Глава двадцать вторая. о том, что многое зависит от верного выбора стороны

Напротив моего лица оказалась щерящаяся пасть ожившего мертвеца, в пустых глазницах его загорелись синеватые огоньки (вот тоже забавно — у личей огоньки в глазницах красные, у той редкостной немертвой тварюги-кольщика, что я завалил в трюме корабля в Архипелаге зеленые были, у барона Сэмади вообще одна чернота вместо глаз. Видно есть в Великом Ничто некая цветовая дифференциация глаз, по которой определяется социальное место каждого ожившего покойника в мире).

Череп щелкнул челюстями, я немедленно отскочил в сторону, оглядываясь вокруг и доставая из ножен меч.

Мертвяк выполз из могилы и изобразил что-то вроде вежливого поклона, шаркнув по земле костяной ногой и чуть склонивши голову. Я криво ухмыльнулся и потряс в воздухе рукой, обозначая приветствие. Сдается мне, работает благословение Барона Сэмади, или как он там это называл. Не хочет меня этот скелет убивать, напротив даже, вон, увидел, что я ему рукой помахал и за собой куда-то кличет, клешнями костистыми вон как махает, куда там твоей мельнице.

Бодрый скелет залез в могилу, достал оттуда меч и щит (и то и другое ржавое до невозможности) и снова замахал костяшками-пальцами, зазывая меня вглубь кладбища. Я внутри себя матюгнулся на неугомонного мертвеца, но последовал за ним — произвести обряд без наличия в могиле жмурика возможности у меня нет, а ждать, пока этот добродушный покойник нагуляется и домой придет, тоже желания немного — ночь на дворе, мне бы поспать хотя бы часов семь.

— Куда тебя несет? — опасливо спросил я у довольно шустро передвигающегося по кладбищу мертвеца, закинувшего щит за спину, а меч держащего под мышкой. На ответ я особо не рассчитывал, но против мооих ожиданий скелет, не останавливаясь, повернул голову ко мне и живенько так защелкал челюстями, издавая на редкость противные звуки.

— Ничего я не понял — хмуро сказал я — Над артикуляцией тебе работать надо, парень.

Тем временем скелет шел к центру кладбища, изрядно окутанному туманом, все так же время от времени призывно махая ладонью и кого-то мне напоминая. Тут и там из могил вылезали скелеты, погромыхивая изъеденными временем доспехами и ржавым оружием, они с интересом провожали меня взглядом, но тоже не проявляли никакой агрессии, наоборот, складывалось такое ощущение, что ко мне относятся как к дальнему родственнику, который наконец-то приехал в гости.

Кладбище было не так уж и велико, в центре его, куда я довольно быстро дошел, шагая след в след за неупокоенным, стоял немаленьких размеров склеп, у входа в который на приличных размеров железном троне восседал довольно жутко выглядящий здоровенный лич, скорее всего хозяин этого кладбища, а может даже и босс локации, надо полагать, что наверняка на этот склеп квест есть. Одет костяной великан был в проржавевшие доспехи, правая рука придерживала навершие меча, упертого в землю, по иссиня-черному клинку время от времени пробегали красные искры.

— Исполать тебе, лич-батюшка — хмуро сказал я уставившемуся на меня хозяину кладбища — Поздорову ли?

— И тебе не хворать — проскрипел неожиданно лич, чем невероятно меня удивил — Что до меня — я сдох три сотни лет назад и с тех пор на здоровье не жалуюсь.

Вот тебе и на — говорящий мертвяк! А вроде они молчаливые, языка-то у них нет? Точно непростая нечисть. Хотя те ребята, которые здесь развлекались по осени, его вроде как без особых проблем положили. А может это они не его тогда грохнули?

— Ну чего ты глаза вытаращил? — продолжал свою речь лич — Говорим мы, говорим. Ну, правда только такие как я владеют речью, но не скажу, что нас, личей так уж и мало.

— Это, наверное, хорошо — опасливо ответил ему я — Скажите, а просто скелеты…

— Нет, они молчат — лич подал какой-то знак своему окружению — Да и о чем с вами, живыми говорить? Вы же сразу, как только нас увидите, за меч хватаетесь, даже не задумываясь о том, что и у немертвых может быть богатый внутренний мир и даже души прекрасные порывы.

