Глава двадцать седьмая. про то, что мир иногда способен удивить даже того, кто от этого отвык

— Ты только сразу меня не бей, ладно? — попросил я Вику, которая вышла из ванной с тюрбаном из полотенца на голове.

— Ничего обещать не стану — сообщила мне она, явно сразу заподозрив меня в чем-то эдаком.

— Я по поводу бала, новогоднего, радеоновского — я на всякий случай встал с кресла, в котором сидел перед монитором, обогнул ее по небольшой дуге и затаился у дверного проема. — Ну, который в следующую субботу будет.

— И? — Вика приподняла полы халата, явно с той целью, чтобы догнать меня, если я задумаю убегать. Хотя куда я могу убежать в нашей двухкомнатной распашонке? Разве только что в окно?

— Так вот, есть хорошая мысль, кем мы можем нарядиться. Ты же помнишь, что бал костюмированный?

— Помню — голос Вики стал вкрадчиво-опасным. — И ты, надо думать, придумал нечто экстраординарное?

— Ну, не то чтобы, фантазия-то у меня так себе — небольшое уничижение это один из лучших способов умаслить женщину. — Я сам поразмыслил, с Ильей Палычем посоветовался, он очень одобрил и даже составит нам компанию. Ну, это все при условии, что ты согласишься, без тебя всей идее кранты.

Грубая лесть — еще один верный друг и помощник мужчины. Дайте женщине осознание того, что без нее все пропадет и кусочек штурвала в руки — и дело может сладиться.

— Нууу — Вика не то, чтобы подобрела, но уже наметившаяся интонация ‘Какой бред!’ вроде пока из ее голоса исчезла.

Я изложил ей свою задумку, напирая на то, что она точно будет уникальна в таком костюме.

— Сама рассуди — вся женская половина будет одета в шелк, шляпки с вуальками и ажурные чулки. Ну, чарльстон ‘У моей девочки есть одна маленькая штучка’, НЭП и все такое. А тут ты, вся такая, в кожанке, в сапожках, да с твоей-то талией… Ты же всех умоешь! Косу тебе присобачим, если захочешь, у нее вроде коса была.

— Сапожки — задумалась Вика, глядя на меня — И пистолет?

— Наган — немедленно отозвался я. — Азов обещал всех наших вооружить.

— А наших сколько? — Вика что-то прикидывала в уме.

— Да с дюжину, не меньше. При пулемете ввалимся в зал, в потолок постреляем, холостыми, естественно. Потеха!

— Идет — шокировала меня своим ответом Вика. — Это может быть интересно, по крайней мере, это будет ни как у всех, я о чем-то подобном и думала.

— И все? — выдавил из себя я.

— А чего тебе еще? — сдвинула брови Вика. — Бумагу написать что ли, ‘Положение о согласии’?

Вот тебе и раз. Нет, женщины никогда меня не перестанут удивлять. Я-то думал о планомерной осаде, о том, как я ее уговаривать буду — а тут все просто оказалось.

— Ты чудо — вполне искренне сказал я Вике и полез к ней целоваться, чем, по-моему, на этот раз удивил уже ее.

Дабы окончательно уже закрепить создавшуюся в доме благостную атмосферу, я сообщил ей о своем желании посетить ряд магазинов, с целью ее приодеть, себя показать, людей посмотреть и заодно закупить подарки для родных и близких. Это мое заявление было принято крайне благосклонно, после чего Виктория отправилась сушить волосы, а я набрал телефон Зимина — надо же было сообщить ему о вчерашнем безобразии в Кадрансе.

Зимин снял трубку не сразу, по голосу его было слышно, что в отличие от меня он не слишком миролюбиво настроен.

— Что-то срочное? — без приветствий и прелюдий спросил он.

— Ну, так — я был удивлен — такие штуки были обычны для Валяева, но корректный и воспитанный Зимин?

— Говори, если важное, или потом перезвони — сказал Зимин, в трубке слышались еще чьи-то голоса, видимо в кабинете у него было что-то вроде совещания.

— Я тут вчера был в Кадрансе, это город такой, там инквизиторы… — немного сбивчиво начал излагать я свою мысль, но тут Зимин меня перебил:

— А тебя какие черти туда занесли?

