Глава двадцать восьмая. о том, что в любом деле всегда есть какая-то лазейка

— Да ладно — я засмеялся. — Это же сказка для детей младшего и среднего школьного возраста. Больше скажу — я ее тоже рассказывал, ну, вы в курсе.

— Слушай, вот нам всем больше тут делать нечего, только тебе байки травить. — Зимин явно не был настроен шутить — Сказано тебе — квест активирован. Эта гнида, чтоб ему воды на сковородку кто-нибудь сейчас плеснул, залил в систему возможность принятия этого задания, игрок его получил, причем не сомневаюсь, что ему подсказали, как это сделать, и сейчас вовсю его выполняет. Результаты ты сам видел в Кадрансе.

— То есть в Раттермарке появился полноправный Темный Властелин? — уточнил я.

— Пока не полноправный. — Валяев достал из кармана смятую пачку сигарет и пожаловался мне. — До чего довели, я сто лет уже не курил.

— А что ему надо сделать для полноправия? — гнул свою линию я.

— Не знаем — развел руками злой Зимин. — Не знаем мы! Не мы квест писали, мы можем только гадать. Хрень какая выходит, а? Мы создатели игры, мы ее придумали и реализовали, мы можем вознести наверх или наоборот втоптать в болото любого игрока и при этом мы сами не знаем, что в ней происходит и не можем повлиять на развитие ситуации. Как же это бесит!

Зимин вскочил с кресла и несколько раз пнул стену. Если честно, мне стало страшновато — я никогда не видел его в таком состоянии.

— Но игрока то вы знаете? — осторожно спросил я Валяева — Может его пригласить сюда, поговорить с ним?

— Ыыыыы! — Зимин еще несколько раз ударил стену ногой.

— Нет — подал голос с дивана Азов.

— Нет — не знаете или нет — не можем? — уточнил я.

— И то, и другое — безопасник был внешне спокоен.

— Н-да — я почесал затылок. Ну надо же, я-то считал их всесильными.

— У нас есть только предположения — продолжил Азов. — Но не более того. Сам игрок закрыт системой, закрыт надежно, как щитом. Мальчишки Кита уже третью неделю пытаются обойти коды покойного Стаса, но все никак. Нет исходников, а без них — никак не подобраться к нему, не разрушив систему полностью. Не отследить нам его.

— А как-то по другому? Есть же, наверное, другие способы? — а, так в жизни этого парня, похоже, что богом поцелованного, но не оценившего выданного ему таланта, звали Стасом.

Азов только хмыкнул.

— А чем чревато вообще это все? — помолчав, спросил я. — Ну, какой вред может быть игре и корпорации?

— В том-то и дело — Зимин немного успокоился и сел за стол. — Мы и этого не знаем. Аналитики выдали двенадцать разных вариантов развития ситуации. Девять нейтральных, один позитивный и два негативных.

— Соотношение десять к двум? — я удивился. — А чего вы тогда так волнуетесь? Статистика более чем нормальная.

— Киф, друг ты мой дорогой — Зимин нахмурился. — Пойми одну простую вещь — если ты хотя бы на два процента не контролируешь свое дело, это означает, что за тебя это делает кто-то другой, и ты никогда не будешь знать, чем эта мизерная доля небрежности обернется для тебя в будущем. А самое главное — это больше не только твое дело, но еще и чье-то, и есть вероятность того, что в один далеко не прекрасный для тебя день, этот ‘кто-то’ придет в твой офис, вышвырнет тебя из твоего кабинета и сам сядет за твой стол, потому что теперь он стал хозяином. И все это произойдет только потому, что ты когда-то отдал ему крохотную часть своей власти. Ты понял, о чем я говорю?

— Ну, более-менее — ответил ему я. — Хорошо, есть другие методы. Пошлите в игре специально обученных людей, пусть они этому ‘некто’ козью морду устроят и делают это применив знак ‘бесконечность’. У вас же есть прокачанные товарищи?

— Есть — Валяев достал еще одну сигарету. — Одно только плохо — этот Темный Властелин окопался на том берегу Крисны, в глубине Заброшенных земель и туда надо не группы посылать, а полноценные рейды. Где я тебе столько людей найду?