— Есть такое — покаялся я — Все-таки этот мир еще очень груб…

— И не говори, смертный — лич взял в руку чашу, сделанную из черепа, которую поднес ему какой-то скелет с грязной тряпкой на согнутой руке, и отхлебнул из нее довольно мерзостного вида жидкости гнилостно-желтого цвета — Нет согласия в мире и гармонии тоже нет. Ну да ладно, мы с тобой отвлеклись от главной темы. Как ты познакомился с нашим Повелителем?

— С которым? — уточнил я — Сейчас только ленивый не стремится к этому титулу. Ну, не к конкретно званию ‘Повелитель мертвых’, а ‘Повелитель’ вообще. Столько тщеславия в людях стало… И не в людях тоже.

Мне все-таки было немного жутковато — вокруг меня стояло не меньше сотни мертвецов, площадку возле склепа заливал бледно-синий свет, льющийся из их глазниц и сливающийся в тусклое сияние. Они производили шуршание, скрежет, перестук — всю гамму звуков, на которую способна немертвая плоть.

— Что с вас, людей взять, вы… — лич скрипуче пошевелил челюстями, видимо подбирая подходящее слово — Сволочи вы. Но это не главное, главное другое — ты несешь на себе печать Повелителя мертвых, нашего хозяина от сотворения мира и до века, который некогда покинул эти земли.

— Это Барона Сэмади, что ли? — уточнил я на всякий случай.

— Таково одно из его имен — подтвердил лич — Ты говорил с ним, ты был им отмечен, он подарил тебе свое благословение и ты владеешь частью его удачи. Что ты обещал ему за это?

— Да ничего не обещал особо — пожал плечами я — Вот разве только над одной могилкой пошаманить, ритуальчик забацать!

— На этом кладбище? — встал с трона лич — На моем кладбище?

— Ну, не на конкретно этом — я развел руками, не зная, как расценивать слова неупокоенного — Речь шла о кладбище вообще.

— Чем тебе мое кладбище плохо? — с подозрением спросил лич — Старое, комфортное, вон живописные руины рядом, народ у меня тут лежит все больше приличный, склеп имеется, с криптой, между прочим.

— Крипта — это да — протянул я, давя в себе нервный смех.

— А ты думаешь, что крипты, вроде моей, есть везде? — возмутился лич — Да тут по всей округе больше нигде ни одной сыщешь!

— Так я знаю это — решил подмаслить лича я, уж очень он расходился — Чего бы иначе я именно сюда пришел?

— Да? — недоверчиво блеснул красными огоньками глаз лич — Тогда ладно. Что тебе для ритуала потребно?

— Вы — я замялся, не понимая, как к этому нежитю обращаться. ‘Гражданин лич’ что ли? — Не знаю я вашего имени, извините уж…

— Ты и не должен его знать — величественно сказал лич — Но поскольку я тебе доверяю, может и не прав я, не все вы там сволочи, я тебе свое имя скажу. Именуюсь я сир Трой Ланкастер, первый сын Ника Ланкастера, повелителя Дома Ревущих Псов.

О, второй раз такое вижу, чтобы нежить мне сама имя свое говорила. У меня вроде даже как деяние на это было.

— Так вот, государь Трой — решил я подольстить личу, и в то же время прикидывая — нельзя ли с него еще и пользы какой-нибудь получить — Кладбище у тебя конечно отменное, из тех, каких поискать и не найти. Но и у меня дело непростое — не могу же я своего… да что уж там, прямо скажем — друга, почти брата приволочь невесть куда?

— Это да — лич потер костяной подбородок — Ладно, понял я уже, что ты тот еще проходимец. Что ты хочешь за то, чтобы Повелитель снизошел в наш мир именно здесь?

— Ну, я не знаю — уставился я в звездное небо — Ты предложи…

— Торг устраивать не стану — отрезал лич — Знаю я вас, людей.

Он зашел за трон, и я услышал, как там что-то грохнуло, вроде как крышка сундука.

