, были включены командующий войсками Одесского военного округа генерал-полковник Радзиевский и заместитель командующего Черноморским флотом вице-адмирал Чурсин.

Выбор не случайный: если согласие на размещение советских баз в Югославии будет получено, то в Средиземном море будут действовать в основном корабли из состава Черноморского флота и войска из состава Одесского военного округа.

Кроме того, в число сопровождающих лиц был включен заместитель начальника Главного политического управления генерал-лейтенант Степченко, которому вскоре присвоили звание генерал-полковника, и генерал для особых поручений при министре обороны генерал-лейтенант Китаев, недавно отличившийся в Венгрии.

В группу сопровождения делегации вошли корреспонденты ТАСС, «Правды», «Известий», «Красной звезды», представители Министерства иностранных дел, а также референт Отдела административных органов ЦК КПСС товарищ Буланов Юрий Сергеевич.

4

Газета «Правда» 5 октября 1957 г. описывала отъезд Жукова в Югославию во всех подробностях:

Отъезд в Югославию министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г. К. Жукова

4 октября из Москвы в Крым отбыл на самолете министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Он направляется с визитом в Федеративную Народную Республику Югославию в ответ на приглашение, которое от имени югославского правительства сделал ему генерал армии И. Гошняк во время посещения Советского Союза летом нынешнего года.

На Центральном аэродроме Маршала Г. К. Жукова провожали Маршал Советского Союза И. С. Конев, заместители министра иностранных дел СССР Н. С. Патоличев и Н. П. Фирюбин, адмирал С. Г. Горшков, маршал авиации С. И. Руденко, генералы армии М. С. Малинин и Г. К. Маландин, генерал-полковники А. В. Герасимов, А. А. Грызлов, Н. И. Гусев, А. С. Желтое, С. У. Рубанов, Е. Г. Тро-ценко, М.А. Шалин, комендант города Москвы генерал-майор И. С. Колесников, другие генералы и офицеры Советской Армии, исполняющий обязанности начальника отдела внешних сношений Министерства обороны СССР полковник Д. Ф. Чикин, заместители заведующих отделами МИД СССР П. С. Дедушкин и К. А. Кочетков, представители печати.

Среди провожавших были дипломатический состав посольства Югославии в СССР, посол Народной Республики Албании в СССР Михаль Приф-ти, военный атташе Албании полковник X. Ара-нитаси.

Собравшиеся на аэродроме сердечно попрощались с Маршалом Г. К. Жуковым, самолет которого в восемь часов утра поднялся в воздух.

На борту самолета по приглашению Маршала Г. К. Жукова находится военный атташе Югославии в СССР полковник Сава Попович.

Севастополь. 4 октября (ТАСС). Сегодня в полдень на самолете из Москвы в Севастополь прибыл министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, направляющийся с визитом в ФНРЮ.

В 15 часов 25 минут Маршал Г. К. Жуков поднимается на катер у Графской пристани и обходит миноносцы, стоящие в Южной бухте. Министр обороны СССР здоровается с личным составом миноносцев и поздравляет моряков с походом в дружественную Югославию. Над бухтой разносится многоголосое матросское «Ура!». Катер направляется к борту крейсера «Куйбышев», на палубе которого выстроился экипаж корабля.

По парадному трапу Маршал Г. Жуков поднимается на корабль. Раздается команда вахтенного офицера «Смирно!» На грот-стеньге взвивается флаг министра обороны СССР. Командир отряда кораблей контр-адмирал А. Н. Тюняев докладывает о готовности кораблей к походу.

Командир корабля капитан первого ранга В. В. Михайлин отдает рапорт.

Тов. Г. К. Жуков обходит строй почетного караула. Корабельный оркестр исполняет гимн Советского Союза. Затем министр обороны СССР направляется к личному составу. В ответ на приветствие раздается громкое: «Здравия желаем, товарищ Маршал Советского Союза».