— Ивент объявите — немедленно предложил я. — Игроки туда сами повалят, а ваши с ними пойдут. Ну и в нужный момент…

— Ну, убьют они его один раз, даже два, велик урон — устало сказал Валяев. — И то при условиях, что он там будет и что рейд туда вообще дойдет. Я так понимаю, что он там не все время сидит.

— Ну, я тогда не знаю — наморщил я лоб — Закройте локацию на профилактику и уморите там все его воинство, путем архивации.

— А кого тогда будут игроки убивать? — желчно спросил Валяев. — Монстры у него не личные, персональные, а прибившиеся к нему из вполне себе полноценных локаций и в них после военных действий возвращающиеся.

— Бред какой-то — сказал я на все это. — Как?

— Через порталы — Валяев затушил сигарету. — Прикинь? Он их домой отправляет. Да и левый берег так просто не закроешь — на нем квесты завязаны и много чего другого.

— А если Лордов Смерти того? — выдал я на-гора очередную идею.

— Да что эти Лорды — отмахнулся от меня Валяев.

Я замолчал, решив, что если их мои идеи не устраивают, пусть свои генерируют. Но вообще осознание того, что ‘Радеон’, такой огромный и такой всемогущий не в состоянии решить пустяковую вроде проблему, меня немного ошарашило. Я за последнее время искренне уверовал в то, что для этих небожителей нет невозможного и сам факт того, что это не так, принуждал меня к пересмотру ценностей.

— Ладно, мы так и не решили самый главный вопрос — негромко произнес Азов. — Кто будет об этом всем докладывать Старику?

Аааа. Вот в чем причина гнева Зимина и почему Валяев курить снова начал. Они еще не поставили в известность своего хозяина. Да, это вам не коньяк глушить, эта штука будет посильнее, чем ‘Фауст’ Гете. Я точно не пойду, пусть лучше сами здесь убьют.

— Нам нечего ему сказать — глухо произнес Зимин. — Он спросит, что мы сделали, а нам нечего ему сказать. Мы не сделали ничего.

— Может, все-таки остановим сервера? — Валяев потер шею. — Профилактика, то, се…

— И что это даст? — угрюмо поинтересовался у него Зимин. — Мы это уже обсудили, это плевок в никуда. Илья Павлович, ты точно не сможешь найти этого человека?

— Как? — Азов поворочался на диване — Нет айпишника — нет ниточки. Я и так всю Москву перевернул. Но помимо нее есть еще целая Россия, на это даже моей власти не хватит.

— И связок ни у кого нет, на этого Темного не замкнут ни один квест — уныло сказал Валяев.

— Почему не замкнут? — удивился я — Я делаю смежный с ним квест. Ну, скорее всего смежный.

— Не понял — Валяев уставился на меня — Какой квест? Что значит ‘смежный’?

Я в двух словах описал задание, которое мне выдали в ордене Плачущей богини.

— Вот тебе и раз — потер руки Зимин — Валяев, ты что-нибудь понимаешь?

— Сразу две вещи — отозвался Валяев, подходя к нему и показав жестом, чтобы тот сваливал с кресла. — То, что Стас был большой хитрец, он оставил для себя лазейку, которая позволила бы ему, если что, хоть как-то реабилитироваться и тем отсрочить свою смерть — это раз. И то, что наш юный друг в очередной раз доказал свою полезность — это, стало быть, два. Макс, введи пароль.

Зимин набрал пароль и Валяев принялся шустро топтать клавиши пальцами.

— А я-то думал, что вы за мной в оба глаза следите — с некоторым удивлением сказал я — Бдите, так сказать.

— Как-то не до тебя было в последнее время — объяснил мне Валяев, таращась в монитор — Нет, за тобой присматривают мои идиоты, но вот видишь — толку-то от них.

— Да ладно тебе — подал голос Азов. — Они и не знают ничего о происходящем. Квест и квест.

— Они связаны — Валяев что-то читал на мониторе. — Голову на отсечение даю.

— Мы сможем что-то узнать? — немедленно спросил Зимин.

— О том, как добраться до игрока? Ничего — категорично заявил Валяев. — Но если наш друг закончит цепочку, то, возможно, до него доберется он, а через него и мы.