— Вот что, человек. За троном лежит два предмета, один у левой, другой у правой основы — сообщил лич мне, выйдя под лунный свет — Один предмет для воина, другой предмет для мага, и тот и другой некогда принадлежали великим людям, которых уважали и друзья, и враги. Выбери один из них — и ты получишь его, да еще к этому предмету ты получишь мою признательность. Не дружбу, ибо между живым и мертвым не может быть дружбы, но признательность.

А чего, неплохо вышло. Уж не знаю, на что мне нужна признательность хозяина захолустного кладбища, пусть даже и с криптой, но вот халявный предмет мне не помешает, и, надо полагать,что он не ниже элитки будет.

— Тот, что справа беру — немедленно сказал я. Нет смысла гадать, как оно будет, так и будет, в таких случаях, когда есть ситуация выбора, надо сразу говорить что берешь.

Лич щелкнул пальцами и два скелета метнулись за трон, чтобы через мгновение вынести оттуда кирасу, посеребреную, блестящую в лунном свете и с каким-то гербом по центру. Вряд ли это шмотка мага, судя по всему, мне все-таки свезло.

— Этот доспех носил очень могучий воин — лич поскрипел челюстью — Ох, у него был и удар с правой руки, ох и удар… А какой он был вкусный…

Я вежливо промолчал, глянув на кирасу, понравившуюся мне с первого взгляда.

Кираса сэра Рональда Уиззермота (именуемого так же ‘Рыжий рыцарь’)

Часть доспеха, оставшаяся от давно умершего рыцаря, слывшего среди населения Раттермарка поборником справедливости и любимцем женщин.

Защита 514-560 единиц;

+ 30 к выносливости;

+21 к силе;

+16 % к шансу, что удар противника не повредит доспех;

+9 % к возможности избежать удара противника;

+7 к шансу провести успешную контратаку;

+ 25 единиц к показателю ‘Жизнь’ (бонус действует только пока на игроке одет данный предмет)

Ограничения к классовому использованию предмета- только воины.

Минимальный уровень для использования — 60.

Ну, я же говорил — элитка. Я, похрюкивая от удовольствия, надел нагрудник и крутанулся на месте.

— Ну как? — спросил я у лича, стоящего рядом со мной.

— Красавец — проскрипел сир Ланкастер, стоящий рядом со мной — Прямо как рыцарь времен Первой войны, не отличить от тогдашних. С обновкой тебя, человек.

— Мне тоже очень нравится — не стал скрывать я — Спасибо тебе.

— Не за что. Ладно, теперь вторая награда — лич воздел меч надо головой — Сим мечом дарую этому человеку свою признательность. Но если он обманет меня, то воздастся ему вместо признательности моя ненависть!

‘Вами получена признательность лича, хозяина кладбища Флатриджа. Теперь вы всегда, в любое время можете найте здесь укрытие, в случае же опасности, на вашу защиту встанет вся мертвая рать этого кладбища.

В случе, если вы не сдержите обещания, данного личу то против вас будет направлена его ненависть, после чего любой урон, приносимый вам немертвыми возрастет на +15%. Данное проклятие действует на всей территории Раттермарка

Внимание.

При выполнении определенных условий вы можете получить у хозяина кладбища Флатриджа квест, связанный с криптой, находящейся на кладбище.’

А чего, не так и плохо. Будет хоть одно место, где мне рады и защиту предоставят, ничего не требуя взамен. Что до квеста — наверное, интересно может быть, но мне пока свои девать некуда. К тому же догадываюсь я, что это за крипта.

— Ну все — мертвец опустил свой меч — Лич сказал — лич сделал. Вызывай Повелителя.

— Не вопрос — я повертел головой — А где тот шустрый малый, что меня сюда привел? Он мне нужен. Без него никак.

Страх прошел совсем. Скелеты стояли вокруг меня, дружелюбно скалились их черепа, костяки рук сжимали мечи — но меня это больше не пугало. То ли привык, то ли устал…

Из толпы вытолкнули одного из неупокоенных. Тот это был, или нет — я уж не знаю, но он посмотрел на лича, который сверкнул глазами, после чего припустил в сторону кладбищенской стены.

