Глава 23. ДОРОГА К ТРОНУ

Перенеслись мы сначала в резиденцию Хранителей. В одну из общих гостиных, где было в это время дня на удивление людно. Почти вся честная компания тех, кому я относительно доверяла. Только Мидьяра не было, а так и Ро, и Тьма, и даже Асгард покинул свой ангар.

— Здравствуйте, — дружно протянули они, внимательно нас разглядывая.

Мне стало так неуютно, что я машинально отступила поближе к Лирвейну, а он — так же машинально — прижал к себе, отчасти закрывая от глаз своих коллег.

— Понятно, — так же дружно сказали они.

— Аля, ты вовремя. — Аэрлис приветливо кивнул. — У нас как раз собрание по поводу твоей фрейлины. Ну и большинством голосов наше решение принято как рабочее, осталось получить твое одобрение.

— Рассказывай, — подошла к нему ближе. Сначала хотела сесть в кресло, но передумала и опустилась на диванчик. Рядом тут же оказался Лир, незаметно перехватив мою ладонь и ободряюще ее пожав.

— Собственно, все просто, — повел плечами Асгард. — Вот несколько документов, в которых юридически подтверждается, что она, такая-то и такая-то, в обмен на то и то, отказывается от притязаний своего ребенка на престол Изначальной Империи. То же самое делаем и с магическими контрактами, ты сама знаешь, что их нарушить невозможно. Она и ребенок сейчас единое целое, а стало быть, он тоже потом не сможет.

— Восхитительно, — одобрила я решение Хранителей. — Насколько я знаю, мое дальнейшее присутствие не требуется, то есть вам и карты в руки, господа. И, конечно, не оставляйте фрейлину без контроля и надзора. Нам неприятные сюрпризы не нужны.

— Как прикажете. — Присутствующие склонили головы, и я с укоризной посмотрела на Ровену.

Она подмигнула в ответ, и я с облегчением вздохнула, осознав, что фейри просто придерживается общих правил, а отношения своего не поменяла.

Хоть что-то неизменное в этом мире.

Поговорить мы не успели. Я ушла переодеваться, а потом Лир, поцеловав на прощанье, создал для меня портал в кортеж, который уже подъезжал к месту назначения.

Потом все пролетело быстро и как-то очень обыденно.

Из кареты вышла, полюбовалась на постные лица встречающих.

— Приветствуем кронпринцессу Изначальной Империи, — прогудел высокий мощный жрец в традиционном серо-коричневом одеянии.

Я оказала все положенные ему по рангу почести и склонила голову, позволяя осенить себя благословенным знаком великой восьмерки.

— Да пребудет с тобой сила Восьми, да воздастся по делам твоим правым.

После я неторопливо двинулась вперед по широкой дорожке из белого мрамора, которая под осенним солнцем сверкала так, что даже глазам больно было. А ветер оказался настолько пронизывающим, что меня прошибла дрожь. Неторопливо и, согласно титулу, величественно я вошла в Храм, где даже жрецов не было. Огляделась…

Демиурга, естественно, не увидела, да и было бы странно, если бы он явился.

Потому я просто медленно прошлась по Храму, отстраненно прислушиваясь к эху своих шагов, а потом присела на одну из скамей. Там я просидела почти полчаса, сжимая пальцы, облаченные в кружево перчаток, и балансируя на какой-то хлипкой грани между бесконечным спокойствием и слезами.

С одной стороны, мне хотелось кричать и плакать из-за несправедливости мира.

С другой — мне было как никогда тепло и хорошо. Окутывало ощущение уюта, нежности и любви. Оказывается, она такая разная бывает…

Поняв, что опять начинаю уходить в своих размышлениях не в ту сторону, я решительно поднялась и направилась к выходу.

Там объявила, что Создателя, разумеется, не видела, но благодать и уверенность на меня снизошли. За что спасибо Храму и его истовым верующим.

После была торжественная часть мероприятия, на которой я опять оставила Мариоль, а сама сбежала сначала в резиденцию, а потом, прихватив Лира, в столицу. Дел впереди очень много, а вот почва из-за нашего с ним отсутствия не подготовлена совсем! Завтра заседание Палаты лордов, и что-то мне подсказывает, что там будет много чего интересного и познавательного. Неплохо бы рассказать им что-то в свою очередь.

Джокера так сразу выкладывать не хотелось. Хотя он один стоит всех моих доводов. Может, и продемонстрирую им завтра Палача. Не помешает, во всяком случае. И еще… через несколько дней коронация. Вернется Евгран Пламенеющий.

Сердце у меня болело даже при одном его имени, и грудь ломило так, что я с трудом сдерживала слезы.

Лир все чувствовал. Лир обнимал и прижимал к себе.

Мне становилось немного легче.

Ребенка я пока воспринимала только как канат, который крепче стального троса связывал нас с орвиром.

Но… все равно, как же больно!!!

За что же мне так… а?

Так! Хватит рефлексировать, твое высочество. Ничего не поделаешь, ничего не попишешь. Остается только стиснуть зубы и смириться… и не думать, не вспоминать о рыжей осени! Потому что каждая сцена раскаленным шипом впивается в душу, в которой все так же ощущается пустота.