— Вот странная судьба — Азов засмеялся. — Как все переплетается, а?

— Как полегчало-то — Зимин выдохнул. — Нам есть, что дать Старику. А при условии, что мы это подадим с умом, то для нас все может закончиться довольно благополучно. Крупное игровое событие, что еще?

— Масштабный квест, который приведет к битве, которую будет не стыдно использовать для рекламы — подхватил Валяев. — Проверка уязвимости системы, опять же.

— Поиск того, кто все это санкционировал — подал голос Азов. — Этот игрок сам, один, не смог бы сделать такое. Не верю я в это.

— Так покойный Стас… — начал было Зимин, но Азов перебил его:

— Ты сам все прекрасно понимаешь. Стас был программист, но не более. Нет, тут кто-то другой, хитрый, умный, просчитывающий ходы. И Стаса поймали не мы, этот кто-то его нам сдал, после того как тот выработал ресурс и стал опасен. Просто и банально сдал. И я еще тогда говорил Старику, что надо его не убирать, а пасти, но кто меня слушает?

— А Ядвига? — спросил Зимин.

— Дура она истеричная и не более — отрезал Азов. — Хотя, конечно, и красивая.

— Польки все красивые — со знанием дела сказал Валяев. — И все истеричные. Да, наиболее разумный вариант — пройти квест до конца. А там, глядишь, и до цели доберемся.

— Так может дорожку нашему другу расстелим? — спросил Зимин. — Режим наибольшего благоприятствования? Уровней добавим, то-се?

— Шиш — Валяев показал ему дулю. — Квест на возвращение Богов никто не отменял, и потом — ты прогарантируешь, что Стас, который, кстати, и реализовывал все ограничения на выполнение задания, не воткнул сюда подобное? Я — нет.

— Получим игрока — получим часть ответов — уверенно сказал Азов. — Это я гарантирую. Ты, дружок, самое главное доберись до него.

— Я его видел, я же говорил — посмотрел я на Азова. — Но далеко было…

— Есть мнение, что это твой старый приятель — Странник — негромко сказал Зимин. — Мы думаем, что это он, есть для этого предпосылки.

Ну да, Странник. Вот на кого был похож тот тип на площади. Я же говорил, что напомнил он мне кого-то.

— Это только версия — еще раз сказал Зимин. — Но версия — это лучше чем ничего.

Меня еще трепали по плечу, говорили, что я молодец, пообещали бонус к Новому году, много раз повторили, что теперь вектор целей сменился и в первую очередь мне надо копать квест ордена, совершенно не слушая мои возражения, основанные на том, что у меня в игре уже давно сложилась ситуация, в которой клизма сама ищет пациента, и в конце концов выставили из кабинета. Все что я еще успел сделать, так это получить ответ на мой вопрос о том, почему на игрока не упали штрафы за убийства. Все-таки игра считывала только личную агрессию, подстрекательство в зачет не шло — сказал мне Валяев перед тем, как вытолкнуть меня из кабинета.

Я так понял, что мои работодатели засели вырабатывать план для доклада Старику и не собирались посвящать меня во все детали. Ну и ладно, не очень-то и хотели. Меньше знаешь — дольше живешь. В любом случае я теперь точно мог не бояться гнева своих хозяев — я им теперь еще сильнее стал нужен.

А вообще, все это странно — думал я уже в машине. Как-то довольно дико смотрится ситуация, в которой человек не может что-то изменить в игре. При любых раскладах это только набор чисел и знаков, это же не разумное существо? Темнят чего-то хозяева. Ну и леший с ними, мое дело играть, за это мне денежки и платят, тем более, что те мелочи которые я знаю уже создали мне столько проблем. А если я побольше узнаю? Нафиг, нафиг…

Что примечательно, безумие прошедшей недели с ней закончилось. Понедельник и вторник не отметились ничем интересным. Я посетил редакцию, убедившись в том, что есть на свете места, в которых ничего не меняется. Если честно, я прямо порадовался — какая-никакая, а стабильность. Отдельным удовольствием было почитать интервью с самим собой, в бесподобном изложении мадмуазель Прыщ. Оно начиналось со слов ‘Этот невозмутимый горец был свиреп и брутален’. Елки-палки, хоть раз в жизни меня назвали брутальным. Расту в глазах женщин, приятно.