Я двинулся за ним, за мной вышагивал лич, с свитой из скелетов за спиной.

Скелет добежал до разрытой могилы и остановился на ее краю.

— Ну, и чего встал? — спросил я у него — Давай, лезь внутрь. Ты мне там нужен, а не здесь.

Скелет кивнул и улегся в могилку, руками сгреб землю и скрылся под ней полностью.

Лич стоял и смотрел на меня, он производил неизгладимое впечателние — черная фигура на фоне звездного неба, красные угольки глаз, плащ, развивающийся за спиной и вроде бы даже грозное сопение. Жесть!

Я достал трость, жестом иллюзиониста показал ее скелетам и воткнул в могилу.

— Я отдаю это место тебе, Барон Сэмади! — заорал я во все горло и для зрелищности задрал руки вверх.

И чего? А где гром? Где молния? Где падение кровавых звезд?

— А что, неплохое местечко — из мрака пристенья к нам подошла знакомая долговязая фигура в цилиндре — Уютно, мило, колоритно. Мне нравится.

Барон закинул в рот орешек и обвел глазами толпу скелетов. Те повалились на колени и склонили черепа, лич же встал только на одно колено и глухо произнес:

— Мой Повелитель. Мы, мертвые, веками ждали вас, и вы пришли.

— Пришел, пришел — небрежно сказал Сэмади — Нет, здесь правда миленько. А это что за руины?

— Замок был — я на колени вставать не собирался — Там против немертвых какой-то дворянин оборонялся, а потом, чтобы его не сожрали, замок обрушил.

— Ну и дурак — Барон протянул мне ладонь с орешками, мол, угощайся — Так хоть какая-то жизнь была бы и замок был бы цел.

— Так среднековье — взял орешек я — Дикие нравы. Честь, доблесть, не доставайся же ты никому…

Я кинул зернышко в рот и разжевал его.

‘Вы съели один из орехов Барона Сэмади.

Получено:

+ 7 единиц к ночному зрению;

+ 12% к защите от ядов’

Хммм… А у меня ведь запасец их есть. Хорошая штука, в подземельях особенно.

— Ну что, белый братец — Барон приблизился ко мне — Ты сдержал свое слово.

Вами выполнено задание ‘Могила для посоха’

Награды:

1500 опыта;

1000 золотых;

— Я тоже выполню все, что обещал, можешь мне поверить — Барон засмеялся, меня же, как и в прошлый раз от его веселья кинуло в дрожь — И даже сделаю для тебя больше, чем обещал.

Барон встал на могилу, в которой торчал его посох и глядя на меня, произнес:

— Я, Барон Сэмади, клянусь моей матерью Луной и моим отцом Мраком, что предоставлю военную помощь этому человеку, носящему имя Хейген, три раза. Я буду честен с ним, как он был честен со мной и приведу с собой все свое войско, каким буду располагать на тот момент.

Барон слез с могилы и поправил цилиндр:

— Ну как, мы в расчете?

— Да я за тобой долг и не числил — немного нагловато ответил ему я — Я ж от сердца, по дружбе…

— По дружбе — снова засмеялся барон — С такими как ты дружить — здоровья даже мертвому не хватит.

— Да ладно уж — я сморщился — Может я не вру, может правду сказал?

— Так может, и я не вру — тьма в глазах Барона заискрилась — Может и я сейчас правду сказал?

Ох, и союзничка я себе нашел, а? Но все равно — у меня теперь есть личная армия в кармане, Я целых три раза могу перемолоть любое войско, любой клан в труху, в порошок… Ну, может и не любое, но могу.

— Ты трость бери и иди отсюда — посоветовал мне Сэмади — Тут сейчас такое будет происходить, что человеку это видеть не нужно. Хотя нет, постой. Слушай, а чего это там, в центре стоит? Никак, склепик?

— Он и есть — я выдернул трость из могльной земли — Еще и благоустроенный, с криптой.

— Крипта — хмыкнул Сэмади, всматриваясь в мрачное сооружение — Это такая же крапта, как я пастушка. Забавно. Надо будет заглянуть.

— Валяй — я не стал с ним спорить и достал свиток портала — Удачи тебе.