Меня спасали Лирвейн и тот, кто еще не родился.

Ночи я теперь проводила с Хранителем Воды, и хоть в них меня ничего не мучило. Разве что было очень-очень сладко.

Утром я проснулась одна, бодрая и полная сил. Нет, конечно, мандраж тоже имел место, но не до такой степени, как могло бы быть. Пока одевалась, тронула нить, связывающую меня с Палачом, и передала, что сегодня после обеда мне может потребоваться его помощь. Люциан заверил, что будет готов и что уже достал мантию.

Что я могла ответить? Молодец!

Сейчас я шла по большому коридору к залу заседаний в сопровождении Кейрана Мерцающего и лорда Алира Хора. Который с некоторых пор у нас маркиз за заслуги перед отечеством. Даровать титул ему ничего не стоило, так как заслуги и правда были, да и раньше он был графом, то есть не так сильно и «повысила».

Двери со стуком распахнулись, и я обвела взглядом высокое собрание Палаты лордов, которые при моем появлении замерли в почтительном поклоне. Кивнула и проследовала на свое место.

— Здравствуйте, господа! — Я улыбнулась и повелительно сказала: — Заседание объявляю открытым!

Первые полчаса, пока я никуда не лезла, а только слушала и вежливо кивала, все было хорошо. Собственно неприятности начались, когда стали рассматривать законопроекты.

— Стоп, — нахмурилась я, на полуслове обрывая Ингрид Вьюжную, высокую леди Синего Клана. — С чего это мы повышаем стоимость лицензии на ловлю рыбы? Спрос превышает предложение?

— Ваше высочество, это настолько мелкий вопрос, что я удивлена вашим пристальным вниманием, но если вы желаете выслушать подробно, что привело нас к таким, на ваш взгляд, странным выводам…

Я честно пыталась дослушать. Но…

— Леди, вы упускаете время, — холодно заявила я, откидываясь на спинку сиденья. — И ладно бы только свое. Не знаю, как остальные присутствующие, но я свои минуты ценю, а потому — давайте коротко и по существу. Тезисами. Почему вы хотите поднять стоимость лицензии? — Я жестом попросила документ и указала на интересующую меня графу. — Притом крупным фирмам. Многие не потянут такое увеличение расходов, а стало быть, их дело развалится и мы получим увеличение категории безработных. Лично я не в восторге от такого решения.

— Законопроект откланяется? — Вьюжная с каменным лицом обратилась к остальным: — Кто еще против?

Оба-на! Да вы что! Очень интересно!

— Леди, — ласково начала я, взмахом руки останавливая выступившего вперед Кейрана, — вы не запамятовали, где мы и кто я?

— На заседаниях в Палате лордов право вето есть только у действующего правителя после коронации, — вдруг подал голос глава Алого Клана. — До этого момента вы, леди, имеете лишь право голоса.

— За-а-амечательно, — пропела я и сверкнула глазами. — Мы вернемся к этой теме немного позже, а сейчас я бы хотела кое-что вынести на рассмотрение.

Кто бы сомневался, что мои предложения завалили.

Собственно, на этом я и решила показать зубки. Даже не зубки… оскал, наверное. Тронула нить, связывающую нас с Палачом, и пространство расступилось, пропуская долговязую фигуру, закутанную в черный шелк.

— Моя принцесса. — Человек поклонился и замер.

Я же от души наслаждалась выражением шока на лицах придворных.

— Позвольте представить вам Палача Стихий. Как можете понять, он тут по рабочим вопросам!

— Вы нашли его? — Ингрид побледнела как смерть. — Уже?

— Как видите. Итак, в свете сказанного мной ранее… я искренне советую вам сейчас проголосовать за эти предложения. И, уважаемые, я не самодур-отец, и я не хочу решать все проблемы методом устранения. Я человек разумный и, стало быть, прислушаюсь к вашим доводам, если они будут заключаться не только в том, что «мне так хочется» и «я так решил». Обоснования поступков должны быть.

— Да, ваше высочество, — раздался нестройный хор голосов.

Взаимопонимание было достигнуто!

После этого у меня была еще пара встреч с министрами, а потом я нанесла визит Надин вир Толлиман, которая, видимо уже наслышанная о том, что произошло, встретила меня аплодисментами и очередным весьма интригующим подарочком, с которым еще предстоит разобраться.

А вечером… вечером меня ждал мой снежный мужчина.

Вышла из портала в городском доме Алира Хора, в библиотеке, и, заметив знакомую фигуру, внимательно изучавшую документы, на цыпочках направилась к нему. Когда я была в шаге, он стремительно развернулся, схватил в охапку и закрыл рот поцелуем.

— Воительница моя.

— И я тебя люблю, — чмокнула его в губы и улыбнулась, когда он осторожно положил ладонь мне на живот. — Там еще нечего искать!

— Ну я же знаю, что там уже кое-кто есть, — выдохнул Лир, и еще на несколько минут мы были потеряны для общества.

И не обратили внимания на внезапную вспышку, после которой на столе появилась папка, но мы были настолько увлечены друг другом, что Лир на нее лишь покосился и махнул рукой, вернувшись ко мне.

Оглавление