— Так у меня квест есть, на помощь инквизиции — объяснил я ему — Я его сдавать пошел, а там такое!

— Я знаю, что там было — голос Зимина немного поменялся. — Давай, приезжай в ‘Радеон’.

Вот тебе и раз. А Вика?

— Я сейчас не могу — неожиданно для себя ответил Зимину я. — У меня предновогодняя вылазка в магазины с Викой. Я и так ее совсем забросил, она этого ждала, я обещал. Извини, но давай потом.

Зимин помолчал с полминуты, посопел в трубку и, вздохнув, сказал:

— Все у тебя Киф, через одно место. Ладно, езжай в свои магазины, но как свою ненаглядную набалуешь — дуй сюда, пулей, ты мне нужен. Вообще, бардак в корпорации творится редкостный, после Нового Года всех поувольняю. Один, вместо того чтобы подхватиться и лететь к начальству как гордая белая чайка, шоппинговать едет, другой не докладывает о свидетеле, который в Кадрансе был, третий вообще… Всех уволю.

— Как скажешь — бодро ответил ему я. — Это дело такое.

Зимин хмыкнул и положил трубку.

Я немного поразмыслил, выдадут ли мне выходное пособие, если я на окладе в редакции, а остальное в конверте получаю, потом подумал, что машинку Валяева надо бы наконец оформить в собственность и куда-нибудь вывезти из гаража ‘Радеона’ — ее продать можно, если что, а потом снова полез на форум, где провел до этого целый час.

Народ обсуждал вчерашнее событие, не скажу, что прямо очень горячо, но обсуждал. Игроков в городе, в момент начала его захвата, было не слишком много, но они там были. И попали под раздачу, причем по полной — темные рати не слишком разбирались, кто подвернулся им под руку — НПС ли, игрок ли, они просто вырезали всех на своем пути, что в основном и вызвало раздражение геймеров. Все сходились на том, что это, конечно, был ивент, и не понимали, почему об этом не сообщили сообществу. Одно дело, если тебя пускают в расход во время интересного и увлекательного игрового процесса, когда ты хотя бы понимаешь, что происходит и совсем уж другое дело, если тебе сносят голову какие-то дикари, которым ты вроде как ничего и не должен.

Народ вяло кипел, обещал накатать телегу в администрацию игры, но уже появились посты о том, что это мог быть тестовый прогон этого самого ивента, что такое бывает, что мир большой, за всем гейм-мастера могут и не углядеть. Специальные люди из ‘Радеона’ явно ели свой хлеб не зря.

Лордов Смерти народ тоже приметил, точнее их приметила вполне себе сыгранная команда приключенцев, которую невесть как занесло в этот городок, и которая во время начала событий сидела и выпивала в местном трактире, празднуя завершение какого-то мозголомного квеста и не подозревая о происходящем. Эти четверо — боец, клирик, маг и вор вылезли на улицу уже под самый конец событий, и попали в аккурат под копыта большого черного коня, который и затоптал невезучего вора. Оставшиеся ветераны сетевых баталий попытались объяснить Лорду Смерти его неправоту, после чего количество гостей славного города Кадраса уменьшилось еще на трех игроков. Они, правда, так не поняли, что это был Лорд Смерти, поскольку никогда о нем не слышали, они называли его просто ‘здоровенный черный чертила, чтоб его!’ И что еще примечательно — порталы в Кадранс и его окрестности не перемещали игроков еще около часа, прямо как при осаде замка. Потом, когда злые как собаки геймеры все-таки в него попали, город был пуст, замок сожжен, а их вещи спокойно лежали на своих местах — там, где их владельцев и застала смерть. Вот такие пироги.

А игрока, который затесался в ряды темных, никто и не заметил — то ли он появился позже, когда замечать было некому, то ли просто никто внимания не обратил…

И про нас писали на форуме, и тоже не слишком активно. Писали о прикольном не игровом клане, о том, что там вообще смешение неписей — и морские короли, и горцы, и рыцари, о том, что там есть прикольная фея вообще без башни (скриншот прилагался — Трень-Брень со скошенными глазами и высунутым набок языком), что они никого к себе в клан не берут, козлы, ну, и так далее. Это нормально, обычный треп, меня устраивает.