Министра обороны СССР маршала Г. К. Жукова и сопровождающих его лиц провожали: заместитель главнокомандующего Военно-Морским Флотом адмирал А. Г. Головко, командующий Черноморским флотом адмирал В. А. Касатонов, первый секретарь Крымского обкома КП Украины В. Г. Комяхов, председатель исполкома Крымского областного Совета депутатов трудящихся И. М. Филиппов и другие.

Корабли снимаются с якоря и выходят из Севастопольской бухты. На кораблях, стоящих в бухте, и на береговых постах поднимаются сигналы: «Желаем счастливого плавания». Сигнальщики крейсера «Куйбышев» поднимают в ответ сигнал: «Благодарим за доброе пожелание».

Многие жители города-героя пришли на Приморский бульвар, чтобы проводить товарища Г. К. Жукова в Федеративную Народную Республику Югославию (ТАСС).

5

4 октября 1957 года. Тюра-Там. 5-й научно-исследовательский полигон Министерства обороны СССР.

— Внимание. Минутная готовность.

— Ключ на старт.

— Есть ключ на старт.

— Протяжка один.

— Есть протяжка один.

— Продувка!

— Есть продувка!

— Ключ на дренаж.

— Есть ключ на дренаж.

— Пуск!

— Протяжка два!

— Есть протяжка два!

Взревели двигатели. Отошла кабель-мачта.

— Предварительная!

— Промежуточная!

— Главная!

— Подъем!

В 22 часа 28 минут 34 секунды по московскому времени с 1-й стартовой площадки плавно сошло изделие 8К71ПС и с грохотом рвануло в ночное небо, стремительно набирая скорость. Через 4 минуты 55 секунд центральный блок ракеты-носителя весом семь с половиной тонн вышел на эллиптическую орбиту.

Еще через 19 секунд Спутник весом 83,6 килограмма отделился от центрального блока ракеты-носителя. И тут же как-то просто и буднично сигналами «бип-бип-бип» сообщил человечеству о том, что он первым вырвался в космос.

6

Коротко попрощавшись с 5-м научно-исследовательским полигоном Министерства обороны СССР, Спутник ушел за горизонт. Его сигналы стихли.

Полигон ликовал. Сергея Палыча, главного конструктора, качали снова и снова. Качали его замов, качали стартовый расчет. Люди обнимались и криком старались сообщить друг другу, что произошло.

И вдруг все стихло. Буйная радость сменилась настороженной и даже печальной тишиной.

На всех навалилась тоска мучительного ожидания. Появится ли он еще?

— Он не появлялся.

Секунды растянулись в столетия, минуты — в вечность. Часы отбили самый длинный час человеческой истории и еще много-много бесконечных минут. Все взгляды — в пол. Тишина как в пустой церкви. Никому в такие мгновения не хочется смотреть в лица своих товарищей.

И вдруг тихо-тихо сквозь треск и шорох эфира из ледяной бездны вновь донеслось теперь уже навсегда родное «бип-бип-бип».

Вот тут радость перехлестнула все барьеры. Нервное напряжение последних дней разразилось в буйный восторг. Именно так липкую удушающую духоту вдруг разрывает веселый блеск, радостный треск и грохот весенней грозы. Сотни людей высыпали в черную ночь. И они увидели свою рукотворную звездочку. Она плыла по небу, а из бункера победным маршем нарастал ее радостный сигнал «бип-бип-бип».

Если к вопросу подойти официально и сухо, то спутников на орбите было сразу два: сам Спутник весом 83 с хвостиком килограмма и центральный блок ракеты-носителя 8К71, который весил семь с половиной тонн, который тоже вышел на ту же орбиту.

Люди слышали сигналы Спутника, но его, конечно, не видели. Они видели подсвеченный Солнцем огромный центральный блок ракеты, который сигналов не подавал.

Но в эти мелочи никто не вникал и вникать не хотел.

Спутник был на орбите.

Это было великой победой.

Море Чёрное. Небо черное. В небе — звезды. Крейсер «Куйбышев» на полном ходу уверенно прет курсом на Босфор. Два новейших эскадренных миноносца «Бывалый» и «Блестящий» — чуть позади, справа и слева.