Заодно я выяснил, откуда растут ноги у этой инициативы. Точнее, я понял, что никто толком не знает, кто отдал команду таскаться по игре и опрашивать народ. Вике позвонили из ‘Радеона’ и дали телефон программиста, который создаст для редколлегии персонажи, потом каждому домой приперли по нейрованне, суровые же грузчики вообще ничего не объясняли, кроме того, как ей пользоваться. Еще они объяснили Таше, что жить на восьмом этаже в доме без лифта — это преступно, что, впрочем, совершенно не тронуло маленькую и суровую девушку.

Азов, которому я все это рассказал, со своей стороны тоже никаких следов не нашел, ну, или мне сказал, что не нашел. Кто-то пришел, что-то сказал, никого это не удивило, поскольку дело вообщем-то обычное — таких персонажей создают если и не пачками, то уж точно нередко. Приказ, без которого не обошлось (нейрованны, как не крути, это материальные ценности), был подписан Валяевым, который в свою очередь тоже ничего не знал, но ни капли не удивился, прочтя его. Он нашел разумным предлагаемое в нем, и потому подписал, а кто его ему принес — это он не знал. Принесли его в папке, в которую сотрудники складывали бумаги на подпись и оставляли у Елизы. Так я и не понял, кому же это было надо, но теперь и какая разница? Тем более, что дело-то хорошее.

В игре тоже все было спокойно. — Лейн бегал по кланам, причем результативно — четыре клана вписались за нас, пусть и мелкие, но с бору по сосенке. Да и сам клан помаленьку рос. — Кролина отсеивала народ пачками, но единицы попадали ко мне. За два дня я принял в наши ряды пять человек, причем среди них была девушка-хилер с звучным именем Фрейя, что не могло не радовать. Нас становилось все больше, и я начинал подумывать о том, что если мы умудримся не загнуться в противостоянии с Мак-Праттами, то надо будет срочно отжимать замок Лейна, маловат скоро будет для нас этот поселок городского типа. А вот замок — в самый раз. Большой, комфортный, и с воротами, а не с околицей. С гармошкой вечером там ходить хорошо, а вот оборону держать не очень.

В общем, я немного приходил в себя, умудрился даже выспаться, в среду с утра сгонял в ‘Радеон’ к Азову, осмотрел арсенал, подготовленный им, с удовольствием пощелкал курком маузера, дождался свою приятельницу Наташку из ТЮЗа, которая приволокла на служебной машине, подогнанной к черному ходу, чтобы никто ее не видел, целый ворох одежды — папахи, галифе, разнообразные кителя, кожанки, бушлаты и бескозырки.

— Круто — осмотрел я себя в зеркале, одев свой костюм. — Мне нравится.

Я поправил маузер, висящий у меня на боку в желтой кобуре, которая реально крепилась к рукояти, превращая пистолет в небольшое ружье. Я до этого маузеры только в кино видел.

— Есть сходство — согласился со мной Азов, тоже переодевшийся в свой костюм. — И рост такой же, и глаз искрит.

Ну вот, с балом дело решено — точно не опозоримся.

— Старик тебя похвалил — неожиданно сообщил мне Азов. — Полагаю, что на балу он с тобой захочет поговорить.

— Он там будет? — повернулся к нему я.

— А как же — Азов засунул за пояс гранату, похожую на бутылку. — Так лучше, да?

— Натурально лучше — подтвердил я. — Надо же, сам будет.

— Да не волнуйся, все будет нормально — успокоил меня Азов. — Я тебе когда-нибудь врал?

— Наверное, нет — неуверенно сказал я, чем вызвал хохот Азова.

В селении все было тихо и спокойно. Северяне рассосались по незамужним селянкам, получая удовольствие от комфортного быта и вылезая на улицу только для смены караулов, рыцари построили себе не только караулку, но и небольшой домик, сокланы качались в локациях дружественных нам (а точнее Кролине) кланов, по очереди передавая друг другу Трень-Брень, которую они уже сочли проклятием нашего клана, но смирились с ее наличием, поскольку хитроумная девица пустила слух, что она и в самом деле моя дочь, в рельной жизни. Ветераны клана знали, в чем дело, но не лезли в эту тему, зная шкодливый характер феи — кто знает, что ей придет в голову?

