Глава 4. Новый мировой порядок

1. Создание Поднебесной Республики

После провозглашения Империи в мае 2020 года оставалось непонятным, что имеет в виду Гавриил под второй половиной задачи установления нового мирового порядка (напомню, что разгром и присоединение Евросоюза он назвал выполнением первой половины), а он не комментировал это. В течение лета, однако, произошли события, которые вначале никто с заявлением Гавриила не увязал, но они как раз и были прелюдией к выполнению второй половины задачи. В конце мая в Москву прибыла с официальным визитом весьма представительная делегация Китайской Народной Республики — почти все реально значимые фигуры первого ряда во главе с председателем Лю Баном, сменившим на этом посту Ху Цзиньтао за год до этого. За время визита ядро делегации дважды надолго оставалось с глазу на глаз (если можно так сказать о большой группе людей) с Гавриилом и начальниками Военного и Внешнеполитического имперских управлений России. О чем шла речь, не сообщалось, но никто особо и не интересовался — все и так примерно понимали о чем: о гарантиях ненападения на Китай, а также о том, как теперь Китаю торговать с Европой, ставшей частью России, и с суверенной, но некоторым образом зависимой от России Америкой. На самом же деле разговор, главным образом, был совсем о другом. В результате в начале июля, спустя полтора месяца, 120-тысячный китайский экспедиционный корпус, с танками, артиллерией и авиацией, без предупреждения высадился на северовосточном побережье Австралии, южнее города Маккай, и двинулся к югу, на Брисбен, Сидней, Мельбурн и Аделаиду. Уже после высадки войск (которые продолжали прибывать) Пекин объявил войну Австралии; война, впрочем, ограничилась одним сражением под Сиднеем, после чего Австралия капитулировала — иного исхода для страны с населением 19 миллионов человек и сухопутными силами численностью 30 тысяч быть не могло. Тридцатого июля КНР объявила об аннексии Австралии — таким образом, ее территория увеличилась на 80%, причем по большей части за счет незаселенных или малозаселенных земель.

Шестого августа КНР официально обратилась к Японии; в ноте говорилось о том, что падение Америки и Европы и создание гигантской Российской Империи создает в мире новую ситуацию, с новыми и не до конца понятными вызовами, и что тихоокеанская цивилизация (именно в этом документе было впервые официально использовано это понятие) должна встречать их вместе, чтобы не пропасть поодиночке. Поскольку Китай намного больше остальных, не менее уважаемых наций этой цивилизации, говорилось далее, и по населению, и по территории (особенно после присоединения Австралии), и по экономике, и по военной мощи, то разумным видится объединение путем вступления всех этих наций в состав КНР, с гарантиями учета их интересов и сохранения своеобразия. После захвата Австралии это выглядело плохо замаскированным ультиматумом, хотя опыт существования Гонконга в составе КНР после 1997 года подтверждал, что эти гарантии не пустые. Переговоры с Японией длились почти два месяца и 30 сентября завершились подписанием договора об объединении, стержнем которого была модификация все того же «гонконгского» принципа — одна страна, две системы; в данном случае он был обозначен как одна империя — две страны. После этого такие же предложения, теперь уже не поочередно, а одновременно, получили Корея, Монголия, Вьетнам, Таиланд, Камбоджа, Лаос и Филиппины. Второго ноября состоялось подписание многостороннего соглашения, а позже, уже в 2021 году, в него были включены Новая Зеландия, Папуа-Новая Гвинея и островные государства Океании. Отсутствие сопротивления, например со стороны Японии и Вьетнама, имевшими долгий и успешный опыт войн с Китаем, имело причиной не только и не столько предрешенность итогов военного столкновения с китайским гигантом — менталитет этих наций как раз склонен к тому, чтобы воевать и погибнуть не ради победы, а ради долга и чести, — а то, что все видели, что мир неудержимо и стремительно меняется, и не находили в нем себе иного места, чем то, что предлагалось Китаем. В этом смысле китайская фраза «Чтоб не пропасть поодиночке» являлась не восточной цветистостью, а точной и нашедшей полный отклик формулировкой. Седьмого ноября 2020 года в Пекине, в присутствии руководства всех вышеупомянутых стран, была провозглашена Поднебесная Республика, существующая и поныне, — наш с вами, соотечественники, западный сосед.