— Да уж хотелось бы — Сэмади достал из кармана сигару — А то тут у вас такой хаос. Представь себе, какой-то наглец посмел посягнуть на мое, кровное — он собирает немертвых под свои знамена, обещая им всякую ерунду. И они идут к нему и служат ему, убивают каких-то вояк, которые никому не мешают… Безобразие!

Для выполнения задания ‘Сопоставление фактов’ вам осталось собрать еще 2 факта, записи или свидетельства о подстроенных убийствах рыцарей в разных уголках Файролла.

— Эва как — я прищурился — А что еще о нем известно? Ну, об этом самозванце?

Сэмади посмотрел на небо и сказал мне:

— Позови меня завтра ночью, поговорим. А сейчас извини — ритуал надо закончить. Вали отсюда немедленно, нечего тебе видеть то, что здесь будет происходить.

Последнее что я слышал, прыгая в портал, это был голос Барона:

— Земля и небо, примите меня…

‘Предупреждение.

На континенте Раттермарка появилось новое Зло — Повелитель мертвых, и теперь Коллегия инквизиторов, Орден Плачущей Богини и прочие защитники Света будут разыскивать того, кто его сюда привел.

Берегитесь, игрок Хейген, выбранный вами путь может привести вас не к вершине горы, а к ее корням.’

Вот тебе и победоносная армия в кармане — подумал я, глядя на лагерь Вольного отряда, где и решил закончить этот трудный день. Одноразовая у меня рать, и после ее применения, мне надо будет немедленно сваливать куда-нибудь в пустыню или падать в ноги к Валяеву, умоляя его перекинуть меня на Архипелаг. Стоит только ее вызвать — и все, уже не отмажешься, охота за мной будет развернута в континентальном масштабе.

Я сплюнул на землю и нажал ‘Логаут’. Всегда здесь одно и то же — сначала дадут пряник, а потом, когда от него половину отъешь, скажут, что он с земли подобранный…

Вика не спала. Она уютно устроилась с книжкой на диване, подоткнув под себя одеяло и еще укрывшись пледом.

— Чего не спишь? — спросил я у нее, выползая из капсулы.

— По ряду причин — Вика отложила книгу и стала загибать пальчики — Азов, чтоб его стошнило, меня напугал — это раз. Метель на улице — это два, видать давление поменялось, у меня голова жутко кружится. Без тебя пусто и холодно — это три. И еще четыре.

Вика посмотрела наверх, откуда громыхнула песня довольно немолодого, но популярного до сих пор шансонье, в которой он с жизнерадостным фальцетным рыком сообщал слушателям о том, что вчера к нему заходил один из дней недели и как он с ним общался. Как по мне, автора этих строк, скорее всего, посещали еще и другие, не менее интресные персонажи, вроде телепузиков или Элвиса Пресли, поскольку сама мысль о визите части календаря казалась мне крайне сомнительной.

— А, Серега на работу устроился снова — отметил я, глядя на потолок.

— В смысле? — Вика хлопнула глазами.

Я объяснил ей, что наверху, над нами, живет семейная пара, Серега и Женька, его жена. Живут хорошо, можно сказать, что даже счастливо, но есть у Женьки одна пакостная черта — слабовата она на передок. И как только Серега уезжает в командировку, она мигом грешит, потом начинает каяться, потом пьет ‘мартишку’ и, как следствие, употребив литр этого релаксанта, начинает гонять по кругу одну и ту же песню, про этот самый день. С полгода назад Серегу уволили с места экспедитора, и с тех пор в доме была тишина. Ну, а коли снова эта песня заиграла — стало быть, нашел Серега себе новое ярмо на шею.

— Бред какой-то — Вика из положения ‘полулежа’ перешла в положение ‘сидя’ — А чего ему никто про это не скажет?

— В Сереге два метра роста и сто тридцать кило весу — пояснил я ей — Не знаю как кого, а меня он убьет одним ударом, это к гадалке не ходи. А потом ее. Женьку мне не жалко, как ни крути, а она шалава. А себя — очень. И потом — это их дела, мне-то какое дело?

— А спать как? — возмутилась Вика.

— Каком кверху — ответил я — Как муж с женой десять лет спустя.