Я почитал еще кое-какие темы форума, в основном по клановым делам и должен был заметить, что обстановочка в Раттермарке накалена до упора. Уже вовсю тлеет, того гляди и бахнет. То-то вчера в некоем клановом замке чуть ли не комендантский час был…

Когда я гасил компьютер, закурлыкал телефон. Это был Азов.

— Ну-с, за покупками собрались — ласково спросил он у меня, тоже минуя приветствия. Никаких тебе ‘Грести мой лысый череп. Здорово, Киф’ или там ‘Рад вас приветствовать, милостивый государь’. Сразу к делу перешел.

— Есть такое — осторожно ответил ему я. — Согласно заранее оговоренному плану.

— А вот и нет, не согласно — рокотнул голос безопасника. — Алексею ты не звонил. Я тебе зачем его номер давал? Я тебе что говорил?

— Так мы еще никуда и не идем — начал я выстраивать свою защиту — Вика вообще голову сушит, это длительный и муторный процесс. Это у нас волос мало, они сами сохнут, а вот у них…

— Ты мне мозги не вкручивай. — Азов явно был не в духе. — Забыл, поганка эдакая!

Ну да, забыл. К таким вещам привыкнуть надо, сходу и не вспомнишь.

— Как вы могли только такое подумать? — завопил я в трубку. — Вот вам и Вика подтвердит, что первое, что я ей сказал, когда поездку обсуждал, это ‘Надо Алешеньке позвонить’.

Хорошо хоть имя этого охранника в памяти осталось. Вот бы еще вспомнить, где та бумажка с телефоном.

— Смотри у меня — пригрозил мне Азов. — Вика что, сразу на наше предложение согласилась?

— Удивитесь, но — да — выпалил я. — Я так до сих пор в шоке.

— Умная женщина, чего удивляться — проворчал Азов. — Женись на ней, дурило. Сама красивая, умная, а что с закидонами — так это возрастное. Опять же бедра широкие — рожать легко будет, тебе нервяка меньше. А я на свадьбе посаженным отцом буду.

— Я подумаю — без каких-либо шуток ответил ему я. — Правда, подумаю. Да, еще она наган просила, чтобы, значит к кожанке в комплект.

— Будет ей наган — пообещал Азов. — И тебе я маузер раздобыл уже.

— И пулеметик?

— И пулеметик. — Азов внезапно захохотал. — Если нас с тобой кто-то слушает, то могут подумать, что мы на ограбление собираемся!

— А нас могут слушать? — невинно спросил я.

— Это Россия — веско сказал Азов. — Здесь может быть все.

В целом веселый получился разговор, оптимистичный. Повесив трубку, я отправился на кухню, где жужжала феном Вика, прикидывая по дороге — это ему про мой грядущий вояж Зимин сказал, или он сам, в соответствии со своими словами, все разговоры слушает?

— Вик, ты помнишь мне Палыч тогда бумажку давал, с телефоном нашего нового телохранителя? — обратился я к Вике, которая и так и эдак вертела у головы небольшой фен, который она когда-то привезла с собой (у меня-то откуда ему быть).

— На холодильнике, на двери, под магнитом в виде ананаса — громко сказала Вика.

Я отыскал на холодильнике магнит в виде ананаса. Отметив, что под другими магнитами пришпандорены еще какие-то бумажки. Вот ведь странное дело — я же эту дверцу не раз, ни два в день открываю, чего раньше этого не замечал? Внимание избирательно, как не крути. Нет, надо и вправду подумать о том, чтобы и дальше жить под одним потолком. Если бы не ее аккуратность, я бы эту бумажку до лета искал…

Алексей снял трубку сразу, отмел в сторону мои ‘Эммм, здрасьте, я Никифоров’ и спросил коротко:

— Через сколько планируете выходить?

Я посмотрел на Вику и даже не успел задать ей вопрос, как получил ответ:

— Пусть через сорок пять минут подъезжает.

— Я услышал — немедленно откликнулся телохранитель и повесил трубку. Вот так, я стал частью коммуникационной системы.