Штурман «Куйбышева» по звездам определяет точное положение корабля. По небу идет звезда первой величины.

Звезды по небу не ходят. Вернее, они ходят, но не с такой скоростью, они ходят незаметно.

Штурман на «Куйбышеве» не простой. На «Куйбышеве» — лучший штурман Черноморского флота. Про звезды он знает все. Он знает каждое созвездие по имени, знает каждую звездочку в созвездии. Он, глядя на звезды, без хронометра и секстанта способен вычислить путь хоть на Северный полюс, хоть на Южный. У него работа такая — в ночное небо смотреть. Но в небе творится нечто невообразимое: светит незнакомая звезда. И она не только светит. Звезда прет наперекор законам астрономии. Штурман знает, что такого быть не может потому, что не может быть никогда.

Запрос на «Бывалый»: Видели?

Ответ: Так точно!

Запрос на «Блестящий»: Подтверждаете?

Ответ: Так точно!

Штурман — вахтенному офицеру: запись в вахтенный журнал! Время, координаты!

В ту ночь появление новой звезды на небосклоне было зафиксировано в вахтенных журналах множества кораблей всех флотов мира.

Ключевой момент

4 октября 1957 года в 16:00 крейсер «Куйбышев» снялся с бочки, вышел из бухты Севастополя и взял курс на Босфор. Крейсер, охраняемый эскадренными миноносцами, уносил с родной земли Маршала Советского Союза Жукова.

4 октября 1957 года, через шесть часов после выхода крейсера «Куйбышев» из севастопольской бухты, ракета 8К71, построенная в городе Куйбышев, унесла с родной земли первый Спутник.

Решением Президиума ЦК КПСС запуск Спутника был возложен на Министерство обороны. То есть в конечном счете — на Жукова. Запуск был произведен с полигона Министерства обороны, то есть с объекта, прямо подчиненного Жукову. Полигон был построен стройбатами Советской Армии. Подготовку ракеты проводили офицеры Советской Армии, то есть подчиненные Жукова. Ключ на пульте поворачивал лейтенант Борис Чекунов, опять же подчиненный Жукова.

Жуков, как отмечено в его служебной характеристике, был «болезненно самолюбив».

Жуков требовал почестей, вплоть до установления конной статуи в Георгиевском зале Кремля.

Жуков лично руководил сочинением официальной пятитомной истории войны, где он выступал главным героем. (Старательные исполнители не успели выпустить в свет этот вариант нашего героического прошлого.)

Жуков лично требовал переработать фильм «Сталинград», чтобы более ярко высветить свою роль в великом сражении. Жуков потребовал даже сменить название фильма, дабы не звучало имя Сталина. Хотя в Сталинграде Жуков появился только однажды, в августе 1942 года. Предпринятая Жуковым попытка контрнаступления под Сталинградом провалилась. Успешное контрнаступление в районе Сталинграда было проведено через два с половиной месяца без участия Жукова, который в тот момент находился совсем на другом участке фронта, где руководил другим грандиозным наступлением, которое провалил.

После назначения Жукова на должность министра обороны центральные газеты не поместили его портрет. За это «Главному политическому управлению был произведен такой разнос, которого никогда вообще не видел»[18] (Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. С. 252).

Жуков деньгами Министерства обороны — то есть народными деньгами — оплачивал написание огромных картин, на которых его изображали на белом коне похожим на Георгия Победоносца.

Вопрос: отчего же министр обороны Жуков не воспользовался запуском Спутника, чтобы покрыть свое имя неувядаемой славой на века? Ему бы 4 октября 1957 года быть в Тюра-Таме. Ему бы по-отечески по-дожить руку на плечо сидящего за пультом лейтенанта Ченунова и под стрекотание кинокамер произнести нечто простое и значимое. А уж после того — самолетом в Севастополь. Министр обороны Югославии генерал армии Гошняк простил бы опоздание на несколько часов.

Но какой был бы эффект, если бы было объявлено: по приказу Жукова, под его личным руководством и контролем совершен неслыханный технологический и научный прорыв!

