Глава 8

Вечер в Москве подходил к концу, но в предстоящую ночь Остафьев и не надеялся уснуть. Он прекрасно понимал, во что втравил свою помощницу, и в ожидании новостей боялся собственных мыслей. Ни в чем не повинная девчонка была теперь в огромной опасности, и что ждало ее там, на ночных дорогах Германии, не знал никто. Негодяи могли напасть и отнять злополучные диски. А могли и убить. «Только бы обошлось, только бы обошлось», – как заклинание повторял Антон Александрович, стоя у темного окна и будто пытаясь увидеть сквозь него события, происходившие за тысячи километров от его московской квартиры.

Остафьев подошел к рабочему столу, собираясь написать электронное письмо европейскому поверенному, к которому сейчас направлялась Дина. В почтовом ящике обнаружилось новое непрочитанное сообщение. Антон Александрович поспешно открыл его, и текст письма появился на экране.

Адвокат из Люксембурга сообщал, что посланница Остафьева добралась целой и невредимой и теперь находилась под его охраной.

– Ну, слава небесам, – облегченно выдохнул Антон Александрович. – Молодец, доехала.

Совсем рядом за спиной Остафьев услышал шорох. Он вздрогнул и инстинктивно переключил изображение на экране компьютера. Теперь там было письмо потенциального партнера, предлагавшего строить завод «Бионик Фуд» где-то в Дании.

Привычка прятать от окружающих любую информацию появилась у него в последние месяцы и срабатывала теперь на уровне рефлексов. Когда Антон Александрович понял, что кто-то из близких к нему людей – предатель, который регулярно сообщает тайны компании его врагам, он как рак-отшельник закрылся в своей раковине сразу от всех. Проще было одним махом перекрыть весь информационный поток, чем гадать, с кем можно делиться, что у него на уме и на душе, а с кем нет. Конечно, это было тяжело, но на войне как на войне.

Впрочем, сейчас он беспокоился напрасно, в кабинет вошла Анжелика.

Она склонилась над ним, обняла за плечи и поцеловала в макушку.

– Ты все работаешь? Даже ночью не оставляют тебя в покое твои партнеры? – она уже успела пробежать глазами письмо на экране.

– Да, Анжел, очень много дел.

Антон Александрович решил не посвящать жену в подробности люксембургских событий. Зачем? Она была не соратницей в делах, а скорее, украшением и радостью его жизни. Помочь Анжелика ничем не сможет, а пустых разговоров будет… Нет. Ему следовало еще раз все тщательно обдумать.

– Ты иди, я немного поработаю и приду, – пообещал он жене.

– Я жду, – требовательно и одновременно игриво ответила Анжелика и медленно выплыла из комнаты.

Антон встал, прикрыл за ней дверь и походил по кабинету.

«Так, – вернулся он к своим размышлениям, – если Дина уже в Люксембурге, значит, сегодняшнюю ночь она проведет в гостинице, завтра утром положит диски в банковскую ячейку, позвонит его тамошним людям, передаст код, ключ, и все. Дальше поверенный обеспечит сохранность материалов и извлечет их на суде, если дела компании пойдут совсем плохо».

Но Дина!.. Эти головорезы будут ее искать, чтобы узнать, кому она передала диски. И рано или поздно найдут. Если не там, в Европе, так здесь, в Москве. А это значит, что ее придется постоянно охранять, привлекая лишнее внимание к ней самой, к фирме, к проблемам «Бионик Фуд». И если он хочет избежать всего этого ненужного ажиотажа, ему необходимо дать понять противнику, что ее задача выполнена и больше она не играет в его деле никакой роли. Диски ушли к другим людям, которых никому уже не достать. Он должен был нанести упреждающий удар, не дожидаясь, когда противник возьмется за них всерьез и начнет вредить верным ему людям. И сделать это нужно было уже завтра.

«Ну что ж, так и поступим», – решил Остафьев. Если завтра утром в Люксембурге все пройдет нормально, он перейдет к активным действиям!

***

Тем же вечером в другой московской квартире еще один человек, как и Остафьев, не спал и мерил шагами комнату. Роман уже знал о неожиданной погоне в Германии и о том, что девица, которую отправил туда директор «Бионик Фуд» с неизвестной миссией, ушла от преследования и исчезла. Раздраженный, Роман ругал своего информатора в «Бионике», своих помощников, которые не уследили за Остафьевым, себя самого за то, что недооценил жертву и слишком расслабился. Его провели, причем провели так искусно, что ни его люди, ни он сам не поняли, как и когда это случилось.

Сейчас Роман мог утверждать только одно. В «Бионик Фуд» работал никому из них не известный человек, которому Остафьев доверял настолько, что передал сверхсекретные документы, относящиеся к изобретению, чтобы тот доставил их в Европу. Роман не знал доподлинно, что это за документы, но догадаться было нетрудно.

Он недоумевал: откуда взялась эта девица? Обыкновенная секретарша, которая сидела в офисной проходной. Самая низшая должность в компании, ниже только уборщица, а гляди-ка!.. Мало того что Остафьев не побоялся доверить ей бумаги стоимостью в миллиарды, она оказалась настолько проворной, что смогла сбежать от профессионалов.

Проследив звонок Остафьева и узнав, куда летела девушка, Роман нанял детективов из агентства во Франкфурте. Им и надо-то было только выследить ее в аэропорту и выяснить, куда она поедет, где остановится, с кем встретится. Его люди вылетали во Франкфурт следующим рейсом и дальше должны были разобраться с ней сами. Но эта пигалица скрылась от погони, причем сделала все так умело, что немецкие детективы только руками развели.

Роман шагал по комнате, нарезая круг за кругом. Он был уверен, что сегодняшние события давно и хорошо спланированы. И главная роль в них отводилась секретарше, которая выскочила, как черт из табакерки, в самый последний момент, испортив Роману всю игру.

Из-за нее он не знал теперь, к кому и зачем попали документы Остафьева. Но хуже всего было то, что Роман чувствовал: «маски-шоу», которое он планировал провести в офисе «Бионик Фуд» на следующей неделе, уже ничего не даст. Он почти не сомневался, что материалов по изобретению в стране больше нет. И вывезла их у него из-под носа эта прыткая девица.

Оглавление