Я не засекал время специально, но было похоже на то, что наш новый соглядатай был пунктуален — в аккурат минут через сорок с копейками бренькнул звонок двери. Я решил показать, что не шиком брит и важно спросил:

— Кто?

— Алексей — послышалось из-за двери.

Я щелкнул дверным замком и мне в лоб уперся ствол пистолета.

— Упс — вот и все, что я сказал глядя в свинцово-серые глаза невысокого мужичка в коричневой кожанке, с каким-то неуловимо-типовым лицом.

— Вот тебе и ‘упс’ — весело сказал мужичок и нажал на курок.

Не знаю, что у кого там в голове в такие моменты проносится, мне вот нестерпимо захотелось в туалет.

Курок сухо щелкнул, мужичок убрал пистолет куда-то под мышку и, вздохнув, сказал:

— Вот что с вами такими делать? Откуда вы знаете, что я это я?

— Кто там? — послушалось из кухни. — Это телохранитель?

— Это могла быть смерть ваша неминуемая — отозвался Алексей. Что это именно он, сомнений у меня уже не осталось — был бы не он, я бы уже лежал холодный и печальный. А с учетом того, какое желание меня поджимало, так еще и в неприглядном виде.

— Какой ужас — Вика вышла в коридор — Что опять натворил мой охламон?

— Преступно беспечен — без какой-либо улыбки ответил Алексей. — И вас конкретно это должно крайне печалить — ведь вы, случись на моем месте наемник-профессионал, скорее всего тоже умерли бы, поскольку, когда будут стрелять в него, то непременно заденут и вас. И речь не только о том, что было сейчас, я говорю относительно общего правила.

— Да? — Вика нахмурилась.

— Ну, если только это будет не снайпер — немного обнадежил ее Алексей. — Но это вряд ли, насколько я понял из слов моего нанимателя, клиент им нужен живым. Поэтому вы, скорее всего, точно будете на линии огня.

— Я боюсь. — Вика насупилась. — Вот зачем вы мне это сказали?

— Для того, чтобы вы понимали, что опасность реальна. Это не кино, не комикс — это жизнь. Так что это хорошо, что вы боитесь — страх ваш верный союзник. Страх поможет вам не делать глупости и слушать меня.

— Мы будем слушать. — Вика взяла меня за руку. — Ведь будем?

— Не то слово — меня и впрямь пробрало. Черт, а ведь это и впрямь мог быть тот, рыбоглазый. Чего я в глазок-то не посмотрел?

— Правила у нас с вами будут простые. — Алексей посмотрел на нас. — Я говорю ‘стоять’ — вы стоите. Я говорю ‘бежать’ — вы бежите.

— Понятно — кивнул я.

— Нет, не понятно. — Алексей помахал пальцем, явно не одобряя мое согласие с ним. — Понятно было бы, если бы вы у меня уточнили момент, связанный с направлением, в котором вам надо бежать. Вот тогда — да, были бы вы молодцом.

Я уже совсем не знал, что ответить этому странному человеку.

— И самое важное, о чем мы сейчас договоримся. — Алексей уставился на меня. — Вы задаете маршрут, вы говорите, с кем и где мы встретимся, но пока мы вне квартиры или офиса, главный все равно я. Это — не обсуждается.

— Принимается — с облегчением ответил ему я.

— Ладно. Со временем подладимся друг к другу. — Алексей вздохнул. — Какой у нас сегодня маршрут?

— Это вон супруга расскажет — я с радостью перевалил беседу с телохранителем на плечи Вики. — Она рулит.

Вика тут же вышла на передний план и начала объяснять Алексею, куда и за чем именно мы поедем. К моему удивлению, он не стал ее останавливать, когда она начала перечислять все то, что наметила купить, напротив, он крайне внимательно ее слушал. Я порадовался за них и пошел в комнату — надо было надеть часы, когда-то выданные мне Азовым. Береженого бог бережет, уроки, пусть даже и такие жуткие, они полезны. Сразу начинаешь жизнь ценить.

Спустя десять минут мы вышли из квартиры, Алексей бесплотной тенью выскользнул за дверь перед нами, сказав, что так теперь будет всегда. Вообще неправильный он телохранитель. А где черный костюм, где очки, где могучий разворот плеч? Где шутки свкозь зубы, где все то, к чему меня приучил телевизор?