Отметившись на полигоне Тюра-Там в нужный момент, великий полководец, не теряя ни минуты, мог отправляться с визитом в дружественную Югославию. Вот была бы Жукову платформа для переговоров: под моим руководством человечеству открыт путь в космос! За мной спиной сила несокрушимая! Под моим командованием Советский Союз способен обойти любую Америку!

Получилось иначе: в отсутствие Жукова его подчиненные совершили чудо. Так почему же министр обороны Жуков не воспользовался возможностью урвать для себя хотя бы кусочек космической славы? Почему не использовал такой козырь для охмурения колеблющейся Югославии?

Можно было бы Жукову даже и не лететь в Тюра-Там. На крейсере «Куйбышев» был развернут командный пункт и узел связи министра обороны СССР. Можно было перед выходом в море величественно (опять же под стрекотание кинокамер) выслушать по радио доклад начальника 5-го полигона Министерства обороны гвардии генерал-лейтенанта артиллерии Нестеренко Алексея Ивановича. И отчеканить: действуйте в соответствии с данными мною указаниями!

Или, что еще лучше, вызвать на борт крейсера маршала артиллерии Неделина Митрофана Ивановича. Должность Неделина — заместитель министра обороны. Так она называлась в открытых документах. А в закрытых — заместитель министра обороны по специальному вооружению и ракетной технике.

И пусть бы заместитель министра обороны доложил бы министру обороны: товарищ Маршал Советского Союза, 5-й полигон Министерства обороны к началу космической эры готов! Разрешите начинать? Потом бы уже, после запуска, показать народу рассекреченную хронику: четырежды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза Жуков и его подчиненные готовят прорыв в космос!

Но Жуков не проявил решительно никакого интереса к запуску Спутника. Он не делал никаких попыток застолбить свое участие в великом свершении XX века, хотя, повторю, осуществление запуска было официально возложено на Министерство обороны, то есть на Жукова, хотя готовили прорыв в космос его подчиненные от лейтенанта Чекунова, повернувшего ключ, до заместителя министра обороны маршала артиллерии Неделина.

Чем объяснить столь странное поведение Жукова?

На этот вопрос у меня ответа нет. Есть только предположение:

Жуков не понимал эпохального значения предстоящего события.

1

Первый секретарь ЦК КПСС Хрущёв и министр обороны СССР Жуков на приеме у министра обороны СССР Жукова в честь Дня Воздушного Флота СССР (Москва, 24 июня 1956 г.). Всего четыре месяца прошло после XX съезда КПСС, на котором Хрущёв, стремясь сохранить власть Коммунистической партии над страной и свою личную власть над Коммунистической партией, разоблачал культ личности Сталина. На съезде было объявлено о прекращении сталинской практики массовой насильственной смены руководящей элиты страны, поэтому советские руководители всех рангов и мастей дружно поддержали Хрущёва. Ровно через год, в конце июня 1957 года, Хрущёв и Жуков изгонят с вершин власти Молотова, Маленкова и Кагановича — последних серьезных противников из числа бывших соратников Сталина, которых назовут «антипартийной группой». После этого Хрущёв и Жуков станут вдвоем править страной. В 1957 году они сойдутся в последней схватке за власть, в результате которой во главе Советского Союза останется только один вождь.

 1

Маршал Жуков обходит строй боевых кораблей, прибывших в Ленинград для участия в военно-морском параде по случаю празднования Дня Военно-Морского флота (14 июля 1957 г.). Парады на флоте всегда принимали адмиралы, но Жуков эту традицию нарушил. Более того, он нарушил собственный приказ о правилах ношения военной формы одежды и принимал парад в белой форме, не предусмотренной никакими приказами и правилами.