А еще я увидел брата Юра, который ходил по селению в сопровождении своих бухгалтеров, с интересом и внимательно осматривая окрестности.

— Добрый вам день, брат Юр — подошел я к гостю.

— З-здравствуйте — кивнул мне казначей ордена. — Н-ну что, неплохо ус-строились, м-миленько тут, эдакая п-пастораль.

— Ну, что есть пока — развел я руками. — У других и такого нет.

— И х-хорошо, что с малого нач-чинаете — брат Юр наставительно поднял указательный палец вверх. — Кто н-не знал малого, тот н-не отценит б-большого. С-смирение и ум-мереность — вот п-путь к истинному в-величию. Кстати о в-величии — где мы можем пог-говорить?

— Да везде — ответил я.

— О д-делах надо говорить только в сп-пециально предназначенных для этого п-помещениях, на улице серьезные р-разговоры ведут только крайн-не безответственные и нед-далекие люди. Но мы же не т-такие?

Спорный вопрос. Я вот такой, судя по всему…

Мы прошли в дом, в малую залу, где сидел Кэйл, и что-то вырезал из деревяшки.

— Кэйл, привет — сказал я вскочившему юноше, который, смущаясь, убрал свое творчество за спину — Как твои дела?

— Вот, сегодня здесь дежурю, так мистресс Кролина распорядилась — пробормотал воин. — Ну, на всякий случай.

— А что в-вы такое вырезали? — спросил брат Юр. — Вс-сегда, знаете ли, зав-видовал людям, которые ум-меют что-то делать руками. Не п-покажете?

Смущаясь, Кэйл показал нам фигурку девушки, в которой угадывались черты Кро. А ведь фигурка-то, поди, после достижения состояния готовности какие-нибудь характеристики приобретет и будет очень даже полезной. Скорее всего, она будет предназначена для ношения в сумке, надо будет Кро сказать, пускай она ее у парня отожмет.

— К-крастота какая — причмокнул брат Юр. — У в-вас талант, молодой ч-человек.

— Спасибо — порозовел Кэйл.

— А теперь, юнош-ша, пойдите и найдите младшего маг-гистра фон Рихтера — приказал ему казначей. — П-пусть он подойдет к нам, сюда.

В этом невысоком и седом человеке была невероятная мощь, которая чувствовалась на подсознательном уровне. По крайней мере Кэйл немедленно двинулся к выходу, правда не забыв глянуть на меня. Я утвердительно кивнул, и юноша вышел из залы.

— Итак, н-насколько я понял, в-вы достигли опред-деленного успеха? — брат Юр сел за стол.

— Есть немного — сел я напротив него. — Может, насчет еды распорядиться?

— Я н-не голоден — тактично сказал казначей. — Итак, ваш друг в-все-таки согласился поб-бороться за престол?

— Да с кем тут бороться-то? — я еле сдержал улыбку. — Нет у него соперников, так как тут даже и престола никакого нет. Другой разговор, что здесь, по этой же причине никому и король не нужен.

— Эт-то для т-тех кто сейчас живет к-король в диковинку и н-не нужен — уточнил брат Юр. — Для т-тех, кто сейчас еще л-лежит в колыбели, он будет уже п-привычен, а для их д-детей он б-будет н-нормой жизни. В-все относительно.

— Это все здорово, но как нынешних под короля загнать? — вздохнул я. — Свободолюбивы они.

— К-как обычно — брат Юр с удивлением глянул на меня. — Х-холодным расчетом, л-логичными д-действиями и л-личной удалью, учитывая м-ментальность местного нас-селения. П-продуманной, конечно же, б-безопасной.

— Вашими бы устами…- я отвел глаза.

— Ч-что моими устами? — не понял меня брат Юр.

— Мед пить — продолжил я пословицу. А может, поговорку? Никогда одно от другого не отличал

— Зачем? — брат Юр с подозрением смотрел на меня.

— Вкусно — я начал терять нить разговора.

— В-вы тут со сп-пиртным поосторожнее — сказал брат Юр. — Что-то в-вы заговариваетесь.