У подъезда стояла машина с водителем. К моему удивлению это была не привычная мне ‘бэха’, и не какая-нибудь другая машина из семейства ‘почетная машинка’, а довольно скромная ‘японка’.

Я решил не выпендриваться и спокойно в нее сел, Вика же не удержалась, сморщила носик и сообщила в пространство:

— Похоже, наши дела стали не так уж хороши.

Алексей даже бровью не повел, я так понимаю, что все подобные фразы он просто пропускает мимо ушей — особенности профессии.

Надо отметить, что он был просто незаметен. Иногда мне казалось, что он вообще нас потерял, в первом из магазинов я даже начал вертеть головой, разыскивая его среди людей.

— Не суетитесь — вынырнул он ниоткуда. — Я здесь, я рядом. Занимайтесь своими делами, отдыхайте. Хотя какой это отдых — по магазинам ходить…

И он снова исчез, как будто растворился. Вот же профи — невольно почувствовал я уважение к нему.

А вскоре я испытал даже радость от того, что этому невзрачному человеку доверили мою охрану. Это случилось в тот момент, когда в третьем по счету торговом центре, в тот момент, когда Вика со словами ‘Хочу, хочу, хочу’ устремилась к прилавку с елочными игрушками. Именно тогда ко мне из-за какой-то колонны, которыми так любят украшать подобные места, шагнул Ерема.

Расстояние между нами было метров пять. Когда, как, каким образом Алексей оказался между нами — я так и не понял. Но он стоял, закрывая меня, и с интересом смотрел снизу вверх на спокойного, как всегда, Ерему.

— Я хотел бы поговорить с моим приятелем — сказал он Алексею, видимо распознав в нем моего охранника. — Я не причиню ему вреда.

— Ну, в последнем я не сомневаюсь — в той же тональности ответил Ереме телохранитель. — Но я не уверен в том, что вы друзья.

— Пусть скажет, что хочет — сказал я тихонько Алексею. — Народу вокруг полно, да и вроде как мирный он. Раньше был, по крайней мере.

— Ну, народ это не показатель. — Алексей немного сдвинулся в сторону. — Но как скажете.

Не думаю, что он пошел мне навстречу, видимо просто у него была своя шкала оценки агрессивности среды, и странноватый Ерема, одетый в честь зимы в дубленку ‘а-ля 80-е’ скорее всего просто не вызвал у него опасений.

— Я собственно, решился вас отвлечь от воскресного отдыха буквально на минуту — витиевато, как всегда сообщил мне Ерема. Интересно, а откуда он узнал, что я буду здесь?

— Слушаю вас — мне, если честно, был неприятен этот человек. Наша последняя встреча осталась у меня в памяти как нечто противное, опять же промок я тогда сильно, но и посылать его в дальнюю дорогу по достопамятным местам я тоже не стал. Послушать можно даже того, кого недолюбливаешь, а ну, как полезное что-то узнаешь?

— Насколько нам стало известно — начал излагать свою мысль Ерема. — С вами недавно случилась некая неприятная история, вы были избиты. Так вот, заявляю со всей прямотой — не я, ни мое руководство не имеют к этому никакого отношения.

— Да я на вас и не думал — пожав плечами, соврал ему я. — Это шпана какая-то была.

— Думаю, что вы заблуждаетесь. — Ерема помахал пальцем. — Это была не шпана, далеко не шпана. На вас открыта охота, и чем быстрее вы это поймете, тем лучше. Ваши хозяева это уже поняли, поэтому рядом с вами этот человек. Настоятельно рекомендую вам отнестись к этому серьезно.

— А кто открыл охоту? — спросил я у него.

— Пока не знаю — уж не знаю, врал этот святоша или нет, но глаза у него были честные-честные. — Но те, кто меня послал, наказали мне передать вам следующее — если нам станет известно, кто это, мы дадим об этом знать. Это будет сделано как залог наших добрых отношений.

— Я ценю это — с достоинством произнес я.

— Ну, не буду занимать ваше время. Был рад встрече — и Ерема удалился, через несколько секунд скрывшись в толпе покупателей, роем носящихся по торговому центру.