2. Создание Американской Федерации

Российская Империя поздравила Китай и все остальные страны — участницы соглашения и выразила полное удовлетворение тем, что все произошло именно так, а не иначе; российская делегация во главе с Гавриилом присутствовала в Пекине на церемонии. Но до этого, после захвата Австралии и направления ноты Японии, все ждали жесткой реакции со стороны Москвы; рассуждали так: ну до Австралии, понятно, России особого дела нет — где Россия и где Австралия, — хотя усиление Китая России в любом случае ни к чему. Но объединение с дальневосточными странами, особенно с экономическим гигантом Японией, создание огромной империи на своих восточных границах — этого Россия явно не позволит; и в мае, наверное, китайцы затем и ездили в Москву, чтобы объяснить свои планы и заверить Россию в своей лояльности, — но вряд ли у них это получится. Однако на самом деле все было ровно наоборот: Россия не только не была против, но выступала главным локомотивом и даже инициатором этого процесса. Мне рассказывали многие участники тех событий, что в Москве, куда китайцы прибыли по русскому приглашению, а вовсе не по своей инициативе, Гавриил с соратниками долго убеждали их создать эту империю, в противном случае они даже грозили присоединить Японию к Российской Империи. А все думали обратное, потому что никто не понимал логики российского руководства — никто, кроме моего двоюродного дедушки, в то время президента Бразилии Алвареду Бранку, который первым понял, что происходит, и увидел в этом окно возможности для нас. Он понял, еще не зная деталей и причин, что Россия почему-то хочет, чтобы мир состоял из небольшого количества огромных стран, и готова на многое ради этого. И он потратил весь август, сентябрь, октябрь и ноябрь, чтобы убедить руководителей и элиты всех латиноамериканских стран (в том числе в своей собственной Бразилии) объединиться таким же образом. Какими способами, какими аргументами ему удалось сделать это, трудно даже и представить, зная тогдашнюю взаимную неприязнь наших народов и полное отсутствие чувства общеамериканской солидарности. Единственное, что ему помогало, — это близкая дружба с президентом Мексики, в будущем третьим президентом нашей Федерации Хорхе Портильо (они были женаты на двоюродных сестрах). Тем не менее 6 декабря 2020 года двенадцатью южноамериканскими, семью центрально– и североамериканскими и четырьмя (не считая совсем мелких) карибскими странами был подписан пакт о создании Американской Федерации и ликвидации их всех как отдельных суверенных государств. Мой дедушка, который видел дальше, чем остальные, настоял на таком названии, хотя оно вызывало недоумение — большинство предлагало назвать Федерацию Латиноамериканской или Южноамериканской. Невзирая на факт подписания, вся конструкция была весьма рыхлой, не удалось договориться ни по столице, ни по разбиению на штаты; но Алвареду Бранку это не смущало, для него это был лишь первый шаг трехходовки, необходимый для совершения второго шага. В декабре он, как председатель организационного комитета Федерации, поехал в Москву, но не только и не столько для получения поздравлений (он их, впрочем, получил), а для того, чтобы предъявить России несуразное и ничем не подкрепленное, казалось бы, требование — отдать Федерации Канаду, которая была аннексирована Россией как член НАТО в ноябре 2019 года. Однако, как выяснилось, это требование было основано на точном и нетривиальном понимании ситуации. В результате Канада была передана Федерации, причем не как страна — она уже год как ею не являлась, — а просто как кусок территории России. Нет нужды говорить о том фуроре, который это произвело по возвращении Бранку домой; все вдруг поняли, что это не шутки, а Большая Игра. Но главное, то, ради чего он все это и затевал, — с ним срочно попросил встречи президент США (как оказалось, последний) Тедди Паркер. Итогом этой встречи и еще нескольких последовавших за ними, в которых участвовали все явные и теневые вершители судеб США, стала вторая поездка Бранку в Россию в феврале 2021 года.