Я сходил в туалет, принес оттуда швабру и раз пять грохнул в потолок, сопроводив это воплем:

— Женька, б…ь, ты достала уже!

Над нами что-то упало, покатилось, раздалась неразборчивая брань, несколько раз кто-то пробежался, и наступила тишина.

— Капец — покачала головой Вика.

— Нормально — не согласился с ней я — Вот кабы подруги были, или к, примеру, мать ее приперлась — вот тогда бы да!

Вика промолчала, но явно осталась при своем мнении.

Я уже засыпал, когда она сказала, прижавшись к моей спине:

— Слушай, нам бы в понедельник по магазинам пройтись, перед Новым Годом там столпотворение будет.

— Пройдемся — сонно пробормотал я — Это я тебе обещаю.

Проснулся я сам, до будильника, который поставил на одиннадцать. Вика дрыхла, привычно посвистывая носом, за окном крутились большие снежинки, складываясь в пелену, за которой не было видно соседнего дома и навевая мысли о том, что не за горами Новый год, а я так еще и не придумал, как мне отвертеться от поездки в Касимов. Ну, вот не хочу я туда ехать, хоть ты меня убей.

Полежав еще минут пять и ничего не придумав, я все-таки поднялся на ноги и побрел в ванную — день обещал быть долгим, надо было хоть чутка взбодриться. И поесть надо бы, поскольку сдается мне, что из игры я сегодня уже не выйду, если только принудиловку не включат.

Лейна искать мне не пришлось — он уже ждал меня за пределами лагеря. На плече у него висел мешок, видимо с пожитками, вид был совершенно не помятый, будто он не вино пил всю ночь, а спал как младенец, да и вообще он выглядел достаточно бодро.

— Я готов, дружище — сказал он мне вместо приветствия — Но хотел бы для себя уяснить — ты сам-то понимаешь, в какую передрягу ввязываешься?

— Ну да — кивнул я — Ты все взял, ничего не забыл?

— Это не ответ — Лейн был очень серьезен — То, что ты сейчас делаешь — это почти наверняка прямая дорога к смерти.

— У меня любая дорога — это дорога к смерти — пояснил я ему, озираясь — Не терзайся ты, все я понимаю, поверь мне. Я тебе больше скажу — это ты не до конца понимаешь, с кем связался. Но в любом случае, если мы победим — то получим целый мир, а если проиграем, то потеряем всего лишь жизнь.

— Ты сумасшедший — удовлетворенно кивнул Лейн — Но ты прав, хотя это и звучит довольно странно.

— Считай так, если это тебе по душе — мне не давало покоя ощущение, будто за нами кто-то наблюдает. С учетом условий задания, ситуация не способствовала бодрости духа и уверенности в собственной безопасности, и я открыл портал, в который мы и нырнули. Скорее всего, это было не более чем предубеждением, но кто знает? За бугорком могли обнаружиться какие-нибудь недоброжелатели Лейна, которые просто решили свести с ними счеты.

Вами выполнено задание ‘Возвращение бейлифа’

Награды:

900 опыта;

500 золотых.

Я был удивлен — обошлось. И даже стрела в портал не влетела, втыкаясь Лейну в спину, к моему удивлению. Однако! Бывает же такое…

— Я здесь не бывал — сказал Лейн, озираясь — Нет, селение самое обычное, но не доводилось бывать именно здесь. Но это и не странно, это была территория, не подвластная моему отцу. Когда я был мальчишкой, это была вотчина бейлифа Стюра.

— А куда подевался бейлиф Стюр? — спросил я, глядя на северян, готовящих себе обед. Они разложили костер прямо посреди главной площади и жарили на нем огромного быка, время от времени посылая на север и в море возмущающихся дымом и копотью селянок.

— Его убили — ответил мне Лейн — И его самого, и его сыновей нашли на горной дороге, утыканных стрелами. Кто это сделал, почему, зачем — никто так и не дознался, да все и не очень-то старались это узнать. Нового же бейлифа не успели надлежащим образом привести к клятве — род Стюров прервался, а на это место претендовали сразу три клана… Так и не сложилось с бейлифом этих мест.