Вика закупилась по полной. Она купила подарки всем, кому только можно — редакционным (даже Шелестовой), родителям с обеих сторон, куче подруг в Касимове, имена которых я даже не пытался запомнить, ну, и, понятное дело, сестрице своей. Причем, она к выбору подарка Эльвире пыталась привлечь и меня, но я мотнул головой в сторону магазина ‘Интим’ и предложил купить ей там то, чего ей не хватает, в связи с чем она и имеет такой паскудный характер, причем выбрать подлиннее и покрепче, можно даже черного цвета, получил в ответ привычное ‘Дурак’ и был отстранен от дальнейшего участия в шоппинге, что меня совершенно не расстроило.

Как ни странно, мы управились за несколько часов. Сумки были убраны в багажник (Алексей даже не двинулся с места, чтобы нам помочь) и я сказал Вике:

— А знаешь, что тебе сейчас не помешает, а?

— Горячая ванна — утомленно ответила моя подруга.

— Не-а — я радостно заулыбался. — Пара вкусных пирожных и кофе с бенедектином!

— В ‘Радеон’ надо заехать? — Вика сделала жалобную мордашку. — Да ну, поехали лучше домой!

— Надо — я перестал изображать радость. — Нет, правда надо.

Вика завздыхала, и я сказал Алексею, сидящему впереди:

— Может, пусть она домой на машине едет, а мы с вами…

— Мы можем поймать мадам такси — холодно ответил Алексей. — Или отвезти ее домой, а после поехать туда, куда вам надо. Это машина предназначена только для вас.

— Поехали в ‘Радеон’ — в голосе Вики тоже не было тепла, телохранитель явно потерял свое золотое место в ее сердце. Я же наоборот, начал проникаться к нему всё большим уважением — все знают, что ночная кукушка, она всегда голосиста и злопамятна. Несмотря на это он вообще не заморачивается такими вещами и упорно гнет свою линию. Прямо молодец.

— И вот еще. — Алексей говорил со мной, даже не поворачиваясь — Вы не указали этот пункт посещения среди тех, что перечислили в квартире. Это недопустимо.

— Я понял свою ошибку — заверил я его. — Исправлюсь.

Вика фыркнула, но промолчала.

Дарьи на ресепшен сегодня не было, что меня очень порадовало. Во-первых, не известно, что эта рыжая бестия могла бы выкинуть, увидев Вику, во-вторых меня смущало то, что как только я ее увижу, так она у меня из головы потом неделю не выходит. А это не есть хорошо, не до нее мне сейчас.

— Добрый день, девушки — поздоровался я с барышнями в косыночках. — Мне бы спутницу мою в кафетерий забросить, кофейку попить.

— Мне очень жаль, но сегодня воскресенье — извинилась одна из девушек. — Закрыт он по воскресеньям.

Вика поджала губы, это был верный знак того, что она очень сердита.

— Ну вот, по твоей милости я еще и голодной останусь — бросила она мне. — Иди уж, не тяни время. Я тут, в уголке посижу.

— Можно пойти в нашу столовую — предложила девушка. — У нас есть отличная столовая для персонала. Там, конечно, поскромнее чем…

— В столовую! — Вика засмеялась. — Самое то.

Девушка замолчала и немного покраснела. Вот тут меня взяло за живое.

— А ты не слишком зазвездилась, а? — негромко сказал я Вике, прихватив ее за локоток и отведя от ресепшн в сторону. — То есть еще полгода назад фаст-фуд и ‘Му-Му’ это было нормально, а теперь туда сходить — это западло, там кофе не той марки. Мне сейчас за тебя было очень стыдно. Очень.

Я отпустил локоть Вики и спросил Алексея:

— Вы со мной?

— Нет — лаконично ответил телохранитель. — Там с вами точно ничего не произойдет. Но когда будете выходить — наберите меня.

— Хорошо — пообещал я и пошел к лифту, жестом остановив девушку, которая нацелилась пойти за мной.

Елизы в приемной не было, видимо она соблюдала Трудовой кодекс и по воскресеньям не работала, в кабинете же у Зимина было тихо. Я потоптался у двери, поскребся в нее и, приоткрыв дверь, просунул в кабинет голову.