На второй встрече с императором Гавриилом, уже в качестве старого знакомого и единомышленника, он сказал: «В вашем мирном договоре с США написано, что они не могут вступать ни в какие союзы и объединения иначе чем с вашего согласия. И досрочное, до истечения пятидесяти лет, расторжение военного договора об обороне и соответственно вывод русских войск из США также может быть лишь с вашего согласия — так отпустите их в Американскую Федерацию и расторгните досрочно военный договор, потому что Федерация сможет сама себя защитить». — «А как мы можем быть уверены в том, что они не начнут копить научно-промышленные и военные силы для реванша?» — спросил Гавриил. «Кто это «они»? — ответил Бранку. — Конституция Федерации не предусматривает наличие в ней отдельных государств». — «Ну хорошо, будет то, что сейчас называется США, называться внутри вашей Федерации штатом или провинцией, — сказал Гавриил, — а управляться будет самостоятельно — по крайней мере в достаточной степени для того, чтобы опять стать проблемой для нас; вы же еще не определились с делением на штаты даже без учета США». — «Нет, — ответил Бранку, — вот меморандум, подписанный руководителями всех стран Нового Света перед моим отъездом: здесь согласованная Конституция, включая деление на штаты, а также столица».

Надо сказать, что этот диалог Алвареду Бранку с Гавриилом Великим, продолжавшийся несколько дней, проходил в основной части вполне публично, и все жители обеих Америк с замиранием сердца смотрели его каждый день. Латиносы и брази, которые отродясь не симпатизировали янки, изо всех сил желали им успеха переговоров и окончания иностранной оккупации. Именно в эти дни, я уверен, и родилось то чувство общности, то ощущение того, что мы все американцы, основатели и строители Нового Света, которое и сделало возможным в дальнейшем существование нашего государства. «Пусть так, — сказал Гавриил, — но что помешает американцам — я имею в виду янки — прийти к власти во всей Федерации?» — «Федерация создается как демократическое государство, с всеобщим равным избирательным правом, а янки будут составлять в нем вместе с канадцами 340 миллионов из 920, — ответил Бранку. — Значит, президент из янки сможет быть избран только голосами в том числе и испано– и португалоязычных избирателей, а для этого ему понадобится убедить их в правильности своих замыслов. А как убедить в необходимости реванша нас, которые ничего не потеряли, никогда не враждовали с Россией и ничего против нее не имеют?» — «Не знаю, — сказал Гавриил. — Мы совершили сверхусилие, чтобы добиться почти невозможного и сокрушить западную цивилизацию — и теперь своими руками возродить ее?» — «А что, разве вы возьметесь назвать испано– и португалоязычные культуры Латинской Америки частью западной цивилизации? — ответил Бранку. — А тем более при слиянии их даже не со всей западной цивилизацией, а лишь с самой здоровой ее частью, без прогнившей Европы? Уверяю вас, получится нечто совсем иное — ведь синтез всегда рождает новое». — «Но духовным-то наследником США ваша Федерация будет, — спросил Гавриил Великий, — это же видно из текста вашей конституции?» — «Ну а вот вы ведь являетесь духовным наследником Византии, — отвечал Бранку, — у вас это даже входит в ритуальную «шапку» текста любого императорского указа — значит ли это, что вы на нее хоть чем-то похожи в плане практической политики?» Видя сомнение Гавриила, Бранку выкатил свой последний козырь. «Мы находимся в двух шагах от упорядоченного мира, — сказал он, — и от вас зависит первый из этих шагов. Потому что если образуется Американская Федерация в составе всего Нового Света, то только исламский мир и Африка останутся в виде десятков отдельных разнородных государств, но судя по тому, что там происходит, и у них все образуется. А если вы откажетесь, то, может, у вас и будет сильнее ощущение безопасности — но это безопасность временная, тактическая, потому что тогда реально нашей Федерации не будет, и мы опять станем источником хаоса, поскольку ничем другим мир, состоящий из множества отдельных, небольших и разнородных государств, быть не может». — «Упорядоченный мир? — сказал Гавриил. — Да, вы правы, именно упорядоченный мир — я не смог бы сказать лучше». (Именно тогда, дорогие соотечественники, было впервые произнесено это словосочетание — а теперь, как вы знаете, всю эпоху, в которой мы живем, называют эпохой упорядоченного мира, и в этом едины все пять государств.)