— Ладно, мы отвлеклись — решил я вернуться к основной теме — Что до личной удали — будет такая. В пятницу мы тут неподалеку силами с одним местным кланом будем тягаться, там шансов для этого будет море.

— Л-лучше всего, если н-наш будущий к-король вообще не п-полезет в драку — отметил брат Юр. — Ни к чему это.

— Нельзя не лезть — печально сообщил ему я — Традиция такова — вождь всегда идет впереди. Лидер и все такое.

— Н-ну и идите — безмятежно сказал брат Юр — В-вождь — это вы, при ч-чем здесь Лоссарнах?

Ага. А меня не жалко…

— Н-не сочтите меня н-негодяем — брат Юр усмехнулся. — Я уж-же изучил вас, д-даже если там п-полягут все, то в-вы выберетесь, у вас д-девять жизней, как у к-кошки. А у нашего претендента в-всего одна.

— Делим шкуру неубитого медведя — я немного обиделся на казначея. — Сначала надо до поля дойти, а потом там еще и победить.

— Г-главное, чтобы он уц-целел — махнул рукой брат Юр. — П-поверьте мне, что и п-поражение можно п-превратить в побед-ду, т-тут в-важен подход и п-правильный угол з-зрения.

Хитрый, хитрый брат Юр. Мне иногда жутковато с ним иметь дело, такое ощущение, что он меня насквозь видит.

— М-мои люди пойдут с в-вами и если что, подст-трахуют — брат Юр протер столешницу. — У в-вас ленивые с-слуги, с-стол то грязный, неп-порядок.

— Да шут с ним, со столом — махнул я рукой.

— Н-не скажите — казначей покачал головой. — С-сначала грязный ст-тол, п-потом р-расхлябывается дисц-циплина, а п-потом вам во сне п-перережут горло. В-все дело в мелоч-чах.

Я иногда не успеваю за его мыслью. Вот не успеваю — и все. И все время проигрываю ему в словесных дуэлях.

— Итак, п-подведем итоги. — К-король согласен б-быть королем и скоро вы залож-жите первый к-кирпичик в основание ег-го п-престола. Это х-хорошо, это з-значит все идет по пл-лану.

И брат Юр, явно довольный, промурлыкал какую мелодию, в которой я раслышал слова ‘ И все ид-дет по п-плану’.

— И я сд-держал свое с-слово. С-собирайтесь, мы отправляемся в з-замок Атарин, только в-вот с фон Рихерт-том несколькими сл-ловами перекинемся. К-кстати, а где он?

— Да ладно? — обрадовался я — Я чего, я готов. Нищему собраться — только подпоясаться.

Что-то я прямо сыплю сегодня народной мудростью.

— Н-не похожи вы на нищ-щего — неодобрительно сказал брат Юр. — Н-не стоит прибедняться.

В это время в залу заглянул Ромул и оторопел, увидев брата Юра.

— Ба. Р-ромул — заметил его казначей. — А что т-ты здесь делаешь?

— Я, это — Ромул сбледнул с лица, и продолжил бессвязно запинаться. — Так это, я, стало быть…

— Вот, взял этого бедолагу к себе на службу — пояснил я. — Его инквизиторы на улицу выпнули, нет у них теперь вакансии казначея.

— Д-да, мне д-доложили о том, что с-случилось в Кадрансе — кивнул брат Юр. — Об этом мы сейч-час пог-говорим. Что же д-до этого п-прохиндея — п-пожалуй ваше ут-тверждение насчет н-нищенской сумы не л-лишено опред-деленной истины, с т-таким-то казначеем.

— Мастер, ну зачем вы так? — забормотал Ромул, из бледного становясь зеленым.

— В-вот что скаж-жу тебе — веско произнес брат Юр. — С-сир Хейген м-мой друг, п-причем довольно б-близкий, и если с н-ним хоть что-ниб-будь случиться, н-например он потеряет с-свое имущество или к-косточкой в к-компоте под-давится, виноват в люб-бом случае будешь т-ты и искать я б-буду тебя. Вопросы?

— Ни одного — глаза Ромула грозили покинуть глазницы. Я так понимаю, что мои тогдашние угрозы для него были пустым звуком, а вот сейчас его проняло.