Там все было как всегда — всё те же, все там же. Зимин сидел за своим столом, уставившись на карту Раттермарка, все так же восхищавшую меня, Валяев сидел на кресле, положив ногу на ногу, Азов устроился на диване. При этом все трое напоминали группу мышей, надувшихся на крупу — явно злые и друг на друга не смотрят.

— А, вот вам и свидетель — Зимин заметил меня — Ну, заходи, очевидец, расскажи, что там было на самом деле.

— Здрасьте — я вошел в кабинет — Это, я так понимаю, вы о Кадрансе?

— О нем, о родном. — Зимин нехорошо дернул глазом. — Вот, наш главный идеолог не верит в то, что там что-то из ряда вон выходящее было. Он, видите ли, никакой информации об этом не имеет, его люди тоже. От города остались одни головешки, куча игроков недовольна, в претензионном отделе с жалобами разбираются — и этого ему все равно мало.

— Это как так? — не понял я. — Никит, там вчера такая мясорубка была, что мама моя.

— Да слушай ты его. — Валяев махнул рукой. — Знаю я, что была, и частично записи даже раздобыли уже, пришлось по учеткам пошариться, несколько человек кое-что записали. Ты-то сам чего не сообразил запечатлеть все, что там видел?

— Не знаю — мне и вправду не пришло в голову все происходящее увековечить. Хреновый я журналист, даже инстинкты не сработали, эдак с этой игрой вообще деградирую скоро. — Там все так быстро было, неожиданно.

— Да ты на него свои ошибки не перекладывай — взвился Зимин. — Как можно было прозевать подобное событие? Как?

— Макс, ты знаешь как — видимо снова начался давно идущий спор. — Я не знаю алгоритма этого квеста, не знаю, можешь ты это понять! Не я его писал, и не мои люди, а значит, мы пока не знаем его логики и развития. Единственный же, кто это знал, потому что сам все это придумал, уже никому ничего не расскажет. И это тоже не моя вина.

— Мне приказали — я сделал. — Спокойно заметил Азов. — И вы знаете, откуда исходил приказ.

О как. Похоже, тут форс-мажор. Тогда кое-что становится понятным.

— Давайте я расскажу о том, что я видел — примирительно предложил разбушевавшимся функционерам я. — А там решим, что дальше делать.

Мое предложение было принято и я подробно, со всеми деталями поведал о своих похождениях в Кадрасе, напирая на то, что все происходящее и вправду выглядело странно.

Меня слушали внимательно, не перебивая, с какого-то момента Валяев и Зимин начали переглядываться.

— Значит, ник игрока ты не увидел? — уточнил после окончания моего рассказа Зимин.

— А то ты его не знаешь — с легкой язвительностью сказал ему Валяев. — Меня другое поражает. — Лорды Смерти. Мы же их даже не рассматривали как НПС, это как же он их прописал? Они существовали только в истории материка.

— Вот, прописал — Зимин вернул полученную плюху другу. — И теперь все, они уже есть, как минимум две штуки.

— Слушайте, если это не секрет — что происходит? — Решил уточнить свои догадки я. — А?

— Да ладно тебе прибедняться — досталось от Зимина и мне. — Все ты понял, ну или почти все. То, что ты видел — это часть мегаквеста, сравнимого с тем, который выполняешь ты.

— И я не удивлюсь, если еще с ним и связанного — перебил его Валяев.

— Да — согласился с ним Зимин. — Памятный тебе, но уже покойный Ставрос (тут Зимин меня удивил. Никогда не слышал, чтобы он матерился, но тут он сплел такую тираду — заслушаешься) прописал в систему квест, прописал по тому же принципу,что и твой — тронь его и все развалится, не соберешь. Причем, гад такой, ловко как это сделал, по принципу точки невозврата. До поры, до времени всё выглядело как штатный квест, самый обычный, а после проведения ритуала — кранты, его не остановить, пока он не будет выполнен.

— Что за квест-то? — я и впрямь не понимал о чем речь.

— Ты дурак? — повертел пальцем у виска Валяев. — Квест Великого Дракона.

Оглавление