Два дня совещалось правительство России, два дня мы ждали решения и узнали его на третий день: предложение Федерации принимается, Россия дает согласие на вступление США в Федерацию при условии неизменения представленного меморандума о ее структуре. Военный договор будет действовать до конца 2024 года, потому что пересматриваться может не чаще раза в пять лет, после чего будет расторгнут, и вывод российских легионов закончится к первому января 2025 года. Плата по договору на оставшиеся три года сохраняется, но треть ее Россия будет перечислять в бюджет Федерации. После завершения процедур создания Федерации и ликвидации всех отдельных американских государств мирный договор России с США 2019 года теряет силу и заменяется договором о мире и дружбе между Российской Империей и Американской Федерацией (такой же незадолго до этого был подписан Россией с Поднебесной Республикой). Бранку вернулся триумфатором, героем в равной степени и для южно-, и для североамериканцев, и никто не сомневался в том, кто будет избран первым президентом Федерации (так оно и случилось). В соответствии с меморандумом было образовано 18 штатов — штат Канада, пять штатов на месте США (Новая Англия, Диксиленд, Мидвестленд, Плейнсленд и Пацифиция), два на месте Мексики, штат Мезоамерика на месте государств перешейка, штат Карибы и восемь южноамериканских, в том числе три на месте Бразилии, а также столичный отдельный федеральный округ Ямайка со столицей Федерации Капитолием — в 2043 году, после смерти Алвареду Бранку, он был переименован в Алвареду. Так, без единой капли крови, силой убеждения, а не убеждением силой возникло наше государство.

3. Создание Исламского Халифата и Индийской Конфедерации

Еще в 2017 году, в Афганистане, некий военно-религиозный лидер объявил себя Махди, то есть мессией (в исламе, как и в иудаизме, в отличие от христианства это фигура хоть и мистическая, но все же человек); его звали мулла Омар. Он был известен непримиримой борьбой за исламский фундаментализм еще со времен русско-афганской войны 1980–1988 годов, в 1990-е возглавлял фундаменталистский режим талибов, в 2000-е помогал бен Ладену организовывать террористические атаки на Америку и Европу, а в 2010-е, после многочисленных официальных объявлений американцев о его гибели, стал одним из лидеров американо-афганской войны. Он сказал, что пришел указать единоверцам верный путь («махди» дословно означает «идущий верным путем»). Путь этот заключается в том, чтобы сделать умму (то есть мировую общину) всех мусульман единой, изгнав для этого из всех исламских стран и иностранцев, и мерзких Аллаху местных правителей, воссоздать Халифат, непременно со столицей в Медине, вернуться к нормам шариата (исламского закона), очистить и мирскую жизнь, и сам ислам от всего наносного и богопротивного и, став, таким образом, угодными Аллаху и достойными творить Его волю, ожидать Его повеления распространить ислам на весь мир, а если надо, то и на иные миры. Он сказал также, что ему открыто, что пуштуны (основная этническая группа Афганистана, к которой принадлежал и он сам, — черноволосые, белокожие и сероглазые люди) есть самое воинственное и самое любимое Аллахом из племен сынов Исраила (то есть библейских евреев), племя Эфраима, всегда враждовавшее с остальными иудеями, которое волею Всевышнего вырвалось из ассирийского плена и, дойдя до Афганистана, приняло ислам. (Кстати, дорогие соотечественники, так считают и очень многие из наших ученых.) Поэтому именно пуштунам надлежит стать острием этого похода, а после его победоносного завершения в награду от Всевышнего языку пушту надлежит стать вторым священным языком Халифата. К апрелю 2019 года, перед началом Двенадцатидневной войны, он с примерно 12 тысячами оставшихся последователей был блокирован в небольшом городке в Афганистане, и существовать ему и армии Махди оставались считанные дни; но тут произошло то, в чем явно виден промысел Бога (хотя неверующие называют это совпадением). Выйдя из местной мечети, откуда он не показывался несколько дней, мулла Омар сказал, что ему явился святой дух Джибрил и передал ему слова самого пророка Мухаммада, пребывающего на небе. «Скажи муслимам (то есть мусульманам), — сказал Он мулле Омару, — что еще не кончится священный месяц рамадан (он заканчивался в том году 12 мая), как главный ваш враг, слуга Иблиса из-за океана, будет повержен. Ибо даст Аллах правителю с севера с белыми как снег волосами непробиваемую броню, и поразит он слугу Иблиса огненным мечом, сам же будет для огненного меча неуязвим. Вы же тогда идите, и делайте что дулжно, и себя не щадите, если хотите на небеса. А почему Аллах выберет неверного, чтобы сокрушить другого неверного, — об этом знает лишь Аллах, всезнающий, мудрый». Эта речь, соотечественники, точно имела место — об этом есть не только свидетельство более тридцати тысяч (с женщинами и детьми) мусульман, но и аудио– и видеозапись, сделанная несколькими пленными западными заложниками-журналистами. Последователи Махди недоумевали, что все это значит, особенно с учетом того, что никакого правителя с белыми волосами, могущего бросить вызов Америке, на севере не было — таковым теоретически мог являться только правитель России Гавриил, но волосы у него были каштановые. Но вот последовало начало Двенадцатидневной войны, затем сообщение о капитуляции Америки, и все замерли; а когда по спутниковому телевидению все увидели Гавриила, обращающегося к своим соотечественникам с известием о победе (за 1 мая, пока он ждал ответа Америки, Гавриил полностью поседел, и это было видно), армия Махди буквально обезумела — если бы Омар велел в этот момент своим последователям сделать харакири, все бы сделали.