Брат Юр махнул рукой и Ромула как ветром сдуло. По дороге он, похоже, налетел на фон Рихерта, по крайней мере мы услышали отчетливый звук столкновения головы с железом.

Гунтер вошел в залу с крайне удивленным видом.

— Что вы с этим маленьким человечком тут сделали? — спросил он у нас. — Он так несся, что головой мне доспех помял. Здравствуйте брат Юр, здравствуй Хейген.

— Добрый д-день, младший маг-гистр — суховато сказал брат Юр, игнорируя его вопрос. — Вы с-слышали о рез-зне в Кадрансе?

— Что там слышал — Гунтер нахмурился. — Мы были там — я, Хейген и один из ваших людей. Неужто они уже вам не доложили об этом, и о том, что Хейген привел сюда остатки коллегии инквизиции?

— За что не люб-блю рыцарей, т-так это за их прямол-линейность — излил мне душу брат Юр. — К-конечно доложили. В этой св-вязи я вас и приглас-сил сюда. Совет орд-дена приказывает вам об-беспечить охрану м-месира Флоренса и его люд-дей.

Чего их охранять-то? Мне деревню уже расширять надо, туда пачками начали прибывать инквизиторы, их количество уже привысило полсотни, и это, похоже, было только начало. Мало того — туда начали таскаться игроки, у которых были квесты, выданные коллегией и вот это мне активно не нравилось. Как бы они мне туда Лордов Смерти на хвосте не притащили, особенно если учесть тот факт, что информация об этом уже попала на форум. Полбеды, если они только инквизиторов перережут, но они же и моих подданных на ноль помножат.

Но это были только мои мысли, фон Рихерт покорно кивнул, принимая приказ.

— Но тогда мне надо еще людей — заявил он. — У меня есть потери в личном составе.

— Завтра с-сюда приб-будет десяток под к-командованием дю Ленга — сообщил ему брат Юр. — В-вы оставите его в с-селении, а сами отп-правитесь к м-месиру Мартину.

— Позвольте мне отправить туда дю Ленга — немедленно сказал Гунтер. — Дела требуют моего присутствия здесь.

— Л-ладно — брат Юр наверняка где-то в уме поставил засечку о том, что он помог младшему магистру. — Я д-договорюсь с советом. Н-но ответствен-ность за сохран-ность жизни м-мессира М-мартина останется на вас.

— Еще распоряжения? — Гунтер посмотрел на казначея, как бы говоря о том, что он прекрасно это понимает.

— Д-да нет — брат Юр встал из-за стола. — М-мы с сиром Хейг-геном сейчас отб-будем, т-так что м-можете быть свободны.

— Ну что, пошли? — я достал свиток портала и протянул брату Юру.

— П-прямо вот т-так? — удивился брат Юр — А п-подарок?

— Вам? — не понял его я.

— М-можно и мне — не стал отказываться казначей. — Но л-лучше Хас-ссану. Эт-то Восток, мы идем в его д-дом, и п-прийти туда с пустыми р-руками — это д-дурной тон. Ему от нас ничег-го не надо, а вот нам от нег-го…

Я понял свою ошибку и залез в сумку. Ничего приличного. Я постоял еще полминуты, а после мне пришла в голову неплохая мысль.

— Эбигайл! — заорал я и вышел из залы — Сестрица, ты где?

— Чего тебе? — раздалось со второго этажа. — Чего орешь?

Наши отношения более-менее наладились, она даже сошла со мной на ‘ты’. Правда, у меня есть подозрения в том, что дело тут не в ее расположении ко мне, а в том, что она терпеливо ждет моего свидания с палачом.

— Эби, у нас есть еще один клановый плащ? — спросил я у нее. — С гербом и желательно новый.

— Новый ему — проворчала Эбигайл, но через пару минут принесла мне симпатичный золотистый плащ, на вид вроде новенький.

Я на ходу изучил его — обычный репутационный предмет, с парой характеристик, да еще и на сороковой уровень. Надо будет всем нашим такие раздать, людям приятно будет.

— Н-неплохая вещь — одобрил брат Юр. — К-красивый и практичный. Хас-ссану понравится.

Он взял у меня свиток и мы шагнули в портал.

Оглавление