При этом Жуков приказал одеть всех участников парада, от адмиралов до матросов, в черную суконную форму, крайне неуместную в жаркий летний день (по традиции на военно-морские парады матросы выходили в белых тужурках). Иного объяснения такому поступку, кроме желания выделиться в белом кителе на общем фоне, найти невозможно. Весть о вызывающем самодурстве Жукова мгновенно разлетелась среди высшего руководства страны. Его поведение слишком напоминало манеру рейхсмаршала Геринга, который сам для себя выдумывал обмундирование, не предусмотренное никакими приказами и правилами. Разница заключалась лишь в том, что Геринг, наряжаясь, не заставлял при этом тысячи своих подчиненных одеваться в какую-то особую форму, чтобы выделиться на их фоне.

Козлов Фрол Романович (на снимке он стоит слева от Жукова), член Президиума ЦК КПСС и первый секретарь Ленинградского областного комитета партии, доложил о случившемся Хрущёву. Хрущёв сдержался, но выходки Жукова не забыл и через два с половиной месяца, на пленуме, тот случай маршалу припомнил: «Жуков заставил всех командиров флота в черных бушлатах праздновать, а сам одел белый морской костюм. Люди парились в черном, чтобы он, как белая чайка, был бы лучше виден на черном фоне».

1

Георгий Жуков показывает приемы штыкового боя индийским военным во время визита советской военной делегации в Индию 5 сентября 1957 г. Генерал-лейтенант Пётр Полях вспоминает, что одним из результатов визита Жукова в Индию (где офицеры регулярно занимались спортом и выглядели очень подтянутыми), было введение в Советской Армии «индийского часа»: шесть дней в неделю в частях среди офицеров проводились часовые занятия по строевой, физической и стрелковой подготовке. После снятия Жукова с должности министра обороны «индийский час» сразу же отменили.

11

Никита Хрущёв (в центре) и президент Югославии маршал Йосип Броз Тито (справа, стоит спиной) осматривают охотничий трофей (1956 г.). Несмотря на восстановление при Хрущёве советско-югославских отношений, Союз коммунистов Югославии во главе с Тито и успешно противостоял идеологическому и политическому давлению СССР и отстаивал собственную модель развития социалистического общества, хотя Тито одобрил вторжение советских войск в Венгрию в 1956 году.

   1

Министр обороны СССР Георгий Жуков на приеме в честь президента Югославии маршала Йосипа Броз Тито (июнь 1956 г.).

1

Новое лицо советского коммунизма. Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв приветливо улыбается на приеме во французском посольстве по случаю визита в Москву премьер-министра Франции Ги Молле 5 июня 1956 года. Ушли в прошлое те времена, когда редкая улыбка, на мгновение появлявшаяся на устах Сталина или Молотова, немедленно становилась событием мирового значения, и теперь жители западных стран с изумлением смотрели на новых вождей Советского Союза, источавших добродушие и сердечность.

1

Вячеслав Молотов на прогулке в лесу (1955 г.). В марте 1953 года после смерти Сталина Молотов был снова назначен министром иностранных дел и одновременно первым заместителем председателя Совета Министров СССР. Он поддержал Хрущёва в борьбе с Берией и Маленковым, но позднее стал расходиться с ним по многим ключевым вопросам. Молотов возражал против вывода советских войск из Австрии, которое произошло в 1955 году, скептически отнесся к нормализации отношений с Югославией, настаивая на критике антисоветских выступлений югославского руководства, возражал против форсированного освоения целины и включения Крыма в состав Украинской ССР. 1 мая 1956 года Молотов под предлогом «неправильной» югославской политики был освобожден от должности министра иностранных дел, но был назначен министром государственного контроля СССР. В 1957 году он возглавил так называемую «антипартийную группу» и, объединившись с Кагановичем и Маленковым, предпринял попытку смещения Хрущёва. После провала этой попытки Молотов был снят со всех постов и выведен из состава ЦК КПСС.

1

Секретарь ЦК КПСС по оборонной промышленности и кандидат в члены Президиума ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев и первый секретарь Московского горкома КПСС кандидат в члены Президиума ЦК КПСС Екатерина Алексеевна Фурцева (Москва, июнь 1956 г.).