Так началось победоносное движение армии Махди. В некоторых странах, в первую очередь в Пакистане, население само растерзало представителей власти и влилось в армию Махди. В других, таких как Иран и Саудовская Аравия, хотя эти страны сами были фундаменталистскими, шли долгие и кровопролитные бои — в Иране потому, что это страна шиитских мусульман (в отличие от пуштунов), а в Саудовской Аравии потому, что саудиты привыкли считать себя, живущих на земле пророка, а не иных, самой привилегированной исламской нацией. Мулла Омар тем временем сообщил, что ему открыто: весь юг ваш, и восток ваш, и омывать Халифат должны все три океана, потому что именно для этого их создал Аллах; и земля Израиля ваша — пока она часть земной тверди, она часть Халифата. В практическом смысле это означало: вперед, на Африку и на Индию, а затем на Израиль.

Африкой армия Махди завладела после почти полуторагодичных тяжелых боев — особенно ожесточенными были сражения в Нигерии и Южно-Африканской Республике; всего погибло почти два миллиона человек. Но на индийском фронте все получилось иначе: после первых двух месяцев боев, в феврале 2021 года, уже сейчас не определишь по чьей вине, стороны произвели массированные ядерные удары по расположениям друг друга, за которыми последовали новые. Конечно, это не были тяжелые термоядерные заряды, как у великих держав, — и у Индии, и у Пакистана не было ядерных боеголовок мощнее 100 килотонн; и тем не менее это была первая в истории настоящая ядерная война — бомбардировку Японии и Двенадцатидневную войну так назвать нельзя, потому что и там и там реально ядерное оружие (то есть способность нанести ядерный удар) было только у одной стороны. У меня здесь нет цели подробно освещать историю Индии или Халифата — скажу лишь, что в конце 2021 года было подписано перемирие, а затем мирный договор между ними. Именно подписание этого договора считается датой создания Исламского Халифата и Индийской Конфедерации (куда кроме собственно Индийской Республики вошли захваченные ею Непал, Бангладеш, Шри-Ланка и Бирма). Теологическим обоснованием для этого послужило решение совета улемов Халифата, который постановил, что повеление завоевывать Индию было следствием неверной трактовки послания небес: после захвата Африки Халифат и так омывается тремя океанами — Тихим в Индонезии, Индийским в Восточной Африке, Аравии и Пакистане и Атлантическим в Западной Африке. В чем-то похожая ситуация, как вы сейчас увидите, сложилась и с Израилем.