— А первыми на раздаче титулов были, наверное, Мак-Пратты? — уточнил я — У них, поди, и прав было поболе чем у других?

— А как же — Лоссарнах кивнул — Ох, они тогда и недовольны были, что сход вождей им сразу титул не отдал!

— Оно и ясно — не удивился я — Странно только, что смертей так мало было. А что, у этого схода большие полномочия? Я был на одном, но на нем у меня возникло ощущение, что там не вожди собирались, а старые собутыльники.

— Ну, оно так и есть — ответл глаза Лейн — Они все знакомы с детства, у нас принято с собой брать сыновей, когда едешь в другое поселение, поэтому мы все друг друга с зеленых соплей знаем. Вожди ездят к вождям, так что…

— И ты знаешь всех нынешних вожаков кланов? — уточнил я.

— Конечно — Лейн даже удивился — Как по другому-то? Да и в родстве мы все, чего скрывать. Что же до схода — их слово почти всегда последнее. Что ты все головой крутишь?

— Ищу кое-кого — я оживился — А, вот она где! Кролина!

Я заметил и окликнул эльфийку, только что вышедшую на крыльце дома. Она помахала мне рукой и подошла к нам.

— Кролина, это Лейн, он гэльт и очень важный человек, причем ты пока еще не представляешь, насколько — представил я лучнице своего спутника. — Это тот самый бейлиф, про которого я тебе говорил, помнишь? Сейчас я сгоняю за Гленом, и надеюсь, в результате мы все о чем-то договоримся.

— Опять ты темнишь — Кро понимающе засмеялась — Ну да ладно.

— Лейн, это Кролина, она мой заместитель и очень хорошая девушка — представил я НПС эльфийку. — Не смотри, что у нее уши острые, зато душа добрая.

— Рад знакомству — сдержанно сказала Кро бейлиф и склонил голову, привествуя ее. — Всегда к вашим услугам, мистресс.

Кро сделала книксен, причем без примеси шутовства — ей явно понравился брутальный и загадочный Лейн

— Кро, проверь все ли готово к приему гостей — еда, выпивка, столы. Накрывать в большой зале на втором этаже, и вот еще — посмотри, до конца ли там оттерли кровь после вчерашнего.

— Хорошо — Кролина была сама внимательность — Кто будет за столом? Точнее — сколько за ним будет персон?

— Глен со своими людьми, это, стало быть, пятеро — стал загибать пальцы я — Лейн, ты, я, Леннокс, Вахмурка, если подойдет к тому времени. Трень-Брень не пускать, она нам там всю посуду перебьет. Гунтера позовем, фон Левенвольда, брата Херца. К дверям — охрану, чтобы Флоси не пускали.

— Эбигайл? — вопросительно подняла брови Кро.

— Да, обязательно — я поднял палец вверх — Ее за стол, и посадить напротив вот этого славного представителя рода Мак-Магнусов. В конце концов, она будущая королева Пограничья, ей надо досконально рассмотреть своего будущего мужа.

— Кто королева? — Кролина потрясла головой и нахмурилась — Какого мужа?

— Кто король? — одновременно спросил Лейн.

— Кро, не тупи — строго сказал я девушке — Вот этот товарищ, что перед тобой стоит, это Лоссарнах Мак-Магнус из клана Магнусов, лейрд Морригота, бейлиф Фассарлаха и Таргота и он холост. Но бейлиф — это временно, как и свобода от брака. Я так думаю, что если все пойдет как надо, скоро он оденет корону Пограничья, а моя сестрица станет королевой.

— В Пограничье нет короля — Лейн усмехнулся — Причем уже давно. И не может быть.

— Значит будет — решительно сказал я и принял квест, висящий перед моими глазами уже минуты три — Или твой род прервется, это в том случае, если нам не повезет.

Вам предложено принять задание ‘Цель-корона’

Данное задание является четвертым в цепочке квестов ‘Зона влияния’

Условие — убедить бейлифа Мак-Магнуса заявить свои претензии на корону Пограничья (обязательное условие — решение должно быть добровольным)

Награды:

1000 опыта;

600 золотых;

Получение следующего квеста в цепочке.

Оглавление