1

Член Президиума ЦК КПСС Михаил Андреевич Суслов, будущий «серый кардинал» и главный идеолог партии (снимок 1958 года). В Президиуме ЦК (а затем и в Политбюро) Суслов отвечал за идеологические вопросы. В 1956 году в ходе Венгерского восстания Суслов вместе с Микояном и Серовым прибыл в Будапешт для ведения переговоров с венгерским руководством, а после их провала настоял на принятии решения о вводе советских войск в Венгрию.

1

Николай Павлович Фирюбин (снимок 1953 года). В 1955-1957 гг. Фирюбин был чрезвычайным и полномочным послом СССР в Югославии; именно он готовил визит в эту страну министра обороны Жукова, закончившийся изгнанием Жукова с вершин власти. Фирюбин был женат вторым браком (с 1956 года) на Екатерине Фурцевой; они оба с самого начала были вовлечены в операцию по изоляции Жукова в Югославии и его последущего смещения со всех постов в руководстве армией и страной.

В 1957 году во время попытки Молотов, Маленкова и Кагановича сместить Хрущёва с поста первого секретаря ЦК Суслов, Брежнев и Фурцева вместе с Жуковым, Мухитдиновым, Шверником, Микояном и Кириченко выступили на стороне Хрущёва.

1

Крейсер «Куйбышев» (1964 г.). Крейсер был заложен в 1939 году; после 22 июня 1941 г. его строительство было приостановлено и крейсер вошел в строй лишь в 1950 году. Вооружение: 12 пушек калибра 152 мм в четырех башнях, 8 универсальных пушек калибра 100 мм в четырех башнях, 13 спаренных 37-мм зенитных автоматических пушек, морские мины. Экипаж 1184 человека. По случайному совпадению город Куйбышев был тайной резервной столицей СССР, и, посоветовав Жукову выбрать крейсер «Куйбышев» для визита в Югославию, Главнокомандующий ВМФ адмирал Горшков словно намекал ему: резервная столица страны в твоем распоряжении, главную бери сам.

1

Министр обороны СССР Жуков делает первый шаг по палубе крейсера «Куйбышев», на котором он отправится с визитом в Югославию (Севастополь, 4 октября 1957 г.). В этот самый момент Жуков переступил черту, за которой начиналось его падение с вершин власти. С прибытием маршала на борт крейсера началась решающая часть операции по изоляции Жукова и его смещению с поста министра обороны.

1

Жуков беседует с Генеральным секретарем Союза коммунистов Югославии и президентом страны маршалом Йосипом Броз Тито и его женой Йованкой на приеме в честь Жукова в городе Любляна 15 октября 1957 года. К этому моменту руководители СССР во главе с Хрущёвым начали третий этап операции по изоляции и смещению Жукова. Ночью с 12 на 13 октября крейсер «Куйбышев» и эсминцы «Бывалый» и «Блестящий», стоявшие в порту города Дубровник в ожидании возвращения Жукова, снялись с якорей и ушли в Севастополь. Хрущёв немедленно вылетел в Киев, где на грандиозных учениях Киевского военного округа с глазу на глаз побеседовал с каждым из присутствовавших там советских маршалов и командующих войсками всех военных округов.

   1

Министр обороны СССР Жуков на капитанском мостике крейсера «Куйбышев» на пути в Югославию (4-7 октября 1957 г.).

1

Уникальный снимок Жукова, сделанный одним из зарубежных фотокорреспондентов 26 октября 1957 года в Албании в день возвращения Жукова в Москву. На снимке Жуков запечатлен в парадной форме, с гордо поднятой головой, но его взгляд похож на взгляд затравленного зверя: маршал уже понял, что попал в мышеловку. К этому моменту Жуков уже несколько дней находился за границей без транспортных средств для возвращения домой и только с одним каналом связи через советские посольства в Югославии и Албании, который замыкался на Министерство иностранных дел и обслуживался КГБ. В этот день на заседании Президиума ЦК КПСС товарищ Жуков был освобожден от обязанностей министра обороны СССР. Новым министром обороны был назначен Родион Яковлевич Малиновский.

 

[18]В цитате сохранен стиль первоисточника. Именно таким языком изъяснялись вожди Советского Союза. — Прим, автора.

Оглавление