Когда начался обмен ядерными ударами на индо-пакистанском фронте, руководство Израиля поняло, что рассчитывать на фактор ядерного сдерживания ему не приходится, потому что армия Махди его не боится. Вообще Израиль был в очень сложном положении, являвшемся в большой степени плодом его собственной политики. Дело в том, что сразу после создания государства Израиль оно стало объектом полного неприятия и, как следствие, повторяющихся агрессий со стороны гораздо больших как государства соседних арабских стран, которые к тому же вскоре начали поддерживаться Второй Российской Империей. Те не понимали, почему компенсацию евреям за преступления европейцев надо осуществлять за счет арабов, которые ничего евреям не сделали; но правы они были или нет, их позиция была для Израиля объективной реальностью. Очевидно, с позиций многотысячелетнего опыта человечества, что в такой ситуации есть лишь два выхода: первый — это пытаться каким-либо образом помириться с соседями. А второй — стать государством, соразмерным с ними, завоевав для этого у них достаточно большую территорию, и либо ассимилировать тамошнее население (если оно ассимилируется), либо изгнать его и заселить территорию кем-то другим. Я не обсуждаю здесь практическую реализуемость этих вариантов, я говорю лишь о том, что третьего варианта нет: третий вариант — это проиграть и исчезнуть. Израиль выбрал наихудшую для себя линию — он постоянно воевал с соседями, часто начиная первым, и захватывал у них территории, достаточно большие, чтобы озлобить их окончательно (особенно с учетом того, что ему всегда сильно помогали США), но недостаточно большие, чтобы самому стать крупной страной, стратегически способной к противостоянию с арабами. Однако при этом Израиль все-таки поддерживал количественно и качественно значимую военную мощь — но с 1990-х годов он даже этим стал пренебрегать, всецело положившись на своего гаранта, США; забыл, видимо, что любой гарант плох тем, что у него самого могут появиться проблемы. В результате исчезновения США как международной силы Израиль оказался к началу 2021 года один на один с армией Махди, то есть в катастрофическом положении. Естественно, Израиль предпринял единственное, что ему еще оставалось, — обратился к России с просьбой принять его в состав Империи. России это было совершенно не нужно — ни в геополитическом, ни в экономическом, ни в цивилизационном смысле (у православных в отличие от католиков вопрос физического обладания Святой землей малозначим); зато это гарантированно грозило затяжным военным конфликтом с Халифатом и возрождением в России еврейского вопроса. К тому же в России евреев традиционно недолюбливали.

Почти все в Империи были против этого территориального приобретения, но Гавриил после многих встреч за закрытыми дверями тем не менее решил принять предложение Израиля. Все, с кем я разговаривал, утверждали, что реальная причина для этого была одна, и достаточно парадоксальная: Гавриил хотел гарантированно обеспечить России постоянную вражду и регулярные военные столкновения с Халифатом на долгие годы вперед. Во-первых, он считал, что большие войны еще будут, и не одна, и опричники должны быть всегда в идеальной боевой форме — а где ее взять без опыта настоящих боев? А во-вторых, он считал, что общество того типа, которое он строил и построил, со служилым сословием и милитаристской этикой во главе, нуждается для самосохранения в постоянных войнах низкого уровня интенсивности — примерно как у наших индейцев до прихода европейцев. Четко сформулировал это преемник Гавриила Михаил III: «Большая война — зло, но полный мир — зло ненамного меньшее».

Бои в Израиле (точнее, в основном вокруг него — в Иордании, Сирии и Египте) между русскими войсками, которым в качестве вспомогательных помогали израильские, и армией Махди продолжались с марта по ноябрь 2021 года, и в их ходе погибло 47 тысяч русских, 22 тысячи израильских и 187 тысяч халифатских солдат. Закончилось противостояние тем, что русские войска, захватив почти всю территорию Иордании и Синайский полуостров, заложили специальным образом вдоль всего фронта ядерные фугасы и взорвали их, получив циклопический ров шириной несколько километров, соединивший Средиземное море с Красным, — Израиль с Синаем и Иорданией превратился в огромный остров. Тот же совет улемов Халифата, который постановил и обосновал примирение с Индией, увидел в этом явное вмешательство Аллаха, потому что в пророчестве было сказано: «Пока Израиль является частью земной тверди» — а он ею теперь не являлся. Поэтому в январе 2022 года было подписано мирное соглашение Халифата с Российской Империей, по которому остров Израиль признавался частью Империи, взамен чего Халифат получал от России Таджикистан и Узбекистан (без Каракалпакии — небольшой северной автономии), а также право беспрепятственно разобрать и вывезти мечеть Аль-Акса и другие исламские святыни Иерусалима. Интересно, что еврейские фундаменталистские лидеры Израиля — их возглавлял Игаль Амир, убивший в 1997 году премьер-министра Рабина за предательство национальных интересов и вышедший из тюрьмы лишь после падения Америки, — также сочли это исполнением древнего пророчества, так как в Ветхом Завете сказано о будущей земле Израиля: от реки египетской (то есть как бы от Нила) до реки великой, реки Евфрат. Евфрат действительно стало видно с восточного берега острова, а «реку египетскую», как оказалось, следовало точнее перевести с древнееврейского как «поток египетский» — а в качестве такового вполне можно было трактовать Суэцкий канал, который был виден с западного берега острова. Остров Израиль стал последним крупным территориальным приобретением России.

4. Эпоха упорядоченного мира

В мае 2022 года по приглашению Российской Империи состоялась встреча руководителей всех пяти стран, из которых теперь состоял весь мир. Это произошло на острове Святой Елены в Южной Атлантике, принадлежавшем Российской Империи. Американскую Федерацию представлял президент Алвареду Бранку, Индийскую Конфедерацию — премьер-министр Пурун Дасс, Исламский Халифат — халиф Махди Омар III, Поднебесную Республику — председатель Лю Бан и Российскую Империю — император Гавриил I. Ни одной населенной территории, даже малого острова, вне этих пяти государств в мире более не существовало.

Перед встречей были закончены и приведены в порядок некоторые относительно мелкие территориальные вопросы, остающиеся между странами, а именно: Российская Империя отдала Американской Федерации остров Аруба, Французскую Гвиану и Мальвинские острова в обмен на те из малых Антильских островов (кроме Тринидада), что не были по состоянию на 2019 год владениями Великобритании и Франции — те и так уже принадлежали России как их наследство. Поднебесная Республика передала Российской Империи за денежную компенсацию полосу гористой территории шириной 100–200 километров, соединяющую Россию в районе Киргизии с Индией, — Поднебесная не хотела граничить с Халифатом в районе Пакистана, а Россия хотела иметь границу с Индией; а Халифат передал Поднебесной, тоже за компенсацию, ряд спорных островов в Южно-Китайском и Целебесском морях. Все это делалось в спешке, потому что первым пунктом повестки дня стороны провозгласили эпоху упорядоченного мира (как вы помните, этот термин придумал мой дедушка президент Бранку) и всеми своими подписями утвердили мир в составе пяти стран в тех границах, которые сложились на тот момент и в основном соответствуют нынешним. Вторым пунктом стороны разделили Мировой океан и определили границы водных владений каждой из пяти стран, так что понятия нейтральных вод более не осталось, а также порядок транзитного мореплавания — прохода судов страны из одной части своих водных владений в другую, если эти две части разделены океанскими владениями другой страны. Третьим пунктом стороны разделили Антарктиду — точнее, все стороны, кроме России, поскольку она не имеет выхода в Южное полушарие (зато ей принадлежит большая часть Арктики). Четвертым пунктом стороны определили порядок объявления своей собственностью территорий на Луне и Марсе (далее этот же принцип с модификациями был распространен на все остальные небесные тела). Наконец, пятым пунктом стороны договорились о порядке созыва аналогичных встреч в будущем и определили для этого остров Святой Елены, который для этих целей предоставила Россия и на котором разместились небольшие представительства (с дипломатическим персоналом, тысячей солдат и одним боевым кораблем) каждой из сторон. Эти встречи, как вы знаете, называются ныне Всемирным Форумом пяти держав Святой Елены и происходят в плановом порядке раз в три года, а также могут созываться внепланово по инициативе любой из стран при каких-то чрезвычайных обстоятельствах. На них принимаются соглашения по вопросам, в которых все пять государств кровно заинтересованы и при этом явно не могут решать их самостоятельно (например, все связанное с глобальным климатом); но круг таких вопросов ныне гораздо более узок, чем в эпоху национальных государств. К ним, в частности, не относятся никакие торгово-экономические вопросы — это явно предмет двусторонних отношений. И уж совсем невозможно представить в наши дни международные организации типа ЮНЕСКО, ВТО или МОТ, составлявшие костяк мирового порядка в прежние времена.

1

После этого участники, не испытывавшие друг к другу никаких теплых чувств (может быть, за исключением Гавриила и Бранку), разъехались. Никаких общемировых органов, даже совещательных, не создавалось, никакие вопросы, кроме упомянутых, не обсуждались и обсуждаться не собирались — торжествовал принцип «какое мне дело до всех до вас, а вам до меня». Каждое государство столь велико и столь радикально отличается от других как цивилизация, что является самодостаточным и столь сильным, что никто ни с кем не хочет связываться, да и незачем, — это и есть главный принцип упорядоченного мира в отличие от эпохи разобщенности, когда одно государство становилось ареной столкновения интересов второго и третьего. Вот что имел в виду Гавриил, говоря о второй части задачи создания нового мирового порядка — и Россия ее выполнила.

Последним событием, которое привело мир в его нынешнее состояние (особенно оно важно для нас с вами, дорогие соотечественники) стал Исход Римско-католической церкви. Когда в 2019 году большая часть Европы, в том числе Италия и соответственно Ватикан, оказались в составе России, то по российским законам статус католической церкви должен был быть резко повышен. Дело в том, что в России статус разных религий, в основном в плане прав на публичную проповедь и прозелитизм, отличается по двум критериям: с 1998 года по тому, насколько религия является для России традиционной, и с 2013 года по тому, где находится ее организационный и духовный центр — в России или в другой стране. Естественно, католицизм в России был ущемлен по обоим критериям, особенно по второму — но когда Ватикан и католические страны Европы стали частью России, то основания для дискриминации по обоим критериям исчезли. Даже если бы российские власти объявили первый критерий применимым к новым землям лишь после обретения ими гражданских прав — что такое для Ватикана подождать восемь лет? Но эти радужные ожидания сильно осложнились тем, что Россия отказывалась вообще считать Ватикан (как все другие микрогосударства Европы) отдельной страной и никакого договора, даже о капитуляции, с ним подписывать не собиралась (как и с Монако, Лихтенштейном и другими). Более того, в первый же день ввода войск в Италию была выставлена российская охрана (по сути, стража) во всех зданиях Ватикана, а все сотрудники вплоть до кардиналов обязывались дать подписку о том, что ни один документ и вообще предмет не будет спрятан от российских властей или уничтожен. Как и в случае с Америкой, Россия считала первостепенной задачей найти секретные документы, свидетельствующие о тайном заговоре против нее; на протяжении ряда лет после этого такие документы публиковались официальной властью. (Хотя один очень близкий соратник Гавриила рассказал мне, что на самом деле Гавриил искал в первую очередь не это, а следы реальных связей с дьяволом, которого считал, как правители Средневековья, абсолютной реальностью и своим личным врагом.) Все эти горькие пилюли не очень-то скрашивались повышением статуса католицизма в России — во-первых, потому что это было лишь повышением до второй после официального православия ступени, а во-вторых, потому что повышением это было для России, а для Европы — понижением. Находящееся на духовном подъеме (а на организационном тем более) православие начало широкую проповедь в Европе, и многие стали переходить в него, в том числе и те, кто ранее вообще не был воцерковлен; никто не мешал в отличие от былых времен и прозелитизму католицизма в России, в том числе в ее исторической части, — но в сложившейся ситуации успешным он быть не мог. В начале 2023 года Папой стал Павел VII, считавший, что Церковь находится в критическом состоянии, лечить которое можно лишь радикальными средствами, как в период Реформации при Павле III — он считал себя его духовным преемником. И вот в 2024 году на созванном им V Ватиканском соборе Павел VII сказал: «Нам выпало жить на собственных похоронах, братья, среди злорадствующих могильщиков и безразличных зрителей; и не в нас дело и не в наших переживаниях, а в том, чту мы ответим на Суде первому Римскому епископу, святому Петру, когда засвидетельствует он перед самим Христом, что начатое им мы не смогли продолжить; чем оправдаемся? А ведь есть место, где не только нас много и нас не гонят и у мирской власти наши братья-католики, но где нас становится все больше, и не ради земных благ, а ради жизни вечной; так вперед, братья, за океан, ибо не там Церковь, где ходил святой Петр, а там, где Христос — а Он там, где двое и трое во имя Его».

Действительно, поражение США и образование Федерации привели не только к резкому усилению веры Христовой в и без того довольно ревностных католических странах Латинской Америки, но и к массовому переходу в католицизм протестантов и атеистов Северной Америки. И вот в 2025 году состоялся переезд Ватикана в Новый Ватикан, на остров Аруба, который стал называться Нуэво-Рома. То, что этот остров был забран Федерацией у Империи в последний момент, было сочтено промыслом Божьим (именно это событие мы ежегодно отмечаем в праздник Торжества Католицизма). Россия была нескрываемо удовлетворена этим, помимо других причин, потому, что католицизм опять становился религией с центром за границей; и на радостях дала согласие на вывоз практически всех сокровищ Римско-католической церкви (за исключением лишь некоторых, например мощей святого Николая в г. Бари), включая весь комплекс зданий собора Святого Петра, в котором (уже в Новом Ватикане) многие из нас бывали, — впрочем, его реплика воссоздана русскими на прежнем месте как культурно-историческая ценность. Как результат, произошло дальнейшее ослабление католицизма в России и усиление его у нас; так произошло окончательное разделение двух христианских цивилизаций — на православную российскую и католическую американскую, придавшее стройность и законченность конструкции упорядоченного мира.

Оглавление